Азбука веры Православная библиотека профессор Митрофан Филиппович Ястребов Высокопреосвященный Иннокентий (Борисов), как профессор богословия Киевской духовной Академии


профессор Митрофан Филиппович Ястребов

Высокопреосвященный Иннокентий (Борисов), как профессор богословия Киевской духовной Академии

Содержание

I. Конспект по общему введению в богословие II. Конспект по догматическому богословию III. Конспект по нравственному богословию  

 

Среди многих даровитых молодых людей, принятых в состав первого курса преобразованной в 1819 году Киевской духовной Академии, Иван Алексеевич Борисов, впоследствии высокопреосвященный Иннокентий, бесспорно был выдающеюся величиною. Эминентом, надобно думать, он считался еще в семинарии; по крайней мере, из шести прибывших и поступивших в состав первого курса Киевской духовной Академии Орловских семинарских воспитанников только у него одного в семинарском аттестате имеется отметка: «исправлял должность лектора греческого языка (рачительно)»1. Списка, составленного после приемного экзамена поступивших в состав первого курса семинарских воспитанников, в архиве Киевской духовной Академии не имеется, но в архивных делах встречается нечто в роде составленного после этих экзаменов академическим правлением акта, 2 пункта которого гласит: «из сих (экзаменовавшихся) студентов Иоакима Лелявскаго, Якова Осиповскаго, Ивано Борсова, Николая Страхова и Афанасия Лотоцкаго, как оказавшихся особенно надежными, сделать старшими» и проч.2 Можно думать, что в указанном здесь порядке этими пятью студентами и начинался список принятых в состав первого академического курса семинарских воспитанников, составленный после их приемных экзаменов. Но уже в общем разрядном списке, составленном после полугодичного экзамена в декабре 1819 г., Борисов занимает первое место3; на первом месте он стоит в общем разрядном списке, составленном за младший курс после июньских экзаменов 1821 года4; первое же место, наконец, занимает он и в общем разрядном списке, составленном после выпускных экзаменов 1823 года5. В аттестате Борисова за четырехгодичный академический курс стоит ни у кого потом не встречающаяся отметка: способностей «особенных»; успехов в науках богословских и философских, церковном красноречии и языках еврейском, греческом и французском «отличных пред всеми»6.

Казалось бы, в то время, когда настояла нужда пополнить состав профессорской корпорации новыми силами, Академия должна была прежде всего удержать Борисова дома, но, оставив у себя бакалаврами менее даровитых Ставрова, двух братьев Грузиных, Михайлова, Орлова и Граникова, самою крупною и дорогою своею жемчужиной она поступилась для других. Может быть, во внимание именно к своим блестящим дарованиям, для которых нужен был более широкий, чем провинциальный, горизонт, Борисов, по окончании курса, получил 17 сентября 1823 г. почетное назначение на должность инспектора С.-Петербургской духовной семинарии7, откуда с небольшим через год, 13 декабря 1824 г., был перемещен инспектором и бакалавром в С.-Петербургскую Академию8. В родную Академию он возвратился 15 ноября 1830 г.9, в сан архимандрита и со степенью доктора богословия10, на пост ректора и профессора богословских наук, на котором и оставался по 10 октября 1839 года.

За время с 15 ноября 1830 г. по октябрь 1839 г. в Киевской духовной Академии закончился последний учебный год (18 30/31) V курса (1827–1831 г.) и совершился полный кругооборот VI (1829–1833 г.), VII (1831–1835 г.), VIII (1833–1837 г.) и IX (1835–1839 г.) курсов.

По прибытии своем из Петербурга ректором Киевской Академии, Иннокентий застал студентов V курса выслушавшими в течении предшествовавшего учебного года (1829/30) половину системы догматики от бывшего ректора Смарагда11, а потому в представленном к выпускным экзаменам этого курса конспект Иннокентия, обнимающем собою всю систему догматики12, должны быть признаны прочитанными самим Иннокентием вторая и третья части догматики (pars secunda, soteriologiam, sive doctrinam de restitution generis humani per Christum proponens; pars tertia, dicasteologiam continens).

Шестому курсу (1831–1833 г.) Иннокентий читал, в течении первой половины 1831/32 учебного года, введение в круг богословских наук, как это видно из конспекта, представленного за его подписью к декабрьским экзаменам 1831 года13, а во вторую половину этого года и следующий 1832/33 учебный год полную систему догматики, как это показывает конспект, представленный за его подписью к выпускным экзаменам курса, в июне 1833 г.14

Седьмой курс (1833–1835 г.) слушал у Иннокентия, в течении первой половины 1833/34 учебного года, введение в круг богословских наук, как это видно из представленного за подписью Иннокентия к декабрьским экзаменам 1833 года конспекта15, а во вторую половину этого года и следующий 1834/35 учебный год – нравственное или по тогдашней номенклатуре, деятельное богословие (theologia practica), как это показывает конспект, представленный за подписью Иннокентия к выпускным экзаменам седьмого курса, в июне 1835 года16. Догматическое же богословие этому курсу читано было бакалавром богословских наук, иеромонахом Мелитоном17.

Наконец, восьмому курсу (1835–1837 г.) Иннокентий, по-видимому, не читал ничего. Между конспектами, представленными к декабрьским экзаменам 1835 г., конспекта за подписью Иннокентия не оказывается18. Между прочим, в числе представленных к этим экзаменам конспектов встречается, за подписью «extraordinarius professor, hieromonachus Antonius» (Шокотов), conspectus praelectionum theologicarum, studiosis K.E. Academiae anni 1835\36 spatio dimidu primi traditarum, который, (под рубриками: I. Ex prolegomenis in universam theologiam, II. Ex doctrina de religion in genere, III. Ex doctrina de religion christiana), обнимает собою материал, составлявший тогда содержание введения в круг богословских наук; отсюда нужно заключать, что даже введение в круг богословских наук восьмому курсу читано было не самим Иннокентием. Не встречается за его подписью ни одного конспекта и в числе представленных к июньским экзаменам 1836 года19; да и самого Иннокентия тогда в Киеве не было. За месяц до этих экзаменов, от 16 мая 1836 г., ему разрешен был двухмесячный отпуск для поправления здоровья, под видом командировки для обозрения духовных училищ Киевской епархии и семинарий Волынской, Кишиневской и Воронежской20. Даже и декабрьские экзамены 1836 года производились без него, и составленные к этим экзаменам конспекты и списки, как конспекты и списки и к прошлым июньским экзаменам, академические наставники представляли ректору семинарии Иеремии21, который на время отсутствия Иннокентия назначен был «правящим должность ректора Академии»22. Сам Иннокентий, по-видимому, оставался еще в Петербурге, куда он, предписанием Комиссии Духовных Училищ от 12 октября 1836 г. за №4023, был вызван «для наречения и посвящения в епископский сан»23. Не встречается, наконец, за подписью Иннокентия, конспекта и в числе представленных к выпускным экзаменам восьмого курса24. Ставши епископом, он не читал уже постоянных и регулярных лекций, а, как гласит предание, только изредка являлся в аудиторию и прочитывал по выбору отдельные трактаты из какой-нибудь богословской науки25. Заместителем его по богословской кафедре (еще, впрочем, с начала 1836 г.) является Димитрий (Муретов)26.

Таким образом, в бытность свою профессором Киевской духовной Академии, Иннокентий читал введение в круг богословских наук, догматическое и нравственное богословие.

По всем этим трем наукам сохранились подлинные, или самим Иннокентием написанные, или только им заподписанные, конспекты, могущие служить для нас показателями широты того горизонта, в каком захватывались названные науки в его лекциях. Лекции свои Иннокентий, как ниже увидим, читал по-русски. Но оставшиеся от него конспекты написаны на латинском языке, что было последнею данью, заплаченною им много вечному предрассудку, по которому латинский язык считался наиболее приличествующим богословской науке. (Преемник его по кафедре, Димитрий, писал свои богословские конспекты уже по-русски). Для удобства читателя приводим эти документы с параллельным русским переводом.

I. Конспект по общему введению в богословие27


I. I.
Ex prolegomenis in theologiam universam. Из введения в богословие вообще.
Theologiae: a) notio, 1) Понятие о богословии.
b) finis, 2) Цель богословия.
c) differentia a S. Scriptura et Religione, 3) Его отличие от свящ. писания и религии.
d) necessitas respectiva, 4) Относительная его необходимость.
e) pretium, 5) Достоинство.
f) munera, 6) Задачи.
g) partes, 7) Части.
h) reguisita future theologi. 8) Что требуется от приступающего к изучению богословия.
II. II.
Ex doctrina de Religione in genere. Из учения о религии вообще.
Religionis: a) notio, 1) Понятие о религии.
b) necessitas habendae, 2) Необходимость религии.
c) avctor, 3) Её виновник.
d) divisio in naturalem et revelatam. 4) Разделение её на естественную и откровенную.
Religionis naturalis: Естественная религия.
a) notio, 1) Понятие о ней.
b) existentia, 2) Существование ее в роде человеческом.
c) affectiones, 3) Действия ее.
d) insufficientia quoad cognitionem, – praxin. in se. 4) Недостаточность по отношению к познанию, – деятельности, самой в себе.
Religionis revelatae: Откровенная религия.
a) notio, 1) Понятие о ней.
b) possibilitas quoad a) hominis receptivitatem, 2) Ее возможность со стороны
б) Dei communicationem, а) восприемлемости человеком,
repetitionem, tum quoad nova additamenta, б) сообщения Богом
в) religionis revelatae objectum, nempe tum quoad in ea religionis naturalis в) самого предмета откровенной религии, поскольку в ней содержатся истины естественной религии и сообщаются новые.
c) necessitas, 3) Необходимость.
d) criteria verae revelationis, eorumque 4) Признаки истинного откровения:
a) notio, а) понятие о них.
б) divisio in subjectiva et objectiva. б) разделение их на субъективные и объективные:
Subjectivorum а) понятие о признаках субъективных,
a) notio,
б) possibilitas, б) возможность их,
в) enumeratio; в) их перечисление;
Objectivorum а) понятие о признаках объективных,
a) notio,
б) divisio in interna et externa. б) разделение их на внутренние и внешние:
Internorum а) понятие о внутренних,
a) notio,
б) recensio; б) их обозрение;
Externorum а) понятие о внешних,
a) notio,
б) enumeratio, et quidem prout cerni possunt б) перечисление их, поскольку они могут быть видимы
a) in ratione legati а) в уме и
b) voluntate divini. б) воле божественного посланника,
c) in ejus operibus extraordinariis, miraculis. puta, et vaticiniis. с) в его чрезвычайных действиях, т.е. чудесах и пророчествах.
III. III.
Ex doctrina de Religione christiana in genere. Из учения о христианской религии вообще.
Religionis christianae: Христианской религии
a) auctor, а) виновник,
b) divinitas. probata, б) божественность, доказываемая,
quatenus baec religio tradita juit a Christo, поскольку эта религия преподана Иисусом Христом,
a) ex perfectissima ejus ratione, а) из Его совершеннейшего ума,
б) integerrima voluntate, б) Его чистейшей воли.
в) ex operibus Christi extraordinariis: miraculis varii generis, – vaticiniis, – resurrectione; в) Его чрезвычайных действий: чудес разного рода, пророчеств, воскресения:
quatenus tradita juit a Christi discipulis, поскольку преподана учениками Христовыми,
a) e Chresti ipsius institutione, а) из поставления их самим Иисусом Христом,
б) Spiritus S. illuminatione, б) просвещения их Духом Святым,
в) ex discipulorum miraculis; в) из их чудес;
quatenus tradita juit a Paulo, поскольку преподана ап. Павлом,
a) ipsius extraordinaria vocatione, а) из чрезвычайного его призвания,
б) operibus miraculosis. б) из его чудесных действий.

Сравнивая настоящий конспект Иннокентия с сохранившимся в академическом архиве конспектами предшествовавшего времени, нельзя не видеть близкого его сходства с конспектом Моисея, первого ректора преобразованной в 1819 г. Киевской духовной Академии. В конспекте Иннокентия удержаны все крупные и мелкие рубрики конспекта, представленного Моисеем к июньским экзаменам 1823 года28. С первого разу можно подумать, что конспект первого просто-на-просто списан с конспекта второго. Но, при более тщательном рассмотрении, оказывается между ними глубокое различие как по логике, так и по степени знакомства их составителей с тогдашней систематикой богословских наук.

Весь материал своего конспекта Моисей обозначает общим заголовком «Introductio in universam theologiam christianam». По тогдашней номенклатуре, под Introductio in theologiam christianam разумелось прелиминарное введение, содержанием которого служили энциклопедия (классификация) и методология богословских наук29. Между тем, конспект Моисея содержит в себе следующие рубрики: A. De religione in genere, B. De religione naturali, C. De religione revelata, D. De religione christiana и E. De theologia. Предметы, обозначаемые этими рубриками, по тогдашней систематике в составе общего теоретического богословия (theologia doctrinalis seu theoretica generalis), задача которого полагалась в обозрении и исследовании коренных или общих вопросов о христианской религии, как главном объекте богословской науки, именно – о религии вообще30, об откровении, об откровенной ветхозаветной религии, о религии христианской, ее основателе, составе и подлинности ее священных книг31 и т. под. Эта часть богословия имела свое введение, в котором определялись предмет богословия, задача и важность его изучения, историческая судьба его и проч., и которое называлось обыкновенно prolegomena.

Иннокентий и начинает свой конспект именно этими пролегоменами, и указавши задачу богословской науки в изучении христианской религии, совершенно логически переходит к постановке вопросов, что такое религия вообще и в частности религия христианская. Между тем, конспект Моисея, поставив общие понятия о богословии, как науке, на последнем месте, не указывает нам логического основания, почему он открывается речью о религии и почему эта речь распадается на логические моменты, обозначаемые рубриками под буквами A. B. C. D. Особенно сомнительно в логическом отношении самостоятельное положение в его конспекте рубрик под буквами А. и В., потому что если под рубриками C. и D. Содержатся прямые объекты богословия, то в логическом отношении не могут иметь параллельного с ним значения предметы, содержащиеся под рубриками А. и В.

Что касается частностей, то 1) вместо стоящего в конспекте Моисея, в рубрике под буквою А., деления религии in subjectivam et objectivam, при наличности которого не ясно появление номенклатуры следующих затем рубрик B. de religione naturali и C. de religione revelata, у Иннокентия принято более ясное деление религии in naturalem et revelatam.

2) Стоящее в конспекте Моисея, в рубрике под буквою D., доказательство божественности христианской религии ex professione relogionis christianae auctoris, Jesu nempe Christi, publica, как малопонятное или неуместное, у Иннокентия выпущено.

3) Наконец, доказательство божественности христианской религии в конспекте Моисея формулировано менее твердо и выпукло, чем у Иннокентия. Вместо формы, какая дана ему у Иннокентия, у Моисея, в рубрике под буквой D., оно имело следующую постановку: «De relogione christiana, 1) quatenus a Christo tradita, ubi divinitas ejus probatur…, 2) quatenus ab apostolis propagate, ubi divinitas quoque religionis christianae probatur»… Очевидно, оба эти quatenus имеют значение точек зрения для общего суждения о христианской религии и, между прочим, о ее божественности, а не специально для доказательства ее божественности.

Вообще, сравнивая конспект Иннокентия с конспектом Моисея, нельзя, при всей кажущейся близости, не видеть и его различия от конспекта Моисея, – различия, свидетельствующего о сильно развитой логической чуткости мысли Иннокентия и его близком знакомстве с тогдашней научно-богословской систематикой. По конспекту Моисея прошла, очевидно, рука первостепенного мастера.

Но особенно конспект Иннокентия отличается от конспекта Моисея в том отношении, то открывает собою перспективу всего состава богословских наук. Вынесши общие понятия о богословии, как науке, в конец конспекта, Моисей оставляет для на совершенно непонятною связь, в которой учение о религии стоит у него с материалом, систематизируемым и излагаемым частными богословскими науками. Между тем, поставляя христианскую религию с предварительными понятия о религии вообще главным и основным предметом богословской науки и разлагая, затем, богословие на частные науки (partes), Иннокентий каждой из них открывает ту или другую сторону в этом общем предмете для удельного, специального раскрытия (munera). Общее учение о христианской религии у него – узел, в котором связываются, объединяются и получают свое удельное значени6е частные богословские науки. С точки зрения тогдашних богословских систематиков, религия может быть рассматриваемая или так, как она есть сама в себе, или так, как проявляется в обществе; отсюда являются две главные группы богословских наук: pars religiosica и pars ecclesiastica. Первая группа обнимает собою догматическое и нравственное богословие: догматика своим предметом имеет богопознание (theognosin), а нравственное богословие – богопознание (theonomiam). Вторую группу составляют литургика, излагающая обряды внешнего богопочитания, иерархика, трактующая о лицах, совершающих эти обряды32, и проч. В своих лекциях Иннокентий делит богословие также на две части – религиозистику и экклезиастику, из коих первая трактует о религии самой в себе, вторая – о религии в ее проявлении в обществе. А так как религия выражается богопознанием и богопочитанием, то религиозистика разделяется на две части – теоретическую и практическую, т. е. догматическое и нравственное или деятельное богословие. В свою очередь, и экклизиастика, в виду того, что в церкви должно отличать а) вероисповедание или символы, б) священнодействие и обряды, в) лица, совершающие эти обряды, и г) правила, без которых они не могут этого делать, разделяется на символику, литургику, иерархику и канонику33. К этим двум главным группам богословских наук Иннокентий присоединяет еще аскетику и пастырское богословие с гомилетикой: первая показывает, как назидать собственное спасение, а последняя – спасение других. Наконец, так как были и всегда могут быть люди, противопоставляющие учению религии и церкви учение лжеименной мудрости, то все исчисленные науки должна сопровождать полемика.

II. Конспект по догматическому богословию34


Theologiae dogmaticae definition, summa et partitio. Догматического богословия определение, сущность и разделение.
Pars prima. Theognosiam exhibens, hic: Часть первая.
О Богопознании.
Doctrina de Deo ejusque attributis. Учение о Боге и Его свойствах.
a) Dei notion ejusque realitas, 1) Понятие о Боге и его бытие.
b) Vita et spiritnalitas purissima, 2) Его жизнь и чистейшая духовность.
c) Qualitates substantiae divinae: 3) Свойства существа Божия:
а) aeternitas, а) вечность,
б) independentia, б) независимость,
в) immutabilitas. в) неизменяемость,
г) omnipraesentia, г) вездеприсутствие,
д) libertas a limitibus spatii. д) свобода от условий пространства.
d) Intellectus divinus, ejusque qualitates: 4) Разум Божий и его свойства:
а) omniscientia, cujus realitas, modus, ambitus, а) всеведение, его: действительность, способ и окружность;
б) sapientia. б) премудрость.
e) Voluntas divina, ejusque 5) Воля Божия, и ее
а) existentia, а) бытие,
б) natura, б) природа,
в) qualitates: в) свойства:
sanctitas, святость,
bonitas, благость,
justitia, правосудие,
libertas, свобода,
veracitas, истинность,
omnipotentia. всемогущество.
f) Coditiones naturae divinae: 6) Условия божественной природы:
unitas, единство,
beatitudo, блаженство,
gloria. слава.
Doctrina de S.S. Trinitatis mysterio. Учение о таинстве пресв. Троицы.
a) Argumentum S.S. Trinitatis. petitum 1) Доказательство пресвятой Троицы
e Veteri et из ветхого и
Novo testamento, нового Завета.
b) divinitas Dei Patris, 2) Божество Бога Отца.
c) divinitas Filii Dei, probata 3) Божество Бога Сына, доказываемое
e nominibus devinis, из божеских имен,
e cultu divino, из божеского поклонения,
ex identilitate naturae Filii Dei cum natura Patris, из единения природы Сына с природой Отца,
e divinis operibus, из божеских действий.
d) divinitas Spiritus Sancti, declarata 4) Божество Духа Святого, явствующее
e divinis nominibus, из божеских имен,
e cultu divino, из божеского поклонения,
ex attributis et operationibus divinis; из божеских свойств и действий.
e) personalitas declarata respect Filii Dei, 5) Личность, явствующая по отношению к Сыну Божию,
respect Spiritus S.; по отношению к Духу Святому.
f) Characteristica personarum divinarum distinctio, 6) Характеристическое отличие божественных Лиц:
а) hujus doctrinae origo, а) начало сего учения,
б) characterum natura eorumque veritas б) природа отличительных свойств и их действительность
respectu Patris et Filii, по отношению к Отцу и Сыну,
respectu Spiritus S.; по отношению к Духу Святому.
g) consubstantialitas Patris, Filii et Spiritus S., cujusque vertitas, 7) Единосущие Отца, Сына и Святого Духа: действительность единосущия
modus incompehensibilis. его непостижимый способ.
Doctrina de mundi creatione et sustentatione per providentiam devinam. Учение о творении мира и сохранении его божественным промыслом
Criationis et mundi О творении мира.
a) notio 1) Понятие о творении мира.
b) mundi create 2) Сотворенного мира
contingentia. случайность,
auctor, виновник,
productio et efformatio, произведение и образование,
qualitas, качество,
finis ultimus. последняя цель.
Divinae Providentiae О промысле Божьем:
a) notio 1) Понятие о нем,
b) partes: 2) Части его:
conservatio, сохранение,
concursus, содействие,
gubernatio; управление,
c) affectiones. 3) действия.
Doctrina de Spiritibus. Учение о духах:
a) Spirituum notio, 1) понятие о духах,
b) existentia, 2) их бытие,
c) origo, 3) происхождение,
d) natura, 4) природа,
e) divisio in 5) разделение на
а) Angelos, quorum, а) Ангелов:
perfectio, совершенство их,
numerus, число,
ordines, чины,
varia officia. различные обязанности;
б) Daemones, б) Демонов:
eorum nomina, имена их,
existintia, бытие,
genus peccati, род их греха,
natura, природа,
status, состояние,
studia, занятия,
potestas noxia, сила вредоносная,
numerus et ordo число и порядок.
Doctrina de statu hominum primitivo, eorumque lapsu. Учение о первобытном состоянии людей и их падении.
a) Creatio hominis, ejusque 1) Творение человека,
modus, образ,
tempus, время и
locus, место творения;
b) perfectio 2) Совершенство его
respectu animae, по душе,
corporis, телу,
status externi, внешнему состоянию,
c) possibilitas labendi, 3) возможность падения, предостережения,
praemunitiones,
d) notion et causa lapsus 4) понятия о падении и причина падения
externa, внешняя,
interna, внутренняя,
e) labendi actus, 5) акт падения,
f) gravitas peccati protoparentum, 6) тяжесть греха прародителей,
g) consequentiae lapsus 7) следствия падения
quoad primos parentes, по отношению к прародителям,
quoad totum genus humanum, ubi notatur по отношению ко всему роду человеческому, где устанавливается
peccati originalis notio, понятие о первородном грехе,
existentia, его действительность,
origo, происхождение,
propagandi modus, способ распространения,
innativitas, прирожденность,
universalitas, всеобщность.
varietas, duratio in regenitos usque ad mortem. разнообразие, продолжаемость в возрожденных до самой смерти,
valor moralis. нравственное значение.
Pars secunda, Soteriologiam sive doctrinam de restitutione generis humani per Christum proponens, ubi Часть вторая.
Сотериология или учение о восстановлении человеческого рода через Христа.
Doctrina de praevia praeparatione generis humani ad salutem in Christo recipiendam. Учение о предварительном приготовлении человеческого рода к принятию спасения во Христе.
a) de fundamento benegnissimi de genere humano restituendo consilii, nempe amore Dei triunius erga hominem, а) об основании всеблагостнейшего совета о восстановлении человеческого рода, т.е. о любви триединого Бога к человеку.
b) de variis promissionibus future adventns Messiae, nec non ipso adventu, ejusque veritate. б) о разных обетованиях касательно будущего явления Мессии и о самом этом явлении и его действительности.
Doctrina de duabus naturis Christi, et quidem Учение о двух природах Христа, а именно
humana, cujus человеческой:
veritas, истинность ее,
praerogativa; преимущества;
divina, cujus божественной:
veritas, истинность ее,
de unione naturarum, cujus о соединении природ:
notio et consequentiae, понятия о нем и следствия, т.е.
nempe
communio naturarum et idiomatum. общение природ и их свойств.
Doctrina de dupliei statu Christi, nempe Учение о двояком состоянии Христа, а именно –
exinanitionis, cujus уничижение:
notio, понятие о нем,
gradus, степени его и
fundamentum; основание;
exaltationis, cujus iterum прославления:
notio, понятие о нем,
species. виды его.
Doctrina de triplici Christi officio, et quidem Учение о троякой должности Христа, а именно:
a) prophetico, quod praestitit а) пророческой, которую он исполнил
docendo, через учение,
apostolos eligendo, избрание апостолов,
Spiritum S. mittendo; послание Духа Святого;
b) sacerdotali, cui satisfecit morten pro hominibus obeundo eosque ita Deo reconciliando; б) первосвященнической, которую исполнил чрез принятие смерти за людей и примирение их чрез то с Богом;
c) regio, quo funditur в) царской, которую Он исполняет
ecclesiam regendo, чрез управление церковью и
a hostibus muniendo usque ad finem seculi. очищение ее от врагов до конца века
Doctrina de application salutis per Christum partae. Учение о приложении спасения, снисканного чрез Христа.
1) de iis, quae necessaria sunt ad assequendam salutem, utpote 1) о том, что необходимо для получения спасения, как-то:
a) de gratia, а) о благодати,
b) fide, б) вере,
c) bonis operibus; в) добрых делах;
2) de adminiculis salutis, et quidem 2) о посредствах спасения, именно:
a) de verbo divino, nempe lege et evangelio; а) о слове Божьем, т.е. законе и еванглии;
b) de sacramentis: б) о таинствах:
baptismo, крещении,
ungvento chrismatis, миропомазании,
eucharistia, евхаристии,
poenitentia, покаянии,
sacerdotio, священстве,
matrimonio, браке,
extrema unctione. елеопомазании.
Pars tertia, decasteologiam continens, hic Часть третья.
Дикастеология.
Doctrina de morte et statu hominis post mortem. Учение о смерти и о состоянии человека после смерти.
Notio mortis, Понятие о смерти,
universalitas, всеобщность смерти,
cavsa, причина ее,
solatium, утешение (при мысли о смерти),
status hominis post mortem состояние после смерти
corporis, тела,
animi, души;
judicium particulare, cujus notion et veritas. частный суд: понятие о нем и его действительность.
Doctrina de die novissimo et resurrection mortuorum. Учение о последнем дне и воскресении мертвых.
Diei novissimi realitas, Действительность последнего дня,
signa praecurrentia, предваряющие его признаки;
resurrectionis notio, понятие о воскресении,
possibilitas, возможность воскресения,
realitas. его действительность.
Doctrina de judicio universali et consummation mundi. Учение о всеобщем суде и кончине мира.
Notio judecii universalis, Понятие о всеобщем суде,
circumstantiae, обстоятельства суда;
consummatio saeculi. кончина века.
Doctrina de diversa animarum sorte in vita aeterna. Учение о различном жребии души в вечной жизни.
Sors impiorum, Жребий нечестивых,
sors justorum; жребий праведников;
aeternitas infelix reproborum, злосчастная вечность отверженных,
aeternitas beata proborum. блаженная вечность добродетельных.

Нельзя не видеть внешнего сходства и в этом конспекте Иннокентия с конспектом Моисея. Но внутреннее различие между конспектами того и другого по догматике не менее глубокое, чем между конспектами их по предыдущей науке. В конспекте Иннокентия мы встречаемся с систематическим, на одной идее построенным, планом догматики, какого до него у нас, строго говоря, еще не было.

От времен старой Киевской Академии сохранилось немало рукописных латинских богословских курсов, составленных по образцу католических богословских курсов XVII и начала XVIII в., которые, в свою очередь, представляют собою свод взятых из системы Фомы Аквината и поставленных вне всякой внутренней между собой связи трактатов. По большей части таких трактатов заключается в них восемь: tractatus I. de Deo uno et trino, II. de incarnatione, III. de angelis, IV. de jure et justitia35, V. de peccato, VI. de gratia36, VII. de tribus virtutibus theologicis и VIII. de sacramentis. Трактаты I, II, VI и VIII имеют догматическое содержание, хотя впрочем, как и у самого Аквината, сообщают мало догматического материала, занимаясь больше решением логически-отвлеченных вопросов, чем раскрытием положительно-догматического учения. Остальные три, взятые из второй части системы Аквината, раскрывают темы нравственно-практического характера.

Эти же трактаты, в различном сочетании, входили в состав и курсов, сохранившихся от времен старой Киевской Академии. Так, в составе древнейшего из них, читанного в течение времени от 18 октября 1693 года по 13 июля 1697 г., всего вероятнее Стефаном Яворским, и надписанного «Tractatus theologici in collegio Kijovo-Mohiliano traditi et explicatі», мы находим следующие трактаты: I. de augustissimo mysterio incarnationis, II. de sacramentis, III. de virtute et sacramento poenitentiae, IV. de peccatis, V. de gratia, VI. de ecclesia ejusque membris, VII. de justitia, VIII. de Deo uno et trino.

К тому же типу принадлежат и богословские курсы следовавших потом профессоров: Христофора Чарнуцкаго37, Иосифа Волчанскаго38, Илариона Левицкаго39, Сильвестра Кулябки40 и Сильвестра Ляскаронскаго41.

Первый опыт систематической постановки догматики сделан был Феофаном Прокоповичем, преподававшим в Киевской Академии богословие с 1712 по 1715 год. Самим Прокоповичем система догматики обработана только до конца трактата о падшем состоянии человека, но пред трактатом о невинном состоянии прародителей им предпослан довольно подробный план и на остальную часть системы. Продолженная по этому плану, вероятно из лекций Конисскаго и Миславскаго, система Прокоповича была в 1782 г. издана в Лейпциге Самуилом Миславским под заглавием: «Christiana orthodoxa theologia in academia Kijovensi a Theophane Procopowicz adornata et proposita». Остальная часть плана Прокоповича приведена в исполнение Иринеем Фальковским, который сократив Лейпцигское издание с скрупулёзным сохранением его плана, частных и частнейших делений и подразделений и вставив тракт de novissimis, издал в 1802 году «Christianae orthodoxae dogmatico-polemicae theologia, olim a clarissimo viro Theophane Procopowicz ejusque continuatoribus adornatae, Compendium».

В сокращении Фальковскаго догматическая система Прокоповича делится на 18 книг и состоит из двух частей. Первая часть излагает учение о Боге в самом Себе (de Deo ad intra): 1) о существе, бытии и свойствах Божьих, 2) о Троице, 3) об исхождении Святого Духа; вторая часть раскрывает учение об Боге в Его отношении к миру (de Deo ad extra): 4) о творении мира материального, духовного и человека и о промышлении, 5) о невинном состоянии прародителей, 6) о падшем состоянии человека, 7) о благодати Божьей по отношению к роду человеческому, 8) о предопределении во Христе и противоположном ему отвержении, 9) о воплощении Сына Божия, жизни воплотившегося, Его двояком состоянии (уничижения и славы) и трояком служении, 10) об оправдании и предшествующих ему и следующих за ним призвании, возрождении и обновлении, 11) о законе и евангелии, 12) о таинствах ветхого и нового завета, 13) о церкви до закона и под законом, 14) о церкви в благодати вообще, 15) о церкви в частности, или о троякой иерархи – церковной, гражданской и экономической, 16) о соборах и церковной дисциплине, о свободе христианской и адиафорах, 17) о врагах церкви, схизматиках, еретиках, иудеях, язычниках и антихристе, 18) о шести последних.

План, по которому построена эта система, в своем основном делении может быть признан удовлетворительным: Бог в самом Себе и в отношении к миру – таков и должен быть предмет догматического богословия. Но в частных своих делениях он страдает большими несовершенствами. В первой части из учения о Троице выделено самостоятельным трактатом учение об исхождении Святого Духа в очевидный ущерб логике. Вторая часть заключает в себе темы, целиком взятые у лютеранских догматистов периода так называемой лютеранской схоластики42 и не могут быть оправданы с точки зрения на догматику, как науку о догматах христианской веры; таковы трактаты 9 и с 15 по 17 включительно. Первые главы 12 трактата о таинствах ветхого завета и главы 13 трактата о церкви до закона под законом также целиком перенесены из лютеранских систем 17 века и с точки зрения православной догматики на таинства и церковь, как на учреждения новозаветные, являются неуместными. Между тем, о церкви, как об учреждении новозаветном, имеющем своею целью освящение человека, сказано вскользь и очень мало. О средствах освящения – благодати и таинствах говорится в разрозненных, исключающих внутреннюю связь, местах. Оправдание и возрождение человека оторвано от своего корня – церкви и таинствах и, поставленное непосредственно вслед за искуплением, как плод его, дает лютеранскую идею отождествления личного спасения отдельного человека с общим фактом искупления. И вообще весь трактат об освящении представлен не в надлежащем своем генезисе и свете. Наконец, последняя книга «о шести последних» стоит в системе в виде логически не связанного с нею придатка.

В таком виде и составе догматика оставалась до времени преобразования Киевской духовной Академии в 1819 году. В конспекте Моисея мы встречаемся с новым планом, возникающим вне преемственной связи с традициями системы Прокоповича. Следуя католическому догматисту Добмайеру43, Моисей делит догматику на три части: теогнозию (theognosia), сотерологию (soterologia), и декистологию (dikestologia). В свою очередь, первая часть разделяется на семь членов, из которых первый раскрывает понятие о Боге и действительность бытия Его (de notion et realitate Dei), второй говорит о способах богопознания, третий излагает учение о существе Божьем (de natura Dei), четвертый – учение о Троице, пятый содержит богословскую космологию, т.е. учение о творении мира и о промышлении, шестой – пневматологию, или учение о духах, седьмой – антропологию, учение о творении человека; вторая часть состоит из трех членов: о падении человека и первородном грехе, о Христе Спасителе и о приложении спасения, снисканного Иисусом Христом; третья часть делится на три также члена: об определении божественного суда (de divino judicii decreto), об исполнении божественного определения в смерти каждого человека и об исполнении божественного определения при конце мира.

Нельзя не видеть, что сравнительно с планом системы Прокоповича план Моисея отличается большею логическою стройностью. Но в нем есть свои весьма крупные несовершенства, исправленные Иннокентием.

Иннокентий удерживает в своем конспекте Моисеево деление догматики на три части, но в основание этого деления полагает одну общую идею, связывающую части догматики в одно органическое целое.

Из лекций Иннокентия видно, что вопрос об определении этой идеи составлял один из пунктов его введения в догматику. «Наши систематики, говорит он, не предпринимали труда выводить все истины догматической науки из одной идеи; отсюда во всех наших системах нет внутреннего единства, а все отрывочно, наборчиво. То же, впрочем, видим и у иностранцев. Виною этого была схоластика, Почему, например, наши Ириней (Фальковский) и Феофилакт (Горский) помещают известное число трактатов в своей системе? Да просто потому, что так делали схоластики». Чтобы составить план лучший, Иннокентий обращается к критическому обозрению существующих планов44 и, нашедши их неудовлетворительными главным образом потому, что положенная в основание их идея не обнимает всего догматического материала, избирает более, по его мнению, благонадежную для этой цели идею. Такою идеей он считает идею царства Божия. «Царство Божие, говорит он, такое понятие, которое может и должно быть средоточием, куда должны сходиться и действительно сходятся все истины веры, потому что учение веры есть учение о царстве Божьем. В нем должно рассуждать о Боге и человеке и о взаимных их отношениях… В этом делении нашем главное – понятие Бога, как царя. По отношению к человеку Бог представляется под тремя видами – а) как творец, б) восстановитель и в) решитель судеб царства Своего. Эти три стороны определяют состав всякой религии и в частности религии христианской. С сих точек можно делить христианское вероучение на следующие части: 1) учение о Боге, как основателе нравственного царства, 2) учение о Боге, как восстановителе этого царства, 3) учение о Боге, как судии Своего царства». Вот то основание, из которого объясняется принятое в конспекте Иннокентия деление догматики на три, указываемые в нем, части.

Связав основные части Моисеева плана в органическое целое одною общей идеей, Иннокентий подвергает, затем каждую из этих частей переработке. Так как в общем учении о религии он касается, между прочим, и вопроса, как можем мы доходить до познания о Боге, то первые два члена, которыми в конспекте Моисея начинается первая часть, у него выпущены, как излишние и сами собою выпадавшие. Первый член второй части по конспекту Моисея у него отнесен к первой части, потому что в логическом отношении неловко перерезывать общее учение о человеке пополам и одну половину оставлять в первой части, а другую выносить во вторую; с другой стороны, чрез отнесение учения о падении прародителей и первородном грехе в первую часть предмет второй части – лицо Бога-восстановителя и дело совершенного Им восстановления выступил с большею выпуклостью. Наконец, выпущен у него и первый член, который начинает собою в конспекте Моисея третью часть и с буквальною точностью взят у Добмайера.

Урегулировать общие границы и содержание каждой из трех частей плана, Иннокентий сделал существеннейшие исправления и в их частном составе. Эти исправления касаются главным образом второй части. В начале ее он вставил отсутствовавшие у Моисея учение о предвечном совете Божьем касательно восстановления и спасения человека, остающиеся на этом месте и до сих пор в догматических системах; в более выпуклом очертании раскрыл весьма бедно и бледно представленное у Моисея учение о служении Иисуса Христа пророческом, первосвященническом и царском; очистил учение «о необходимых условиях к получению спасения» от заимствованного Моисеем у лютеранских догматистов пaраграфа de justifecatione, vocatione, illunimatione, и проч.45 Но особенно конспект Моисея поражает тем, что в нем мы не находим даже и намека на учение о церкви, – пробеле, который в конспекте Иннокентия восполняется в рубрике о царском служении Иисуса Христа46.

Выработанный таким образом, план Иннокентия является в собственном смысле слова первым систематическим планом догматики, группирующим догматический материал в том составе и объеме, в каком система православной догматики остается и доселе.

III. Конспект по нравственному богословию


Prolegomena theologiae practicae, ubi Предварительные понятия о деятельном богословии:
a) notio theologiae practicae, а) понятие о науке,
b) ejus causa efficiens, b) действующая ее причина
c) finis et с) цель науки и
d) divisio. d) разделение.
Pars prima. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Ethica christiana. Христианская этика
I. De indole hominis extra mysterium fidei seu naturalis, ubi I. О природе человека вне таинства веры, или естественного человека.
a) hominis naturalis descriptiones sacrae, а) описание естественного человека в свящ. писании,
b) ejusdem indoles, б) природа его,
c) hujus indolis origo et в) происхождение этой природы и
d) propagatio, г) распространение,
e) hominis naturalis corruptio quoad д) повреждение естественного человека, по отношению к
a) singulas ejus partes et а) каждой из его частей и
б) facultates, speciatim quoad б) способностей; в частности по отношению к
α) functionem cognoscendi, α) способности познавательной,
β) universal voluntatis principium, β) всеобщему началу воли,
γ) voluntatis propensiones, γ) наклонностям воли,
δ) volendi modum seu libertatem. δ) образу воления, или свободе.
II. De statibus hominis, qui sunt: II. О состояниях естественного человека, каковы:
a) status moralis ignorantiae, а) состояние нравственного неведения,
b) servitutis, б) рабства,
c) securitatis, в) беспечности,
d) hypocriseos, г) лицемерия,
e) illusionis, д) самообольщения,
f) indurationis et е) ожесточения,
g) desperatoinis. ж) отчаяния.
III. De spirituali hominis naturalis άδυαμία, ubi III. О духовном бессилии естественного человека, где:
a) notio spiritualis άδυαμίας, a) понятие о духовном бессилии,
b) ejus veritas e s. litteris probata, b) его действительность по показанию священного писания,
c) conciliatio άδυαμίας cum lege obligante. c) примирение бессилия с обязательным законом.
IV. De mysterio fidei ipso actu revelando in homine. IV. О действительном откровении в человеке таинства веры.
a) Mysterii fidei in homine revelandi principium, а) Принцип откровения в человеке таинства веры,
b) ejusdem revelandi possibilitas universalis, b) всеобщая возможность откровения таинства веры,
c) requisita ex parte hominis ad regnum gratiae introducendum, c) что требуется со стороны человека для вступление в благодатное царство,
d) partes gratiae, d) стороны благодати,
e) actus mystery fidei in homine sensibiles. е) ощутительные действия т. веры в человеке.
V. De indole hominis regeniti, ubi V. О природе возрожденного человека, где:
a) hominis regeniti descriptiones sacrae, а) описания возрожденного ч. в свящ. писании,
b) christiani practice vera indoles, quae communicator b) истинная природа деятельного христианина, сообщаемая
a) omnibus naturae humanae partibus et а) всем сторонам природы человека и
б) facultatibus: б) способностям:
α) intellictus unctio s. illuminatio: α) помазание или просвещение разума:
illuminationis medium et adjunctum, средство помазания и пособие
β) voluntatis regenitae principium, β) начало возрожденной воли:
negativum – abnegatio sui, cujus отрицательное – самоотвержение:
1) notio, 1) понятие о нем,
2) necessitas, 2) необходимость,
3) objectum, 3) предмет,
4) qualitates, 4) качества,
5) actus praecipui et effectus. 5) главные акты и действия;
activum – amor Dei, cujus положительное – любовь к Богу:
1) notio, 1) понятие о ней,
2) objectum, 2) предмет ее,
3) qualitas, 3) качество,
4) effectus; 4) действия;
γ) voluntatis regenitae libertas et efficacia. γ) свобода и сила возрожденной воли.
VI. De inerementis et aetatibus vitae spiritualis, ubi VI. О росте и возрастах духовной жизни, где:
a) veritas incrementorum, а) действительность роста,
b) ipsae aetates, nempe b) возрасты:
а) puerilis, а) детский,
б) juvenilis et б) юношеский,
в) virilis, в) мужский
г) increventorum complementum. г) полнота роста.
VII. De regenitorum tentationibus et bello spirituali. VII. Об искушениях возрожденных и духовной брани.
a) Tentationum а) Искушения:
a) notion, а) понятие о них,
б) erigo, б) их происхождение,
в) causae, в) причины,
г) objecta; г) предметы;
b) belli spiritualis b) духовная брань:
a) dux, а) предводитель ее,
б) arma, б) оружие,
в) modus. в) способ.
VIII. De δοωμαεία spirituali, ubi VIII. О духовном испытании, где:
a) necessitas spiritualis explorationis, а) необходимость духовного испытания,
b) ejus ratio duplex, nempe b) двоякое его основание, именно:
a) respect sui ipsius: а) по отношению к самому себе:
signa ad δοωμαείαv sei ipsius, признаки, имеющие отношение к самоиспытанию,
β) reprectu aliorum: β) по отношению к другим:
signa ad δοωμαείαv aliorum: признаки, имеющие отношение к испытанию других.
IX. De mediis mysterio fidei promovendo et custodiendo inservientibus, quae sunt IX. О средствах, служащих к преуспеянию и сохранению таинства веры, каковы:
1. Continua poenitentia, cujus 1. Постоянное покаяние:
a) necessitas, a) необходимость его,
b) requisita et b) условия и
c) partes; c) части;
2. Mortifecatio carnis, cujus 2. Умерщвление плоти:
a) varia nomina in s. litteris, a) различные его названия в священом писании,
b) modus b) способ
a) privativus et а) первоначальный,
б) positivus; б) положительный;
3. Ambulatio coram Deo, cujus 3. Хождение пред Богом:
a) idea in S. Scriptura, a) идея его в священном писании,
b) partes et gradus, b) стороны и степени,
c) usus practicus; c) практическое приложение;
4. Oratio, cujus 4. Молитва:
a) notio, a) понятие о ней,
b) necessitas et obligatio, b) необходимость и обязательность ее,
c) objectum personale, c) личный предмет ее,
d) praeparatio ad orationem, d) приготовление к молитве,
e) requisita orationis, e) условия молитвы,
f) objectum reale, f) реальный предмет ее,
g) forma, g) форма,
h) tempus, h) время,
i) locus et i) место,
k) signum orationis acceptae. k) признак принятой молитвы.
5. Verbi divini tractatio, ubi 5. Чтение слова Божия, где:
a) praeparatio ad verbi divini tractandi, а) приготовление к чтению слова Божия,
b) tempus v. d. tractandi, b) время чтения его,
c) modus et c) способ и
d) consequentiae. d) следствия.
6. Usus eucharistiae, ubi 6. Принятие евхаристии:
a) tempus eucharistiae celebrandae, a) время совершения евхаристии,
b) praepatio ad ejus usum, b) приготовление к ее принятию,
c) consequens eucharistiae acceptae; c) плод принятия евхаристии;
7. Vigilantia spiritualis, cujus 7. Духовное бодрствование:
a) notio, a) понятие о нем,
b) motiva et b) мотивы и
c) objecta; c) предмет его;
8. Imitatio spiritualis, cujus 8. Духовное подражание:
a) summum objectum sen ideale perfectissimum, a) главный его предмет или совершеннейший идеал,
b) monita, expressa in S. Scriptura, b) увещания, изложенные в священном писании,
c) exempla imitationis spiritualis secundaria; c) примеры подражания второстепенные;
9. Conservatio cum sanctis, cujus 9. Обращение с святыми:
a) necessitas, a) необходимость его,
b) momenta, b) ступени,
c) centum; c) средоточный пункт;
10. Quies spiritualis, cujus 10. Духовный покой:
a) notio, a) понятие о нем,
b) modus et b) способ и
c) fundamentum. c) основание.
Pars secuuda. Часть вторая.
Jurisprudential christiana. Христианское законоведение.
Notio et summa doctrinae. Понятие и сущность этого учения.
Caput 1. Глава 1.
De legibus divinis in genere. О божественных законах вообще.
Legum divinarum: a) notio generalis, а) Общее понятие о божественных законах,
b) division earum b) их разделение
α) respectu subjecti, cui proponuntur, α) по отношению к лицу, которому они предлагаются,
β) quoad dictonis suae amplitudinem, β) в разсуждении широты своего изречения;
c) legume per Mosen consignatorum abrogation et quidem c) отмена законов, изложенных Моисеем, и именно –
α) legume ceremonialium, α) законов обрядовых,
β) forensium. β) судебных.
Caput 2. Глава 2.
De officiis hominis christiani. Об обязанностях человека-христианина.
Summa officiorum in genere. Сущность обязанностей вообще.
I. I.
De officiis bominis chr. erga Deum seu de cultu Dei. Об обязанностях человека-христианина по отношению к Богу или о богопочитании.
Cultus divini a) summa, Богопочитание: а) сущность,
b) divisio: b) разделение на:
a) cultus internus, a) внутреннее,
б) requisita et quidem б) внешнее.
Cultus interni Богопочитания внутреннего
a) samma et a) сущность и
b) requisita et quidem b) требования:
α) timor Dei, α) страх Божий,
β) obedientia erga Deum, β) повиновение Богу,
γ) fiducia, γ) надежда на Бога,
δ) accquiescentia in voluntate Dei, δ) преданность в волю Божию,
ε) gratiorum action et ε) благодарение Бога и
ζ) honor Dei; ζ) почтение Богу.
Cultus externi Богопочитания внешнего:
a) necessitas, a) необходимость;
b) divisio: b) разделение:
a) cultus Dei singularis, a) богопочитание личное,
б) communis, б) общее,
в) privatus, в) частное,
г) publicus, г) общественное;
c) partes et quidem с) части богопочитания:
a) ad facta pertinentes – ritus sacri et, a) богопочитание в действии – священные обряды,
б) ad verba: б) богопочитание в словах:
α) laudatio Dei, α) хваление Бога,
β) confessio fidei et β) исповедание веры и
γ) jusjurandum, γ) клятва,
δ) generalia requisita cultus externi. δ) общие требования внешнего богопочитания.
II. II.
De officiis erga se ipsum. Об обязанностях к самому себе.
Eorum: a) notio, а) Понятие о них,
b) divisio: officia b) разделение: обязанности
a) erga mentem, a) по отношению к уму,
б) corpus, б) по отношению к телу,
в) statum externum. в) по отношению к внешнему положению.
III. III.
De officiis erga alios. Об обязанностях по отношению к другим
Eorum: a) summa, Их: а) сущность,
b) divisio: b) разделение:
1. officia absoluta, unde officia 1. обязанности безусловные; отсюда:
a) erga mentem proximorum, a) обязанности по отношению к уму ближних,
б) erga corpus et б) к их телу,
в) statum eorum externum. в) к их внешнему положению;
2. officia hypothetica, hinc officia 2. обязанности условные:
a) societatis conjugalis, a) обязанности к семейству,
б) parentalis, б) к родителям,
в) herilis, в) к слугам,
г) civilis, г) к гражданскому обществу,
д) ecclesiasticae. д) к обществу церковному.

В лекциях своих Иннокентий заявляет, что «расположение, сделанное в его системе, принадлежит Буддею». Действительно, план его в общем напоминает план Буддея47, но только именно напоминает. Наиболее совпадения он представляет во второй части, которая, как и у Буддея, называется «Jurisprudentia divina» и распадается на те же отделы, что и у Буддея. Есть совпадения и в частных подразделениях, которое, впрочем, может объясняться просто естественною общностью логических точек зрения на предмет.

Но на этом сходство и оканчивается. Третьей части Будеева плана «De prudential christiana» в плане Иннокентия мы не встречаем. Заявляя о принадлежности своего плана Буддею, Иннокентий говорит вслед за тем, что Буддей «расположил нравственность христианскую, как и философскую; расположение это только отчасти пригодно. Третья часть о благоразумии христианском мала, состоит лишь из одного трактата. Это от того, что благоразумие – слово великое, а в самом деле оно мало. Как христианин должен поступать самым лучшим образом в известном случае, общих правил на это не может быть много».

Затем, первая часть Буддеевой системы служила для Иннокентия разве только материалом, но во всяком случае не единственным. У Буддея она не называется каким-либо одним именем и состоит из пяти глав, из которых первая говорит de natura et gratia, вторая – de imperfectionibus ac infirmationibus regenitorum, item de tentationibus, ut et lucta carnis et spiritus, третья – de sanctitate regenitorum et increvento spirituali, четвертая – de semeioteca theologia, ubi et de dokimasia spirituali и, наконец, пятая – de mediis studium sanctitatis incrementorumque vitae spiritualis promovendi. Из первой главы Иннокентием могли быть взяты параграфы о повреждении человеческой природы quoad partes et facultates, о состояниях естественного человека, которых у Буддея указано только два – рабство и лицемерие, и о духовном бессилии48, из второй – об искушениях и духовной брани49; из третьей – о возрастах духовной жизни50; из четвертой – об испытании духовном51; наконец, из пятой – о средствах, служащих к преуспеянию и сохранению таинства веры, которых у Буддея указано только шесть: покаяние, чтение слова Божия, принятие евхаристия, молитва, духовное бодрствование и обращение с людьми благочестивыми52.

Естественно спросить, почему Иннокентий взял за образец именно Буддея, а не остановился на ком-нибудь поновее, напр., на Рейнгарде53, о системе которого он делает одобрительный отзыв. «Из протестантов, говорит он в своих лекциях, у Рейнгарда расположение хорошее и полное. Он располагает свою нравственную систему по четырем вопросам: 1) что такое человек, который должен действовать по закону Христову? (здесь он показывает несовершенство каждого человека и способность его быть совершенным). 2) Чем человек должен сделаться? (Здесь он говорит о добродетелях). 3) Какими средствами человек может достигнуть этого совершенства и 4) каким именно образом становится истинным христианином? (Тут он описывает самый способ возрождения, обновления и усовершения человека). Расположение это мы называем естественным и лучшим других. Каков человек, это составляет первый член нравственности христианской. Философия не обращает на это внимания, и делает худо; ныне, впрочем, и она начинает несколько заниматься рассмотрением этого предмета. В том виде, в каком доселе представлялась нравственность человеческая, она могла казаться нравственностью ангелов, а не человека падшего. Прочие части в этом расположении также очень важны, особенно четвертая часть».

Но одобряя систему Рейнгарда со стороны формального построения, Иннокентий указывает на ее крупные внутренние недостатки. «Система Рейнгарда, говорит он, имеет свои достоинства и недостатки. Он прилагает нравственность ко всякому состоянию, всякой способности, всякому месту: такое направление приятно и поучительно. Но так как он взялся за нравственность христианскую в больном состоянии, то и вид но у него только усилие уверять, а не полная уверенность, заметно также влияние Вольфовой философии. Много говорит он об исправлении человека, но понимает его нравственно-философски, а не так радикально, как в священном писании».

В этом именно опасения пред духом, противным священному писанию, и нужно видеть объяснение, почему Иннокентий предпочел старого, трезвого и объективного, Буддея новейшим моралистам, хотя, впрочем, и Буддею он следует только в формальном построении системы, и то, как выше показано, во второстепенных, так сказать, мотивах, сохраняя за собою право архитектора в главном.

М. Ястребов

(Продолжение будет).

* * *

1

Архив. Киевск. Дух. Акад., дело по внутрен. правлен.. 1819 г., №27

2

Ibid., дел. по внутрен. правл. 1819 г., №27

3

Ibid., дел. по внутрен. правл. 1819 г., №52

4

Ibid., дел. по внутрен. правл. 1821 г., №21

5

Архив. Киев. дух. Акад., дел. по внутр. правл. 1823 г. №11

6

Ibid., дел. по внутрен. правл. 1823 г., №15

7

Ibid., ibid. (см. аттестат Борисова).

8

Ibid., дело по внутрен. правл. 1830 г., №6 (см. послужн. список Иннокент.).

9

По данным архива Киевской дух. Академии Иннокентий назначен ректором Киевской дух. Академии 27 августа 1830 года (Архив. Киевск. Дух. Акад., дело по врунтрен. правл. 1830 г., №7), на место Смарагда (Крыжановского), перемещенного ректором в Петербургскую Академию, а прибыл в Киев 15 ноября сего года (Дело по внутрен. пралв. 1830 г., №6).

10

В сан архимандрита Иннокентий возведен 16 мая 1826 года, а степени доктора богословия удостоен 13 сентября 1829 г. (См. цитован. Выше послужной сп. Иннокентия в дел. архив. Киевск. дух. Акад. 1830 г., №6).

11

Из представленного Смарагдом к декабрьским экзаменам 1829 г. конспекта видно, что в течении первого полугодия первого учебного года студенты V курса в высшем отделении выслушали следующие отделы: Prolegomena theologiae christianae, II. Doctrina de indole cognitionis nostrae de Deo, III. Doctrina de Dei attributis, IV. Doctrina de Deo Patre, Filio et Spiritu S. (Дело по внутрен. Правл. 1829 г., №12), а в конспекте, представленном им к июньским экзаменам 1830 г. помечены прочитанными в течении второй половины учебного года отделы: I. Doctrina de mundi creatione, II. Doctrina de Dei provedentia, III. Doctrina de spiritibus, IV. Doctrina de statu hominis primitivo и V. Doctrina de primorum parentum lapsu (Дело по внутрен. правл. 1830 г., №10).

12

Conspectus theologiae dogmaticae examine studiosorum ecclesiasticae KiJovensis Academiae sub finem guinti cursus academici instituendo accomodatus. Theologiae professor, Archimandrita Innocentus (См. дело по внутрен. правлен. 1831 г., №86).

13

См. архив. Киевс. дух. Акад. дело по внутрен. правлен. 1831 г., №91).

14

Conspectus theologiae dogmaticae examine studiosorum ecclesiasticae Kiovensis Academiae sub finem sixti cursus academici instituendo accomodetus. Theologiae professor, Archimandrita Innocentius. (Дело по внутрен. правл. 1833 г., №55).

15

Comspectus praelectionum ex ambitu theologiae potissimum dogmaticae, guae coram studiosis Academiae Kiovensis habetae sunt posterioribus praeterlabentis anni mensibus. Theologiae professor Archimandrita Innocentius. An. Dom. 1833. Decemb. 16 (дело по внутр. правл. 1833 г., №56).

16

Conspectus praelectionum ex theologia practica, guae studiosis Kiovensis ecclesiasticae Academiae per duos praeterlabentes cursus academici annos traditae sunt. Theologiae professor, Archimandrita Innocentius. (См. дело по внутрен. правл. 1835 г., №33).

17

Conspectus rerum, guae ex theologia dogmatica studiosis Kiovensis ecclesiasticae Academiae traditae sunt. Theologiae baccalaureus, hieromonachus Melito. 1835. an. Jun. 1 d. (Ibid., ibid.).

18

Дело по внутрен. правл. 1834 г. №34.

19

Арх. Киевск. дух. Акад. дел. по внутрен. правл. 1836 г.

20

Ibid., дело по внутр. правл. 1836 г., №24. Из этого дела видно, что вместе с прошением об отпуске для поправления здоровья Иннокентий просил увольнения вообще от профессорских обязанностей. Но Комиссия Духовных Училищ, разрешив ему отпуск для поправления здоровья, просьбу его об увольнении от обязанностей профессора «положила оставить без исполнения».

21

Ibid., дело по внутрен. правл. 1836 г., №43.

22

Ibid., дело по внутрен. правл. 1836 г., №51.

23

Ibid., ibid.

24

Ibid., дело по внутрен. правл. 1837 г., №73.

25

«Сборник из лекций бывших профессоров Киевск. дух. Акад., изданный по случаю пятидесятилетнего юбилея К.Д.А.» Киев, 1869 г. (См. предисл. к лекц. Иннокентия, стр. III).

26

Первый конспект по догматике за подписью Димитрия встречается уже в числе конспектов, представленных к июньским экзаменам 1836 г. (Архив. Киевск. д. Акад., дел. по внутрен. правл. 1836 г., №42)

27

Этот, собственноручно написанный Иннокентием, конспект представлен был им к декабрьским экзаменам 1833 г. См. дело по внутрен. правл. 1833 г. №56.

28

См. архив Киевск. дух. Акад., дело по внутрен. правл. 1823 г., № 11.

29

Dobmayer, Systema theologiae catholicae. Solisbaci, 1807, t. I. (весь).

30

Ibid., t. II, pars 1.

31

Ibid., i. III, pars 2.

32

Dobmayer, op. cit., t. I, pag. 25–33.

33

Во время Иннокентия этих наук не существовало. В восполнение такого пробела при Иннокентии и, кажется, по его инициативе была введена особая наука, под названием «церковное богословие» или «экклезиастика». Первый конспект по этой науке, за подписью баккалавра Мелитона, мы встречаем в числе конспектов, представленных к выпускным экзаменам VI курса, в июне 1833 года. В конспекте Мелитона экклезиастика имеет следующий состав. Часть первая, соответствующая символике, говорит о церкви, как училище христианской веры (подробная речь о церковных символах и исповеданиях); вторая часть, соответствующая литургике, трактует о церкви, как совокупности священнодействий (здесь говорится о священнодействиях таинств, литургии; о священных местах и временах; о богослужебных книгах); третья и четвертая части, соответствующие иерархике, излагают учение о церкви, как управе христианской нравственности и обществе правителей и учителей (говорится о необходимости в церкви законодательной и судебной власти и о священных степенях епископа, пресвитера и диакона); наконец, пятая часть, трактующая о церковном законоположении или каноническом праве, соответствует канонике (См. дело по внутрен. правл. 1833 г., №55).

34

Этот конспект представлен был Иннокентием к выпускным экзаменам VI курса, в июне 1833 года (См. арх. Киевск. дух. Акад., дело по внутрен. правл. 1833 г., №55).

35

Между этим и предыдущим трактатом иногда ставились трактаты: de homine in statu innocentiae и beatitudine et actibus humanis (последний трактат надписывался иногда «de ultimo fine hominis»). См. Summa theologiae scholasticae, auctore M. Becano, Parisiis, 1658. Иногда последний из этих трактатов сливался с предшествующим трактатом de angelis под общим заглавием «de beatitudme, de angelis et actibus humanis». См. Cursus theologicus ad usum tyronum elucubuatus. Fr. Viva. Pragae. 1716

36

Между этим и предыдущим трактатом ставился иногда еще трактат de legibus. См. Becani op. cit.

37

Tractatus theologicus de sacramentis in genere et specie, disputationibus et quaestionibus amo incarnatae Sapientiae 1708 septembri 10 inchoatus… in collegio Kijovo-Mohiliano exporrectus et illustrates. Находится в библиотеке музея при Киевск. дух. Акад. (имеются экземпляры этого курса в библиотеках Киевск. дух. Акад. и Киево-Михайловск. монаст.). В этой рукописи содержатся еще трактаты: 1) disputations theologicae de peccatis et gratia in duos tractatus distributae, anno Domiui 1709, februari 24, 2) praefatio ad menstruas disputationes thiologicas de fide theologica, de spe theologica, de charitate theologica in tres tractatus distributes, anno Domini 1709.

38

Theologia scholastic de Deo ter optimo maximo in collegio Kijovo-Mohiliano dictata consvetisque disputationibus et auctoribus illustrata. Читана в 1725–1727 г., хранится в библиотеке музея при Киевской дух. Академии. Содержит в себе трактаты: 1) de Deo secundum de et attributis divinis, 2) de Deo trino, 3) de jure et justitia, 4) de incarnatione, 5) de angelis.

39

Theologiae orthodoxae christeanae tractatus de Deo et angelis in orthodoxo collegio Kijovo-Mohiliano disputationibus illustrati per reverendum patrem Hilarionem Levicki, ejusdem collegii rectorem, anno Domini 1726 expositi. Находится в библиотеке Киевск. дух. сем. и представляет собой продолжение уроков Волчанского, заключая в себе чтения третьего и четвертого годов богословского курса 1725–1729 г., именно трактаты: 6) de ultimo fine hominis, beatitudine et actibus, 7) de tribus virtutibus и 8) de sacramentis.

40

Tractatus theologiei pro veritate materiarum varii certa method et ratione en desputationes atque quaestiones tributi. Читан в 1741–1743 г.; хранится в библиотеке музея при Киевской дух. Академии. Содержит в себе трактаты: 1) de Deo uno et trino, 2) de incarnatione, 3) de angelis, 4) de homine in statu innocentiae, 5) de ultimo fine hominis, 6) de peccatis, 7) de gratia, 8) de tribus virtutibus, 9) de sacramentis.

41

Tractatus theologicus in academia Kijovo-Mohiliano-Zabovsciana ex anno Domini 1747 in annum 1748. Хранится в библиотеке музея при Киевской дух. Академии. Заключает в себе трактаты: 1) de gratia, 2) de merito, 3) de pecatto, 4) de poenitentia, 5) de fine ultimo et beatitudine hominis, 6) de tribus virtutibus. Тому же Ляскаронскому принадлежат в рукописи, хранящейся в библ. музея при Киевск. д. Ак., читанные в 1749–1750 г. трактаты: 1) de Deo uno et trino и 2) de jure et justitia.

42

Наиболее совпадения система Прокоповича представляет с системой Каловия (Systema theologicorum, 1675–1677).

43

Dobmayer, Systema theologiae catholicae, l, V. Solisbaci, 1818, pag. 3.

44

Критикуя планы Генке, Аммона, Прокоповича и Шотта.

45

См., напр., Calovi, Theologia positiva, 1682, Wittebergae, pag. 486–503.

46

Надобно заметить, что конспект Иннокентия только указывает место учению о церкви. Подробное же изложение догматических понятий о церкви входило в содержание науки «церковного богословия» или «экклезиастики», которая и начиналась именно раскрытием догматического учения о церкви (См. цитован. конспект Мелитона по экклезиастике).

47

Io. Fr. Buddei, Institutiones thiologiae moralis, Lipsiae, 1727.

48

Institutiones, pag. 26.

49

Ibid., pag. 247.

50

Ibid., pag. 282.

51

Ibid., pag. 294.

52

Ibid., pag. 303, 304.

53

Reinhard, System der christlichen Moral. 5 Bde, 1788–1815.

Вам может быть интересно:

1. О Боге Мздовоздаятеле. Частное мздовоздояние профессор Митрофан Филиппович Ястребов

2. Когда пророчествовал Авдий? профессор Иван Степанович Якимов

3. Смысл жизни и деятельности преосвященного Феофана (Говорова) профессор Иван Николаевич Корсунский

4. Профессор Евгений Евстигнеевич Голубинский Пётр Иванович Цветков

5. О заслугах прот. А. В. Горского для славяно-русской историко-филологической науки профессор Григорий Александрович Воскресенский

6. Мир с ближними, как условие христианского общежития профессор Памфил Данилович Юркевич

7. Первое посещение Троицкой Лавры и Академии Высокопреосвященнейшим Леонтием (Лебединским) профессор Василий Александрович Соколов

8. Морское сообщение между Тяньцзинем и Шанхаем архимандрит Палладий (Кафаров)

9. Преподобный Иосиф Волоколамский в его "Просветителе" митрополит Макарий (Булгаков)

10. Памяти профессора Ивана Николаевича Корсунского профессор Анатолий Алексеевич Спасский

Комментарии для сайта Cackle