архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование на Апостол из послания Апостола Павла к Римлянам, читаемый в тридцать шестую неделю, сыропустную (Рим.13:11–14:4)

В чтенном ныне Апостольском послании содержится учение о времени и о посте. Время жизни нашей повседневно сокращается. Ныне время жизни моей есть менее, нежели оно было вчерашнего дня, завтра еще будет менее, а послезавтра и еще того менее, и так далее. Но мы бедные, хотя сие совершенно знаем, однако же как ночью во тьме, так и днем во свете спим всегда спокойно во грехах наших, ни малого не имея попечения о том, чтобы пробудиться от такового сна, и ходить благочинно, как ходят люди, когда откроется день, и воссияет свет. Возбуждает убо нас от смертоносного сего сна Апостол Божий, глаголя: «и сие ведяще время, яко час уже нам от сна востати» (Рим.13:11): и тем более подобает нам бодрствовать, поелику знаем, что время преходит, и что час уже наступает восстать нам от сна греховного. А что о посте говорит, хотя то собственно и само по себе относилось к Апостольским временам, но приличествует даже доныне и содержимому Христианами посту, почему и читано то ныне, так как завтра всякий благочестивый входит в поприще четыредесятидневного поста. Благонамеренно же соединил премудрый Апостол сии два предмета, то есть, время и пост. Ибо пост призывает к обращению и покаянию, а рассматривая время, удостоверяемся мы в том, что предел жизни нашей есть неизвестен, что время течет яко река, и нечувствительно преходит, и мы притом приближаемся повседневно к концу жизни нашей: почему, ежели я не обращусь к Богу в настоящие дни поста, то доживу ли до того, чтобы мне поститься и покаяться во время поста в следующем году? Смотри еще, сколь премудро говорит о времени. Сопричисляет самого себя к поучаемым, дабы тем усилить слово. «И сие ведяще время, яко час уже нам от сна востати», потом показывает, почему ныне час настоит нам пробудиться, говоря так:

Рим.13:11. Братие, ныне ближайшее нам спасение, нежели егда веровахом.

Два суть воздаяния в будущей жизни, спасение для святых и мучение для грешных. Павел воспомянул о спасении, а о мучении умолчал, поелику Бог «всем человеком хощет спастися» (1Тим.2:4), и поелику надеялся, что Римляне, к коим он писал, достойны были спасения. Почему же ближае ныне спасение, нежели когда мы уверовали? Потому что от дни того, как сам он и они уверовали, до того часа, в котором писал послание сие, прошло довольно времени, и следственно уменьшилось прочее время жизни их, и осталось менее, нежели колико было в начале, когда уверовали. Почему приближившись к смерти, приближились к наслаждению спасением. В сей час, говорит, в который я пишу к вам, ближае к нам спасение наше, нежели когда уверовали, ибо сократился предел жизни нашей, и мы приближаемся к концу. «Ныне ближайшее нам спасение, нежели егда веровахом».

Рим.13:12. Нощь прейде, а день приближися. Отложим убо дела темная, и облечемся во оружие света.

Заметь красоту в речи сей, от противоположных имен происходящую, и выражение мыслей переносными и иносказательными словами. Нощию назвал настоящую жизнь по причине тьмы в оной неведения. «Видим бо ныне якоже зерцалом в гадании» (1Кор.13:12): и по причине также происходящих в оной темных дел греховных. Днем же назвал жизнь будущую, по причине света в оной познания: ибо тогда увидим «лицем к лицу» (1Кор.13:12); и сиять будут тогда паче солнца добрые дела человеческие. «Прейде», говорит, «нощь», вместо прешла жизнь наша, и дошла до конца: «приближися же день», вместо, приближилось наслаждение невечернего дня, то есть, вечное Царствие. Дела тьмы суть грехи, поколику они во тьме бывают, и «тьму кромешную» причиняют делателям своим (Мф.22:13): а оружие света суть светлые дела добродетели, поколику ими мы воюя и побеждая врага души нашей, входим в пресветлые селения Святых. Подтверждением же служат и истолкованием предыдущих слов настоящие сии слова. Выше сказал Апостол: «ближайшее нам спасение» (Рим.13:11). Ныне же говорит, «нощь прейде, а день приближися», то есть, жизнь наша приходит к концу, а будущая приближилась. Прежде сказал: «яко час уже нам от сна востати». Ныне же говорит, отринем от себя грехи, и будем соделовать дела добродетели. «Отложим убо дела тьмы, и облечемся во оружие света» (Рим.13:12).

Рим.13:13. Яко во дни благообразно да ходим: не козлогласовании и пиянствы, не любодеянии и студодеянии, не рвением и завистию.

У идолопоклонников бог был Комос, Бахус, начальник и правитель пиров с пьянством и с бесчестными делами происходящих, почему козлогласования, Коми по-гречески зовомые, суть пиры с пьянством, со срамными песнями и плясками происходящие. Любодеяние же, или ложе, наложничество, от студодеяния различествует тем, что первое означает смешение и совокупление, а второе всякой род плотского греха. Рвение есть любопрение, дщерь ярости и упрямства во мнении своем, а зависть, или ревность хотя означает горячайшую охоту к добрым делам, но означает еще, как и здесь, горячесть и ревность к злым делам. Заметь же, что слово сие, день, прежде положил он в иносказательном, а теперь в буквальном значении. А поелику безобразные и нелепые дела греховные бывают ночью во тьме, днем же при свете все ходят в благопристойном виде и благочинно, удерживаясь от безобразных дел, посему произрек: Да обращаемся благолепно и благочинно, как ходящие во дни, да не впадаем в козлогласования и пьянство, ни в любодеяние и студодеяние, ни в рвение, и зависть.

Рим.13:14. Но облецытеся Господем нашим Иисусом Христом и плоти угодия не творите в похоти.

Сие, «облецытеся», есть слово переносное, означает же совокупность и соединение. Ибо как одежда присовокупляется и присоединяется к телу, так Иисус Христос соединяется с душою отложивших дела темные, и яко во дни благообразно ходящих. Но Римляне, к которым Апостол писал сие, яко верные и крещенные, облечены были во Иисуса Христа, как тот же Апостол утверждает, сказав: «елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал.3:27). Почему убо завещевает им облещись во Иисуса Христа? Потому что, хотя мы благодатию святого Крещения, которая очищает нас от всех грехов наших, соединяемся со Христом, и бываем «Тело Христово, и уди от части» (1Кор.12:27): но пребывает в соединении с нами Христос, доколе храним чистоту, во святом крещении дарованную; когда же грехами оскверняем оную, тогда отлучается от нас Христос: ибо Он будучи самая чистота и свет не соединяется, ниже пребывает там, где есть осквернение и тьма, а если совлечемся скверноты греховной, тогда паки облекаемся во Иисуса Христа. К тем убо относится слово сие Апостольское, кои согрешили по крещении, или кои ни уверовали, ни крестились, к оным говорит: «отложим убо дела темная, и облечемся во оружие света» (Рим.13:12): к сим же говорит и сие, «но облецытеся Господем нашим Иисусом Христом». А чтобы пребывал навсегда с ними Христос, завещевает им, говоря: «и плоти угодия не творите в похоти». Не сказал просто, не пекись о плоти твоей. «Никтоже бо когда свою плоть возненавиде, но питает и греет ю» (Еф.5:29). Но не пекись по похотем, и тем как бы так говорил: старайся о здравии тела твоего, чтобы оно служило тебе к деланию добрых дел; не пекись же с тою целию, чтобы возбудить в себе сладострастные и душепагубные похоти. Ибо таковым попечением готовишь сам себе гибель, возжигая против себя пламень пещный. Поучив же сему преблаженный Апостол преходит к материи о посте, говоря так:

Рим.14:1–2. Изнемогающаго же в вере приемлите, не в сомнение помышлений. Ов бо верует ясти вся, а изнемогаяй зелия да яст.

Кто были изнемогающие в вере? Многие из Иудеев, уверовавших во Христа, не желая оставить постановлений Моисеева закона, не ели свиных мяс (Смот. Феодорит. Икум. Фефил. в он. месте): но чтобы не показаться Иудействующими, и чтобы почитаться воздержными и постниками, удалялись и от других яств, и ели зелия, то есть, зелень или овощи. Сии были немощные, то есть, несовершенные в вере во Христа, поелику почитали так, что оная вера не спасает без наблюдения законных постановлений. А другие еще уверовавшие во Христа, из Иудеев ли то, или из язычников, будучи совершеннейшие в вере во Христа, совсем не внимали постановлениям законным, но вкушали всякую пищу. Сии помышляя и рассуждая, что несправедливо те поступают, кои хранят предписания закона, поносили их в том. Убоясь же Павел, чтобы совершеннейшие сильно и нелепо обличая несовершенных, тем самим не поколебали их в вере во Христа, предприемлет способ к тому самый премудрый и преполезный. Не говорит к совершеннейшим, худо вы делаете обличая, дабы не утвердить несовершенных в наблюдении, какое они имели в брашнах: но ни того не говорит, хорошо вы делаете обличая, дабы не сделать их строжайшими: а предлагает увещание, растворенное снисхождением. Ибо хотя кажется, что, укоряет совершеннейших, но смысл речи относится к немощным. поелику сказав, «изнемогающаго в вере», тем самым показал, что наблюдатели брашн были несовершенные в вере во Христа: присоединив же и сие, «приемлите не в сомнение помышлений», изъявил тем, что они столь немощны были, что требовали восприять о них попечение, и совершеннейшие не должны были смущаться, хотя бы рассудок и заставлял их мыслить так, что наблюдающие обычаи Иудейские поступают несправедливо. Таков бо есть смысл предлежащих Апостольских слов: Один из вас, Римляне, имея совершенную веру во Христа, и следовательно, не наблюдая законных постановлений, уверен бывает в том, что имеет он свободу употреблять все в пищу себе: а другой будучи несовершен в вере во Христа, наблюдает обряды Моисеева закона, но, чтобы не показаться Иудействующим, удаляясь от запрещенных законом брашн, желает питаться одним зелием. Вы убо совершеннейшие в вере не соблазняйтесь, смущаясь суждением помыслов ваших, но приемлите и блюдите немощного в вере, дабы он утвердился в оной, и совершенным соделался.

Рим.14:3. Ядый не ядущаго да не укоряет: и не ядый ядущаго да не осуждает: Бог бо его прият.

Слышишь ли, до чего то доходило? Кто ел всякую пищу, тот укорял не ядущего все: ничего же иного не евший кроме зелий, осуждал ядущего все. А отсюда что иное происходило между оными новопросвещенными Христианами, как токмо холодность к вере, оскудение любви, разногласия и соблазны? Почему хотя удаляющиеся от брашн нехорошо делали, потому что Иудействовали, но поелику дело их было само по себе доброе, то есть, было оно воздержание и пост, делали же они сие от благоговения, мня, что угодно то Богу; посему Павел снисходительно и промышляя о том, чтобы прекратить соблазны и происходящие от оных грехи, положил пределы как ядущим все, так и не ядущим ничего кроме зелий. Кто есть, говорит он, все, тот не ядущего все да не укоряет, яко маловерного и Иудействующего: равно и не ядущий ядущего да не осуждает, яко гортаноугодника и многоядца. Ни ты, имеющий совершенную в веру не укоряй, ни ты, немощный в вере не осуждай брата твоего, потому что Бог его приял, то есть, Бог ввел его в Церковь Свою, искупив, его Своею кровию, и соделав его сыном Своим чрез Божественное крещение. Почему убо ты не терпишь его?

Рим.14:4. Ты кто еси судяй чуждему рабу? своему Господеви стоит или падает: станет же, силен бо есть Бог поставити его.

Кто еси ты, говорит, который судит чужого раба? Тот, коего ты судя за ничто почитаешь или осуждаешь, не есть раб твой, но раб Божий. Он стоит ли тверд в вере и добродетели, или впадает в маловерие и порок, сам Владыка его Бог власть имеет судить его. И стояние, и падение его относится ко Владыке его. Посмотри же, как он сказав сие, «падает», дабы не привести падших в отчаяние, тотчас посевает в сердцах их надежду исправления, представив силу Божию. «Станет бо», говорит, но откуда то, и кто может его поставить? «Силен бо есть Бог поставити его».

Беседа об осуждении, и сколь тяжко оно

За много прежде веков отселе благодатию Божиею престали уже быть между Христианами Иудействующие, то есть те, кои веровали во Иисуса Христа, и вместе почитали, что не могут они спастись, ежели не будут хранить постановлений Моисеева закона; престали быть совершенно те, кои хотели питаться одною зеленью, дабы не есть или по случаю, или по нужде того, что запрещено Иудейским законоположением: следственно прекратились и те, кои поносили их маловерными и Иудействующими. Но мы видим в настоящие времена, что во дни постов многие из Христиан постятся, а некоторые нарушают пост. Почему не приличествует ли предложить им Апостольское оное законоположение, завещевая и говоря так: Христиане, кто из вас не постится, да не укоряет постящегося, и кто постится, да не осуждает непостящегося? Не полезно ли будет и нам сказать с Апостолом: «Ядый не ядущаго да не укоряет; и не ядый ядущаго да не осуждает»? (Рим.14:3) Хотя нет уже в обществе Христианском Иудействующих, но и в сии дни весьма прилично и полезно будет предложить сие Апостольское завещание: во-первых, потому, что даже доныне не постящиеся укоряют постящихся яко лицемеров и суеверов; постящиеся же осуждают нарушающих пост, яко чревоугодников и беззаконников: а во-вторых, потому, что столько распространился и разумножился грех оный, осуждение, что не только постящиеся и не постящиеся осуждают друг друга, но все во всякое время и во всяком месте, без стыда или зазрения совести, осуждают во всяком случае братию свою.

Откуда же происходит то, что мы столь легко впадаем в грех сей, осуждение? Почему и во дни поста, то есть, во дни покаяния и исправления во грехах наших, яко меч обоюду острый изощряем язык на братию нашу? Почему как воздерживаются уста от брашн, так не воздерживается и язык от осуждения? Потому что всеобщий осуждения обычай истребил обличение в том совести. Посему мы, почитая, что осуждение или не есть совсем грех, или есть грех столь малый, что как бы за ничто вменяет его Бог, повсечасно осуждаем безбоязненно братий наших. Ежели бы кто мог возбудить совесть от пагубного сна во грехе сем, то бы она, обличая, может быть положила хранение устом и дверь ограждения о устнах наших, и таким образом престало бы быть осуждение. Но кто другой может возбудить совесть от нечувствительности ее, разве слово Божие? Даждь убо Господи, слово твое устом моим, да заградит оно уста злословящих, представив им тяжесть осуждения.

Возлюбленная моя братия, нужно показать мне вам об осуждении вкратце и чисто всю истину Божию. Осуждение есть неправда и беззаконие великое: неправда? Так поистине. Но кого, скажешь ты, обижаю я, когда осуждаю? Обижаешь осуждаемого. Но я, скажешь еще, ни имения его не присвояю себе, ни чести его не лишаю, ни другого какого вреда ему не причиняю. Бывает речь в собеседовании о каком-либо лице, я тогда рассказываю и описываю погрешности его, и не лгу, но говорю истину, ни цели той не имею, чтобы вред ему причинить, а еще часто скорбя о нем, рассказываю о его состоянии. Сие ли убо есть неправда? Когда открываешь и описываешь пороки брата твоего, хотя говоришь истину, хотя говоришь не с тем, чтобы причинить ему вред, хотя скорбишь о его состоянии, без всякого однако ж прекословия великий тогда причиняешь ему вред. Ибо слушателям твоим или известны грехи осуждаемого тобою, или не известны: ежели известны, то напоминаешь им оные и подтверждаешь; а ежели не известны, то познают оные от свидетельства уст твоих. А сие расстраивает доброе мнение других о брате твоем, погубляет доброе имя его. Доброе же имя предпочтительнее многого богатства. «Лучше», сказал премудрый Соломон, «имя доброе, нежели богатство много» (Притч.22:1). И поистине доброе имя есть сокровище бесценное. Кто имеет добрую славу и доброе в других мнение о себе, тот удобно благопоспешествуется в купечестве, возводится на достоинства, ему вверяются государственные должности, и во всяком деле таковой бывает успешен. Но человека, о коем худая идет слава, все отвращаются, все и словам его и обещаниям не доверяют, и самым даже клятвами его не верят. Сию убо обиду делаешь ты ближнему твоему, когда его осуждаешь, изглаждаешь доброе имя его, и делаешь его подозрительным, ненавистным и бесчестным. Ты, делая сие, думаешь, что ни мало не обижаешь его, ниже грешишь. Но правосудный Бог обличает тебя в сей неправде, и грозит тебе за сей грех, говоря так: «Уста твоя оглагольная умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения. Седя на брата твоего клеветал еси, и на сына матере твоея полагал еси соблазн. Сие соделал ты, и Я умолчал. Сия сотворил еси, и умолчах» (Пс.49:19–21). И поелику Я умолчал, то ты вознепщевал беззаконие, то есть, почел, что Я подобно тебе злонравен. «Вознепщевал еси беззаконие, яко буду тебе подобен» (Пс.49:21). Но Я в день суда обличу тебя, и представлю грехи твои пред лицем твоим: «обличу тя, и представлю пред лицем твоим грехи твоя».

Заметьте же, что осуждение, сия неправда, относится к самому всяческих Богу. Ибо Бог есть Творец и Создатель наш. «Руце твои сотвористе мя и создасте мя» (Пс.118:73), воспевал Давид. Он есть Судия, Обладатель, Царь, Спаситель наш. «Бог бо мой», проповедывал Исаия, «велик есть. Не минет мене Господь Судия наш, Господь Князь наш, Господь Царь наш, Господь той нас спасет» (Ис.33:22). Слышите ли, коликие права имеет Бог над нами? Слышите ли, коликие права соединяют Бога с человеком? Посему Он сказал: «аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий моих менших, мне сотвористе» (Мф.25:40). Когда убо мы осуждаем человека, осуждаем Создателя, Судию, Обладателя, Царя и Спасителя человека, Самого то есть осуждаем всемогущего, премудрого и всесовершенного Творца твари.

Человече, ты не имеешь власти судить раба Царя какого-либо, игемона, или князя, и однако же дерзновенно судишь, пересуживаешь и осуждаешь раба Господа господствующих и Царя царствующих, всевышнего и вседержителя Бога? «Ты кто еси», вопиет против тебя Павел, «судяй чуждему рабу?» (Рим.14:4) Ты кто еси? Не брение ли, персть и червь? Како убо с толиким дерзновением судишь чужого раба, то есть раба всевышнего Бога? Ты кто еси? Исполненный недостатков, исполненный страстей, исполненный грехов. Како убо с толиким дерзновением яко виновника, преступника и грешника осуждаешь человека, который есть создание Божие, который имеет Судию себе Владыку и Царя всевышнего Бога? «Ты кто еси судяй чуждему рабу?» Неужели не познал ты того, что всякий человек сегодня впадает в грех, и заутра, или и в сей самый день, ежели восхочет, раскаивается, и становится пред Господом своим оправданным? Неужели не научился тому, что Бог может восставить падшего, оправдать грешника, и спасти отчаянного? Не слышишь ли Павла, поучающего и глаголющего, что всякий человек «своему Господеви стоит, или падает: станет же, силен бо есть Бог поставити его»? (Рим.14:4) Ежели убо тот, коего ты видел вчера или сегодня согрешающего, тотчас раскаявшись соделался невиновным, и становится пред Господом своим оправданным: «силен бо есть Бог поставити его»: а ты осуждаешь невиновного яко преступника, стоящего яко падшего, и праведного яко грешника: то грех сей, осуждение, сколь великая и страшная есть неправда?

Открываю я святое Евангелие Иисуса Христа, и прошу вас со вниманием послушать закона правды: «и якоже хощете», говорит оно, «да творят вам человецы, и вы творите им такожде» (Лк.6:31). Все не только верные, но и неверные свидетельствуют, что закон сей есть правосуднейший. Кто преступает его, тот без сомнения делает неправду. Что убо скажешь? Хочешь ли, чтобы ближний твой обвинял обычаи твои и осуждал дела твои? Хочешь ли, чтобы он говорил о тебе открыто среди собраний, что ты распущен, или лжец, или завистлив, или коварен, или другое что таковое? Никак. А отсюда явствует, что когда ты, отверзши уста свои, соплетаешь на него всякое обвинение, тогда преступаешь закон правды, то есть, делаешь неправду.

За малый грех почитают люди осуждение, и однако ж оно есть преступление всех Евангельских законов. Но как сие доказать можно? Весьма легко. Потому что закон любви содержит в себе все законы. «В сию обою заповедию весь Закон и Пророцы висят» (Мф.22:40). Ежели убо я имею в сердце моем сию добродетель – любовь, то бываю блюститель и исполнитель Божиего закона. «Исполнение убо закона любы есть» (Рим.13:10). Следственно, когда не имею я любви, тогда преступник есмь всех законов Божиих; хотя бы все другие добродетели исполнил, хотя бы удостоился всех дарований, «любве же не имам, ничтоже есмь» (1Кор.13:2–3). Скажите убо, кто любит и обвиняет? Кто любит и осуждает? Никто. Кто любит, тот похваляет; кто любит, тот оправдывает и защищает: а кто ненавидит и враждует, тот клевещет и осуждает. Кто никакой любви не имеет к ближнему своему, тот его злословит. Клеветники не имеют любви. Кто убо осуждает брата своего, тот преступает все Божественные законы. Ибо «в сию обою заповедию», то есть, на заповедях любви, «весь Закон и Пророцы висят». Слышите ли, сколь великий грех есть осуждение?

Но послушайте и еще большего. Конечно, извинение никакого греха не изглаждает. Ибо надлежит нам Бога предпочитать всем в мире вещам, всему миру, и самой собственной нашей жизни. Впрочем законное защищение хотя не изглаждает греха, однако уменьшает тяжесть оного, и определенное за оный наказание. Ежели бы мы были безгрешны, то имели бы некоторое извинение и защищение, когда осуждаем братию во грехах их. «Иже есть без греха в вас», сказал Господь к осуждающим грешную жену, «прежде верзи камень на ню» (Ин.8:7). Но кто есть без греха? «Никтоже, аще и един день житие его на земли» (Иов.14:4–5). «Пленицами же своих грехов кийждо затязается» (Притч.5:22). Почему подобательно Богоносный Апостол произрек, что осуждение отъемлет от уст наших всякое слово, защищение и извинение, и делает нас безответными. «Сего ради безответен еси», говорит он, «о человече, всяк судяй» (Рим.2:1). Но почему так? Потому что когда я сужу другого, тогда осуждаю самого себя, поелику и я, судяй другого, делаю то же. «Имже бо судом судиши друга, себе осуждаеши: таяжде бо твориши судяй» (Рим.2:1). Например, я обладаюсь гневом и кричу, и ругаю и бию, а осуждаю брата моего яко гневливого, и говорю, что он за неудержимый свой гнев достоин осуждения и обвинения. Сие же говоря, осуждаю и себя, и решение полагаю, что должно быть мне обвинену и наказану за неукротимый мой гнев. Почему делаюсь самоосужденным и безответным. «Сего ради безответен еси, о человече, всяк судяй, имже бо судом судиши друга, себе осуждаеши: таяжде бо твориши судяй».

Великое же то безумие и заблуждение есть человеческое. Всевышний Бог ясно и открытно узаконил, чтобы мы не осуждали друг друга, и определил для уклоняющихся от осуждения награду, а для хулителей наказание, сообразное их осуждению. «Не судите», сказал, вот закон! «Да не судими будете», вот награда! (Мф.7:1) «Имже бо судом судите, судят вам; и в нюже меру мерите, возмерится вам» (Мф.7:2): вот наказание! Закон ясный и всем открытый. «Не судите!» Воздаяние великое и спасительное, избавление страшного осуждения Божия: «да не судими будете». Не осуждай, говорит, человече, ближнего твоего, да не осудит тебя Бог. Наказание ужасное, осуждение Божие. «Имже бо судом судите, судят вам». Как ты осуждаешь брата твоего, так осудит тебя Бог. «И в нюже меру мерите, возмерится вам»: и по мере злословия твоего возмерит Бог наказание твое. После же сего рассуждают люди, что осуждение не есть преступление закона, и что не ожидает наказание злословящих; после сего седя люди весь день пересуждают братий своих, и полагают соблазн на сынов матери своей без всякого обличения совести; после сего никогда ни раскаиваются, ниже признают то за грех. Какое другое безрассудство есть безразсуднейшее, или заблуждение большее сего?

Но осуждение, скажешь ты, бывает уздою, удерживающею от греха. Ибо многие, боясь того, что мир обвинять будет, удерживаются тем от злых дел. Сей убо плод приносит осуждение, то есть, удерживает людей от соделания прегрешений; а сие есть дело благоприятное Богу. Но таковый плод осуждения твоего есть зловонный и гнилой, во-первых, потому, что хочешь ты исцелить зло злом: кои же творят зло да произойдет от того добро, тех «суд праведен есть», говорит Божественный Апостол (Рим.3:8): во-вторых, потому, что никакое добро не происходит от осуждения. Ибо кто удаляется от греха, не из повиновения к Богу, но из страха, чтобы не быть обвиняему миром, тот есть славолюбив и суемудр, славолюбие же и суемудрие не есть добродетель, но порок. О! доколе мы будем вымышлять безрассудные предлоги во грехах? Кто открывает прегрешения брата своего для того, чтобы удержать других от греха? Кто раскрывает раны брата своего, дабы тем самим соделать дело угодное Богу? Никто. Злословящий осуждает ближнего своего будучи иногда ненавистию побеждаем, иногда завистию обладаем, иногда гордостию надмеваем: часто осуждает для того, чтобы угодить врагам осуждаемого, или наконец осуждает будучи злою привычкою нечувствительно движим и влеком к тому. Впадает же он в грех сей потому, что никогда не старается обуздать язык свой. Брате, ежели ревность побуждает тебя воспрепятствовать греху, и любовь заставляет тебя соделать дело благоугодное Богу, то слыши глас Господа Бога твоего, который говорит тебе: «иди и обличи его между тобою и тем единем» (Мф.18:15). Слышишь ли? Не в отсутствии, но в присутствии его самого, не явно в обращениях дружеских, и в собраниях людских, но тайно и скрытно, «между тобою и тем единем». Вразуми его, и обличи во грехе, особливо ежели имеешь звание начальника и учителя, ежели имеешь право на то по сродству или дружбе. Сие есть ревность и любовь, благостыня и благодеяние, сие есть исправление во грехе, сие есть жертва благоприятная Богу! А когда пересуждаешь дела ближнего твоего, злословишь и осуждаешь его пред людьми, тогда горе тебе. Тогда восхищаешь ты право Божие, попираешь пределы правды, пренебрегаешь все Евангельское законоположение, почему делаешься повинным вечному осуждению. «Увы, пагуба неправдивому, и отчуждение творящим беззаконие» (Иов.31:3).

Господи Боже мой, Ты произвел язык, создал устне, Ты устроил уста, и сотворил оные удободвижными, удобообращательными, и способными говорить. Ты премудрый и всемощный даровал оным силу гласа, вещания, и образования слова, дабы мы посредством слова песнословили величие Божества Твоего, проповедывали истину веры, поучали Божественным Твоим законам, давали наставления и советы друг другу, и таким образом соделывались бы достойными небесного Твоего Царствия. Но мы, всеокаянные, органы добродетели делаем орудием порока, движа оные к обвинению и осуждению ближнего. Чем убо мы оправдаемся, когда воссядешь Ты судити живых и мертвых? Братия, никакого мы тогда оправдания иметь не будем. Ибо кто осуждает, тот делается безответным. «Сего ради безответен еси, о человече, всяк судяй» (Рим.2:1). Никакого не будем иметь мы оправдания, поелику Бог объявил нам Божественное Свое определение на злословящих. «Имже бо судом», сказал Он, «судите, судят вам: и в нюже меру мирите, возмерится вам» (Мф.7:2). О Господи, спаси же, о Господи, умилосердись, положи хранение устом нашим, и дверь ограждения о устнах наших: да не возглаголют уста наши дел человеческих, да не осуждаем братий наших, и тако да неосужденными явимся на страшном Твоем судилище, по благоутробнейшему оному слову Твоему: «не судите, да не судими будете».


Вам может быть интересно:

1. Толкование Воскресных Апостолов с нравоучительными беседами – Толкование на Апостол из первого послания Апостола Павла к Коринфянам, читаемый в тридцать пятую неделю, мясопустную (1Кор.8:8–9:2) архиепископ Никифор (Феотокис)

2. Фрагмент с толкованием на послание к Римлянам XI, 26 священномученик Дионисий Александрийский

3. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Деяний святых апостолов – Путешествие Павла в Македонию и Грецию и обратно до Милита (XX, 1–16) Матвей Васильевич Барсов

4. Толкование на первое послание к Коринфянам – Глава 4 блаженный Феодорит Кирский

5. Толкование на книгу святого пророка Аввакума – Глава 1 епископ Палладий (Пьянков)

6. Толковая Псалтирь – Псалом 141 Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

7. Изъяснение Песни песней Соломона – Беседа 13. Толкование на Песн. 5, 8–12 святитель Григорий Нисский

8. Толкование на книгу пророка Исаии – Часть 1 святитель Василий Великий

9. Руководство к изучению Нового Завета. Апостол – Третье Послание Апостола Иоанна. профессор Александр Васильевич Иванов

10. Второе послание к Фессалоникийцам – Глава 2 преподобный Ефрем Сирин

Комментарии для сайта Cackle