архиепископ Никифор (Феотокис)

Ответы на вопросы старообрядцев

Содержание

Предуведомление об издании и творце этой книги Окружное послание Преосвященного Никифора, Архиепископа Славенского и Херсонского, к старообрядцам Ответы на двадцать глав Глава 1. По преданию, Государь, Никона, Патриарха бывшего, и по новоизложенным его книгам проповедуют нам ныне его Никоновы ученики новую, незнаемую веру, по своему плотскому мудрованию, а не по Апостольскому и святых отцов преданию: той веры не только мы, но и прадеды и отцы наши до наступления Никонова Патриаршества и до сего дня и времени не слыхали. Глава 2. Якоже в книге, глаголемой Скрижали (лист 766) Дамаскин иподиакон в слове своём в 3 неделю святого поста, повелевает нам, православным Христианам ходить по-Татарски без крестов, и пишет сице: Кая польза, или добродетель есть, носить кому крест на раме своём? Глава 3. Да он же Дамаскин не убояся страха Божия, отрыгнув от злого сокровища сердца своего, в том же слове именовал безгрешного Сына Божия Господа нашего Иисуса Христа грешным, якобы он Спаситель наш распялся за некое прегрешение, а не за мирские прегрешения и спасение, и пишет (в Скрижали лист 766) сице: «тако да имате пред собой смерть вашу якоже и он, иже имать распинатися за некое погрешение, носит крест на раме своем, и ходит трепеща и ожидая смерти. Глава 4. Також, Государь, и воскресения Сына Божия во многих местах в новых своих книгах не проповедуют. В служебниках на литургии, и в триодях, в великую субботу, в тропаре Благообразный Иосиф: и в тропаре Мироносицам женам: и в кондаке, Иже бездну затворивый: и в светильне воскресном 3 гласа, воскресение Сына Божия оставлено, неведомо для чего. Глава 5. Да они же, Государь, напечатали в новом потребнике (лист 42) в молитве на крещение человеком, повелевают молитися духу лукавому: сегоже их умышления не даждь нам Боже, и помыслити. А по преданию святых Апостолов и святых отцов написано: но молим ти ся, Владыко, Дух Святой и проч: Глава 6. А в церковном, Государь, священии в том же Требнике (лист 73) напечатали не по преданию же святых отцов, повелевают свящати мылом: и то, Государь, церкви Божия не освящение, но паче осквернение. Понеже в мыле всякая бывает нечистота и скверность. По преданию же святых отцов велено освящать губой грецкой, или платком чистым. Глава 7. А над умершими вместо помазания святого масла велят пеплом посыпать, его же срамно есть не только творить, но и говорить. И Господу нашему Иисусу Христу спасённое его имя, наречённое от Бога святым Ангелом (переменили же). Глава 8. И самый истинный и животворящий Крест Христов, от трёх древ, от певга и кедра, и кипариса сотворённый, отставили, и возненавидели его, и непотребна сотворили, и возлюбили крыж Латинский, и во всём почитают его паче истинного и Божественного Креста Христова, от трёх Древ сотворённого. Глава 9. Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано по того же Дамаскинову преданию (и по диавольскому учению) велено нам креститься щепотью, тремя персты. Глава 10. Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано, велено говорить Аллилуйя трижды, а в четвёртый, Слава тебе Боже; И мы, Богомольцы твои, троить ту Божественную Аллилуйя отнюдь не смеем. Глава 11. Да они же, Государь, новые веры учители, в молитве Иисусове Сына Божия именовать нам не велят, не ведомо, для чего. Святой же Иоанн Златоустый в воскресном толковом Евангелии (в неделю 17) пишет сице: Аще ясте, или пиете, или делаете что, или шествуете, или седите, или стоите, или ино что творите, непрестанно вопийте кийждо вас: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя; и в книге бесед Апостольских (лист 110) и во многосложных посланиях Германа, Патриарха Царяграда, и Григория Двоеслова в книге, и Григория Синаита и Кирилла Иерусалимского (лист 178) и в прологе 9 Января, 22 Июня и в книге Филофея Патриарха, и Нила Сорского, в житии Михаила Малеина, и во псалтири, и часовниках печатных и письменных, и во многих книгах святые отцы в молитве Иисусове Сына Божия глаголать повелевают. Глава 12. Такожде, Государь, и Символ православной Христианской веры изменили. Говорят: и в Духа Святого Господа животворящего, а истинного отняли. А святые отцы, Государь, того отнюдь не изменяли, и прибавить или отбавить собой ничего не смели: якоже преподобный Иоанн Дамаскин во многосложном своём послании пишет в соборниках дестевых и в полдесть, и в книге блаженного Максима Грека во главе 5, в слове ответном к Николаю Латинянину, и в Духа Святого Господа истинного и животворящего. Такожде и в книге Никонских правил от слова 39. И в книге Кирилла Иерусалимского лист 128 и 144. И паки в той же книге Максима Грека в главе 1... И в книге Кормчей Московской печати под последним числом лист 2. В тех во всех книгах, идеже Символ православной веры положен, везде с истинным, а истинного нигде не оставлено. Глава 13. Да они же, Государь, в стихе: Царю небесный: совершенно Духа Святого истинным не именуют. Напечатали сице: Царю небесный, Утешителю, Душе истины: две буквы наш [н] да иже [и] из истинного отняли, а потом сотворили Духа Святаго, аки причастника истине, а не самый истинный Святый Дух именуют. Глава 14. А на Троицкой вечери молитву Святому Духу отняли всю, и ектинию большую отставили же. Глава 15. А Трисвятое, Ангельское пение, те новые учители переменили же, и напечатали (в Ирмологе, лист 284 и с прибавком сице: силы, святой Боже, святой крепкий, святой бессмертный, помилуй нас. Глава 16. Да они же, Государь, напечатали непотребное слово: Честнейшую Херувим, и славнейшую без сравнения Серафим. Глава 17. А в Богородичном воскресном тропаре, Иже нас ради рождейся: напечатали нас отчаянными, а отчаянные, Государь, бесы, и кто сам себя заклал. А нам грешным Господь Бог до последнего издыхания не повелевает отчаиваться: и Спаси Спасе наш, люди согрешшие, понеже мы согрешили, и покаемся Господу Богу. Глава 18. Да они же, Государь, в новых своих правилах налагают человеком бремена тяжка, и не удобно носима, не против человеческия меры и Святых отцов предания. Глава 19. Да они же напечатали в номоканоне же во главе 9: инок аще в келлии поет, и за то епитимию положили против блудника на 7 лет. И то, Государь, всё затевают они не по правилам святых отцов, но собой на погибель душам нашим, а не на спасение. Глава 20. Да они же, Государь, в покаянии и исповеди Псалмы и молитвы исповедником и над умершим прощательные и разрешительные молитвы, и величания святым отставили, и всё действо в Божественных службах творения Василия Великого, Иоанна Златоустого, и Григория Папы Римского преложили на свой чин, по своему плотскому пренебрежению. Тако же и прочие церковные пения: заутреню, и вечерню, и полунощницу, и молебны, и панихиды, и вкратце рекше, весь церковный чин и устав, что содержит церковь Божия, то всё переменили, и книги перепечатали, не по преданию святых отцов, и всю православную Христианскую веру превратили на свой разум. Ответы Архиепископа Астраханского Никифора на 15 вопросов, предложенных ему в поданном 1790 году прошении от называющих себя Старообрядцами, живущих по реке Иргизу Вопрос 1. Когда крестился святой Князь Владимир в Христианскую веру Греческого закона, тогда от Грек в Россию взяты все чины и уставы Греческие, и законоучители, как-то первого Михаила митрополита, также Епископы, и пресвитеры, иноки, и прочие чтецы и певцы, в лето бытия мира 6495; то справедливо ли так было? Вопрос 2. От лет Князя Владимира до лет первого Российского Царя Иоанна Васильевича, а от Иоанна Васильевича до лет Царя Алексия Михайловича, та же ли была православная Греческая вера, или другая какая? Вопрос 3. Предки наши от времён Князя Владимира, и до лет Царя Алексия Михайловича, Цари и Князи, Патриархи, Митрополиты, Архиепископы и Епископы, и пресвитеры, и прочее все церковные учители, при святых церквах Греко-российских находящиеся, все ли православные были или не все? Вопрос 4. Бывший стоглавный собор во время Благочестивейшего Царя Иоанна Васильевича при блаженном Макарии, Митрополите Московском, на подкрепление православной ли веры или неправославной? И всё ли законно на нём положено и утверждено, или не всё? и аще незаконно, то какое незаконное утверждение? и чему подлежит то их незаконное утверждение, ереси или раскольству? Вопрос 5. Первенствующие Российские святые отцы, и досточудные мужи, которые благодатью Божией, нетлением телес прославлены, и чудодействием обогащены, до лет стоглавного собора, и по соборе, по тем ли самим сущим на хартии и бумаге писаным и печатанным книгам спаслись, которые и поныне всюду имеются, или по другим каким? Вопрос 6. Видим мы из святых отцов писания первенствующей матери нашей Греко-российской православной церкви на хартии и бумаге писанных и печатанных книгах от времён Князя Владимира даже до лет Царя Алексия Михайловича, все те книги свидетельствуют и повелевают двумя перстами креститься и людей благословлять, а на не крестящихся так клятву положили: то справедливые ли первенствующей святой Греко-российской церкви те харатейные, и на бумаге писанные и печатные книги, повелевающие так иметь, и всё то твёрдо содержать, или несправедливы? А когда несправедливо, то почему несправедливо? Вопрос 5. Паки: как мы видим из вышеписанных святых книг первенствующей матери нашей Греко-российской святой церкви, довольное число личное и достоверное свидетельство о двуперстном сложении, к знаменованию лица и к благословлению Христоименитых людей, чему в согласность, то же видим и на святых чудотворных Греческих и прочих древних святых иконах благословящие и молящие руки, ясно во свидетельство показывают в два перста, как то в Царствующем граде Москве и в прочих местах: то справедливо ли как во святых книгах, так и на святых иконах такое сложение перст, или несправедливо? Вопрос 8. Первенствующей матери нашей святой Греко-российской церкви пастыри и учители, то есть Патриархи, Митрополиты, Архиепископы и Епископы, и прочие церковные учители исповедуют в вышеписанных книгах в сложение перстов в указательном и великосреднем Божество и человечество, Бог по Божеству, а человек по вочеловечению, а великим и малым, и что подле малого, сими образуют Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, единого Бога в трёх Лицах, чему согласует и Платон, Митрополит Московский, и весьма похваляет такое православное в перстах исповедание, о чём свидетельствует он в сочинённой своей книжице, глаголемой Увещание, на листе 44 и 45: то Преосвященный Платон справедливо ли так разумеет, и исповедует с первенствующими Греко-российской святой церкви учителями, или несправедливое и аще несправедливо, то почему несправедливо? Вопрос 9. Первенствующие Греко-российской святой церкви учители в вышеписанных святых книгах пишут и свидетельствуют о двуперстном сложении так, что взято-де от Христа, Апостолов и святых отцов. В нынешних же новопечатных книгах пишут о двуперстном сложении иначе, и порицают то двуперстное сложение таким образом: Вопрос 10. Первенствующей Греко-российской святой церкви учители в вышеописанных книгах не крестящихся двумя перстами проклинают: в нынешних же новопечатных книгах не крестящихся тремя первыми перстами от церкви отлучает, и прочими страшными клятвами облагает: яко же пишет в Скрижали на листе 10, и в соборном свитке на листе 6, и в Обличении на листе 24 и 25; то справедливое ли то от церкви отлучение и клятвоположение тех книг, или не справедливое? Вопрос 11. Первенствующая мать наша Греко-российская святая церковь может ли к себе принять в сообщение каких-либо еретиков, и какой-либо святой тайне их сподобить, то есть, ко крещению, или к бракосочетанию, без их прежде раскаяния и обращения ко святой церкви, или не может? И аще может, то почему может? Вопрос 12. И аще примет коих-либо еретиков, и коей-либо святыни сподобит, то не подлежит ли какому оная православная правильному сомнению? или не подлежит? Вопрос 13. Стоглавный бывший собор при Благочестивом Царе Иоанне Васильевиче и при блаженном Макарии, Митрополите Московском, то сей собор во свидетельство приводит нынешний Платон, Митрополит Московский, в своей увещательной книжке о поправлении книг, и полагает за справедливый: в прочих же в новопечатных же книгах тот стоглавный собор совсем опорочен, и назван бреднями, и бывшие на нем православной церкви учители названы невежами, и аки бы утверждён тот собор на единых баснях и бреднях: то справедливое ли тех книг такое на тот собор порицание, или несправедливо? Вопрос 14. Книга Кирилла, Архиепископа Иерусалимского, которая печатанная при Благочестивом Государе Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче всея России, по благословению Святейшего Патриарха Московского Иосифа, и тая книга в новопечатной книге Обличении, весьма опорочена тако, что аки бы тая книга Кириллова не приятна или не угодна православным Христианам, а приятна или угодна единому диаволу: то справедливое ли такое порицание той Кирилловой книги, или несправедливо? Вопрос 15 (и последний). Две службы, положенные по старопечатным книгам, а именно, первая месяца Апреля 14 дня, святых новых мученик, Антония, Иоанна, Евстафия: вторая, месяца Мая 15 дня, преподобного отца нашего Евфросина, Псковского чудотворца, и те обе службы в новопечатных книгах оставлены и опорочены, то почему? О сем нам неизвестно.  

 

Предуведомление об издании и творце этой книги

Где говорят дела, назидающие спасение душ человеческих, там велеречие излишне. Следовательно, ни книги сей, ни творца её нет нужды превозносить похвалами. Об обстоятельствах же, произведших сие святое дело, объяснить вкратце не только не будет излишне, но даже и потребно сие для сведения любопытных.

Творец книги этой есть Преосвященный Никифор1, Архиепископ, бывший прежде Славенский, а потом Астраханский. Родом он из Греции, где и воспитан, и разным научен знаниям.

Оттуда, приехав в Россию, посвящён в Архиепископа. По прибытии же своём в новую свою епархию, бывшую тогда Славенскую и Херсонскую, а ныне Новороссийскую, узнав о неправоверии неких своей паствы, первым почёл долгом, через Окружное послание (оное здесь на странице 1 напечатано) ко всем жившим тогда в его епархии, называющим себя Старообрядцами, с пастырской кротостью и ревностью воззвать их к обращению в недра святой церкви. Препроводил же он это послание к Протоиереям Елисаветградскому и Бахмутскому, где особенно помянутые Старообрядцы жили) с предписанием, дабы они тщательно в собрании их Старообрядцев оное прочитали. В Елисаветградском уезде две слободы, одна Знаменская, толку Поповщины (эта слобода после переведена в Крым), а другая Злынка, толку Беспоповщины, Божией милостью вскоре обратившись к святой церкви, совершенно присоединилась, в чём и старание Протоиерея Елисаветоградского Димитрия Смолодовича немало способствовало. В Бахмутском же находившиеся уезде, вместо ответа, вручили посланному от него Протоиерею Петру Расевскому список с челобитной, в 20 главах состоящей, (которая некогда от Соловецких монахов Государю Царю Алексию Михайловичу прислана была в Москву) для доставления пославшему его к ним оному Преосвященному Никифору. Список этот немедленно прислан был к нему, Преосвященному, при письме помянутого Протоиерея. А как челобитная сия без сомнения требовала ответа, ибо они через неё как будто вопияли: «ответствуй на сии возражения, если имеешь что ответствовать», то и была она причиной сочинения ответов (см. ниже), которые в непродолжительном времени от него, Преосвященного, к ним и отосланы.

По переведении же его в Астраханскую епархию, когда он отправился в 1790 году в Саратовскую Губернию для посещения церквей, тогда двое монахов из называющихся Старообрядцами, один Сергий, бывший тогда строитель верхнего Успенского, что на Иргизе монастыря, а другой Прохор, (из коих первый обратился уже, и ныне иеромонах и настоятель Успенского монастыря, Белорусской Губернии в Белицком повете находящегося) подали ему, Преосвященному, прошение именем всего общества, в 15 вопросах состоящее, испрашивая на каждый из оных решительного ответа. Ответы сии действительно были от него, Преосвященного, написаны, и к ним, Старообрядцам, доставлены с присовокуплением рассуждения или ответа же о Святом мире, о чём оные монахи словесно его, Архиепископа, просили. Сии ответы и рассуждение о мире читатель увидит ниже.

Теперь известны тебе, благосклонный читатель, обстоятельства, подавшие причину к произведению на свет этой книги, в коей никакого лицеприятия, никакой мирской страсти или цели не увидишь, а найдёшь только учение Евангельское, и истинные наставления святой соборной и Апостольской церкви, вечного ради душ спасения изложенные. Книга сия давно уже сочинена, а ныне, по воле Святейшего Правительствующего Синода, шестым тиснением в печать издана, в чаянии обращения к святой Божией церкви и прочих остающихся ещё от неё отделённых. Надежда, однако, обращения возложена не на силу книги, но на человеколюбивейшую благость Божию. Всяк бо дар совершен, свыше есть сходяй от Отца светов.

Окружное послание Преосвященного Никифора, Архиепископа Славенского и Херсонского, к старообрядцам2

Всем, именующим себя староверами, в Славенской и Херсонской епархии обитающим, благодати небесной и просвещения к познанию истины от Господа и Спаса нашего желаем.

Рассматривая овец мне милосердием Божиим вверенного стада, и по должности моей о спасении их рассуждая, вижу, что «и ины овцы имам, яже не суть от двора сего» и яко «и тыя ми подобает привести, и глас мой услышат, и будет» по словеси Христову, «едино стадо, и един пастырь»3. А что вы, именующие себя староверами, те овцы есть, которые от сего двора отлучились, известно есть, и нет никакого сомнения. Но каким образом вас привести? Как в стадо паки обратить? Как склонить возмогу к тому, дабы вы мой глас услышали, и более многих стад не составляли, но было бы едино истинное стадо, пасущееся на Божественной и православной пажити, пресыщающееся небесною пищей, и пиющее чистое питие благочестия? «Никто же может прийти ко мне, – рече Господь, – аще не Отец, пославый мя, привлечёт его»4. Убо и вы не можете прийти к свету православия, аще благодать Божия вас не привлечёт. «Сего ради преклоняю колена моя ко Отцу Господа нашего Иисуса Христа»5 с сокрушением сердца и многими слезами, моля его милосердие, дабы вам благодать свою просвещающую, и Духа привлекающего послал, чтобы вы мой пастырский глас и отеческое услышали увещание.

Я вижу то в вас, что Апостол Павел о Евреях сказал: «свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму»6. Евреи по ревности отвергали веру в Господа нашего Иисуса Христа, да и сам Апостол7 Павел по ревности гнал верующих во Христа; вы по ревности удаляетесь Православной Христовой церкви, и православных Христиан чуждаетесь. Они, мняще веру во Христа противну быти закону Моисееву, соблазнялись, вы, думая, что церковь Российская переменила Апостольские и отеческие предания, смущены и расточены стали. Но как ревность у Евреев была не по разуму, так и ваша ревность истинного знания не причастна.

Я рода Греческого, в Греции8 рождён, воспитан и священства удостоен; святейших Патриархов, как то, Константинопольского, и Иерусалимского и разных не первейших Греческих Архиереев видел, и чрез многое время имел с ними обращение: с преосвященными Иверскими, с Христианами, Аравлянами, Далматами и Булгарами многими об их церковном чине речь имел; с начальными горы Афонской и горы Синайской иноками, кои с великим тщанием и самые церковные обряды наблюдают, многажды разговаривал, в Валахии и Молдавии пребывая, многие книги древние читал. И сего ради свидетельствую вам пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, что ни в догматах, ни в таинствах, ни в священных обрядах, ни в Божественном служении, ни в церковных канонах, ни в отеческих преданиях, ни в книгах церковных, ни же в учении нравственном есть какое-либо церковное различие между всеми вышеупомянутыми и Россиянами, но совершенное и исправное согласие даже до йоты и точки: а все суть «едино духовное тело, един Господь, едина вера, едино крещение». Всё между ними согласное и сходное без всякой разности, так что даже удивлялся я многажды величеству промысла Божия, рассуждая, что хотя толикая разность языков, толикая отменность племён и народов православных, столь великое между ними расстояние, однако все православные согласно и единодушно тем же образом Богу поклоняются, и слово веры проповедуют. Вы токмо одни от всех православных разнитесь в заповедях церковных так, что даже и сами между собою имеете зело важные церковные отмены.

Я, с немалым прилежанием исследуя, кто был первый сеятель сего раздора, кто первый отлучил вас и отторгнул от святейшей нашей общей матери Апостольской и православной церкви, сыскал в соборе Киевском, что он был некто Мартин, образом монах, а родом и ересью Армянин, который многие места прошёл, в том числе и Рим, где, по-видимому, вкусил нечистоты и Папских заблуждений; наконец, около лета Господня 1150, в Россию пришёл, и объявил себя Греком православным, а притом Константинопольскому Патриарху сродником. Он не токмо по разным местам свои еретические насеял догматы, но издал и книгу, которую наименовал «Истина», содержащую в себе разные ереси и суеверия, например: что едино есть во Христе естество: тело его с небес снизошло; тремя перстами, двумя, то есть, последними и первым, креститься надлежит: дважды после Псалмов должно петь Аллилуйя; ходить надлежит посолонь в процессиях; не до́лжно знаменовать просфоры знамением креста; не до́лжно почитать четырёхконечного креста, и иные двадцать ересей. Но когда позван был от православных Архиереев, в Киеве собравшихся, и допрошен, то все свои написанные ереси изъяснил, и притом признал себя, что он ни Грек, ни православный, ни Патриарший сродник, но родом и ересью Армянин, и с клятвой обещал всего отречься, кроме Армянской ереси, в которой он и рождён и воспитан был. Того ради помянутые Архиереи отправили его в Константинополь к Патриарху «Константинопольскому Луке Хризовергу, в которого времена, то есть 1166 года, по повелению Императора Мануила Комнина собравшийся собор, судил за достойно оного Мартина огню предать. О сем Синоде пишет9 Иоанн Киннам в 6 книге Истории, и Никита Хониат в книге 7, истории Императора Мануила Комнина; а деяния оного собора рукописные даже до сих пор находятся в Риме в библиотеке Ватиканской, почерком преизрядным начертанные, и собственноручным подписанием Епископов утверждённые, как свидетельствует очевидный свидетель Аллатий в своей книге, нарицаемой «Беспрерывное восточной и западиной церкви согласие».

После сего льстеца, были ещё в Сибири в 1660 году ваши главные три учителя раскольнические, их же имена: Иосиф Астомен Армянин же, Иаков Лепихин, и лжемонах Аврам Венгерский, родом жидовин, из коих первый и последний между прочими нелепостями, против естества и разума, учили страшный и Богу прегнусный грех делать, то есть, ужасному и Богоненавистному самого себя сожиганию10.

Из сего следует, что вы, будучи таких учителей учениками, не можете быть единодушны и согласны в вашем благочестии и обрядах, но противны и разногласны, подобно как строители столпа Вавилонского, разные составляющие толки. Напротив того, православные Христиане, по Спасителю нашему и Апостолам, имеют у себя наставников и учителей, мужей Апостольских, учёнейших и святейших, каковы суть: великий Афанасий, небоявленный Василий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и прочие учением и святостью сим подобные, и от вас самих почитаемые, и суть же между собою согласны и единодушны, едино и то же о благочестии помышляя, и церковного раздора никакого не имея.

Между тем и то рассуждаю, что в самом начале первого Спасительного века православные Христиане всегда имели училища, учителей, наставников и толкователей Писания, и других мужей учёных, что особливо явствует из школы Катехической Александрийской, в которой процветали мужи преславные, как то Апостольский (муж) Пантен11, Климент Александрийский, и прочие. Ибо знали Христиане, сколь великая состоит нужда в науке, чтобы проповедовать веру, побеждать язычников и нечестивых, сопротивляться обаяющим еретическим доводам, ведая, что и сам Господь Бог наш проповедников своей святейшей Христианской веры в день Пятидесятницы, через излияние благодати Духа Святого, благоволил украсить и укрепить дарованием премудрости: и слыша Божественного Павла, повелевающего сугубой чести сподоблять пресвитеров, паче же труждающихся в слове и учении12, и глаголющего, что Священное Писание может умудрить во спасение13. Сего ради такое было между Христианами множество учёных мужей, что Римский Иулиан отступник, будучи тронут завистью, запретил Христианам не только иметь училища, но ни же приходить в оные. Почему святой Григорий Богослов, рассуждая о вреде, могущем оттуда церкви последовать, в обличительной своей на оного царя речи лукавую оную пронырливость и хитрую вероломность сильно укорил.

Вы же не имеете ни училищ, ни книг, ни учителей, ни мужей учёных и искусных, следовательно, не ведаете свойственного толка Писаний, силы закона Божьего, догматов, и истинного Богословия, правил вселенских и поместных Соборов, установлений святых отцов, толков разных еретиков, церковной Истории и всего того, что просветить может человека к различению истинного благочестия от несправедливого иноверия. Напротив того, православные Христиане во всех выше писанных как с самого начала, так и ныне преизобилуют.

К сему прибавить можно и то, что вы не имеете ни церкви, разве какой неизвестной и потаённой, ни священника, кроме какого-либо вероломного отступника, который или по бесконечной своей злости, или отлучённый за злодеяния, бежавши от православной церкви, у вас прибежище сыскал, ни же святого мира, разве частичку украденного по большей части сомнительного, и за великие деньги вами купленного, ни же архиерейского благословения, ни проповедания слова Божия: но всех сих Духовных даров и благодати остаётесь лишены, и вы имеете глад не в хлебе, но в слове Божьем, по словам пророка Амоса14. Православные же Христиане не токмо бесчисленные, преукрашенные и великолепнейшие церкви имеют, но и все степени священства, весь монашеский чин, всех Таинств священнослужения, всякие благодати, и Божественных даров преизобильное подаяние, слово же Божие беспрерывно у них и чтётся, и слышится, и проповедуется.

Отсюда явствует:

1) что сатана, который под видом змия обманул Праматерь нашу, тот самый ваших предков под видом ревности обольстив с таким притом различием, что он праматери сказал: приступи, и вкуси плода, и будешь бессмертной, а вашим предкам внушил, чтобы они, желая спастись, не приближались, но бегали бы церкви православной; тот самый, который и в ангела светла преображается15, предков ваших от сообщения с православными под видом наблюдения старой веры, отлучил, подобно как и Евреев под видом почтения к закону Моисееву, от веры в Господа нашего Иисуса Христа отчуждил.

2) Что кроме самых дел вопиющих, имеете моё свидетельство, клятвой утверждённое, которое доказывает, что между Российской и всех православных Христиан церковью нет никакого различия; из сего сами вы признать можете, что ревность ваша не по разуму.

3) Что такие были учители и наставники вашей секты, которых одно воспоминание приводит в стыд и срам потому, что они были «Армяне да Евреи», кои, сыскавши простаков предков ваших, обольстили оных, и от прямого пути отведши, в ров погибели привели, советуя им почитать добродетелями такие дела, какие прежде творили нечестивые язычники, сынов и дочерей своих для благоугождения богам своим сожигавшие.

4) Что истину веры Евангельской и предания Апостольские одна православная церковь проповедует, и опасно соблюдает. Ибо истина едина, а ложь многоразличной быть может а мы видим, что все православные Христиане во всей вселенной одно и то же имеют благочестие и обычаи, и едино есть духовное тело, по молению Господа нашего Иисуса Христа, «Да будут едино, елико же и мы едино есма»16. А у вас различные суть мнения, несогласия, и толки не только в учении нравственном, но и в самых к таинствам относящихся действиях.

5) Что не только не понимаете разум Священного Писания, и всего, чему православные Христиане веруют, и что церковь святая содержит, но и того не ведаете, чему сами веруете. Ибо кроме преданий и бабьих басней и неких невежд, целое Христианское благочестие некими ничтожными делами составляющих и ограничивающих, более у вас ничего не объясняется и не преподаётся. Когда все вы должны быть наученными, по Евангельской заповеди17: то – в самом деле, нет между вами ни наученного, ни в церковном учении искусного.

6) Наконец явствует (хотя то сие никакого не производит в вас к печали и соболезнованию чувствования, однако во мне, получившем от Бога благоволение вас пасти, и души ваши исправлять, несказанную болезнь рождает, и сердечные извлекая воздыхания, принуждает горькие проливать слёзы), что вы, будучи прежде братия наши и сочлены, ныне отторгнуты от нас и отделены. Прежде изобиловали Божественными дарованиями, а ныне удалены от всей Божественной благодати, алчущие слова Божия, жаждущие таинств, лишённые священства, бедствующие в отпущении грехов, и недостаток терпящие в благословении Архиерейском. Вы прежде, будучи с нами согласны и братия наши, любовь и почтение от всех имели: а ныне почитаетесь как несогласные и отдельные, как раскольники и отступники презираемы есть.

О вас же то самое можно сказать, что Господь о некотором книжнике сказал: «не далече еси от царствия Божия»18. Ибо когда вы таинства православных почитаете, к епископам и священникам православным честь имеете, то для чего и к церкви, где Таинства совершаются, также епископы и священники посвящаемы бывают, присоединиться не желаете? Для чего учения пастырского бегаете? Для чего ко отцам духовным истинной православной церкви приходить не хотите?

Едина есть святая, истинная и апостольская церковь. Она начало своё имеет во святом Сионе. Первый её основатель Сын Божий, строители – Божественные Апостолы, украсители – святые отцы. Она есть истинная и единая Иисуса Христа невеста, чистая непорочная, такова же и ныне, какова была в самом начале, «ибо врата адова не одолеют ей»19, по непременному Господа нашего изречению. В ней единой, как во святой и Духовной сени, все первобытные правые веры и догматы, и все предания апостольские неповрежденны и непременны содержатся и сохраняются. В ней единой православной церкви есть источник спасения вечного, и не иссыхающие потоки всех даров Духа Святого.

Сего ради «чадца» (глаголю бо вам словами Божественного Павла «имиже паки болезную, дóндеже вообразится Христос в вас»20,(приидите, отеческим и пастырским гласом вас призываю, приидите, «обратитеся ко мне, – глаголет Господь сил – и обращуся к вам, – глаголет Господь сил21, приступите к нему и просветитеся, и «лица ваша не постыдятся»22. Се отверзаю вам врата церковные, уготовляю святилище, предлагаю тайны, обещавши духовную благодать и пастырское благословение! Придите, я имею отверстые объятия, да обниму вас с отеческим сердцем в веселии духа: ожидаю вас, не отлагайте времени обращения под различными видами, ни же начальникам вашим, буде они вам воспрепятствуют, не повинуйтесь. Ибо они, о собственных прибытках, пользе и тщетной славе стараясь, не хотят попустить, чтобы вы к свету православия приступили. Обратитесь без отлагательства к святой матери нашей церкви, а я не косня после вашего обращения как сынов возлюбленных восприму, как уды Христовы облобыжу, прочим православным братиям присоединю, священников вам определю, церкви иметь дозволю, а что ещё более, – все священники будут вам скоры, чтобы совершать священное, и все церкви вам отверсты, а, наконец, будете от всех православных Христиан любимы и почитаемы, от меня всегда защищаемы и одобряемы, от Бога милосердого возлюблены, и Божественной его благодатью обогащены. Придите убо, приступите: сей глас смиренного вашего пастыря и архиерея вы должны разуметь не так, как глас человеческий, но как глас всемогущего Бога, которым вас зовёт, как некогда с небес Павла, первее гонителя церкви, а потом Апостола языков призвав: сей глас мною произнесённый, мою исполняет должность, а вами услышанный дарует вечное спасение. Но как я, если бы такого гласа не произнёс, должен бы был Богу судии, в страшный оный день, в который все будем судимы, ответ дать: так и вы должны будете за оное отвечать, когда явимся пред страшный его престол. Почему вы сие моего пастырского гласа отеческое призывание слушать до́лжно, а не презирать, Ибо если вы оное услышите, услышите Бога, по слову единородного его Сына: «слушаяй вас, мене слушает, и отметаяйся вас, мене отметается, отметаяйся же мене, отметается пославшего мя»23.

Дано в Полтаве 25 Марта 1780 года

Ответы на двадцать глав24

Ответы на двадцать глав, содержащихся в рукописной книжице, присланной нам от называющих себя староверцами, и живущих в Бахмутском уезде, которой надпись такова: «Список челобитной Соловецкого монастыря, какова послана к великому Государю Царю Алексею Михайловичу к Москве, в 7176 году от сотворения мира, месяца Сентября».

Тако несть воля пред Отцем вашим небесным, да погибнет един от малых сих. Мф.18:14.

Много подлинно тот от истины заблуждает, который или остроумием и силою доводов, или витийством и хитростью слов своих, вне церкви блудящих привлечь, и в оную ввести их надеется. Члены бо церкви, суть члены Иисуса Христа: «вы же, – говорит Божественный Апостол, – есте тело Христово, и уди от части. И овых убо положи Бог в церкви, первее – апостолов, второе – пророков, третье – учителей, потом же силы, также дарования исцелений, заступления, правления, роди языков»25. И потому заблуждающего обратить к церкви, есть то же самое, что и с телом Христовым его соединить. Сие соединение есть дело столь превосходное, что все силы человеческие превышает, и от одного только могущества и просвещения Божией благодати совершиться может: «никто же может прийти ко мне, аще не Отец, пославый мя, привлечет его»26.

Что убо человеку в толиком деле надлежит делать? Учить истине веры: «шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари»27. Для того Господь и Искупитель наш служителей обращения не с живущими, но с сеющими сравнил. И своих Апостолов, мрежи в море вметающих, а не рыбы извлекающих, в святое Апостольства Звание призвал. Человек бо мрежи истины растягивает, и семя слова Божия сеет: Божественная же благодать сердца тех, коих способными ко принятию дорогого истинной веры сокровища обрящет, располагает, и небесное слово плодовитым творит: «аз насадих, Аполлос напои, Бог же возрасти. Темже ни насаждаяй есть что, ни напаяяй, но возвращаяй Бог»28.

Мы, посылая к вам наше писание29, в коем Евангельскими словами к обращению и соединению со святой матерью православной церковью вас призывали, как бы исполненным долг наш почитали: вы же нам книжицу рукописную, вопросы, или лучше, – возражения содержащую, под названием Челобитной, прислали. А потому, Божественная благодать в сердцах ваших подействовала ли что, неизвестно. Но когда вы ни лица вашего не отвратили, ни ушей не заткнули, ниже всячески пастырского увещания отринули, а недоумие только ваше сими возражениями предложили, то вероятно кажется, что вы, по решении оного, возжелаете согласиться, и в недра блаженной вашей матери церкви (от которой отступя по закоулкам и стремнинам, даров её лишаясь, бродите) возвратиться. Но когда мы рассуждали, что о сих ваших возражениях изданные и обнародованные книги, то есть, «Увет Духовный, Пращица, Скрижаль, Розыск, Обличение, Увещание» довольно и изобильно пишут: в «книге же, называемой Жезл», из числа предлагаемых ныне нам возражений, ни шесть имеете важные и самые достаточные ответы: сверх того, когда нимало не могли мы сомневаться, чтобы на все сии вопросы (если только оные, где надлежало, представлены были) особливого ж воспоследовало решения (хотя содержащая оное решение книга и не дошла до нашего исследования), то отвечать ныне на оные делом казалось излишним.

Потом быв убеждаемы как поощрением важнейшей и многопочитаемой нами особы, так и частыми рассуждениями и страхом, дабы иногда молчание наше в худую не было принято сторону, и не подало бы вам повода к крайнему небрежению, и се вашем настоящем, сожаления достойном, духовном состоянии возношению: призвав всемогущего Отца и Бога во имя единородного его Сына, Господа нашего Иисуса Христа, и на благодать и свет Святого Духа надеясь, к решению предложенных вопросов поступаем.

Когда же мы сознаём и пред Богом свидетельствуем, что к сему делу руководствуемы одной и простой Евангельской истиной, приступаем, взирая на один только предмет, вечное душ ваших спасение, и кроме оного ничего другого не помышляя: то и вы, услышав Божественную истину, не должны более предлагать пустых причин, и маловажных возражений, но просвещающую благодать Божию, в слове его содержащуюся, охотным сердцем приемля, неукоснительно к святой обратиться долженствуете церкви, которая всегда готова с великим милосердием и охотой вас принять, и с собственными своими сынами соединить, и уды тела Христова восставить. Ибо, по услышании слова Божия, никакой более преграды не остаётся «аще не бых пришел, и глаголал им, греха, не быша имели; ныне же вины не имут о гресе своем»30.

Поскольку же упоминаемой вашей Челобитной сочинитель довольно показывает себя несведущим самых начал и первых понятий, которые нужны тем, кои о церковных вопросах слово иметь хотят, каковы и между вами может быть суть, кои не меньше не знают, для того не только полезно, но и нужно быть поставляем предположить решениям следующие примечания.

1. Никто хотя мало упражнявшийся в церковных Писаниях, сомневаться не может, что иное есть вера, иное заповедь, и иное совет Божий. Равным образом, иная есть важность слов Священного Писания, иная правил вселенских и местных соборов, иная определений святых отец, иная обыкновений церковных, иная же устава и обрядов. Неведение, мало различая из сих одно от другого, и все вместе смешивая, много выводит глупого. Грешник пред очами невежды то же есть, как нечестивый; преступник малейшего обряда, тоже как еретик: и, кто прямого обыкновения не исполнил, почитается осуждённым вечно, как и презритель догматов веры и Божественных заповедей.

2. Все догматы православной Христианской веры в Символе «Никейском» иные явственно, иные скрытно31 содержатся. Сей Символ святые вселенские соборы, первый, то есть «Никейский» и второй «Константинопольский», слова и мнения, из Священного Писания выбирая, изложили, прочие же все православные соборы утвердили.

Кто убо всему, содержащемуся в сем Символе, верит, тот есть православный; а кто всё отвергает, тот нечестивый32, о котором се страшное определение Божие: «да не видит славы Господни: иже бо не имеет веры, осуждён будет»33.

Всяк, кто к содержащимся в Символе догматам что-либо прилагает, или убавляет, или переменяет, есть еретик, о коем Божественный Апостол Павел следующее вещает: «еретика человека по первом и втором наказании отрицайся; ведый, яко развратися таковый, и согрешает, и есть самоосужден»34.

Кто же всем веры догматам верит, но от сообщения со святой соборной и Апостольской церковью для некоторых причин церковных себя отделяет, тот есть раскольник35. Сей когда Символ читает, устами хотя исповедует веровати во едину святую соборную и Апостольскую церковь, но делом презирает её, удаляясь от неё, и не хотя с ней сообщаться. Сей таковым отделением лишается благодати и даров Духа Святого, кои в оной разделяются. Сей не токмо от церкви, коей глава есть Христос, себя отлучает, но и от тела Христова, коего уды суть верные, себя отделяет. Сколь же велик и страшен есть грех раскола и распрей, моление об имени Божием Божественного Апостола довольно показывает: «молю вы братие, именем Господа вашего Иисуса Христа, да тожде глаголете вси, и да не будут в вас распри, да будете же утверждены в том же разумении, и в той же мысли»36.

3. Заповеди суть законы десятословия, которые верным, наследниками Царствия небесного быть желающим, необходимо сохранять до́лжно: «аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди»37. Советы же Божественные к совершеннейшей жизни и святости хранителей своих ведут, но повиноваться им никого не принуждают: «аще хощеши совершен быти, или, и продаждь имение твое, и даждь нищим»38. И так великое между заповедью и советом разлитие, которое святой Богослов Григорий Назианзин следующими словами изъясняет: «сущие в законоположении нашем, иные убо нужду налагают всячески повиноватися повеленным, яже и беду не хранящим наносят, иные же не нужду, но изволение, ниже хранящим убо честь и воздаяние, не хранящим же ни же какую-либо беду причиняют»39.

4. Священного Писания40, Ветхого, то есть, и Нового завета строитель есть Сам Бог: для того свидетельству оного более до́лжно верить, нежели словам всех человеков, и утверждениям Ангелов. Почему говорит Божественный Златоустый: «аще бы и мертвый восстал, аще бы Ангел с неба сшел, паче всех Писанию веровати надлежит. Англов бо Господь, якоже мертвых и живых Господь, сам оное устроил»41. И более нежели самим нашим чувствам, до́лжно верить словам Писания, блаженный Апостол Пётр нас научил, который хотя собственными ушами на горе святой стоя, глас от велелепной славы пришедший слышал вопиющий: «Сей есть Сын мой возлюбленный»42 однако гласа известнейшее имел пророческое слово.

5. После Священного Писания, Определения веры и Правила, или нравов установления от вселенских или местных соборов, или от некоторых святых отец изданные, и от самих вселенских соборов утверждённые почитать43, и сохранять долженствуем,

1: поелику основаны суть на словах Писаний, кои суть слова Божии,

2: поелику сложены суть от мужей верой, учением, святостью превосходных, для дела Божия, то есть, для защищения истинной веры, и исправления нравов вместе собранных, посреди которых сам Бог быть обещался: «идеже бо еста два или трие собрани во имя мое, ту есмь посреде их»44.

3: поелику сии соборы от святых Апостолов исперва учреждённые общую церковь представляют: «тогда изволися Апостолом и старцам со всей церковью»45, которая быв на камени истинной веры единородным Сыном Божиим создана, ни самые адские силы ввести в её веру заблуждений не могут: «и на сем камени созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ей»46.

6. Святых отец частные или о вере, или о нравах рассуждения, если согласны со Священным Писанием, и на словах оного основаны, почитаем: инако же, повиноваться оным не долженствуем. Сие же так творить сами святые отцы нас научили. Ибо св. Кирилл Иерусалимский, к слушателям его Катехизиса говаривал: «и мне, сия тебе глаголющему просто, не веруй, аще доказательства поведаемым от Божественных Писаний не примеши. Се бо есть спасение веры нашея, еже не изобретения словесного, но с доказательства Божественных Писаний силу имать»47.

Ни же должны мы верить, что мнение одного и другого из отцов, хотя бы свят был, непогрешительное есть, как Латины об определениях своего Папы буесловят, ни же слова человеческие Божьим равными почитать. Ибо един Бог, иже самая есть истина и премудрость, и всякого совершенства источник есть безгрешный; человек же всяк подвержен есть греху. Так верить не только разум советует, но и примеры святых отцов ясно доказывают. Святого Киприана, Фирмилиана Кесарийского, и других отцов мнение о повторении еретиков крещения, Стефану Папе не нравилось48. Святого Кирилла Александрийского некоторые рассуждения «Феодорит Кирский» остроумно отверг49. Святой «Епифаний», «отзыв святого Иоанна Златоустого» о неосуждении Оригена прежде рассмотрения общим собором (по мнению некоторых) отверг50, «Дионисия Александрийского, мужа учёнейшего и святого исповедника, дважды за исповедание веры при Декии и Валериане изгнанного, рассуждение о крещении Пепузинов блаженный Василий великий следующими опровергает словами: „о крещении же Пепузинов несть ни единыя, якоже мню, вины, и удивихся, како великого Дионисия, иже бе законник, мимоиде сие“. После же мало придаёт: „ сего ради аще сие великого Дионисия и утаися, обаче нам не подобает скрывати подражания греху“»51.

7. Всё, что не догматы веры, не заповеди Божия суть, но прямые обыкновения, то от самой церкви для духовной пользы верных, по обстоятельствам времён или сохраняется, или уничтожается, или переменяется. В первые времена церкви, что ни имел каждый из верных, всем было общее: «вси же веровавшие бяху вкупе, и имяху вся обща»52. Обыкновение сие упразднилось, и вместо оного вступили, или лучше, остатки того были Агапи или общие в церкви вечери. Но и те самые оставлены, поелику верные во зло употреблять оные начали: «сходящимся убо вам вкупе, несть господскую вечерю ясти: кийждо бо свою вечерю предваряет в снедение, и ов убо алчет, ов же упивается. Еда во домов не имате во еже ясти и пити»53. По увещанию Божественного Павла, в некоторый определённой день, то есть, недельный, каждой деньги полагал для послания «во Иерусалим: по единой от суббот кийждо вас да полагает у себе сохраняя, еже аще что благо поспешится: да, не егда прииду, тогда собрания бывают: егда же прииду, ихже аще искусите, с посланьми сих послю отнести благодать вашу во Иерусалим»54. Ныне же в некоторых только церквах Греции в праздничные дни собирание для Иерусалима бывает. Подобно и монахи Иерусалимские, ходя по разным государствам, собирают. Вот каким образом переменилось обыкновение, по увещанию Апостольскому оставленное. Во многих по Христе веках по его подражанию верные в большом возрасте крещались, и многие даже до последнего дня жизни время крещения отлагали. Такое обыкновение, как для Духовного спасения опасное, разные из святых отцов переменить потщились: между коими три святителя: Григорий, Василий и Иоанн Златоустый славятся: поелику целыми проповедями, с беспримерной мудростью и ревностью к сему труду приступили55. Святая Евхаристия в начале Христианской веры в руки мирских людей была даваема, как из свидетельства святых, Киприана56, Кирилла Иересалимского57, Василия великого58, правила 101 собора Трулльского явствует59. Сие обыкновение, даже до второго надесять века продолжавшееся, тогда начало переменяться. Ибо Феодор Вальсамон, патриарх Антиохийский, в 1180 году живший, подтвердил тогда в некоторых только церквах, в руки мирских Тела Христова не давать60. Сей же обычай в причащении диаконов от Священников, или Диаконов и Священников от Епископа до наших дней сохраняется. В древних церквах были места для плачущих, послушающих, припадающих и стоящих61. Где кающиеся во время приношения бескровной Жертвы стояли: сии места вовсе упразднились, так что теперь ни же следа в нынешних церквях не видно. Ибо покаяние публичное, которое в первые времена церкви было спасительное, в последним начало казаться вредным, как случай некоторой почтенной особы женской, при Нектарии патриархе Константинопольском 390 года, показывает62.

Но кто все церковные обыкновения, кои по обстоятельствам вещей переменены, удобно счесть может? Сие только знать надлежит, что те переменения по справедливости никакой перемены в Духовном теле верных не произвели. Но сие хотя и переменялось: Христиане же, верой и любовью тесно соединённые, в недрах церкви матери всегда оставались.

8. Устав святого Саввы, или книга, правила читать и петь службы церковные содержащая, не есть первоначальной церкви происшествие: ибо нет никакого воспоминания о сей книге ни у первых церкви Отцов, ни же у Историков древностей церковных. Вот что об оной Симеон, Фессалонисский архиепископ, 1430 года преселяясь63 от сей жизни, предал: «сие установление есть весьма нужное, и с Отцами согласнейшее: ибо святой отцов наш Савва оное, от святых Евфимия и Феоктиста принятое, предписал. Сии также от предков и исповедника Харитона приняли. Священного же Саввы установление, как мы слышали, в местах тех нападением варваров опустошённых изгибшее, святой отец наш Софроний, святого града. патриарх, тщанием и трудом возобновил, и по нём паки Божественный, и в исследовании вещей Богословских острейший, Иоанн Дамаскин восставил и писанием свету предал»64. Святой же Савва в 522 лето скончался65, а святой Харитон при Императоре Аврелиане66, в лето 273, или при Таците67, то есть 275 года, явил себя исповедником веры.

А что сверх сего и прибавления в том уставе в разные времена учинены, сие поемыя по учреждению оного в церкви каноны ясно доказывают. Ибо сочинители оных суть: Иоанн Дамаскин, Косма, Анатолий68, патриарх Константинопольский, «Роман, Феофан, Кассия, Иоанн Евхаитский», и прочие, в разные времена после святого Саввы находившиеся. Впрочем, надлежит знать, что в древние времена не все церкви сказанный устав употребляли. А сие показывают

1: Разные уставы рукописные, как то, три в Барбериновой библиотеке сохранённые, кои Ктиторскими называются, один Георгием Константинопольским, другой Иерофеем монахом написан, а третий был в Византии Студийского монастыря69; к сим придать устав, изложенный Благочестивейшей Августейшей Государыней Ириной для монахинь монастыря блаженной Девы Кехаритоменис (благодатной), изданный 1683 года, который и в нашей небольшой библиотеке имеется: в нём не только в молитвах, но и в постах четыредесятных, помянутым святого Саввы уставом учреждённых, некоторые различия находятся.

2: Слова Иоанна, Митрополита Евхиатского, в предисловии устава Лавры, им собранного: «Отцы и братия! не просто, и не по случаю сие прилагаемое нами есть написано», якоже бы кто возмнел, но разные уставы собравше дело тако, и проч.70

3: Следующее свидетельство означенного Симеона Фессалонисского: «прочие же службы устава великой церкви в иных церквах в сие время не исполняются, ни же в самом Христолюбивом и царствующем граде»71.

4: Послание 204 святого Василия великого к Неокесарийским церковнослужителям72, в коем написано, что устав Кесарийской церкви и других церквей не сходен был с тем, который изложил святой Савва, и который Неокесарийская церковь употребляла. Вот порядок, каким Кесариане ночью в церкви молились: «От нощи утренюют у нас люди в дому молитвы, в труде и скорби и беспрестанных слезах исповедуясь Богу: потом воставше от молитв на псалмопение переходят. И иногда на двое разделившися, поют одни другим соответствуя как поучение в слове Божием таким образом утверждая, так и внимание и смирение сердца себе приобретая. Наконец паки дозволив одному начинать пение, прочие нижним гласом поют. И так в различном псалмопении и в молитвах ночь препроведши, и дню уже светающу, все вообще, аки от единых о уст и единого сердца, псалом исповедания воспевают Господу, собственными себе покаяния глаголы каждый творя. Впрочем, если вы для сего от нас убегаете, то убегнете от Египтян, убегнете и от обоих Ливиан, Фивиан, Палестиан, Аравлян, Финикиан, Сириан, и от тех, которые живут при Евфрате. Словом сказать, от всех, у которых бдения и молитвы и общие псалмопения в почтении. Но не было, вы говорите сего во время великого Григория. Да ни же молебствия, которые вы ныне совершаете, были. И сие не в поношение ваше говорю: ибо желал бы я всем вам в слезах и присном покаянии жить. Понеже и мы ни что же иное творим, токмо молимся об оставлении грехов наших: обаче не человеческими глаголы, якоже вы, но словесами Духа Бога нашего умилостивляем».

В сем надлежит примечать:

1) Что ни число уставов, ни разность обрядов древних Христиан, единством веры соединённых, не разделяли: но хотя сие и различествовало, однако вера была едина, и верные едино тело составляли.

2) Что литий, вновь в Неокесарийской церкви введённых, святой отец Василий не опровергает, но премудростью Святого Духа рассматривая, что предмет литии Неокесарийской и бдения Кесарийской церквей, есть один и тот же, оба одобряет, единства веры только требуя. Прибавляет бо: «однако мы всё прощаем, хотя и нет ничего неиспытанного у Бога: токмо неповрежденно да будет самое главнейшее. Новости о вере оставьте, ипостасей не отметайте, имени Христова не отрицайтеся, Григориевых словес худо не толкуйте».

9. Из сего довольно явствует:

1) что догматы православной веры и заповеди Божии никакого прибавления, или убавления, или применения не имеют.

2) Никто без опасности вечного осуждения, или приложить, или убавить, или презреть оных не может.

3) Единство церкви и верных составляют не обряды, не обыкновения, не церемонии, но согласие в веровании догматов истинной веры, и в сохранении Божьих заповедей.

4) Хотя обряды, обыкновения, церемонии по разным временам церковью или уничтожаются, или переменяются, или исправляются, однако единство церкви невредимо и непорочно пребывает.

5) Если кто для различия только вещей, кои ни к догматам веры, ни к заповедям Божиим не принадлежат, от единства церкви себя отделяет, и обратиться не хочет, тот есть точно раскольник, и благодати Божией, и вечного блаженства сам себя лишает.

Решения возражений, содержащихся в следующей вашей Челобитной, разделённой на главы, в предположенных сих примечаниях находятся, так что если прилежно оные рассмотрите, то излишни будут особливейшие решения. Что бо иное (исключая и те, о коих не слова, но самые дела вам показывают, яко суть прямые клеветы), сия Челобитная предлагает, ежели не вещи, ни к догматам веры, ни к заповедям Божиим не принадлежащие, и некоторые мелочи подобные оным, о которых Господь наш фарисеев обличал, глаголя: «вожди слепии, отцеждающии комары, велблуды же пожирающе»73. Сочинители предложенной Челобитной, которые, как кажется, вожди суть ваши, отцеждают между прочим пепел, и спорят, что не до́лжно оным посыпать мёртвых: отцеждают мыло, и говорят, что омывать оным не до́лжно святую трапезу: пожирают же клеветы против православных Христиан, и ненависть и презрение святой Божьей церкви. Увы! горе! за мыло и пепел отделяют себя от духовного Тела Христова, и от Божественной благодати и даров Духа Святого, кои верным в церкви разделяются. Мыло ли есть вера, которую Сын Божий и Спаситель наш проповедал? Пепел ли есть любовь, которой учеников своих от прочих различал? Пепел ли и мыло есть единство верных, о котором Отца своего милосердный Иисус усердно молил? В пепле ли и мыле вечное человеческое спасение состоит?

Всяк, кто слёзы Христианской любви имеет, да прольёт оные о сожалительных сих слабостях: мы же к самым возражениям приступаем74.

Благоверному, и Благочестивому, и в православии пресветло сияющему, от небесного Царя помазанному, во Царях всея вселенной Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея великой и малой и белой России Самодержцу.

Бьют челом нищие твои Государевы Богомольцы, Соловецкого монастыря келарь Азарий и казначей Геронтий, и Священники, и диаконы, и соборные чернецы, и вся рядовая и больническая братия, и служки все.

Глава 1. По преданию, Государь, Никона, Патриарха бывшего, и по новоизложенным его книгам проповедуют нам ныне его Никоновы ученики новую, незнаемую веру, по своему плотскому мудрованию, а не по Апостольскому и святых отцов преданию: той веры не только мы, но и прадеды и отцы наши до наступления Никонова Патриаршества и до сего дня и времени не слыхали.

Никто из всех писателей искренно похвалиться не может, что писал без всякой погрешности: поелику самый ежедневный опыт противное показывает. Из сего происходит, что когда об исправлении рукописей нет старания, то не только в переписке ошибки умножаются, но из рукописей в печатные книги переходят. Ибо и самая Типография есть не без ошибок. Из сего же бывает количество разностей, кои в печатанных древними книгах видим.

Когда же почтенная Христиан древность усмотрела, что сие и с самыми Божественно преданными книгами случилось, то справляясь с подлинниками, и древнейшие книги с новейшими сравнивая, без всякого сомнения оные исправлять начала. Ориген75, в то время православный, и святость хранящий, святые мученики, Исихий76 и Лукиан, Антиохийской церкви пресвитер77, святой мученик Памфил78, вместе с Евсевием Кесарийским79 к делу исправления приступивши совершили, рукописи Ветхого Завета, в кои по нерадению, или по неискусству писцов ошибки разного рода вкрались, сравнением подлинного Еврейского текста, древнейших рукописей и разных переводов испорченное исправляя. Книги же ими, хотя людьми частными и особенно в разные времена исправленные и изданные, святая Кафолическая и Апостольская церковь многими похвалами превозносит, и как весьма полезные с великой радостью приняла. Первые же испорченные отвергла, и забвению предала. Свидетели суть: святой Епифаний80, святой Афанасий81, Божественный Иероним82, и святой равноапостольный Царь Константин, который Евсевию Кесарийскому приказал пятьдесят книг написать, и в Константинополь послать83. Книгам Славенским никогда не давано было включения, дабы свободны оставались от несчастья, коему все книги каждого языка в переписке подвержены. Почему от 988 лета, когда Россия, Христианской верой просветившись, церковные книги получила, даже до времён Великого Князя Василия Иоанновича, то есть, до 1712 лета, когда сии книги многажды переписываемы были, никакое подлинно не может быть сомнение, что некоторым (поелику не заблаговременно исправлены) и в печати появились опущения.

Сии опущения в Славенских книгах первый блаженной памяти Великий Князь Василий Иоаннович усмотрел, который, по совету Варлаама, Митрополита Московского, в лето 1512 от отцов Афонской горы искусного мужа, для исправления в России: церковных книг письменно просил, и прислан быв из Ватопедского монастыря учёный муж Максим, который многие книги, в разных библиотеках сохранённые, исправил. После великого Князя Василия дело исправления книг пересматриваемо было Царём Иоанном Васильевичем, Царём Михаилом Феодоровичем, Патриархом Иосифом, (который, книгу Апостол исправив в лето 1647 издал, наконец, Царём Алексеем Михайловичем84.

По его повелению и четырёх Святейших Патриархов Греческих согласию собранный Собор, в присутствии самого Благочестивейшего Царя Алексея Михайловича со всем Синклитом и Святейшими Патриархами, Паисием Александрийским, Макарием Антиохийским, Никоном Московским, и Гавриилом Сербским, предложив многим древнейшие Славенские рукописи (между коими были некоторые прежде пяти веков писанные), и многие старые Греческие книги из Афонской горы привезённые, и все прилежно рассмотрев, и сличив с оными, определил и утвердил точному Греческого текста семидесяти мужей переводу быть на Славенском языке. А что в книгах последних веков по неискусству, или нерадению писцов либо типографов, или опущено, или прибавлено было, по вышесказанным древнейшим и подлинным рукописям возобновил и исправил.

Для чего же Патриарх Никон поносится? Поносится ли как сочинитель, или как исправитель книг? Если как сочинитель, то напрасно: ибо он, исключая летописец85, никакой другой книги не сочинил. Если же как исправитель, и то неправо: поелику он не творец исправления книг, но член только был славного и святейшего Собора, сие дело окончившего. Но положим, что он по повелению Соборному руку к исправлению простёр: за сие по справедливости надлежит его похвалами возносить, а не ругать. Иначе поносить должно и святых мучеников, Исихия, Лукиана, Памфила, кои не по приказанию Соборному, но по собственной ревности рукописи Ветхого Завета исправляли, и свету предали. Притом до́лжно бы хулить и всю святую Кафолическую и Апостольскую церковь, которая их похвалила, и книги, ими исправленные, с великой радостью и пользой приняла.

Что же в церковные Славенские книги погрешности вкрались, в том вы никак сомневаться не можете. О сем бо свидетельствуют исправления, учинённые вышеозначенными мужами: Максимом Ватопедским и Святейшим Патриархом Иосифом, и пересматривания Благочестивейших и Великих Царей, Василия Иоанновича, Иоанна Васильевича, Михаила Феодоровича, и отца его Святейшего Патриарха Филарета86.

Сверх сего и самый Собор, Стоглавный называемый, который вы премного почитаете, следующими свидетельствует словами87: «Божественные книги писцы пишут с неправленых переводов, а написав не правят же: опись к описи прибывает, и недописи и точки не прямые, и по тем книгам в церквах Божьих чтут и поют, и учатся, и пишут с них, что о сем небрежении и о великом нашем нерадении от Бога будет по Божественным правилам». В главе 27 исправлять книги учредил.

Посему, что оставалось? Подлинно одно из двух: или оставить книги неисправленными, чтобы погрешности без конца умножались, или оные по примеру святых, и всей православной церкви, как выше сказано, исправить. Первого сделать по справедливости никто, здравый разумом и благочестивый не посоветовал бы. Сделано убо другое: и сие не только полезно, но и нужно было.

Таким образом сделано и совершено, на что никому из православных Христиан ни не соглашаться, ни же сомневаться непозволительно. Ибо всяк, кто важности православного Собора (во имя Господне, Благочестивейшим Царём, ревностью и примером своих Благочестивых Предков и всей древней Кафолической церкви побуждённым, собранного, где сам Благочестивейший Царь предстояв, где все Святейшие Патриархи, иные в присутствии, иные в отсутствии, но согласующие, где благоверный Синклит, где количество православных Митрополитов, Архиепископов, Епископов, Архимандритов, Игуменов, Протопресвитеров, который Собор всю православную церковь представляет) повиноваться не хочет, ни же исполнять его определения, тот без сомнения повиновение Богу отвергает. Об определениях бо, от такого Источника проистекших, Господь наш сказал: «слушаяй вас, мене слушает, и отметаяйся вас, мене отметается, «отметаяйся же мене, отметается пославшего мя»88.

Какие же суть Никоновы ученики, и какая незнаемая вера, которую не по Апостольскому преданию, но по плотскому своему мудрованию вам проповедуют, и которую ни прадеды и отцы ваши, ни же вы до Никонова Патриаршества, и даже до сего дня не слыхали? Мы никак не знаем.

Если же сочинителям предложенных сих глав желательно, и вам приятно было православных Россиян именовать Никоновыми учениками, и их веру называть новой, то надлежит вам знать, что из сих ваших своевольных положений следует, и новому быть святому Никейскому символу веры, то есть всему тому, чему святая Кафолическая и Апостольская православная церковь верить проповедует. Сему бо всему православные Россияне веруют, и сему научают и проповедуют. Да и самая ваша вера есть новая, и не по Апостольскому преданию, но по плотскому мудрованию проповеданная. Ибо если бы кто вас спросил: чему веруете? без всякого сомнения будете ответствовать: всему веруем, что в святом символе Никейском содержится. поелику и вы (исключая ваши суеверия, и кроме некоторых толков, от вас отделённых) сей же символ, в коем всё, чему до́лжно верить, содержится89, читаете, и исповедуете. Видите убо, куда учителей ваших ввергло незнание! Не ведая, что есть вера, что чин, что устав, что обряды, что книги, и всё смешивая, и верой называя, и вас самих, хотя не желающих, новую не по Апостольскому преданию, но по плотскому мудрованию, веру иметь научили.

А в коем православии прародители твои Государевы скончалися, и многие святые отцы и чудотворцы наши, Зосима и Савватий и Герман, и Филипп Митрополит угодили Богу.

В оном православии не только прародители его, но и сам Благочестивейший Великий Государь Царь Алексей Михайлович, и все сыны святой православной Греко-российской церкви скончались, между коими святые, Зосима, Савватий и прочие, кои Богу угодили не одним только православием, но поелику соединены были со святой православной церковью, даров Духа Святого в оной разделяемых участвуя и преуспевая добрыми делами: «вера бо, аще дел» коих основанием есть любовь, «не имать, мертва есть о себе»90. «Аще бо кто имать всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имать, ничтоже есть»91.

И ту истинную нашу православную веру они похулили, и весь церковный чин и устав нарушили, и книги все перепечатали на свой разум Богопротивно и развращённо. А и то, Государь, их непотребство и развращение в тех новых книгах объявилось, и те их книги сами, мимо нас, обличают их в лицо.

«Устны наша при нас суть: кто нам Господь есть?»92. Всяк, что хочет, говорить может. Никто бо господин есть устен его. Но когда ничего не показывает, не имеет никакого основания, никакого смысла и причины говорить то, что говорит: то не только смешным и презрительным себя являет, но и весьма согрешает. О чём святой Пророк Давид так молился: «потребит Господь вся устны льстивые, язык велеречивый, рекшие: язык наш возвеличим, устны наши при нас суть: кто нам Господь есть?»93

Явствует же, что то, в чём православные Христиане обличаются, есть прямая клевета:

1) поелику всё, что в следующих главах предлагается, иное есть ложь, самым делом являющаяся, иное – смешения толкования, иное – малости, ничего не значащие; к догматам же веры нет ничего принадлежащего.

2) Понеже все догматы веры, коим православная церковь учит (исключая ваши суеверия, и кроме некоторых толков, от вас отделённых) и вы сами, как выше сказано, Символ веры исповедуете.

3) Когда не только в России, но и в разных Государствах, в дальнейших пределах находящихся, как то: в Палестине, Аравии, Египте, Грузии, вышней и нижней Далмации, Сербии, Болгарии, Греции, Валахии и Молдавии премногое количество православных Христиан находится, то если бы в России или до веры или до обряда что касающееся переменено было, подлинно бы явилось некоторое церковное между Российской и помянутыми церквами несогласие. Ибо кто Аравлян, Палестинян, Египтян и прочих всех православных Никоновым, как вы сказываете, научил новостям? Кто книги столь разных языков рукописные и печатные по сходству книг Никоновых, то есть исправленных, преобразил? Кто к подлинным Греческим рукописным самим древнейшим книгам, в горе Афонской, в горе Синайской, в монастыре Палестинской пустыни святого Саввы, в библиотеке Патриаршей Александрийской, в монастырях Патмском, великого Спилея, Метеорском, и в других странах Греческих находящимся, руку простёр, и оные в сходственность Славенских книг, Никоном, как вам кажется, исправленных, переменил? Кто поверить может, что произволения Никоновы в пределах почти Севера произошедшие, чрез кратчайшее время во всём востоке и полудне распространились, и никому не проповедающу, ни же о сем деле старающуся, даже до сокровенных пустыннических пещер дошли? Или кто увериться может, что Святейшие Патриархи, толикое число Митрополитов, Архиепископов, Епископов, Священников, клириков, монахов, пустынников, столько миллионов Христиан, (кои не только неизмеримым расстоянием друг от друга отстоят, и разным державам подвластны, но и родом, языком, нравами различествуют) без всякого и малейшего возражения, все, не исключая никого, Никоновы новости не только утвердили, но и, оставив и забыв отечество, единодушно приняли? Ибо все церкви сих православных языков, с которого времени Россия Божественным светом веры Христовой просветилась, даже до сего дня всемогуществом и благодатью Божией, в вере, обрядах, церемониях точно согласуют.

Глава 2. Якоже в книге, глаголемой Скрижали (лист 766) Дамаскин иподиакон в слове своём в 3 неделю святого поста, повелевает нам, православным Христианам ходить по-Татарски без крестов, и пишет сице: Кая польза, или добродетель есть, носить кому крест на раме своём?

Дамаскин, слова Господни изъясняя: «и возьмёт крест свой, и по мне грядет», говорит: «какой есть разум слов, коими повелевает носить на себе крест его: не повелевает каждому деревянной крест делать, и на раме своём носить». Вот слова его в Греческом подлиннике:

Τί γȣ̃ν εἶναι τὸ νόημα ὁπȣ̃ ὀρίζει· ἄς πάρη ἁπάνωτȣ τὸν σταυρόντȣ; δὲν ὀρίζει, ὅτι νὰ κάμη πᾶσα εἷς σταυρὸν ἀπὸ ξύλον, νὰ τὸν βαστάζη εἰς τὸν ὡμόντȣ94.

Что же Господь наш сими словами не повелел нам носить деревянный крест, явствует:

а) из самого текста: не сказал бо, да носит крест мой, но крест свой.

в) Из рассуждений святых отцов, из коих Божественный Златоуст говорит, что носить крест, значит готовым быть к смерти95. То же о сем разумеет и Божественный Иероним96: а святой Максим исповедник, мирских вещей удаление97; святой же Ефрем Сирин, страдание98.

После предложенных же слов Дамаскин прибавляет: кую пользу имать: или кая добродетель есть, аще кто носит крест на раме своём? Διότι αἰτὸ τὶ ὃφελος ἒχει? ἢ τὶ ἀρετὴ, νὰ βαστάζη κανεὶς σταυρόν?

Сей образ речи взял Дамаскин от Апостола Якова, брата Господня. Он бо о вере так вещает: «кая «польза, братие моя, аще веру глаголет кто имети, дел же не имать? еда может вера спасти его»99? Подобная подлинно есть и сия речь Дамаскинова: кая польза или добродетель есть, носить крест, когда нет добрых дел? еда может деревянной крест носящего оной спасти? что по справедливости есть истинно и несомненно. Кая бо польза есть, носить крест, и руки к хищению и человекоубийству простирать? кая польза, носить крест или на персех или на главе, и спать с блудницей? Вы, думаю, и сами признаетесь, что если кто повеления Божии презирает, хотя бы не один, но десять крестов носил, ничего в рассуждении вечного спасения пользовать ему не может.

Сей есть естественный Дамаскиновых слов разум: ибо он православным Христианам без крестов по-Татарски ходить никак не повелевает. А сие прибавили учители ваши, и сим прибавлением худо Дамаскина истолковали. Для чего же следующих его слов или читать не хотели, или утаить старались? Он бо после вышеупомянутых слов тотчас исперва изъясняет, что значит, крест носить, приспособляя своё толкование рассуждениям святых отцов, нами упомянутых. А потом силу креста возвышая, почитать, и часто употреблять Христианам следующими словами подтверждает:

Διὰ τȣ̃το εὐλογημένοι χριστιανοὶ, ἅς δυναμωϑȣ̃μεν καὶ ἡμεῖς ἀπ’ αὐτὸν τὸν τίμιον σταυρόν... ὅταν περιφράξωμεν τȣ̃ λόγȣμας μὲ τὴν δύναμιν τȣ̃ τιμίȣ σταυροȣ̃, εὕκολα νηστέυσμεν, καὶ ἐγκρατευόμεσϑεν. διότι αὐτὸς ὁ σταυρὸς εἶναι δύναμις καὶ στερέωμα τῶν ἀγαϑῶν ὅλων. ἀπ’ αὐτὸν τελειώνσνται ὅλα τὰ μυστήρια τῆς πίστεώς μας. ἀπ’ αὐτὸν στεφανωνόμεσϑεν. ἀπ’ ἀυτὸν ἁγιαζόμεσϑεν. κᾂν ϑέλȣσιν οἱ ἱερεῖς νὰ λειτȣργήσȣν, κᾂν ϑέλȣσιν οἱ ἀρχιερεῖς νὰ χειρστσνήσȣν, μετ’ ἀυτὸν τὸν τίμισν σταυρὸν τὰ πληρώνȣν ὅλα. διὰ τȣ́το καὶ ἡμεῖς, κᾂν εἰς στράτον ϑέλωμεν νὰ ὑπᾶμεν, ἀυτὸν ἂς ἔχωμεν συνοδοσπόρον, κᾂν εἰς τὸ σπῆτι εἴμεσϑεν, ἀυτὸν ἂς εχωμεν. φύλακα, κᾂν κοιμώμεοϑεν, ἀυτὸν ἂς ἔχωμεν ἐπιτηρητὴν μακράνμας δὲν εἶναι. ὁ καϑεὶς χριστιανὸς κοντάτȣ ἔχει τὸν σταυρόν. «Сего ради, благословенные Христиане, утвердимся и мы тем честным Крестом... Аще бо силой честного Креста ограждаемся, удобно постимся и воздерживаемся: понеже самый Крест есть сила и утверждение всех благ, тем все таинства веры нашей совершаются, тем венчаемся, тем освящаемся. Занеже аще бы или Священники восхотели совершать Литургию, или Епископы рукополагати, тем же Крестом всяческая совершают. Сея ради вины и мы аще ли восхощем ходити, сопутником той имеем; аще ли в дому обретаемся, хранителем той имеем: или аще спим, блюстителем того имеем. Не далече нас есть, всяк Христианин близ себя Крест имеет».

Итак, Дамаскин, который сие проповедует, он ли есть, который повелевает православным Христианам ходить без крестов по-Татарски? Видите убо, сколько учители ваши, то есть сочинители сих глав, вас обманывают, и сколько прельщают.

А святые Апостолы, Государь, и святые отцы крест нам на себе носить повелевают, и сами носили, якоже рече Апостол: мне же да не будет хвалиться, токмо о кресте Господни.

Не только святые Апостолы и святые отцы, но и сам единородный Сын Божий Крест носить повелел: рече бо: «аще кто хощет по мне идти, да отвержется себе, и «возьмёт крест свой, и по мне грядет»100. Но какой крест? Крест из древа или из другого вещества сделанный, как вы думаете? Никак! Крест повелел Господь носить, который означенные святые отцы изъяснили: то есть, приуготовление к смерти, удаление мирских вещей, понесение страданий: сей крест, а не которой вы думаете, святые Апостолы носили. И для того Павел говорил: «мне же да не будет хвалиться, токмо о Кресте Господин: им же мне весь мир распялся, и аз миру101». Вот каким образом носил Павел Крест Господень, о котором хвалился: мне мир распялся, и аз миру: недвижим, то есть, и мёртв для меня мир, и аз мёртв есмь для сует мирских. Сей крест, а не о котором вы спорите, носили, все отцы, все праведные, и все ученики Иисус Христовы, как сам Апостол свидетельствует: «а иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми102».

Кто ж научил ваших учителей, что речь: хвалиться о кресте, значит, ношу крест сделанный из вещества?

В каком словаре сие знаменование глагола: хвалюся, нашли? Пусть скажут, на котором языке, хвалюся, значит крест ношу, и аки бы означенным текстом: «мне же да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господни» Божественный Апостол не только повелевает носить крест вещественный, но, что и сами Апостолы такой же крест носили, свидетельствует.

Глагол, хвалюся, сам Божественный Апостол в иных местах многажды употребляет, как то: в послании к Римлянам, в 1Кор. и 2Кор., в послании к Ефесянам, к Филиппийцам и в 2Фес. Посмотрите вы сами сии послания, и рассудите, дозволяет ли разум, чтобы глагол, хвалюся, означал ношу. Мы же о сем предлагаем стих, которой есть пред означенным текстом: ни бо обрезающиеся сами закон хранят, но хотят вам обрезоватися, да в вашей плоти похвалятся103. По сем вскоре прибавляет: мне же да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господа нашего Иисуса Христа, убо то, что значит, похвалятся, то же подавно означает и хвалитися. Ибо похваляться и хвалиться в одном значении положил Апостол. Те, да в вашей плоти похвалятся: мне же да не будет хвалитися, точно о Кресте Господни. А чтобы, похвалятся, значило носят, сего и вы сами сказать не можете. Ибо, какой будет разум слов: да в вашей плоти носят? Следовательно, и хвалитися не может означать носить. поелику будет: мне же да не будет носити точию о Кресте. И для того, дабы правильно и благочестиво разум Священного Писания почерпать, не некоторые только слова отбирать до́лжно, как то все ваши делают, но предыдущие и нижеследующие слова, и места предложенного текста единознаменующие рассуждать, сравнивать и приспособлять надлежит.

Божественный Иоанн Златоустый, который Духом Божиим просвещён был к истолкованию мысли Апостола Павла, слово хвалюся изъясняет: мню славу104. Равно Св. Амвросий105, Св.: Иероним106 и Св: Иоанн Дамаскин107. Кто убо между вами доволен будет, оставив разум и толкование сих премудрых святых отцов, следовать изъяснению безымянных творцов, каковы суть ваши, ни на каком основании и смысле не утверждённому, но из голов их изобретённому, и в сих главах предложенному?

И Пророком Исаией Господь Бог верным Своим обетовал: и придут, и узрят славу мою, и оставлю на них знамение.

Вы спорите, что Пророк Исаия сими словами повелевает носить нам крест и свидетельствует, что Апостолы, и святые отцы крест носили, или лучше, будут носить. Но как Исаия многими веками пред Апостолами и отцами был, то никак свидетелем быть не может того, что они носили, а предсказателем же только того быть может, что имели носить. Мы толкования ваши отвергаем: и потому не угодно ли вам между вашим и нашим определением в сем несогласии учредить судьями святых отцов, которые сей текст Исаии истолковали? Подлинно угодно, ибо и вы святых отцов почитаете, и их определения, как премудрых и святых мужей, вашим предпочесть долженствуете. Услышим убо, что они в сем деле определяют.

Св: отец наш Кирилл Александрийский поучает: что Исаия говорит сие о славе чудес Иисуса Христа108. Знамение же, говорит, есть Дух обетования, коим знаменованы есмы109. Блаженный же Феодорит определяет: что есть предсказание о спасении всех языков и образ креста110. А Божественный Иероним изъясняет: что сие знамение есть свет Господень, который Иисус оставил нам знаменованный на нас, и который многие знаменования прежде предзнаменовали111.

После стольких судей и определений если ещё упрямыми оставаться хотите, предпочитая мнение ваше преизрядным и Божественным толкованиями Святых, то видно, что вы излишней страждете гордостью, которая есть тягчайший грех и многих зол источник.

Также и великий Афанасий в толковании 59 Псалма пишет: «верным, рече, людем, иже нарицаются Христиане дано есть носити, и имети Крест Христов». И Василий великий глаголет: «Яко венец Царя Христа нашего крест на себе носим». И святый Ефрем в слове своём, еже о страшном суде, пишет: «яко святый крест на себе носили». И паки в слове о покаянии: «сие оружие на себе носити во дни и в нощи, и ничтоже без него не творити».

Свидетельства сих святых не показывают того, что вы предлагаете. Ибо ваше предложение есть, что каждого Христианина необходимый есть долг носить крест, так что кто оного не носит, тот в руки диавола себя предаёт. Афанасий же, по предложенному вами тексту, говорит: дано есть, то есть, позволено крест носить, иметь. Что же кому позволяется, тот позволенное употреблять или не употреблять имеет волю. Например: позволено ежедневно поститься, ежедневно святой Евхаристии приобщаться, ежедневно ходить в церковь: но ни тот, кто ежедневно не постится, ни кто ежедневно святой Евхаристии не приобщается, ни же тот, кто ежедневно в церковь не ходит, в руки диавола себя не предаёт. Святой Василий не повелевает, что всем Христианам крест без всякого опущения носить должно, но говорит только носим, то есть мы, или о самом себе говоря, или может быть о народе Кесарийском, коего был он пастырь. Равно и святой Ефрем не говорит, что все носили, но только носили, то есть некоторые или многие, а не все. До́лжно же носить, говорит, не крест, но оружие, по глаголу Св. Василия, венец. Сие же слово, оружие, есть слово Апостольское, которое не подлинно Крест означает: «ни же представляйте, – глаголет Божественный Апостол, – уды вашя оружия неправды греху, но представляйте себе Богови яко от мертвых живых и уды вашя оружия правды Богови»112.

Сверх сего, когда святые отцы о ношении креста говорят, то тот крест разумеют, о коем Господь наш говорил: и возьмёт крест свой, по мне грядет. Что ж сие значит, довольно изъяснили нам вышеозначенные святые отцы.

А если и сего для вас не довольно, то дозвольте нам истину вам сказать. Предложенные свидетельства не суть справедливые, но испорченные и вымышленные. Ибо святой Афанасий в подлинном Греческом тексте не то, что учители ваши написали, но следующее изъясняет: Ἡμεῖς μὲν, φησὶ, δι’ ἣν ἐπράξαμεν δυσσέβειαν τετιμωρήμεϑα· οἱ δὲ φοβȣ́μενοί σε σημεῖον ἐδέξαντο, δῆλον δὲ, ὅτι ἐν ᾧ ἐσφραγίσϑημεν, ὅπως ἂν ἔξω πάσης κολαστικῆς ἐπηρείας γένσιντο. τȣ́τȣ δὲ τȣ̃ σημείȣ τύπος ἦν τὸ ἐν ταῖς φλιαῖς τῶν προβάτων ἐν Αἰγύπτῳ χριόμενον αἷμα113.

То есть: «Мы же, – говорит, – за нечестие, еже содеяхом, наказаны быхом; боящиися же тебе знамение прияша, имже знаменованы быхом, да от всякие скорби мщения спасутся. Знамения же сего образ бяше кровь агнчая, ею же во Египте праги помазахуся». В сочинениях же святого Василия, как в подлинных Греческих, так и в Российских ничего такого, что от вас предлагается, сыскать мы не могли. Равно и в сочинениях как Греческих, так и Российских святого Ефрема. В слове же его о честном и животворящем Кресте, и о втором Господнем пришествии, и о любви, и о милостыне сие только Святой муж говорит: Διὸ καὶ τὸν ζωσπσιὸν σταυρὸν καὶ ἐπὶ τῷ μετώπῳ, καὶ ἐπὶ τοῖς ὀφϑαλμσῖς ἡμῶν, καὶ ἐπὶ τῷ σόματν, καὶ ἐπὶ τῷ στήϑει, καὶ ἐπὶ πᾶσι τοῖς μέλεσιν ἡμῶν τȣ̃τον μετακομίζωμεν. τȣ̃τον Χρισιανοί, καϑ’ἑκάσην ὥραν καὶ σιγμὴν μὴ διαλείπωμεν περιφέροντες ἐν παντὶ τόπῳ, καὶ χωρὶς αὐτȣ̃ μηδὲν ἐκτελέσωμεν, ἀλλὰ καὶ κοιμώμενοι, καὶ ἀνισάμενοι, καὶ ἒργαζόμενσι, καὶ ἒσϑίοντες, καὶ πίνοντες, καὶ ὁδεύσντες, καὶ ϑάλασσαν πλέσντες, καὶ ποταμοȣ̀ς διαβαίνοντες. πάντα τὰ μέλη ἡμῶν τῷ ζωσπσιῷ σαυρῷ κατακοσμῶμεν114.

Т. е. «Сего ради животворящий крест и на челе, и на очах наших, и на устах же, и на персех, и по всем удом нашим преносим... Его же Христиане на всяк час и минуту не оставим на всяком месте обносити, и без него ничтоже творим: но и спя, и восстав, и делая, и ядя, и пия, и шествуя, и по морю плавая, и реку преходя, все уды наши животворящим крестом утверждаем». В Российском же переводе115 «и на дверях животворящего креста знамение да полагаем: на челе же, и на персях, и на устах, и по всем удам нашим, сим да знаменуемся, и сим вооружаемся... Его же Христиане и на всяк день и нощь, и во все времена и часы непрестанно преносят на всяком месте. Без него убо ничтоже не начинай, ни же скончавай, но и спя, и восстав, и делая, и в путь шествуя, аще и по морю плаваеши, аще и чрез реку перевезешися, вся уды твоя животворящим крестом утверди».

Из сего кто не видит, что не носить, но знамением креста везде и всегда себя знаменовать святой Ефрем подтверждает? Кто бо крест по всем удам или носил, или носит, или носить может?

Святая же Макрина, сестра Василия великого крест на себе носила, и свидетельствует житие её. Святой же великомученик Орест крест на себе носил, и о сем пишут в мучении его. Тако же и в житии Иоанна милостивого пишет: яко некто бяше мирянин Захарий нищелюбивый, и не имеяше просящему у него на пути чего дати, снем с себе крест сребрен, даде нищему. И от сего яве, Государь яко в прежняя лета в Греках не точию иноцы, но и мирстии на себе крест носили.

Что святая Макрина, святой Орест, и мирянин Захарий крест носили, мы не отрицаем. Отрицаем же то, что вы из сего выводите, то есть, что все Христиане в древние времена крест носили. Из особенного бо ничто общего не заключается. Например: если входя кто в некоторый многолюдный город увидел бы двух, или трёх, или двадцать и более носящих меч, может ли он правильно заключать, что все жители того города меч носят, и исходя всем сие рассказывать, и спорить, и других уверять? Однако, без сомнения, такое есть ваше доказательство. Святая Макрина, святой Орест, мирянин Захарий, три, то есть, человека крест носили, убо все Христиане древле были крестоносцы. Но когда бы Логические правила были вам известны, подлинно бы не такое было ваше заключение! Из особенных бо предложений особенное только следует. Макрина, Орест, Захарий были крестоносцы: последование справедливое, и правильное есть следующее: убо были в те времена некоторые Христиане, кои крест носили.

Но и тогда ещё очень редко было видеть носящих кресты, как из жития той же святой Макрины вами означенного явствует, которое брат её, святой Григорий Нисский, описал116. Когда бо жена некая именем Вестиана, которая тело умершей святой Макрины покрывала, и главу её украшала, под шею её руку подложила, и крест железный, вместе с железным перстнем, висящим на её шее, нашла, вдруг вскричала: вот какое украшение на шее святой монахини висит, и брату святой, Григорию Нисскому, присутствующему, показала.

Если же в обыкновении было всем Христианам носить крест, то не как по случаю бы, то есть, когда Вестиана для украшения главы под шею её руку подложила, крест нашла, и не вскричала бы вдруг: вот какое украшение на шее святой монахини висит, и как вещь редкую и необыкновенную брату её не показала бы! Потом надлежит знать, что святая Макрини не только крест, но и перстень, содержащий частицу от святого Древа святого Креста, носила. Что убо? Понеже Макрина таковой перстень носила, надлежит ли верить, что все Христиане в древние времена подобные перстни носили? Надлежит ли верить, что все носить таковые перстни должны, а иначе, сами себя в руки диавола предадут?

А ныне и нам носити возбраняют, и сами не носят, и хотят нас таковые благодати Божия и непобедимого на враги оружия лишенными сотворити. Аще ли, Государь, мы сие небесного Царя оружие повержем от себе, и ходити начним без крестов, якоже и Греки ныне ходят (егоже не даждь нам Боже и помыслити): то явно, Государь, преданы будем в руце диаволу, и конечную радость врагу сотворим, и дерзновение ему на себе подадим.

Ни вам, ни другому какому Христианину Греки носить креста не возбраняют. Кто бо из Греков или иных православных воспрепятствовал, или повелел, или советовал креста не носить? По справедливости никого показать не можете. Ибо Дамаскин вышеозначенный ни вам, ни другому кому носить креста не возбранял: ещё подтверждает, как выше показано, на всяком месте, и во всякое время крестом утверждаться, который каждой Христианин близ себя имеет.

Самые же Греки даже до нынешнего дня в Греции крест носят. Все почти младенцы, монахи, бо́льшая часть мужей и жён, особливо из черни, или на шее висящий, или на мышцах привязанный, или к шапке приспособленный носят. Многие из монахов в горе Афонской непрестанно превеликое количество маленьких деревянных крестов делают, из коих каждому Христианину дарят, когда милостыню испрашивают. Сие, что мы говорим, не суть слова, но дела, из коих всяк чрез собственный опыт известнейшим быть может.

Иное убо есть препятствовать благочестивым и добродетельным Христианам, хотящим крест носить: а иное есть верить, что кто креста не носит, тот себя в руки диавола предаёт. Первое бо есть злость и нечестие, второе же пагубное суеверие, от глубокого незнания происходящее, которое догматы веры и законы Божьи с прямом обыкновением против разума смешивает. Ибо когда ни между догматов веры не содержится, ни заповедь какая Божия нам креста носить не повелевает: то на каком основании дерзает кто говорить, что кто креста не носит, тот в руки диавола себя предаёт?

Понеже бо и сами они, проклятые бесове, свидетельствуют, якоже пишет в отеческих книгах, и в книге печатной Кормчей, лист 625: егда вопросившему их некоему святому мужу, которых вещей они бесы боятся от всех? бесы же реша ему: воистину имате три вещи вельми противляющиеся нам: молитва Иисусова, иже кто носят крест на раме своем, и от знамения крестного трепещем, исчезаем.

Имени Иисусова подлинно трепещут бесы, когда слышат оное. Почему говорит Божественный Апостол: «и Бог превознесе, и дарова ему имя, еже паче всякого имене, да о имени Иисове всяко колено поклонится, небесных, и земных, и преисподних»117. Но тогда боятся, когда произносится оное от человека благочестивого и добродетелями одарённого: когда ж от злых человек призываемо бывает, тогда ничего не страшатся, но ещё горделивейшими делаются, и призывающему вредят. Сие случилось семи сынам Скевы Иудеянина, когда на имущие духи лукавые имя Господа Иисуса призывали «и скача на них человек, в нем же бе дух лукавый, и одолев им, укрепися на них, якоже нагим и раненым избежать от храма оного»118.

Боятся подлинно бесы Креста и знамения его, боятся же и носящего оный: но тогда боятся, когда крестоносец есть благочестив и святыми нравами украшен. Когда же крест носит на раме, а повеления всемогущего Бога попирает, тогда его не устрашаются, но против него восстав, над ним владычествуют. Знамения креста, коим знаменовал себя Иулиан отступник, когда в преисподняя земли с учителем нечестия и волшебства отходил, подлинно страшились, и, видя, исчезали и бегали: но Иулиана, который знамением креста себя знаменовал, приобрели, и орудием бесчисленных и тягчайших зол его учинили, как-то, Григорий Назианзин, учёнейший и святой муж и современный Историк повествует и свидетельствует119. Сверх сего бесы причастника Божественного Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа гораздо более боятся, нежели носящего крест. Но в Иуду вошёл сатана по причащении Господа нашего; и по хлебе, утверждает святой Евангелист, «тогда вниде в онь сатана»120.

Видите убо, яко без благочестия и добрых дел ни призывание имени Иисусова, ни крест, ни знамение оного не пользуют ни против демонов, ни же вечному спасению нашему. Надлежит же ведать, что никто из Христиан мирских на раме креста не носит, но на грудях, или на главе, или на мышцах. И потому или бесы говоря сие солгали, или ваши учители сказанное испортили. Что явствует из того, что в Кормчей книге (7161 года от сотворения мира печатанной) содержится не то, что вами означено, но следующее: «три вещи вельми противляющиеся нам: едину от них ясте, другую же на шее вашей вешаете, в третьей же мыетеся. Знаменаху же сими притчами лукавые: святое Причащение, и честный Крест, им святое Крещение». И сие сходно с предыдущими словами Кормчей, то есть решением, в коем они содержатся, от Анастасия Синаита сложенным по вопросу о причащении Святой Евхаристии121.

И того ради, Государь, все святые единомысленно Крест Христов правоверным всегда носить на себе повелевают: понеже великая тайна в сем знамении Святой неразделимой Троицы, Отца, и Сына, и Святого Духа прославляется.

Означения неосновательные, и свидетельства безымянные ничего не помогают, ничего не показывают, не уверяют: следовательно, презрения достойны суть, хотя и придаётся, все свидетельствуют. Все святые, сказываете, повелевают крест носить: но ни места, ни текста, ни святого, какого он имени, не означаете. А коих выше вы означили, показано было, что они никак Христианам носить креста не повелевают.

И Сим знамением благочестивым от неверных разделяются.

Вы сказываете: благочестивые знамение и креста от неверных различаются: Господь же и Бог наш иное уставил знамение, по которому все учеников его верных, и православных, распознавать и различать могут. «О сем, говорит, разумеют вси, яко мои ученики есте, аще любовь имате между собой»122. Кому же лучше до́лжно верить, и повиноваться? Человекам ли, каковы суть ваши учители и вы, или премудрому Богу неба и земли, и нашему Создателю и Искупителю? Самим вам предаём сие на суждение, поручая вам, дабы завещания блаженного Петра и прочих Апостолов вы не забывали; «веровати подобает Богови паче, нежели человекам»123.

А тот Дамаскин иподиакон по диавольскому научению написал в Греческой своей книге на погибель душам нашим, ходить аки Татарам без крестов, и в том ему судит Господь Бог.

Я, будучи Грек, и язык Греческий (которого не разумели ваши учители, равно как и вы) знаю, и всю книгу Дамаскина иподьякона читал, а потому чистосердечно и по совести свидетельствую, что он ни в означенном вами, ни в другом месте Греческой своей книги ни вам, ни другому кому, ходить без крестов, как Татары, не написал. Содержит же сказанная его книга определения православной веры, нравоучения по Священному Писанию и рассуждения святых отцов. Итак, понеже учение Дамаскиново есть учение Иисус Христово, то рассмотрите, какой и коликой есть грех, называть оное научением диавольским. Бог же его, яко православного Христианина, Евангельской веры и истины проповедника судя, венцом правды увенчает: вашим же учителям, кои Евангельское учение диавольским научением и именовать и вам проповедовать дерзнули, какую воздаст награду?

Ни Дамаскин, ни другой кто из православных ни повелевает, ни научает, ни же советует Христианам не носить креста. По понеже носить крест не есть догмат веры, ни же повелено Христианам, или заповедью Божией, или завещанием Апостольским, или словами Святого Писания, или же правилом соборным, но от обыкновения, как в древние времена некоторые носили, так и ныне носят: для того те, кои не носят, не осуждаются: кои же носят, тем не препятствуете. А что сие справедливо, явствует то из обыкновения церкви, которая возлагает каждому при крещении крест, и обыкновение сие доказывает, сколь удалена церковь от запрещения носить оного крещаемым, а, следовательно, и не заслуживает толикой клеветы. Ежели же некоторые и не носят креста, сие не по развратности, ни же от непочитания к оному, как вы думаете, делают: ко паче от почтения, которое ко кресту сохраняют, носить оного иногда не дерзают, считая за непотребство, важность греха умножающее, и носить оной на себе, и грехи соделывать. Ибо как многие суть благочестивые Христиане, кои по соделании греха от лобзания святых Икон, от причащения антидора, и от пития святой воды себя воздерживают: так и многие быть могут, кои, рассматривая свой грехи, носить креста не дерзают.

Вы спорите, что кто креста не носит, тот тяжко согрешает: что и справедливо есть. Но не тот же, кто не носит креста деревянного (о коем вы говорите, и коего никому Бог носить не повелевает), но кто не носит того креста, которой Господь и Спаситель наш повелел, дабы каждый из учеников нося ему следовал: истребление, то есть, злых вожделений, обуздание похотей, искоренение грехов, терпение в страданиях, готовность к смерти любви его ради. Сей есть крест, которой носить и Бог повелевает, и все святые его подтверждают. Сей есть крест, коего ежели кто носить нерадит, учеником Христовым быть не может: «иже бо, – сказал Господь (говоря о сем кресте, а не о деревянном, – не носит креста своего, и в след мене грядет, не может мой быти ученик»124.

Глава 3. Да он же Дамаскин не убояся страха Божия, отрыгнув от злого сокровища сердца своего, в том же слове именовал безгрешного Сына Божия Господа нашего Иисуса Христа грешным, якобы он Спаситель наш распялся за некое прегрешение, а не за мирские прегрешения и спасение, и пишет (в Скрижали лист 766) сице: «тако да имате пред собой смерть вашу якоже и он, иже имать распинатися за некое погрешение, носит крест на раме своем, и ходит трепеща и ожидая смерти.

Дамаскнна иподьякона книги переведённой на Российский язык мы не имели, дабы известиться, справедливы ли суть слова означенные. В сем, однако, случае учители ваши должны были с подлинным Греческим текстом справиться, а не тёмное темнее толкуя, мерзкими поношениями православного сочинителя ложно поносить. Ибо сам он, как только сказал о упоминаемом в предыдущей главе, хотел показать, что сии слова: Да возьмёт крест свой помышление смерти означают: но такое неизвестной оной и неизбежной смерти помышление, какое имеет тот, кто решением судия за некое прегрешение быв осуждён на распятии, и крест свой нося на раме, ходит трепеща, и ничего другого кроме смерти не ожидает. Вот те же самые Дамаскиновы слова:

Ἄμὴ τὶ ϑέλει νὰ εἰπῇ, (ἀράτω τὸν σαυρὸν αὑτȣ̃?) ἔτζι νὰ ἔχετε ἔμπροσϑέν σας τὸν ϑάνατόν σας, ὡσάν πως καὶ ἐκεῖνος ὄπȣ μέλλει νὰ σαυρωϑῇ διὰ τίποτες ψταίσιμον, βασᾶ τὸν σαυρὸν εἰς τὸν ὦμόν τȣ, καὶ περιπατεῖ τρέμωντας, καὶ ἀπαντυχαίνωντας τὸν ϑάνατον· ἔτζι καὶ ἐσεῖς νὰ ἐλπίζετε τὸν ϑάνατόν σας τόσον, ὁπȣ̃ νὰ μὴ ϑαῤῥῆτε, ὅτι ϑέλει βραδιάσει· καὶ πάλιν τὴν νύκτα νὰ ϑαῤῥῆτε, ὅτι δὲν ϑέλετε ξημερωϑῇ. «то есть, а что значит: да возьмёт крест свой? так имейте пред собой смерть вашу, как тот, который когда должен распяться за некое прегрешение, крест на раме своём носит, и ходит трепеща и ожидая смерти: так и вам смерти вашей ожидать до́лжно, чтоб не надеялись, что вечер будет, и паки ночью не надеялись бы, что день увидите».

Видите убо, сколько подлинник разнствует от перевода, вами предложенного. Видите, что слово он не к Иисусу Христу относится, как вашим учителям показалось, но к человеку за некое прегрешение на смерть крестную осуждённому. Итак, если бы вы и вам подобные знали правила, как рассуждать, и к поношению православных склонными не были: то или с подлинным дамаскиновым текстом справились бы, или (если сего сделать не могли) в столь тёмной вещи лучше бы молчали, нежели по догадкам невероятные такие выводя глупости, православного человека столькими отягчали обидами.

К сему же и иные многие, Государь, непотребные статьи напечатали (якоже в книге 4 Иоанна Дамаскина глаголемая Небеса, нового же выходу, Епифаниева перевода Киевлянина, во главе 27, лист 56 положено), его же страшно и писанию предать: проповедуют Сына Божия ещё в плоть не пришедшего, но впредь пришествовати его сказуют, и напечатано сице: «всяк убо не исповедуя Сына Божия и Бога во плоти пришествовати, антихрист есть». А не якоже Апостол Иоанн Богослов в послании своём (73 зачала) во плоти пришедша его глаголет, а не пришествовати.

Вот означенный текст святого Иоанна Дамаскина, Епифанием переведённый, который в книге 4, в главе 27, лист 56. (книги 1665 года печатанной) содержится: «требует знати, яко подобает антихристу прийти. Всяк убо не исповедуя Сына Божия и Бога во плоти пришествовати, и быти Бога совершенна, и быти человека совершенна во еже быти Бога, антихрист есть». Тот же текст Амвросий, Архиепископ Московский, переводя Богословие Иоанна Дамаскина (в Москве 1674 года печатанную, в главе 26 об антихристе, лист 169) следующим образом яснее изображает: «требе есть знати, яко имать прийти антихрист. Но и всяк не исповедуяй Сына Божия во плоти пришедшего, Бога совершенна, и человека совершенна с тем, яко Бог есть, антихрист есть». Вот и подлинный Греческой: χρὴ γινώσκειν, ὅτι δεῖ τὸν ἀντίχρισον ἐλϑεῖν. πᾶς μὲν οὖν μὴ ὁμσλογῶν τὸν υἱὸν τȣ̃ Θεȣ̃ ἐν σαρκὶ ἐληλυϑέναι, καὶ εἶναι Θεὸν τέλειον, καὶ γενέσϑαι ἄνϑρωπσν τέλειον, μετὰ τȣ̃ εἶναι Θεὸν, ἀντίχρισός ἐσι. Вот также и слова послания святого Апостола и Евангелиста Иоанна, из которых святой Иоанн Дамаскин смысл своего текста взял: «и всяк дух, иже не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедшего, от Бога несть: и сей есть антихристов, егоже слышасте, яко грядет, и ныне в мире есть уже»125. Но ни в переводах Епифания Киевлянина, и Амвросия Московского, ни в подлинном Греческом Св: Иоанна Дамаскина тексте ни же в послании Св. Иоанна Евангелиста, которое православные читают, не положено, что Сын Божий не пришёл ещё во плоти, прежде же имеет прийти антихрист.

Итак, когда в означенном месте не находится означаемое, пусть сочинители сии скажут, где они сыскали, что православные Христиане такие глупости проповедуют? Подлинно им не неизвестно, что православные Христиане тому и верят и признают, и проповедуют, что в Символе Никейском содержится. Сей же Символ, который и вы читаете, православные и публично и приватно, и в церкви, и в доме, и везде, и во всех почти молениях читая исповедуют, веровати «во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, иже от Отца рожденного, прежде всех век. Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, имже вся быша. Нас ради человек, и нашего ради спасения сшедшего с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. И паки грядущего со славой судити живым и мертвым, его же царствию не будет конца».

Что же антихрист имеет прийти прежде второго пришествия Спасителя нашего и Судии Иисуса Христа, сам Спаситель наш научил, глаголя: «Востанут бо лжехристы, и лжепророки, и дадут знамения велия и чудеса, якоже прельстити, аще возможно, и избранные. И тогда явится знамение Сына человеческого на небеси: и тогда восплачутся все колена земная, и узрят Сына человеческого, грядущего на облацех небесных с силой и славой многой»126. Сие и они, и вы, и мы устами исповедуем и сердцем веруем. Где убо они или нашли, или слышали то проповедуемое, что в сей челобитной предложить дерзнули?

О сколь страшный грех есть, умышленно превращать текст святых, и ложные проводить свидетельства к поношению непорочной Иисуса Христа невесты, святой, то есть, церкви, к прельщению душ простолюдинов, к умножению между братьев ненависти и гнева, к раздранию нешвенной Иисус Христовой ризы, к приращению и распространению раскола, через которой погибают души, Божественной Кровью единородного Сына Божия искупленные!

Глава 4. Також, Государь, и воскресения Сына Божия во многих местах в новых своих книгах не проповедуют. В служебниках на литургии, и в триодях, в великую субботу, в тропаре Благообразный Иосиф: и в тропаре Мироносицам женам: и в кондаке, Иже бездну затворивый: и в светильне воскресном 3 гласа, воскресение Сына Божия оставлено, неведомо для чего.

Ни в кондаке, иже бездну затворивый, ни в светильне воскресном 3 гласа, напоминание воскресения Иисуса Христа не оставлено. Ибо при конце кондака сии суть слова: «в ней же Христос уснув, воскреснет тридневен». (Смотри триодь печатан. в Москве 1663 года). То же и в подлинном Греческом читается: ἐν ᾧ Χρισὸς ἀφυπνώσας ἀνασήσεται τριήμερος, (так напечатано во всех Греческих триодях). В начале же сказанного светильна есть сие: «яко Христос воскресе, никтоже да неверует» (в октоихе, 1650 года в Москве печатанном) так и в подлинном Греческом: ὁτι Χρισός ἐγήγερται, μηδεὶς δια πισείτω.

В тропарях же: Благообразный Иосиф, и Мироносицам женам, в великую субботу память воскресения оставлена как в подлинных Греческих, так и в Российских, поелику в оный день поминание смерти и погребения Господа нашего Иисуса Христа бывает. Ибо как в неделю ваий по уставу все песни, принадлежащие к воскресению, оставляются, и никакого напоминания о воскресении нет, а только то читается, что принадлежит к празднику, равно же и в другие дни недельные, когда случится праздник или Рождества, или Просвещения, или Преображения Иисуса Христа: так и в день великой субботы напоминание воскресения, которое два сказанные тропари содержат, оставляется: читается же та только их часть, в которой смерть и погребение Иисусово упоминается.

В кондаке: Иже бездну, в тот же день великой субботы читаемом, слова о воскресении не оставлены, в рассуждении что будущим глаголом воскреснет тридневен (ἀνασήσεται τριήμερος) воскресение извещается. Тем же будущим временем также и прочих праздников в предпразднствах обстоятельства праздника означаются. Так например, в предпразднстве Успения Богородицы на вечерне в третьей стихире читаем: «хощет на утрие душу предати в руце Сыну». Также и в тропаре того же дня: «Божия бо Мати имать от земных к вышним прейти славно».

Вопрос же о служебниках на литургии как не особенно, но вообще без обозначения и разделения предложен, не ответа, но вопрошения требует, то есть, надлежит спросить, где в служебниках на Литургии напоминание воскресения оставлено? Ибо или не оставлено оное напоминание, хотя говорится, что оставлено, как в вышесказанных кондаке и светильне: или если, в самом деле, отставлено, то поистине с разумом сие сделано было.

О! Когда бы учители ваши все сомнения свои предлагали таким образом, как в сей главе содержащееся изъяснили и сказывая, то есть, неведомо, для чего воскресение Сына Божия оставлено. Тако бо услышавши каждого сомнения решение, пресёкся бы соблазн и раскол.

Глава 5. Да они же, Государь, напечатали в новом потребнике (лист 42) в молитве на крещение человеком, повелевают молитися духу лукавому: сегоже их умышления не даждь нам Боже, и помыслити. А по преданию святых Апостолов и святых отцов написано: но молим ти ся, Владыко, Дух Святой и проч:

Вникнем в заклинания, кои читаются православными при крещении. Оные ничего другого почти не содержат, кроме призывания всемогущего Бога против духа нечистого. Ничего другого ими от Бога не испрашивается, кроме да от крещаемого изженет духа лукавого. После заклинаний же Священник молитву читая, на уста, чело и перси крещаемого дует, глаголя: «изжени из него всякого лукавого и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его». Сие трижды повторивши, прибавляет: «духа прелести, духа лукавства, духа идолослужения, и всякого лихоимства, духа лжи, и всякия нечистоты действуемые по научению диаволю». Посем крещаемый трижды вопрошается: отрицается ли сатаны, и всех дел его, и всех аггел его, и всего служения его, и всея гордыни его? По отрицании же крещаемый дует и плюёт на него. После всего сего кто бы поверил, что православные в молитве о крещении повелевают молиться духу лукавому?

В означенной молитве крещения сыскали мы некоторые слова, кои от сочинителей челобитной или не хорошо выразумлены, или нарочно худо истолкованы. Оные суть следующие: «ни же да снидет с крещающимися, молимся тебе, дух лукавый, помрачению помыслов, и мятеж мысли наводяй».

Молимся тебе, они относят, как кажется, до слова дух лукавый. Но смыслу таковому противоречат:

1) две запятые, со знаком вместительным равно мощные, между коими лежит: «молимся тебе».

2) Правила грамматического сочинения: ибо если «молимся тебе» с речью дух лукавый, сопряжём, то «дух лукавый» будет падеж звательный: (а в звательном падеже говорится: душе лукавый, а не дух лукавый). Сему же и быть не можно: ибо глагол прежде положенный, к которому звательный относиться должен, то есть, ни же снидет, есть третьего лица. Звательные же падежи не с третьего, но с второго лица глаголом сочиняются. Ибо не говорим, «молимтися Дух Святый да сотворит, или освятит», но сотвори, или да сотвориши: освяти или да освятиши. Когда убо дух лукавый не звательного падежа, то и с глаголом, молимтися, соединять оного никак не до́лжно.

3) Самый смысл противоречит, поелику бо дух лукавый есть сам демон, то смысл будет такой: молимся тебе, демоне, да не утаится в воде сей демон, ни же да снидет с крещающимся помрачение помыслов, и мятеж мысли наводяй. Просится демон словами, молимся тебе, и изгоняется, да не утаится демон, ни же да снидет. Просится демон, молимся тебе: и поносится помрачение помыслов, и мятеж мысли наводяй. Сего же смысла что смешнее, или глупее быть может?

д) Предыдущие и последующие слова: ибо молимся тебе, предследует сие: «велий еси, Господи, и чудна дела твоя: да отступят от нас вся воздушная и неявленная привидения: и да не утаится в воде сей демон тёмный, ни же да снидет с крещающимся», последует же сие: «дух лукавый, помрачение помыслов, и мятеж мысли наводяй».

Итак, молимся тебе, не до́лжно ни сопрягать, ни относить к слову дух лукавый, ни же читать, молимся тебе, дух лукавый, но отделять, как и лежит отделено между запятыми, и относить надлежит к Господу Богу, который в самом начале молитвы силен словами был призыван: «велий еси Господи, и чудны дела твоя. «Тебе», то есть, Господу «молимся, да не утаится в воде сей демон тёмный, ни же дух лукавый, помрачение помыслов, и мятеж мысли наводяй»,. В таком убо смысле и читать и разуметь повелевают нам и запятые, и правила сочинения, и смысл, и предыдущие и последующие слова.

Но вот в Требнике (в Москве 1645 года печатанном) и имя Господи находится. В нём бо читаем: «и да не утаится в воде сей демон тёмный, ни же да снидет с крещающимся, молимся тебе (Господи), дух «лукавый, помрачение помыслов, и мятеж мысли наводяй». Сие препохвальное объяснение, через положенное между знаком вместительным слово (Господи) предложенный вопрос оканчивает, и всё сомнение ваше решит. Чтение же ваше: «молимтися, Владыко Дух Святой, хотя в рассуждении смысла не погрешительно, однако наше предпочесть должно: поелику с подлинником Греческим согласно: Καὶ μὴ ὑποκρυβήτω τῷ ὕδατι τȣ́τῳ δαιμόνιον σκοτεινὸν, μηδὲ συγκαταβήτω τῷ βαπτιζομένῳ, δεόμεϑάσȣ πνεῦμα πονηρὸν, σκότος λογισμῶν, καὶ ταραχὴν διανοίας ἐπάγον.

То есть, с теми самими словами, кои святым сея молитвы сочинителем писаны.

Глава 6. А в церковном, Государь, священии в том же Требнике (лист 73) напечатали не по преданию же святых отцов, повелевают свящати мылом: и то, Государь, церкви Божия не освящение, но паче осквернение. Понеже в мыле всякая бывает нечистота и скверность. По преданию же святых отцов велено освящать губой грецкой, или платком чистым.

Кто верит, что или мыло или грецкая губа, или полотно силу освящения имеет, тот без сомнения тяжко согрешает. Сии бо ни святости не имеют, ни же святость дать могут: и потому сие ни учением, ни преданием святых отцов быть не может. Бог един, который есть самая святость, и источник святости, своей Божественной благодатью, посредством моления Священников своих, церковь и Алтарь освящает. Воду же тёплую и мыло употребляем для омытия от нечистот вещественных Трапезы, которую, дабы по омытии мокрой и влажной не оставалась (от чего скоро сгнить могут одеяния, коими оную украшаем) губой или полотном отираем.

Употребление же таким образом омывать и отирать Трапезу, ни новое есть, ни же без обозначения. Симеон бо Архиепископ Фессалонийский, в лето 1418 живший127, обряд сей так описывает: «понеже Трапеза Иисуса являет, иже Камень жизни, и Камень краеугольный именуется128, то и крещение его приемлет. Сие же сугубым образом приемлет, видимым и невидимым. Во еже по измовении бывает чиста, и водой освящается, очищение вкупе и духа приемля, орудием бо Дух бывает. Того ради приносится тёплая вода, ни же молитвой благословляется. Крестившагося бо во Иордане ко освящению сея воды, и к совершению священного жертвенника епископ призывает. Посем подают ему мыло, его же благословляет, и творит три креста на нём. Бывшей же воде тёплой, трижды излиянной во образ «Пресвятой Троицы, антиминсами129 Святая Трапеза бывает отираема130.

Какая же нечистота и скверность есть в мыле, которым руки и лицо ежедневно умываем? Если мыло нечистым и скверным поставляется потому, что в состав оного свиное сало, где нет масла, кладётся? то сие мнение подлинно значит Иудейство. До́лжно же знать, что нет ничего чрез себя нечистого: все бо от Бога созданное, самому Богу свидетельствующу, есть весьма доброе: «и виде Бог вся, елика сотвори, и се «добра зело»131. Вем, говорит Божественный Апостол Павел, «и извещен есмь о Христе Иисусе, яко ничтоже скверно само собой, точно помышляющему что скверно быти, оному скверно есть»132. И в другом месте: «Всякое создание Божие добро, и ничтоже отметно со благодарением приемлемо»133. Блаженному же Петру, который и после Евангельской благодати некоторые твари нечистыми быть почитал, Бог сказал: «яже Бог очистил есть, ты не сквери»134. Для чего же Бог в Ветхом Завете иные животные чистыми, и иные нечистыми объявил, Св. Иустин философ и мученик довольно изъясняет135.

Надлежит же ведать, что

1) греческое мыло, которым обыкновенно очищают освящаемые Трапезы, составляется из золы, которая из просеянного пеплу и чистой извести выбирается, и с маслом деревянным, а иногда и с розовой водой перемешивается, так что приятнейшее издаёт благовоние.

2) употреблять ли мыло к омовению Святой Трапезы, или нет, дело столь маловажное почитается, что никакого напоминания о мыле ни у Петра Могилы136, ни в Московском Требнике137, ни в особливо напечатанном138 Чине освящения храма не находится. Ибо когда мыло употребляется только для омовения Трапезы, которая и без оного омовения быть может, особливо когда деревянная, хорошо выглажена и чиста: следовательно употреблять, или нет, едино есть. Но немаловажно есть попирать любовь и приязнь братскую, и от церкви Иисус Христовой бегать за то, что мылом Трапеза омывается. Немаловажно «отцеждать комары, вельблуды же пожирать, одесятствовать мятву, и копр, и тмин, и оставить вящая Закона, суд и милость и веру»139.

Глава 7. А над умершими вместо помазания святого масла велят пеплом посыпать, его же срамно есть не только творить, но и говорить. И Господу нашему Иисусу Христу спасённое его имя, наречённое от Бога святым Ангелом (переменили же140).

Не вместо масла пеплом посыпают, так чтобы помазание маслом без всякой убеждающей нужды составлялось. На умерших бо масло после моления возливается, что и Греческий и вышеозначенные Требники делать повелевают. Но вот каким образом Помянутый Симеон Фессалонийский141 принадлежащее до погребения православных Христиан описывает: «и так даже до «могилы вместе с телом идём, и Трисвятое поём в похвалу Троицы, единого нашего Бога. В могиле же тело поставляем, и с молением земли предаём, Божие исполняя повеление, реченное: „яко земля еси, и в землю отыдеши“142 и воскресение проповедуем, тело крестом знаменуя, или елей из лампады крестообразно возливая, или землёй из какого-либо сосуда посыпая».

Сие все даже до нынешнего дня православные Христиане исполняют. Примечать же надобно сии Симеоновы слова: «или елей возливая, или землёй посыпая». поелику суть некоторые места, в коих елея нет, для того говорит: или елей, или землю: то есть, где елей не находится, там землю употреблять можно: вместо же земли пепел от кадильницы. Пишут Греческие Требники: καὶ μετὰ τȣ̃το ἐπιχέει τῷ λειψάνῳ κανδύλαν, ἢ τὴν τέφραν τȣ̃ ϑυμιατηρίȣ. То же и Российский Требник, 1754 года в Москве Печатанной, изъясняет: «и посем наливает верху мощей елей от кадила, или сыплют пепел от кадильницы».

Что же по древнейшему преданию верху мощей православных Христиан пепел от кадильницы сыпали, сам Симеон Фессалонийский свидетельствует, сказуя: «мирянам же, во Христе братин умершим, пепел от кадильницы, яко священный и знамением Креста чрез фимиам освящённый крестообразно верху сыплем, прежде нежели простой засыпаем землёй, святое во Христе тело, по Божественному определению, святой земле предавая, дабы оное, пока воскреснет, сохранила»143.

Пепел от кадильницы содержит частицы фимиама и мира, которые священник в кадильницу полагает, и Богу с молитвой приносит. И потому вероятно, что установители обряда погребения Христианам пепел от кадильницы сыпать верху умершего подтвердили для воспоминания аромат и мира, коими Иосиф и Никодим тело Спасителя нашего вместе с плащаницей повили.

Итак, видите, что сказанный пепел, которой учители ваши не только употреблять, но и именовать за срамное почитают, не простой есть, ни же без обозначения, но благословенный, и помянутые ароматы воспоминающий: не от последних людей вымышленный, но издревле вставленный, и чрез предание сохранённый.

Впрочем, как всё сие, когда в погребении умерших наблюдается, живым и мёртвым пользует, так, когда по причине некоторого обстоятельства составляется, ни тех, ни других не вредит. Иное есть (о сохранении чего всемерно рачить до́лжно), дабы кто из Христиан без покаяния, без исповедания грехов, без причащения святой Евхаристии не умер. Сего бо опущение и умершему вредит, понеже он о вечном спасении своём не старался, и живым, поелику дело должной к умершему брату любви учинить пренебрегли.

Следующие же в сей главе слова: «Господу нашему «Иисусу Христу спасённое имя, наречённое от Бога святым «Ангелом» никак не могли мы выразумевать, пока не приложили к оным глагола: переменили, который от неразумия переписчиков ваших перенесён был в следующую главу. Но мы о сем отнюдь узнали, то есть, что вы спорите, будто православные Христиане переменили имя Исус на Иисус. Хотя ложную сию клевету довольно опровергает написанное уже о сем пространно в книгах: Розыске, Пращице и Обличении на Олонецкие ответы: однако и мы рассудили прибавить к оным следующие доказательства:

1. поелику Ветхий и Новый Завет и все Славенские, необходимые для церкви книги, переведены с Греческого языка с тех самых Греческих книг, которые суть подлинники Славенских книг: то в них и надлежит искать решения предложенного вопроса. Читали мы премного Греческих церковных как печатных, так и рукописных древнейших книг, из коих между прочими с великим вниманиями рассматривали две на пергамине писанные, не малой величины, содержащие многих и знатнейших святых отец на Ветхий Завет толкования, книги (из сих одна писана в 6612 году от сотворения мира, л от рождества Христова 1112 года, а другая и сей старее стами годами, которую мы собственной нашей рукой с оригинала списав, не токмо поныне у себя храним, но в 1772 году в Лейпциге в печать оную издали сверх того древнюю же на пергамине книгу Прокопия Газеа, содержащую толкования на Ветхий Завет, с помянутыми же толкованиями сличали: но Христианским сердцем и чистой совестью нашей исповедуем, что ни в одной из них не встретилось нам читать (Ἰσȣ̃ς), но везде или под титлой написано Ἰς̃, или без титлы Ἰησοῦς (Иисус).

2. Предлагаю вам ещё одну писанную на Греческом языке в десятом веке книгу144, содержащую четыре Евангелия с толкованием. В сей книге нигде не находится Ἰσȣ̃ς (Исус), но написано Ἰησȣ̃ς (Иисус) в следующих местах:

1) в Евангелии от Матфея:

Καὶ οὐκ ἐγίνωσκεν αὐιὴν, ἕως οὗ ἔτεκε τὸν υἱὸν αὑτῆς, τὸν πρωτότσκον, καὶ ἐκάλεσε τὸ ὂνομα αὐτοῦ Ἰησοῦν. И не знаяше ея, дóндеже роди Сына своего первенце, и нарече имя ему Иисус. (Глава 1, стих 25).

Τότε λέγει αὐταῖς ὁ Ἰησοῦς· μὴ φοβεῖσϑε Тогда глагола има Иисус: не бойтеся. (Гл. 28, ст. 10).

Οἱ δὲ ἕνδεκα μαϑηταὶ ἐπορέυϑησαν εἰς τὴν γαλιλαίαν, εἰς τὸ ὂρος οὗ ἐτόξατο αἰτοῖς ὁ Ἰησοῦς, καὶ ἰδόντες αὐτὸν προσεκύνησαν αἰτῷ. οἱ δὲ ἐδίστασαν, καὶ προηλϑὼν ὁ Ἰησοῦς, ἐλάλησεν αἰτοῖς λέγων. Единии же надесять ученицы идоша в Галилею в гору, аможе повеле им Иисус: и видевше его, поклонишася ему: овии же усумнешлся. И приступль Иисус, рече им глаголя (Гл. 28, ст. 16–18).

2) В Евангелии от Марка:

Ὁ δὲ Ἰησοῦς προκαλεσάμενος αὐτοὺς, λέγει αὐτοῖς. Иисус же призвав их, глагола им (Гл. 10, ст. 42).

Καὶ εἰσῆλϑεν εἰς Ἰεροσόλυμα ὁ Ἰησοῦς, καὶ εἰς τὸ ἱερόν. И вниде во Иерусалим Иисус, и в церковь (Гл. 11, ст. 11).

Καὶ ὁ Ἰησοῦς ἀποκριϑεὶς, λέγει αὐτοῖς. И отвещав Иисус, глагола им. (там же ст. 33.).

3) В Евангелии от Луки:

Καὶ Ἰησοῦ βαπτισϑέντος καὶ προσευχομένου. И Иисусу крещшуся и молящуся (Гл. 3, ст. 21).

Καὶ ἀποκριϑεὶς ὁ Ἰησοῦς, εἶπε πρὸς αὐτόν. И отвещав Иисус, рече к нему (Гл. 7, ст. 40).

Καὶ πεσὼν παρὰ τοὺς πόδας τοῦ Ἰησοῦ. И пад при ногу Иисусову (Гл. 8, ст. 41).

Καὶ ἀποκριϑεὶς ὁ Ἰησοῦς, εἶπεν αὐτοῖς. И отвещав Иисус, рече им (Гл. 13, ст. 2.).

Ὅτι τῷ σαββάτῳ ἐϑεράπευσεν ὁ Ἰησοῦς. Зане в субботу исцели ю̀ Иисус (там же ст. 14.).

Καὶ αὐτὸς ὁ Ἰησοῦς ἐγγίσας συνεπσρέυετο αὐτοῖς. И сам Иисус приближися идяше с нима (Гл. 24, ст. 15).

4) В Евангелии от Иоанна:

Τῇ ἐπαύριον βλέπει τὸν Ἰησοῦν ἐρχόμενον πρὸς αὐτόν. Во утрие же виде Иоанн Иисуса грядуща к себе (Гл. 1, ст. 29.).

Ἀπεκρίϑη Ἰησοῦς, καὶ εἶπεν αὐτῷ. Отвеща Иисус, и рече ему (Гл. 3, ст. 10).

Λέγει αὐτῷ ὁ Ἰησοῦς· πορεύου. Глагола ему Иисус: иди (Гл. 4, ст. 50).

Εἶπεν οὖν ὁ Ἰησοῦς ἔτι μικρὸν χρόνον μεϑ’ ὑμῶν εἰμὶ. Рече же Иисус: ещё мало время с вами есмь (Гл. 7, ст. 33).

Εἶπεν σὖν αὐτοῖς πάλιν ὁ Ἰησοῦς· ἐγὼ ὑπάγω. Рече же им паки Иисус: Аз иду (Гл. 8, ст. 21).

Εἶπεν αὐτοῖς ὁ Ἰησοῦς· εἰ ὁ Θεὸς πατὴρ ὑμῶν ἠν. Рече же им Иисус: аще Бог Отец ваш бы был (там же ст. 42).

Εἶπεν αὐτοῖς ὁ Ἰησούς. ἀμὶν ἀμὴν λέγω ὑμῖν. Рече же им Иисус: аминь аминь глаголю вам (там же, ст. 58.).

Καὶ εἶπεν Ἰησοῦς· εἰς κρίμα ἐγὼ εἰς τὸν κόσμον τοῦτον ἦλϑον. И рече Иисус: на суд Аз в мир сей приидох (Гл. 9, ст. 39.).

Εἰρήκει δὲ ὁ Ἰησοῦς περὶ τοῦ ϑανὰτου αὐτοῦ. Рече же Иисус о смерти его (Гл. 11, ст. 13.).

Καὶ εἶπεν αὐτοῖς, ὅσα ἐποίηοεν ὁ Ἰησοῦς. И рекоша им, яже сотвори Иисус (там же, ст. 46.).

Ὁ οὖν Ἰησȣ̃ς πρό ἕξ ἡμερῶν τȣ̃ πάσχα. Иисус же прежде шести дней пасхи (Гл. 12, ст. 1).

Λέγει αὐτῷ ὁ Ἰησοῦς· ὁ λελουμένος οὐ χρείαν ἔχει. Глагола ему Иисус: измовенный не требует (Гл. 13. ст. 10).

Λέγει ὁ Ἰησσῦς· νȣ̃ν ἐδοξάσϑη ὁ υἱὸς τȣ̃ ἀνϑρώπȣ. Глагола Иисус: ныне прославися Сын человеческий (там же ст. 31).

Ἀπεκρίϑη αὐτσῖς ὁ Ἰησȣ̃ς· ἄρτα πιστεύετε: Отвеща им Иисус: ныне ли веруете (Гл. 16, ст. 31)?

Ταῦτα ἐλάλησεν ὁ Ἰησȣ̃ς· Сия глагола Иисус (Гл. 17, ст. 10).

Ταῦτα εἰπὼν ὁ Ἰησȣ̃ς, ἐξῆλϑε. И сия рек Иисус, изыде (Гл. 18. ст. 1).

Ἀπεκρίϑη αὐτῷ ὁ Ἰησȣ̃ς. Отвеща ему Иисус (там же ст. 20).

Καὶ εἰσῆλϑεν εἰς τὸ πραιτώρισν πάλιν, καὶ λέγει τῷ Ἰησοῦ. И вниде в претор паки, и глагола Иисови (Гл. 19, ст. 9.).

Παρέλαβον δὲ τὸν Ἰησοȣ̃ν καὶ ἤγαγον. Поемше же Иисуса, и ведоша (там же ст. 16).

Μετὰ εἰδὼς ὁ Ἰησοῦς ὅτι ἤδη πάντα ἤδη τετέλεσται. Посем ведый Иисус, яко вся уже совершишася (там же ст. 28),

ὅτε οὖν ἔλαβεν τὸ ὄξος ὁ Ἰησοῦς εἶπεν τετέλεσται Егда же прият оцет Иисус, рече: совершишася (там же ст. 30).

Επὶ δὲ τὸν Ἰησȣ̃ν ἐλϑόντες. На Иисуса же пришедше (там же ст. 33).

Καὶ ϑεωρεῖ τὸν Ἰησοῦν ἐστῶτα, καὶ οὐκ ᾔδει ὅτι Ἰησοȣ̃ς ἐστίν. И виде Иисуса стояща, и не ведяше, яко Иисус есть (Гл. 20, ст. 14).

3. В Греческих церковных книгах все Подобны, все Седальны, все Кондаки, все Ексапостиларии, все Тропари канонов имеют определённое число слогов, так как и каждая из их частей или членов. Если в них один только слог будет превышать или недоставать, тогда будут они несовершенны (как и всякий стих бывает несовершен, когда в нём бывает стопа излишняя, или оной недостаёт); а, следовательно, и петь их по правилам будет невозможно. А каким до́лжно петь напевом сии сочинения, о том над каждым из них надписаны два или три слова. Во многих из таковых сочинений имя Иисус обретается, (в особливо в каноне умилительном ко Господу нашему Иисусу Христу, сложенном святом Феоктистом), в которых если бы кто стал читать Исус, то будет недоставать одного не определённого числа слогов, а потому будет несовершенно, и петь оного будет невозможно: а если станет кто читать Иисус, тогда потечёт и определимое число слогов, и порядок, и правильный напев. При переводе на Славенский язык сих сочинений, число слогов не было сохранено: поелику переводчики не могли найти Славенских слов равносложных Греческим.

Например, Θεὸς (Бог) на Греческом языке есть слово двусложное, на Славенском же односложное. Сочинители Подобнов, Седальнов, Кондаков, Ексапостилариев и Тропарей в канонах суть: Иоанн Дамаскин, Косма его дружина, Анатолий Патриарх, Андрей Критский, Иосиф, Роман, и прочие мужи учёные, древние, святые. Книги, содержащие сии их сочинения, суть не только печатные, но и рукописные на пергамине, древним, в монастырях горы Афонской, горы Синайской, и в других в Греции обителях доселе хранящиеся, так что всякий, кто только печатным книгам не верит, может прибегнуть к оным рукописным. Крайне сожалетельно, что вы ни языка, ни сладкопения Греческого не разумеете: иначе же, вы сами увидев в помянутых сочинениях определённое число слогов, и примечая, что при недостатке одного слога петь их по правилам невозможно, уверили бы себя, что святые их сочинители и писали, и читали, и пели не Исус, как вы говорите, но Иисус, как Ангел произнёс, благочествуя Богородице, и как с того времени Божественные Апостолы, святые отцы, и Божия церковь на Греческом, а, следовательно, и на Славенском языке таким же образом произносили, писали и пели.

Но отчего вы упорствуете и не хотите верить, что имя Спасителя нашего есть Иисус, а не Исус? Почто клевещете на святую Божию церковь, якобы она имя Спасителя переменила? Если бы хотя в одной только Греческой книге рукописной или печатной древней, или новой написано было Исус, тогда имели бы вы причину сомневаться, и о том испытывать: но сего поистине нигде найти не можете. От чего же такая дерзость? от глубокого ли невежества ваших учителей, которые, не ведая силы сокращения, начали читать Исус вместо Иисус, или (что гораздо вероятнее) Мартын Армянин, который многим и другие свои заблуждения вам сообщил, и сему также вас наставил? Ибо не токмо он сему учил (смотри в книге, именуемой Пращица, в соборном Киевском на оного еретика деянии, при конце лист. 7) но и все Армяне даже до нынешнего дня не Иисус, но Исус читают и пишут.

Бедные! какая и коликая есть сия ваша гордость! Вы хотите показать себя учёнее Православной церкви, учёнее святых Отцов, которые церковные книги составили, учёнее всей древности, которая святые Евангелия написала, бедные воистину! поелику и пресвятейшее Имя, «Имя, еже паче всякого имене, да о имени Иисусове всяко колено поклонится, небесных, и земных, и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славе Бога Отца»145. «Имя, кроме которого несть иного имени под небесами данного в человецех, о нем же подобает спастися нам»146. Имя, которое составил Бог из трёх слогов, да покажет таинство трёх единосущных Ипостасей, в едином Божественном естестве соединённых: ...и сие-то Имя, искушением врага рода человечного, предшественники ваши исказить дерзнули, отняв от него един слог, и сделав его чудовищным и ничего не значащим. Всемилостивый Бог да обратит вас как от сего, так и от прочих таковых ваших заблуждений!

Глава 8. И самый истинный и животворящий Крест Христов, от трёх древ, от певга и кедра, и кипариса сотворённый, отставили, и возненавидели его, и непотребна сотворили, и возлюбили крыж Латинский, и во всём почитают его паче истинного и Божественного Креста Христова, от трёх Древ сотворённого.

Здесь между прочим сии примечать должно слова: отставили, возненавидели, и почитают: во оных бо явное содержится противоречие. Ибо что почитаем, или паче почитаем или менее от другого, того подлинно не отставляем, ни же ненавидим. Итак, когда знают сии учители к признают, что мы Крест от трёх древ сотворённый почитаем, для чего, сами себе противореча говорят, что мы оный оставляем и ненавидим?

Крест, на коем обвинённых вешали, (как язычник Лукиан Самосатский147 повествует), был составлен из двух дрек, и имел фигуру Греческой буквы Т. То же и Тертуллиан подтверждает148, равно же и святой Иустин, философ и мученик, который доказывает, что текст священного Писания, «рози единорога рози его149» образ Креста предзнаменует. Говорит же, что на средине креста вделывалось древо наподобие возвышенного рога, на коем везомые сидели для принятия крестного наказания150. Из сего удобно следует, что и Крест Господа нашего Иисуса Христа из двух древ был составлен.

Крест, который первому из Христиан Царю святому равноапостольному Константину явился, из двух только размеров образован был. Ибо когда он крест, по образу, показанному ему от Бога, сделать хотел, то из двух копий велел художникам оный составить, который сим образом составивши, короной, драгоценными камнями и златом кованым украсил, написав вверху Спасительное Христово имя буквами ХР. Евсевий Кесарийский свидетельствует151, что он крест сей, Римлянами называемый Лабарум, несколько раз видел.

От самого начала церкви все Христиане пиша, вырезывая, начерчивая, составляя, и каким-нибудь другим способом на какой-нибудь материи крест изображая, двумя пересечёнными четырёхугольниками оный образовали. Сие ясно показывают:

1) древнейшие медали и короны императоров Христианских в царских сокровище-хранительницах доселе сохранённые, на которых крест из двух или четыреугольников, или копий пересечённых, сделан; где же двое на одной медали двойственных изображений вырезано, например, двух братьев, или отца и сына, там и два двойственные креста изображены.

2) Древнейшие Христианских Императоров и Императриц изображения, в самих старинных книгах написанные, в коих таковые кресты на главах и руках их находятся152.

3) Иконы святых, священные сосуды, посохи и митры Архиерейские, Священные одеяния153 от древних времён в Афонской и Синайской горах и в монастырях Иерусалимских сохранённые, на которых таковые кресты примечаются.

Послушаем теперь, чему святые отцы о сем вопросе нас учат. Святой Афанасий следующее проповедует: «образ креста поистине от двух древ составляюще соделываем, да егда от неверных вознепщевал бы кто обличити нас в том, яко почитаем древо, возможем разделивше яже в них, обоя древа изъемше, креста образ, тые аки непотребные древа почитати, и неверного уверити, яко не древо почитаем, но ко образу Креста благоговеем»154.

Святой же Григорий Нисский текст Апостола: «да возможете разумети со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина, и высота, разумети же преспеющую «разум любовь Христову, да исполнитеся во всяко исполнение Божие»155, изъясняя говорит: ни же бо всуе Божественное оное Апостола око образ Креста изобрете, но чрез сие также яве показует, яко всяк, иже мглу неведения от мысленных очей оттрясе, самую истину вещей добре усматряет: знаяше бо, яко сей образ, четырьмя протяжениями от среднего стечения происходящими списанный, могущество чрез вся сопутствующее и «провидение того, иже на нем явлен бяше, знаменует, и потому всякое того протяжение приличными именами нарече. То бо, еже низу приничет, глубину именует: а еже горе, высоту; широту же и долготу тая, яже «по стечении поперечна от обою страну протяжена суть тако: еже от средины протекает отсюду широта, а еже отонуду, долгота нарицается: имиже ясно, якоже мню, от речи является, яко ничтоже есть в вещах созданных, еже бы Божественным естеством не содержалося».

И мало после: «Воззри убо на небо, и дольные части объемли Духом и пресеченные и крайния света пределы мыслию постигни, и испытай, кая сила акибы союз вселенныя сия вся связует и содержит, и узриши волею, «яко в том Божественного могущества созерцании Креста образ изображается в душе твоей и в мысли, от вышних до нижних, от края до края протяжен и описан. Сей образ великий Давид, говоря о себе, изобразил: камо пойду, глаголет, от Духа твоего, и от лица твоего камо бежу? Аще взыду на небо, (сия есть «высота), ты тамо еси: аще сниду во ад, (сия есть глубина) «тамо еси: аще возму криле мои рано то есть, до восхождения солнца (сия есть широта), и вселися в последних моря, так бо запад называет, (сия есть долгота)156.

Видиши, како образ Креста описывает? То же и по моему мнению так же Иота значит то, если с точкой сопряжённое рассуждается: линия прямая сверху «вниз протянута Иота называется, косвенно же боков «касающаяся черта именуется, чему от самых кораблеплавателей научиться можно, кои древо оное поперечное, мачте прилежащее, на котором паруса: вешают, чертой называют, от фигуры именуя»157.

Святой Иоанн Дамаскин, как бы сокращая рассуждения Нисского, утверждает: «имже образом четыре края Креста средним центром придержатся друг друга, и состягаются: сице Божией силой и высота, и глубина, долгота же, и широта, сиесть, вся видимая и невидимая тварь содержится»158.

Блаженный же Феодорит сии из псалма слова: «Жезл твой, и палица твоя, та мя утешиста»159, изъясняя, вот чему нас научает: из двух бо соединённых жезлов бывает крест. Палицей, то есть, прямой нас, в него верующих утверждает и управляет, и немощных укрепляет, поперечник же жезла на демонов употребляем»160.

После стольких доводов и таковых свидетельств кто ещё усомнится, чтоб церковь от самого своего начала не изображала Креста, из двух древ составленного? Доводы нами предложенные не суть слова, но дела глазам представляющиеся. Отцы, кои о сем ясно и вразумительно свидетельствуют, мудростью, святостью, дарами Духа Святого преспевают. Кто убо дерзнёт подумать, что наш великий Афанасий, или Божественный Григорий Нисский, или святой Дамаскин, или блаженный Феодорит лгут? Однако явно есть, что кои отвергают веровать, что церковь всегда Крест из двух древ составляла, те всех помянутых святых отцов лжецами поставляют.

Ко Кресту, из двух древ составленному, хотя бы третье придано было к верхней его части, означая доску, на которой Пилат написал титлу: «Иисус Назорянин, «Царь Иудейский»161, и четвёртое к нижней части являя подножие: хотя бы гвоздь, копие, губа приложились, мы и такой Крест почитаем. Ибо Крест есть из двух древ составлен, прочее же всё: титла, подножие, копие, губа, суть прибавления, и как бы украшение Креста. Православные же Христиане подлинно не древо, но Повешенного на древе, не вещество (да не будет), но образ, коим как бы Христос означается, по учению святых отцов, Афанасия162, Амвросия163, Дамаскина164 почитают.

Равно же и Крест Латинский, на собственном их языке Крукс называемый, на Польском же Крыжем наименованыый, поелику от двух древ составлен, почитать до́лжно.

Сие же весьма удивительно кажется, что Крест, который вы сами почитаете, тот самый учители ваши непотребным назвать дерзнули. Ибо не вы ли, знаменуя самих себя знамением Креста, двумя только линиями между собой пересекающимися, (из коих одну рукой от главы до чрева, другую же от правого до левого боку проводя описываете), Крест изображаете? Не сей ли Крест, по знамении оным, даже до земли себя приклоняя, почитаете? Пусть скажут ваши, для что Крест, так изображённый, то есть, не тремя, а двумя только линиями, между собой пресекающимися, есть потребный и честный: Крест же от двух древ подобно же между собой пресекающихся составленный (ежели третьего или четвёртого древа не имеет) есть непотребный и презренный?

А святые пророцы о том тричастном Кресте Христове за много лет до Христова вочеловечения пророчествоваша, яко от трёх древ сотворену ему быти (глаголюще), якоже велегласныё пророк Исаия о нём во главе 60 пишет сице: Слава Ливанова к тебе приидет, с певгом и кедром и кипарисом, прославити имя мое святое, и проч:165

Здесь между тем заметить до́лжно, что в сем Исаином тексте, как в Российском, так и в Греческом, равно же и в подлиннике Еврейском166, не имя моё, но место святое моё, читается. И слава Ливанова к тебе приидет кипарисом и певгом и кедром, вкупе прославити место святое моё, и место ног моих прославлю167. Καὶ ἡ δόξα τȣ̃ Λιβανȣ πρὸς σε ἤξει ἐν κυπαρίσσῳ καὶ πεύκῃ καὶ κέδρῳ ἅμα, δοξάσαι τὸν τόπσν τὸν ἅγιόν μȣ, καὶ τὸν τόπσν τῶν πσδῶν μȣ δοξάσω.

Что касается до значения сего текста, то есть, пророчествовал ли Исаия сими словами, что Крест от трёх древ до́лжно делать, или другое что предсказывал, ни един от учителей ваших утвердить не может, ни же вы сами, как надеемся, изъяснения оных толкованию святых отцов предпочесть не захотите: особливо когда предложенные Исаиины слова ничего о Кресте не изъявляют.

Послушаем убо святых отцов. Блаженный Феодорит ясно и кратко по своему обыкновению смысл изъясняя говорит: «в кипарисе и певге и кедре. Вероподобно есть, что сие и в первом храме было, и оные, то есть Иудеи, паки из Ливана древа сносили»168. Сие изъяснение очень сходное и точное, поелику от самого Священного Писания взято.

Известно из 3 книги Царств169, что Соломон, перенося из горы Ливана древа кипариса и певга, храм Богу создал. Подобно явствует из книги Ездры170, что тот же храм привезёнными из Ливана кедровыми древами, по повелению Кира Персидского царя, был обновлён. Слава же и украшение Ливаново были сии прекрасные и предорогие, и для великих и великолепных зданий годные древа. И потому Исаия пророк о обновлении Соломонова храма после пленения Вавилонского (о коем многое предсказал, пророчествуя) говорил, что слава Ливанова, в певге и кедре и кипарисе состоявшая, приидет в храм Божий, перенесением, то есть сих древ как бы знатное и славное было святое его место, и место, где ноги его стоят, то есть храм, в котором сам истинный Бог был почитаем.

Поелику же слова Божественного Писания многажды и иносказательный смысл содержат, (как Божественный Апостол Павел научил нас, глаголя: «но иже от рабы, по плоти родися: а иже от свободные, по обетованию, яже суть иносказуема: сия бо суть два завета»171 и прочее) то и предложенный текст имеет своё иносказание, которое святой Кирилл Александрийский изъясняет, сказывая, что чрез древа Ливановы святые мужи означаются, коими церковь, как Ливан процветает и славится. Где надлежит примечать, что как Соломонов храм, перенесёнными из Ливана древами сделался славен, так церковь Божия людьми: учёными и к добродетели склонными от язычников в веру обратившимися и освящёнными прославилась: вот самые Святого слова: «Гора Ливан в Финикии, кедров, кипарисов и певгов преисполненная, и самых фимиама древес. Воспоминаемая же сия гора сея ради вины досточудная есть, яко изобильнейшее имать вещество, преизобилует же высочайшими и благоуханнейшими древесы. Сия убо, рече, слава дастся тебе, умственно, сиречь и духовно. Питает бо церковь Христова премногие и присланные святых главы, ово высоким добродетели, ово благовоннейшие: благоухают бо Христом. Присущно им есть и сие, яко ни коему же истлению плотской страсти привержены суть, якоже и певг и кедр не истлевают. Обыче же Богодухновенное Писание таковом древесам иногда, множество святых уподобляти». И после мало: «Сия убо, – рече, – слава Ливанова дастся тебе, си есть, процветеши во многих и чудных святых главах обильно. Будет же сие, „да прославится место святое мое“ слава бо церквей сии суть, иже на высоту добродетелей взыдоша, и иже ничтоже земное и презренно помышляют, ни же плотская мудрствуют, но иже восходят на высокая, и горняя мудрствуют, и аки бы отходят от земли, аще и на ней ходят, обаче на небеси общения имут»172.

Подобным образом и Божественный Иероним текст сей толкует: «нуждаемся, глаголет, вся духовно «принимати, яко елича, кипарис, певг и кедр, высокие овогда Ливановы древа, прославиша храм Божий, и «место ног его, и преславна сотвориша. И да не «долготой слов разум протяжу: святой муж, и красноглаголивый мученик Киприан, и нашего времени исповедник Иларий, не мнятся ли тебе, яко возвышенные некогда древа, воздвигшие церковь Божию»173.

Сочинения других святых отцов, (кои и в нашей небольшой библиотеке имеются) «Варнавы, Климента, Ермы, Игнатия и Поликарпа» (сии отцы Апостольскими называются) «Дионисия Ареопагита, Иринея Лугдунского, Иустина философа и мученика, Киприана Карфагенского, Ипполита, Афанасия, Евстафия Антиохийского, Василия Кесарийского, Василия Селевкийского, Григориев: Неокесарийского, Назианзина, Нисского и Двоеслова, Кирилла Александрийского и Кирилла Иерусалимского, Иоанна Златоустого, Дамаскина, Амвросия, Епифания, Максима, Астерия Амасийского, Исидора, Ефрема, Нила, Макария, Исаака Сирина, Анастасия Синаита, Феодорита, Иеронима, Августина, также и сочинения Тертуллиана, Климента Александрийского, Евсевия Кесарийского» сколько могли мы, прочли с прилежанием, исправные оных оглавления рассматривая; но ни текста предложенного, приспособленного ко Кресту, ни же что-либо о составленном из двух древ Кресте сыскать могли. Из чего видно, что из древних, то есть, самых избранных, так сказать, отцов никто о трёх оных древах Креста ничего не сказал.

Такожде святый Иоанн Дамаскин о нём хвалится и вопиет: О треблаженное древо, на нём же распятся Христос Царь и Господь!

Сии слова, взятые из ирмоса пятой песни канона, кои в церкви на воздвижение Креста в 14 день Сентября поётся, не святого Иоанна Дамаскина, но кир Космы, реченного канона сочинителя. Сие же известно из самой надписи канона, которая в подлинной Греческой Минее есть следующая: ὁ κανὼν, ὅς τήνδε τὴν ἀκροστιχίδα φέρει· σταυρῷ πεπσιϑὼς, ὕμνσν ἐξερέυγσμαι. Ποίημα τȣ̃ κυρίȣ Κόσμȣ. Таковая же находится и в Российской Минее: «Канон Креста, егоже краегранесие: Кресту надеявся, пение отрыгаю». Творение Кир Космы.

Имя же τρισμακάριστον (треблаженное), которое сложено из τρὶς (трижды) и μακάριστον (блаженное) никак не означает из трёх древ составленного. Ибо наречие τρὶς, (трижды) с именем сопряжённое, вещь означаемую или трижды174, или многажды175 взятую знаменует, и потому с превосходительным равняется. В сем же смысле Гомер176, Аристофан177 и прочие Греческие Авторы таковые сложные имена употребляют. Треблаженное убо древо не из трёх древ составленное, но или трижды, или многажды блаженное, или преблаженнейшее означает. Потому напрасно сии слова приводятся, когда оные другой смысл имеют, а не тот, которой учители ваши думали.

И в октае (октоихе) Государь, третьего гласа, в среду и в пяток на утрени седален: ка кипарисе, и на певге, и на кедре вознеслся еси Агнче Божий. Такоже и во многосложном своём послании Герман Патриарх пишет сице на лист 2: яко честный и животворящий Крест от трёх древ, кипариса и певга и кедра в тридневную смерть Господа Иисуса соделан бысть. По сих же и преподобный Григорий Синаит в воскресном и дневном каноне творения своего во многих местах воспоминает точию о истинном тричастном (трёхсоставном) Кресте Господне, и пишет сице: «Кресте трисоставне и трисветне! Кресте треблаженный и треобоюдный мечю, древо трелюбезное, и знамение непостижимые Троицы, Крест трисоставный, Троицы бо носит трисоставный образ».

Поелику Иосиф, архиепископ Фессалонийский, святого Феодора Студийского брат, есть сочинитель канона 3 гласа в пяток (где и в тропаре седьмой песни оные же повторяет слова, как на надписи над оным означенной явствует), то вероятно, что он и в среду, и в пяток 3 гласа седальны изложил. Сей в девятом веке (в лето, то есть, 916) в ссылке умер178. Герман же упоминаемый179 есть Патриарх Константинопольский, называемый младший, который в тринадцатом веке, то есть, в 1254 лето скончался180. Григория же монаха Синаита человеком позднейшего века, нежели Герман, почитаем181.

Сии подлинно последнейших веков люди суть первые, кои своими сочинениями сей смысл объяснили. Ибо ни же упомянутых древних святых отцов ни же у древнейших церковных историков: Евсевия, Сократа, Созомена, Евагрия, Феодора чтеца, Филосторгия, Никифора Каллиста, ни же у новейших, Сагитария, Мосгемия, Флери, Мелетия Афинского Митрополита, ничего подобного сыскать мы не могли. Хотя же сию речь (поелику в церковь песньми введена) опровергать и не позволено, однако желательно всемерно знать об источнике, из коего она почерпнута.

Некоторые историю, как бы начало оной предлагают182. Но понеже творец таковой историк не известен, и в оной то содержится, что необходимо или в Священном Писании, или, по крайней мере, у кого-нибудь из древних историков (а особливо у Иосифа Флавия, который подробнейше обо всех Иудейских древностях писал) должно было быть упомянуто, но никакого о сем не находится известия, для того надлежит лучше считать оную историю между баснями. Вероятно, есть, как нам кажется, что кто-нибудь из питателей позднейшего века, а может быть, и сам вышеупомянутый Иосиф, Архиепископ Фессалонийский первый, думал, что пророк Исаия, о Кресте пророчествуя, означенный текст сказал, и потому оного текста слова ко Кресту применить хотел: по нём и другие, кому было угодно, то же повторили.

Как бы то ни было, творцы сии своими песнями речь сию в церковь ввели. Святая же церковь (поелику сие мнение ни к догматам, ни к таинствам, ни же к её законам не касается, но есть маловажное, и ничего не пользующее) воспевает тако: на кипарисе, и на певге, и на кедре вознеслся еси Агнче Божий. Равно же поёт: «ты мой покров державен еси, тричастный Кресте «Христов»183. Но поёт также: «четвероконечный мир днесь освящается, четверочастному воздвизаему твоему Кресту, Христе Боже наш»184. А притом ещё и сам Григорий Синаит в своём каноне в день воздвижения в тропаре 4 песни Крест называет триобоюдный меч. В тропаре же 3 песни именует его обоюдный меч185. А, в самом деле, то и другое есть истинно: ибо рассудив дску186, на которой Пилат написал титлу, Крест тричастным назваться может. Не положив же дски оной, из двух древ Крест есть составлен, и четыре имеет части, как вышеозначенный святой Григорий Нисский изъясняет. Сим же образом согласуются мнения, между собой несходственными кажущиеся древних святых отцов, как тех, которые говорят, что из двух древ Крест составляется, так и тех, кои из кипариса, певга и кедра составленным быть думают.

Такожде, Государь, и все святые пишут и почитают той истинный тричастный Крест Христов, а не крыж двухчастный.

Известно, что судя по обширному числу святых, весьма мало тех, кои сочинителями были: явно же и то, что многих святых сочинения, чрез непостоянство времени и противные вещей обстоятельства изгибли: приложив к сему, что сорок святых (бо́льшая подлинно есть часть тех, коих сочинения находятся) нами вышеозначенные ничего о тричастном Кресте не написали: и приняв в уважение и то, что из трёх означенных Иосифа, Германа и Григория, один только Иосиф к числу святых причислен187: заключать до́лжно, что речь, такожде все святые пишут, значит, что или один, (если Иосиф сказанных Седальнов сочинитель) или никто из святых того о тричастном Кресте не писал.

О нём же никто же от святых не воспомянул ни во едином слове, еже бы предпочтену быти, ему, паче истинного Креста Господня.

Но великий Афанасий велегласно об истинном Кресте Господнем вопит: «образ Креста поистине от двух древ «составляюще соделываем». Подобно святой Григорий Нисский: «сей образ (Креста) четырьмя протяжениями, от среднего стечения происходящими, списанный, могущество «чрез вся сопутствующее и провидение того, иже на нем явлен бяше, знаменует». Святой же Иоанн Дамаскин: имже образом четыре краи Креста средним кентром придержатся, друг друга состягаются: сице Божией силой и высота и глубина, долгота же и широта, сиесть, вся видимая и невидимая тварь содержится». Присовокупи и блаженного Феодорита глаголющего: «из двух бо соединённых жезлов бывает Крест». Прибавь и прочих, кои или писали, или делали двучастный Крест, как выше мы показали: и тогда увидишь, сколь искусны в исчислениях сочинители сей челобитной. Ибо, когда исчисляют всех, то или один, или никого нет: когда же никого, то или все, или многие.

Что же касается до превосходства, то и тут одно другого не больше. Ибо оба Крест Иисуса Христа представляют, и по обеим один и тот же Спаситель мира Христос распятый почитаем есть: и одно и то же благословение и благодать даётся тем, кои с истинной верой и благоговением по обеим ему покланяются.

А прародителю твои, Государь, Благоверные Цари и Великие Князи в Русской земле крыжам чести отнюдь не воздавали же, якоже во, истории пишет (еже бысть от создания мира в лето 6981): егда прииде из Царяграда царевна София в царствующий град Москву, к Великому Князю Иоанну Васильевичу, с нею же пришёл из Рима от Папы посол Антоний, Ляготос, и нёс пред собой крыж. Великий же Князь и преосвященный Филипп, митрополит Московский и всея России, и весь собор освящённый и царский Синклит, и все Московские народы с тем крыжем ни близ царствующего града Москвы прийти не подпустили сего ради, яко да не будет нам православным Латинская вера почитаема.

В какой Истории написано, что Благоверные Цари и Великие Князи в Русской земле крыжам чести отнюдь не воздавали? В истории, сказываете, лета 6851. Но в какой книге сия история содержится, не объявляете. В Степенной книге, где повествуется о приходе Софии в Москву, и о браке её с Великим Князем Иоанном Васильевичем, ни одного слова о крыже и после не написано. А в книге, называемой Времянник188 следующее содержится: «Слышав же пришествие их Князь Великий Иван Васильевич, начат о сем мыслити с материю своею и с братиею и с боляры, достоит ли сему быти? Иные глаголаху не бранити ему, друзии же глаголаху: несть се бывало в земли нашей, что почести быти Латинской вере: учинил был то един Сидор митрополит, и той погибе. Князь же Великий Иван Васильевич возвести сия отцу своему Филиппу митрополиту: митрополит же отвеща ему, что не мощно тому быти, еже в град внити, но ни приближитись. Аще ли же тако учинишь, почтити его хотя, но он во врата граду, а аз, Богомолец твой, из града другими враты. Не достоит бо нам того и слышати, не токмо видети». Здесь примечать до́лжно сии слова:

1) не бранити ему.

2) «Несть се бывало в земли нашей, что почести быти Латинской вере».

3) «Аще ли ж тако учинишь почтити его».

Ибо из первого и третьего примечания явствует, что вопрос Великого Князя, бояр и митрополита был не о том, что почтить ли, или не почтить Крест послов, но о том, что почтить ли, или не почтить самого посла. поелику: «ему и его», не ко Кресту, но к послу относится, так что и отроки читая сие и вышеписаное разуметь могут: из второго же примечания видно, что они думали, что позволить послу войти во град Москву вместе с Крестом его есть то же, что почтить Латинскую веру, «что почести быти Латинской вере». А так они не без причины мыслили. Ибо архиереи Римской церкви обыкновенно предшествующу Кресту с пышностью и как бы с торжественным ходом или литией идут. И так сочинители сей челобитной или по глубокому своему невежеству одно вместо другого разумели, то есть, Крест вместо посла и Латинской веры, или по хитрости своей взяли случай из сей истории плести ложь, как и следующее есть также ложь.

София прислана была в Москву не из Константинополя, но из Рима, что свидетельствуется из сих слов Степенной книги189: «Князь Великий Иван Васильевич всея Руссии Самодержец вторым браком женился, поя за себя царевну Софию из Рима приведену». Царевной же названа по тогдашнему в России обыкновению называть царевнами всех родственниц царствующих особ. София же не была дочь царская, но деспота Фомы, сына императора Мануила Палеолога и брата последнего Греческого Императора Константина. Ибо, по пленении города Константинополя, сказанный Деспот Фома (как Георгий, протовестиарий Франза190, спутешественник его повествует) в лето по Христе 1461, оставививши в Корфу жену с детьми, отправился в Рим, просить у Папы покровительства. А в 1465 лето и сыновья его вместе с дочерью его Софией, по умертвии уже матери, в Рим приехали. И так в сей челобитной ложно показано, что София пришла в Москву из Константинополя, ибо она пришла из Рима. Послушаем и вторую ложь. «Ни близ царствующего града Москва прийти не подпустили». Сие утверждает челобитная. Во Времяннике же пред вышеозначенными уже словами сие находится: «В лето 1483 пришла царевна София в Колывань, а оттуда в Юрьев и во Псков, и потом прийде в Новград, и пойде к Москве: и якоже бывшим им близ Москвы, «сказаша Великому Князю Ивану, что посол Антоний Легато идёт со царевной, а перед ним крыж несут». Из сего кто не видит, что посол вместе со своим крестом или крыжем пришёл близ Москвы? Следовательно, кто не разумеет, что то есть ложь, что челобитная объявляет, то есть, что «собор и Синклит и все Московские народы с тем крыжем ни близ царствующего града Москвы прийти не подпустили».

Понеже бо писано есть: яко возлюбив и похвалив чужую веру, той своей поругался есть.

Сие написано в книге Временник, и суть слова Филиппа митрополита, которыми старался он убедить Великого Князя Иоанна, дабы послу не позволить войти в Москву вместе с его крестом: поелику сие было бы почестью Латинской вере. Что и подлинно не есть чуждо истины, если бы, то есть, позволено было послу войти в царствующий град с такой пышностью и ходом, или литией, который должен бы был последовать, если бы он вошёл с крестом. В сих словах Филиппа ничего не упоминается о Кресте: да и правильно. Ибо почтить Крест иноверных, не есть любить или хвалить их веру. Крест их из двух дерев составленный почитаем: догматы же их, несогласные с православной церковью, презираем и гнушаемся. Равно же и прочее их, что сходно с истиной, почитаем. Например: они мшу (обедню) свою начинают: Κύριε ἐλέησον (Господи помилуй): мы слова сии, Господи помилуй, почитаем, всечасто оные повторяя. Что же из сего следует? Следует ли, что мы и веру их почитаем? Никак.

Також, Государь, и вселенский учитель Иоанн Златоустый (в воскресном толковом Евангелии в неделю 3 святого поста) тот Латинский крыж за истинный Крест Христов не почитает же, но образ и сень быти его нарицает.

Вселенский учитель Божественный Иоанн Златоустый в четвёртом веке процветал, в лето же 407 в 14 день Сентября в вечную славу преселился191: а церковь Латинская от начала Христианской веры даже до девятого века, совершеннейшие согласна, соединена, и едина с православной восточной церковью была. В девятом же веке, когда появилось, что некоторые западные церкви, как то: Испанская и Французская, с прибавлением и Сына святой Символ веры петь начала, то сия разность догмата отделять и церкви начала. По сем времени когда соединение церквей многажды тщетно, и даже с весьма худым успехом было испытываемо, западная церковь, которая по своему упрямству прибавки в Символе оставить не хотела, отделённой от Апостольской и Кафолической православной церкви осталась.

Кто убо, если силы умствования совсем не лишился, согласится, или слышать может, что Златоустый, за шестьсот почти лет пред началом разделения сих церквей жившим, Креста другой, то есть, Латинской церкви не за истинный Крест почитал, но образом и сенью Креста нарицал? Во время Златоустого, поелику восточная и западная церкви не две были, но одна только, как одна есть Российская и Греческая: потому обличение одной было бы поруганием и другой. Если убо Златоустый за Крест Латинскую церковь обличал, то обличая оную и своей Греческой церкви ругался. Но подлинно сами дела противное показывают: святой бо Златоустый церковь Латинскую, тогда православной церкви соединённую, судя православной почитал, и к папе Римской церкви Иннокентию дружеские и исполненные почтения письма писал: равной же любовно и почтением Иннокентий ему соответствовал192.

Сие столь противно есть разуму, делам, хронологии, обстоятельствам и истории, что если бы некоторое слово, Божественному Златоустому приписанное, таковую речь содержало, за сие только по справедливости было бы из числа слов святого учителя исключено и вычтено, и как зазорное и ложно имени его приписанное всеми бы почитаемо было.

Но находятся ли в каком слове Божественного Златоустого сии слова хотя зазорные? Никак. Рассматриваемы были его речи, не только подлинные, но и ложно на имя его надписанные. Свидетельствованы были его сочинения, на Российский язык переведённые, то есть, которые в книгах «Маргарита Иоанна Златоустого, и «беседы Иоанна Златоустого» содержатся, но ни же следа сего пустословия не найдено. Прочитано также было слово в неделю 3-ю четыредесятницы в книге, называемой «Евангелие учительное» (хотя не есть сочинение Златоустого), но ничего, ни же слова о Латинском крыже не сыскано. О жезле только Аароновом следующее в оном содержится: «жезл Моисеев образ токмо и сень Креста начертася»193. Приступим к прочему, что ещё хуже есть.

И аще ли, Государь, крыж, всё Божественное Писание свидетельствует, яко образ и сень креста, а не самый истинный и животворящий Крест Господень.

От красного и истинного учения! Хотят, как кажется, учить нас, что секта Латинская, или прежде Иисуса Христа и Моисея находилась, или, по крайней мере, современная им была. О прошедших бо и настоящих, а не о будущих даются свидетельства.

Но может быть, свидетельствует, значит у них, пророчествует. Если так, когда всё Божественное Писание, по рассуждению сих учителей, пророчествует о крыже: то следует подлинно, что многоразличные истории, изложение догматов, установление таинств, предание законов, увещание к упражнению в добродетелях, и к удалению пороков, и разные Предсказания (что всё содержит Божественное Писание) ничего иного не означают и не показывают, кроме пророчеств о Латинском крыже. Подлинно удивительные и чудные речи! все говорят, «Божественное Писание свидетельствует о крыже, и проч». По пусть приведут хотя одно слово Писания, то, что предлагают, содержащее.

Разные в Ветхом Завете места разные излагают образы, коими Бог предвозвестить Крест и прообразить хотел: жезл Моисеев, Чермное море прежде пресекающий, потом совокупляющий: длани его против Амалика простёртые: змия медяна, поставленная на знамени, о которой Божественный Искупитель сказал: «и якоже Моисей вознеси змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому»194: народ Израильский по числу четырёх частей света вокруг скинии поставленный: руки Якова, одна верху другой во благословение внуков возложенные: целование края жезла Иосифова: древо, Елисеем во Иордане брошенное, и чрез секиру преходящее: руки Ионы во чреве китове распростёртые. Всё сие суть образы и подобия, коими Божия премудрость не какой-нибудь Крест несовершенный и порочный, но тот самый Крест, на котором единородный Сын его, Господь наш Иисус Христос, ради спасения мира, распят был, предсказать и предзнаменовать благоволила, и сего ни вы сами по справедливости отрицать не можете: поелику в 14 день Сентября поюще канон воздвижению Креста утверждаете. «Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона, и сему задеша понести Крест его – Аще Сын еси Божий, снидет со Креста – Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со Креста195 – Емше Симона некоего Киринея, грядуща с села, возложиша нань Крест196 – Написа же и титла Пилат, и положи на Кресте – Стояху же при «Кресте Иисусове – Иудеи же да не останут на Кресте телеса в субботу197 – Да не испразднится Крест Христов. – Слово Крестное погибающим юродство есть198 убо упразднися соблазн Креста – Точию да не Креста ради Христова гонимы будем – Мне же да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господа нашего Иисуса Христа199 – И примирит обоих во едином теле Богови Крестом200 – Послушлив быв даже до смерти, смерти же Крестной – Ныне же и плача глаголю, враги Креста Христова201 – Умиротворив кровью Креста его – И то взят от среды, пригвоздив е́ на Кресте202 – Претерпе Крест, о срамоте нерадив»203.

Сии суть места Нового Завета, о Кресте упоминающие, в коих, как сами видите, точно никакого нет упоминания о Кресте Латинском. И потому если ваши учители не иное, как то, которое мы и вы читаем, Божественное Писание читали: то ни во всём, ни в части, ни же в одном его слоге не сыскали. Что же крыж Латинский есть образ и сень Креста, послушаем теперь здравейшего следствия столь здравого довода.

То кая потреба ныне нам оставив истину, и паки тую законную сень гонити, и Латинская мудрствовати, еже крыж почитати, а истинный Крест Христов презирати?

Какой есть Крест истинный и законный? Без сомнения тот, который святая соборная и Апостольская православная церковь от начала своего приняла, и даже до наших дней нам показывает. Сие также и вы сами признать должны. Какой же есть Крест, который помянутая церковь нам показывает? Тот подлинно, который вещественными своими доказательствами, то есть, древнейшими Крестами, ветхими Священными сосудами, Священными одеяниями, святыми изображениями, глазам нашим представляет. Тот, который по преданию все православные Христиане, в разных местах вселенной живущие, изображают и созидают, и которым и вы сами благословляете, и самих себе знаменуете. Тот напоследок, который вышеозначенные святые отцы «Афанасий, Григорий, Дамаскин, Феодорит» столь внятными и ясными словами описывают и изъясняют, сказывая, яко от двух древ сотворён есть, как выше показано. Сей же есть истинный и законный в Ветхом Завете предсказанный и предзнаменованный, церковью от начала приятый, изложенный и почтенный. Сей почитать нужно есть, не презирая же, но ещё почитая и тот, который кроме двух древ украшен третьим или четвёртым, который, знаете и известны вы, что мы и имеем, и почитаем.

Несправедливо же то, что, кто Крест Латинский, от двух древ составленный, почитает, тот Латинская мудрствует. Тот бо только сказуется Латинская мудрствовати, кто догматам веры их, то есть, несогласным с православной церковью, верует, и оные святыми и спасительными быть проповедует. Посмотрим теперь и сильнейшего утверждения сего прекрасного следствия.

И аще бы, по Апостолу, первый закон непорочен был, не бы второму искалося место.

Сими словами Божественный Апостол закон Моисеев объявляет несовершенным, подтверждая: «аще бы первый, то есть Моисеев, непорочен был, не бы второму», то есть, Евангельскому закону, искалось место. Что инде яснее утверждает, глаголя: «ничто же бо совершил закон: приведение же есть лучшему упованию, им же приближаемся к Богу»204. Совершенство же, которого ему недоставало, второй закон, то есть, Евангельский, прибавил, как сам Господь и Бог каст глаголет: «да не мните, яко приидох разорити закон, или пророки: не приидох разорити, но исполнити»205.

Присоединим теперь к предложенному вопросу означенный текст, который сочинители сей челобитной без всякого присоединения оставили. Два закона текст показывает: первой, и второй. И два суть Креста, говорят сии учители, первой трёхчастный, и второй двухчастный. Второму закону, говорит текст, «не бы искалося место, аще бы первой закон непорочен был». Следовательно, первой закон был порочен, то есть, не совершенен, что также и свидетельства Божественного Павла нами приведённые утверждают. Итак, когда два закона с двумя Крестами сравниваются, первый с первым, и второй со вторым: следует, что первый Крест, то есть, трёхчастный, есть порочен, как порочен есть и первый закон, с которым сравнивается. И потому сыскано место второму двухчастному, то есть, вместо несовершенного трёхчастного, введён совершенный двухчастный. Вот назначение прекрасное и разумное, которое, вместо доказательства их мнения, опровергает оное!

Но может быть они разумеют, что в двух законах сыскано место второму Кресту, поелику первый был порочен: в двух же Крестах второй закон места иметь не может, поелику первый есть непорочен. Да не будет же, чтобы православные Христиане двум Крестам быть веровали, и оные бы разделяли, первым и вторым называя. Един бо есть Крест, на котором Господь и Спаситель наш, ради спасения мира, распялся и умер. Все же прочие (коих миллионы миллионов находятся, хотя бы от двух только древ были составлены, или и трети придано, поелику един оной Спасителя Крест представляют, и по всем оным единого и того же Спасителя почитаем: не древо бо, но на древе Повешенного чествуем) един Крест Господа нашего Иисуса Христа составляют и представляют.

Глава 9. Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано по того же Дамаскинову преданию (и по диавольскому учению) велено нам креститься щепотью, тремя персты.

Дамаскин Студийский, иподьякон Фессалонийский ни хотел, ни же, если бы и хотел, мог в православную церковь ввести новые предания.

1) поелику был преблагочестивый, православный, и всех православной церкви установлений почитатель и сильный защитник, как всяк уверен быть может, рассуждая изданные его слова.

2) поелику быв простым иподьяконом, никакой не имел власти, которой бы других уловить мог.

3) поелику, если бы что новое, хотя маловажное он проповедовал, без сомнения был бы церковью наказан, как и все таковые новизновводители были наказаны206.

Взирая же он, что некоторые с непочтением и нерадением знамение Креста на себе изображали перстов не слагая, и на разные места непорядочно руку полагая (как и ныне некие, ходя в церковь, делают) и, желая сие исправить, во-первых говорит: «Суть нецыи, иже «овогда на ресницах, овогда на плече, овогда на чреве руку полагающе, безумно Крест знаменуют. Егда первее на ресницах руку полагаеши, также на правом или левом плече, и посем на чреве, кий изображаеши тогда Крест? Сицевый крест несть Крест, но играние». Посему же тотчас общий образ, коим обще все православные Христиане знамением Креста знаменовались, излагая, говорит: «Подобает коемуждо благочестивому Христианину во-первых, три перста, си есть, больший, и два к нему ближайших, соединить во Святую Троицу, также вначале те полагать на челе своём, второе – на чреве, третье – на правом плече, и четвёртое – на левом». Сие изъяснивши, толкование прибавляет, которое всяк видеть может в Греческой его книге, из которой сие взято и до слова переведено.

Надлежит же знать, что Дамаскин о двух перстах ни одного слова не сказал. Чего никак бы опустить не мог, если бы предание его о трёх перстах было новое. Первее бо долженствовало ему знамении Креста двуперстное показать порочным, потом учить делать триперстное. Из сего убо и явствует, что тогда все православные Христиане тремя перстами крестились, как и ныне крестятся.

Но что значит тремя совокупленными перстами креститься? Ничего иного, как и Дамаскин утверждает, и вы сами отрекаться не можете, кроме Божественных трёх Лиц: Отца, Сына и Святого Духа, и единого Бога, пресвятой, единосущной и нераздельной Троицы. И вы хотите думать, что учения сего изобретатель есть диавол: диавол ли учит нас, Пресвятую Троицу изображать, веровать, и почитать? Сие подлинно есть превеликой грех не только говорить, но и думать. Ибо если учение сие есть диавольское, следовательно есть пагубное и ложное: «диавол бо человекоубийца бе искони, и во истине не стоит, яко несть истины в нём»207. Если бы отинуда не были мы известны, что вы Пресвятую Троицу почитаете, надлежало бы нам по сему вами предложенному учителей ваших утверждению думать, что вы противотройственники, то есть, враги, и Святейшей Троицы презрители: учение бо о образовании и знамениями изображении Святейшей Троицы дьявольским учением называете.

А яже мы из начала прияхом по Апостольскому и святых отцов преданию, и по свидетельству преподобного Петра Дамаскина и святого Феодорита и блаженного Максима Грека, и по соборному уложению Макария, Митрополита Московского и всея России, и всего освящённого собора (двумя персты якоже Христос той новой веры учители двумя перстами креститься возбраняют, а не крестящихся щепотью (тремя перстами) проклинают.

Прежде нежели начнём ответствовать, между прочим, примечать должно, что вы, равно как и мы, тремя соединёнными перстами знамение креста знаменуете. Различие же состоит в сем, что вы, соединив два последние с первым, простёрши же два междусредние: мы же соединив три первые перста, и наклонивши два последние, крест изображаем так, что вами равно и нами таинство Троицы и два естества Иисуса Христа означаются. Но мы, простирая три первые перста, тройственного Бога первой всех виной быть показуем: наклоняя же два последние, снисхождение Божественное и смирение воплощения и Креста Сына Божия: к руке же оные соединяя, два естества его в одной ипостаси соединённые означаем. Вы же без всякой причины два средних перста простирая, двумя, а не тремя перстами креститься до́лжно, сказываете. Теперь начнём по порядку ответствовать.

От начала святые Апостолы, как из Деяний их явствует, первее в Палестине, в городе Иерусалиме, а после в восточных и западных света странах Евангельское учение проповедовали. В девятом же веке, в лето, то есть, по Христе 866208 Богу изволися Россию светом Евангельской веры через преемников Апостольских, родом Греков, просветить. И потому ни вы, ни сии ваши учители, ни прадеды их, того, о чём спорите, не приняли. Греки же православные и законные их преемники, кои в помянутое лето Христианскую веру Российскому народу проповедали, сами без сомнения, каким образом должно креститься, оной учили. Не иным же образом учить надлежало, кроме тем, которым и сами по древнейшему Апостольскому преданию крестились.

Итак, посмотрим, как в древнейшие ещё времена все православные Христиане, как западные, так и восточные знамение креста изображали. Иннокентий, Папа Римский, в лето по Христе 402 прославившийся209 во второй своей книге о таинствах литургии говорит: «Знамение креста тремя перстами изображать надлежит тако, еже бы от верху вниз ходило донизу, и от правого переходило до левого210. Какого же иного свидетельства или яснейшего, или сильнейшего, иди более к решению предложенного вопроса приличного до́лжно желать? Особливо когда западная церковь в последние веки сие обыкновение знаменовать крест переменила, о коем не не доставало православных возражающих, как в высших замечаниях211 примечаем.

Что же Иннокентии Папа о знамении креста свидетельствует, то даже до сих дней всех православных Христиан делающих нашими глазами видим. Все бо православные где ни находятся, и какого ни суть рода и состояния, тремя первыми перстами соединёнными крестятся. О чём если ни нам, ни тем православным, кои приходят в Россию верить не хотите, то можете некоторых из своих «в Грецию, Булгарию, Сербию, Далмацию, Валахию, Молдавию, Грузию, Палестину, Антиохию, Александрию, в Афонскую и Синайскую гору, в монастыри и скиты Иерусалимские, во все части Азии и Африки, где суть православные Христиане, послать, кои бы вас о сем деле известнейшими учинили.

А если бы образ тремя перстами креститься не от Апостольских времён чрез предание даже до наших дней был сохранен, но новой, как ваши учители спорят: то никак бы все православные согласно и единодушно, без всякого спора и распри, никому не противопишущему, или возражающему и глаголющему, тремя перстами не крестили ся. Колико бо крат некоторые какую-либо новость хотя малейшую в православную церковь ввести покушались, тотчас являлись люди, кои сие потомству предавали, как известно всем церковную историю читающим.

Когда же и от кого предки ваши научившись, знамение креста тремя перстами (то есть, два последние и первый соединивши, а прочие два протянув) изображать начали, будем повествовать.

Мартын некто, чином монах, родом и ересью Армянин, по прошествии многих мест, между коими тоже и Рима, где, как кажется, папских вкусил заблуждений, около 1108 лета пришёл в Россию, называясь Греком православным, и Константинопольского Патриарха свойственником. Сей в разных местах России еретические свой догматы не только рассеял, но к распространению оных и книгу сочинил, называемую Правда, которой учил разным ересям и суевериям. Например: что одно есть во Христе естество: что тремя перстами, то есть, двумя последними и первым крестится до́лжно: дважды по псалмам говорить Аллилуйя: посолонь ходить на литиях: на просфорах знамения крестного не делать: креста четырёхконечного не почитать, и иное сему подобное. Будучи же он собравшимися в Киеве православными Архиереями призван и вопрошён, все свои ереси написанные показал: сверх того признался, что он ни Грек, ни православный, ни Патриарший свойственник, но Армянин родом и ересью, и обещал под анафемой от всего отречься, кроме ереси Армянской, в которой родился и воспитан. Почему послан был помянутыми Архиереями в Константинополь, где прежде был собран для дела Мартынова собор и Патриарх Лука судил его достойным быть предану огнесожжению212. О бывшем же в те времена, то есть в лето 1166 соборе в Константинополе по повелению Императора Мануила Комнина, под председательством Патриарха Луки Хрисоверга, Иоанн Кинам213 и Никита Хониат214 повествуют: о деяниях же его свидетельствует Лев Алатий215, что видел ещё не напечатанные, исправно и большими письменами писанные, с саморучными Архиереев подписаниями.

После Мартына в лето 1660 появились в Сибири три человека злой веры: Иосиф Астомен, родом Армянин, отечеством Казанец: Яков Лепихин, и лжемонах Авраам Венгерский, родом жидовин. Те три учили людей не ходить в церковь, не исповедоваться, не причащаться, не венчаться по церковному чину в законный брак, знамение крестное на себе творить не по древнему от Греков принятому обычаю тремя первыми перстами правой руки, но двумя перстами по обычаю Армянской ереси216.

Вот начало, то есть, время, с которого двумя перстами начали креститься. Не Апостольское сие есть время, ни же время то, в которое Россия верой Христианской просветилась, то есть, в 866 лето, но время, когда Мартын свой ереси и суеверия проповедовал, то есть, в лето по Христе 1150. Тогда было начало вашего раскола, умножение же и утверждение в лето 1660. Вот от кого приняли ваши двумя перстами креститься, не от Апостолов, как говорят, ни же от святых отцов, но первее от Мартына, потом от Иосифа, Якова и Авраама, Сибирских лжеучителей. Сии суть в сем деле ваши апостолы и ваши святые отцы, кои вас по обычаю Армянскому знамение креста творить, и прочему, для чего вы от святой Кафолической и Апостольской православных матери и Иисус Христовой невесты церкви отделились, научили.

Для (утверждения же того, чего никаким образом утвердить не можно, словам, причинам и делам препятствующим, представляют учители ваши во свидетельство Петра, Феодорита, Максима, Макария, и «Московской собор». Но ни слов оных не предлагают, ни главы, ни книги, ни последования, где свидетельства оных находятся, не означают. Из сего всяк понимать может, сколько хотят обмануть.

По прочтении недавно изданных сочинений Греческих Петра Дамаскина, вот что о сем деле в слове его о различии помышлений и возражений мы сыскали:

Καὶ πῶς πάλιν διὰ τȣ̃ χαρακτῆρος τȣ̃ τιμίȣ καὶ ζωοποιȣ̃ σταυρȣ̃ ϑυγαδέυονται δαίμονες, καὶ ποικίλα νοσήματα, πρἄγμα παρὰ πᾶσιν ἀνεδοξόντε καὶ ἀκόποτον· καὶ τὰ μὲν αὐτȣ̃ ἐγκώμια τίς δύναται ἐξαριϑμῆσαι; τὰ δὲ σύμβολα τȣ̃ ἁγίȣ αὐτȣ̃ χαρακῆρος οἱ ἅγιοι πατέρες παρέδωκεν ἡμῖν πρὸς τὸ ἀντιμάχεσϑαι τοῖς ἀπίσοις καὶ αἰρετικõις· ὅτι οἱ μὲν δίω δάκτυλοι, καὶ ἡ μία χεὶρ ἐμφάινȣσι τὸν ἐσταυρωμένον Κν῀ Χν῀ ἐν δυοὶ φύσεσι καὶ μιᾷ ὗποστάσει γνωριζόμενον· ἡ δεξιὰ δὲ τὴν ἄπειρον ἀυτȣ̃ δήναμιν καὶ τὴν ἐκ δεξιῶν τȣ̃ πατρὸς καϑέδραν ἀναμιμνήσκει. То есть: «и коим образом паки знамением честного и животворящего «Креста демоны и различные болезни прогоняются, что все без иждивений и труда сделать могут. Хвалы же оного кто исчислить может? знаки же святого его характера святые отцы предали нам к возражению неверных и еретиков. Что два перста и одна рука означают распятого Господа Иисуса Христа в двух естествах, и одной ипостаси познаваемого: правая же рука бесконечное его могущество, и сидение одесную Отца воспоминает»217.

Сим свидетельством, может быть, учители ваши победы торжество воспевают. Но напрасно, не бо двумя перстами крест знаменовать должно, говорит Пётр, но только значение перстов и руки изъясняет. Два перста, говорит, и одна рука два естества Распятого Господа Иисуса Христа в одной ипостаси означают. Но о которых сказует Перстах: о двух ли, кои мы, пригибая с рукой, совокупляем, или о двух, кои вы возвышая от руки отделяете? Конечно о согбенных, и с рукой соединённых, а не о протяжённых и от руки отстоящих. Когда бо едина рука едину ипостась, по словам Петровым, означает, то не протяжённые и от руки отстоящие персты, но присовокуплённые к руке два естества Христовы в одной ипостаси нераздельно соединённые показывают. Но для чего, скажете, Пётр о трёх перстах ничего не объявляет? Понеже он не об образе, каким крест знаменовать до́лжно, говорить хотел, который всем преизвестен, но о символах, то есть, знамениях, коими характеры распятого Иисуса показываются. Два же, а не три перста к руке соединённые, таковые характеры, то есть, два естества в одной ипостаси показывают. Три бо соединённые, коими крест знаменуется, не характеры распятого, но Бога единого и тройственна означают. И так явствует, что Пётр согласует своей матери вселенской, то есть, православной церкви, и не ваше, но наше определение утверждает.

Впрочем, надлежит ведать, что сей Пётр Дамаскин был простой монах, человек последних веков (писал свои сочинения в лето от сотворения мира 6665, от рождества же Христова 1157) и не между святыми числимый218. Сочинения же его ни рачительного, ни учёного мужа не показывают. И потому, может быть, во тьме оставались даже до последних сих наших дней, то есть, до 1782 года219. Почему хотя бы открыто сказал Пётр, что двумя перстами должно креститься, но свидетельство его ничего не значащим быть бы могло, возражающей вселенской православной церкви.

Феодоритовы все, кои находятся, сочинения мы исследовали, но ничего надлежащего к предложенному вопросу сыскать не могли. О Мелетии только Антиохийском Феодорит повествует, что после как от Императора Константия собор в Антиохии к защищению Ариевой ереси собиравшего между прочим повелено было и Мелетию текст Священного Писания: «Господь созда мя начало «путей своих в дела своя»220 ст. 22. изъяснить (что православно и с похвалой изъяснил, просили его, дабы предал краткое учение о Пресвятой Троице. Он же три перста показал, потом два наклонивши, один простёртый оставил, глаголя: «три суть, ниже разумеваются, но к единому точию беседуем». Вот самые Феодоритовы слова: «Третий воста великий Мелетий, и правоту Богословского правила показа. Ибо истинствуя излишества и лишения избеже. Последовавшу же многу восклицанию, егда молиша его краткое показати им учение, три перста показа, тогда двум сложенным, и единому бывшу простёрту, достопамятный оный произнесе глас: три суть, яже разумеваются, но к единому точию беседуем»221».

Здесь примечать до́лжно:

1) что вопрос, Императором Константием, который Арию приятствовал предложенный Мелетию, не был об образе, каким Крест знаменовать до́лжно, но о смысле помянутого из Писания текста;

2) что Мелетий с похвалой предложенный ему текст изъяснил:

3) что, будучи прошен краткое преподать учение о материи, о которой говорил, текст изъясняя, то есть, о Троице, три перста показал, тогда два наклонивши, оставив один простёртый, сказал: «три суть, яже разумеваются, но к единому точию беседуем». Всё сие нас научает, что Мелетий и словами, и перстами Пресвятую Троицу, три лица и единого Бога показал. О знамении же Крестном ни следа в них не усматриваем. Но положим, что Мелетий тогда учил, как до́лжно изображать Крест. Однако и сие опровергает ваше мнение, нашему же согласует. Ибо Мелетий не два, но три перста показал, после же два наклонивши, один оставил простёртый. Вы же не двумя совокупленными, но двумя простёртыми перстами Крест знаменуете: а мы напротив тремя соединёнными и простёртыми, и двумя наклонёнными знамение Креста творим.

О Максиме же Греке, которого Греция не знает, поелику никакого сочинения ей не оставил, следующее в книге, называемой Жезл, мы нашли: «Максима Грека, великоучёного человека приемлем, в них же церкви согласует: а в двуперстном Креста образовании непщуем его снисходивша людям ненаказанным, и наветов боявшася, или прилог чуждый быти. Но и несть доволен един во свидетельство против всея церкви древнейшему обычаю и преданию»222. Сверх того в книге, Увещание223 написано, что сей Максим Грек был оклеветан и изгнан, и в изгнании умер. Итак, если притеснениями и нуждами иностранный муж оклеветан и изгнан уступил в деле, которое ни к догматам веры, ни к законам Божьим не надлежало, сожалеть до́лжно о нём, а не подражать, и не приводить во свидетеля.

Но и сие до́лжно примечать, то есть, что Максим Славенской язык не совершенно знал, а из Греческой только на Латинскую речь переводил. Переводчики же, ему определённые, из Латинского на Славенский язык переводили. Сие списатель его жития, которое в старой рукописной книге содержится на стр. 39, следующими свидетельствует словами: «Максим с усердием повеленному внимаше, и велия ему нужда бысть от многогласного разума единого, и моли Государя, чтобы ему «в помощь дал Римских толмачей Димитрия и Василия, да Никиту, да два писаря писаша книги, инок Селиван, да Михаила Медоварцев, а те толмачи люди изящные учились в самом великом Риме, понеже преподобный Максим не совершенно Славенского языка склонение словеси грамматического хитрости знаяше. Максим же от Греческой беседы напишет по латине, а от Латинского письма толмачи сказывали Русским писцам, и тако писашася книги, и иные многие книги душеполезные». Итак, если сие справедливо, то праведно иной подозревать может, что то, что православия не имеет, не есть помышления разума Максимова, но некоего или переводчика его, или писца, от раскольников подкупленного.

О Макарии же и во времена его бывшем соборе смотри ни нижесказанное. Придать же надлежит, что хотя бы или Пётр, или Феодорит, или Максим, или Макарий, или собор, или иной кто сказал и написал нечто противное тому, что по древнейшему преданию вся православная церковь обще хранит и содержит, того ни за свидетеля не принимать, ни повиноваться, ни слушать не должно: но иметь как новизновводителя и иного нового учения вестника. Установление бо есть Апостольское: предания, коим от самих Апостол церковь или словом или Писанием научилася, хранить: «Темже убо братие, стойте, и держите предания, им же научитеся, или словом, или посланием нашим»224.

И тем они точию всуе себе труждают, и грех на свою главу собирают, понеже бо писано есть: Аще святитель проклинает не по воле Божией, сиречь, не по священным правилам, не последует им Божий суд: а покаряющиеся аще и проклинаемы от них, но от Бога великим хвалам сподобятся, и достойны суть.

Но если кто по воле Божией и освящённым правилам бывает проклинаем, тогда на чью главу проклятие и суд Божий падает, если не на главу проклятого? Есть же страшное определение, святым седьмым вселенским собором произнесённое против преступников преданий, кои вся православная церковь наблюдает и исполняет225. Кто же? Вы ли, или православные Христиане предание знаменовать Крест преступают, показано выше.

Примечать же надлежит, что определение, предложенное вашими учителями (кои по обыкновению, где написано, не означают) с правилами, кои о сем материи пишут, не сходствует226.

А иже при Благоверном Царе и Великом Князе Иоанне Васильевиче всея России и преосвященном Макарии Митрополите по Апостольскому преданию на освящённом своём соборе уложили: «аще кто не крестится двумя персты, якоже Христос, да будет проклят» и вечному проклятию предали: и они тому царскому уложению и освящённому собору, паче же Христову и Апостольскому преданию не повинуются, да и нам также повиноваться не велят, и полагают то соборное проклятие ни за что. И тем своим неповиновением учинили себя под вечным проклятием, да и нас, грешных, ведут ныне с собой под то же проклятие.

О Макарии и его соборе следующее примечать до́лжно:

1) что определение Макария в 31 главе его собора изложенное, новые вещи содержит. Ибо если в России православные Христиане от времени, с которого верой Иисус Христовой просветились, даже до дней Макариевых двумя перстами крестились: то подтвердить только долженствовало Макарию сего древнейшего обыкновения наблюдение, а не повелевать креститься двумя перстами, и не хотевших повиноваться его определению предавать проклятию. Также если во дни его, или мало прежде, некоторые начали тремя перстами знамение Креста изображать: то новость сию Макарий должен был обличать, и против оной восставать, творцов её осуждать, преступников к покаянию призывая, и всех Христиан к древнему обычаю утверждая. Он же сие, что надлежало ему делать, оставляя, сидя на месте Законоположника, свои новые мнения яко повеления заповедал, казнью проклятия преступников произволений своих поражал.

2) Что оное определение не согласует со всеобщим преданием и содержанием православной церкви. Ибо всех родов православные Христиане, как выше показано, не двумя, но тремя перстами от времён Апостольских крестились, и ныне ещё все крестятся.

3) Что на ложном утверждено основании. Ибо ни Мелетий (как мало пред сим мы изложили) о благословении и знаменовании Креста напоминания не сделал, ни Феодорит, который о Мелетии писал. Что же Макарий говорит о Мелетии, сие есть сущая ложь: ибо никем из историков не повествуется: есть также и против всякого разума и церковного учения. Мелетий бо в лето по Христе 360 пришёл в Антиохию, в лето же 381 в Константинополь на второй вселенский собор отправился, где и дни свои скончал227. Если же Мелетий, по объявлению Макариеву, первый был творец и учитель, который прежде в Антиохии, потом в Константинополе Христиан учил двумя перстами благословлять и креститься, то как Христиане Антиохийские прежде 360, Константинопольские же прежде его пришествия в Константинополь, то есть, прежде 381 годов благословляли и крестились? Если двумя перстами, то Мелетий не был сего дела учитель, как Макарий оспаривает: если же Антиохиане и Константинополитане прежде пришествия Мелетиева, то есть, более нежели через три века с половиной, не двумя, но тремя перстами благословляли и крестились, явствует, что Мелетий нового учения был учитель и изобретатель. Потому его, яко новизновводителя, не слушать, а презирать и отвращаться всем православным надлежало. Что, однако же, несправедливо. Ибо между прочими сам Император Феодосий сего святого старца, который никакому новому учению не учил, почитал228.

4) Что святому евангелию противно. Говорит бо оное определение, как то в двух рукописях мы читали229. «Аше ли кто двемя персты не благословляет, якоже и Христос, или не изображает двемя персты крестнаго знамения, да будет проклят». В святом же Евангелии, чтоб Иисус Христос знамением Креста себя знаменовал, никакого нет напоминания, ни же следа. А что благословлял, то написано правда, но не двумя перстами, как Макарий говорит, а руками воздвиженными. Вот Евангельский текст: «извед же их вон до Вифании: и воздвиг руце свои, и благослови их»230. А сие что иное значит, как не словес святого Евангелия преложение, и ложное того ж Евангелия приведение? «Несть бо ино благовествование, по учению Божественного Апостола, точию нецый суть смущающие вас и хотящие превратити благовествование Христово»231.

Поелику же сие о благословении и изображении двумя перстами Креста определение есть новое и неслыханное в православной древности, всеобщему учению, и ежедневному всей святой православной церкви упражнению противное, на ложных повествованиях основанное, и с Евангельскими словами несходное: то по справедливости должно быть презренно и отвратительно, не только поелику Макария и собор его отцами имеет, но хотя бы и самые Апостолы или Ангел с небеси сшедший оное проповедовал и истинным быть нарицал. Так нас научил тот, который в рай восхищенный видел и слышал неизреченные глаголы232: «но и аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам: анафема да будет»233.

Но скажете: убо Митрополит Макарий погрешил? Погрешил без сомнения. Ибо дела самые, то есть, определение его ясно сие показывает. И не удивительно: поелику или дела не знал, или пренебрёг, или в тонкость рассуждать не хотел, или от последователей сего мнения прельщён, или иной причиной побуждён будучи, пал яко человек. Всяк бо человек погрешности и управлению других подвержен, не исключая самых учёных и святых мужей, как-то в предисловии в и примечании показано. Удивительно ли, что Макарий пал в погрешность, когда и сам из Апостолов верховный Пётр погрешности и направлению всенародному от Божественного Апостола Павла в Антиохии был подвержен234?

Но будете ещё возражать: не есть определение одного Макария, но собора, в коем он председателем был. Что же из сего заключается? Заключается ли, что определения сего Макариева собора погрешности и исправлению не подвержены? Никак. Карфагенского собора, на коем 84 Святых отцов присутствовало, из коих первый был святой священномученик Киприан, определение о крещении всех еретиков и раскольников обращающихся235 к православной церкви, второй вселенский собор седьмым правилом опроверг. Равно определение о рукоположении в одном городе семи только дьяконов, изложено в 15 правиле Неокесарийского собора, шестой вселенский собор в правиле же изъясняя, переменил. Тот же шестой собор в правиле 31 священнику с дозволения епископа в доме священнодействовать позволил: а Лаодикийский собор оное правилом 57 отринул. Правилом же 39 помянутый же шестой собор запретил, не постясь, и в самый день святого четвертка Литургии не отправлять: но Карфагенский собор в правиле 44 сие дозволил236. Гораздо убо более сего поместного, домашнего, и из малого числа (ибо кроме Макария и некоторыми Архимандритов и Игуменов, коих число неизвестно, два только Архиепископа и семь Епикопов присутствовало, как то вышеозначенная из Москвы присланная рукопись свидетельствует) состоящего собора Макариева, определения погрешностям подвержены быть могут, как-то и суть по вышепоказанному.

Кто же их обличил и исправил? Во-первых, вселенская церковь, и каждый из православных Христиан, не приемля оных, но презирая и противными проповедуя. Во-вторых же, преславный оный собор в лето по Р.Х. 1667 во имя Господне в царствующем граде Москве собравшийся, на коем кроме Благочестивейшего Царя Алексия Михайловича и Митрополитов, Архиепископов, Епископов, Архимандритов и Игуменов Российских, присутствовали три Святейшие Патриархи: Паисий Александрийский, Макарий Антиохийский, и Иосааф Московский, и многие Греческие Архиереи, сие определение о знамении Креста двумя перстами, и о сугубом пении Аллилуйя обличил, и в ничто вменил. Вот слова оного собора: «А собор, иже бысть при Благочестивом Великом Государе Царе и Великом Князе Иоанне Васильевиче, всея России Самодержце, от Макария Митрополита Московского, и что писаша о знамении честнаго Креста, сиречь, о сложении двою перстов, и о сугубой Аллилуйя, и о прочем, еже писано нерассудно, простотой и невежеством в книзе Стоглаве, и клятву, юже без рассуждения и неправедно положиша, мы православнии Патриарси, кир Паисий Папа, и Патриарх Александрийский, и Судия вселенней: и кир Макарий Патриарх Антиохийский, и всего востока: и кир Иоасаф, Патриарх Московский и всея России, и весь освященный собор, тую неправедную и безрассудную клятву Макарову и того собора разрешаем и разрушаем, и той собор не в собор, и клятву не в клятву, и ни во что же вменяем, якоже и не бысть: зане той Макарий Митрополит, и иже с ним мудрствоваша невежеством своим безрассудно, якоже восхотеша сами собой, не согласяся с Греческими и с древними харатейными Славенскими книгами, ни же со вселенскими святейшими Патриархи о том советоваша, и ни же, свопросишася с ними. К сим же заповедуем, и о еже писано в житии преподобного Евфросина от сонного мечтания списателева о сугубой Аллилуйя, да никто тому верует, зане всё тое Писание блядивое237 есть от льстивого и лживого списателя писано, на прелесть благочестивым народам. Сие вам всем православным народам великороссийского государства завещеваем, и повелеваем, и заповедуем во имя Святой Единосущной и Нераздельной Троицы, единого всех Владыки же и Бога, яко да отныне и впредь таковых соний лжевидения не слушати и не внимати»238.

Вследствие сего напрасно уже учители ваши, которым подлинно известно было сие соборное деяние, Макариеву клятву предлагают. Ибо если Макарий древнейших всеобщих святой православной церкви преданий соблюдателей проклинал, то и три святейших Патриарха преступников тех же преданий проклинали. Макарий против законов и правил, клятвой поражал неповинующихся его произволениям, три Святейшие Патриарха по законам и определению вышеозначенного святого вселенского седьмого собора проклятие наложили новых учений изобретателям, и преданий Святой православной и церкви презрителям. Клятва напоследок Макарова, хотя чрез себя ничего не значащая была, поелику неправедная и против невинных произнесённая, однако по рассуждению соборному трёх святейших Патриархов разрешена: но клятву соборную трёх Святейших Патриархов, которая чрез себя есть важнейшая, поелику праведная, и против винных положенная, кто разрешить может? Никто подлинно, кроме покаяния и обращения.

Сие без сомнения к уверению каждого довольно, не хотеть более ни означать, ни именовать, но вечному предать забвению сии Макариевы нелепые деяния, кои ни ему, ни его собору, ни веку, в котором жил, чести не делают.

А неповинующихся, Государь, их странному учению, и не приемлющих новые их веры, они Никоновы ученики, мучат всякими томленьми, и ругаются руганием бесчеловечным.

Кого ваши Никоновыми учениками (между коими Благочестивейший вечнославной памяти Великий Государь Царь Алексий Михайлович, которому сие они представляли) именовать дерзают, те суть не Никоновы, но Иисус Христовы ученики, и православные Христиане, кои не странное учение, ни же новую веру, но православное учение, и древнейшую Христианскую, Апостольскую и Кафолическую веру проповедуют. Коих ревность, если не с благоразумием и любовью была соединена, не похвальна есть: буде же ревность не с благоразумием и любовью соединённую оказывали, дело по Апостольскому обычаю производили. «Согрешающих, – писал Божественный Апостол Павел к Тимофею, – пред всеми обличай, да и прочие страх имут»239. «Проповедуй слово, настой благовременно и безвременно, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением»240. Подобным образом и Титу подтверждает: «Суть бо мнози непокоривы, суесловцы, и умом прельщенны, наипаче же сущие от обрезания, их же подобает уста заграждать, иже вся домы развращают, учаще, яже не подобает, скверного ради прибытка. Рече же некто от них свой им пророк: „Критяне присно лживы, злые звери, утробы праздные“. Свидетельство сие истинно есть; ея́же ради вины обличай их нещадно, да здравы будут в вере»241. Вот как и самые обличения не суть новые, но древнейшие, и по Апостольскому велению начавшиеся!

А святые Апостолы, Государь, и святые Отцы в прежние лета, такового ругательства и бесчеловечия и над богоотступниками отнюдь не творили; но аще кто (по Апостолу) впадёт в некое прегрешение, и они исправляли таковых духом кротости, и любовью, и терпением, последствуя кроткому пастырю своему и учителю Христу: понеже он, Спаситель Христос Бог наш, начальник и совершитель нашей православной Христианской веры, сам учинил пречистыми устами своими Божественным своим и спасённым заповедем, не гордостью, не мучением, и не руганием, якоже они творят: но сам вся претерпев нашего ради спасения242.

Всё сие истинно и несомненно. Но до́лжно ведать, что первый сам кротчайший Господь наш Иисус Христос тяжко согрешающих и веровать ему не хотевших книжников и Фарисеев довольно обличал, называя «лицемерами, вождями слепыми, буими и слепыми, змиями и порождением ехидновым»243. и горе им, многажды повторяя: а оскверняющих храм бичом изгнал из церкви. По Спасителю же Божественные его Апостолы об обличении и наказании тех, кои или тяжко согрешают, или проповеди Евангельской противятся, довольно ясные подали примеры. Ибо того, «иже таково блужение содела, яковоже ни во языцех именуется»244. Божественный Апостол Павел повелевает Коринфянам «предать сатане во измождение плоти, да дух спасётся в день Господа нашего Иисуса Христа»245. Архиерея же Ананию в лицо так обличал: «бити тя имать Бог, стено повапленная; и ты седиши, судя ми по закону, преступая же закон велиши, да биют мя»246. Еллима же волхва не только обличал глаголя: «Со исполнение всякой льсти, и всякой злобы, сыне диаволь, враже всякие правды, не престаеши ли развращая пути Господни правые?», но и проклятием своим наказал: «и ноне се рука Господня на тя, и будеши слеп, не видя солнца до времени, внезапно же напал на него мрак и тьма, и осязая искаше вождя»247. Подобно и блаженный Апостол Пётр Ананию и жену его Сапфиру своим обличением предал нечаянной смерти248. После Апостолов также и святые отцы на вселенских и местных соборах всех еретиков словами и писаниями обвиняли, обличали и проклинали.

А нынешние, Государь, на конец последнего века новые веры проповедники зело немилосердны, горды, неблагоприступны и нетерпеливы: аще и едино слово явится им не угодно, и они хотят за то и душу с телом разлучить, и смерти предать.

«Научая иного, себе ли не учиши»?249 Проповедуя не обидеть, от злословий не удерживаешься? Но думаешь что не жестокая обида, православных Христиан новой веры проповедниками именовать, и немилосердными, гордыми, неблагоприступными, нетерпеливыми и к умерщвлению склонными нарицать? Но думаешь, что се не обида учеников Христовых Никоновыми учениками, и испортившими веру и церковные установления, и последователями диавольского учения, и проклятию подверженными, и прочим подобным в сей челобитной содержащимся называть? Сей же обиды самому православных покровителю и защитителю мужу Богом помазанному, Царю, то есть, и Великому Князю всея России, и сущему Государю, блаженной и славной памяти Алексию Михайловичу в челобитной написанные представлять – что есть иное, если не безрассудная дерзость, все обиды превосходящее?

И воистнину блажен, и треблажен тот, его же сподобит Господь от таковых нынешних учителей до смерти пострадати! Веруем Божественному Писанию, яко тии паче прежних великих мучеников у Бога обрящутся. О сем бо и мы молим человеколюбие Божие, яко да и нас, грешных, сподобит от них пострадати, и поне малу отраду в будущем веце за своя согрешения получити.

Окаянен воистину и треокаянен тот, который, оставлен будучи от Бога, пал в такое безумие. Окаянен, поелику настоящую жизнь, данную ему от Бога, по своему невежеству, суеверию и предрассуждению терять пожелал. Треокаякен же, поелику будущего вечного блаженства, по своему упрямству, и отделению от Тела Христова, то есть, святой Божией церкви, сам себя лишил. По Святому бо Писанию, в коем веруем, что Божии определения содержатся, те суть святые мученики и исповедники, кои или не хотя Христа отрицать быть Сына Божия, или какой-нибудь догмат веры защищая, или закон Божий соблюдая и проповедуя, смерть подъяли. О которых Спаситель наш предсказал: «прилучится же вам во свидетельство, и умертвят от вас: и будете ненавидимы от всех имени моего ради», и обещал: «Претерпевый же до конца, той спасен будет250. Всяк убо, иже исповесть мя пред человеки, исповем его и аз пред Отцем моим, иже на небесех»251.

Того ради святая церковь тех из числа своих сынов, кои или за веру во Христа, как то: Георгия, Димитрия, Прокопия, или за какой-нибудь веры догмат, как-то: Павла Константинопольского Архиепископа, Максима, Маркиана, Мартирия, или за Божий закон, как-то: Маккавеев Иоанна воинственника, умерли, за мучеников и исповедников принимает и почитает. Никого же от Тела Христова, то есть, от церкви отделившегося, и за свои суеверия, за мыло, и пепел, и персты, и за своё неповиновение и упрямство умершего, таковых честно и почтения достойным не признаёт, но ещё о погибели его жалеет и болезнует.

Глава 10. Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано, велено говорить Аллилуйя трижды, а в четвёртый, Слава тебе Боже; И мы, Богомольцы твои, троить ту Божественную Аллилуйя отнюдь не смеем.

Аллилуйя слово есть Еврейское, из аллилу (хвалите) и Иаг (одно из имён Бога) сложенное, так что Аллилуйя значит: Хвалите Господа252. В церкви православных, когда трижды поётся Аллилуйя, то сим один другому повелевает, Хвалите Господа, то есть, Отца: хвалите Господа, то есть, Сына, хвалите Господа, то есть, Святого Духа. Собрание же верных устами поющего ответствует: Слава тебе Боже. И так церковь, подражая Серафимам, три Божественные ипостаси и единого Бога благочестно и свято воспевает. Ибо и самые Серафимы, как великий Пророк Исаиа свидетельствует, взываху друг ко другу, и глаголаху: «Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнь вся земля славы его»253. Свят, то есть, Отец, свят Сын, свят Дух Святой, един же есть Бог, его же славы исполнь земля. Вот разум слов церкви, трижды Аллилуйя поющей, и по сем придающей: Слава тебе Боже. Вот пример, коему она подражая так поёт Пресвятой, Нераздельной и Единосущной Троице, единому Богу хвалу воссылая. Какой же имеет разум пение, Аллилуйя, Аллилуйя, Слава тебе Боже, то есть: Хвалите Господа, Хвалите Господа, Слава тебе Боже, кроме не совершенного? поелику не троит слов, Хвалите Господа, для показания трёх Божественных лиц.

Знаем, что вы Аллилуйя троить не хотите не по злосердию, то есть, не хотя трёх лиц Пресвятые Троицы исповедать (что есть смертоносная ересь), но по неведению значения Еврейского слова Аллилуйя. От сего и происходит, что когда поёте Аллилуйя, не зная, что говорите, и, думая, Аллилуйя значит, Слава тебе Боже, трижды повторять оного не хотите, дабы четырежды не повторить тех же слов, прибавляя после Аллилуйя Слава тебе Боже.

Боясь того же гнева Божия, и пречистой Богородицы, иже бысть явное наказание за утроение той Божественной Аллилуйя на Иове распопе Псковском, иже и мотильный столп наречеся: (Мая 15, в житии Преп: Евфросина Псковского) егда он не послушал наказания Преподобного отца Евфросина, Псковского чудотворца, еже двоити Божественную Аллилуйя, якоже предаде ему Иосиф, Царя града вселенский Патриарх, и того ради своего непослушания и суемудренного начинания он Иов восприят от Бога велие отмщение, иным впредь во уверение, прежде будущего мучения, повреждён бысть Богопопущенной лютой язвой и неисцельным недугом, кипел в червях, и в смраде неудобостерпимом два года, и в той лютой язве душу свою изверже.

«Тамо устрашишася страха, идеже не бе страх»254. Вот бо кратко весь сей довод: Блаженному отцу Евфросену предал Иосиф, Патриарх Константинопольский петь Аллилуйя дважды. Евфросин, обличая Иова распопу, повелел ему дважды петь Аллилуйя. Иов поелику Евфросину не повинулся, и суемудренно начал петь Аллилуйя трижды, лютую язву восприял, от которой и умер. Следовательно боясь гнева Божия и Пречистой Богородицы, не до́лжно петь трижды Аллилуйя. Теперь посмотрим силу довода.

О предании Иосифа, Патриарха Константинопольского, Евфросину вот чему означенный в предыдущей главе собор трёх Патриархов в третий главе своих деяний научает: «А еже писана в Евфросинове житии, она вся суть суемудрие: и аще кто будет прочитати то житие по Бозе со вниманием, разумети будет, и еже глаголют, яко о сей Аллилуйи иде во Царь град, и слыша от Патриарха, и в соборной велицей церкви глаголющие Аллилуйя дважды. О том мним, яко не иде во Царь град, зане времена тогда не такова быша. Владеша бо тогда Турки Болгарию, и Сербы, и всем Западом до Дуная и до Чёрного моря, и ратоваша тогда на Христианы великими и лютыми ратьми. Аще бо и иде во Царь град, якоже глаголют летописцы, и обретается, яко не в то время бе Иосиф Патриарх, и Евфросин Преподобный, но в различных временах; аще ли приходил при Иосифе Патриархе, и тот бе Латиномудрый, иже бе на восьмом соборе во Флоренции».

И паки: «Единого человека свидетельство не приемлется, по Божественному Писанию, аще и Ангел с небесе будет». И паки: «Вящше разумеется истина в писателеве видении, иже глаголет, яко виде Богородицу, Архангела, и беседоваша с ним о Аллилуйи Ангелы, яко рече ему Богородица таковые словеса и толкования о Аллилуйи, даже ни же слышати кому подобает таковая хула; и тако будет ужасатися читатель безумия списателева Евфросинова жития. И сие смущение еже Аллилуйя дважды глаголати, таже, Слава тебе Боже, не от Евфросина стало, но от списателя Евфросинова жития диавольским наветом. А Евфросин в последнем Поучении своём при смерти, якоже слышахом и разумехом, о Аллилуйи ничесоже ради не завещал братии монастыря своего, ни же писал что о том в завете своём, токмо солгано на Преподобного Евфросина от списателя жития его». К сему прибавить, что если Евфросин таковое учение с православной церковью несогласное предал, то он ни святой, ни сын послушный не был. Ибо святые сыны все установления матери своей рачительно сохраняют, и во всём всеприлежнейше повинуются.

А что Иов распоп первый начал трижды петь Аллилуйя, кто понять может? Ибо положим, что сего дела первый установитель был Иов распоп. Он подлинно проповедание своё начал в России, из которой, может быть, никогда не выходил. Пусть же скажут ваши учители, каким образом во всю землю изыде вещание его, и в концы вселенной глаголы его? Каким образом глас его услышан в пустыне Иорданской, и в горах Синайской и Афонской, и повсюду, где только обитают православные Христиане? Какой силой распоп в краткое время всех православных везде рассеянных так своему учению подверг, что они, забывши природное обыкновение, и уничтоживши все книги церковных служб, проповедание только слова Российского распопа, которого точно не знали, услышали, и ему себя подвергли? Не видите ли, что сие есть невозможное?

О недуге же и язве Иова Псковского примечать надлежит, что и другой Иов, то есть, Авситидийский (о непорочности, святости и правости которого, Богу свидетельствующу, никто сомневаться не должен) объят был страшным недугом и язвами по всему телу. Почему как о язве Иова Авситидийского ложное было заключение трёх его друзей думавших, что он страждет за некое тяжкое прегрешение, так и о болезни Иова Псковского есть ложное заключение, которое ваши учители произносят, определяя, что он был наказан за грех утроения Аллилуйя. «Ты кто еси, – говорит Божественный Апостол, – судяй чуждему рабу?»255 Кто еси ты, иже завесу естественных законов и покрывало неиспытанных судеб Божиих открывая, хвалишися разуметь причину болезни Иова распопа? Не знаешь, что Бог не только грешникам для управления их и других, но и святым людям попускает страдания, или для очищения некоего их греха (кто бо кроме Бога без греха), или для испытания их терпения и умножения их славы? Не знаешь, что и святой Симеон столпник имел язву в ноге256 питавшую червей?257

Сверх того обстоятельно примечать надлежит, что житие Евфросиново не только ложь, но и Савеллиеву, Несториеву, и иные ереси содержит, как духовный Регламент свидетельствует, в котором следующее находится: «ибо суть таковые явственно ложные и здравому учению противные, например: в житий Евфросина Псковского спор о двойственном Аллилуйя пении явно ложный есть, и от некоего бездельника вымышленный. В котором кроме самого тщетного догмата о двоении Аллилуйя, обретаются Савеллиева, Несториева, и иные ереси»258.

Вот из которого источника ваши учители не только сами пили, но, да и другие пьют, стараются. На коих правильно святая церковь словами Блаженного Пророка Иеремию жалуется, глаголя: «Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушенныя, иже не возмогут воды содержати»259.

А иже троити Божественная Аллилуйя возбраняющего Преподобного отца Ефросина Псковского чудотворца за сие Богоугодное мудрование Господь Бог прославил во святых. А по преставлении его нам наипаче того совершеннее бысть извещение: сама бо Владычица наша Пресвятая Богородица в явлении своём, со Архангелом Гавриилом и преподобным Евфросном, явися списателю жития его, и повеле православным Христианам Божественная Аллилуйя глаголати дважды, а в третий приглашати, Слава тебе Боже: троящим же изрече прещение страшное.

Представляю повесть, которая весьма подобна кажется предложенному повествованию. Некоторой муж, именем Тимофей, прозванием Елур, Диоскоров ученик, и Святого Халкидонского собора враг прежестокий, прежде был монах, потом будучи Александрийской церкви Пресвитер, когда Епископства Александрийского всемерно пожелал так, чтоб сие ещё при жизни Святейшего Патриарха Александрийского Протерия получить, вымазавшись в сажу, и очернясь ходил ночью около монашеских келий, и каждого из них посредством длинной и пустой трости по имени глашал. На услышание же каждому своего имени, сей Елур, притворяся быть единым от Духов Ангельских, сказывал: что он с небеси послан для возвещения всем, дабы они от общения Протериева отступив, Тимофея Елура на Епископский возвели престол. Уступила монахов простота обману, и по изгнании блаженного Протерия, Тимофей Елур принял престол Александрийский260. Такой-то Ангел списателю жития Евфросинова, то есть, человеку простейшему, явился, каковый монахам Александрийским, то есть, некоторый обманщик, Елуру подобный. И для того кроме явлений, Святым Писанием нам открытых, о истине и святости которых никому сомневаться не до́лжно: прочим не надлежит верить, если важностью и свидетельствами святых учителей и историков, коих знание и добрая вера известны и доказаны, довольно не утверждены, и не укреплены.

К сему же, Государь, в книге, глаголемой Стоглав, в Царском и Святительском соборном уложении написано, яко то Латинская ересь, еже троити Аллилуйя, и пишет сице: яко соборная и Апостольская церковь имея и предаде, еже дважды глаголати святая Аллилуйя, а не трегубити. Понеже сия несть православных предания, но Латинская ересь: не славят бо Троицу, но четверят, и Духа Святого от Отца и Сына исходяща глаголют, и тем раболепна Духа Святого творят. И того ради не подобает святая Аллилуйя трегубити, но дважды глаголати: Аллилуйя, Аллилуйя, а в третье, Слава тебе Боже. Такоже и блаженный Максим Грек в книге своей пишет, и нарицает то Латинской ересью.

Вот самые слова Макариева собора, кои по двум означенным рукописям в 42 главе содержатся261. «Что в Пскове, и в Псковской земле по многим монастырям и по церквам, да и Новгородской земле по многим же местам до днесь говорили трегубую Аллилуйю, кроме Апостольских и Отеческих преданий. Известно же уведахом от списателя жития преподобного отца нашего Евфросина, нового чудотворца Псковского, как его ради святых молитв извести и запрети Пречистая Богородица о трегубой Аллилуйи, и повеле православным Христианам говорить двоегубое Аллилуйя, а в третье, Слава тебе Боже: и того ради отныне всем православным Христианам говорить двоегубное Аллилуйя, а в третие, Слава тебе Боже, якоже святая «Соборная Апостольская церковь имея и предаде, а не трегубити Аллилуйя, якоже прежде сего во Пскове говорили, и по многим местом, а в четвёртое приговаривали: Слава тебе Боже. Сия несть православных предания, но Латинская ересь: не славят бо Троицу, но четверят, и Святого Духа глаголют от Отца и Сына исходяща, и тем раболепна Святого Духа творят: и того ради не подобает святую Аллилуйю трегубити, но дважды глаголати Аллилуйя, а в третий – Слава тебе «Боже. Понеже бо по-Еврейски Аллилуйя, а по-нашему по-Русски, Слава тебе Боже».

Кто же, читая сие, не будет удивляться невежеству или простоте, или лучше, буйству Макарову? Сознаёшь, о добрый человече! что во Пскове и Новгородской земле по многим монастырям, по многим церквам, и по многим местам прежде и даже до того дня, в которой говорил ты до днесь, православные Христиане трижды пели Аллилуйя: после же дерзаешь говорить: «известно же уведахом, что сия несть по Апостольскому и Отеческому преданию». По откуда сие ты уведал? От усмотрения ли книг или подлинных Греческих, или древних Славенских? Нет. От испытания ли времени, с которого в России по монастырям и церквам начали петь трижды Аллилуйя, и от сыскания изобретателя, который сему их научил? Нет. От совета ли церкви Греческой, или Грузинской, или Аравийской, или Болгарской, или иных православных? Нет. От утверждения ли четырёх святейших Патриархов? Нет. Слышал ли ты, по крайней мере, из уст самого Евфросина, что дважды только должно петь Аллилуйя? Нет. Откуда убо ты сие уведал? Вот откуда, как то и сам утверждаешь: от списателя жития преподобного отца нашего Евфросина, нового чудотворца Псковского. Итак, списатель жития Евфросинова есть твоё правило в изменении и преложении всеобщих церковных Преданий: одни слова человека нового, невежды, ересей или по невежеству, или по злости сеятеля, как из самого жития Евфросинова явствует, побуждают тебя, древнейшее всеобщее переменить предание.

Поелику же сам Макарий никакого иного своему установлению основания не предлагает, кроме слов списателя жития Евфросинова: то по справедливости никто и сомневаться не может, что сугубое пение Аллилуйя есть новость от невежества и суеверия неизвестного списателя жития Евфросинова изобретения, и простотой Макария утверждённая. Ибо, что он говорит, яко трегубое пение Аллилуйя, есть Латинская ересь, сим не только являет, что все православные Христиане суть еретики, поелику трижды пели Аллилуйя, как то и сам признаёт, но и неведение своё, что Латине веруют, и незнание, что есть ересь, показывает. Кто же одарённый здравым разумом, согласится презреть общее и вселенское всем православной церкви древнейшее согласие и содержание для того, дабы принять списателя жития Евфросинова безумие, Макарием утвержденное?

Послушаем теперь соборного трёх Патриархов о сем деле изложения, в 3 главе означенной рукописи содержащегося: «святая Христова восточная и Апостольская церковь от святых Апостолов и святых Богоносных отцов и Вселенских учителей прият сию Ангельскую песнь, сиречь Аллилуйя, в Божественном пении во учинённых местах глаголати: Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя, слава тебе Боже. Сице трижды, якоже видится, и писано во многих Греческих и Славяно-российских древних «рукописных харатейных книгах».

О Максиме же Греке следующее в той же главе мы читали: «А яже глаголют на преподобного Максима Грека, яко и он мудрствоваше дважды глаголати Аллилуйя, и приводят во свидетельство святого Игнатия Богоносца, яко от Ангелов слыша пети дважды Аллилуйя, и в том лгут на святого Игнатия. Явишася Ангелы о Божественном псалмопении, сиречь о Антифонах, а не о Аллилуйя, и в сем не согласуется самое писание, еже называют Максимово, и в том разумеется подлинно, яко то сложение слова не Максимово есть, токмо лгаша нецый суемудрые на его имя. Ибо Максим премудр «бяше, и не мог бы сице противных писати».

Надлежит же ведать, что не только в 31 и 42 главах собора Макариева, но и в том, что содержит 39 о волосах, и 40 главы о бороде, довольно и преизобильно невежества и суеверия Макариева является. Что же тройственное повторение Аллилуйя есть Латинская ересь, без сомнения ложь есть:

а) поелику не есть ересь ни тройственное, ни двойственное, ни коликократное повторение Аллилуйя: есть же ересь, по определению святого Василия, отчуждение веры262.

в) поелику Латинская церковь не только трижды, ко и одиножды, и дважды, и четырежды, и пять раз, и многажды повторяет в пении Аллилуйя, как явствуют следующие из церковных их книг взятые примеры: на рождество Христово, на хвалитех: «Отроча дадеся нам, Аллилуйя. И наречется Бог крепкий, Аллилуйя. Отроча родися нам, Аллилуйя, Аллилуйя. Сын дадеся нам, Аллилуйя, Аллилуйя»263.

В навечерии восьмого Богоявления на хвалитех: Антифон, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Псалом. Хвалите; Антифон, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Псалом. Боже, Боже мой: Антифон. Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Господе воцарися264.

Надлежит же вам знать, что Латине святой единосущной и нераздельной Троице веруют, и её славят, поюще: «слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», крещаясь и крестясь, Духа Святого раболепным ни творят, ни глаголют, ни помышляют. поелику же в последние времена, то есть, после восьмого от рождества Христова столетия, оставив православное веры учение о нахождении Духа Святого, начали они верить, что оный от Отца и Сына исходит, и сие даже в Никейском Символе прибавить дерзнули, для того, яко еретики почитаются, и от святой Кафолической и Апостольской церкви отлучёнными и отделёнными.

Впрочем, примечать до́лжно и сие, что как Аллилуйя значит: хвалите Господа, то и самая православных церковь (а может быть и вы) не только трижды, но и единожды, как в Антифонах на литургии, на полиелее, в стихах первого псалма на всенощных бдениях, и дважды или трижды, или четырежды, или несколько раз в херувимской песни и на канонике пение повторяет.

Итак, если бы учители ваши здравым разумом рассмотреть сие захотели, то такового вопроса делом великой важности никак не почитали бы, ни пусторечия для укрепления оного не вымышляли, ни же страшились бы страха, идеже несть страх.

Глава 11. Да они же, Государь, новые веры учители, в молитве Иисусове Сына Божия именовать нам не велят, не ведомо, для чего. Святой же Иоанн Златоустый в воскресном толковом Евангелии (в неделю 17) пишет сице: Аще ясте, или пиете, или делаете что, или шествуете, или седите, или стоите, или ино что творите, непрестанно вопийте кийждо вас: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя; и в книге бесед Апостольских (лист 110) и во многосложных посланиях Германа, Патриарха Царяграда, и Григория Двоеслова в книге, и Григория Синаита и Кирилла Иерусалимского (лист 178) и в прологе 9 Января, 22 Июня и в книге Филофея Патриарха, и Нила Сорского, в житии Михаила Малеина, и во псалтири, и часовниках печатных и письменных, и во многих книгах святые отцы в молитве Иисусове Сына Божия глаголать повелевают.

Угодно лжеучителям вашим православных Христиан, кои самой Апостольской и Кафолической истинной вере научают, новой веры учителями называть. А что сие величайшая есть для верных обида, в том никто из них не отречётся. Но мы, повинуясь святой Апостольской заповеди, не зло за зло или досаждение за досаждение воздавать им хотим. Кто же из православных не велит Иисуса Христа именовать Сыном Божьим? И для чего ваши учители ни имён запрещающих, ни же когда, или где, ни же каким образом не велено, означить не хотели? Сие глубокое нужных обстоятельств молчание обыкновенную подлинно ложь и жестокое поношение являет. Всяк же о сем известнейшим быть может или вопрошая православных Христиан, или входя в их храмы, где и в исповедании веры, то есть, в символе, и в чтениях и молитвах, и в пениях и в проповедях услышит, что Иисус Христос Сыном Божиим и Богом именуется. Мы же пред Богом и единородным его Сыном Господом нашим Иисусом Христом и избранными Ангелами свидетельствуем:

1) что всяк, кто Иисуса Христа Сыном Божиим именовать или не хочет, или другим не велит, тот всю Христианскую веру отвергает, которая основана на камне исповедания блаженного Петра: «ты еси Христос, Сын Бога живого»265.

2) Что никто из православных Христиан ни вам, ни другим Иисуса именовать Сыном Божиим не запрещал, ни запрещает, ни же запрещать будет.

3) Что все мы, православные Христиане, и сердцем веруем, и устами исповедуем, яко Иисус Христос есть Сын Божий, и проповедуем, и в молениях, как истинного Сына Божия и Бога истинного именуем и призываем. Между прочими же молитвами и сию обыкновенно говорим: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас: и, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас».

Примечать же надлежит, что православные Иисуса Христа Богом и Сыном Божиим быти и веруют, и нарицают. Арий же Иисуса Сыном Божиим называл, но Богом нарицать не хотел, поелику верил, что он не Бог по естеству, Отцу не единосущен, но по благодати Божественной Сын Божий есть. Из чего явствует, что Иисуса нарицая Богом, яснее Божество его проповедуем, нежели именуя его Сыном Божиим.

Означаемые книги мы имеем, и в церкви читаем266. А как сие не неизвестно было и сочинителям предложенной челобитной, то подлинно великий и непростительный соделали они грех, сими вопросами православных понося, души простых и невежд прельщая, и сердца их от общения святой матери церкви отчуждая.

Глава 12. Такожде, Государь, и Символ православной Христианской веры изменили. Говорят: и в Духа Святого Господа животворящего, а истинного отняли. А святые отцы, Государь, того отнюдь не изменяли, и прибавить или отбавить собой ничего не смели: якоже преподобный Иоанн Дамаскин во многосложном своём послании пишет в соборниках дестевых и в полдесть, и в книге блаженного Максима Грека во главе 5, в слове ответном к Николаю Латинянину, и в Духа Святого Господа истинного и животворящего. Такожде и в книге Никонских правил от слова 39. И в книге Кирилла Иерусалимского лист 128 и 144. И паки в той же книге Максима Грека в главе 1... И в книге Кормчей Московской печати под последним числом лист 2. В тех во всех книгах, идеже Символ православной веры положен, везде с истинным, а истинного нигде не оставлено.

Что запрещено прибавлять в Символе или убавлять, или переменять, не только Иоанн Дамаскин267, но и правила соборные свидетельствуют268. Но в Символе, писанном на Российском языке, ни прибавление, ни убавление, ни иная какая перемена, но исправление только против подлинных учинено: то есть, отъято слово, в 8 член Символа внесённое, которого ни в подлинных Греческих, ни в древнейших Славенских книгах не было. Исправлять же священные книги, сводя с их подлинниками, не только никогда не было запрещено, но и от самих святых исследовано, и Кафолической и Апостольской православной церковью утверждено. Святые бо мученики Памфил и Лукиан (как в первой главе мы показали) Ветхий Завет, в которой по нерадению и неискусству некоторых писцов, разного рода взошли ошибки, сравнивая с подлинником Еврейским и древнейшими Греческими переводами, исправили. Святая же церковь, оставив ошибочные книги, с великой похвалой и с большей радостно исправленные ими издания приняла, и в своём недре удержала.

Кто бо, имея здравый разум, отрицать будет, что не до́лжно исправлять то, что или писцами, или типографами в священных книгах или прибавлено или убавлено, или переменено: но оставить, дабы возрастало переписками и умножалось? Что же сие прилагательное «истинного» в последующие веки в восьмом члене Символа писанного на Российском языке было прибавлено, следующие утверждают доказательства:

1) Что Символ святыми отцами на первом Вселенском Никейском соборе, и на втором Константинопольском на Греческом языке изложен, нет никого, по крайней мере, первой священной истории начала ведущего, кто бы не знал или о том сомневался. Ни в каком же подлинном Символе Греческом, ни в рукописном, ни в печатном сего прилагательного не обретается: о чём Россия имеет два знатных доказательства. Сии же суть два Архиерейские Саккоса, сшитые в дни Фотия, Митрополита Московского и всея России, и в Москве хранимые, на коих изошвен Символ Греческим языком без прибавления сего прилагательного «истинного». Также и Символ, находящийся в соборном деянии, присланном от четырёх святейших Патриархов, Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского к благочестивому Великому Государю Царю и Великому Князю всея России Феодору Иоанновичу, о поставлении Иова, Патриарха Московского, за руками Патриаршими и многих Архиереев269.

2) Ни Латинский, ни Грузинский, ни Арабский, ни Волосский, ни другой какой-либо Символа перевод сего не имеет.

3) Никто из православных Христиан различных родов и языков Символа с сим приложением не читает, ни произносит, ни признаёт.

4) Самый древнейший Славенский перевод сего приложения не имеет. Ибо свидетельствует монах Зиновий, ученик Максима Грека, что видел он книгу правил, писанную во дни Ярослава, сына Владимирова и Епископа Иоакима, в начале восприятия в России крещения, в которой в изображение православной веры написано: и в Духа Святого Господа, а не в Духа Святого Господа истинного. Также и ныне обретается книга, за пятьсот лет и более писанная, которую привёз на собор из Новгорода преосвященнейший митрополит Питирим, в коей читается Символ без сего приложения270.

Какие же против всего вышеозначенного учители ваши предлагают доказательства? Книги Максима, Никона, Кирилла, и Кормчую. Но положив, что в книгах Максима и Никона271 Символ сие прибавление содержит, должно ли текст подлинный Греческий Символа и древнейший Славенский перевод, о коем выше упомянуто, и иные все Символа переводы и количество неисчисленное рукописных и печатных книг презирать, а следовать тексту книг двух человек приватных, кои в последующие появились веки, каковы суть Максим и Никон? Позволительно ли оставить Символ, святыми отцами на первом и втором вселенском соборе без сего прибавления изложенный, и прочими соборами утверждённый, а принять и читать Символ, с прибавлением от Максима и Никона изданный? Вас самих поставляем судиями.

Святой Кирилл Иерусалимский в Греческом своём 16 огласительном поучении, равно же и в Российском, толкуя текст: «и во единого Святого Духа утешителя, глаголавшего во пророцех, никакого напоминания о прилагательном «истинного» не делает. В следующем же 17 поучении, в коем паки говорит со Святом Духе следующее только сказывает: «ради сего предутверждая тебе Кафолическая церковь, предаде во исповедание веры веровати во единого Святого Духа, утешителя, глаголавшего во пророцех: да возможеши познати, яко многа убо имена суть, а един токмо Дух Святой, о которых ныне наименованиях мало вам от многого речем. Нарицается убо Дух по прочтенному ныне: „овому бо Духом даётся слово премудрости“272. Нарицается же и Дух истины, якоже Спаситель рече: „Егда же приидет он, Дух истины“273. Нарицается и утешитель, яко тойже рече: „Аще бо не иду аз, Утешитель не приидет к вам“274. А яко един и тот же есть, разными нарицаниями именуемый, явственно показуется от сего, еже имам рещи» и проч.275

Здесь примечать должно, что святой Кирилл сторону не ваших учителей, но нашу держит. Ибо в тексте исповедания веры слова, о коем есть вопрос, то есть, истинного, не произнёс. Говорит бо, что церковь предала веровати «во единого Святого Духа, утешителя, глаголавшего во пророцех». Посем же между прочими именованиями Святого Духа начисляет и название Дух истины. И сие же есть то, что мы сказываем, то есть, и веруем и нарицаем Духа Святого Духом истины, что то же есть, как и Духом истинным: но в Символе веры читать сего, почитая святых отцов, того изложителей, кои сего не положили, не дерзаем.

В означаемой же книге Кормчей следующее читаем: «Якоже нас учитель Сильвестр научи: и в Духа Святого истинного и животворящего всей твари повеле веровати». Сие же свидетельство никакой важности и никакой силы не имеет:

1) по вышеприведённым причинам.

2) поелику сии не суть слова от Символа, но от учения Сильвестра взятые.

Во время бо святого Папы Сильвестра, который в лето по Рожд. Христове 335 скончался276, восьмой член Символа (который в лето 381277 от второго вселенского собора, бывшего в Константинополе изложен) не был ещё составлен. Почему если в Символе придать хотим имя «истинного» поелику учил сему Сильвестр, то долженствуем придать и всей твари, понеже и сие тот же Сильвестр учил. Но в Символе ничего не должно ни прибавлять, ни убавлять, ни переменять, по установлению и правилам святых отцов278.

3) поелику предложенный текст взят из повеления, то есть, из книжицы дарствования (данной грамоты), которая на имя святого Константина Императора приписывается. А что сие повеление есть подложное, несправедливое, и от некоего лукавого и коварного человека, Римской церкви приятствующего, в последующие веки составленное, в том не только излишние распространения и невероятные кои содержит, глупости довольно и преизобильно обличают: но и самая Римская церковь, для коей оное столько приятствует и пользует, ныне сознает сие и исповедует279.

Но во всех, говорят, книгах [то есть, Российских], где есть Символ православной веры, сие прилагательное положено, и нигде не оставлено. Не во всех, но в некоторых только, как-то: в книгах Увещание280 и Жезл281 мы читали. Ибо в самых древнейших рукописях положено не было, как выше показано. Из чего явствует, что или по случаю, или нарочито282 от некоего писателя в Российскую книгу внесено: как и в Ветхом Завете разное, как сказано, от писателей было внесено, что после святыми мужами исправлено. Небрегомое же (или поелику православной вере противным не казалось, или поелику тогда в России учёных людей был недостаток, кои бы вдруг то приметить и истребить могли) чрез продолжение времени переписками умножилось.

После же того, как Царским и Соборным старанием до пряма дело было исследовано, и как ясно и несомненно явилось, что ни в подлиннике Греческом, ни в переводе других языков, ни в самых древнейших рукописях Славенских сего прилагательного в Символе не обреталось, то что должно было тогда делать? Оставить ли в Символе приложение? Никак.

1) поскольку Символ, Славенским языком писанный, не согласен бы был ни с самоначальным подлинником Греческим, ни с древнейшим своим подлинником Славенским, ни с переведёнными на других языках Символом, который прочие православные Христиане употребляют. Из чего следовало, что православные хотя согласны сердцем, но не согласны были бы устами, не один и тот же Символ читая: что подлинно противно есть Божественному святых Апостол наставлению: «молю бо вы, братие, – говорит Божественный Павел, – именем Господа нашего Иисуса Христа, да тожде глаголете вси, и да не будут в вас распри, да будете же утверждены в том же разумении и в той же мысли»283.

2) поелику есть излишнее: ибо никакой дух есть Дух Святой, Господь, Творец жизни, от Отца исходящий, со Отцом и Сыном спокланяемый и сславимый, глаголавший Пророки, кроме самого Духа истинного и истинного Бога: да и никто не может говорить или думать, что сказанный Дух Святой не есть Дух истинный, но дух ложный: ибо дух ложный есть дух не святой, но нечистый: не господь, но от Господа осуждённый: не творец жизни, но повредитель: не от Отца исходящий, но от небесе, идеже престол Отца, яко молния ниспадающий: не со Отцем и Сыном спокланяемый и сславимый, но вместе с сатаной и аггелами его наказанный и осуждённый: не Пророки глаголавший, но лжепророки и волхвы и нечестивыми, и еретики пустословствовавший.

3) поелику изложителей Символа, то есть, святых первого и второго вселенского собора Отец, не мудростью и святостью преуспевающих, и от Бога просвещённых, но неведущих и простых людей показывает: понеже оставили то, что нужно было придать, то есть, прилагательное, истинного, нас же недостатка их исправителями являет. Что подлинно есть явная гордость и Богоненавистная.

4) Потому, что святыми правилами запрещено прибавлять в Символе, или убавлять, или переменять284.

Из сего явствует, что помянутый Московский собор приложение слова, истинного, законно, справедливо и свято отъял от Символа. Тако бо не только единым сердцем и мыслию, но и едиными усты и словом все Христиане православную веру исповедают единодушно едиными усты, по заповеди Божественного Апостола, славя Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа285.

Глава 13. Да они же, Государь, в стихе: Царю небесный: совершенно Духа Святого истинным не именуют. Напечатали сице: Царю небесный, Утешителю, Душе истины: две буквы наш [н] да иже [и] из истинного отняли, а потом сотворили Духа Святаго, аки причастника истине, а не самый истинный Святый Дух именуют.

Ἀληϑινὸν, то есть истинное у мирских Греческих авторов286, равно же и в Священных книгах287 означает подменное и природное. Когда же чрез слово Дух означается не только Дух Святый, но и Ангел288, душа289, и диавол290: то если скажешь Дух истинный, сие и Ангела означать может. Ибо и Ангел есть Дух истинный, то есть, тела и материи не имеющий, и самым делом дух, равно же душа и диавол суть духи, а не тело. Но если скажешь, τὸ πνεῦμα τῆς ἀληϑείας, Душе истины, Духа означает, который есть источник и исполнение истины, и самая истина, то есть, Бог. Для того святой Пророк воспевает: «Избавлял мя еси Господи Боже истины»291. Божественный же Евангелист научает: «и Слово плоть бысть, и вселися в ны, [и видехом славу его, славу яко единородного от Отца] исполнь благодати и истины»292.

Сверх сего не вы ли сами на утрени в день пятидесятницы, также и на вечерни в третьей стихире хваля Духа Святого, воспеваете: «Дух Святый, свет и живот, и живый источник умный, Дух премудрости, Дух, разума, и проч.» Что же вы разумеете, сие поюще? Что Дух Святый есть яко причастник премудрости и разума, или что Дух Святый есть источник и исполнение премудрости и разума, и самая премудрость и разум: второе подлинно, а не первое разумеете и веруете. Итак, как Дух премудрости и разума означает самую премудрость и разум, так Дух истины, самую истину показывает и означает.

Впрочем в подлиннике Греческом сея стихиры читается: βασιλεῦ οὐράνιȣ, παράκλητȣ, τὸ πνεῦμα τῆς ἀληϑείας. Царю небесный, Утешителю, Душе истины. Подлинник же Греческий взят есть не от слов человеческих, но от самых слов Спасителя и Бога нашего Господа Иисуса Христа, который Духа Святого никогда Духом истинным не называл, но трижды Духом истины нарёк.

1) «И аз умоли Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Дух истины, его же мир не может прияти»293.

2) «Егда же приидет Утешитель, его же аз послю вам от Отца, Дух истины, иже от Отца исходит»294.

3) «Егда же приидет он, Дух истины, наставит вы на всяку истину»295. Что ж сии ваши премудрые учители спорят? Неужели и сам Иисус Христос, источник премудрости и благодати, Сын Божий единородный и Бог погрешил, поелику Духа Святого не Духом истинным, но Духом истины нарёк? Или спорят, может быть, что Иисус Христос, Божия премудрость и сила, глаголя: Дух истины, Духа Святого ясно причастника истине сотворил?

Поелику бо Иисус Христос так о Духе Святом говорил, когда они сказуют, что мы, кои самые Иисус Христовы слова повторяем, Духа Святого яко причастника истине творим, что иное сказуют, если не то, что Иисус Христос Духа Святого, яко причастника истине сотворил? О глубина невежества и безумия!

Что же напечатано: Царю небесный, утешителю, Душе истины, сие свято и Божественно есть. Ибо когда сие говорим, слова Божии повторяем. Вам же надлежит ведать:

1) коликой и какой Божественной премудрости исполнены суть сочинения святых Отец. Ничего бо нам иного не предписывают ни верить, ни говорить, ни петь, кроме слов самого Бога, в Писаниях его изложенных.

2) Коликое и какое есть учителей ваших незнание и дерзость, коими будучи обуяны, самых слов Господа и Спаса нашего Иисуса Христа не приемлют, и о исправлении оных спорят. Сам бо Спаситель мира Бог и Господь Духа Святого Духом истинны нарёк.

Глава 14. А на Троицкой вечери молитву Святому Духу отняли всю, и ектинию большую отставили же.

Отставили подлинно! но не большую ектению, которую и велено говорить296, и все говорят, а целую молитву, которая на имя патриарха Константинопольского Филофея была напечатана, другие же четыре вместо оной прибавили. А сие сделано было по нужде:

1) поелику подлинные Греческие книги, коих сущие переводы суть Славенские, сей Филофеевой молитвы не имеют, имеют же иные четыре, кои прибавили. Ибо перевод со своим подлинником во всём должен быть сходен, как изображение с лицом, коего есть изображение. И если бы сего не сделали, то о всех церковных Российских книгах должно б было сомневаться, то есть, от церкви ли православной Греческой, или от другой какой иного исповедания сии книги взяты и переведены? Что не только бы препятствовало совести и Россиян, и Греков, и всех иных православных быть в спокойствие и тишине, но и наводило бы ещё соблазн, если бы одни Россияне в день пятидесятницы иные читали молитвы, а не те, кои все прочие православные Христиане читают.

2) Ни в печатных, ни в писанных Греческих Филофея Патриарха Константинопольского сочинениях молитвы сей не обретается297, а потому справедливо о точности оной сомневаться до́лжно.

А молятся стоя на коленах, и глав не преклоняют, а молитвы читают обратясь на запад от престола Божия. Во уставах же печатных и письменных, и в потребниках и в служебниках велено главы с коленома на землю приклонше молитися, а не на коленах стояти, а молитвы читати на восток к престолу Божию велегласно во услышание всем.

Никому, думаем, не неизвестно, что все православные Христиане на восток обратясь молятся. Но поелику веруют, яко Бог в восточной только стране пребывает (поют бо все вместе с Божественным псалмопевцем: «Камо пойду от Духа твоего, и от лица твоего камо бежу? Аще взыду на небо? ты тамо еси. Аще сниду во ад? тамо еси. Аще возму криле мои рано, и вселюся в последних моря? и тамо бо рука «твоя наставит мя, и удержит мя десница твоя»298; и исповедают, яко Бог везде есть, и вся исполняет; потому на какую сторону ни обращаются, уверены, что там есть Бог, и моления их слышит). Но повинуясь древнейшему обычаю, по свидетельству Василия Великого299, и древнего отечества, то есть рая, Богом в Едеме на востоке насаждённого взыскуя, когда молятся, на восток обращаются.

И в самый день Пятидесятницы православные Христиане, преклонив колена, и на восток взирая, моления отправляют. поелику же уставлено молитвы читать во алтаре, и во услышание всех предстоящих, а народа в оной день бывает великое стечение, и церковь иногда великая, голос же Священника ни ясен, ни громок: для того читающий Священник, обратясь к народу, по нужде зрит на западную страну. Ибо если бы он на восток обрятясь читал, весь бы голос в алтаре раздавался, так, что едва те только, кои к алтарю ближе, могли бы слышать, прочие же ничего не услышали бы. Между всеми же преклоншими колени Христианами суть подлинно некоторые, кои, побуждены будучи послушным Духом, главу приклоняют: суть же, кок или по неразумию сего не творят, или по старости и слабости, или от боли держать преклонённую главу, пока молитвы прочтутся, не могут.

В Греческом уставе сие читается: πάντων κλινόντων τὸ γόνυ ἀσκεπῶν, ἐπεύχεται ὁ ἱερεὺς τὴν εὐχὴν τάυτην ἀπὸ τȣ̃ βήματος μεγαλοφῶνως300. В Российском же уставе: «нам же, преклоншим колена на землю и непокровенным сущим чтет иерей молитвы во алтаре велегласно, на люди»301. В Пентикостарии Греческом: καὶ ἡμῶν κλινόντων τὰ γόνατα ἐπὶ γῆς, καὶ ἀσκεπῶν ὄντων, ἀναγινώσκει ὁ ἰερεὺς τὰς εὐχὰς ἀπὸ τοῦ βήματος μεγαλοφώνως εἰς ἐπήκοον πάντων302. В Пентикостарии же Российском старом, где и вышесказанная молитва Филофеева находится: «и нам главы непокровенны, и колена преклоненным на землю, и прочитает настоятель или иерей молитвы сия от алтаря во услышание всем умильным гласом и неспешно»303. В требнике Греческом: καὶ ἡμῶν κλινόντων τὸ γόνυ ἐπὶ γῆς καὶ ἀσκεπῶν ὄντων ἀναγινώσκει ὁ ἰερεὺς τὰς εὐχὰς ἐπὶ τοῦ βήλατος μεγαλσφώνως εἰς ἐπήκοον πάντων304. В требнике Российском: «и нам главы непокровенны, и колена преклоншим на землю, и прочитает настоятель или иерей молитвы сия от алтаря во услышание всем умильным гласом, и неспешно»305. В служебниках же таковых вещей не обретается.

Здесь примечать надлежит:

1) что во всех сих, как Греческих, так и Российских книгах о приклонении главы нет никакого напоминания. Повелевается только колена иметь преклоненные, и главы непокровенные.

2) Что на какую сторону обращён быть должен тот, кто молитвы читает, ясно не (определяется. Ибо, ἐπὶ τȣ̃ βήματος, в алтаре не сторону означает, на которую читающий должен обратиться, но место только, где надлежит стоять, то есть, в алтаре. Если же рассудим сие, ἀπὸ τοῦ βήματος, от олтаря, то есть, предлог, ἀπὸ, от, и μεγαλοφώνως εἰς ἐπήκοον πάντων, велегласно на люди, или во услышание всем, сие подлинно ничего другого не показывает, кроме, что Священник, читающий молитвы, должен быть обращён к народу, то есть, на запад. Инако бо ни от алтаря, ни на люди, ни во услышание всем разуметь не можно.

3) Что книги Греческие и Российские, и самые древнейшие и вам любезные, в сем деле согласуют. А из сего явствует, что из предложенного вашими учителями нет ничего ни истинного, ни здравого, ни же какой-либо важности заслуживающего.

Что же они сим вопросом показать силятся? Неужели мы правил устава преступники? Но выше изъяснено, что не только ничего противного, но и всё по учреждению устава делаем. Или хотят показать, что Бог молениям православного народа, который приклонив колена и на восток обратясь молится, не внемлет, поелику главы не приклонив молится, и священник, читающей молитвы зрит на запад? Но разве не ведают, яко «истинные поклонники поклонятся Отцу духом и истиной: ибо Отец таковых ищет покланяющихся ему. Дух есть Бог: и иже кланяется ему, Духом и истиной достоит кланятися»306. Анна, мать святого пророка Самуила, ни коленопреклонением, ни приклонив главу, но горячим сердцем молилась, столь мало уста подвизая, яко глас её не слышашеся, и мняше ю̀ Илии пьяну сущу: Бог же, услышав её молитву, желание сердца её исполнил307. Святой пророк Моисей не колена преклонял, не главу приклонял, не уста свои двигал, не на какую-либо сторону обращался, когда чрез Чермное море народ Израильский, против него вопиющий, перевести хотел, но мыслью только молился: Бог же в тот час услышал глас мысли его: «что вопиеши ко мне, рек к нему»308. Сам Господь и Спаситель наш Иисус Христос научает нас, как до́лжно молиться: «ты же, егда молишися, войди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолись Отцу твоему, иже в тайне, и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве»309. О! когда бы все Христиане сим образом, то есть, душу не туда и сюда распустив, но в самую себе собрав, и чувства от мирского брожения удержав, молилися! Когда бо дух не молится, и мысль наша к Богу не восходит, тогда хотя преклонив колена, хотя приклонив главы до земли молимся, молитва наша не на небо восходит, но в недро наше возвращается.

Глава 15. А Трисвятое, Ангельское пение, те новые учители переменили же, и напечатали (в Ирмологе, лист 284 и с прибавком сице: силы, святой Боже, святой крепкий, святой бессмертный, помилуй нас.

Поелику где и которого года сказуемой Ирмологий напечатан, не означено, то содержится ли в нём сие слово, силы, или нет – знать не можем: Ирмологий же (в Москве 1767 года печатанный на листе 129 и 202, где Трисвятое находится) сего не содержит, равно ни Служебник, ни другая Российская какая-либо книга. Но ни же слышали мы в Российских церквах читаемое или певаемое, ни же кто из тех, коих мы вопрошали, сведение о сем имеет.

Ни же в Греческих книгах, как-то, в Требниках, Служебниках, в толкованиях служебников сего слова обрести мы не могли. В рукописных только мусикийских Греческих книгах сие написанное видим, не только пред песнью: святый Боже, святой крепкий, и проч: но и пред песнью: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, равно же пред песнью: Кресту твоему покланяемся Владыко, и святое воскресение твое славим. Из чего явствует, что не есть прибавление к Трисвятым соединённое: а есть знак только точный, коим сии песни напеваются, как-то: ананес, неанес, нана, агиа, не агие, и прочие другие слова, или лучше, знаки церковной Греческой музыки, которые вовсе ничего не означают, будучи соединимы к песням, кроме того, что голос показывают, коим предложенные песни петь до́лжно.

Итак, если сие слово, силы, в самом деле в означенном Российском Ирмологии находится, статься может, кто-нибудь незнающий когда-либо или видел написанное в рукописных мусикийских Греческих книгах, δήναμεις, или слышал поющих Греческих певцов, (сим бо словом означенные песни напевают,) не ведая, что прямой есть напев, за нужное почёл слово δήναμεις перевести на Российский язык. Что подлинно сделал, написав пред святый Боже, святый крепкий, и проч: силы. Слово бо Греческое, δήναμεις, значит силы.

А в прежние, Государь, лета при благочестивом Царе Феодосии еретники Ангельской песни лишнее прибавливать начинали же, и того ради от Господа с небесе бысть отрочатем извещение и знамение страшное, и о сем свидетельствует Пролог Сентября 20 дня.

Вот как святой исповедник Феофан, игумен Сигрианский310 предание и извещение Трисвятого описывает311: «в лето святого Прокла чрез четыре месяца было в «Константинополе землетрясение, так, что Византиане, страхом будучи объяты, вышед из города на поле, как сказуют, повторяя ходы и моления с епископом, день и ночь провождали. Итак, когда однажды земля сильнее поколебалась, и от народа все прилежнее вопили: Господи помилуй: около третьего часа дня некоторый мал отрок пред всеми на воздухе Божественной силой поднялся, и слышал Божественный глас, повелевающий ему возвестить епископу и народу, дабы впредь моления литий сим образом творить начинали: «святый Боже, святый крепкий святый бессмертный, помилуй нас, ни же к сему прилагать бы что покушались. Приняв такое повеление святой Прокл увещевал народ, «дабы так пел, и вдруг трясение земли престало.

Потом Пульхерия и брат её (Феодосий), облегчены будучи блаженным чудом, Божественную оную песнь по всей вселенной петь уставили. Из чего все церкви каждой день обыкновение повторять оную восприяли». Сие самое и Никифор Каллист в церковной своей Истории повествует312.

Первый же дерзнул учинить Прибавление в Трисвятой песни еретик Пётр Фулао, как то сам Феофан следующими свидетельствует словами313: «Зенон же, приехав в Антиохию, обрёл в оной преосвященного Мартирия епископа. А Пётр Фулло, также в церкви Вассы мученицы Халкидонской пресвитерство отправляя, Зенону следовал. Сей, испросив у Зенона пособие, некоих из Аполлинариевых последователей подкупивши, к себе присоединял, и бесчисленные мятежи против веры и Мартирия епископа возбудил. Также и проклятию предавал тех, кок бы не утверждали, яко Бог распят, и наконец народу, на две части Антиохии раздельшуся, придал к Трисвятой песне: Распныйся за ны, кои слова от того времени даже до днесь Феопасхиты употреблять обыкли». То же обретается и у вышеупомянутого Никифора Каллиста314. Надлежит же примечать, что с сим приложением: Распныйся за ны, Трисвятую песнь и нынешние Армяне на литургии своей поют.

Никто же из православных никогда в Трисвятой песне ни прибавлял, ни же убавлял что-либо. А что ваши начальники прибавлением считали, сие не есть ни прибавление, ни же другое какое имеет значение, как выше сказано, но есть точный знак, коим не только пение Трисвятой песни, но и других песней некие напевают.

Глава 16. Да они же, Государь, напечатали непотребное слово: Честнейшую Херувим, и славнейшую без сравнения Серафим.

Слово, без сравнения, есть подлинно потребнейшее и свойственнейшее, и для обозначения и показания пред всеми Ангельскими Духами превосходства Богородицы гораздо более приличное, нежели слово воистину. Ибо слова уравнительные не неопределённое, и не неизмеримое, но определённое и соизмеряемое некоторое превосходство между уравняемых показывают. Например: когда говорим: Земля есть больше Луны, разумеем, что Земля некоторым определённым количеством величины, то есть, или десятой, или сотой долей Луну превосходит. Подобно когда говорим: Пётр есть богаче Павла, показываем, что определённым некоторыми количеством или денег, или других вещей богатства Петровы превосходят Павловы, так, что Пётр или в десять или в сто или в тысячу раз богаче Павла. Наречие же, воистину, утверждение, а не (умножение или приращение превосходства уравниваемых показывает. Ибо если бы кто сказал, Земля есть воистину больше Луны, или Пётр есть воистину богаче Павла, утверждает только превосходство Земли пред Луной, и Петра пред Павлом: но сие превосходство и величайшим быть никак не показывает. Воистину бо, наречие есть утвердительное, то же означающее, что и справедливо, подлинно, без сомнения. Когда же говорим: Земля без сравнения есть больше Луны, или Пётр без сравнения богаче есть Павла: тогда не только превосходство, но и превосходство величайшее и неизмеримое между уравниваемых означаем, то есть, величина Земли в рассуждении величины Луны, и богатство Петра в рассуждении богатства Павла столь велики, что сравнения не имеют.

Итак, если будем петь: «Честнейшую Херувим, и «славнейшую воистину Серафим, покажем, что честь и слава Пресвятой Богородицы без сомнения большая есть чести и славы Херувимов и Серафимов, но большая определённо, то есть, в десять, сто, тысячу раз, или более; когда же Богородицу нарицаем честнейшую Херувим, и славнейшую без сравнения Серафим, тогда честь и славу её столь великой показываем, что с честью и славой Херувимов и Серафимов сравниться не может. Что подлинно есть то же, как сказать, что честь и слава её суть в величайшей, превосходной и неизмеримой степени. Кто же убо Пресвятую Богородицу более славит? Мы ли, кои славу её величайшей, превосходящей, и несравняемой со славой Херувимов и Серафимов прославляем? или вы, кои, что слава её есть бо́льшая только славы Херувимов и Серафимов, петь научаете? Читатель беспристрастный пусть рассудит.

Понеже ветренныи Серафимы.

Сие по справедливости не только ложно, но и учению Пророков, Апостолов и Святых отцов противно. Серафимы бо суть ни ветреные, ни воздушные. Ветр бо и воздух суть тела, из вещества составленные: Ангелов же естество есть бестелесное, и всякого вещества чистое. По учению бо Пророков Духи суть все Ангелы: «творяй Ангелы своя Духи, и слуги своя пламень огненный»315. По учению Апостолов: «не вси ли суть служебные дуси, в служение посылаемы за хотящих наследовати спасение»?316 По учению же святых Отец317 «во-первых умышляет Бог Ангельские и небесные силы: и умышление сие в дело произошло, Словом исполняемое, и Духом совершаемое. Таким образом составилися светлости вторые, служители первые оные Светлости: умными ли духами понимати их подобает, или аки огнём невещественным и бестелестным, или другим неким естеством, или ближайше к сим подходящим».

Сверх сего подлинно достойно примечания сочинителей предложенной челобитной доказательство. Напечатали, говорят, непотребное слово: «Честнейшую Херувим, и «славнейшую без сравнения Серафим». Какое слово есть непотребное? Сие, без сравнения. Почему ж непотребное? Вот прекрасная причина, которую приводят: понеже Серафимы ветреные. Палка в углу, следовательно, дождь идёт. Такое подлинно есть сие доказательство!

Если же сравнение Богородицы с Серафимами им не нравилось, поелику они думали, что Серафимы суть ветреные: то должны были лучше обвинять сочинителя сей песни, который с ветром Богородицу сравнять хотел, а не слово без сравнения, называть непотребным, которое пред Серафимами неизмеримое превосходство Богородицы означает. Но как может быть сие им важно казалось, то решились они лучше поносить Серафимов, называя ветреными.

А по преданию Святых отцов: Честнейшую Херувим, и славнейшую воистину Серафим, понеже она Пресвятая Богородица выше всех Херувимов и Серафимов и всех Святых.

Святой отец Косма, Епископ Маиумский318, сея песни сочинитель319, по-Гречески так написал: καὶ ἐνδοξστέραν ἀσυγκρίτως τῶν Σεραφίμ, то есть, «и Славнейшую без сравнения Серафим». Свидетельствуют же о сем все книги новые, старые, древнейшие, печатные и рукописные, в коих песнь сия обретается. Свидетельствуют и переводы сея песни на других языках. Потому первый святой сей Косма предал Православным хвалить Пресвятую Богородицу приснодеву Марию, поюще «Славнейшую без сравнения (ἀσυγκρίτως) Серафим». По нём же, то есть, от 730 лета, православных церковь даже до нынешнего дня, то есть, через 1056 лет, тоже предаёт повторяя и воспевая.

Виждь убо духовную премудрость святого изложителя! Хотел подлинно приписать Пресвятой Богородице чести и славы превосходство, но превосходительными именами хвалить её, то есть, пречестнейшей и преславнейшей именовать удержался. Почему ж сие сделал? поелику превосходительную честь приписывать до́лжно единому только Богу, всея вселенной и самой Богородицы Создателю. Иное же святой муж изобрёл, чем без сомнения превосходную честь и славу Пресвятой Божией Матери довольно и преизобильно выразил, превосходительную честь и славу единому Богу относиться подобающую оставил.

Достоинство человека, который по образу и подобию Божию создан320, всех из вещества составленных тварей достоинство превосходит: «вся бо покорил еси под нозе его»321. Но достоинство Ангельское превышает человеческое достоинство: «что есть человек, яко помниши его: или сон человеч, яко посещаеши его? Умалил еси его малым чим от Ангел»322. Ангелов же или всех Духов небесных чин первый прочие чины превосходит. Как бо все небесные Духи на три тройные чина разделяются, из коих первый есть Престолов, Херувимов и Серафимов; второй – Властей, Господств, Сил; третий – Ангелов, Архангелов, Начал. Духи первого чина прочих превосходят, поелику, по учению святого Дионисия Ареопагита323, вокруг Бога непрестанно обращаются, и к нему непрерывно прилепляются, и пред прочими непосредственнее соединяются и непосредственно к Богу пред другими превосходной близостью помещены, от Бога непосредственно освещаются, и приняв от Божественной благодати освещения, чину по нём, то есть, второму уделяют. Для того честь и слава Престолов, Херувимов, и Серафимов честь и славу всех видимых и невидимых созданных тварей превышает. Итак, когда сказанный Косма Пресвятую Деву Марию нарёк «честнейшей и славнейшей без сравнения Херувим и Серафим», то не только выше всех святых, и выше всех небесных Духов её превознёс, но и честь её и славу превосходными и неизмеримыми быть показал. Славу бо её определил быть несравненно высшей славы не ветреных, как невежество начальников ваших говорит, но превосходных, пресвятых, к Богу ближайших Духов, «Херувимов и Серафимов». Достойно убо и праведно, слово сие не непотребное, как вы сказываете, но потребнейшее и приличнейшее православные Христиане старались напечатать.

1) Понеже есть то, которое святой Косма, сочинитель сея песни, изобрёл и написал, а не то, которое нерадением или неискусством человека неизвестного в некоторую Российскую книгу введено.

2) Понеже сим словом, ἀσυγκρίτως (без сравнения) более чести и славы Пресвятой Богородице приписывается, нежели словом воистину.

3) поелику поюще сие православные Россияне, тоже поют, что и прочие всех православных разные роды единым разумом, устами, языком и словом324, хваля Пресвятую Божию Матерь.

Глава 17. А в Богородичном воскресном тропаре, Иже нас ради рождейся: напечатали нас отчаянными, а отчаянные, Государь, бесы, и кто сам себя заклал. А нам грешным Господь Бог до последнего издыхания не повелевает отчаиваться: и Спаси Спасе наш, люди согрешшие, понеже мы согрешили, и покаемся Господу Богу.

Для чего сие слово, отчаянные, учителей ваших столько соблазняет? Сие самое в разных молитвах, которые и вы, уповаю, читаете, находится и повторяется: «яже ненадежных едина надежда и боримых помоще325, благословенна Марие, прибежище отчаянных человеков326, воскреси ны падшия в пропасть лютого отчаяния327, отчаяхся и моля328, уязвихся оружием страстей, и в ров отчаяния впадох329, к щедротам твоим прихожду неначаем весь330, многими обстояньми и напастьми лютых Дево, окружаемы и к отчаянию присновпадающе331, и мене Спасе, помилуй отчаяннаго332, иже во гробе темнаго отчаяния»333 и в иных многих молитвах подобное обретается, о чём и упоминать есть излишнее. Если же сие вам не нравится, то долженствуете восставать и обличать не православных Христиан, кои сие поют, но святых мужей, которые сие изложили, и нас петь оное научили.

Сверх сего, кто ведая, что о всяком «праздном слове, еже речет, воздаст слово в день судный»334 и, рассуждая те грехи, кои соделал мыслию, словом, делом, не только не отчаивается, но и, как в означенных песнях поём, в пропасть отчаяния не падает? И сами праведные и святые люди, когда на одни дела свои взирают, ничего надеяться не могут: «якоже бо порт нечистая, вся правда наша335; и, недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явитися в нас»336. Все же праведные или грешные тогда только надеяться могут, когда на благодать и заслуги Господа нашего Иисуса Христа, и на неизмеримое Божие милосердие очи обращают: «благодатию бо есте спасени чрез веру, научает Апостол, «и сие не от вас, Божий дар. Не от дел, да никто же похвалится. Того бо есмы творение, создани во Христе Иисусе на дела благая, яже прежде уготова Бог, да в них ходим»337.

Глава 18. Да они же, Государь, в новых своих правилах налагают человеком бремена тяжка, и не удобно носима, не против человеческия меры и Святых отцов предания.

Да будет позволено без всякой околичности откровенно сказать, что сие есть явная ложь. Ничто бо ни прилежнее, ни сильнее Священникам и отцам духовным не подтверждается, как чтобы, по Апостольскому учению, исправляли «Духом кротости338 впадших в прегрешение: и святого великого Василия 74 и 84 правила всегда пред глаза полагая, к милостивейшим епитимиям были бы склонны.

Вот что Духовный Регламент, по приведении текстов Святых отцов, правил и толкователей, предписывает о сей материи Духовным отцам: «сия же вся учителей наших сказания довольно научают нас, что не непременные суть о епитимиях каноны, но рассуждению отца «духовного оставленные, который должен смотрети, кто, и каков есть кающийся? и истинно ли кается, и каковую епитимию понести может? и дабы жестокое наказание вместо врачевства не обратилось ему во отраву отчаяния. И по таковому всех обстоятельств рассмотрению может духовный отец и умножити и умалити время и количество епитимий, и едину епитимию переменяти на другую. Например, пост на милостыню (только бы под видом милостыни себе или кому иному не прямо скудному подаяния не требовал), «иногда же усмотря неудобство епитимии коей-либо исполнения, никаковой не налагати епитимии: кую бо, например, наложити можем епитимию воину рядовому, нужному путнику, корабельному служителю, нищему, больному, и подобным прочим? поститься им невозможно, милостыню давать нет из чего. Таковых убо довольно страхом суда Божия обуздав, да не вспять к злодеянию возвратятся, а за грехи исповедания, аще истинно каются, предложением Божия благоутробия утвердив их, может духовный отец прощения сподобити, и без епитимии удостоити причастия таин святых»339.

И напечатали в новом своём потребнике, в номоканоне, во главе 109, сице: инок аще изыдет из монастыря, и за то его 12 лет не причащать, и не пущать в церковь. И они написали то ложно на 4 правило святого 4 собора, чего отнюдь в том 4 соборе по их мудрованию не положено.

В номоканоне (с требником вместе напечатанном 1732 года в Киево-Печерской Лавре, в главе или числе 109, на листе 331 и 332 следующее содержится: «монах егда избежит отай из монастыря, идеже пострижеся, непричастен да будет 12 лет, отлучаяйся и от церкви по 4 правилу четвёртого собора. Аще ли бысть ему душевный вред, и сего ради бежит, должен есть обрести отца искусна, и прияти от него завет, или яко имать канон дати ему».

Здесь изъяснено, монах егда избежит отай, а не аще монах изыдет. Иное же есть «изыти, иное избежать отай». Изыти бо из монастыря с дозволения настоятеля ни грех есть, ни же наказание за то налагается. Отай же избежать есть то же, как и монастыря отчуждиться, в коем монах пребывать даже до смерти Богу обещает, когда одевает монашеские одежды. Не исполнять же Божиих обещаний подлинно есть тяжкой грех.

Поелику же учители ваши не хотели читать того, что написано, то есть, отай избежит, а читали то, что хотели, то есть, изыдет, для того обрели, что и 4 правило четвёртого вселенского Халкидонского собора, надлежащего к смыслу, отнюдь ничего не пишет. А если бы читали то, что было написано, то есть, избежит отай, тогда подлинно увидели бы, что означенное правило, как о бродящих и беглых монахах пишет, к делу весьма принадлежит340. Четвёртое же правило Константинопольского собора, называемого первого и второго, тех же монахов отлучению подвергает341.

Сверх сего примечать надлежит, что сокращение Священных правил, разделив на разные главы или надписи, и прибавив некоторые благочестивых Императоров законы, разные под различными названиями издали. Суть бо, кои сие сочинение назвали Епитомен правил, суть, кои Синопсис, иные же Синтагма, другие Номоканоном. Творцы сих сочинений: Иоанн Антиохийский, Схоластик, патриарх Константинопольский (первый, может быть, сего сложения изобретатель, Фотий, также патриарх Константинопольский, Алексей Аристин, Константин Арменопул, Матфей иеромонах Властарь, Симеон учитель и Логофет, Арсений монах Филофеевского Афонского монастыря. Кроме же сих творцов номоканонов, кои совершенны и утверждены, называются ещё номоканонами некоторые рукописные без имени сочинителя, в коих разное находится ложное и худо означаемое. Таков, кажется, и означенный Номоканон, то есть, вместе с требником напечатанный.

Глава 19. Да они же напечатали в номоканоне же во главе 9: инок аще в келлии поет, и за то епитимию положили против блудника на 7 лет. И то, Государь, всё затевают они не по правилам святых отцов, но собой на погибель душам нашим, а не на спасение.

Во главе 9 вышеупомянутого напечатанного в Киеве номоканона ни следа сего дела не обретается. Вот бо что сия 9 глава содержит: «иже убиет на брани, или в разбойницех, егда приидут на него с мечами, лета три да не причастится по 13 правилу тогожде. Аще же разбойник с мечами не прииде, разве да украдёт, или возьмёт нечто от своих ему, и той могий бежати, и не бежа, но меч употреби, и уби разбойника: яко убийца запрещён будет (по 5 главе 1 стиха в Матф.) сиречь 20 лет».

Да не только в сей главе, но ни в другом каком месте такового определения о монахе поющем в келлии не находится, ни сыскать можно. Не только бо собор, или святой отец, либо простой Христианин, но ни же кто от неверных, разумом токмо надаренный подобных глупостей ни произносить, ни вымышлять не может: подвергать, то есть, наказанию человека, поющего в своём доме и хвалящего Бога, творца вселенной.

После сей же нескладнейшей лжи жесточайшее выводят поношение: то есть, что православные Христиане суть вредители спасению душ братий. Когда же сие говорят, то сами душам простых Христиан вредят, ненависть против святой Апостольской церкви в сердцах их всевая, и от оной их отделяя и отчуждая.

А иноческий, Государь, паче же Ангельский чин те новые учителя до конца исказили, и правило святого Василия Великого гордостью своей положили ни во что: ходят в церковь Божию и по торгам без мантий, безобразно и бесчестно, аки иноземцы, или кабацкие пропойцы; а правило Василия Великого в номоканонах во главе 59 иноку отнюдь без мантии быти не повелевает не точию на молитве, и на рукоделии.

Какое есть сие конечное монашеского чина искажение?

1) Вот, Божией милостью монастыри, скиты, пустыни, монахи рясофорные, малой схимы, великой схимы, не только в горах Афонской и Синайской, и в пустыни Палестинской, но и во всей Греции, во всей России, и во всех частях света, где только живут православные Христиане, находятся.

2) Пусть скажут ваши, в чём новые учители, то есть, православные Христиане монашеский чин до конца исказили? В нравах? Но иное есть нравы монахов, иное – правила монашеского чина. Правила монашеской жизни таковые суть ныне, каковые от начала творцы оных изложили. Нравы же если не имеют той святости, которую нравы древних монахов имели, не новые учители суть препоной, но человеческая слабость, сила страстей плотских, непрестанные врага нашего искушения, и мысли нашей преклонность ко злу от времени юности.

3) Ни же святость какую сообщает одежда, когда нет добродетели? Книжников бо и Фарисеев, расширяющих хранилища своя, и величающих воскрилия риз своих для показания святости, Господь наш обличает342.

4) Что Великий Василий ни в своих канонах, ни в нравоучениях, ни в Богомыслиях, ни в правилах, ни же в другом своём сочинении ни напоминания, ни слова или о мантии, или о другой монашеской одежде не сделал. Учением бо своим и увещаниями души монахов добродетелями одеть, а не о телесных одеждах писать старался.

5) Не только же Василий, но и ни другой кто из древних отцов о мантии или о иных монашеских одеяниях что-либо предал, хотя о монашеской жизни и правилах много писали.

Святой Дионисий Ареопагит343, который первый обряд облачения в монашеское одеяние изложил, об одном только одеянии напоминает, сказывая: «когда же всё сие совершаемый (посвящаемый в монашество) тщательно исполнить обещается, тогда священник, запечатав его крестовидным образом, постригает, призвав Троическое присутствие Божественного блаженства: и совлекши всю одежду, в иную его одевает, и со всеми священными мужами, сущими притом его целуя, творит общником Богоначальных таин». И после мало: «первой же одежды отложение и другой приятие означает, от средней (другим по крещению общие) священной жизни к совершеннейшей прехождение: якоже и во священном Богоотрождении переменение одежды изъявляет, по очищении жизни, прехождение к умозрительному и просветительному состоянию»344. Какой же формы сие одеяние было, и имело ли образ мантии, никто не изъяснил. Пахимер, Божесттвенного Дионисия толкователь, о цвете только сего одеяния извещает, сказывая: «знамением Креста знаменуя постригает во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, и совлёкши одеяния, в чёрную ризу его облачает»345.

Божественный Афанасий одежду, которую носил великий Антоний, тем же называет именем, коим Евангелист Иоанн нарёк одежду святого Апостола Петра, то есть Епендитом. который означает одежду, сверх других одеяния возложенную. «Но Антоний, – говорит Афанасий – толико тщишеся, еже бы наипаче испрати Епендит, и в последующий день на месте высоце стати, да явится Вождю великолепно»346. Но и о всех одеяниях Антония, говоря Афанасий, ничего о мантии не объявляет: а сказывает только, что Антоний при конце своей жизни, следующее завещал о своих одеждах: «Одежды моя тако разделите: милоть едину дадите Афанасию епископу с простиралом, еже от него ново аз приях, ныне обветшавшее отдаю; Серапиону епископу другую дадите милоть; вам буди имети от волны одежду, и еже кроме сея, чадца, здравствуйте»347.

Из сего разумеется, коликая есть слабость ума сочинителей предложенной челобитной, кои не на совершеннейших и превосходнейших добродетелях, но на вещественных и тленных вещах, то есть, одежде, какова есть мантия, (о которой древнейшие святые отцы ни же напомнить достойным сочли) монашеский чин основывают, и до конца искажённым почитают, поелику монахи без мантии ходят. К подтверждению же сего младенческого их мнения правила Василия Великого вымышляют и приводят, которых ни Василий не сочинял, ни в свете не состоят. И как кажется, всемерно стараются не о внутреннем, то есть, духовном монашеском состоянии, но о внешней сткляницы и блюда части, творя монахов подобными гробам повапленным, «яко да внеуду убо являются красны и праведны, внутрьудуже полны будут костей мертвых, лицемерия и беззакония, и всякой нечистоты. Очищать же подобает прежде внутреннее сткляницы и блюда»348, то есть, душу, да внешние их части будут чисты: прежде, то есть, монахам надлежит стараться, где ни стоят или ходят, прилежным соблюдением всех монашеского жития правил души свой превосходными украшать добродетелями: мантию же носить, где прилично, и когда до́лжно.

А в пострижении, Государь, иноческом в потребнике печатном той мантии и параман на постриженников класти у них не указано.

«Иже утверждается на лжах, сей пасёт ветры»349. Две книги пред глазами имеем: первую, которая начала и конца не имеет, следовательно, где и когда печатана, не состоит: другую Требник, печатанный в Москве в 1754 году. Первая в последовании малого образа сие содержит: «брат наш, имярек, приемлет параман в обручение великого Ангельского образа, в одежду нетления и чистоты, и в всегдашнее воспоминание благого ига Христова взятия на себя и лёгкого бремени его ношения, и в обуздание и связание всех похотей и желаний плоти своея, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Рцем вси о нем: «Господи помилуй». И по немногим словам, посем взем мантию, и держа ю̀ шуицей глаголет: «брат наш, имярек, облачится в ризу спасения, и в броню правды, во еже ошаяватися от всякие неправды и опасно своего разума составление, и своея воли мудрование отрезати: смерти же «память всегда в уме своем имети, распята же себе быти мирови вменяти и мертва, на всякую добродетель Христови неленостно представляти: «во имя Отца, и Сына, и Святого Духа рцем вси о нем: «Господи помилуй».

Другая книга, то есть, означенный Требник в том же последовании малой схимы: «брат наш (или сестра наша), имярек, приемлет палий (палия то же есть, что и мантия) обручение великого и Ангельского образа во одежду нетления и чистоты: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», рцем о нем (или о ней): «Господи помилуй». И по немногим словам: «брат наш (или сестра наша), имярек, приемлет обручение (когда сие говорят, подают параман) великого и Ангельского образа: „во имя Отца, и Сына, и Святого Духа“: рцем о нем (или о ней): „Господи помилуй“».

Здесь надлежит ведать:

1) Что Требник с подлинником Греческим совершенно согласует.

2) Что обе книги в делах сходствуют, то есть, обе в мантию и параман облачать монаха повелевают: в словах же только разнствуют, кои говорятся, когда мантия и параман подаётся, которые подлинно ничто иное суть кроме определения и изъяснения вещей подаваемых.

3) Что обе книги в пострижении монахов без разбору православные (употребляют. Да ещё первая в монастыре Крестовоздвиженском350, где мы живём, всегда в употреблении.

4) Что все православные монахи, пока живут, мантию и параман носят: по смерти же вместе с оными погребаются.

Глава 20. Да они же, Государь, в покаянии и исповеди Псалмы и молитвы исповедником и над умершим прощательные и разрешительные молитвы, и величания святым отставили, и всё действо в Божественных службах творения Василия Великого, Иоанна Златоустого, и Григория Папы Римского преложили на свой чин, по своему плотскому пренебрежению. Тако же и прочие церковные пения: заутреню, и вечерню, и полунощницу, и молебны, и панихиды, и вкратце рекше, весь церковный чин и устав, что содержит церковь Божия, то всё переменили, и книги перепечатали, не по преданию святых отцов, и всю православную Христианскую веру превратили на свой разум.

Как всё сие вообще предлагается без обозначения мест и слов, в коих, как говорят, перемены учинены, то ничего особенного сказать не можем, а сие только вообще придаём: поелику исправления книг по древнейшим подлинникам Славенским и самым подлинникам Греческим учинены, то потому и до́лжно почитать их не как прибавления или убавления, ни же преложения, но как очищения погрешностей, и восстановления по сходству подлинников, и по прежнему наилучшему книг состоянию. Сверх сего, как предложенное не что иное есть, кроме пространнейшего повторения того, что в первой главе содержится, то дабы не наскучить читателям, возвращаем их к сказанному там.

А указывают на старые книги, и говорят: что-де в Греческих книгах так написано, и печатают с них без рассмотрения и без свидетельства, аще что и до конца худо и не потребно, и тому они не внимают, но точно было бы им против Греческих книг.

Если изображение какое явится погрешительное, то каким иным лучшим и точнейшим способом погрешности оного или обличить или исправить до́лжно, как не подлинником, с которого сделано уподобление? Если перепишешь письмо или речь, то каким иным доказательством можешь убедить, что оная речь подлинно списана, если прежде не покажешь точное и совершенное с первообразным её сходство? поелику подлинники первообразные церковных книг на Российском языке писанных, без сомнения суть Греческие церковные книги, то по исправлении явившихся в Российских книгах погрешностей (не как ваши говорят учители, без рассмотрения и свидетельства, но как дела доказывают, с испытанием и рассуждением царским и соборным, и свидетельством книг, кои не до конца худо и непотребно, как вы подозреваете, но что самые святые их сочинители написали, как истина нас научает, содержат) достойно и праведно православные Христиане к утверждению нужды исправления ответствуют: так в Греческих книгах, то есть, в точных подлинниках первообразных, из коих переведены и образованы Славенские, написано. Коего доказательства или лучшего, или сильнейшего другого никакого подлинно найти не можно. Ибо в переводах, как в изображениях и переписках, то только есть точное, что в подлинниках их обретается: чего же в них нет, то без сомнения есть ложное.

И теми, Государь, Греческими книгами они православную нашу веру Христианскую до толика истребили, якоже несть и следов православия в твоём, Государь, Российском царствии. И которая вера до сего времени отнюдь не именовалася, ныне той новой веры учители учат нас новой веры, якоже неведущих Мордву, или Черемисов истинной Христианской православной веры.

С какой смелостью люди сии говорить дерзают, что орудие истребления в России веры суть Греческие книги, когда на Греческих книгах православная вера в России основана: Новый и Ветхой Завет Славенский, Символ веры, правила, поучения отцов, все церковные Славенские книги из какого иного языка, как не из Греческого переведены? Если бы кто сомневался о книгах церковных Российских, то каким бы иным доказательством веру и справедливость оных показать можно было, как не первообразными их подлинниками Греческими? И посему смеют говорить, что православная Христианская вера Греческими книгами истреблена?

С какой потом совестью могут говорить, что православная вера в Российском Государстве истреблена, так что будто и следа не осталось, когда во всей Российской Империи, Божией милостью православие проповедуется, распространяется, утверждается, царствует и процветает? Если православная вера истреблена в Российской Империи, то подлинно истреблена во всём мире. Ибо вера Россиян едина и та же есть с верой всех православных. Если же истреблена православная вера во всём мире, то без сомнения истреблена и православная церковь, оную проповедующая. А если истреблена православная церковь, то несправедливо рекла (да помилует Господь) самая истина, то есть, единородный Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, который о ней предсказал: «и врата адова не одолеют ей»351. Видите, в коль страшную пропасть погибели ввергает вас учение сих людей, кои или не хотят, или не могут знать, что есть вера, ни же примечать, что исправления, учинённые в книгах, не касаются ни догматов веры, ни таинств, ни заповедей Божиих, ни законов, ни правил, ни же причинили в оных какую-либо перемену, или разность, как-то в книге Увещание ясно показывается.

Вас же из православных никто не учит веще новой, но старой и Апостольской, то есть той, которой первые в России Христиане учили, увещевая вас, дабы оставив суеверия, ложную ревность и упрямство, истинно рассуждали о правоте дела: о вечном бо спасении душ ваших говорится.

Следующее есть как бы заключение или краткое повторение того, что в вышеизложенных двадцати главах содержится. Почему на сие только ответствовать должно, что с повторением смешано.

А мы Богомольцы твои Государевы, аще и многогрешны, но обаче держим истинную православную веру Христианскую, самим Господом нашим Иисусом Христом преданную, и святыми отцами семью вселенскими Соборами утверждённую, непоколебимо и нерушимо.

Примечание 1. Истинная православная вера, Господом нашим Иисусом Христом преданная, Апостолами его проповеданная, святыми отцами семью вселенскими Соборами утверждённая, содержится в двенадцати членах, из коих состоит святой Символ Никейский. Всяк же, кто хотя одному из двенадцати членов не верует, тот не только реченной святой веры не держит непоколебимо и ненарушимо, но и колеблет её и нарушает. Всяк из вас, как знаем мы, говорит и читает весь святой Символ, но содержащемуся в девятом члене не верует. Говорит устами: «Верую во едину, святую, соборную и Апостольскую церковь», но сердцем и делом ей не верует. Какой бо церкви веруете вы? Православной ли, то есть, Греко-российской? Никак! Если бы вы ей верили, то не поносили бы её, ни отступали бы от неё, но изъявляя должное почтение, заповедям её повиновались бы. Если бы верили, что Греко-российская церковь есть святая, соборная и Апостольская, то подлинно не говорили бы, что она новую веру проповедует, и диавольскому учению научает352, ни же подобными хулами язвили бы её. Какой убо церкви веруете, когда говорите: «Верую во едину, святую, соборную и Апостольскую церковь»? Римской ли? Нет! «Лютерской или Кальвинской»? Нет! «Армянской, или Несторианской, или Коптов» или других еретиков церкви? Нет! Какой убо церкви веруете?

Думаете, может быть, что ваша есть едина святая, соборная и Апостольская церковь? Но ваша таковой ни есть, ни назваться может.

1) поелику не едина есть, но многая: разные бо суть раскольников секты, кои разные догматы веры, или лучше, разные в вере заблуждения имеют, и порознь разделены и отлучены353.

2) поелику святая Апостольская церковь, невеста Иисус Христова, чиста есть от всякой скверны, как то о ней воспевается: «Вся добра еси ближняя моя, и порока несть в тебе»354; ваша же церковь многими испорочена суевериями.

3) В соборной Иисус Христовой церкви пасти оную Дух Святый поставил епископов: «Внимайте убо себе и всему стаду, – говорит Священное Писание, – в нем же вас Дух Святый постави епископы, пасти церковь Господа и Бога, иже стяжа кровию своей»355; а ваша церковь, из приватных и светских только людей будучи составлена, и в одном и другом месте России состоящая, никакого Епископа не имеет.

4) По установлению Апостольскому каждая церковь имеет пресвитеров, то есть, Священников: «Рукоположше им, – сказывает Божественное Писание, – Пресвитеры на вся церкви, и помолившеся с постом, предаша душу их Господеви, в негоже увероваша»356: у вас же никакие не рукополагаются пресвитеры: а тех имеете Священников, кои за соделание тягчайших грехов по Священным правилам будучи от Священнодействия запрещены, или священства вовсе лишены, от православной церкви, в которой рукоположены, бегают, и учинившись отступниками, приходят к вам скрывать бесславие своей жизни, и обманывая и прельщая вас, не жертву и таинства, но преступления и святотатство творят.

5) Единородный Сын Божий церковь свой укрепил на семи таинствах, и уставил трапезу и источник даров Божественной благодати: «Премудрость созда себе дом, и утверди столпов седмь»357; ваше же сборище не имеет ни священства, ни мира, ни Божественной Евхаристии, ни же прочих таинств, но есть нагое, алчущее, жаждущее, и Божественной благодати лишённое.

Когда же ваша церковь ни есть едина, поелику из многих состоит сект: ни святая, поелику суеверий преисполнена: ни соборная, поелику состоит из чисел немногих простых и неведущих людей: ни же Апостольская, поелику всего лишена, что церковь иметь должна по повелениям Божиим, и завещаниям Апостольским: потому и не надлежит называть её церковью, но малым собранием, или (как вы сами обыкновенно называете) часовней.

О какой убо церкви всяк из вас думает и разумеет, когда говорит: «Верую во едину, святую, соборную и Апостольскую церковь»? А из сего явствует, что тщетно учители ваши хвалятся непоколебимым и ненарушенным содержанием истинной веры. Кои бо от святой, соборной и Апостольской церкви отделилися, те не только против правила любви грешат, но и от истинной веры, которую она едина проповедует, себя отчуждают.

То же предание, которое по се время держаша прародители твои Государевы, Благоверные Цари и Великие Князи, и Отец твой Великого Государя Благоверный Государь наш Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Руссии, в ней же и чудотворцы наши Зосима и Савватий, Герман и Филипп Митрополит Московский и всея Руссии, и вси святии отцы угодили Богу (сие повторено из первой главы) и многие чудотворные иконы Господь Бог в чудесах у нас в Русской земли прославил, и ныне прославляет, и неизреченную свой милость нам подаёт.

Примечание 2. Божественный Иоанн Златоустый добрые дела чудесам предпочитает. «Деяние, говорит, – доброе и не сущим знамением оных, ими же содеяся, возводит к небеси. Чудо же и знамение не сущу сообращению, ввести в оные сени не возмогут»358. К утверждению же сего определения предлагает два текста Священного Писания:

1) «Мнози рекут мне, – глаголет Христос, в он день, – Господи, Господи, не в твое ли имя пророчествовали? Сие знамение есть и чудо. Не твоим ли именем бесы изгонихом, и твоим имением силы многи сотворихом»? Видиши всюду знамения и чудеса. Посмотрим, что речет Бог, понеже едины быша чудеса, нигдеже сообращение: «николиже знах вас, – глаголет, – отыдите от мене делающие беззаконие»359.

2) «Приидите благословенные Отца моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира»360.

Почему? Занеже мертвые воскрешаху? занеже прокаженные очищаху? занеже бесы изгоняху? Никакоже. Но чего ради? алчуща мя видесте, рече, и дасте ми ясти; жаждуща, и напоисте; нага, и одеясте мя; странна, и введосте мене; нигде чудеса, всюду же сообращение. А якоже тамо, (сиречь, в первом тексте), всюду чудеса, и абие казнь, поелику чудеса лишенна бяху сообращения: тако и в сем месте всюду сообращение, нигдеже чудеса, и абие спасение: зане яко едино о себе благое сообращение стяжавшие ѐ спасенны сотворити может». Из сего всяк видит, что чудеса не суть знаки вечного спасения, ниже чудотворящий человек есть человек свят. Вот бо определение Божие на тех, кои чудотворцы только суть: «николиже знах вас, отыдите от мене, делающие беззаконие». И так хотя бы не иконы, но сами люди вашей секты чудеса творили, то сего учители ваши не должны почитать за знак святости, и за неизреченную Божию к вашей секте милость. Гораздо убо меньше не надлежит считать сии чудеса икон, если справедливы, за Божию к вам милость, то есть, как бы хотел Бог показать сими икон чудесами, что люди секты вашей по причине раскола им любимы, покровительствуемы и святы. Ибо если Бог тех самих не знает, кои чудеса только творят, и от себя отстоящими быть являет, то сколь более не хочет знать, и отстоять от себя повелевает тем, кои одними только икон чудесами хвалятся?

Когда кивот был у Азотян361, тогда через него великие чудеса творил Бог. Что же сими чудесами Бог тогда показывал? Не неизреченную ли свою к Азотянам милость? Никак; ибо Азотяне были Дагоновы поклонники. Сими чудесами Азотян Бог к обращению подлинно призывал; Израильтян же в почитании истинной веры утверждал. Положим, что чудеса икон, вашими учителями прославляемые, суть истинны: оными Бог не неизреченную к вашей секте показывал милость, поелику пала она в тягчайший грех раскола, но призывал тогда ваших людей к обращению и покаянию, православных же того времени, к коим иконы принадлежали, утверждал в Православии. Сии чудеса, если суть истинны, Бог творил не для укрепления сердец ваших в расколе, и отделении, и отчуждении от его церкви (сие бо противно его правосудию): но для привлечения душ ваших к спасительному святой матери церкви недру, из коего вы отступили, и сие сходно и свойственно есть с его Божественным милосердием.

Но кто по одному только сих людей извету без всякого доказательства уверил бы себя, что иконы тогда чудеса у них делали, и не поверил бы паче, что оные вымышляли обманщики, или для укрепления их суеверий, или для наполнения своего кармана, или для совершения того и другого? Были в России некоторые, как из Духовного Регламента явствует362, кои ложно чудеса иконам приписывали. А что из числа оных и сии учители суть, кои приводят чудеса, не предлагая никакого доказательства, всяк удобно разуметь может.

Сверх, Государь, того вселенские патриархи, прежде бывшие у нас в Русской земле, Иеремия Цареградский, и Феофан Иерусалимский, и иные многие Палестинские власти о нашей православной истинной вере свидетельствуют списанием (якоже в книге Кормчей Московской печати лист 15, и 26 пишет) сице: что-де у них в Цареграде и во Иерусалиме конечное православие вере Греческого закона и от Агарян насилие и погубление, и церквам Божиим запустения и разорения, но точию ты един на всей вселенной владыка, и блюститель непорочной веры Христианской самодержавный Великий Государь Царь благочестием всех превзыде, и вся благочестивые в твое Государево едино царство собрашася, и третий Рим благочестия ради твое Государево Московское царство именоваша.

Примечание 3. Вот слова Иеремии, патриарха Цареградского, которые он произнёс пред Благочестивейшим Царём Феодором Иоанновичем, когда прибыл в Россию вместе с Иерофеем Монемвасийским и Арсением Елассонским для посвящения в России первого патриарха Иова: «второй же Рим, иже есть Константинополь, Агарянскими внуцы от безбожных Турок обладаем; твоё же, благочестивый Царь, великое Российское царствие третий Рим благочестием всех превзыде, и вся благочестивые в твоё царствие в едино собрашася, и ты един под небесем Христианский Царь именуешися во всей вселенней, во всех Христианах»363.

Вот также слова Феофана, Патриарха Иерусалимского, который когда прибыл в Россию просить вспомоществования святым местам, говоря о посвящении Патриарха Филарета, сказал: «когда был во святом граде Иерусалиме с прежде бывшим меня Патриархом святейшим Кир Софронием и с иными Боголюбивыми там сущими Митрополитами и Архиепископами и Епископами, и видел на востоке, и на полудне от поганых Агарян святым Божиим церквам запустение и православным Христианам святого Греческого закона великое насилие и погубление, и утешения ни откуда несть, точию слух благочестивого Христианского Российского Царя, яко тот един на вселенной владыка и блюститель непорочной веры Христовой364.

В сих означаемых местах подлинно не обретается тех слов, кои от ваших учителей помянутым Патриархам присвоены, то есть, конечное насилие и погубление православной веры. О насилие бо Христиан и церквей, а не о погублении веры святейшие Патриархи говорили. В похвалах же веры благочестивейшего Царя Феодора Иоанновича и прочих православных Россиян ни предки ваши, ни вы не участвуете: поелику оные относятся к сынам православной церкви, от которой предки ваши суевериями своими себя отделили, и вы по худому их примеру приступить к ней не хотите.

Да и ещё, Государь, в Божественном Писании всем нам не малое на нашу православную веру свидетельство, якоже в книге печатной, глаголемой Кормчей лист 572, пишет сице: «Егда святые церкви без мятежа и без опасности в мире бывают, тогда вся благая от Бога бывают подаваема. Такоже пременения радии церковного пения и святых отцов предания вся злая на нас приходят».

Примечание 4. Всё небольшое деяние, которого часть на означенном 572 листе содержится, не только в Кормчей, но и в Греческом подлиннике365 мы читали, но ни то, ни другое, то есть, ни Греческое, ни Российское сих слов, применения ради церковного пения, ни святых отцов предания, не имеет. Из чего явствует, что ваши, по обычаю своему, то придали. В Кормчей же сие только красными буквами написанное содержится: «Егда святые церкви без мятежа в мире бывают, тогда всё благое от Бога бывает подаваемо: преслушания ради заповедей Господних всё злое приходит на ны». Колико еже есть различие между сим и означенным, тот разве понять не может, кто не знает, что есть пение, и что заповедь Божия.

Сверх сего, почему означенные слова, написанные красными буквами, приписываются Благочестивейшему Царю Алексию Михайловичу? Сам ли оные писал? Но кто сие доказать может? Или приписывается ему потому, что повелением его Кормчая напечатана? Но положив сие, более никакой не будет разности между издателем и сочинителем. Равно же не можем знать, как сими словами Царь в писании немало свидетельствовал о православии всех людей вашей секты, то есть, тех, кои от православной церкви отделились. Слова бо сии ни от Божественного Писания суть, ни сего свидетельства не подают. Послушаем следующего:

Ныне же, Государь, грех ради наших, попущением Божьим, отнележе оные новые учители начаша изменяти церковное пение, и святых отцов предание, и православную веру, от того, Государь, времени в твоём Российском царствии начаша быти вся неполезная: моры и войны безвременные, и пожары частые, и скудость хлебная, и всяких благих овощей оскудение.

Примечание 5. Что к показанию пременения веры предлагается, кроме прямых выше изложенных поношений, до веры не принадлежит. Ибо ни пепел от кадильницы, ни мыло, ни омовение Священное трапезы, ни тройственное, или сугубое повторение Аллилуйя, ни вещественного Креста ношение, ни знамение оного двумя или тремя перстами, ни исправление вкравшихся в книге погрешностей, ни предлагаемое вашими учителями не есть вера. Ибо вера не к вещественным и чувственным, но к духовным и невидимым вещам принадлежит, по определению Божественного Апостола: «Вера есть уповаемых извещение, вещей обличение невидимых»366. Почему одно только пременение догматов в сих вещах есть пременение веры. Что же никакой перемены православными Россиянами в догматах не учинено, из сего явствует, что святой Символ веры читают так, как святыми вселенскими соборами, первым и вторым написан, всему в нём содержащемуся веруют и согласуют в вере со всеми православными народами.

Также ни в преданиях святых отцов, ни в вещах чувственных, то есть в обрядах, православные ничего не переменили. Всё же прилежнейше и со всеми православными согласно наблюдают: напротив того, ваши, как выше показано, защищать суеверные новости с величайшим упрямством начали. Что же принадлежит до исправления книг, то не исправления православными учинённые, но погрешности в оные введённые сделали перемену, и разность с подлинниками их Греческими и Славенскими: а исправления были восстановлением, и к первому чистому и совершенному их состоянию возвращением, так что исправленные книги читаются ныне, как святыми сочинителями их изложены, и как в первых Славенских книгах состояло.

О пении же Священное Писание научает нас, что до́лжно петь: «Воспойте Господеви песнь нову»367, и когда? «Благодушествует ли кто? да поёт»368, и как? «Воспою духом, воспою же и умом»369. Научает также и 75 правило вселенского собора, иже в Трулле, каким голосом, что, и каким расположением духа петь до́лжно370. Какими же нотами или напевами надлежит петь, ни Бог в Священном Писании, ни отцы в своих правилах, или словах ничего не уставили. Ибо как каждый народ собственным языком Бога призывает, веру проповедует, таинства совершает: так собственным напевом молитвы, и похвалы Божии и пения воспевает. Ни же вероятно есть, чтобы такая разность народов, какая и в самые первые времена церкви была, одним напевом пела, так, чтобы никакого не слышалось различия между пением Ливийца, и Фивеянина, Палестинца и Аравитянина, Финикийца, Сирианина, Грека, Латина, Азиата и Европейца.

В церкви с начала псалмами сочинённые последования певались, коих следы даже до времён Симеона Фессалонийского, то есть, даже до 15 столетия, как сам он свидетельствует371, пребывали. Во времена же святых сладкопевцев, то есть, Иоанна Дамаскина, Космы, Иосифа, Романа, и прочих введены в последования пения, ими сочинённые, кои даже до нынешнего дня поются. Но по восьми ли гласам, которые ныне мы употребляем, в первые времена церкви пели псалмы и антифоны, или нет, и тем ли напевом, коим оные ныне напеваются, и тогда напевались, и когда, и кто изобретатель оных, вовсе не ведаем. Что же знаем о пении, следующее есть:

1) Что пение церковное от разных было переменяемо. Святой Ефрем Сирин ввёл в церковь новый образ пения, подражая некоторому еретику, по имени Армонию, который пениями своими привлекал православных. Образцы же сих пений приняли и последующие песнопевцы церковные372. Подобно и святой Иоанн Златоустый опасаясь, дабы православные, услаждены будучи пением Ариан, к собранию их не прилепились, и к ереси их себя не присоединили, подобные повелел им употреблять в пении тоны. И по сей причине православные когда начали тем образом петь, то и после так навсегда петь приобыкли373. Святой Амвросий в церкви Медиоланской ввёл образ пения восточной церкви, которой напоследок от церкви Медиоланской во всех западных церквах распространился374.

2) Что в древности все православные не одинаковым образом пели. Православные бо Сирияне, научены будучи святым Ефремом по Армониеву напеву певали: Константинополитяне, по совету Божественного Златоустого, по Арианскому пению: Медиолане прежде времён Амвросия, иным нежели восточные образом. Подобно же пение Кесарийцев разнствовало от пения Неокесарийцев, для чего и несогласия между ими были, как то Василий Великий сими свидетельствует словами: «если вопрошают их о вине неукротимой и непримиримой сея брани, они ответствуют, что псалмы, и образ песнопения по обычаю у вас содержимому переменены, и иное сему подобное, чего надлежало бы им стыдиться»375.

3) Ни же ныне тем же напева образом поют все православные. Разнствует бо пение не только по родам и языкам, но и того же рода людей пение по местам различествует. Иным образом, например, поют Россияне, иным Греки, иным Грузины, иным Далматяне, сверх сего Россияне, иным образом, кои в великой, иным, кто в малой живут России. Равно и между Греками иное пение есть Критское, иное Константинопольское, иное в горе Афонской, хотя и те же суть ноты.

4) Сим ли, или оным, или каким-нибудь образом напева петь, пред Богом есть то же самое, как сим, или оным, или каким-нибудь языком молиться. Иначе бо означенные святые отцы не только сладкопения и напевов еретических в церковь не вводили бы, но и пения переменять не дерзали бы. Если бы разность пения ко спасению душ наших хотя малейшее что придавала, то подлинно святой Василий Неокесарийцев, кои различие пения за нечто почитали, столь жестоко не обличал бы.

Итак, если справедливо то, что ваши говорят учители, якобы в те времена произошли в России некоторые противности, то по определению Василия надлежит им стыдиться приписывать сие пременению пения.

Ни же пременению веры, или отеческих преданий сказанных несчастий приписывать не до́лжно: ложно бо приписываются. Ибо никакой перемены ни в православной вере, ни в преданиях святых отцов не учинено. Едина бо и та же истинная православная вера, единым и тем же Символом от начала даже до нынешнего дня проповедуемая, и те же предания святых отец от начала принятые, и даже до сего часа православными соблюдаемые, в России процветают и царствуют. Причины же бедствий кто может ограничить, и несомненно определить? «Яко не испытаны судове Божии и не исследованы пути его»376, вопиет Божественный Апостол. «Кто бо разуме ум Господень? или кто советник ему бысть?» Также в сем, может быть, хотят вас уверить сии ваши учители, то есть, что они неиспытанные судьбы Божия исследуют, и ум Господень разумевают, и советники его суть. Бедствия оные, коих истинную причину един только Бог знает, уже прошли, и се благодать Божия излилась на православное государство. Ибо в благополучнейшие сии времена при державе Благочестивейших и Августейших наших Монархов Российское государство премудрым их управлением, превосходным попечением, и отеческим милосердием, на верх всего счастья и славы возведённое видим.

И аще, Государь, толикие многие и бесчисленные свидетельства на нашу православную Христианскую веру, яко непоколебимо в православных догматах и в церковных исправлениях и до сего времени пребывали, и за церковного пения применении видим все наказание Божие: то кая, Государь, нужда нам тую истинную православную веру самим Господом Богом преданную и утверждённую святыми отцами, и вселенскими верховнейшими Патриархами похваленную, ныне покинуть, и держать новое предание и новую веру?

Примечание 6. Никто столь беззаконным ни был, ни есть, ни будет, который бы говорил вам оставить святую Кафолическую и Апостольскую веру, Господом нашим Иисус Христом преданную, Апостолами проповеданную, и святыми соборами утверждённую, и принять новую или веру или предание. Все же православные Христиане с подобающей любовью увещевают вас: суеверия оставить, клеветы отвергнуть, хулы, коими святую Апостольскую православную церковь хулите, молчанию предать: ненависть против православных Христианин истребить: что есть вера, что заповедь, что закон, что совет Божий, что правило, что обряд, что церемония, добре различать, и не всё без разбору смешивать; к святой матери церкви возвратиться, от которой вам, яко отступившим и отстоящим, нет никакой ко спасению надежды; правилам её повинуться; дары Божии, ей разделяемые, принять: и сим спасены и сонаследники Христу будете. Сие есть, еже все православные вам говорят, советуют и проповедуют. Напротив же того, учители ваши, прельщая простоту сердец ваших лжами и клеветами, в сей челобитной содержащимися, и иным подобным ненависти против православных Хрисиан и отчуждению от святой матери церкви вас научают, и советуют вам единство и непорочность Апостольской православной веры отринуть, и иную новую веру, суеверий и вымыслов невежд преисполненную восприять.

Аще ли, Государь, нам ныне на конец последнего века, учиться сызнова новой вере и слушать их непотребного учения, его же страшно и помыслить: еже духу нечистому молиться377, и ходить по-татарски без крестов378, и безгрешного Сына Божия и Бога именовать грешным379, и воскресения и вочеловечения не проповедать380, и креститься щепотью381, а истинный Крест отринуть и крыж Латинский почитать382, и Аллилуйя четверить383, и прочее их не Богоугодное мудрствовати: то разве, Государь, и креститься нам будет сызнова, и святых угодников Божьих и чудотворцев из церкви Божьей по их мудрованию будет изринуть вон, его же не дай нам Боже и слышати.

Примечание 7. Из оболгания (принять новую веру) и на разных ужасных клеветах основанного, безрассудное выводится о перекрещивании и святых извержении следствие. Ложно есть то, что до́лжно учиться вам новой вере: ложные суть те вины, кои ваши учители святой православной церкви причитают, как выше показано: ложная, следовательно, есть нужда, налагаемая вами креститься сызнова, и святых из церкви изринуть.

И аще по их новых учителей хулению держали мы по се время будто не истинную православную веру, но убо прародители Твои Государевы, Благоверные Цари, и Великие Князи и святые Отцы известно православные, то и мы, яве, яко православные: понеже в том же благочестии пребываем. Аще ли, Государь, они православные, и мы тех же наследники, то почто им у нас православной Христианской веры изменять, и учить нас новой вере, яко истинному учению тем, которые сами ничего не знают, и конечного учения и исправления в православной вере требуют.

Примечание 8. Пока вы со святой соборной и Апостольской церковью соединены были, веру, как Благочестивые Цари и Великие Князи, и святые отцы, вы подлинно сохраняли непорочно, и православные, как они, были. После же как по ненависти диавольской и по злости неведущих людей от святой Божией церкви себя вы отделили, тогда на разные секты разделились384., из коих некоторые в ереси впали, некоторые же суевериями святую веру оскверняют. И так, кои из ваших сект суть еретические, тех веру от ересей отребить научаем: кои же недугуют суевериями, тех веру от суеверий очищать проповедуем. Никому же новую, но всем старую, святую, Кафолическую, Апостольскую, православную веру восприять советуем.

Понеже, Государь, очи ушию вернейшие суть, и паче слуха видение всем нам видимо, каково их исправление. Ибо и самые их лучшие Греческие учители, когда приезжают в Русскую землю, ни един лица своего перекрестить не умеют, и ходят без крестов. А у нас, Госудрь, и поселяне им дивуются, и говорят, что-де они Палестинские власти, пастыри и учители нарицаются, и в иную землю учить приезжают, а сами и лица своего перекрестить не умеют, то-де чему им нас научить? Какового от них научиться нам православия? И какового от таких нам ждать в православной вере исправления?

Примечание 9. Здесь представляются нам Российские Греки, сочинители сей челобитной, поселяне, и Палестинские власти, пастыри и учители. Россияне требуют от Греков православной веры исправления. Греки сами, от коих чают просветиться, суть тьма, ибо ни много, ни мало, но вовсе ничего не знают. Сочинители сей челобитной пред всем светом свидетельствуют, что глубочайшее незнание Греков не только слышали, но собственными глазами видели. Где ж оное видели? в России. У кого? у трёх или четырёх монахов Палестинских властей, собирающих милостыню. Какое же незнание в них приметили? Незнание в знамении и ношении Креста. Ибо Креста не носили, и креститься не сумели. Поселяне, без сомнения раскольники, обличая таковое незнание, яко премудрейшие философы так умствуют. Чему убо им нас научить? И каково от таких православных веры исправление?

Изрядное подлинно есть сие игрище! Но как оное того, что есть вероятно и правдоподобно, не имеет, то не разум уверяет, а желудок к омерзению приводит.

Россияне бо довольно и премного многими наперёд веками догматам православной веры будучи научены, и в них крепко утверждены, и зная, что святейшая и совершеннейшая их вера никаким или пороком или несовершенством не страждет, есть же едина и та же с верой Греков, исправления веры от Греков никак не требовали. Как же многажды многие Цари и власти духовные Российские усмотрели, что в церковные Российские книги некоторые погрешности, не касающиеся веры, прежде незнанием и нерадением писцов, после же и типографщиков мало-помалу и нечувствительно вкрались, не веру, но таковые книжные погрешности желая исправить, просили от Греков не исправления веры, но подлинных Греческих книг, дабы сравнением оных исправить книги Российские. И как соборным рассуждением быть сему книжному исправлению определено, то для совершения сего от святейших Патриархов согласия требовали, и оное получили. Сия есть несомненная истина сего дела, как то в первой главе мы изложили. В книге же, Увещание, пространнее показано, нежели в вышеизложенной смешной лжи учители ваши, для утверждения развратного своего мнения, и к разъярению сердец ваших против церкви превращают и преображают.

Напрасно же таковое незнание приписывается вообще всему Греческому роду. У Греков бо не только в древние времена, и даже до пленения Константинопольского премногие славились знаниями, искусствами, и многоразличными науками, от коих и Италия, и вся Европа в последующие времена просветилась, но и по пленении Турками нимало не оскудевали Греческие мужи, Патриархи, Архиереи, иеромонахи, пресвитеры, диаконы, и светские разными знаниями славившиеся385. Ни не достаёт даже и до нынешнего дня в Греции учёных мужей, и училищ толикое количество, каковое жестокий плен позволяет, чему удивляться более, нежели поносить до́лжно.

Кои же приходят из Палестины в Россию, будучи почтены достоинством Архимандрита или Игумена, те по справедливости редко в знаниях искусны. Ибо они не учить, ни же проповедовать, но собирать милостыню посылаются. Но должно ли верить, что сии перекрестить себя не умеют? И кто есть из Христиан, хотя простейший, и самый неведущий, который бы перекрестить себя не знал? Понимаем, что вы сим незнанием показать хотите. Не знают, поелику не повашему мудрованию крестятся: не знают, поелику не двумя, но тремя перстами знамение Креста изображают.

Но сие, что незнанием называть вам угодно, есть знание первоначальной святой Апостольской церкви предания: есть учитель, которой учит, и труба громогласно вопиющая, и вам сказывающая: знайте, о люди! что в Палестине, где Господь и Спаситель наш Иисус Христос родился, распялся, умер, погребён и воскресе, где первыми Христиане знамением Креста начали себя знаменовать, и даже до нынешнего дня знаменуются, не двумя перстами, как вы спорите, но тремя, как от начала через продолжение предания научились, все православные Христиане знамение Креста изображая себя знаменуют. Вовсе же не знают, как и мы, и никогда не слыхали креститься двумя перстами. Равно деревянными большими и малыми Крестами, кои привозят с собой из Иерусалима, дарить Россиянам, громогласно вас научают: знайте, что все православные в Палестине подобные Кресты почитают, и многие, хотя не все, с почтением носят. Вот как те, кои яко невежды поносимы были, учителями вашими делаются, самим делом тому, о чём сомневаетесь, научая! Вот как увещевают вас оставить заблуждения и суеверия! Вот как милосердие Божие пред очи ваши то полагает, что разум ваш довольно и преизобильно просветить может, приводя таких людей из столь отдалённых стран.

А Божественное Писание неистово крестящихся нарицает отметниками Креста Христова, и пишет сице: «аще кто леностью или невежеством не исправляет Креста Христова на лице своём, тот отметник Креста Христова, и предаётся диаволу».

Примечание 10. Прочтите вы сами весь ветхий и новый Завет. Подлинно ничего подобного не сыщете, если ваши учители и вы не иное, но истинное Святое Писание употребляете, чему верить мы не хотим. Сие же не только в Священном Писании не обретается, но и ложное содержит определение. Ибо кто леностью, или невежеством на лице своём Креста не полагает, тот диаволу не предаётся. Грешат бо подлинно оба: кто по лености, более: кто по невежеству, менее: но ни один диаволу не предаётся. Из сего явствует:

1) Сколько вас, сожаления достойных людей, сии учители ваши прельщают.

2) Коликая есть их дерзость, что таковых лжей и пред Коронованными Главами предлагать не боялись.

3) Сколь сожжённая есть их совесть, когда человеческие слова, содержащие ложные определения, словами неложного Бога быти проповедуют, забыв, яко сие есть страшный грех!

Поистине, Государь, те прежние вселенские Патриархи, Иеремия и Феофан писали о Греках не мимо дела, что православная вера у них от насилия поганых Турок до конца иссякла.

Примечание 11. Вот лжи, предыдущим подобные! Иеремии и Феофану говорить сего не приличествовало.

1) поелику они, говоря сие, самих себя не Христианами быть показывали. Если бо православная вера у Греков иссякла: следовательно, и сами они, поелику были Греки, не были уже православные. И ежели бы они сие сказали, то с каким дерзновением прибыл в Россию первый, то есть, Иеремия вместе с Монемвасийским Митрополитом, и Еласонским Архиепископом, и посвятил Иова Патриархом всея России; после же, возвратясь в Константинополь, и собрав там собор из Патриархов, и Греческих Архиереев, соборным определением Иову и преемникам его достоинство Патриаршее утвердил386? С какой отважностью и второй, то есть, Феофан пришёл в Россию просить вспоможения для православных монастырей, и монахов, и Иерусалимской церкви, если говорил он, что у Греков православная вера уже истребилась?

2) поелику они не могли не знать, что православная вера, хотя насилиями неверных и гонима, но никогда по определению Божию не истребляется. «И сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветры, и нападоша на храмину ту, и не падеся: основана бо бе на камени»387. Коликие по сему Божественному предсказанию насилия, гонения, мучительства православные Христиане вначале от идолопоклонников, потом от еретиков претерпела? Но вера их никогда не иссякла, даже и в самих страданиях, яко злато в горниле искушенное, сияла. Тогда же, то есть, во время гонения, святые исповедники, мученики, пастыри, монахи и верные Христиане добродетелями прославлялись. Премногие церкви и большое количество монастырей Турки опустошили, и епархии, и число православных Христиан уменьшили, много даже и до нынешнего дня претерпевают православные Христиане от неверных Турок, поношения, пожитков ограбления, и оценки, насильственные изгнания, узы, темницы, ссылки, пленения: «прилучится же им некогда во свидетельство, по предсказанию Господа нашего388: поелику же веры во Иисуса Христа отрицаться они не хотят, и обманщика Магомета предпочесть своему Спасителю не соглашаются, то предаются смерти, и так, по подобию древних святых мучеников, кровью и жизнью жертвуют. Всё сие зная оба сии Патриархи, жестоко согрешили бы сказав, что до конца у Греков вера иссякла.

3) поелику тот и другой знали количество Митрополитов, Архиепископов, Епископов389, монахов, клириков и прочих Христиан, кои хотя под игом Турецким угнетаются, но догматы Апостольской и православной веры чистые от всякого еретического порока и суеверия, равно же и обряды, и уставы со всякой прилежностью сохраняют; так, что непрестанное и живое является чудо, то есть, церковь православная между столькими опасностями, насилиями, долговременными гонениями в самых челюстях драконовых и когтях львиных триста лет и более в своей православной состоит вере. Хотя же не достаёт ей внешних богатств, великолепий, украшений, однако присутствует при ней внутренняя веры красота, и православия сияние, что ей и свойственно есть: «вся бо слава дщере Царевы внутрь», по Божественному псалмопевцу.

Но посмотрим, наконец, что каждый из сих Патриархов о сем деле сказал. Вот слова Иеремии (на означенном 15 листе Кормчей находящиеся). «Второй же Рим, иже есть Константинополь, Агарянскими внуцы от безбожных Турок обладаем». Вот и Феофановы слова: «и видех на востоце и на полудне от поганых Агарян святым Божиим церквам запустение, и православным Христианам святого Греческого закона великое «насилие и погубление, и ниоткуда утешения несть» (лист. 26 Кормчей). Кроме сего ничего другого относящегося к сему делу сии Патриархи не сказали, и ни один из них о православной вере не говорил. Ибо первый сказал только, что новый Рим, то есть, Константинополь есть под властью Турецкой. Второй же, что церкви опустошаются, и православные Христиане насилуются и погубляются, и ниоткуда утешения несть. Сие же не означает: ни иссякла, ни уменьшилась православная вера, но насилие только Христианам показывает, как то и мы выше изложили.

А нынешние, Государь, Греческие учители приезжают из своей земли в Твоё Государево благочестивое Царство не исправлять, но злата и серебра, и вещей собирать, и мир истощать. В лепоту убо, Государь, приезжати им в Твоё Государево благочестивое Царство самим учиться православной Христианской вере, и благочестию навыкать, яко да довольны будут в своей земле и иных научить. Подобает бо, Государь, по Божественному Писанию, учителю прежде самому научитися и творити, такожде и иных учити.

Примечание 12. Было время, в которое Греки Россиян дарили, и для научения их вере в Россию приезжали. С каким бо великолепием и количеством даров Императоры Княгиню Ольгу с Её свитой вместе, по прибытии в Константинополь, в Государственном дворе принимали, сам Константин Порфирогенит в сочинении своём об обрядах Византийского двора повествует390. Кто же сомневаться может, чтобы во время святого равноапостольного Владимира и после многие Греческие Архиереи, клирики и учители в Россию для проповедания святейшей православной веры не приходили? А притом от 988 лета, в которое Россия Христианским светом просветилась, даже до лета 1147 первые в России Митрополиты были Греки, от Патриарха Константинопольского посвящаемые и в Россию присылаемые391. Когда же счастливые оные для Греков времена прошли, то ныне сами, не как учители, приходят в Россию, поелику Россия не имеет нужды, ни же как ученики, поелику догматам православной веры от родителей и учителей своих научаются: приходят же как испрашиватели милостыни, которой бы, уплатив требуемое у них Турками, могли свои содержать монастыри.

Православные неимущие Христиане, живущие под игом мучительским неверных, приходят к братии своей православной, в пространнейшей и богатейшей Империи свободно и счастливо живущей просить вспомоществования. До́лжно ли убо сие дело обличать, или порочить? «аще отцы их отцам вашим духовное сеяша: велико ли, аще они телесная ваша пожнут»392? Не достойны ли милосердия суть сыны тех, кои свет Христианской веры распространили в России? Древние благочестивейшие Цари и Великие Князи Российские многим Греческим митрополитам годовое жалование положили. Августейшие их преемники с Христианским милосердием их приемля, милостиво дарствуют то, что благочестие их предшественников определило. Сочинители же сей челобитной, скрежеща против них, восстают, вопия: «приезжают-де в Россию не веры учить, но злато, и серебро, и вещи собирать». Подлинно до́лжно желать и просить от Бога, дабы Россия всегда была в состоянии давать, но никогда бы не доходила до состояния просить: «блаженнее бо паче даяти, нежели приимати»393.

Ныне же, Государь, видя в нас от их Греческого нового учения толикое в православной нашей Христианской вере смятение, и церквам Божьим неумирение и повседневное преложение, многие иноземцы посмехаются нам, будто мы православные Христианской веры по се время не знали, а будет и знали, то ныне заблудили, потому, что-де ваша вера и книги переменены понову, и с прежними-де вашими книгами, кои при прежних Патриархах и Царях были, нынешние книги ни в чём не сходятся. И нам, Государь, против их ругательства ответа дать нечего, потому что они укоряют нас делом, слыша от нас ныне в церквах Божьих повседневно пременение в славней нашей вере, и в книгах велие смятения. Но точно тем правимся, и от них отходим, и говорим, что у нас истинная православная вера от крещения Русской земли прародителя Твоего Государева, благоверного и равноапостольного Великого Князя Владимира лет 700 до Никонова Патриаршества и учеников его, и до нынешних Греческих учителей стояла во благочестии нерушимо и непоколебимо.

Примечание 13. Одна и та же ложь, то есть, о переменении веры, разными образами повторяется. Ибо для показания сего мало пред сим (в примечании 9) поселяне обличали Палестинян, теперь иноземцы насмехаются православным. Почему и мы принуждены то же повторить. Оправдание или ответ учителей ваших к иноземцам, если вы не коварно был произнесён, был бы подлинно истинный и похвальный. Понеже истинно, что православие Российской церкви есть ненарушимо, непоколебимо и непорочно от времени, в которое ей предано, даже до наших дней. Но кроется змея в траве. В сем бо слове (у нас) скрывается злость, понеже сим ваши учители показать хотят, что между всеми Россиянами у них только, от православной церкви отделившихся, православие осталось: что однако несправедливо. Ибо они по отделении, на разные секты разделились, из коих иные, как выше сказано, ересями, иные разными суевериями испорчены. Российская же церковь веру чистую, непорочную, и такую, какую от начала приняла, непоколебимо сохраняла и сохраняет. А сие ясно показывает согласие и совершенное единообразие догматов и всех церковных вещей Российской церкви и прочих всех православных церквей. И сие никак бы не могло быть, если бы Российская церковь что-нибудь переменила. Как бо все церкви православных, то есть, «Греков, Грузин, Волохов, Далматян, Сербов, Аравитян с вами, по причине новостей, кои ваши приняли, не сходствуют: так без сомнения и с Российской церковью не сходствовали бы, если бы она некоторое хотя малейшее пременение в церковных веществах имела. Вот же искренний и точный ответ, которым не только тогда ваши иноземцам, если справедливы были их посмеяния, ответствовать могли, но и вы каждому, также и самим себе предлагать можете: в православной Российской церкви никакого в вере, никакого в таинствах, никакого в преданиях святых отцов, никакого в церковных делах ни прибавления, ни убавления, ни пременения не только не учинено, но ни же помышляемо было. Едина и та же вера о времени, в которое Христианская вера в России проповедана, и даже до нынешнего дня сохраняется. Погрешности только (сии ни догматов, ни таинств, ни законов не касались) по неискусству или нерадению писцов и типографов вкравшиеся царским и соборным старанием по примеру древнейшей церкви, которая книжные погрешности исправляла394, сводя с подлинными Греческими и древнейшими Славенскими книгами, исправлены.

Впрочем, здесь надлежит приметить, что не только на Российскую церковь хула и клевета изрыгнута в пременении якобы веры, но и на Греческую, то есть, от времени Никона, его учеников, и нынешних Греческих учителей. поелику же все православные церкви: «Российская, Греческая, Аравийская, Грузинская, Молдавская, Волосская» и все прочие между собой во всём сходствуют; следовательно, и все сей церкви согласно переменили свою веру переменением Российских книг, которых они никогда не читали, ни же не видели. Не бессмысленное ли сие, а равно и невозможное дело.

И Твоему Великого Государя Российскому Царствию от иноплеменник разорения, и церквям Божиим запустения, и еретического раздирания, и книгам святым истребления, при прародителях Твоих Государевых, и Твоими Веленского Государя праведными молитвами не бывало измены у нас православной вере, и быть не от чего.

Примечание 14. Были, правда, в Российском царстве многие войны и пленения, и многих церквей падения во времена Татар, были и раздирания еретиков, «Мартина Армянина, и Льва, епископа Ростовского, против коих собраны были и соборы, как то, Киевский в 1157, и Владимирский в 1160 годах, были также и исправления, а не истребления книг: но ни самому Царю Алексею Михайловичу, ни православным Его предшественникам на мысль никогда не приходило, чтоб могла быть какая-либо причина, для коей православная вера перемениться бы долженствовала. Как же скоро некоторые погрешности в церковные книги по неискусству или нерадению вначале писцов, потом типографов вшедшие усмотрели, то помышляли и желали, да и не единожды исправлять оные покушались.

Первый усмотрел в церковных книгах некоторые ошибки Великий Князь Василий Иоаннович, и для того по совету Варлаама, митрополита Московского, в 1512 году просил для исправления книг из горы Афонской мужа, в обоих языках, Греческом, то есть, и Славенском, искусного. Присланный же оттуда Максим хотя и начал исправление, но весьма мало успел. После помянутого Великого Князя Василия, сын Его Великий Князь Иоанн Васильевич собрал в Москве собор, Стоглавный называемый, который по причине недостатка учёных мужей395, не только сего дела совершить не мог, но и впал в некоторые погрешности, как-то в 9 главе показано. После Иоанна Васильевича Царь и Великий Князь Михаил Феодорович и отец Его Святейший Патриарх Филарет, усмотрев в книгах недостаток, старались некоторые исправить, как-то явствует из предисловия Требника, в 1623 году печатанного396. Напоследок сам Благочестивейший Царь Алексей Михайлович, по желаниям и начинаниям Своих благочестивых предшественников, к делу (не веру, как учители ваши клевещут, но погрешности в книгах исправлять) приступил, что и совершил свято, исправно и счастливо.

А сверх, Государь, того нашу православную веру свидетельствовали вселенские Патриархи и все Палестинские власти не в одно время, но и до конца у нас в Русской земле благочестивое истинное православие похвалили, и писанию предали, и печатями царскими, и руками своими то писание утвердив, в соборной и Апостольской церкви положили, якоже в преднареченной книге Кормчей о сем свидетельствует, и хотяй сего подлинно уведати, сам да смотрит тамо.

Примечание 15. Кормчая ничего иного, относящегося к сему делу, не содержит, кроме деяния об утверждении Патриаршего в России достоинства, собственноручным подписанием Святейших Патриархов и многих Греческих Архиереев утверждённого: никакого же нет сомнения, чтобы все, деяние оное утвердившие, Российского исповедания быть православным не показали, и оного не похвалили. Ибо если бы не были Россияне православными, то Святейшие Патриархи и прочие православные Греческие Архиереи сего Патриаршего достоинства иметь им не согласились бы, ни же бы подписаниями своими укрепили. Сие же истинное православное исповедание, Святейшими Патриархами и Греческими Архиереями утверждённое и похваленное, не ваши, кои от православной церкви отступили, и себя отделили, но прочие все Духовные и мирские Россияне, кои в оной непоколебимы, и с Греками и всеми прочими православными согласны и соединены остались, чистое от всякой ереси и суеверия сохраняют и соблюдают, так что сию похвалу и одобрение Греков учители ваши (кои ни с православной церковью, ни с Греками православными не соединены) к утверждению своего раскола напрасно предлагают.

И они Греки положили ни во что.

Примечание 16. Что положили Греки ни во что? Веру? Не думаю: чтоб они сие говорили: ибо они утверждают ниже, что веру содержат. Что убо положили ни во что? Вышеупомянутое деяние или самое Патриаршее в России достоинство? Подлинно ни того, ни другого. О помянутом бо деянии Иерусалимский Патриарх Хрисанф в своём сочинении397 повествуя, что Патриарх Константинопольский 1789 года, Января 26 дня, в Москве в придворной церкви посвятил Иова Патриархом всея России, пространно со всеми обстоятельствами упоминает398. И так кто бы поверил, чтоб Греки, кои, собрав собор, вышесказанное деяние всеохотным духом и радостью сердца изложили, и собственноручным подписанием утвердили, после же объявили и напечатали, что оное деяние без всякой нужды уничтожили? Самое же Патриаршее в России достоинство не Греки, но самая власть Российских Императоров, для причин, в Духовном Регламенте показанных, уничтожила.

А им, Государь, Грекам православной Христианской веры по всё время упразднить не дивно, понеже живут, яко овцы посреди волков, толико множество лет посреди безбожных и поганых Турок во всяком озлоблении и неволи, и православную веру держат, дни свои окупующе, и многие монастыри и церкви Божии стали у них в конечном разорении.

Примечание 17. Не только дивно упразднить Христианскую веру, но и Евангельскому учению и обетам единородного Сына Божия и Спаса нашего Иисуса Христа противно. Вера бо Христианская есть сокровище, чрез благодать Божию приобретаемое, и Божией благодатью сохраняемое. Верным никто быть не может, если не Бог привлечёт его к вере светом своея благодати. «Никто же не может приити ко мне, – глаголет Господь, – аще не Отец пославый мя привлечёт его»399. Всяк, кто в гонениях веру сохраняет, не своей мудростью или постоянством, или силой, но Божией благодатью и могуществом во оной пребывает: «Аз бо дам вам уста и премудрость, ейже не возмогут противиться, или отвещати вси противящиеся вам»400.

Подлинно справедливо есть, что православные Греки суть яко овцы посреди волков, то есть, Турков. Сие же Господь и Искупитель наш предсказал: «се аз посылаю вас яко овцы посреди волков»401. Но что отсюда? Следует ли из сего, что никто не должен удивляться, видя, что они все веру переменяют? Никак. Кто бо сказал: «се аз посылаю вас, яко овцы посреде волков», тот сам обещал: «и влас главы вашея не погибнет»402; что не о власах вещественных, но о тончайших веры догматах разуметь до́лжно. Не только бо власы, но очи, зубы, и другие члены святых мучеников в страданиях погибали: вера же едина цела и ненарушима при них оставалась. Справедливо есть и то, что православные Греки суть овцы посреди волков, гонимы, по предсказанию Господню, на сонмища и темницы предаваемы, к царям и владыкам ведомы, имени Господня ради, прилучится же некогда им во свидетельство: но влас главы их не погибает, то есть, ни в малейшей части православия их вера не повреждается. И как прежние Христиане, по пришествии Иисуса Христа чрез три века и более, премногие гонения от идолопоклонников претерпевшие, веру невредимо сохранили: так и Греки, хотя более трёх веков насилиями Турок угнетаются, однако православную веру чистую от всякого порока сохраняют и соблюдают. Разорение же многих монастырей и церквей, и истребление премногих Христиан, веру остающихся живых не повреждает, но ещё постояннейшей и светлейшей являет. Хотя бо видят, что монастыри и церкви истребляются, и число Христиан уменьшается; однако в вере непоколебимы пребывают.

И книги, у них Греков, кои прежнего благочестивого исправления были, после Цареградского взятия отняли Римляне, и перепечатали у себя по своему Латинскому обычаю, и те им свои Латинские книги раздавали, а их Греческие книги все огнём сожгли. О сем свидетельствует в книге своей блаженный Максим Грек.

Примечание 18. В 1204 лето, в которое Французы вместе с Венецианами и Фландрами Константинополь покорили, и через пятьдесят восемь лет под властью своей держали, многое, правда, количество разного рода книг из Константинополя в западные свои пределы они перенесли, много же книг и Греки, кои незадолго пред пленением Турками города, в Италию вышли, перенесли туда с собой. Венецианская библиотека из сих рукописных книг, кои подарил Венецианам Кардинал Виссарион отступник, состоит. А что премного также книг и после пленения Турками Константинополя, в Рим, Францию, Германию, Англию, и в другие места перевезено, никто о том сомневаться не может. Ибо даже до нынешнего дня из остальных книг, находящихся в Греции, какие только можно, западные народы сыскивают.

Из сих всех книг иные на Греческом только языке (что хотя и детям известно, но мы говорить принуждены), иные на одном Латинском, на который старались их переводить, иные на Греческом вместе с Латинским напечатали. Славных же авторов сочинения не единожды, но многажды, не на Греческом токмо и Латинском языках, но и на Французском и Немецком, не только Римского исповедания люди, но и Лютеране и Кальвины издали.

Что же значат сии слова: «по своему Латинскому обычаю напечатали»? Значат ли, что Латине испортили книги, радея о своём исповедании? Хотя и то правда, что Латине некоторые книги, а особливо содержащие о исхождении Святого Духа, испортили, и испорченные напечатали403, и сии же книги испорченно напечатанные не одним Грекам раздали, но во всём свете в продажу пустили и разослали; однако умысл сей ни мало намерению их не послужил. Ибо как скоро обман рассуждением разумных людей и сравнением книг, кои в руках их не находились, открылся, то слух худой веры приобрели, и книги, ими изданные, сделались подозрительными и презренными.

Что же Латине все Греческие книги сожгли, сие есть явнейшая ложь:

1) поскольку многие знатные их библиотеки: «Ватиканская, Медицесская, Венецианская, Венская, Королевская Парижская», и иные премногие с великим прилежанием перенесённые из Греции книги даже до нынешнего дня сохраняют, всякому показывают, к составлению новых изданий употребляют, и ими более, нежели изданными хвалятся. Венской же и Венецианской библиотеки Греческие книги мы сами нашими глазами видели: книгу же из библиотеки Августинской Прокопия Газея чрез многие дни читали.

2) Не все рукописные Греческие книги в Латинские страны перенесены: немалое их количество ещё в Греции находится, а особливо в монастырях горы Афонской, Иерусалимских, горы Синайской, и в Патриаршей Александрийской библиотеке, да и в самой Московской библиотеке Патриаршей довольное их число находится. Итак, подлинно всех ни сожгли, ни сжечь не могли.

Поступим теперь к свидетельству блаженного Максима. Не Максим, (в рукописной его книге прилежно исследованной ничего такового не обретается) но списатель жития его, между прочим о нём невероятном повествовании, приводит Максима, следующее Царю Василию Иоанновичу вещающего404: «егда убо безбожные Турцы обладаша царствующим градом, тогда некие благочестивые взяша много множество Греческих книг, хотяще соблюсти благочестие веры, да не до конца угаснет светило, Греческое православие, от безбожных и богомерзких Турок. И тако отплыша морем в Рим, и Латинстии люди, тщеславны люди зело, и от многих лет желаху восточных учителей списание видети: но Гречестии цари не изволиша сему быти ради отступления их от православия. Егда же улучиша время, принесенные убо от Грек книги в свой Римский язык преложиша, и Греческие же книги отнюдь все огнём, сожгоша. И тако конечно оскуде от Грек философия». Здесь надлежит примечать, что кто бы ни был сочинитель сих слов, не о всех Греческих книгах говорит, но о тех только, кои из Константинополя от некоторых по ревности к благочестию и соблюдения ради в Рим перенесены. А чтобы оные книги все Латинами сожжены, сие против разума, против деяний того времени, и против известности самих вещей оспаривает.

А у нас, Государь, в Русской земле в Твоём государстве в Российском царствии благодатью Христовой по се время того не бывало.

Примечание 19. Было без сомнения: ибо от 1236 года, в котором Татары под предводительством Батыя Хана в Россию победителями вступили, даже до 1475 года, в котором Великий Князь Иоанн Васильевич тиранское иго их низложил, какого угнетения, или мучительства, или бесчеловечия Россия не претерпела? Войны страшные, опустошения, сожигания церквей, следственно, и книг, целых городов разорения, кровопролития, пленения, даже и самых Князей Российских, годовые дани, и прочие тягчайшие зла, о коих историки довольно повествуют 405. Сие тиранское угнетение через двести лет и более продолжавшееся, книги преизрядные истребило, училища затворило, мужей учёных искоренило. С сего времени неискусные люди по надлежащей нужде списывать книги начали, а из сего в церковные книги прибавления, убавления, пременения, и разных родов ошибки введены406.

А кои, Государь, книги у них ныне у Греков выходят вновь, и те многие книги печатают они у Латин в Риме и в Венеции, или где кто хочет. А которые, Государь, старые книги у них Греков ныне ещё есть, и те книги от еретиков испорчены, насеяно в них много худых плевел, понеже во время тех старых книг в Греках еретиков и богохульников, и иконоборцев было много, и святых 7 соборов Греческие были на еретиков же.

Примечание 20. По определению сих челобитносочинителей Греки не испорченных книг, ни новых, ни старых не имеют. Новых, поелику новые у Латин печатаются: старых, понеже старые от еретиков, богохульников и иконоборцев испорчены.

О новых примечать надлежит:

1) что не только у Латин в Риме и Венеции, и в другом каком-нибудь месте под владением их находящемся, но и у Лютеран и Калвин в Англии и в Голландии и у самых православных в Валахии и Молдавии, да и в той же Венеции в Греческих типографиях Греческими типографщиками и исправителями книги Греческие печатаются.

2) Что самые Паписты не вообще, ни же всегда, но особенно, то есть, в некоторых только книгах, где пишется или о исхождении Святого Духа, или о другом члене их исповедания, и в то наипаче время, когда одни только типографиями владели, некоторые, порчи ввели, которые всем уже известны. После же как начались, Английские и Голландские издания, то они портить книги перестали. Ибо хотя бы и хотели, может быть, ещё оные портить, но сего делать не отваживаются, понеже вдруг сравнением других книг злости открывшейся неверных издателей поносят, испорченные книги презирают, и типографщики чувствуют убыток. Почему и самые Латине в сии времена стараются составлять неиспорченные издания. Где же что противное исповеданию их находится, то так, как написано, печатают, прибавляя примечания, коими тщатся соответствовать. Таковое издание между прочими есть Парижское 1712 года Иоанна Дамаскина, и Венецианское 1758 года Феофилакта, Архиепископа Болгарского.

3) В двадцати монастырях горы Афонской самое древнейшее обыкновение заматерело, даже до сего времени сохраняемое, никогда печатных книг не употреблять в церкви, но всегда рукописные, кои монахи краснописцы с великим рачением с древнейших рукописей списывают. Равно списывают номоканоны, жития, молитвы и слова святых отцов, которые употребляют. О чистоте же и правости сих какого-нибудь рода церковной книги двадцати экземпляров, кои не у Латин в Риме, или Венеции, или в другом подвластном им месте печатаются, но православными монахами в горе Афонской в последующем времени списываются, кто из православных сомневаться может?

О старых же книгах ведать до́лжно, что еретики не только разные авторов книги испортили, и разного рода к книгам ложные имена приписали, но и в самое Священное Писание развращающие руки простёрли407. Но однако вотще трудились. Бдение бо Апостолов, пастырей, соборов и святых отцов с самого начала воспрепятствовало успеху сей злости. Первые бо сами святые апостолы 60-м правилом от чтения таковых книг воздержаться учили; а в 85 правиле подлинные книги показывают после Апостолов отцы соборов Трулльского 63, и Карфагенского 27 правилами, святой Афанасий в Синопсисе и Божественный Григорий Богослов в стихах то же изложили. Сверх сего в правило Трулльского собора извещает, какие книги еретиками испорчены. Толкователи же сих Валсамон и Зонар, сии самые правила изъясняя, имена испортивших означают. А из сего явствует, что все православные последовательно в сохранении книг от повреждений бдели, и потому никоим образом обмануться не могли. Впрочем, надлежит знать, что еретики не все книги, а только самую малую их часть испортить могли. Ибо превеликое количество неиспорченных экземпляров в руках православных невредимо и чуждо всякой порчи сохранилось. Между тем надлежит примечать, что спорить, якобы еретиками все древние книги испорчены, то же есть, как бы сомневаться в самых основаниях Христианской веры. Никаким бо другим образом известнейшими быть не можем, что читаемое ныне нами в Евангелиях есть то, что святые Апостолы писали, если не сравнивая нынешних с древнейшими рукописями. А когда и о их подлинности сомневаемся, то ничего известного не имеем.

Но и сего также не до́лжно опустить, то есть, что когда премудрые сей челобитной сочинители писали, что Греческие старые книги еретиками испорчены: то подлинно забыли, что самые первые Славенские церковные книги не что иное суть, как перевод тех же старых книг, которые Греки имеют.

Да и нам, Государь, ныне те их книги стали явны, что они неисправны, и от еретиков испорчены.

Примечание 21. А нам кажется, что сие предлагать то же есть, как если бы собственной рукой вашим грудь свою стрелой пронзать. Когда бо самые первые Славенские книги Константином или Кириллом Епископом408 с Греческих старых книг от слова до слова были переведены, если Греческие не исправны, но от еретиков испорчены были, то и самые первые Славенские были бы испорчены: а когда самые те книги, кои вы ныне читаете, и столь много чествуете, сих первых суть копии, то и их необходимо следует обличить неисправными, и от еретиков испорченными.

Но какие Греческие книги суть неисправны, и от еретиков испорчены? Старые? Нет, по приведённым причинам. Новые? Нет, поелику совершенно со старыми сходствуют. Сверх сего, по какой причине Греческие книги стали явны, неисправны, и от еретиков испорчены? Вот причина:

Понеже, Государь, в Русских наших печатных книгах до сего времени, покамест из Греческих книг не печатали, ни которые новинки, ни зазору не бывало. А как начали печатать из Греческих книг переводов, и в тех новых Русских печатных книгах почало быть много худых, Богохульных и непотребных речей, их же вкратце Тебе, Великому Государю в сей челобитной выше сего изъявихом.

Примечание 22. Да и самые дела противное показывают. Ибо прежде исправления книг великие и благочестивые Князи и Цари, первые Митрополиты и Патриархи Российские о подлинности их не только подозревали, но и известнейшими о погрешностях их учинились, и оные начали исправлять. Да что и сам Максим Грек видел и исправил многие ошибки в оных книгах, сие взятые из жития его слова довольно свидетельствуют: «древний перевод исправлял: понеже виде во многих книгах некоторые речи неразумные, или древние переводчики не достигли растолковать, или от переписывающих книги растлешася, и неисправлением произыдоша во многовременные лета, и сице в сих беспрестанно упражняясь в смирении сердца»409.

После же, как царским и соборным старанием книги исправились, тогда всякое справедливое подозрение престало. Жалобы только некоторых раскольников без всякой вины против их остались, которые по причине глубокого своего незнания ни прежде исправления погрешностей, в оные введённых различать они не могли, ни после исправления чистоты не распознают. Из сих же суть сочинители сей челобитной, кои дерзают говорить, что книги, кои вселенская православная церковь почитает и употребляет, хулы содержат, как-де выше изъявили, сказуют, в сей челобитной.

Из того же, что изложили в сей челобитной для показания хуления, кои по мнению их в исправленных книгах содержатся, иное есть прямая клевета, иное – слова самых святых, иное – речи и смысл, из самого Божественного Писания взятые, как то в предложенных главах показано.

Милосердый, Благочестивый, Богом избранный, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея великой и малой и белой России Самодержец, молим Твою Великого Государя благочестивую державу, и плачемся все со слезами, и милости просим: помилуй нас, Богомольцев Своих сирот, не вели, Государь, у нас тем новым учителям, и вселенским Патриархам410 истинную нашу Христианскую веру, самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми его Апостолы преданную и семью соборами вселенскими, и твоими Государевыми прародителями утверждённую изменить и порудити (повредить): чтобы нам Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Царя Царствующих и Господа господствующих не прогневать, и во веки в бесконечное мучение осуждённым не быть, и тою новою верою прародителей твоих Государевых и святых Отец не посрамить, а иноземным, и наёмникам нашей православной веры впредь дерзновения не подать: и повели, Государь, нам быть в том благочестии, и в предании, в коем чудотворцы и начальники наши Зосима и Савватий, и Герман, и Филипп Митрополит Московский и всея Русии и все святые угодили Богу, и все прародители твои Государевы, отец твой, блаженной памяти благочестивый и великий Государь Царь и Великий Князь Михайла Феодорович всея Русии, и дед Твой приснопамятный блаженный Филарет Никитич Московский и всея Русии Патриарх411 богоугодно препроводиша дни своя, чтобы и нам под запрещением не быть, и клятвой святых Отец не быть, и во веки душой и телом не погибнуть. Аще ли Твой Великого Государя гнев на нас грешных излиется, и православную нашу Христианскую непорочную веру тем новым проповедникам отнять от нас попустить изволишь, и чудотворцев наших и прочих святых Отцов предания изменить, и о сем Тебе Великому Государю прежде в челобитной своей писали и ныне то же пишем: лучше нам временной смертью умереть, нежели вечно погибнуть. Или аще Государь, огню и мукам нас те новые учители предадут, или и на уды рассекут, но убо изменить Апостольского и отеческого предания не отбудем во веки. Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, смилуйся пожалуй и во веки веком. Аминь412.

Сочинителям сей челобитной весьма прилично сказать: «не веста, чесо просита»413. Думали бо они, что просят сохранения веры, и соблюдения святых Отцов предания: они же суевериям утвердиться, и расколу живому пребыть требовали. Прежде бо видели мы, что под именем веры и преданий всегда о суевериях и расколе говорили. За сии же и умереть, как признаются, готовы, не ведая, яко «ревность не по разуму»414 ничего не пользует. Ибо и Евреи, по свидетельству Божественного Апостола, таковую ревность о Моисеевой вере имели, которая не только ничего им не пользовала, но и много повредила, поскольку к вере во Иисуса Христа приступить им воспрепятствовала. Равно же и сии не знают, что кто от церкви Апостольской отделился, и духовного общения православной братии гнушается, тот, поелику Божественной любви не имеет, хотя бы огню себя предал, никакой пользы не приобретает: «и аще предам тело моё, – сказал святой Апостол, – во еже сжещи е, любве же не имам, никая польза ми есть»415.

Мы же о сей их ревности, или разуме, или упрямом незнании оставив говорить, с вами нынешними их последователям побеседуем, усердно прося, слова наши слушанием удостоить.

Хотя всемогущий Бог веру и законы свои через уста неведущих мог проповедовать, однако, как сам единородный Сын его и Спаситель наш Иисус, в него же веруем, «Божия есть премудрость»416 и самые догматы веры и Божественные таинства суть премудрость: благоизволил он истинной веры и закона учителей духом разума исполнить. Первый, предавшей написанную в Бога веру и Божественные законы святой Пророк «Моисей наказан бысть всей премудрости Египетстей» (якоже Бог в Священном Писании свидетельствует) «и силен в словесех, и делех»417. Святых же Апостолов, проповедателей Евангельской веры, огненными языками толикой премудрости и благодати исполнил, что предстоящие изумлялись, глаголя: «не се ли вси сей суть глаголющие Галилеяне? И как мы слышим каждый свой язык наш, в нём же родихомся»?418

Надлежит же ведать, что дар премудрости излиян был на их не тайно и скрытно, но народно и явно в празднственнейший день Пятидесятницы, пред Парфы, Миды, Еламеты, и живущими в Месопотамии, во Иудее же и Каппадокии, в Понте и во Асии. во Фригии же и Памфилии, в Египте и странах Ливии, яже при Киринии»419 и приходящими Римлянами, Иудеями же и пришельцами, Критянами и Аравлянами, и пред всем языкам, иже под небесем, с великим шумом с небесе нисходящим: «бысть убо внезапу с небеса шум, яко о носиму дыханию бурну»420, языки яко огненные, кои седшие на Апостолах все предстоящие видели: «и явишася им разделени язы́цы, яко огненни, седе же на едином коемждо их»421. С таким торжеством и великолепием Бог сие сотворил: первое, дабы всей вселенной было известно, что проповедникам Евангельского его учения премудрейшими быть должно. Второе, дабы впредь некого из обманщиков не прельщал простых, говоря, что Бог тайным образом даровал им дар премудрости к проповеданию веры.

Последователи Апостолов, кои догматы веры изъяснили, веру против еретиков доказательствами и соборными определениями защитили, нравы Христианские правилами и различными увещаниями исправили, святую Божию церковь песнями, пениями и обрядами украсили, все дар премудрости и учения имели так, что от первых веков Христианской веры даже до нынешнего дня церкви Иисус Христовой непрестанно проповедников и защитников веры никогда не не доставало. Ибо православная церковь и ныне разумных и учёных имеет мужей, кои и догматам веры, и слову Божию словами и писаниями научают, так что исполнившимся видим и сие Господа нашего предсказание: «веруяй в мя, якоже рече Писание, реки от чрева его истекут воды живы»422.

Где же у вас суть реки сей воды живой? Самые учители вашей секты без сомнения превеликие были невежды. Сие довольно и премного показывает предложенная челобитная. Нет никаких в ней логических правил: везде бо явственнейшие усматриваем ложные доводы, в некоторых же местах и противоречия находим. Никакого сведения истории. Что бо ни означается, то или вовсе есть ложное или несовременными и ложными обстоятельствами преизобилует. Никакого знания или в толковании Священного Писания, или в приличном приспособлении; где бо обозначение Священного Писания находим, там или худое изъяснение, или неприличное приспособление, или самого текста преложение видим. Глубокое начальнейших церковных понятий незнание. Нет бо никакого между догматами таинствами, законами, обрядами различия: всё смешивается, всё есть вера, не исключая ни Аллилуйя, ни пепла, ни мыла. Вящее в ней усматриваем неведение самого природного языка. Ибо неправильных слогов, грубых речений, несвойственных слов, неприличных речей, младенческих повторений даже до омерзения, и всяких других ошибок сочинение сей челобитной преисполнено: так что достойно и праведно о нём сказать можем, что оное есть пренеискуснейших отцов чудовищное невежества порождение.

Сочинители сей челобитной, как для важности материи, которую иметь им надлежало, так в рассуждении высочайшей власти, коей сочинение сие к представлению определено было, подлинно избраны были, яко премудрейшие из всех людей вашей секты. Итак, если тогда премудрейшие между вашими таким и толиким недуговали незнанием, то что о прочих ваших тогда живших до́лжно думать?

Таковое же незнание, даже до сего дня наследственно полученное, и у вас видим. Ибо ни своих не имеете училищ, ни в другие не ходите. Никого между вами ни в языках, ни в знаниях, ни в свободных науках, ни в толковании Священного Писания, ни в праве каноническом, ни в учении Богословском, ни в Священной или гражданской истории упражнявшегося не видно. Нет никого у вас, которой бы собственной речью слово Божие мог проповедовать. Учители же ваши едва только могут читать некоторые книги, из коих некие, по свидетельству самого Максима Грека423 суть неразумные.

Если в глубокое сих ваших первых и последующих учителей незнание вникнуть захотите, то без сомнения учение их презрите, так, что и слышать об оном противно вам будет. Пожелаешь ли слушать учащего тебя искусству рисовать, или шить, или петь человека, таких искусств не знающего? Никак. Гораздо убо более противно быть тебе до́лжно слушать невежды, который бы тебя разуму Святого Писания, знанию веры, догматам, законам, таинствам научал. Не напрасно бо и Соломон дара премудрости просил. Не напрасно и Божественный Апостол знания Священных Писаний яко спасительное одобрял, глаголя: «из млада Священного Писания умееши, могущая тя умудрити во спасение, верой яже о Христе Иисусе»424. Ниже напрасно благоизволил Бог Моисею наказану быть всей премудрости Египетской, и святым Апостолам с толиким торжеством даром Божественной премудрости быть украшенным. А сим явил Бог, что люди незнающие и дара премудрости не имущие, неспособны и недостойны суть отправлять звание проповедания веры: «елика бо преднаписана быша, в наше наказание преднаписашася»425.

Посем рассуждать должно, что Спаситель и Бог наш о своей церкви предсказал: «на сем камени созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ей»426. Убо церковь по неложному сему предсказанию непрестанное должна иметь пребывание. Сию церковь сам Господь властью отпускать грехи, то есть, священством, как бы некоторым особливым начертанием славным и незагладимым украсил. Вдруг бо Божественный Искупитель наш, по изречению помянутых слов, прибавил: «и дам ти ключи царства небесного: и еже аще свяжешь на земли, будет связано на небесех; и еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех»427. Исполнил же обещание своё милосердый Господь, то есть, обещанную дать власть всем дал Апостолам, когда дунул и сказал: «приимите Дух Свят. Имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся»428. Через Священство же, которого источник есть Епископ, все установленные Господом Иисусом таинства совершаются, все дары Духа Святого верным сообщаются. Из чего бывает, что церковь Иисус Христова есть всеми дарами и благодатью Жениха своего обогащена и преизобилующая. «Предста, – так о ней вопиет порфироносный Пророк, – царица, одесную тебе, в ризах позлащенных одеянна, преиспещрена. Вся слава дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена»429.

Скажите же теперь, просим, где есть сия церковь, коей непрестанное пребывание единородный Сын Божий предсказал, и которую исполнением даров Духа Святого украсил? Она или уже истреблена, или у еретиков, или у вас, или у нас находится. Истреблена быть не может, поелику сие противно определению всемогущего Бога: «и врата адова не одолеют ей». У еретиков нет её, как и вы в сем согласны, и утверждаете: ибо, которая церковь истины не проповедует, та невестой Иисуса Христа, который есть самая истина, быть не может. Убо или у вас, или у нас церковь оная находится.

Если у вас оной быть оспариваете, покажите же в ней существование священства. Где суть ваши Епископы, место Иисуса Христа держащие, и благодать Духа Святого разделяющие? Подлинно никакого не имеете Епископа. Где рукоположения Священников, Диаконов и прочих церковнопричетников? Где есть освящение мира, благословение Святого елея, приношение Божественной Евхаристии, и прочие таинства? Где храмы и освящения жертвенников? А поелику всего сего вы не имеете: убо нет у вас церкви. Таковая бо алчущая, жаждущая, нагая, прибеднейшая, и даров Духа Святого не имущая церковь невестой Иисуса Христа быть не может. Не вотще бо ни же на время жених её Иисус Христос обогатил оную благодатью священства и таинствами, и даров Духа Святого учинил источником.

Итак, когда церковь Иисус Христова непрестанное по его предсказанию имеет пребывание, не находится же ни у еретиков, ни у вас: то необходимо до́лжно ей быть у нас. Что и вы сами, хотя устами признавать не хотите, однако делами утверждаете, Священников и Святое миро от неё, каковым только можете образом, принимая. Ибо когда ни в своей не имеете, ни от другой, но от нашей только церкви Священников и Святое миро взимаете, явствует, что вы веруете, яко в нашей только суть дары Духа Святого. Когда же в нашей только церкви дары Духа Святого суть, то наша только и есть истинная и непорочная невеста Иисус Христова, святая и православная церковь.

Когда же наша только есть церковь православная, то для чего вы от неё не только бегаете, но и жестокие на неё мечете клеветы? Дары её, то есть, Святое миро и Священство почитаете святыми (иначе бо ни брали бы, ни потребляли оных); а её гнушаетесь, и сим против определения Господня оспариваете «от терния чесать смоквы, и от купины снимать гроздья»430.

Церковь наша есть или православная, или неправославная. Обе бо, православная и неправославная, в одно время быть не могут. Если есть православная, то должны вы к ней приступить и соединиться с ней. Если не есть православная, то надлежит вам показать иную православную, и требовать от неё Священников и Святого мира. Вы же к нашей церкви для важного дела, то есть, для принятия Священства и мира приходите, и духовно с ней соединяетесь, а в то же время и общения её бегаете. И так сообщаетесь с ней, и не сообщаетесь, хвалите, и поносите, почитаете, и презираете. А сие что: есть иное, как не противоречие, от упрямства происходящее, и тьма смешения, доказывающего, что ваши учители не знают и сами, что говорят, и что делают: «ходяй во тьме не весть, камо идет»431.

Сверх сего рассуждать вы должны, каковые суть ваши Священники, и служение их, кои по своим беззакониям или Священства лишены, или от Священнодействия запрещены, или к восприятию заслуженного наказания требованы, те самые вместо причтения себя между кающихся для испрошения Божьего и церковного милосердия, беглыми и отступниками учинившись, приходят к вам, Священство, коего благодати суть недостойны, у вас совершать. Люди, великие невежды, кои хотя пьянством и иными страждут пороками, однако, будучи покрыты лицемерием, святыми себя являют, и сказуют, якобы ища православия к вам приходят. Вы же, или поелику им верите (но сие неимоверно: «от плода бо древо познаётся»432 или поелику нужду имеете в Священниках, с распростёртыми руками их приемлете, укрываете, защищаете, и всё к выгодному их житию им доставляете. Они же, или поелику совесть их угрызает, или поелику опасаются быть пойманными, лица людей, а особенно Архиереев, как тьма от лица света бегают. Вот, каковы ваши пастыри, учители, Священнослужители! Люди вовсе незнающие, беглые, отступники, лишённые Священства, пороков преисполненные!

Посмотрим теперь, какое есть по правилам таковых Священников служение, и какую приносит вам пользу. Священника, который, от своего Епископа быв осуждён, против его возносится, и раскол творит, святой Карфагенский собор в 11 правиле проклинает433. Равно святые Апостолы правилом 28 повелевают отнюдь отсечену быть от церкви Священнику, которой праведно о согрешении явленном извержен дерзнёт прикоснуться Священнослужения434. Святой же Антиохийский собор в своём 4 правиле всех, кои с таковым Священником сообщаются, извержению от церкви подвергает435. Вот служение! Вот и плод, который вы от такого служения собираете!

Но положим, что ваши сии пресвитеры ни Священства не лишены суть, ни от Священнодействия не запрещены: Святые Апостолы, в 15 правиле, Священника или Диакона, которой, оставив свой приход, на иной без позволения своего Епископа отыдет, яко мирянина почитать повелевают436. Священнику же без позволения Епископа разрешать грехи никому не позволительно по 7 правилу святого Карфагенского собора437. Да и по правилу 39 святых Апостолов без повеления и дозволения Епископа ни Священник, ни Диакон никакого Священнодействия совершать не может438. Священник же, который без позволения Епископа в доме священнодействует, извержению себя подвергает по 31 правилу шестого вселенского Собора439. Мирских же, кои таковом Священникам сообщаются, правило 12 собора Константинопольского первым и вторым называемого от общения исключить повелевает440.

Возвестите же нам теперь, кто из Епископов дозволяет вашим Священникам или парохию свою оставить, и к вам приходить, или грехи ваши разрешать, или таинства вам совершать, или в доме (дом, а не церковь, есть часовня) священнодействовать? Вы точно знаете, что они ни от кого из Епископов ни повеления, ни дозволения сего делать не имеют: однако с ними сообщаетесь. Что убо следует иное, кроме, что вы наказаниям вышеобъявленным себя подвергаете?

Удивительно поистине, что вы, кои хвалитесь правила всеприлежнейше наблюдать, и кои ревность думаете явить за мыло, за губку, за пепел, за сладкопение, и за иные подобные мелочи (о коих никакого нет определения отцов, и никакое правило не вспоминает), за сим с толь великой дерзостью толикое множество правил Апостольских, соборных, святых Отцов презираете, и ни во что вменяете. Но также сожалеть до́лжно, что вам, как Валаку, царю Моавитскому, противное помышлениям и желаниям вашим происходит. Тот призывал Валаама441 для проклятия рода Израильского, Валаам же вместо проклятия благословлял Израильтян. Вы таковых Священников нанимаете вас освящать: они же вместо освящения проклятию и извержению общения вас подвергают.

Святое же миро, которое Епископами только совершается, откуда вы взимаете? Некоторые из ваших говорят, что вы ещё имеете от мира, Патриархом Филаретом освящённого. Но кто им верит? От лета бо 1619, в которое Филарет поставлен Патриархом, даже до сих наших дней не только малое количество, коликое каждый год обыкновенно бывает, но и многие и большие бочки издержаны были бы. Из сего явствует, что Святого мира или вовсе вы не имеете, а елеем простым под именем мира Священники ваши, или лучше, обманщики, прельщая вас помазывают: или от наших церквей, как слух носится, похищенное вам продаётся. Если первое справедливо, то благодати и утверждения даров Духа Святого отнюдь вы лишены. Если второе, то страшный грех симонии, святотатства, соделываете, Священное покупая. А сверх сего похитителям и святотатцам спасение душ ваших вверяете, что очень бедственно. Хищник, которой полагал продать миро, коим Иисус был помазан. и самого Иисуса продать дерзнул. Хищники, кои Святое миро, которым младенцы ваши должны быть помазуемы, вам продают, и елей простой под именем мира продавать дерзают. Сие, что мы говорим, не есть обман, но истина: не хитроплетение, но простое вещей изложение: не слова пустые, но дела истинные, известные и яснейшие.

Видите убо, сколь худое есть душ ваших состояние! От чего ж сие у вас происходит? без сомнения от отделения от матери вашей, святой православной церкви. Почему ж отлучёнными от неё пребывать хотите? поелику верите тем, кои оную поносят, и вы сами исследовать не хотите, справедливо ли то, что её и ваши враги против неё говорят, или нет? Они вас научают, что святая Российская церковь, не книжные исправила погрешности, но веру переменила. Так что ни воскресения Иисуса Христа не проповедует, ни Сыном Божиим его не именует, Духа же Святого раболепна творит, и нечистому молится. Вы же для чего им клевещущим, а не православным утверждающим, что сия не суть истинная, верите? Если бы истинно было, что говорят учители ваши, против православных, они отрицать не могли бы. Никто бо, разве нечестивый и обманщик, того, чему верует, не отрицает, а особливо без всякой нужды. Не хотите верить учению устному православных, поверьте утверждению книг, кои они в церкви всегда употребляют. Читайте церковные их книги, не сыщете почти страницы, где бы воскресения Иисуса Христа, имени Сына Божия, призывания Святого Духа, Отцу и Сыну единосущного, и проклятия духа лукавого не обреталось.

После же сих явнейших клевет, что ещё остаётся, что вас от церкви быть отлучёнными заставляет? Тройственное пение Аллилуйя, триперстное знамение креста, составление креста от двух древ, мыло, губка, пепел, сладкопение, мантия и сему подобное? Сие, как в ответах на предложенные главы показано, православная Российская церковь по преданию от начала её Христианской веры исправляет, и единодушно со всеми православными церквами хранит. А сие единодушное согласие есть столь сильное и явное доказательство, показывающее, что никакой перемены в Российской церкви не последовало, что никакое другое или сильнее, или яснее быть не может. Как бо разные суть роды и языки православных, кои в далечайшем расстояния друг от друга отстоят, и разным державам подвластными живут: то, если бы Российская церковь что-либо переменила, подлинно никоим образом столь совершенно согласной с прочими православных церквами быть не могла бы.

Сверх сего, когда таковые вещи ни догматов веры, ни таинств церковных, ни заповедей, ни законов Божиих, ни правил соборных и отеческих не касаются, то и не до́лжно почитать оные существенными и великими некоторыми несходственностями, ни же за оные производить молвы, распри и соблазна, кои любовь, то есть основание нашего вечного спасения истребляют: ни же за сие от святой матери церкви отлучаться надлежит. Грех бо раскола подлинно есть страшен. Никакой грех, говорит Божественный Златоустый, столько Бога не раздражает, как раскол. Хотя бы бесчисленные добрые дела раскольники соделали, но ничего им не пользуют. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те, кои тело Христово рассеккали, то есть, кои его распинали. Ни кровь мученичества греха раскола загладить не может. Вот самые святого отца слова: «Ничтоже тако раздражает Бога, яко еже церкви разделятися. Аще и бесчисленная содеявше благая, от иже Тело его пресецающих не меньшую примем казнь, ссецающе исполнение церковное. Оно бо на прибыток вселенной бысть, аще и не от сицевого разума; а сие нигде же ничто же потребное имать, но мног вред. Сия мною не к начальникам токмо реченна суть, но и к начинаемым. Муж же некий святой рече, нечто быти мнящееся дерзостно, но обаче провеща. Что же сие есть? Ни же мученическая кровь может сего загладити греха, рече. Рцы бо ми, чесо ради мученик еси? ни ли славы ради Христовы? Предаяй убо душу по Христе, како церковь разрушаеши, за ню же Христос Душу предаде? Слыши Павла глаголющего: „яко несмь достоин нарещися Апостол, зане гоних церковь Божию, и разрушах ю̀“442. Несть сей меньший вред сущего от врагов, но много больший. Он бо и светлейшу ту соделывает: сей же и пред враги посрамляет ю̀, когда от своих чад ополчается. Велие бо прелести указание быти мнится у них, яко рождшийся в ней, и воспитавшийся, и недоведомая её навыкше опасно, сии преложившиися внезапу враждебная ей устрояют»443.

Итак, «кто даст (со святым пророком Иеремией вам глаголю) главе моей воду, и очесем моим источник слёз»?444 Люди того же рода, того же языка, того же государства, сыны той же матери, но за клеветы и мелочи, ничего не значащие, отделившись, хотите быть от вашей столь близкой братии отчуждёнными и врагами. Доколе, о человеки, прежде Христу и нам духом соединённые, ныне же раздравшиеся, и отделившиеся не восхочете отверзть очей ваших, и совершенно рассмотреть, что кроме клевет и вещей безрассудных, нет ничего другого, что отделяя вас от вашей пресвятой матери, даров благодати Духа Святого лишает, и в страшный грех раскола ввергает? Доколе продолжится толикое упрямство, которое причиной погибели вашей быть может?

Се святая православная церковь Божественным гласом жалуется, глаголя вам: «Люди мои, что сотворих вам? или чем оскорбих вас? или чим стужих вам445? Два зла сотвориша люди мои: мене оставиша источника воды живой, и ископаша себе кладенцы сокрушеные, иже не возмогут воды содержати»446. Милосердия же мать тем же гласом Божиим вас призывает: «обратитеся ко мне, глаголет Господь сил, и обращуся к вам, глаголет Господь сил»447. Вас же, обратившихся к ней, простёртыми руками опять ожидает. Тогда-то вам сокровища своего милосердия отверзет. Тогда вы не будете более алчущие, якоже ныне, и жаждущие даров Божиих, ни же нагие даров Духа Святого ходить будете. Но храмы, священство, таинства, отпущение всех грехов, благословение епископов, разделение слова Божия, дары Духа Святого преизобильнейше вам дадутся. Тогда не отделены более, но всегда соединены будете с Телом Христовым. Не будете более гнусным именем раскольников называемы, но тем же именем будете названы, коим Господь наш не стыдится нарицать нас, то есть, «братией»448; братия Иисуса Спасителя нашего, братия всех православных Христиан. Тогда якорь спасения вашего будет безопасен, и надежда ваша в приобретении вечной славы несомненна. Ибо как те одни, кои в ковчег Ноев, который есть знамением церкви, взошли, от наводнения спаслись так те только, кои суть в недре православной церкви, от погибели ересей и расколов спасены будут.

Ответы Архиепископа Астраханского Никифора на 15 вопросов, предложенных ему в поданном 1790 году прошении от называющих себя Старообрядцами, живущих по реке Иргизу

Хотя не в одной уже книге имеются решения предложенных здесь вопросов; однако, как просители обещаются пред всемогущим Богом присоединиться к Греко-Российской православной церкви, если те вопросы нами, несомненно, решены будут: то думаем, что тяжко без сомнения согрешили бы мы, если бы о сем умолчать восхотели. поелику же без Бога не можем творити нечесоже449; и если оный Творец истинной веры, когда мы говорим о вере, мысль проповедующего не просветит Божественным светом, и сердца слушающих не привлечёт силой своей благодати к истинной вере и православной церкви, все тогда доказательства суть слабы, все человеческие попечения и труды безуспешны: «никтоже, – глаголет Господь, – может приити ко мне, аще не Отец, пославый мя, привлечет его».450 К Богу Отцу убо преклоняю колена моя451, моля именем единородного его Сына Господа нашего Иисуса Христа, да по своей неизмеримой благости, не взирая на мои согрешения, просветит мысль мою: и по своему бесконечному милосерию, могуществом своей Божественной благодати привлечёт сердца ваши, спасения ради душ ваших, к соединению со святой его церковью, без которой никто спастись не может. Исповедаю же пред ним, яко (по примеру Божественного Павла, поучающего нас быть его подражателями) «слово моё и проповедь моя будет не «в препретельных человеческой премудрости словесах, но в явлении Духа и силы»452, то есть, истины, которая есть слово Божие.

Высокопреосвященнейший Владыко Никифор, Архиепископ Астраханский и Ставропольский!

Милостивейший Архипастырь!

Старообрядческого Успенского монастыря строителя Сергия453 и уставщика инока Прохора, посланных от всего нашего общества.

Прошение

Видя мы Вашу такую к нам убогим Архипастырскую благосклонность и велеотеческую милость, осмеливаемся припасть ещё к стопам Вашего Высокопреосвященства, и просить на наше следующее Вам представление Архипастырского Вашего законоправильного от святых отцов писания, рассуждения и решительности.

Вопрос 1. Когда крестился святой Князь Владимир в Христианскую веру Греческого закона, тогда от Грек в Россию взяты все чины и уставы Греческие, и законоучители, как-то первого Михаила митрополита, также Епископы, и пресвитеры, иноки, и прочие чтецы и певцы, в лето бытия мира 6495; то справедливо ли так было?

Ответ

Все догматы православной веры, и законы Божии, которые суть нужны ко спасению вечному, и без коих никто спастись не может, тот час по крещении Князя Владимира, та только часть России от Греков приняла, которая их послушала и уверовала, и тем же образом, каковым оные приняли три тысячи душ от блаженного Апостола Петра, а Самаритяне и евнух от Апостола «Филиппа»454. Всех же православной Греческой церкви чинов и уставов уверовавшим Россиянам тотчас, как крестился равноапостольный Владимир, Греки предать не могли по той причине, что самое дело требовало времени к совершению сего. Ибо если Павел благоглаголивый три лета ночь и день не преставая учил Ефессян455, то Греческим учителям гораздо более потребно было времени на предание Россиянам всех чинов и уставов православной церкви, когда ещё притом они и Российского языка не знали: книги переводить должны были, и старались паче о распространении и умножении веры, нежели о научении чинам и уставам; даров же Павловых они не имели.

О посольстве же в Россию Митрополита Михаила сие только обрели мы в истории456 «по просьбе Владимира был посвящён в первые Российские Митрополиты некто именем Михаил, родом Сирин, который, не мешкая, в Корсунь к Владимиру приехал с Греческими послами, посланными поздравлять Владимира». Никакого не может быть сомнения, что оный же Митрополит, будучи прислан по просьбе Князя Владимира от Императоров и Патриарха для проповеди Христианской веры, привёз с собой и клир свой, то есть, Священников, дьяконов, чтецов и певцов, между коими, вероятно, были и иноки. А кроме них и с самим Владимиром в Киев пришли Священники Греческие, Корсунские, как то Нестор, муж достопочтенный, и первый Российский историк свидетельствует457. Может же быть, что и те Священники, коих Княгиня Анна, супруга Владимирова, привезла с собой из Константинополя в Корсунь458, последовали за ней в Киев.

Надлежит же примечать, что не сии суть первые Христианской веры в России проповедники. Прежде бо их в лето от Р.Х. 866 иной Митрополит Михаил, быв послан от Императора Греческого Василия, в Россию, прииде проповедания ради Христианской веры, где его молитвами Евангелие, быв ввержено в огонь, осталось нетленно459. По нём в лето от Р.Х. 955 Ольга, или Елена, бабка Князя Владимира, крестившись в Константинополе, веру Христову приняла460, которую она по возвращении в Россию вместе с духовником своим Григорием461 без сомнения и людям своим, хотя не с знатным успехом, проповедовала. По ней в лето 985 прислан был из Греции Кирилл Философ, который, показав ясно Владимиру мерзость Магометанской, распри Латинской, и отвержение Иудейской вер, говорил ему о принятии Греческого Кафолического закона462. Итак, сии, то есть, Михаил, Ольга и Кирилл, почитаться могут первыми в России Христианской веры насадителями.

Вопрос 2. От лет Князя Владимира до лет первого Российского Царя Иоанна Васильевича, а от Иоанна Васильевича до лет Царя Алексия Михайловича, та же ли была православная Греческая вера, или другая какая?

Ответ

«Уподобися, – рече Господь, – царствие некое человеку, сеявшу доброе семя на селе своём: спящим же человеком прииде враг его, и всея плевелы посреде пшеницы, и отыде. Егда же прозябе трава, и плод сотвори, тогда явишася и плевелы»463. Семя доброе есть вера православная, село суть души верных, сон означает нерадение, враг верных есть диавол. Он посреди пшеницы, то есть, посреди спасительной веры всевает плевелы, то есть, ереси, расколы, суеверия, которые тогда являются, когда красота и добрые дела веры сияние своё показывают.

В лето 1003, то есть, в 15 лето по обращению Князя Владимира в Христианскую веру, когда уже в России православная вера распространилась, тьма ереси появляться начала: некий бо монах Адриан начал России учить ереси иконоборцев. Но как ревность доброго пастыря Киевского Митрополита Леонтия обратить его потщалась464, то сия ересь до основания, как кажется, истреблена.

По нём в 1149 лето взошёл в Россию лжемонах Мартин, растлённый ересью Армянской и Аполлинариевой, заблуждениями Латинян, и разными им самим вымышленными суевериями, и всех еретиков лукавнейший. Ибо он, дабы удобно мог рассеять свои ереси и суеверия, наименовал себя Греком, и свойственником Константинопольскому Патриарху. Он всеял в России ересь Армянскую, то есть, что во Христе едино естество, и ересь Аполлинариеву, то есть, что Христос плоть с небеси снёс. Он первый в России учил изображать крест двумя перстами по обычаю Армянскому, дважды петь Аллилуйя, ходить посолонь, креста двоечастного на просфорах не печатать, и иное подобное: сверх сего, да множайших прельстит, сочинил и книгу, названную им Правда, которая сии и другие таковые нелепости содержала. Хотя же попечением Константина, Митрополита Ижевского, собравшийся там собор обличил его, и проклял, а потом послал в Константинополь, где по повелению Императора Мануила Коминна собравшимся собором осуждён к огнесожжению465; однако семян развращённого его учения истребить из России не мог. Ибо хотя ереси Армянской и Аполлинариевой между Россиянами не слышно, однако новости и суеверия Мартыновы даже до сего времени пребывают.

Паки по Мартине, в лето 1660 другие три еретика в Сибири появились, а именем: лжемонах Иосиф Астомен, Армянин Яков Лепихин, и лжемонах Авраам Венгерский, родом жид. Сии развращали народ: уча не ходить в церковь, не исповедываться, не причащаться, не венчаться по церковному чину в законной брак, не творить по древнему Греческому преданно крестного знамения, производить самоубийство яко Богу приятное, и иные разные гнусные ереси, и смешные от невежества происходящие суеверия, коих всех ученики и преемники суть нынешние беспоповцы, разделившиеся на разные толки, и между собой не согласующие, как и выше сказанные первые их учители466.

Никто же не должен дивиться тому, что случилось в России, рассуждая о Николаитах, или Гностиках, Манихеях, Арианах, Македонианах, Несторианах, Диоскоритах, Северианах, Яковитах, Иконоборцах, Донатистах, и о множестве прочих еретиков и раскольников, которые везде, и от всякого рода восставали на православную веру, и которых хулы и блядословия святой Епифаний и блаженный Феодорит между прочими знатно обличили и опровергли.

Расколы, суеверия, ереси на православную веру от времён Апостольских восстали. Сие явствует из увещаний Божественного Апостола Павла. «Первое убо, – говорит, – сходящимся вам, в церковь, слышу в вас распри сущие, и часть некую сих верую»467. Вот расколы! «Буиих же стязаний и родословий, и рвений, и сваров законных отступай»468. Вот суеверия! «Еретика человека по первом и втором наказании отрицайся»469. Посему никто не может сомневаться, что и в самое время Апостола Павла ереси были. Ибо и причину приводит, для которой до́лжно быть ересям. «Подобает бо, – говорит, и ересям в вас быти, да искуснии явлены бывают в вас»470. Были расколы, были суеверия, были ереси от времён Апостольских, и суть даже до сего дня: но вера едина и та же всегда была хранима у верных искусных. Еретики и раскольники страшные брани вели на православную веру, да и ныне не престают: однако же она цела и невредная, яко роза между тернием, у всех искусных верных осталась, остаётся, и останется. «Врата бо адова не одолеют ей»471, по определению Всемогущего.

Итак, у всех искусных Россиян, кои яко благоразумные создали веру свою на камени472, то есть, пребыли в православной вере от начала им предлинной тверды и непоколебимы, была одна и та же вера, от лет Князя Владимира, до лет первого Российского Царя Иоанна Васильевича, и до лет Царя Алексия Михайловича, и есть даже до сего дня, и во веки веков пребудет, по обещанию Господа нашего Иисуса Христа: «Се аз с вами есмь во вся дни до скончания века»473. Но у тех Россиян, кои, будучи неискусны и неблагоразумны, создали веру на песке, то есть были в ней нетверды, и непостоянны, как снизошёл дождь суеверия, и реки ересей, и ветр раскола, пала их православная вера, и они погрязли в ересях, суевериях и расколах, не одна и та же осталась православная вера, но разные между собой несходствующие.

Многие суть характеры, по коим можем отличить первых от вторых, то есть, православных от зловерных. О иных же, да не буду многоречив, умалчиваю. Об оном только характере скажу, который в Божественном Писании обретаем. Он есть видимый, и довольно даёт о себе знать, что есть характер православных. Единородный Сын Божий Господь наш Иисус сего просил от Бога Отца: «молю, – глагола он, – да все едино будут, якоже ты, Отче, во мне, и аз в тебе, да и тии в нас едино будут: да и мир веру имет, яко ты мя послал еси»474. Се убо характер православных есть единство! Единство же не есть соединение телесное, но Духовное в истинной вере согласие. Отец и Сын едино суть, Отец есть в Сыне и Сын во Отце, поелику едино есть их естество. Все православные едино суть, и мысль единого обретается в мысли другого, поелику то же веруют, и вера их есть едина. «Молю, да все едино будут, якоже ты, Отче, во мне, и аз в тебе». Всех православных с единым Богом соединяет единство веры: «да и тин в нас едино будут». Убо православные имеют отличной характер, которой видя мир должен верить, что Сын Божий за них есть послан, и с ними соединён, «да и мир веру имет, яко ты мя послал еси». И так удобно различить можем, кто из Россиян суть православные, и кто зловерные.

Россияне православные все суть согласны и единодушны в догматах, в таинствах, в церковных чинах, и уставах, и в книгах, не только между собой, но и со всеми православными Христианами, кои разнствуют от них родом, языком, державой, расстоянием, как то: с Греками, Грузинами, Молдавцами, Валлахами, Булгарами, Сербами, Далматами, Аравлянами. Все тому же веруют, и то же проповедуют, едино Духовное тело составляют, едину святую церковь, её же «глава есть Христос»475. Зловерные же Россияне не только с православными Россиянами и со всеми прочими других родов и языков в догматах веры, в церковных чинах, и уставах и правилах не согласны, но и между собой не сходствуют, а разные составляют секты, друг с другом борющиеся. Где же единство, там истина, где разделение, там ложь. Истина бо есть едина, ложь многообразна.

Вопрос 3. Предки наши от времён Князя Владимира, и до лет Царя Алексия Михайловича, Цари и Князи, Патриархи, Митрополиты, Архиепископы и Епископы, и пресвитеры, и прочее все церковные учители, при святых церквах Греко-российских находящиеся, все ли православные были или не все?

Ответ

Всякому довольно известно, что целое содержит все свои части. Кто бо не ведает, что в целом теле заключаются все его члены? Цари же, Князи, Патриархи, Митрополиты, Архиепископы, Епископы, Пресвитеры, и все церковные учители суть часть целого народа. Итак, сей третий вопрос содержится во втором предыдущем. Следовательно, решение третьего вопроса состоит в ответе на второй. И потому излишнее будет повторять то, что уже нами сказано. Но нужно заметить, что, исключая некоторых Пресвитеров, из коих некие, отступив от православной веры и пав в вышеупомянутые ереси, некие же в означенные суеверия, от православной церкви себя отделили. Все, сколько нам известно, Российские Цари, Князи, Патриархи, Митрополиты, Архиепископы и Епископы, кроме одного только Исидора476, гл. 21 и отдел 10 гл. 5 в Истории Сгуропула., Митрополита Киевского, который на соборе Флорентийском подписал Папские заблуждения, все, говорю, явили себя православными.

Вопрос 4. Бывший стоглавный собор во время Благочестивейшего Царя Иоанна Васильевича при блаженном Макарии, Митрополите Московском, на подкрепление православной ли веры или неправославной? И всё ли законно на нём положено и утверждено, или не всё? и аще незаконно, то какое незаконное утверждение? и чему подлежит то их незаконное утверждение, ереси или раскольству?

Ответ

Собор стоглавный сделан был ни на подкрепление православной, ни неправославной веры. Ибо он ни о каком догмате веры не писал, ни же предложено ему было опровергнуть какую-либо древнюю или новую ересь. А первый и главный был его предмет – рассуждать о нравах, то есть, исправить пороки, наипаче в духовенстве, большая бо часть глав его к сему клонится. Сверх сего не мало старался он учредить в России и утвердить право, чтобы духовные судимы были духовными же: а мимоходом, и как бы стороной, учил суеверия, новые церемонии, и некое противное преданиям. А всё ли законно на нём положено и утверждено, или не всё, о сем примечать должно:

1) Что о законности всех его деяний каждому по праву до́лжно сомневаться. Ибо учение и законы церковные полагать и проповедовать до́лжно мужам учёным и мудрым. Сие сам Бог нам показал. Первого бо законодателя своего закона Моисея восхотел быти учёна и премудра. Сего ради тако по своему провидению определил да он «быв в сына дщери царя Фараона, научится человеческой премудрости Египтян»477. По Моисее же проповедателям своего Евангелия святым Апостолам ниспослал с небес в день Пятидесятницы благодать Святого Духа, ею же учинившись премудрейшими, проповедали всем догматы православной веры, и Божественные заповедания.

Какое же отцов собора сего было невежество, весьма довольно доказывает сочинение ста глав. Ибо в них подлый образ речи, слог, исполненный погрешностей, расположение отроческое, повторения отвратительные, многословие скучное во всём, что можно двумя только словами ясно изобразить, недельные приспособления и изменения текстов Священного Писания, мысли площадные, ошибки, прибавки и убавления в приводимых свидетельствах. Нет никакого твёрдого доказательства предлагаемой вещи, кроме, что непрестанное повторение сих слов: «якоже предаша святые Апостолы и Святые отцы». Хотя же человеки сии толиким и таким недуговали невежеством, не имея знания, ни трудами приобретши кого, ни с небес дарованного: однако дерзнули сделать собор, полагать законы, и поражать незаконной анафемой. Сверх того, и о сем умолчать не до́лжно, то есть, когда Макарий признавал власть Патриархов, наипаче же Константинопольского, как то он сам в 51 и 87 главах своего собора объявляет, то без его согласия учреждать сего собора ему не надлежало. Известно же, что о сем соборе ни Патриарх Константинопольский, ни церковь Греческая никакого сведения не имела даже до времён Патриарха Никона, который о нём Патриарху сообщил. И так сии пороки, то есть, невежество и гордость учинили законность всех деяний Макарова собора сомнительной и подозрительной.

2) Примечай суеверное учение самого собора. В главе 40 повелевает он Христианам брад не брить, и усов не постригать: «таковая бо, – говорит, – несть православных, но Латинская и еретическая предания Греческого царя Константина Ковалина, и что о том сам Бог Моисеем отрече, и святые Апостолы запретиша, и святые отцы прокляша». Какими же доводами собор тот утвердил сие? Правилом Апостольским (а каким именно, сказать не восхотел), которое по писанию того собора следующее содержит: «аще кто браду бреет, и преставится тако, не достоит над ним служити, ни сорокоусты по нём пети, ни просвиры, ни свечи по нём в церковь не принести»; и правилом 11 шестого собора, иже в Трулле Палатнем, также текстом из главы 19 Левит, который так предлагает: «о пострижении брад не писано ли в законе, Левит 19, брад ваших. Се бо женам лепо, мужем же неподобно. Создавый Бог судил есть. Моисеевы рече: постризало да не взыдет на браду вашу».

Кто не воссмеётся, услышав первую вину? Догматы православной веры, по сему собору состоят в ращении брады ибо её брить есть ересь. О какое невежество! Не все Латиняне бреют бороды: ибо из них Капуцины и Чертозины бороды носят. Да и из истории не видно, чтобы Константин Ковалин брил свою бороду. Однако положить так, что же следует из сего? Следует ли, что брить бороду есть ересь? Подобным силлогизмом заключить можем, что ересь есть обрезывать ногти, поелику Латине и Константин Ковалин ногти свой обрезывали. Таким образом, подлинно, и отроки не умствуют.

Означенных же правил, то есть, Апостольского и собора Трулльского не обретается ни в Греческом подлиннике, ни в Российской книге Кормчей. Итак, что сказать как паче о правиле Апостольском, которого и слова сей собор захотел подвести? То, что он, сложив его для утверждения своего мнения. Но сему мы верить не хотим: более же склонны мы верить, что они нашли то в какой-либо попорченной книге, и подвели без всякого рассмотрения. Ибо сам собор во главе 28 признаёт, что есть некоторые неисправленные книги, и их поправлять приказывает.

Текст же Священного Писания предложен изменённым. Ибо в нём сих слов: «и усов не постригати» не находится, а пишется: «не сотворите обстрижения кругом от влас глав ваших, ниже бреете брад ваших, и кроения не сотворите на теле вашем о души, и язв настреканных да не сотворите в вас»478. Сие взято из 19 главы Левит, следующее же из 6 гл. Числ: «Во вся дни обета очищения своего бритва да не взыдет на главу его, дóндеже скончаются дние, елики обещал есть Господу»479.

Примечай, что сей Макаров собор превратил и самый текст Священного Писания. Ибо в нём не сказано, «на браду вашу», но «на главу его».

Послушаем теперь, каким образом блаженный Феодорит текст Левитов изъясняет: «Некие толковаша, яко сисоен знаменует власы хитросплетённые (примечай вместо сисоен, в Российском тексте имеется обстрижение кругом, как бы изъясняется то слово); аз же мню иному законом воспрещается: у Еллинов бо обычай есть не обстригать власов на главах отроков, но оставлять, да растут, и по времени посвящать их демонам. Обыкоша же и браду брить, когда некоего оплакивали, и ланиты уязвлять в честь усопших. Также некие части тела иглами настрекавше, чернило вточаху в послужение демонам. Сие убо закон Божественный воспрещает»480.

Вот того же Феодорита толкование текста, из книг Числ взятого! Обетов виды суть многи: некие бо обещаваху жертвы, некие деньги, некие же и самих себя; а иные творили обеты, да в уречённое число дней не пьют вина, или да не бреют главы. Таковые быша, о них же Божественный Яков Богодухновенному Павлу глагола: суть у нас мужие четыре обещавше себе Богу: сия поим очистися с ними, и иждиви на них»481. Сиречь даждь ты жертвы, ниже по закону «обычай есть приносити их ради, да отимеши подозрение. О сих здесь закон определяет и повелевает, иже сотвориша сицевый обет, да воздержатся от оцта, и гроздия, и скорлупы во вся дни обета своего (обетом же нарицает посвящение), и да не бреют главы, дóндеже скончаются дние, елики обещаша Господу»482. К сему же присовокупляю того же текста толкование и Святого Кирилла Александрийского: «пребезумные Еллины, последующие обычаю своему противоестественному, и живущие яко скоты, оставляют власы свои, мня их растить демонов ради. Обстригаху же их в определённые времена, чествования ради иные горных нимф, другие же рекѝ, и сие бысть им некий образ богослужения. Моисей же премудрый, паче же через Моисея сам всепремудрый и всепреискусный Бог сынам Израилевым, иже имеяху прелесть Египтян неудобоомовенную, таяжде заповедал есть, помалу пренося их через древние обычаи и обряды, во еже оное служении не демонам более, но Богу всяческих якобы через образ и тень относить. Сея же ради вины и законы о жертвоприношениях положил есть, и о жертвах кровных не благоволил. И того ради глагола явственно через уста Исаии: „кто бо изыска сия из рук ваших“483. Убо язычникам обычай бысть безумнейший: закон же научает изящнейшему, и праведно преобразует в лучшее состояние и то, еже тщетным быти являшеся»484.

Из сего ясно видим, почему Бог заповедал Иудеям не творить обстрижения кругом от волос глав, и не постригать брады и главы. Подлинно не для тех недельных причин, которые сей Макариев собор подводит без всякого основания, то есть, поелику Бог сотворил человека по образу своему, как будто бы имел Бог власы и браду: и поелику сие женам лепо, мужам же неподобно. Сие бо противно учению Божественного Павла, который поучает совсем другому: «яко муж убо, – глаголет, – аще власы растит, бесчестие ему есть. Жена же аще власы растит, слава ей есть; зане растение власов вместо одеяния дано бысть ей»485. Благоволил Бог избавить Иудеев от суеверий языческих, и для того повелел не слагать власов по их обычаю, и не обстригать главы для принесения власов демонам, и не постригать брады в честь умерших.

Содержащееся же повеление в предложенном тексте, из книги Числ взятом, не есть общее для всех человеков, но частное, для тех только, кои творили обеты Богу, то есть для Назореев, которым возбранено было не только постригать главу и браду, но и да не пиют вина, оцта, и всего, что от гроздий делается, и да не едят от гроздия свежего и сухого. Однако же сие запрещено было не на всю их жизнь, но на те только дни, какие обещали они Господу. Вот самые слова текста! «Да воздержится от вина и сикера, и оцта винного, и оцта от сикера да не пиет: и елика делаются от грозд винных, да не пиет, и гроздия свежого и сухого да не съест: во вся дни обета своего от всех, елика бывают от винничины вина, от кости и до скорлупы, да не пиете, ни же ясте от всего. «Во вся дни обета очищения своего бритва да не взыдет на главу его, дóндеже скончаются дни, елики обещал есть Господу, свят будет растяй власы главы своея. Во вся дни обета своего Господу, ко всякой душе скончавшейся да не внидет». И потом: «и сей «закон обещавшегося в онь же день скончает дни обета своего, да принесёт сам к дверям скинии свидения, и да приведёт дар свой Господу». И ниже: «и да обреет обещавый пред дверьми скинии свидения главу обета своего, и да возложит власы на огнь, иже есть под жертвой спасения»486.

Итак, если сии соборные отцы хотели сделать Христиан Назореями, то для чего не уложили, чтобы они соблюдали и всё прочее, что от закона Назореям предписано было? Почто о браде и власах толикая ревность, а о прочем нет никакого попечения? Для того ли, что означенные правила, то есть, Апостольское и собора Трулльского сие повелевают? Но сему подобного ни оные, ни другие какие-либо правила не содержат. Ни же бо Апостолы, ни же отцы, на соборах бывшие, не хотели, чтобы Христиане иудействовали: ибо закон Моисеев был пестун вере Иисус Христовой. По явлении же веры Христовой мы закону Моисееву не подвержены. Так поучает Богоглаголивый Павел: «прежде же, – глаголет, – пришествия веры, под законом стрегоми бехом, затворени в хотящую веру открытися: тем же закон пестун нам бысть во Христа, да от веры оправдимся: пришедшей же вере, уже не под пестуном есмы»487.

3) Примечай учреждение празднества в день субботы. Во главе бо 41 сей собор учит следующему: «Святые Апостолы и святые Отцы предаша, и заповедаша, и уставиша всем православным Христианам в пять дней делать, а...

488

...словом святые Апостолы заповедали ученикам своим сообщить и прочим верным и искусным человекам: «и яже слышал еси от мене, – пишет Божественный Павел к ученику своему Тимофею, «многими свидетели, сим «предаждь верным человеком, иже довольны будут и иных научити»489. Истинные предания писанные находятся в Священном Писании: истинные предания, словом проповеданные, хранятся в недре всей православной церкви. О истине преданий первого рода испытывать до́лжно Священное Писание: о истине второго вопрошать надобно всю православную церковь. Когда то, что названо преданием, не находится ни в Писании, ни в православной церкви, тогда сие предание не есть истинное, но ложное и вымышленное; преданием же наречённое для прельщения и уловления. Рукой благословлять и крестное знамение творить есть предание устами проповеданное. Ибо ни в Евангелии, ни в посланиях Апостольских, ни в Апокалипсисе не написано рукой благословлять и знамение крестное творить, да притом нет сего и в самых Апостольских правилах. О сем убо предании и образе, каковым до́лжно благословлять рукой, и творить крестное знамение, потребно известиться от святой православной церкви. Она существует в различных странах мира, и во время Макария существовала, то есть, в Палестине, Кесарии, Антиохии, Александрии, Грузии, России, Молдавии, Валлахии, Сербии, Далмации, Булгарии, Греции.

Которую церковь из сих вопросил Макарий о сем деле? какую из них приводит во свидетельство для утверждения такового образа своего благословлять и креститься? Никакой. Примечаем же мы, что он и того, по крайней мере, сказать не дерзнул, что в России и прежде двумя перстами благословляли, и знамение крестное изображали, не смел сказать, что так предали в России первые Греческие учители Христианской веры, ни же того, что так благословляет и крестное знамение изображает Греческая церковь. Но что говорит? «Тако предаша святые отцы». Какие же сии святые отцы? и как, они сие предали, словом ли, или писанием? Совсем умалчивает. Говорит, что «тако предаша нам самовидцы и слуги Божия слова, святые Апостолы»; всем же известно, что в России учили Христианской православной вере, таинствам, законам, преданиям, чинам, и уставам, и всему, что принадлежит к церкви, не святые Апостолы, но их преемники – православные Греческие учители. Говорит, что двумя перстами благословлял, и знамение крестное творил Иисус Христос. Но кто ему о сем сказал? кто писал, либо проповедовал или из Апостолов или из святых отцов? какая православная церковь о сем сказует? Ведомо есть, что Иисус Христос «благословил, воздвиг руце свои»490. А каким образом сложил он персты свои, о сем ни Священное Писание, ни святые отцы ничего не предали. Но чтобы Иисус Христос знаменовал себя крестным знамением, о сем не только ни Писание, ни отцы не объявляют, но кажется, что то и невероятно. Ибо знамение крестное приобрело силу освящения тогда, когда Иисус, распеншись, и умерши на древе крестном, освятил крест дражайшей своей кровью. Прежде же смерти его на древе крестном, крест был поношение и клятва: «проклят бо всяк, висяй на древе»491.

А что предлагает Макарий от списания преподобных отцов, Мелетия и Феодорита, то взято без сомнения из тех книг, которые и сам собор Макариев во главе 27 признавал исправленными, и требующими поправления. Ибо повествование его о сих отцах есть испорченное, изменённое, и с ложью смешанное. Мелетий бо не оставил нам никакого писания. Феодорит же о Мелетии Антиохийском повествует, что когда Император Константин, который собирал в Антиохии собор на защищение Ариевой ереси, повелел между прочими и Мелетию изъяснить следующий текст из Священного Писания: Господь созда мя начало путей своих в дела своя»492 (который он и изъяснил православно и с похвалой): тогда просили его, чтобы он предал краткое учение о святейшей Троице. Он же показал три перста, потом два пригнув, один оставил простёртым, глаголя: «три убо разумеем, о едином же беседуем». Вот самые слова Феодоритовы! «третий воста великий Мелетий, и правоту Богословского правила показал. Ибо придержась истине, избег излишества и недостатка. Последовавшему же многому восклицанию, егда молиша его предати им краткое учение, показал три перста, тогда бывшим двум пригбенным и единому простерту, достопамятный оный произнёс глас: трое убо разумеем, о едином же беседуем»493.

Здесь примечать до́лжно:

1) что вопрос от Императора Константия, державшего Ариеву сторону, предложенный Мелетию, не был об образе благословлять и креститься, но о разуме помянутого текста.

2) Что Мелетий предложенный ему текст изъяснил с похвалой.

3) Что когда он, быв прошен преподать краткое учение, подлинно же о той материи, о которой он говорил, изъясняя вышепоказанной текст, то есть, о Троице, показал три перста, тогда два пригнув и один оставив простёртый, сказал: «трие убо разумеем, о едином же беседуем». Смотри же, сколь ясно открывается ложь в том, что приводит Макарий, то есть, будто бы Мелетий два перста совокупил, а три пригнул. Ибо сие со словами Мелетиевыми, которые и сам Макарий повторяет, несогласно. Слова бо Мелетиевы: «Трие убо разумеем, весьма изрядно представлены были тремя перстами не наклонёнными, но протяжёнными. Два же перста хотя бы совокуплены были, не представляют едино, а един перст протяжённый означает едино весьма изрядно. И так слова Макариевы с сими Мелетиевыми словами: «о едином же беседуем» несогласны. Во всём же согласно со словами Мелетиевыми то, что Феодорит говорит, то есть, «и единому простёрту». Первее бо тремя перстами соединёнными и протяжёнными показал Троицу, и для того произнёс: «трие убо разумеем, потом два пригнув, и один оставив простёртый, сказал: «о едином же беседуем».

Из всего вышеизложенного совершенно явствует, что Мелетий и перстами и словами изобразил Пресвятую Троицу, три ипостаси и единого Бога. А об образе благословлять и креститься, как вопрошаемо не было, так и Мелетий о том ни слова не сказал, да и следа о сем не видно. Однако положим по Макариеву мнению, что тогда Мелетий учил, как до́лжно благословлять, и как креститься. Но сим мнение Макариево опровергается, православное же подкрепляется. Ибо Мелетий показал не два, но три перста, а потом два пригнув, один оставил протяженнын. Макарий же повелел благословлять и креститься не двумя пригбенными, но двумя простёртыми перстами. Православные же знамение крестное изображают тремя соединёнными и протяжёнными, и двумя пригнутыми перстами.

И сего явствует, что Макарий утверждает мнение лжемонаха Мартина Армянина. Сей бо Мартин еретик первый в России учил креститься двумя перстами. И он же, или кто-либо от учеников его изменил таковыми лжами и противностями проведанное Макарием списание. Макарий же обманувшись, хотя старался утвердить мнение Мартиново, однако не смел ни повелеть, ни сказать, чтобы Христиане крестились и благословляли по обыкновенному древнему образу494.

6) Примечай сугубое Аллилуйя, в главе 42 уставленное. В сей главе собор сей не только признался, что в Пскове, и Псковской земле по многим монастырям и церквам, да и в Новгородской земле по многим же местам говорили до днесь трегубое Аллилуйя: но ещё видел он и в древних книгах, как-то в Требнике и в других, что Аллилуйя глаголать до́лжно трижды495. Однако после сего не учинив никакого о сем рассмотрения, обычай сей отметает яко противный Апостольским и отеческим преданиям, начертав следующее своё определение: «и того ради отныне», (изрядно подлинно сии слова: «и того ради отныне»; ибо проповедует вещь новую, которая прежде не бывала) «всем православным Христианам говорити двоегубое Аллиуйя, а в третье: слава тебе Боже». Почто сие? «понеже известно, говорит, уведяхом от списателя жития преподобного отца нашего Евфросина, нового чудотворца «Псковского, како его ради святых молитв извести и запрети Пречистая Богородица о трегубой Аллилуйя, и повеле православным Христианам говорить сугубую Аллилуйю, а в третье: слава тебе Боже».

Кто есть списатель жития Евфросинова? Человек, которого и имени не известно. Что же содержится в житии Евфросиновом? Лжи и ереси: ибо величайшая и явная ложь есть, что будто Поляки и Немцы не веруют воскресению Иисус Христову. Другая же ложь ещё большая, что сии слова Евфросину поведала Богородица. Ибо сим образом сей лживый человек оклеветал Святую Матерь Божию, и соделал её виновницей таковой лжи. Ересь же всех ересей есть тягчайшая говорить, что Дух Святой вочеловечился, а не Сын Божий, и сие в житии Евфросиновом повторяется трижды496. С каким убо разумом, и по какой причине собор Макариев, определение мужа неизвестного, лживого, и сеятеля ереси предпочитает определению и непоколебимому преданию, и всегдашнему содержанию всей православной церкви?

«Поелику трегубое Аллилуйя несть, прибавляет, православных предания, но Латинская ересь, не славят бо Троицу, но четверят, и Святого Дух глаголют от Отца и Сына исходяща».

Латине Троицу Святую славят поюще: слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, крещающеся во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, и крестное знамение творяще во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Троицу не четверят. Веруют бо и исповедуют, яко в Троице не четыре, но три лица: Отец, Сын, и Святой Дух. Аллилуйя же глаголют они и единажды, и дважды, и трижды, и четырежды, и пять раз, как то видеть можно в церковных их книгах497. А оное справедливо, что Латине веруют, яко Дух Святой от Отца и Сына исходит. В восьмом бо веке по рождеству Христову, оставив они православной веры учение, начали верить, что Святой Дух от Отца и Сына исходит, и сие в самом Никейском православной веры Символе прибавить дерзнули. И потому они от Апостольской и православной святой церкви отсеклись и отделились. Но сей растлённый догмат ни к трегубому, ни к сугубому глаголанию Аллилуйя никакого отношения не имеет.

Послушаем ещё другого сильнейшего доказательства.

«Понеже бо, – говорит, – по-Еврейски Аллилуйя, а по-нашему, по-Русски, слава тебе Боже». О, чудные воистину люди! Хотят показать себя учителями Еврейского языка, не ведая и собственного своего по Грамматическим правилам. Аллилуйя, слово Еврейское, сложено есть из Аллилу, то есть, хвалите, и Иаг, что есть одно из имён, Богу приписываемых. Так, что Аллилуйя значит, хвалите Господа. Таким образом изъясняется в Словарях, сочинённых теми, кои Еврейский язык знали498ера печат 1749 года, Исихия печат. 1746. Калмета печат. в 1759 году.. Так изъясняют Божественный Иероним499 и Августин500.

Сверх вышеозначенных погрешностей и другие, в сем соборе, уповательно, найти мог бы тот, кто с большим вниманием, нежели мы, не возгнушался бы прочесть сто глав его. Но из означенных шести довольно видно, что все его деяния ни положены, ни утверждены законно.

В вещах же церковных есть то незаконное утверждение, которое противно или Священному Писанию, или Апостольским и соборным правилам, которые православная церковь вообще почитает, или несогласно с древними преданиями, утверждёнными непрерывным согласием и содержанием от всей православной церкви, или основанное либо на ложных и порочных свидетельствах, либо на превращённых, несходственных, и худо истолкованных текстах, или которое показывает вещь новую и православной церковью не принятую.

Рассмотрим ныне, что составляет незаконное утверждение сего собора, оставив то, что все его утверждения делает сомнительными и подозрительными, как-то в первом из вышеписанных примечаний показано.

Во втором же, из оных примечаний состоит незаконное утверждение о небрадобритии.

1) Поскольку утверждено ложным и смешным свидетельством о Константине Ковалине. Никто бо не повествует из Историков, что он был изобретатель брадобрития. А хотя бы он и брил свою бороду, однако из сего не следует, что нам брить бороду не позволительно. Ибо то нам не позволительно, что возбраняют законы Божественные, а не то, что Ковалин делал.

2) Поскольку основано на ложных правилах. Подводит бо правила Апостольское и собора Трулльского, но их нигде не находится, да и не было.

3) Поскольку доказывается текстами Священного Писания, не только несходственными и худо истолкованными, но ещё и превращёнными. Ибо в тексте, Левит гл. 19 написано: «не сотворите обстрижения кругом от влас глав ваших». Собор же Макариев пишет: «не постригайте усов ваших». Подобно же и в тексте Числ гл. 6 ст. 5: «бритва да не взыдет на главу его, а собор Макариев написал: «постризало да не взыдет на браду вашу.

В третьем, незаконное утверждение есть об установлении празднества в день субботы.

1) Поскольку основывается на порочном основании. Порочное же потому, понеже взято от правил или заповедей Апостольских, которые, яко от еретиков искажённые, отринуты Св. шестым вселенским собором Трулльским.

2) Поскольку кроме того, что показывает дух Иудейства, не согласно есть с преданием и содержанием православной церкви.

3) Поскольку 29 правилу святого Лаодикийского собора, в котором сии слова находятся: «всяк Христианин не в субботу празднует, но в неделю.

Толкование: аще убо который Христианин в субботу празднует, и не делает, таковой со Иудеи празднует и жидовствует. Сего ради подобает в субботний день делати, не делати же и праздновати в неделю». Равно же противоречит 70 правилу Апостольскому, которым возбраняется верным праздновать с Иудеями.

В четвёртом, об изменении и приложении чинов или церемоний. Изменения и приложения в церемониях, и новые церемонии не суть законные. Ибо никто не имеет законной власти, без согласия всей церкви, и без надлежащей крайнейшей нужды, сделать какое-либо в преданных от православной церкви церемониях приложение, или отъятие, или изменение, а гораздо более составить новые. Иначе же все древние церемонии, преданные и хранимые вселенской православной церковью, изменены будут. Следовательно, православные Христиане не будут уже более во всём соглашены. Божественный же Павел о целости Христианского согласия усердно молил: «Бог же, – глаголал он, – терпения и утешения да даст вам тожде мудрствовати друг ко другу о Христе Иисусе: да единодушно едиными усты славите Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа»501. Тех же своих церемоний и сам Макарий ничем не мог утвердить. Но его воля была утверждение, и утверждения основание. Сколь же важно утверждение, основанное на единой только человеческой воле, всякому известно.

В пятом, об изображении крестного знамения, и о благословении двумя перстами, есть утверждение незаконное.

1) Поскольку на сомнительных, а притом и ложных основано свидетельствах, то есть, якобы Апостолы и Отцы сие предали, и якобы Иисус Христос крестное знамение изображал, и благословлял двумя перстами, и будто бы списание Феодоритово и Мелетиево так научило.

2) Поскольку противно преданию и непрерывному содержанию всей православной церкви. Все бо православные Христиане, в различных странах живущие, и в далечайших между собой расстояниях, согласно знамение крестное изображают первыми соединёнными тремя перстами и последними двумя пригбенными. Благословляют же второй перст простерши, что изображает И, третий ко второму наклонивши, что изображает С, первый же и четвёртый сложив наподобие Х, а пятый наклонивши к ним, что изображает С. А сии буквы, то есть, И. С. Х. С. означают Иисус Христос. Таковым образом все православные в России, Грузии, Молдавии, Валахии, Булгарии, Сербии, Далмации, Греции, Палестине, Аравии, Кесариин, Антиохии, Александрии, и проч. знамение крестное всегда изображали, и доднесь изображают, благословляли, и доднесь благословляют. Никогда же о сем не было ни спору, ни разнообразия, ни стязаний, кроме России, в которой от времени еретика Мартина, он, и некоторые от учеников его начали иным образом благословлять и креститься.

В шестом, о сугубом Аллилуйя не есть законное утверждение.

1) Поскольку противно всеобщему преданию всей православной церкви, которое от самого начала его приятия даже до сего дня твёрдо и верно сохраняет без всякого противоречия, исключая собор Макариев.

2) Поскольку утверждается на ложном толковании Аллилуйя.

3) Поскольку противно Священному Писанию. В Апокалипсисе бо, в главе 19, писано есть, что на небеси пели Аллилуйя не дважды, но трижды, а притом прилагали, «хвалите Бога нашего». И потому православная земная церковь, подражая церкви небесной, трижды поёт Аллилуйя, прилагая, «слава тебе Боже». И таким образом славит она три Ипостаси, Отца, и Сына, и Святого Духа, и единого Бога.

Сии заблуждения к ересям не относятся, поелику ни они противоречат православным догматам веры, ни отцы, бывши на Макариевом соборе, еретики были, да и намерения их не было установить что-либо против матери своей православной церкви. Еретики бо, по определению Василия Великого502 «суть, иже верой чужди».

Макарий же и его сочлены были обмануты испорченными книгами, коих погрешностей они не могли различить по своему невежеству и суевериям, кои суть дщери невежества, и которые разум их приводили в замешательство.

Относятся же сии заблуждения, без всякого сомнения, к расколу. Когда бо, по слову того же Василия, «раскольники суть те, которые для неких церковных вин, и удоболечимых вопрошений, между собой имеют распри»503: то колико больше те суть раскольники, кои о сих церковных винах и удоболечимых вопрошениях, после толиких доказательств и увещаний, не только раздоры творят между православными, но ещё отставши от пути спасительного и от матери своей православной церкви, упорно в том закосневши пребывают. Что бо есть иное раскол, если не разделение и отторжение? Кои не то говорят, что говорит вся православная церковь, и не то мыслят, что они, но с ней имеют распри, те суть раскольники. «Молю же вы, братие, – так писал Божественный Апостол Павел к Коринфянам, – именем, Господа нашего Иисуса Христа, да тожде глаголете вси, а да не будут в вас распри, да будете же утверждены в том же разумении и в той же мысли. Возвестися бо ми о вас, братие моя, посланным от Хлоиса, яко рвения в вас суть»504. Те рвения кончились; О! когда бы и сии!

Вопрос 5. Первенствующие Российские святые отцы, и досточудные мужи, которые благодатью Божией, нетлением телес прославлены, и чудодействием обогащены, до лет стоглавного собора, и по соборе, по тем ли самим сущим на хартии и бумаге писаным и печатанным книгам спаслись, которые и поныне всюду имеются, или по другим каким?

Ответ

Не книги спасают души наши, но православная вера, с добрыми делами сопряжённая. «Шедше, – повелел Господь своим Апостолам, – в мир весь, проповедуйте Евангелие всей твари. Иже веру имеет и крестится, спасён будет: а иже не имеет веры, осуждён будет505. Шедше, убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам»506. Подобными словами о спасении нашем и святые Апостолы и святые Отцы глаголют. Но никто не сказал, что книги суть спасители душ наших.

Если кто непрестанно читает означенные книги древнейшие рукописные или печатные, православной же веры не имеет, или презирая законы Божии, во грехах своих без покаяния умирает, то чтение книг его не спасёт, но вечно осуждён будет. Напротив же, если кто никакой книги не читает, или читает непрестанно новые и какие-нибудь, истинную же веру с поучением в добрых делах сохраняет, то чтение таковых книг вреда ему не приносит никакого, но спасён будет. «И изыдут, – глагола Господь, – сотворшие благая, в воскрешение живота: а сотворшие злое, в воскрешение суда»507. Сие есть определение всемогущего Бога.

Что в древние Российские книги вкрались некоторые погрешности, или от неискусных переводчиков, или от нерадения, либо невежества писцов, или и от лукавства еретиков, как-то Мартина Армянина и его учеников, о сем никакого сомнения не оставили нам свидетельства:

1) монаха Максима Грека, который именно приметил знатнейшие некоторые погрешности.

2) Благочестивейшего Царя Иоанна Васильевича в пятом его вопросе, предложенном Макариеву собору. Слова его суть следующие: «Божественные книги писцы пишут у нас не с правленых переводов, а написав не правят же, описи к описи прибывают, а чтецы по неправленым тем книгам в церквах Божьих чтут, и поют, и учатся: что о сем небрежении, и о великом нашем нерадении от Бога будет по Божественным правилам»? А что есть неисправленные книги, оный собор ответом своим во главе 28 утвердил, и править их указал, таким то есть людям, которые не имели ни силы, ни искусства исправлять.

3) Несходства между книгами, печатанными во время Российских Патриархов, Иова, Иосифа, «Филарета, Иоасафа», из коих некоторые означены в книге Пращице, в ответе 14.

4) Слова, находящиеся в Филаретовском Требнике, печатанном в лето от Р.Х. 1723508. «Слышавше Благочестивейшие пастыри они, Богом венчаный Царь Михаил Феодорович, и отец его Святейший Филарет Патриарх, много некое и преизлишнее в Божественных разногласие, еже и заповедям Господа нашего Иисуса Христа несложное стихословие: и о сем разумно внемлюще и помышляюще, откуда есть вина толикого разногласия Божественных Писаний? Точию за небрежение и леность, и неведение Божественных Писаний всякое несогласие и несостояние в церковном соединении случающееся, и так самовольно терпим небрежения путь правый покрывашеся. И повелеша от градов книги харатейные добрых переводов древних собрать, и во свидетельство Божественных Писаний стихословие исправлять, яже неисправлением от переписующих и многолетных обычаев погрешена быша».

5) Слова Иосифа Патриарха обретающиеся в Апостоле печатанном 1747 года: «Слава иже в Троице славимому Богу нашему, о нем же всякое дело благо начало приемлет, и в совершение приходит. Той же и сему Богодухновенному Божественного Писания делу в совершение сей блаженной книги Апостола конец положи. Вас же, О Богособранная чета православия! отец и братию освященных и причет, паче же и простых, и всех в благочестие преспевающих и в Божественных Писания догматах прилежащих, мы грубые, ни делу, ни слову не искусные, все, потрудившиеся, припадающе праха персти с купно коленным наклонением лица своя прилагающе, и с усердием молим прощения просяще, и да не сподобимся от вашего преподобия, елика убо вникнув обрящете в сей книге погрешительное за недоведение наше разумного пошествия, яко да и вы от направляющего умные слухи с разумений сердец наших милость получите от Бога, а забвение и скудость в разуме над всеми нами хвалится. По совету же соборной церкви исправите недоконченное, или погрешенное в разуме». Из сих слов видно, что Святейший Патриарх Иосиф хотя исправил некоторые погрешности, однако не уповал, чтобы все были исправлены: и для того завещал недоконченные или погрешенные в разуме исправить по совету соборной церкви. Сей святейший его совет и был исполнен во время Благочестивейшего Царя Алексия Михайловича.

Итак, первенствующие Российские святые Отцы и досточудные мужи до лет Стоглавого собора, и по соборе хотя имели в руках испорченные книги, однако мысль их держала догматы православной веры, уста их глаголали, что в тех книгах было написано: но сердце их сопряжено было с истинной верой. Читали книги испорченные: но поучались в нетленных делах добродетели. Книги сии не отделяли их от единства святой соборной и Апостольской православной церкви. Её всегда они почитали, с ней соединены были, и от неё все таинства и дары Духа Святого принимали. И потому книжные неисправности не могли препятствовать вечному их спасению. Имеем в древности примеры, которые довольно уверяют нас, что сие истинно.

Около 245 лета, прежде пришествия Господа нашего Иисуса Христа, Ветхий Завет попечением Птоломея Филадельфа преложен был с Еврейского языка на Греческий. С того времени даже до 254 года по Р.Х. от небрежения писцов после многократных списываний Греческого текста, через столько веков введены были в Греческий Ветхий Завет убавления, приложения, перемены. Когда таковые неисправности в книгах приметила почтенная древность, то справляясь с подлинниками Еврейскими, и сличая древнейшие книги с новейшими, начала исправлять книжные погрешности. Ориген, бывший тогда ещё православным, и прежде падения своего в ереси, святой мученик Исихий, и Лукиан, пресвитер церкви Антиохийской, святой мученик Панфил купно с Евсевием Кесарийским в разные времена предприняв дело исправления, счастливо оное совершили. Книги же, исправленные ими и обнародованные, святая православная церковь, превознесши многими похвалами, приняла с великой радостью: испорченные же древнейшие отвергла, и предала забвению. Сие утверждают святой Епифаний509, святой Афанасий510 и блаженный Иероним511.

Сверх сего многие от многих писаны были Евангелия, как-то святой Евангелист Лука сими словами объявляет: «Понеже убо мнози начаша чинити повесть о извествованных в нас вещах. Якоже предаша нам, иже исперва самовидцы и слуги бывшие словесе: Изволися и мне последовавшу выше вся испытно, по ряду писати тебе, державный Феофил»512. Таковые же Евангелия были: Евангелие Евреев, первое Евангелие святого Якова, Евангелие правды, подобное Валентинову, Евангелие святого Фомы, Евангелие святого Павла, подобное Евангелию Маркионову, и другие: из всех сих Евангелий Божественные Апостолы в 85 правиле своём четыре только утвердили, яко истинные, неиспорченные и святые.

Какое же множество Христиан в продолжение двухсот пятидесяти четырёх лет по Христе читало испорченные книги Ветхого Завета? Какое множество Христиан прежде Апостольского 85 правила читало Евангелия неутверждённые и испорченные? Однако бесчисленное их количество яко звёзды просияли в церкви Иисус Христовой, служа Богу истинной верой и святыми делами.

Прилежно же надобно примечать, что как сии древнейшие святые, так и первые святые отцы Российские и досточудные мужи хотя испорченные книги употребляли, однако были члены, соединённые с церковью, то есть, с Телом Иисус Христовым, и ей совершенно повиновались. Ибо кто отделён от православной церкви, и ей повиноваться не хочет, тот ни святым, ни спасённым быть не может, но должен считаем быть яко язычник и мытарь. Сие определение не человека, но Бога Творца неба и земли, который сказал: «аще же и церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь»513.

Вопрос 6. Видим мы из святых отцов писания первенствующей матери нашей Греко-российской православной церкви на хартии и бумаге писанных и печатанных книгах от времён Князя Владимира даже до лет Царя Алексия Михайловича, все те книги свидетельствуют и повелевают двумя перстами креститься и людей благословлять, а на не крестящихся так клятву положили: то справедливые ли первенствующей святой Греко-российской церкви те харатейные, и на бумаге писанные и печатные книги, повелевающие так иметь, и всё то твёрдо содержать, или несправедливы? А когда несправедливо, то почему несправедливо?

Ответ

Книги сии, которые повелевают двумя перстами креститься и люди благословлять, и полагают на тех клятву, кои так Креста не изображают, не суть истинные книги первенствующей Греко-российской церкви, то есть, ни те самые, кои с Греческих книг преложены на Российский язык, ни же точные их копии. Несправедливы же потому, что в подлинных Греческих книгах не написано, чтобы креститься и благословлять двумя перстами.

Немало читали мы Греческих книг как рукописных древнейших и новейших, так и печатанных в разные времена и в разных местах. Пред Богом же исповедуем, что нигде не обрели мы, чтобы креститься и благословлять двумя перстами. Многих видели мы Греков православных Христиан от разных стран, многих монахов от различных монастырей, и мест пустынных из горы Афонской и Синайской и от монастыря Иерусалимского святого Саввы, а кроме сего Архиереев и Патриархов: свидетельствуем же вам, что все, никого не исключая, крестятся тремя первыми перстами совокупленными, и двумя последними пригнутыми: благословляют же слагая персты во образ Ис. Хс. как то в ответе на вопрос четвёртый сказано. О знамении же крестном и о благословении двумя перстами ни следа до того, как появилось сие в России, в Греческих книгах не было, да и между Греками не было о сей вещи когда-либо ни стязания, ни же одного слова. Греки же, вместе живущие с Армянами, ведают, что Армяне двумя перстами крестятся и благословляют. Не только же православные Греки, но и всякого рода православные Христиане крестятся первыми тремя перстами совокупленными, и двумя последними пригнутыми, и благословляют, как выше сказано. Сие не есть слово, но дело, о чём вы сами, если уверению нашему не верите, испытать можете.

Что на сие вы можете сказать? Может быть, сказать хотите, что все Греки все свои книги рукописные и печатные испортили, и пременив древнейшее своё всеобщее обыкновение, начали креститься тремя перстами? Но когда, и каким образом, и кем сие сделано, о сем никто ничего показать не может. Кто был сильный сей человек, который простёр руку свою и испортил все Греческие книги? А Греки, будучи слепы и глухи, или лучше сказать, бесчувственны, ему не противостояли, но повреждение его с величайшим удовольствием приняли. Быть так, что попортил он все книги и прельстил Греков: но как мог он прельстить всех прочих православных Христиан различных родов и языков так, что ни от кого никакой распри и противоречия не происходило? На каком языке он или проповедовал, или писал, так что все православные его послушали? Каким могуществом он или глас его перешёл в Азию, достиг в Африку, протёк Европу, взошёл на горы, вселился во все монастыри, вкрался в места пустынные, вопил во всех градах и весях, преклонил столькие тьмы тем человеков так, чтобы они, оставив двуперстное изображение креста, приняли новое предание тремя перстами креститься, и сказанным образом благословлять? Кто, имея здравый рассудок, может сему или поверить, или слушать, или воображать?

Всех православных Христиан, в различные времена принявших веру Иисус Христову, разнствующих языком, состоящих между собой в далечайших расстояниях, живущих под разными державами всеобщее совершенное согласие в триперстном знамении Креста и благословении вышесказанным образом есть неиспровергаемое и неоспоримое доказательство, могущее и вас, если беспристрастно сие рассмотреть восхочете, совершенно убедить и уверить, что Греческая церковь от начала даже до сего дня, непоколебимо без всякого противоречия, изображает крестное знамение тремя перстами, и благословляет вышеизъяснённым образом, с нею же согласны в сем все прочие православные церкви; следовательно, никакого не может быть сомнения, что и Российскую церковь, когда она приняла Христианскую веру, то есть, во время Владимира, Греческая церковь и словом и писанием научила креститься тремя перстами и благословлять сказанным образом. Ибо она не могла другое верить и творить, и другое учить.

Сверх сего, если бы известны не были все обстоятельства о двуперстном знамения креста и благословении: то мог бы кто-нибудь спросить, каким образом новость сия введена в Россию? Но обстоятельства все известны и несомненны. Известен источник, известен творец новости, и время, в которое она появляться начала в России.

И в ответе нашем на вопрос второй сказано, что в лето 1149 лжемонах еретик Мартин Армянин в книге своей, составленной из двадцати глав, и названной им «Правда», начал всевать в Россию свои ереси и новости, и продолжал их проповедовать, а особливо внушать духовенству, даже до 1157 года, то есть через 8 лет. Помянутую свой книгу давал он многим списывать, с которой написано было, как сам Мартин признался, сто копий514. Из двадцати глав сей книги в девятой учит он ходит посолонь: в шестойнадесять – говорить дважды Аллилуйя: в осмойнадесять – благословлять и креститься двумя перстами. Проповедание его в России было успешно. Ибо что из духовенства многие защищали Мартина, то бывший в Киеве в 1157 лето собор сими объявляет словами: «Некие же духовного чина Мартина Армянина защищающе, понеже учение его злое яко истинное прияли и держахуся».

Итак, двуперстное изображение креста и благословение проистекло из секты Армянской. Начальник, который первый учил в России сей новости, противной древнейшему церковному преданию, есть Мартин Армянин. Время, когда он начал ей учить, есть 1149 год. Кто убо может более сомневаться, что или сам тот Мартин, или его ученики, которые его защищали, попортили книги, кои вы называете первенствующей Российской церкви. Повреждение сие скрытно распространялось дотоле, как напоследок в 1551 году Макарий со своим собором уставил креститься и благословлять двумя перстами, говорить Аллилуйя дважды, прибавив к тому и прочие свои суеверия, как-то в ответе нашем на вопрос четвёртый показано.

Сия есть истина чистосердечная, несомненная и святая! Из чего явствует, что книги, коих вы именно не означили, каковы бы они ни были, не суть истинные и верные книги первенствующей Греко-российской церкви, кои во дни Владимира преложены были на Российской язык. Не суть верны и истинны, поскольку превращены и изменены лжеучением Мартиновым. Прежде они были истинны и верны, и яко пшеница чистая, но после враг человек, спящим пастырям, всеял посреди пшеницы плевелы515.

Вопрос 5. Паки: как мы видим из вышеписанных святых книг первенствующей матери нашей Греко-российской святой церкви, довольное число личное и достоверное свидетельство о двуперстном сложении, к знаменованию лица и к благословлению Христоименитых людей, чему в согласность, то же видим и на святых чудотворных Греческих и прочих древних святых иконах благословящие и молящие руки, ясно во свидетельство показывают в два перста, как то в Царствующем граде Москве и в прочих местах: то справедливо ли как во святых книгах, так и на святых иконах такое сложение перст, или несправедливо?

Ответ

Для чего не хотели вы именно сказать, какие сии книги? Мы совсем не знаем, которые книги почитаете вы книгами первенствующей Греко-российской церкви. До́лжно ведать, что каковы бы они ни были, однако не надобно верить ни всем книгам, ни всему тому, что в них видим, хотя бы они и святыми книгами именовались. Какая бо книга святее или Божественнее, как Евангелие? Однако злоба и лукавство еретиков коснулись и святейшего Евангелия, и оное попортили. Кто бы мог сему поверить, если бы не уверяли несомненные свидетельства? Божественный Епифаний подаёт пространное и ясное свидетельство, что Евангелие святого Луки попорчено было еретиком Маркионом. Вот самые слова Епифания: «оная Маркионова книга от самого характера является быть Евангелием Луки. Но якоже она бысть им (Маркионом) обкроена, ни начала имея, ни средины, ни конца, подобная убо одеянию многим молью съеденному. Абие бо в начале вся, яже от начала Лукой написанная, сиречь, якоже глаголет: Понеже убо мнози начаша чинити повесть516, и проч. и яже о Елисавете и Ангеле благовествующем Марии Деве, о Иоанне же и Захарии, и о родословии рождения в Вифлееме, та же и о крещении: сия вся обрезав прескочи, и начало Евангелия сицево положи: „в пятое же надесять лето владычества Тиверия Кесаря“517 и проч. Отсюда убо он начинает, и не по ряду паки пребывает, но иная, якоже предрекох, обсецает, иная же прилагает верху и низу, не право шествуя, но зле вся обтекая. Оная же суть следующая»518. Следуют же он повреждений исчисленных святым Епифанием. А посем прибавляет он и те повреждения, которые тот же Маркион учинил в посланиях Апостола «Павла к Римлянам, в 1 к Солунянам, к Колоссянам, к Филимону, к Галатам, в 1 и 2 к Коринфянам». Заключает же святой Епифаний, что Маркион то попортил, что противным судил он своим вымыслам. «Сия бо, – глаголет, – человек скотен судил есть единая токмо противна быти лжесоставному его вымыслу».

Подобное же и прежде Маркиона учинил еретик Коринф, современник Апостолам. Он убавил Евангелие святого Евангелиста Матфея, так что ученики его Евангелие употребляли с убавлением, как-то сам Епифаний свидетельствует сими словами: «Евангелие бо от Матфея не всецелое, но часть его только употребляют»519.

Итак, если бы кто читал попорченную Маркионом книгу, не ведая, что Маркион оную испортил, и видел бы своими очами, что в ней не находится ни родословия, ни рождества в Вифлееме, ни крещения Иисус Христова, ни истории об Иоанне и Захарии (всё бо сие Маркион исключил): читая же книгу не хотел бы ни о чём другом рассуждать, кроме того, что видит, то есть, что всего сказанного нет, и что книга называется Евангелием святого Евангелиста Луки: тот без сомнения стал бы верить, как и Маркион, что Иисус Христос не в самой вещи родился от Девы Марии, но по одному мечтанию. Итак, не ведая, что он сделался Маркионистом, и считая себя православным, был бы учеником Маркионовым.

Сие случается со всеми теми, кои читают книги без рассмотрения, и всему, что в них видят, верят без всякого испытания и рассудка. Ибо если еретики человеки, не имеющие никакой совести и во мнениях своих весьма упорные, на подкреплении своих ересей и повреждение православных дерзнули попортить и самое слово Божие, то есть, Евангелие и послания Божественного Павла: то сколь более вероятно, что они дерзнули для утверждения своих мнений, и для прельщения других, коснуться и церковных книг, и в них прибавить или убавить, или каким-нибудь образом испортить то, что с учением их сходно не было? А сие они делали в разные времена и в разных книгах святых отцов, что подробно описывать для краткости оставляем.

«Будете убо, – повелел Господь, – мудры яко змия, и цели яко голуби»520. Блаженный же Апостол Павел поучает нас: «блюдите убо, как опасно ходите, не якоже не мудры, но якоже премудры»521. Сии святейшие и полезнейшие заповеди Господа и его Апостола до́лжно хранить во всех делах наших. Итак, при чтении книг не должны мы быть не мудры, но благоразумны и премудры. Не прилично, чтобы яко немудрым, почитать всякую книгу по одной только её надписи, и верить всему, что в ней видим, но чтобы, яко благоразумным и премудрым испытывать, что книга, которую мы читаем, утверждена ли всей православной церковью, или нет? Рассматривать до́лжно, всё ли то, что в ней видим, согласно с догматами, законами, преданиями и содержанием вселенской православной церкви, или нет? Если вся православная церковь признаёт ту книгу за истинную, и всё, что в ней находится, приемлет, и содержит: тогда оную почитать, и всему, что в ней видим, верить мы обязаны. А иначе, то есть, если книга не утверждена православной церковью, или содержит что-либо противное учению святой православной церкви: тогда нам, яко благоразумным и премудрым, её не почитать, и то, что противно или несогласно с православным церковным учением, опровергнуть и не верить.

Для того и вам, когда вы читаете стоглавник или другие из тех книг, которые означаете вы без имени, до́лжно не яко не мудрым, смотреть на одно только её название, то есть, смотреть только, что она собор Макариев, или книга первенствующей Греко-российской церкви: ибо сего не довольно для оказания ей почтения, и чтобы верить всему, что в ней видите. Поскольку и книга, Евангелие, испорченное Маркионом, именовалась Евангелием святого Луки: и в ней всяк видел, что нет родословия, рождества и крещения Иисус Христова: но надлежит вам, яко премудрым рассматривать:

1) что собор Макариев изобилует пороками, как то показали мы в ответе на вопрос четвёртый.

2) Что двуперстное знамение Креста и благословение есть заблуждение Армянское.

3) Что креститься двумя перстами первый в России учил еретик Мартин Армянин.

4) Что двуперстное знамение Креста есть противно преданию всем православной церкви.

5) Что все православные Христиане, не исключая никого, по древнейшему преданию единообразно крестятся не двумя, но тремя первыми перстами, и благословляют прежде сказанным нами образом: следовательно, будучи мудрым яко змиям, которые избегают всякого вреда, и простым, яко голубям, кои суть непорочны, заключить до́лжно, что свидетельства об учении двуперстного сложения, яко противные преданию вселенской церкви, и порождение Армянского учения, никакой веры не достойны. И для того им не верить, но удаляться от них яко вредных, и хранить себя яко от скверны Армянской.

О ясном же свидетельстве двуперстного сложения, которое видите вы на святых чудотворных Греческих и прочих древних святых иконах, до́лжно знать:

1) что все почти иконописцы суть люди весьма незнающие, кои никогда не читали ни Божественного Писания, ни церковной истории. От чего бывает, что многие изображения пишут они несходными с самыми делами и истиной. На иконе рождества Иисус Христова пишут женщину, которая наподобие повивальной бабки отроча омывает: в вертепе же, где Христос родился, бабки повивальной не было, да и святейшее тело Иисус Христово, рождённое от Девы до рождества, в рождестве и по рождеству, омовения не требовало. Но сама Пресвятая Дева, его родившая, повит его, и положи его в яслях, по Евангельскому свидетельству522. Пишут Иоанна предтечу держащего Крест и благословляющего рукой. Но он как скончался прежде страдания и Креста Христова, то никогда ни Креста не держал, ни рукой не благословлял. На иконе сошествия Святого Духа пишут Божественного Апостола Павла сидящим вместе с Апостолами, а он тогда никак не заседал с ними, поскольку был ещё гонителем церкви. Пишут иногда святого Харлампия в омофоре, а он не был Архиерей, но священник; прочие погрешности иконописцев кто может исчислить? Писали в древности Агнца, показуема перстом Предтечевым, но сие вселенский Трулльский собор в 82 своём правиле запретил.

2) Кому не известно, что иконописцы за деньги иному напишут, что он хочет, без всякого противоречия. Таковых ли человеков дела суть ясные свидетельства двуперстного сложения? На том ли уверяется, что видите изображённое таковыми невежами? На тех ли человек свидетельствах хотите положить свои основания, которые соделали, и соделывают столько погрешностей в иконописании? Но если те, кои писали иконы, на которых видели вы руки благословящие и молящие, то есть, крестное знамение изображающие (сие думаю, а не другое, что вы разумеете чрез слово молящие) в два перста, были подкуплены деньгами от Мартына, или от учеников его, то где станут сии ясные свидетельства?

Но вы сказуете, что видите благословящие и молящиеся руки в два перста и на святых чудотворных иконах Греческих. О сем по искренней совести мы можем вам свидетельствовать, что ни на какой Греческой иконе из тех, кои мы видели (видели же мы несчётное количество, между коими были и самые древнейшие) не было изображений благословящих или молящихся в два перста. На всех же, где написаны благословящие изображения, благословляли таким образом, как выше нами сказано, и как благословляют все православные. Первый раз в России видели мы изображения благословящие в два перста, и о сем почудившись вопрошали предстоящих, для чего так персты пишут? На сие отвечали: раскольники-де, спорят, что так должно благословлять, и сии суть их иконы.

О сем деле, если хотите, легко можете вы быть уверены, послав из своих кого-либо в Грецию, Палестину, Аравию. Да идёт он в монастыри Афонские, в монастырь на острове Патмосе, в церкви Константинопольские, и в монастыри, состоящие на малых островах близ Константинополя. Да идёт он в монастыри Иерусалимские, и в монастырь горы Синайской. Во всех сих увидит древнейшие иконы. Да идёт на остров Кипр, где есть монастырь Кика: в Пелопонес, где есть монастырь Спилея. В сих двух монастырях находятся две иконы Богородицы, писанные святым Евангелистом Лукой. Сей посланник, возвратившись к вам, если будет он верен и правдоглаголив, о том вас уверит, поскольку ему более, может быть, верить восхотите.

Об иконах же, в России находящихся, до́лжно послушать двух преосвященных Архиереев: Питирима, Епископа Нижегородского, и Феофилакта, Архиепископа Тверского. Они о сем гораздо более, нежели я, будучи иностранный, ведали. Первый из них Питирим свидетельствует523: что на саккосах, обретающихся в Патриаршей ризнице от лет преосвященнейшего Митрополита Фотия на омофоре, иже от лет шестого вселенского собора, на потире Антония Римлянина, на кресте Корсунском, на образах Богородицы Знамения и Иерусалимской, и на множайших древнейших святых иконах, кои множества ради оставляет, изображения благословляют не двумя перстами, как вы сказуете, но перстами, сложенными таким образом, как выше мы изъяснили, и как благословляют все православные Христиане. Прибавляет же сам Питирим, что все иконы, на коих изображены двуперстные сложения, писаны не на востоке, то есть, не в Греции, но в России. А когда, кем, и где иконы сии писаны, они сами о себе свидетельствуют обретающимися на них подписаниями. Второй, то есть, Феофилакт видел в Киево-Печерской Лавре у мощей преподобных отец, персты рук, которые им и тиснению преданы, с присовокуплением свидетельства той Лавры соборных. Персты же сих рук сложены так, как слагают их православные Христиане, когда творят крестное знамение, то есть, три первые перста в них совокуплены, а прочие два пригнуты524. Если вы сим преосвященным верить не хотите, то как приводимые ими вещи отстоят от вас не далеко, сами вы испытать и видеть оные можете.

Но почто прибегать к иконам, и искать свидетельства в изображённых на них руках, которые вам не могут ответствовать? Не гораздо ли лучше искать таких свидетельств в слове живых человеков? Не бо́льшую ли силу имеет свидетельство святейших четырёх Патриархов, преосвященнейших Митрополитов, Архиепископов и Епископов, пресвитеров, диаконов, причётников, монашествующих, всех православных Христиан, в различных странах обитающих, нежели руки, на иконах изображённые, такими иконописцами, коих вера сомнительна, а невежество известно? Не больше ли важности имеет единогласное слово неизмеримого количества всех православных Христиан, нежели изображения, писанные то тем, то другим иконописцем, обвыкшим делать погрешности? Вопросите вы о сем все Православные церкви, всех православных Христиан какого-либо рода, страны, языка, состояния и чина. Все единогласно вам будут ответствовать: что креститься предано не двумя, но тремя перстами, и благословлять не двумя перстами, но соединив их вышеизъяснённым образом. И так сие согласное всей церкви Божией свидетельство довольно доказывает, что двуперстное сложение не есть справедливое, то есть, законное или древнее, или предание святой церкви, но есть несправедливое, сиречь незаконное, новое, и церковному преданию противное. Сему согласному всей церкви Божий слову внимающе добре сотворите. Оно бо, яко светило, во тьме сомнений ваших вас просветит.

В искании таковых свидетельств бывайте подражатели блаженному Апостолу Петру. Он своими очами зрел Господа нашего Иисуса Христа, зрел все его чудеса, зрел преображение его на горе Фаворской, зрел его страдание, смерть, воскресение и вознесение на небеса: однако мыслил он и утверждал, что свидетельство словес Пророческих достовернее, нежели свидетельство очес его: «не ухищренным бо баснем, – глаголет, – последовавше сказахом вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, но самовидцы бывше величественного. Прием бо от Бога Отца честь и славу, гласу пришедшу к нему такову от велелепной славы: Сей есть Сын мой возлюбленный, о нем же аз благоизволих. И сей глас мы слышахом с небесе сшедше, с ним суще на горе святей, и имамы известнейшее Пророческое слово, ему же внимающе, якоже светилу, сияющу в тёмном месте, добре творите, дóндеже день озарит, и денница воссияет в сердцах ваших»525.

Вопрос 8. Первенствующей матери нашей святой Греко-российской церкви пастыри и учители, то есть Патриархи, Митрополиты, Архиепископы и Епископы, и прочие церковные учители исповедуют в вышеписанных книгах в сложение перстов в указательном и великосреднем Божество и человечество, Бог по Божеству, а человек по вочеловечению, а великим и малым, и что подле малого, сими образуют Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, единого Бога в трёх Лицах, чему согласует и Платон, Митрополит Московский, и весьма похваляет такое православное в перстах исповедание, о чём свидетельствует он в сочинённой своей книжице, глаголемой Увещание, на листе 44 и 45: то Преосвященный Платон справедливо ли так разумеет, и исповедует с первенствующими Греко-российской святой церкви учителями, или несправедливое и аще несправедливо, то почему несправедливо?

Ответ

В первенствующей святой Греко-российской церкви Патриархов в России не было. Ибо первенствующая Греко-российская церковь начала существовать во времена Князя Владимира, то есть, в лето по рождеству Христову 988. Первый же Российский Патриарх Иов посвящён был в лето 1589, в царствование Благочестивого царя Феодора Иоанновича, то есть, спустя 601 год от основания первенствующей Греко-российской церкви.

Вы говорите в вышеписанных книгах: а выше, то есть, в предыдущих вопросах никакой книги именно не означили. Сказали только, что книги первенствующей Греко-российской церкви. А книги первенствующей Греко-российской церкви суть те, которые с Греческого на Славенский язык перевели два родных брата Архиереи Константин или Кирилл философ, и Мефодий, для употребления и пользы Моравов, как то пишется у преподобного Нестора526. Сих же книг ни вы, ни учители ваши не видели. Ибо Моравы во Иисуса Христа уверовали за сто лет до просвещения Ольги светом Христианской веры. Ваша же секта возникла в 1667 лето. Итак, напрасно вы в предыдущем вопросе говорите: «мы видим из книг первенствующей Греко-российской церкви свидетельство о двуперстном сложении, и в сем вопросе паки повторяете, что пастыри и учители, то есть Патриархи, Митрополиты, и прочие учители исповедуют в вышеписанных книгах, то есть в книгах первенствующей Греко-российской церкви. Ибо как Российские Патриархи, кои во время первенствующей Греко-российской церкви не существовали, могут исповедовать в книгах первенствующей Греко-российской церкви? Но когда, и где вы или учители ваши видели книги первенствующей Греко-российской церкви, те, то есть, книги, которые с Греческого языка переведены были Константином и Мефодием, когда никто не ведает, что они от ветхости ли истребились, или обстоятельствами времён где-либо сокрыты лежат?

Поскольку же предложенное ныне вами толкование двуперстного сложения читали мы в 31 главе собора Макариева, то никак сомневаться не можем, что когда предлагаете вы книги первенствующей Греко-российской церкви, то разумеете книгу стоглавник. Но до́лжно знать, что книга сия весьма далека от книг святой первенствующей Греко-российской церкви. Ибо вышла она после тех книг спустя более пяти веков, то есть, 563 года. Поскольку первенствующая Греко-российская церковь существовала в десятом столетии, а Макариев собор был в шестомнадесять столетии. Сверх того тщательно до́лжно примечать, что на сем соборе ни Российского, ни другого какого Патриарха не было: следовательно, в сей книге Патриархи не исповедуют.

На толкование же двуперстного вашего сложения ответствуем следующее: всяк, кто слагая какие-нибудь три перста, или три лампады, или три цвета, или иные какие три вещи, сказует, что он сие творит для образования, Отца, и Сына, и Святого Духа, Бога единого в трёх Ипостасях: то православные Христиане сие его толкование и исповедание похваляют. Равно же, если кто или два какие-нибудь перста, или две лампады, или две иные какие вещи соединяя, говорит, что он сие делает для показания двух естеств во Христе, Божеского и человеческого: таковое его толкование и исповедание православные Христиане похваляют. А кто к знаменованию Креста персты слагает иным каким-либо образом, нежели как все православные Христиане к знаменованию Креста персты свои слагают, того до́лжно обличать, яко преступника всеобщего предания всей святой православной церкви. Ибо хотя толкование его и исповедание похвалы достойны: однако сложение перстов его на знаменование Креста есть противно преданию всей святой православной церкви. Божественный же Павел вопиет: «темже убо, братие, стойте и держите предания, имже научистеся, или словом или посланием нашим»527.

Что же надлежит до Преосвященнейшего Платона, Митрополита Московского, то он так изрядно и ясно говорит, что всяк без труда может понимать мысль его. Буде же вы без всякой причины ещё о его словах хотите сомневаться, то как он ещё, слава Богу, обретается в живых528, не от меня, а от его должны вы просить решения в вашем сомнении. Он верно как потому, что и сочинение его есть, так и потому, что он и меня самого наставить может, несравненно лучше, нежели я, ваши сомнения разрешит.

Вопрос 9. Первенствующие Греко-российской святой церкви учители в вышеписанных святых книгах пишут и свидетельствуют о двуперстном сложении так, что взято-де от Христа, Апостолов и святых отцов. В нынешних же новопечатных книгах пишут о двуперстном сложении иначе, и порицают то двуперстное сложение таким образом:


1 Арианством Скрижаль, лист 15
2 Несторианством Там же, лист 16
3 Македонианством
4 Злобожным разделением Там же, лист 796
5 Армянством Там же, лист 11
6 Ариевой пропастью Там же, лист 796
7 Армянским кукишем Обличение, лист 9
8 Армянской ересью Увет, лист 68 и 119
9 Адовыми вратами
10 Волшебным знамением
11 Демоносидением Розыск, лист 188
12 Чёртовым преданием Обличение, лист 26

И так сие вышеписанное ругательство и поношение на двуперстное сложение в новопечатных книгах писанное справедливо или не справедливо? И если справедливо, то почему справедливо?

Ответ

Вот другое доказательство, что вышеписанные ваши книги, которые вы почитаете книгами первенствующей святой Греко-российской церкви, есть самая одна только книга Стоглавник. В ней бо, в 31 главе сказано, что двуперстное сложение предано от Христа, от Апостолов, и святых отцов, и ещё, что сам Христос благословлял двумя перстами.

«Устны наша, – глаголет язык велеречивый у святого Пророка Давида, при нас суть: кто нам Господь есть»529? Устны Макариевы при нём быша, кто устнам его Господь бысть? Мог он говорить, что хотел. Сказал он, что двуперстное сложение предано Христом, Апостолами, святыми отцами, и что сам Христос благословлял двумя перстами: сказал, но на каком основании? Ни на каком. Каким доводом сие доказывает? Ложным и недельным повествованием о Мелетии, как то в ответе нашем на вопрос четвёртый показано. Человек, который жил по Христе по прошествии 1551 года Иисуса Христа самолично не видел, с Апостолами не беседовал, со святыми отцами не обращался, то слова свои нужно было ему утвердить или текстом Священного Писания, или свидетельством от правил Апостольских, либо соборных, или от слов святых отцов, или, по крайней мере, доказать истинными и твёрдыми доводами, что так вообще верует вся православная церковь. Но из всего того, чем бы мог он подкрепить своё определение, что предложил? Ничего, подлинно ничего, кроме испорченной и лжи исполненной повести о Мелетии. А хотя бы она была и истинная, однако показала бы противное мнению Макариеву, как то в ответе на вопрос четвёртый изъяснено. Для чего он на утверждении глаголов своих не приводит слов или Иисус Христовых, или Апостольских, или от правил, или хотя одного какого-либо святого отца? Причина воистину известная. Поскольку не имел чего привести. Ибо если бы он имел, то нет никакого сомнения, что предложил бы. Между тем примечать надобно, что он не смел сказать и того, что слова его свидетельствуются содержанием всей святой православной церкви. Ведал бо он, что обычай церкви с ним не согласует. Сказал только то, что было во власти устен его, а прочие его сочлены быв столько же учёны и премудры, как он и сам: то, что он без всякого основания, без всякого свидетельства, без всякого доказательства против церковного предания предложил, утвердили.

Макарий со своим собором не привёл никакого свидетельства для доказательства своих слов. Быть так! Но для чего те, которые приняли его учение, через столько лет не сделали никакого доказательств на утверждение того учения? Ничего другого не видим в их повторенных вопросах, кроме того, что книги святых отцов, книги первенствующей Греко-российской церкви о двуперстном сложении свидетельствуют. А сии все книги суть одна и та же книга Макариева, в 1551 году писанная, то есть, спустя 563 года, после первенствующей Греко-российской церкви, может же бысть, и другие книги подобные, коих первым источником есть книга Мартина Армянина, им сочинённая и названная Правда. Для чего, наконец, вы повторяете то же, что и ваши предшественники, а показать не хотите, в какой книге учил Иисус Христос, или Апостолы, или святые отцы креститься и благословлять двумя перстами? Скажите вы, в какой книге читал Макарий, что Христос двумя перстами благословлял и крестился? О сем ни учители ваши ничего найти не могли, ни же вы не можете.

Итак, что? До́лжно ли верить словам, изошедшим из устен Макариевых, хотя они преданию всей святой Апостольской православной церкви противны? Никак. Да не будет сего. Ибо не только Макарию и его собору, но ни самим Апостолам, если бы они от мёртвых воскресше, паки пришли в сей мир, и стали бы учить противное тому, чему научены есмы, верить не до́лжно. «Ни Ангелу, снисшедшему на землю верить не подобает, аще благовестит паче, еже прияли есмы»530. Сие не наше определение, но Божественного Павла, писанное к Галатам. Слова же его столь страшны, что и привести оные содрогаемся. И потому весьма дивимся, что вы, не рассудив страшного определения Апостольского, хотите верить словам Макариевым и его собора, когда уже знаете, что вам не позволительно верить ни самим Апостолам, ни Ангелам, если что благовестят противное тому, что церковь приняла.

Кои же сделали ругательство и поношение на двуперстное сложение, те учинить сие взяли случай от слов Макариевых, который по своему благоизволению против предания всей святой церкви, уча креститься и благословлять двумя перстами, прибавил следующие слова: «нижними перстами и великим перстом», как будто бы хотел сим показать некоторое различие между лицами степеней единосущной Троицы. О сем также можете видеть вы и в книге Пращице ответ 30. Сии же ругательства и поношения были бы справедливы, если бы вы двумя нижними перстами, и большим перстом хотели показать некоторую разность в Пресвятой Троице, а верхним и средним некоторое разделение, либо смешение в двух естествах воплотившегося Слова. А как известно, что вы не последуете ни Арию, ни Несторию, ни Македонию, ни Диоскору, коего ученики суть Армяне: то сии ругательства и поношения творцами их отнесены не прямо к вам, но к подозрительному, новому, и преданию всей святой церкви противному двуперстному сложению. Ибо вы Православный Символ Никейский читаете, и веруете «во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, иже от Отца рожденна прежде всех век. Света от Света, Бога истинна, от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, имже вся быша». А сие исповедание совсем противно Ариевой ереси, который безумный признавал быть Сына Божия не рожденна от Бога Отца но сотворенна, не единосущна Отцу, но иносущна, или подобосущна. Вы исповедуете, что сам един Господь Сын Божий «нас ради человек, и нашего ради спасения сниде с небес, и воплотися от Духа Свята, и Марии Девы, иже быти Богородицу веруете. Сие же исповедание противно буесловию Несториеву, которой блядословил иного быти Христа с небес сшедша, и иного от Девы Марии рождения. И для того нарицил присноблаженную Деву не Богородицей, но Христородицей. Македоний врал, что Дух Святой не есть Бог, но тварь: вы же веруете «в Духа Святого, Господа, животворящего, иже от Отца исходящего, со Отцем и Сыном спокланяема, и сславима». Вы веруете, что Иисус Христос по человеческому естеству страдал и погребён, силой же Божеского естества из мертвых воскрес в третий день по писанием, и исповедуете, как и святая церковь, во Христе два естества: Божеское и человеческое, не смешенные, но в единой Ипостаси соединённые, так как огнь с горящим железом сие смешивается, но с ним соединяется. Диоскор же и Евтихий, коих ереси последуют Армяне, злочестно утверждали, что оба естества: Божеское и человеческое, по соединении и сопряжении, между собой так смесились, и одно с другим во едино естество вовсе слиялись, что полагали они, якобы и Божество страдало.

Что же Армяне крестятся и благословляют, как и вы, двумя перстами, к показанию, может быть, смешения и слияния двух естеств во Христе, сию истину отрицать или скрывать не можем, о чём и вы сами можете быть уверены, видя, как Армяне крестятся и благословляют. Равным же образом не можем отрицать или скрывать и того, что первый в России креститься двумя перстами учил Мартин Армянин еретик. «Горе бо, – глаголет Всемогущий, – глаголющим лукавое доброе, и доброе лукавое, полагающим тьму свет, и свет тьму, полагающим горькое сладкое, и сладкое горькое»531.

Но уповаем, и от Бога усердно молим, да наконец Бог, умилосердившись на вашу простоту, озарит вас днём своей благодати, и да сотворит деннице возсияти в сердцах ваших532. Так да уразумеете, колик есть грех, презрение предания всей святой Апостольской православной церкви, и да оставив обычай и предание еретиков Армян, изображая же крестное знамение первыми тремя соединёнными перстами, единодушно купно со всеми православными Христианами прославите единство Божества, и Троицу Ипостасей, первую вину всех видимых и невидимых вещей, и двумя последними пригбенными два естества Иисус Христовых, иже, по Апостольскому учению, в последок дней глагола нам533, и сниде в дольнейшие стражи земли534, и да освятит души ваши Божественной благодатью. Аминь.

Вопрос 10. Первенствующей Греко-российской святой церкви учители в вышеописанных книгах не крестящихся двумя перстами проклинают: в нынешних же новопечатных книгах не крестящихся тремя первыми перстами от церкви отлучает, и прочими страшными клятвами облагает: яко же пишет в Скрижали на листе 10, и в соборном свитке на листе 6, и в Обличении на листе 24 и 25; то справедливое ли то от церкви отлучение и клятвоположение тех книг, или не справедливое?

Ответ

Сии слова суть другое новое несомненное доказательство, что вами вышеупоминаемые всегда без имени книги не другая какая есть книга, как Стоглавник. Ибо в ней в главе 31 проклятию те предаются, которые не крестятся и не благословляют двумя перстами. Поскольку же Стоглавник сочинён был в лето по Р.Х. 1551, а первенствующая Греко-российская церковь основана в лето по Христе 988, то напрасно вы вышеписанные книги, то есть, книгу Стоглавник, яко книгу первенствующей Греко-российской церкви предлагаете. Следовательно, и учители (если только до́лжно назвать учителями людей весьма незнающих, каков был Макарий и его сочлены), и которые книгу сию сложили, не суть люди первенствующей Греко-российской церкви.

О проклятии же, положенном в вышеописанных вами книгах, то есть, в книге Макариевого собора, послушать должно премудрого Патриарха Константинопольского Фотия. Николай, Папа Римский проклинал его за то, что он праведно обличал учинённое Латинами в Символе прибавление «о исхождении Святого Духа от Сына». Фотий же в послании своём к Григорию дьякону и хартуларию следующее писал: «Прокляша нас в данных летах весь собор еретиков, и всё сонмище иконоборцев, не нас же точию, но и отца и дядю нашего, мужей исповедников Христовых и славу Архиереев: но аще и прокляша, обаче на престол Архиерейский и нехотящих нас возведоша. Да кленут убо и ныне или подобные, ничтоже вменяющие заповеди Господни, и всякому преступлению дверь широкую и пространную отверзшие: да и тии от земли в царство небесное нас, аще и нерадивы есмы, вознесут»535. В другом же своём послании к Игнатию, Митрополиту Клавдиопольскому, между прочим говорит: «анафема реченное проповедниками истины есть страшное, бегания достойно, и из всех казней крайнее: а еже от врагов истины произнесённое есть басня и играние, и невинным вместо казней уготовляет неувядаемую и бессмертную славу»536. Собор Макариев не хотел рассуждать о заповеди Божией чрез уста Апостольские изреченной против преступающих то, что церковь святая приняла, но велел против предания всей православной церкви креститься и благословлять двумя перстами: а сим отверз он широкую и пространную дверь к преступлению преданий святой церкви. Собор Макариев поскольку солгал, что креститься и благословлять двумя перстами предано Христом, Апостолами, и святыми отцами: то не был он проповедник, но враг истины. Ибо вся православная церковь от всех стран земли велегласно вопиет словом и делом, что креститься до́лжно не двумя, но тремя перстами, и благословлять не двумя перстами, но вышеизложенным в ответе нашем на вопрос 4 образом: и свидетельствует словами же и делами, что она сие приняла от начала своего, и хранит даже до сего дня непоколебимо и неизменно. И для того положенное Макариевым собором проклятие, яко противное истине предания святой церкви, есть басня и играние. Православных же Христиан, кои непоколебимо и благоговейно сохраняя предания православной своей матери церкви, крестятся не двумя, но тремя перстами и благословляют, якоже она учит, вводит в царство небесное, и не казни, но венец неувядаемый и славу бессмертную им уготовляет. Кажется же, что и вы сами делами доказываете, хотя словами признать, может быть, не хотите, что клятва Макариева никакой силы не имеет. Иначе бо вы не только бы не хотели принимать Священников рукоположенных от православных, на коих клятва Макариева изречена была, и получать от рук их крещение, разрешение грехов, и прочие требы, но и за священников бы их не почитали. «Анафема, – говорит св. Иоанн Златоуст, – есть отлучение от всех, отчуждение от всех: преданный же анафеме есть отчуждённый от Бога, отторгшийся от церкви»537. Кто есть рукополагающий священников, коих вы приемлете? Проклятый смеха достойной Макаривой клятвой. Кто от него поставленный есть священник? Проклятый тою же клятвой. Какая церковь разрешает ему сию клятву? Ваша ли, когда к вам он бежит? Но вы церкви не имеете, хотя и исповедуете, что веруете вы «во едину святую соборную и Апостольскую церковь». церковь бо составляется не из одних только мирских, но и из Епископов, коим дана власть совершать все таинства, из пресвитеров, дьяконов, всех прочих причётников и мирских. Се, как Божественный Павел целовал святую церковь, сущую в Филиппах: «Павел и Тимофей рабы Иисус Христовы, всем святым о Христе Иисусе, сущим в Филиппах, с епископами и диаконами». «Благодать вам»538 и проч. Се, кому поручает смотрение и правление всей церкви? «Внимайте убо себе и всему стаду, в нем же вас Дух Святой поставил епископы, пасти церковь Господа и Бога, юже стяжа кровию своей»539. Се, что о пресвитерах ученику своему и Епископу поручает: сего ради оставих тя в Крите, «да недоконченное исправиши, и устроиши по всем градом пресвитеры: якоже тебе аз повелех»540. Вы Епископа не имеете никакого: едва только обретается у вас священник или диакон, кои суть отступники, отбегшие от православной церкви, обличённые от своего Епископа, и за свои беззакония запрещённые от священнодействия, или и вовсе изверженные, недостойные не только священнодействовать, но ни же именоваться священником или диаконом.

Из сего видно, что вы самыми делами показываете, что клятва Макариева такую же имеет силу, какую и та, которую положили иконоборцы, и Римский Папа Николай на защитника православной веры Фотия, и прочие враги истины: показываете, то есть, что клятва сия есть ничто, но есть басня и играние.

Что же страшные клятвы и отлучения от церкви, изложенные «в Скрижали, Соборном Свитке и Обличении» суть истинны, мы отрицать не можем. Ибо оные произнесены от проповедников истины, и защитников всеобщего предания всей православной церкви на презирающих и противоречащих оному преданию. Произнесены же они не по их произволению, но по определению того, «иже до третьего небесе восхищен бысть, и слыша нензреченны глаголы»541, блаженного, говорю, Апостола Павла, на тех, кои благовестят паче, еже церковь прияла542. Но мы и одних слов сего Апостольского определения изречь содрогаемся. Когда читали мы справедливые определения, в помянутых книгах содержащиеся, то не могли от слёз воздержаться, рассуждая истину, которую сочинители тех книг защищали, единообразие их определения с определением Апостольским, паче же состояние вечного вашего спасения. Какая бо Христианская душа не будет сокрушаться, когда станет рассуждать, что Христиане, кои догматы православной веры исповедуют, и во едину святую соборную и Апостольскую церковь веровать утверждают, той же святой церкви вселенское предание хотят презирать, по своему невежеству и простоте, или, может быть, по упорству, и от неё себя отчуждать, и души свои подвергать определённым за то казням.

Оскорблённая душа наша находит утешение в словесах Божиих. Милосердый Спаситель наш Иисус «не прииде призвати праведники, но грешники на покаяние»543. Он решить и вязать власть дал святой своей церкви. «И сие рек, дуну, и глагола им: примите Дух Свят. Имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся»544. церковь святая готова с охотой разрешить то, что она связала. Она отлучения от церкви обращает в соединения, и заклинания и клятвы в благословения. Одного только недостаёт, то есть, вашего раскаяния, о котором отчаиваться не можно. «Милосердый бо Бог не хочет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему»545.

Вопрос 11. Первенствующая мать наша Греко-российская святая церковь может ли к себе принять в сообщение каких-либо еретиков, и какой-либо святой тайне их сподобить, то есть, ко крещению, или к бракосочетанию, без их прежде раскаяния и обращения ко святой церкви, или не может? И аще может, то почему может?

Ответ

Церковь, то есть, собрание всех православных Христиан, есть тело Христово, по определению блаженного Апостола Павла: «ныне радуюся во страданиях моих о вас, яко исполняю лишение скорбей Христовых во плоти моей за тело его, еже есть церковь546». Части сего духовного тела суть разные церкви, которые от самих Апостолов ознаменованы по имени народа, оные составляющего, или по названию места, где те церкви находились. Сам бо Божественный Павел нарицает церковь Галатийскую547, Лаодикийскую548, Солунскую549, Македонскую»550. Равно же и святой Евангелист Иоанн в Апокалипсисе своём упоминает о семи церквах Асийских551, как то: «Ефесской552, Смирнской553, Пергамской554, Фиатирской555, Сардийской556, Филадельфийской557, Лаодикийской558». Глава же тела сего есть сам единородный Сын Божий Господь наш Иисус Христос. «Зане муж, – сказует Богоглагооливый Павел, – глава есть жены, якоже и Христос глава церкви, и той есть спаситель тела»559. Хотя же по примеру Апостольскому многие православные церкви даже до сего дня разными называются именами, однако как от начала, так и ныне составляют все едино только тело Христово, то есть, едину только святую церковь, её же глава есть Христос. И потому читая мы святой Символ, исповедуем веровать во едину святую соборную и Апостольскую церковь. А всяк, кто так не верует, но презирая прочие православные церкви верует, что его только церковь есть единая святая, соборная и Апостольская церковь: тот тело Христово рассекает, и есть отторженный и раскольник.

Первая или первенствующая святая церковь была Иерусалимская, устроенная самим Спасителем нашим Иисус Христом, и составленная из Апостолов, пресвитеров, диаконов, и всех верных. А от неё, как от матери, все прочие родились церкви. Члены бо оной, то есть, Божественные Апостолы шедше в различные страны вселенной проповедая веру, во многих иных областях церкви основали. И потому святой отец Дамаскин, целуя церковь Иерусалимскую, яко первую, и матерь церквей поёт: «радуйся, Сионе святой, мати церквей, Божие жилище: ты бо приял еси первый, оставление грехов воскресением». Прочих же церквей первая или первенствующая каждого народа церковь есть та, которая в первом существовала столетии, в коем тот народ принял Христианскую веру, например: первая, или первенствующая Греко-российская церковь была в первом столетии, в котором Россия просветилась верой Христианской, быв составлена из Благочестивейшего Князя Владимира, Киевского Митрополита Михаила, и других Архиереев, пресвитеров, диаконов, и прочих всех верных. И как те, кои после Апостолов, и всех верных Иерусалимлян тотчас во втором столетии последовали, не были больше, да и не называются первенствующей Иерусалимской церковью; равным образом и преемники Владимира, Михаила, и всех им современных верных Россиян, кои в следовавшем по Владимире столетии жили, не были, ни же называются первенствующей Греко-российской церковью. Гораздо же более нынешняя Греко-российская церковь по прошествии восьми столетий от времён Владимировых ни есть, ни же нарицается первенствующей Греко-российской церковью. А есть и нарицается Греко-российская православная церковь, законная и истинная преемница первенствующей Греко-российской церкви, и часть святая единой, и целой святой соборной и Апостольской церкви.

Здесь мы от предложения отступили, поскольку кажется, что вы всего того не ведаете, и что есть первенствующая Греко-российская церковь, не знаете. И потому смысл ваш сего 11 вопроса есть тёмный и сомнительный.

В предыдущих вопросах казалось, что вы первенствующую Греко-российскую церковь смешивали с церковью, которая была в столетие Макариево. Ныне же не знаем, какого столетия с церковью смешиваете вы первенствующую Греко-российскую церковь.

«Первенствующая, – говорите, – мать наша Греко-российская святая церковь может ли к себе принять в сообщении каких-либо еретиков», и проч.? Сие есть то же, если бы спросить: могут ли Князь Владимир, Киевский Митрополит Михаил, и прочие современные им верные Россияне, принять к себе в сообщение каких-либо еретиков, и проч? Итак, видите вы, что настоящее время, может, никакого не имеет отношения к лицам ненастоящим. И для того, если вы спрашиваете о первенствующей Греко-российской церкви, то вам не до́лжно было говорить, «может ли», но «могла ли первенствующая мать наша Греко-российская святая церковь принять к себе в сообщение каких-либо еретиков, и проч.» Если же вопрос ваш касается до нынешней святой Греко-российской церкви, то её называть первенствующей не подлежало. Ибо сим запутывается и смешивается смысл вашего вопроса.

Поскольку же и Первенствующая Греко-российская церковь, и нынешняя мудрствует едино и то же, и жительствует единым и тем же правилом560, коим и святая соборная и Апостольская церковь: для того о той ли, или о сей церкви ответствовать, есть одно и то же. Святая церковь, по повелению Господню, не может дать святое псам, и пометать бисеры свои пред свиньями, да не поперут их ногами своими, и обратившись расторгнут её561. Сверх сего ведает святая церковь, яко никоего же несть причастия правде к беззаконию, и никоего же общения свету ко тьме562. Для того она никого, не только еретика, но и раскольника, прежде их раскаяния и обращения, в сообщение к себе не приемлет, ни же какой-либо святой тайне сподобляет, но по установлению второго святого Вселенского собора в седьмом его правиле, во-первых каждый иноверец даёт писание, показующее желание его оставить своё заблуждение, и соединить себя со святой православной церковью; потом он бывает наставляем догматам православной веры. Посем еретик свои ереси, а раскольник суеверия свои отрицает, и утверждает принять православную веру, и быть членом и сыном православной церкви. И тогда уже церковь, разрешая ему грехи посредством установленных на то молитв, приемлет к себе по означенному правилу в сообщение, и святых таин его сподобляет.

Может же святая церковь, по власти, от Бога ей данной, рассуждая обстоятельства и свою пользу, делать некоторые законные смотрения и снисхождения. Примеры Священного Писания, и учение святых отцов отверзли ей путь к смотрению. Первый таковому смотрению учил святой Пророк Моисей563. Он бо, рассуждая жестокосердие Иудеев, позволил им отпускать жён, хотя закон Бога, сотворившего от начала создания мужа и жену, сего не позволял. Сие утверждает единородный Сын Божий Спаситель наш Иисус Христос сими словами: «Моисей по жестосердию вашему повелел вам пустить жёны ваши; из начала же не бысть тако564. От начала же создания, мужа и жену сотворил я есть Бог»565. Второй святой Пророк Елисей; Нееману бо Сириянину, который просил в дом идола Реммаена внити с господином своим, и в дому Реммана поклониться идолу оному, сей святой Пророк не только не возбранял, но ещё благословил ему: «иди, – рече, – с миром»566. Третий святой Апостол Иаков брат Божий, на что согласны были и все Иерусалимские пресвитеры, которые с ним Божественному Апостолу Павлу советовали по закону жидовскому очищаться, и во святилище Иудейское входить, приношение приносить567. Четвёртый сам блаженный Апостол Павел обрезал Тимофея568, сына язычника, хотя от Апостолов, и пресвитеров и от всей церкви язычников обрезывать возбранено было569. Василий же Великий, говоря в первом своём правиле570 о мнении святого священномученика Киприана и Фирмилиана, кои оспаривали, что и раскольников, обращающихся к церкви, крестить до́лжно, смотрение церкви приводит и похваляет». Понеже некоторым, в Асии живущим, совершенно угодно было, чтоб созидания ради многих принято было их крещение, то и да будет оное принято». Потом говоря о Енкратитах (воздержниках), смотрение святых отцов предпочитая своему мнению ясными сими повелевает словами: «Как нигде о них обстоятельно не упомянуто, то на такого мнения, что нам подобает крещение их отметать, и если кто оное от них принял, такового приходящего к церкви паки крещать: но ежели сие имеет быть препятствием общему благоустройству, то паки обыкновения держаться надлежит, и последовать отцам, всё устроившим в том, что до нас касается».

На сих основаниях Греко-российская церковь утвердившись, во дни Великославные и Вечнодостойные памяти Благочестивейшего Государя ИМПЕРАТОРА ПЕТРА ВЕЛИКОГО, то есть, в лето 1720 смотрительно склонилась позволить иноверным вступать в брак с православными, если пожелают. Но сие не без условия она учинила. Ибо первее иноверное лицо подпиской обязывается, чтобы никоим образом православного лица не принуждало, ни же убеждало к оставлению православной веры, но оставляло бы его свободно содержать оную православную веру. Второе, обязывается иноверное лицо всех рождающихся от их брака детей крестить в православной церкви, и воспитывать в православной вере. А от сего явствует, что церковь ничего не лишается, но ещё много приобретает. Ибо православное лицо остаётся в своей святой вере, и в свободном её содержании. Все же рождающиеся от брака сего дети суть чада православной церкви. Сверх того дела доказывают, что часто иноверная сторона, а особливо когда есть жена, посредством брака, и примером и увещаниями православной стороне обращается к святой церкви.

Но каким образом, скажете вы, совершается таинство брака, когда одна сторона из брачующихся по своему иноверию не получает благословения таинственного? Тем образом, каковым ведает всемогущество и милосердие Божие, и мы понять не можем. Тем образом, каковым «святится» якоже глаголют уста Божия, Павел, «муж неверен о жене верне, и святится жена неверна о мужи верне»571. Тем образом, каковым освящён есть святой Григорий, отец святого Григория Назианзина о жене его святой Ноне, матери Григориевой. Она, якоже сам сын её Григорий извествует, издревле из предков своих Боголюбива и Христолюбива бысть572.

Муж же её Григорий был еретик Ипсистарий. Ересь же Ипсистарианская была нелепая и чудная, и какая-то смесь от жидовства и язычества. Колико же святая жена его подвизалась, сколько постом, сколько молитвами, сколько со слезами молила Бога о главе своей, сиречь, о муже своём и сколь прилежно она настояла, и разными способами старалась приобрести его то благими наставлениями, то угождениями, то отчуждениями, то честностью нравов своих, и горячей ревностью по благочестии, чем душа наилучше убеждается и умягчается, и добровольно к добродетели привлекается, о том сам сын её Григорий в преизрядном слове своём повествует.

Поскольку же Божественный Богослов Григорий слово сие сказывал публично, в присутствии Василия Великого, с коим он беседовал, то не только отъемлется всякое сомнение об истине дела, но ещё ясно видно, что таковые браки и в древнейшие времена позволены были. Итак, оставив все другие примеры, сей один только пример святых человеков, в четвёртом веке живших, никакого не подаёт сомнения, что святая Апостольская церковь с чаянием будущей пользы позволяла православным брачиться с иноверными.

Итак, может и Греко-российская православная церковь делать таковое смотрение и снисхождение с вышеупомянутыми условиями в браках, с чаянием будущей духовной пользы. Может же, поскольку основывается на снисхождениях, от Священного Писания изложенных, на увещаниях святых отцов, и на примерах святых мужей древней церкви.

Но если кто станет возражать, что правила соборов: Халкидонского вселенского 14, Лаодикийского 31, Карфагенского 21, а особливо вселенского Трулльского 72, кои православным брачиться с иноверными возбраняют, сделаны уже после всех выше приведённых примеров, то тому должно рассмотреть:

1) что сии правила обыкновенное церковное снисхождение не возбраняют.

2) Что Греко-российская церковь установила от брачующихся иноверных требовать вышенаписанных условий с рассмотрением и почитанием сих правил. Правила же оставляя невредимыми, нерастлёнными, и всегда почтенными, основавшись на вышенаписанных примерах, позволила быть таковым бракам, и иноверных в рассуждении православной стороны благословить брачным благословением,

Вопрос 12. И аще примет коих-либо еретиков, и коей-либо святыни сподобит, то не подлежит ли какому оная православная правильному сомнению? или не подлежит?

Ответ

Церковь не подлежит никакому правильному сомнению, аще примет коих-либо еретиков, к ней приходящих. Творит бо сие она, подражая Господу своему, иже всякого грядущего к себе не изгонит вон573. А поскольку Господь сказал: «Аз есмь хлеб животный: грядый ко мне не имать взалкатися: и веруяй в мя, не имать вжаждатися никогдаже»574. Для того церковь, невеста его, всякого еретика, к ней приходящего, не оставляет алчуща, ни жаждуще, но питает его хлебом небесным, то есть телом Иисус Христовым, и напаяет питием Божественным, то есть кровью Христовой. Отверзает сокровище даров своих, и своя таинства ему по правилам, святым приличествующие, творя его причастником благословений и всех благодатей, насыщает его, и даров Духа Святого исполняет и освящает.

Что же мы разумеем, когда читаем сии слова Господа нашего Иисуса Христа: «грядущего ко мне не изжену вон», Разумеем подлинно грядущего не обольщения ради, якоже ученики «Фарисеев со Иродианы575, но слушания ради Божественного его учения, якоже «Мария, яже седши при ногу его, слышаше слово его»576. Разумеем грядущего не зрения только ради, якоже «Еллины»577, кои хотели только видеть его, но ради получения отпущения грехов, якоже жена грешница, яже «умываше нозе его слезами, и власы главы своея отираше и облобызаше нозе его, и мазаше миром»578. Разумеем грядущего не искушения ради, якоже законоучители, но ради сопричтения к ученикам его, якоже «Нафанаил579 и Князь Жидовский Никодим»580.То же есть и о еретиках, к святой церкви приходящих. Тех, то есть, разумеем к церкви приходящих, кои приходят не обольщать, или искушать, или видеть только её обряды, но быть наставленным святым её догматам, получить отпущение грехов, и быть сопричтённым к чадам её. Итак, тех еретиков, каковы бы они ни были, самая святая соборная и Апостольская церковь не изгоняет вон, но по установленному святыми правилами образу приемлет, к чадам своим сопричисляет, и причастниками своих даров творит, которые, оставив свои заблуждения, приходят к ней, и с ней просят соединиться.

Если же какая-либо частная церковь, или какой-либо епископ, или пресвитер примет коих-либо еретиков без разбору и не по образу, правилами святыми установленному, и сотворит его участником святых таинств: тогда не вся церковь подлежит законному сомнению, но только оная церковь частная, или оный Епископ, либо пресвитер, кои сие творя грешат, преступая законы церковные. Ибо частные пороки и грехи не относятся ко всему святому телу Христову, то есть, ко всей святой церкви, но к тем только частям или членам, кои пороками немоществуют и согрешают: так как и прочие все грехи не к иному кому, по определению всемогущего Бога относятся, но к тем только, кои оные соделывают. «Душа же, – глаголет Господь, – согрешающая, та умрёт. Сон не возьмёт неправды отца своего, и отец не возьмёт неправды сына своего»581.

Поскольку же вы в сем своём вопросе и следующие слова пишете: «и коей-либо святыни», то кажется, что под сим разумеете вы не только святые таинства, но и другие какие-либо церковные благодати, например, вход в церковь, благословение, лобзание Креста, и прочее подобное, в чём святая церковь требующим того иноверцам не возбраняет: для того и в сём до́лжно вас удовлетворить.

От начала церкви Иисус Христовой, то есть, во времена Апостольские, входили в церковь не только верные, но и неверные. Сие Божественный Апостол Павел ясными и несомненными утверждает словами: «Аще убо, – глаголет, – снидется церковь вся вкупе и вси языки глаголют, внидут же и неразумные или неверные»582. (Примечай изрядно, внидут, говорит, неверные) не рекут ли, яко беснуетеся? Аще же вси пророчествуют, внидет же некий неверен или невежда и проч». дважды блаженный Апостол повторяет слово неверный да не останется нам никакого сомнения, что самые неверные во святую церковь входили в то время, когда верные в оную собирались. Что убо? Хотим ли мы быть тщательнее, или святее Божественных Апостолов?

Император Валент не только был Арианин, но ещё Ариевой ереси знатный защитник и покровитель. Он в день Богоявления в то время, когда Василий Великий совершал святую литургию, первее взошёл в церковь, а потом, вшедши и в алтарь, принёс ко святой трапезе дары, им самим приуготовленные583. Сослужащие с Василием не знали, позволит ли ему сие святой отец, или нет? Однако он сему никак не противостоял. О сем повествует достойнейший веры муж святой Григорий Назианзин584, который тогда при сем находился, и по окончании литургии вместе с Валентом, хотевшим говорить с Василием, паки в алтарь взошёл. Подобных примеров немало бы мог я предложить, но для краткости оставляю.

Хотя же 6 правило Лаодикийского собора повелело впредь сего не делать: однако примечать до́лжно, что оно возбранило сие просто, не положив никакого наказания, опасаясь злоупотреблений, и рассуждая, что Валент вошёл в самый алтарь, и дары принёс в самое время литургии и но в нынешние времена подлинно никто из еретиков делать сего не отваживается.

«Молю убо, – пишет блаженный Апостол Павел к Тимофею, – прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения, за вся человеки, за царя, и за вся, иже во власти суть»585. Кто же во времена Апостола Павла были цари и вельможи? Идолопоклонники и неверные. Однако Богоносный муж завещал не просто молиться за них, но ещё творить молитвы, прошения, благодарения.

Единородный Сын Божий Господь наш Иисус Христос, когда посылал на проповедь своих Апостолов в грады неверных, между прочими повелениями и сие им заповедал: «в оньже аще дом внидите, первее глаголите: мир дому сему»586. Что мир сей знаменует? Сие есть истинное благословение, которым благословил Иисус и учеников своих по воскресении своём: «Мир вам»587 и которым и мы даже до ныне благословляем, глаголя: «Мир всем». А поскольку те, коим Иисус Христос приказывал благословить, были неверные, то он, яко сердцеведец, ведал сомнения, могущие родиться о сем благословении в сердцах Апостолов, и потому, яко всепремудрейший, разрешил оные, прибавляя: «и аще убо будет ту сын мира, почиет на нем мир ваш: аще ли же ни, к вам возвратится»588. Как бы так сказал: не бойтесь, да не внидут сомнения в сердца ваши, зане Аз повелех неверных благословлять, благословение ваше не имать вредити, ни же суетно будет. Ибо на оном, иже имать чистое сердце, почиет благословение ваше, и плод принесёт: а на оном, иже несть достоин за злобу совести своей, благодать благословения вашего не почиет, но к вам возвратится, и вам пользу принесёт.

Жена некая, еяже дщи имяше духа нечиста, припаде к ногам Спасителя, и моляше его, да беса изженет из дщере ея589. Она была подлинно ни православная, ни верная: бе бо жена Еллиинска, Сирофиникесса родом. Сие же нарочно заметил Божественный Евангелист Марк, дабы ведали мы, что Господь наш нечто от благодатей своих подаёт и иноверным. Не была она дщерь спасения, но пёс, то есть чуждая славе небесной. «Остави, – рече ей Иисус, – да первее насытятся чада: несть бо добро отъяти хлеб чадом и поврещи псам. Она же отвещавши глагола ему: ей, Господи: ибо и пси под трапезой ядят от крупиц детей». Слово сие не было исповеданием веры, но только смирением духа. Однако человеколюбивейший Иисус сие одобрил, принял, и за сие слово рече ей: «иди: изыде бес из дщере твоея». От сих словес Иисусовых, и от слова Сирофиникессы, Господом одобренного и приятого, научаемся: что хлеб, то есть, святейшие таинства подавать до́лжно только чадам; крупицы же, то есть, прочие малейшие дары, псам, сиречь, иноверным, и в оных не отказывать.

Но на сие ты, может быть, возразишь, что правила 10 и 45 Апостольские, и 33 Лаодикийского собора не позволяют православным с еретиками молиться, да ещё молящихся с ними и епитимии подвергают. А правило 6 Лаодикийского собора, и 9 Тимофея Александрийского еретикам и входить в церковь Божию возбраняют.

Когда некие по единодушному намерению сходятся на молитву, или одному чтущему, например: «Миром «Господу помолимся» другой ответствует: «Господи помилуй», или когда некоторые вместе поют, то тогда молятся вместе. Нынешние же иноверцы, приходящие в православные церкви, ни чтущим ответствуют, ни с поющими поют, да и не позволяется им ни читать, ни петь с другими. Сверх того ни же православные призывают их молиться с собой вместе, иноверные приходят в церковь молиться с православными. А молятся ли, или нет, о том они только ведают. Православные о сем их не вопрошают, ни же знать хотят. Вышеупомянутые же правила, 10 и 45 Апостольские, и 33 собора Лаодикийского иноверным предстоять с православными, молитвы деющими, и смотреть не возбраняют, но запрещают только молиться с ними единодушно и по намерению. И потому церковь ничего не творит противного сим правилам, когда иноверцев, хотящих предстоять и зреть православных молящихся, не изгоняет.

А о правиле 6 Лаодикийского собора, и 9 Тимофея Александрийского, кои иноверцам запрещают входить в церковь Божию, примечать должно, что сие в них предлагается не со строгостью, но как бы с советом. Ибо на тех, кои не возбраняют им такового входа, епитимии никакой там не возлагается. Следовательно, те, кои смотрения ради не изгоняют их, наказанию не подлежат. Сверх сего, когда Божественный Апостол Павел громогласно вопиет: «письмя убивает, а Дух животворит»590, то должно ли нам по подобию жидов, кои на письмя только взирают, а не на разум Священного Писания, и потому Господу Иисусу Христу не веруют, смотреть только на письмя правил, а о Духе, то есть, о конце, на который они клонятся, вовсе не рассуждать? Правила не могут быть противны ни Евангельскому, ни Апостольскому, ни святых отцов учению. Выше мы видели Господа, повелевающего благословлять неверных, Апостола Павла, завещающего молиться о неверных, и Божественного Василия, приемлющего в алтарь Валента Арианина, и дары его. Итак, нужно, чтобы и предложенные правила с сими определениями были согласны. Да и подлинно, Дух их согласен, хотя их письмя несходствующим кажется. Отцы Лаодикийские, и Тимофей Александрийский иноверным входить в церковь возбранили, опасаясь, дабы простейшие человеки, видя их, входящих в церковь, не подумали, что нет никакого различия в вере, а, следовательно, не приняли бы развратного их учения, и не повредились бы от них. Итак, когда в том, о чём правила сделаны, нет никакого страха, то почто их изгонять из церкви? не суть ли и они дела рук Божиих? не хочет ли человеколюбец Бог и их спасения так, как и нашего?

Когда они, входя в церковь, зрят Божественное её благолепие, и святые её обряды, то удивляются, а может быть, и умиляются: умилённые же их души Бог просвещает, и к православной вере привлекает. О сем России не нужно требовать отинуда свидетельства, ибо свой собственной она пример имеет. Когда идолослужители, мужи мудрые и разумные, быв посланы от князя Владимира испытания ради об истинной вере, прибыли наконец и в Константинополь, то по повелению Императора, и с дозволения Патриарха, взойдя они в церковь, зрели Патриарха священнодействующего, и столь много были удивлены и тронуты, что казалось им быть не на земле более, но на небеси. Возвратившись же они в своё отечество пред князя Владимира и его боярами, следующее возвестили: «Приидохом же в Греки, и ведоша ны, идеже служат Богу своему, и не свемы, на небе ли были есмы. Несть бо на земли такового вида, ни красоты таковой: и недоумеваем сказати, токмо вемы, яко всюду Бог то человеки пребывает, и есть служба их паче всех стран. Мы убо не можем забыть красоты той: всяк человек аще вкусит сладка, последи горести не приемлет: тако и мы не имамы зде быти. Сие услышав, отвечали бояре рекоша: аще бы лих закон Грецкий, то не бы прияла баба твоя Ольга, яже бе мудрейша всех человек. Князь же Владимир требовал святого крещения: отвещав же Владимир рече: где крещение примем? Они же реша: где ты любо».

Сие всё повествует муж веродостойный летописатель Нестор в своём летописце591, что без сомнения взял он от некоего Греческого Автора, который о сем пишет пространнее592, присовокупляя, что вышеозначенные мужи, предстоя на службе Патриаршей, видели во время великого входа юношей крылатых, облечённых в одежды лепые и необычайные, кои полу не касались, но по воздуху носились, поюще: «свят, свят, свят». Вот каковой плод приобрела церковь от вшествия язычников в дом Божий! приобрела, то есть, несчётных душ вечное спасение.

И так православная церковь, матерь милосердий, никакому не подлежит законному сомнению, когда она, по повелению Господа своего, по учению Апостолов, по примеру святых отцов и древний святой церкви, просящим иноверным преподаёт малейшие таковые дары. Она православных своих чад причастниками творит таинств и всякой святыни, коими их насыщает и ведёт к наследству царствия небесного: иноверным же даёт крупицы, могущие привлечь их к прошению хлеба животного, и в их присутствии глаголет: мир всем. И если кто будет из них сын мира, почиет на нём мир: если же нет и то возвратится к благословляющему.

Вопрос 13. Стоглавный бывший собор при Благочестивом Царе Иоанне Васильевиче и при блаженном Макарии, Митрополите Московском, то сей собор во свидетельство приводит нынешний Платон, Митрополит Московский, в своей увещательной книжке о поправлении книг, и полагает за справедливый: в прочих же в новопечатных же книгах тот стоглавный собор совсем опорочен, и назван бреднями, и бывшие на нем православной церкви учители названы невежами, и аки бы утверждён тот собор на единых баснях и бреднях: то справедливое ли тех книг такое на тот собор порицание, или несправедливо?

Ответ

И в самом святом Евангелии, в коем словеса Божии сии вечные истинны написаны, находят ложь, изречённую врагами Господа: «Фарисеи же слышавше, реша: Сей не изгонит бесы, токмо о веельзевуле князе бесовском»593. Сие что есть иное, если не ложь?

Вот и другая подобная: «Отвещаша убо Иудее и реша ему: не добре ли мы глаголем, яко Самарянин еси ты, и беса имаши?»594 Слушай же и третью: «Что Сей тако глаголет хулы?595 Присовокупи четвёртую: «Тогда Архиерей разтерза ризы своя, глаголя: яко хулу глагола»596. Вот ложь ещё и пятая! «Послежде же приступивше два лжесвидетеля, реша: Сей рече, могу разорити церковь Божию, и тремя деньми создати ю̀»597.

Итак, что? Поскольку в Евангелии находятся некие лжи, сказанные развратными людьми, для того и истинам оного верить, и в свидетельство приводить не до́лжно? Никак! мы истины Евангельские почитаем, в них веруем, их приводим, и яко несомненные свидетельства предлагаем. Из ста глав книги собора Макариева некоторые наполнены лжи и пороков, как то в ответе на вопрос четвёртый показано: но есть некоторые из них и такие, кои содержат истину. Лжи и прочие пороки обличаем мы, и опровергаем: истины же похваляем, и во свидетельство приводим. Истинно есть то, что книги церковные Российская были попорчены, и требовали исправления. О сем благочестивый Царь Иоанн Васильевич предложил Макариеву собору, а Макарий с собором своим то утвердил, приказав сих исправлять. Свидетельство сей истины привёл Преосвященнейший Платон, привёл также и я в ответе на вопрос пятый, яко вами приемлемое и несомненное свидетельство. Ибо если вы собор сей почитаете, и всем словам его верите: то, что помянутые книги были испорчены, и требовали исправления, вы сомневаться не должны. Иначе сами себе противоречить будете. Членов сего собора не до́лжно называть учителями церкви. Ибо тот не учитель церкви, который учит суевериям и противному церковным преданиям. Сии же члены учили суевериям, как то о неподстрижении усов и брады, учили противному преданию святой церкви, как то о праздновании в субботу, о двуперстном знамении креста и благословении, о сугубом глаголании Аллилуйя. Сверх сего, что есть иное учитель, муж учёный? А что были они невежи, о том никто не может сомневаться:

1) Поскольку дело их, то есть, самые сто глав доказывают, что они не знали не только Богословия, законоискуства церковного, церковной истории, разума Священного Писания, и иного коего-либо знания, но и самых начал сочинения Грамматического, кои знают и отроки, в школах обучающиеся.

2) Поскольку самые сии соборные отцы признают, что в России было тогда повсеместное невежество: «О ставленниках, – говорят они, – хотящих в диаконы и попы ставиться, а грамоте мало знают». И потом: «и они ответ чинят: мы-де учимся у своих отцов, или у своих мастеров, а инде-де нам учиться негде: сколько отцы наши и мастера умеют, по том и нас, учат». Так ответствовали ставленники, когда вопрошаемы были, почему грамоте мало умеют. А по сем ставленническом ответе сам собор следующее присовокупляет: «а отцы их и мастера их и сами «по тому же мало умеют, и силы в Божественном Писании не знают, а учиться им негде». Сие что значит иное, если не то, что не только невежи тогда были, но и школ не имели, где бы могли учиться? Школы завести велел сам собор во главе 26. Во-первых же, весьма подтверждает учителям или мастерам иметь смотрение за честностью нравов. Сие подлинно изрядно и свято! А кроме сего, какие учреждает преподавать знания в сих школах, в которые велит отдавать всякому детей своих? «Также бы, – говорит тот собор, – учили своих учеников чести, и пети, и писати, сколько сами умеют». Вот цепь всех знаний!

Между тем примечать надобно, что сии слова: «и силы в Божественном Писании не знают, а учиться им негде» относятся и к самим тем членам соборным. Ибо когда они признаются, что и учители или мастера того не знают, а школ, где сему учат, нет: то явствует, что и они сами сего не знали. Ибо иначе сами могли бы других сему учить. Итак, какие сии учители были церкви, которые силы, то есть, разума в Божественном Писании не знали.

Вам самим, думаю, если вы со вниманием пожелаете рассмотреть сии слова соборных членов, коими чистосердечно признают своё невежество, совесть ваша не позволит называть их учителями церкви. Ибо когда святая церковь Божия первого учителя и Наставника имела самую Премудрость, то есть, Сына Божия, а по нём Божественных Апостолов, коих благодать Святого Духа премудрейшими учинила, и мысль их к разумению Писаний отверзла598, по них же преемников их даже доныне имеет украшенных разными знаниями, и в разумении силы Божественного Писания искусных: то подлинно есть поругание церкви называть учителями её таких людей, которые силы Божественного Писания не знали.

А что из ста глав того собора некоторые суть бредни, и утверждены на одной басне и бредне же, в том нет никакого сомнения. Ибо например, списание Мелетия и Феодорита, в главе 31 приводимое, что есть иное, если не бредни? Упоминание о правиле Апостольском, и о правиле 11 собора Трулльского в главе 40 изложенное, что есть иное, если не обман и басня? Повесть о видении святого Евфросина, в главе 42 изложенная, что есть иное, если не чистая и сущая басня, содержащая лжи, клеветы, нелепости, ереси? А о прочем подобном умалчиваю.

Итак, мы ни же хотим, ни же долженствуем, говоря ложь, вредить и вашу душу и нашу. Но как на все прочие вопросы ваши ответствовали чистую и святую истину, так и на сей вопрос ответствуем то же. Хотя все сто глав не могут избежать опорочивания в невежестве и дерзости: однако снисходя простоте человеческой, некоторые не них как-нибудь могут обойтись без опорочивания. На те же главы, которые содержат суеверия, бредни, лжи, и наипаче клятвы и повеления против преданий святой матери церкви, и произвели такой соблазн, и отторгли от церкви Божией столько простых душ, и лишили святых таинств, на те, говорю, главы не только есть истинное и несомненное содержащееся в новопечатных, как вы сказываете, книгах опорочивание, и на тот собор падает, но и Господь творцов их, яко соблазнителей опорочивает и страшно обличает: «Обаче, – глаголет, – горе человеку тому, имже соблазн приходит599. Лучше ему было бы, аще жернов осельский облежал бы о выи его, и ввержен в море, неже да соблазнит от малых сих единого600. Мы же о них так молимся: Господи, не постави им греха сего601. Отче, отпусти им, не ведали бо, что творили»602.

Вопрос 14. Книга Кирилла, Архиепископа Иерусалимского, которая печатанная при Благочестивом Государе Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче всея России, по благословению Святейшего Патриарха Московского Иосифа, и тая книга в новопечатной книге Обличении, весьма опорочена тако, что аки бы тая книга Кириллова не приятна или не угодна православным Христианам, а приятна или угодна единому диаволу: то справедливое ли такое порицание той Кирилловой книги, или несправедливо?

Ответ

Книгу Греческую святого Кирилла, Архиепископа Иерусалимского, изданную в Париже 1731 года с Греческой рукописи, найденной в Риме некоторым Гродецием Деканом, имеем мы в своей библиотеке. В ней находятся 23 огласительных поучений, и послание к Константию императору. А кроме сего, другого никакого сочинения святого Кирилла Иерусалимского учёные мужи, которые с великим прилежанием отыскивали, отыскать не могли, хотя, может быть, творений сего святого отца и больше было. Гродеций, обретши две рукописи в двух экземплярах, один на Славенском языке, перенесённый из Македонии и Булгарии, другой на Польском, кои оба дал ему Примат Польский Иаков Уханский, старался их свести. Свидетельствует же он, что не нашёл никакой разности между тремя сими книгами, то есть, Греческой, Славенской и Польской: книгу же сию, яко истинное и несомненное творение святого Кирилла Иерусалимского признают, и именем сего святого называют не только все православные Христиане, но и иноверные. Книгу сию с Греческого языка перевёл на Славенский тщательно и довольно исправно покойный преосвященный Амвросий, Архиепископ Московский. Перевод же сей напечатан в Москве в 1772 и 1784 годах.

Рассматривали мы и ту книгу, которую называете вы Кирилловой, печатанную в городе его Королевского Величества (сие никак невероятно) Польского, Великого Князя Литовского Гродно, в лето от сотворения мира 7294. В сей довольно толстой книге находится только одно пятоенадесять огласительное поучение святого Кирилла, которое весьма малую часть книги занимает. Остаток же книги заключает слова некоего безымянного сочинителя, слова Илариона епископа, Максима монаха, послания Мелетия, Патриарха Александрийского и Фотия, Патриарха Константинопольского, символ Афанасия, вопросы и ответы Анастасия, Патриарха Антиохийского, и Кирилла Александрийского, и Максима исповедника.

Сие пятоенадесять огласительное поучение, в помянутой книге вашей содержащееся, не без труда сличая, мы от слова до слова с подлинником Греческим, следующее заметили:

1) Что надпись Греческая сего поучения с вашей Славенской не сходствует. Греческая есть следующая: «Поучение огласительное пятоенадесять к просвещаемым во Иерусалиме, собеседованное на сие; и грядущего во славе судити живым и мертвым; и о антихристе; и чтение из Даниила: Зрях дóндеже престоли поставишася, и Ветхий деньми седе» и прочая. «Видех во сне нощио, и се на облацех небесных яко Сын человеч идый бяше», и прочая. Вот же и ваша Славенская! «Сказание на осмый век»; (а на поле книги прибавлено, и устав к исповеданию») и предание к познанию веры, якоже Христос паки приити имать судити живым и мертвым, его же царствию не будет конца: и об антихристе от Пророка Даниила». Но сие не есть перевод с Греческого: сверх того, в переводе сем находится прибавка в смысле, которого самое поучение не имеет. Ибо в нём нигде нет слова «о восьмом веке».

2) Что в Греческом тексте сие пятоенадесять поучение огласительное не разделено на части, но не прерывающееся. В вашей же книге разделено оное на девять глав и одиннадцать знамений, из коих двух нет, то есть, первого и второго.

3) Что всем сим главам предполагается как бы предисловие, подобно же и в некоторых знамениях много прибавлено, чего у святого Кирилла совсем нет, Например, в главе 3, лист 13, то, что следует после сих слов: «Сотворителя Господа», даже до конца не есть Кириллово, но чужое. Также в главе д, лист 20, после слов: «ибо есмы несмысленны» и в главе 5, лист 55 после: «с Господом будет», и в знамен. 3, лист 28 после: «а глаголем добро», и в знамен. 7, лист 38 после: «Инии сыно отчее». Помянутые же предисловия, и чужие слова так соединены со словами святого Кирилла, что никто одного от другого совершенно различить не может, разве будет смотреть в другую книгу.

4) Самый перевод, кроме того, что есть неверен, смешивая с Кирилловыми словами чужие, имеет немало слов таких, которые так худо переведены, по незнанию ли Греческого языка, или, может быть, по злобе, что иное значит в Греческом, а иное в Славенском тексте. Например: περὶ τὴν συντελείαν τοῦ κόσμȣ, что знаменует, «при кончине мира», переведено, «в скончание века», (глава 3, лист 12. И от чего произошли ошибки и лжи, которые видим в толковании, в той книге находящемся. Подобно же ἀνάξιοι (что значит недостойны) и переведено несмысленны, (в главе 4, лист 8.) И прочее оставляем: что всяк усмотреть может, сличая с Греческим текстом, или с вышеозначенным Славенским переводом Преосвященного Амвросия.

Сколь же важны толкования в сем столь худо переведённом и расположенном пятомнадесять поучении, то всяк удобно разуметь может из следующих603 слов: «Христов приход возвещает не токмо первый, но и второй, и первого славнейший, иже имать быти в осьмом веце. Занеже свидетельствуют вси учители святые, яко Христос быв на земли, второе паки во осмый век с небеси прийти имать».

Здесь примечать должно:

1) что творец той книги лжёт, говоря: «занеже свидетельствуют вси учители святые, из коих ни одного по имени не называет». Ибо подлинно никто из святых учителей ни знать не мог, ни определить не смел времени кончины мира сего, и пришествия Иисус Христова, когда сам Христос сказал: «О дне же том или о часе никтоже весть, ни Ангелы, иже суть на небесах, ни Сын, токмо Отец»604. Первый бо сам святой учитель Кирилл Иерусалимский не только говорит, что никто о сем не ведает, но ещё возбраняет о том и испытывать: «о последнем времени никтоже не вопрошай»605. Вот и причина! «Ибо, – глаголет, – несть ваше разумети времена и лета, яже Отец положи своей областью». Послушаем же и других святых учителей!

Святой Григорий Неокесарийский чудотворец думает, что человекам столь трудно знать время кончины мира сего, и пришествия Христова, сколь неудобно разуметь таинство воплощения Божьего Слова, то есть, как Сын Божий вочеловечился. «Якоже, – глаголет, – несть наше разумети времена или лета, яже Отец положи во власти своей: веровати же подобает, яко имать быти кончина времени сему и будущее извествование грядущего века, и откровение суда, и пришествие Сына Божия, воздаяние же по делам, и поучение наследия Царствия небесного: тако несть наше ведати, како Сын Божий вочеловечился. Тайна бо сия велика есть, якоже есть писано606: Род же его кто исповесть»607?

Божественный Иоанн Златоуст глаголет, не только не дано человекам об оном времени ведать, но и испытывать о нём возбранено. «Тем убо еще рещи: ни же Ангели заусти их, якоже не искати оно, еже они не ведят. Темже еще рещи: ни же Сын возбраняет не токмо еже не уведети, но и еже не искати»608.

Блаженный Августин о времени кончины мира следующему нас в послании своём поучает. «Кто от нас, – глаголет, – дерзнёт учити, или возминтся знати, яко «Бог оный учитель ни ученики своя учи, от них же самых вопрошен бысть сам, ни оные толь святые и великие учители церковь учити могоша»609?

Святой Кирилл, Архиепископ Александрийский, проповедует, что нам и вопрошать о пришествии Христовом не позволено. «Слыши, – глаголет, – имже образом святые ученики о скончании века вопрошающие, и зело о втором его пришествии испытующие, и выше меры сил человеческих восходящие, от сицевых вопрошений яве отводя глаголет: несть ваше разумети времена и лета, ни же Отец положи во своей власти, но примите силу, нашедшу Святому Духу на вы, и будете ми свидетели во Иерусалиме же и до всей Иудеи610. Слышиши, како всячески не позволяет нам испытывати неподобающая, но преклоняет паче на нужная»611.

Святой отцов Исидор Пилусиотский поучает, что знать время кончины мира есть бесполезно, не ведать же пользует. «Кая бо, – глаголет, – рцы ми, польза ведати день кончины? Не ведати же того полезно есть, да всяк день почитающе днем оным, будем на он готови бдяще, и Господа нашего чающе»612.

Могли бы мы привести и других святых учителей, подобному о втором пришествии Господа учащих: но кажется и сих довольно на обнаружение лжи того, кто говорит: «свидетельствуют вси учители святые, яко Христос второе паки во осмый век с небес прийти имать».

2) Что сей толкователь, вместо изъяснения определений святого Кирилла, явно им противоречит, так, что несть он друг и толкователь святого Кирилла, но враг его, и ему противоречащий. Вот слова святого Кирилла: «О последнем времени никтоже не вопрошай: ибо, – глаголет, – несть ваше разумети времена и лета, ниже Отец положи своей областью». Вот же слова и толкователя: «Иже имать быти во осмом веце». И сие он паки повторяет, уповательно, для того, чтобы сильно противоречить Кириллу: «второе паки во осмый век с небес прийти имать».

3) Что толкователь сей сим своим мнением о пришествии Христовом в осмом веке показывает, что он то̀ мог знать, чего ведать не возможно (как Бог сказал) ни человеческому естеству, ни Ангельскому, но только Божескому: «Несть ваше разумети, времена и лета, яже Отец положи во своей власти»613. Востаёт против определения Божьего, показывая себя премудрейшим не только всех человеков, но и всех Ангелов. «О дни же том и часе никтоже весть, ни Ангелы небесные, токмо Отец мой един»614. А сие что есть иное, если не гордость денницы?

4) Что толкователь, после как привёл таким образом, как мы видели, всех святых учителей во свидетельство на утверждение своего мнения, подводит свидетельство и Соломоново: «по Соломону, – говорит, в осмом веке кончина веку сему, и начаток будущему веку быти поведает». Где же обретается сие свидетельство Соломоново? В Екклесиасте, в гл. 11, так бо на поле той книги написано. Но в сей главе, так, как и в других книгах Соломоновых, ни слова нет о времени второго пришествия Христова. А поскольку слово «осмь», в сей 11 гл. Екклесиаста содержится: то сей преизрядный толкователь без сомнения выдал то слово простейшим человекам за свидетельство Соломоново о втором Христовом пришествии в осмом веке. Даждь часть, глаголет Соломон, «седмим и осмим: яко не веси, что будет лукаво на земли»615. Но кто из человек здравого рассудка может мыслить, или, по крайней мере, подозревать, якобы Соломон сими словами означал имеющую быть в осмом веке кончину мира сего и пришествие Иисус Христово?

Послушаем на сей текст толкования святых учителей: «седмеричным числом, – говорит Великий Василий616, – наиболее означаются и сия жизнь, и той, иже во плоти есть Израиль. Понеже время пребывания вещам сотворённым исполняется обращением семи дней. Откуда и век, имущей последовать за сим жизни состоянием, осминой наречён в Писанин. И псалмы617 суть о осмой, сиречь, о веце имущем быти по сем времени618. Даждь часть, глаголет, седмим и осмим»619..

«Понеже, вещает святой Папа Григорий Двоеслов, – число сие, еже седмию денми совершается, изъяви время настоящее а чрез осминое ознаменова жизнь вечную, яже Господь своим воскресением нам откры. В недельный, сиречь, воскресе день, иже егда следует по седьмом дни, сиречь, по субботе, то непременно осьмое число обретается. Добре же глаголется: даждь часть седмим и осмим: яко не веди, что будет лукаво на земли». Аки бы явственне речено бысть: тако устрой временная», да не забудеши возжелати вечная. Подобает бо, да напоследи добро творяще, промышляеши ты, иже о грядущем суде, коликая скорбь имать последовати, не веси»620.

Из сих толкований учимся мы, что седмь означает жизнь настоящую, а осмь – будущую, и что Бог сими словесами Соломоновыми научает нас не все наши стяжания прилагать к выгодам жизни сей, но отчасти только, а прочие переносить руками убогих к будущему веку. Ибо если не сделаем такого расположения, то не ведаем, колико скорбей последует нам по последнем суде, которому на сей земле Бог быть определил. Сколь же истинен сей разум, и сколь сходствует с сим Соломоновым текстом, то̀ предыдущие слова его доказывают. «Пошли, – глаголет, – хлеб твой на лице воды: яко во множестве дней обрящеши его. Даждь часть седмим, и осмим: яко не веси, «что будет лукаво на земли»621.

5) Сверх того сие примечать должно, что совсем невероятно, чтобы Господь то открыл Соломону, что изволил он скрыть и от своих Апостолов622. Он избрал их, яко совершеннейших от всех человек мира сего, отверз им ум разуметь Писания, излил на них исполнение благодатей Святого Духа623. И им вопрошающим не восхотел ли бы сказать того, что прежде уже сказал Соломону624? Да и Апостолы почему столь прилежно вопрошали Господа о времени его пришествия, если Соломон, как то сему толкователю о нём говорить угодно, прежде уже писал, что пришествие Христово будет в осмом веке? Разве Апостолы не читали книги Екклесиаста? Разве не разумели премудрые Апостолы разума сего текста? Сколь нелепо сие не токмо говорить, но и мыслить! Но гораздо нелепее и с Божиим величеством несообразно есть то, что Иисус сказал: «никто же весть время его пришествия, ни Ангелы небесные, токмо Отец его един625, когда уже Соломон прежде о том ведал.

Итак, кто есть сей толкователь? Он есть смеситель. Слова бо свои со словами святого Кирилла так смешивает, что одних от других никто различить не может, разве пред очами будет иметь другую Кириллову книгу. Он есть обманщик: поскольку обманывает, приводя всех святых учителей во свидетельство на утверждение своего мнения. Он есть безумный: обещает бо толковать, но вместо того явно противоречит. Он есть прегордый: ибо являет себя то̀ знающим, чего никто из человек, и от Ангелов по Божию определению не ведает. Он есть клеветник: клевещет бо на Соломона, якобы возвещает он имеющее быть в осмом веке второе Христово пришествие.

Сей толкователь не есть ли и переводчик сего пятогонадесять Кириллова поучения? Не он ли самый собрал всё то, что в называемой Кирилловой книге содержится? Не он ли сам сочинил два оглавления той книги, а после оглавлений стихи, если безделье до́лжно называть стихами, и росписания книг, какие до́лжно читать, и какие не до́лжно? Сим книга сия ничего не показывает. Однако, он ли, или другой кто, или не один, но разные творцы сей книги были, примечать до́лжно следующее:

1) Что в книге сей находятся два слова о кресте, из коих одно, на листе 178 без надписи его сочинителя, повторяет Макариева собора учение, противное всеобщему преданию всей святой православной церкви, о коем учении в ответе на вопрос четвёртый мы говорили. Другое на листе 184 такого же содержания под именем Максима Грека. Что же слово сие или вовсе не есть сочинение Максимово, или испорчено каким-либо раскольником, сие покойный Преосвященный Феофилакт, Архиепископ Тверской так доказал626, что мне прибавить ничего не осталось, разве только положив, что слово сие есть сложения Максимова, что подлинно невероятно, присовокупить, что он здесь в России, по слабости естества человеческого, гонениям уступил, и о знамении крестном учение своей матери церкви, которая непременно и непоколебимо учит креститься тремя перстами, оставил. В сем же случае свидетельство Максимово никакой силы не имеет. Ибо блаженный Апостол Павел ясно повелевает не только человеку, кто бы он ни был, но и Ангелу с небес627 не верить, когда проповедует то, что противно преданию святой церкви.

2) Оглавления той книги показывают, что он есть собрание слов разных сочинителей. Первое же из них есть пятоенадесять поучение огласительное святого Кирилла Иерусалимского, из прочих же на иных имена сочинителей надписаны, а на иных нет.

3) Что сочинитель росписания книг, которых читать не до́лжно, есть враг пользы рода человеческого. Ибо запрещает он читать Астрономию и Геометрию, из коих первая правилами своими не только суеверия Астрологические истребляет, но ещё мать есть знания мореплавательного: вторая же есть основание Механики, Гидравлики, Архитектуры и всех прочих знаний, которые колико возбуждают всех к величанию Божией премудрости и всемогущества, и колико полезны всем человекам, каждому известно.

Из сего всего заключаем мы, что вся книга сия, Кирилловой называемая, есть книга подозрительная не только по причине погрешностей, которые мы заметили, но и по причине вышеозначенных двух слов о кресте, которые содержат учение, противное преданию святой православной церкви, и по иным разным порокам, в различных местах сей книги находящемся. Для того и читать её не должно не знающим, которые, поскольку истины от лжи различить не в состоянии, могут повредиться. Сверх того, видим, что книга сия против всех прав и рассудка нарицается «книгой святого Кирилла Иерусалимского». Ибо самые её оглавления показывают, что она содержит разных творцов сочинения, из коих Кириллово одно только поучение, которое, если исключить смешанное с ним толкование из 564 листов книги, едва займёт 14. Следовательно, она в рассуждении всей книги есть так как 1 к 282/7 то́ есть, меньше сороковой части всей книги.

Если бы какой-либо дом состоял из сорока покоев, в коих разные были бы хозяева, а между ними кто-нибудь по имени Кирилл, которой был бы одного только покоя господином: то назвал ли бы ты дом тот домом Кирилловым? Никак. Почему? Поскольку бы ложно было, что дом тот есть Кириллов. Итак, почему ты книгу сию, которая содержит разные слова, как то самые дела и оглавления её доказывают, хочешь называть книгой Кирилловой, которого поучении занимает меньше, нежели сороковую часть всей книги?

К сему присовокупи, что когда некто из ваших, как то читали мы в книге Обличение628, объявил, что творец сей книги, или собиратель, или переводчик есть некто Стефан Зизаний, человек, живший после 1517 года, в котором появилось Лютеранство и Кальвинство, о коих он трактует, то почему ещё хотите вы лгать, называя книгу сию книгой святого «Кирилла Иерусалимского»?

Из сего вышеупомянутый Преосвященный Феофилакт возымел подозрение, что книга сия с умысла названа Кирилловой для обмана и прелести простых людей. Всякий бо простой человек, читая книгу под сим названием, верит, что всё, в ней содержащееся есть творение святого Кирилла: следовательно, из почтения к святому, приемля обретающиеся в ней лжи и погрешности прельщается. И потому Преосвященный Феофилакт не прямо на сию книгу, как вы сказываете, но на ложь и прельщение писал следующее: «уже бо видно всякому, что оная книга, нареченная Кириллова, не Кириллова, но Зизаниева есть, который по своему имени посеял Зизаний, то есть, плевелы, на обман и прелесть простым людям, еже есть зело противно Богу, самой естественней истине, и доброй совести, а приятно единому диаволу, иже есть отец лжи, его же учеником соделался Зизаний».

Итак, если вы желаете читать истинную и целую книгу святого Кирилла Иерусалимского, которая может вас, и всякую Христианскую душу, просветить Божественным светом: то, как вы Греческого языка, на котором писан подлинник, не знаете, читайте оную, переведённую на Славенский покойным преосвященным Амвросием, Архиепископом Московским, и в Москве в 1772 и 1784 годах напечатанную. Буде же вы, оставив сию целую и истинную книгу, не престанете читать книгу Стефана Зизания, почитая и называя её книгой святого Кирилла: тогда Бог и вас, как древле Израильтян, обличит, что вы два зла сотворили, то есть, оставили свет истины, и добровольно пали во тьму заблуждения. «Два зла сотвориша люди Мои: Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушеные, иже не возмогут воды содержати»629.

Вопрос 15 (и последний). Две службы, положенные по старопечатным книгам, а именно, первая месяца Апреля 14 дня, святых новых мученик, Антония, Иоанна, Евстафия: вторая, месяца Мая 15 дня, преподобного отца нашего Евфросина, Псковского чудотворца, и те обе службы в новопечатных книгах оставлены и опорочены, то почему? О сем нам неизвестно.

Ответ

«Сицева убо, – глаголет Апостол Павел, – имуще обетования, о возлюбленные! очистим себя от всякой скверны плоти и духа, творяще святыню в страхе Божии»630. Итак, святыня, по сему Апостольскому определению, есть очищение от всякой скверны плоти и духа. Ложь есть величайшая скверна разума, оную вымышляющего, и устен оную изрекающих. Начало бо её есть зело нечистое: ибо отец её есть диавол631. Он есть первый изобретатель лжи, который прельстил первых человеков. «Не смертью, – сказал он лживо, – умрете. Ведяше бо Бог, яко в оньже аще день снесте от него, отверзутся очи ваши, и будете яко бози, ведяще доброе и лукавое»632. И потому все те, кои воистину суть святы, лжи весьма отвращаются, и ею гнушаются не только во время пребывания своего в сем мире, но и по преселении на небеса. Божественный Иоанн, для показания нам сего, так говорит о граде великом святом Иерусалиме: «и не имать в него внити всяко скверно, и творяй мерзость и лжу»633. Итак, когда мы, хваля святых, сущих на небеси, примешиваем к хвалениям их ложь, тогда они от таковых хвалений наших весьма отвращаются. Когда мы их призываем моля, да ходатайствуют о нас у Бога, в мольбы же наши вмешиваем ложь: тогда сии мольбы на них не восходят, ни же внидут во град великий святой Иерусалим, идеже они обитают. «Не имать бо в него внити всяко скверно, и творяй мерзость и лжу». Таковые молитвы ложью осквернённые отвратительны суть пред Богом и святыми. И оные молитвы не заглаждают греха, но во грех обращаются634.

Молитва бо есть духовная жертва, которая Богу приносится. И потому, когда она есть от плодов князя мира сего, то есть, когда содержит ложь, тогда жертва наша есть жертва Каинова. И для того Бог на оную не внимает, но на приносящих гневается. Хотя бо приносим мы и право, то есть, с благоговением: однако когда мы право разделить не хотим, что ложь, в молитве обретающаяся, есть пред Богом отвратительна, то жертва наша в грех обращается. «Еда, – сказал Бог Каину, – право принесл еси, право же не разделил еси не согрешил ли еси»635? Потом прибавляет: «к тебе обращение его, и ты тем обладаешь», то есть, не приемлю дара сего: мне не подобает: да обратится он к тебе: ты буди господин его. Повесть жития святого Евфросина содержит лжи, клеветы, ереси. Ибо то, что Евфросину, пришедшему в Константинополь,636 приказывал Патриарх Константинопольский Иосиф говорить в его монастыре дважды Аллилуйя; и что о сем оный же Патриарх писал к братии монастыря Евфросинова, что есть иное, если не ложь, никакой веры недостойная? Ибо когда все Греческие православные церкви от начала даже до сего дня, следуя своим древнейшим рукописным уставам, и древнейшему преданию, глаголют Аллилуйя не дважды, но трижды: то кто может поверить, чтобы Патриарх Константинопольский Иосиф не только приказывал Евфросину, но ещё и монашествующей братин его писал не то делать, что он делал в своей церкви, и что видел написанное в уставе, и чему от отцов своих был научен, но иное?

А сие, что якобы сказала Пресвятая Богородица Евфросину, что Поляки и Немцы воскресению не веруют, что есть иное, если не скверная ложь? Что ты, о человече, сочинитель жития Евфросинова, безумие, кто бы ты ни был! Ты ли дерзаешь клеветать сим образом на Пресвятую Матерь Божию? Ты ли дерзаешь говорить, что Матерь истины ложь вещала? Царица неба, ни же одесную Бога Сына своего предстоит в позлащённых ризах Божественной благодати одеяна, преиспещрена мудростью, разумом, истиной, всеми Божьими дарами и совершенствами637; Та ли, Которая Бога зрит, и в Боге зрит всё, не ведала того, что и простолюдины знают, то есть, что Поляки и Немцы воскресению Иисус Христову и мёртвых веруют? Если бо истинно то, что ты сказываешь, то подлинно необходимо следует или то, что Пресвятая и Благодатная Матерь Божия ложь рекла, или то, что Она не ведала и того, что всенародно известно. Да будет тебе стыдно, невежа и бесстыдный, что таковыми клеветами прельщать ты восхотел.

Что же сказать о следующих словах того же сочинителя: «А идеже Сын Слово Божие, ту и существо Святого Духа Бога вочеловечение»? и ниже «и Христос не отступивый вочеловечения Святого Духа Божества Отца»? и паки: «понеже и Святой Дух Бог есть, и того непреложное вочеловечение и вознесение»? Что сей сумасшедший говорить хочет? Что Иисус Христос не вочеловечился?

Сие учение есть антихристово. «Всяк дух, иже не исповедует Иисуса Христа, во плоти пришедша, от Бога несть; и сей есть антихристов»638. Или хочет он учить, что Дух Святой вочеловечился? Сия есть новая и неслыханная ересь. Хочу паки верить, что он сам не разумел ни того, что говорил, ни того, о чём утверждал. «Хотяще, – глаголет Божественный Апостол Павел, – быти законоучители, не разумеюще, ни яже глаголют, ни о них же утверждают»639. Каждого воистину покроет стыд лица своего640, когда услышит, или прочитает таковые лжи, клеветы и ереси. А когда кто защищать оные станет, тот смертно, без сомнения, согрешит. «Всяк грех и хула отпустится человеком, а яже на Духа хула, не отпустится человеком; и иже аще речет слово на Сына человеческого, отпустится ему: а иже речет на Духа Святого, не отпустится ему, ни в сей век, ни в будущий641».

Поскольку же служба святому Евфросину содержала нечто от сих лжей и клевет, а в службе святым трём мученикам было нечто, несходственное с их страданиями, то право и свято обе они в новопечатных Минеях оставлены и исключены, да не принесём Каиновой жертвы, принося святым молитвы и хвалы со лжой и клеветой смешанные. Следовательно, не ходатайство и не помощь святых обрящем, но грех соделаем, и учинимся отвратительными от самых святых и всемогущего Бога.

Сие же учинено не неправильно, и не без примера. Ибо когда и в древней церкви появились некоторые сочинения, повествующие слова и деяния святых мучеников, сложенные от Еллин, кои читателей приводили к неверию, или к смеху, то святой вселенский Трулльский собор 63 своим правилом таковые сочинения, мучения святых нарицаемые, повелел огню предавать, а чтущих оные проклинать. Святейший же Патриарх Константинопольский Николай, прозванный Музалон, когда обрёл житие святой Параскевы, которая празднуема была в некоторой веси, в Каликратии, сочинённое неким поселянином нелепо, неучёно, и недостойно святой Ангельской её жизни, то приказал оное сжечь: и Богоугодное житие её велел написать диакону Василику. Сие сими же словами повествует Валсамон в толковании на вышепомянутое 63 правило.

Вас же хотя бы и надлежало увещевать о предании огню жития святого Евфосина, помянутым сочинителем сложенного: однако не весьма нужно кажется. Ибо в книге, называемой Пролог, на три месяца, Март, Апрель и Май, печатанной в 1786 году в типографии при Клинцевском посаде видели мы житие святого Евфросина от вышеозначенных лжей и страшных заблуждений омовенное и очищенное. Слышим же, что вы книгу сию приемлете.

Из чего праведно заключить можно, что и вы сами тяжесть помянутых лжей и заблуждений уже познали: и для того житие вышесказанным безымянным сочинителем сложенное, так, как и службу святому Евфросину с таковыми же лжами и заблуждениями смешанную, вечному забвению предать хотите. поелику же основание мнения вашего о глаголании Аллилуйя дважды, а не трижды, взято из жития Евфросинова, которое сказанный безымянный сочинитель наполнил лжами, нелепыми клеветами и заблуждениями, за что оно и оставлено и исключено, то следует необходимо, что и вы со всеми православными хотите глаголать Аллилуйя не дважды, но трижды, по ненарушимому и древнейшему преданию святой вселенской церкви. Буди! буди!642

В таком случае с припаданием колен мы к Вашему Архипастырству имеем, и всепокорнейше по грубости нашего ума Ваше Высокопреосвященство просим дать нам на все вышеписанные статьи Вашего Архипастырского рассмотрения и решительности от святых отцов писания, и просим вывести не только что нас убогих из сомнения, но и прочих нашего старообрядческого единения, дабы можно было всякому видеть Ваше Архипастырское законное рассуждение и решительность, и могли бы не только мы, но и всяк без сомнения прийти и присоединиться к Греко-российской святой православной церкви.

И еже Ваше Высокопреосвященство, дадите нам на сие желанное и просимое нами святоцерковное правильное и несомнительное решение, мы именем всего нашего общества обещаемся все пред всемогущим Богом по решении присоединиться ко Греко-российской православной церкви.

К сему прошению старообрядожеского Иргизского успенского монастыря строитель Сергий руку приложил.

К сему прошению уставщик инок Прохор руку приложил.

1790 года, Июля 18 дня.

Коего пастыря душа, слыша таковые пред всемогущим Богом обещания, не возрадуется? Ибо пастырская должность есть не только тех овец спасать, кои пасутся в церкви Иисус Христовой, но и тех подобает ему ввести в церковь, кои вне оной бродят: да и те услышат Святой глас Господень, и да будет едино стадо, и един пастырь. Тако бо добрый пастырей пастырь Господь и Спаситель наш учил: «И ины овцы имам, ниже не суть от двора сего: и тыя ми подобает привести, и глас мой услышат: и будет едино стадо, и един Пастырь»643. Сии ваши читая обещания, душа моя от чрезмерной радости так играет, что я вас, якобы ужа введённых во святую