архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование на Апостол из послания Апостола Павла к Евреям, читаемый в пятую неделю Великого поста (Евр.9:11–14)

Все, что ни имел Ветхий Завет, было знаменованием и прообразованием того, что произошло в Новом Завете. Богоглаголивый Павел воспоминает первую и вторую Скинию, светильник седмисвечный, предложение хлебов, завесу разделяющую две Скинии, златую кадильницу, ковчег завета, и в нем содержащееся, как-то: златой сосуд с манною, жезл Ааронов прозябший и скрижали завета, над киотом еще Херувимов славы, и осеняемое ими очистилище (Евр.9:1–5): но не изъяснил, каких вещей Нового Завета были оные знаменованием и прообразованием, а сказал только сие, что настоящее время не позволяет говорить об оных подробно: «о нихже не лет ныне глаголати подробну» (Евр.9:5). Сие же сказал целию имея своею то, чтобы говорить о Священстве, и особенно о Архиерее, и чтобы показав, что Архиерей законный образ был Иисуса Христа, тем самим превознести принесенную Им жертву, которая отверзла спасительный вход в противообразная Святая Святых. Предрасполагаясь к тому, во-первых, говорит, что во вторую Скинию, то есть в знаменовательная Святая Святых единожды в год входил един Архиерей «не без крове» (Лев.16:15), потому что кропил очистилище кровию закалаемого козла, и что сим вшествием единого Архиерея в образовательная Святая Святых означал Дух Святой, что доколе Скиния оная состояла, дотоле путь в истинная Святая Святых не был открыт (Евр.9:8): во-вторых, учит, что приносимые в законе дары и жертвы, как знаменовательные, не могли успокоить совесть приносящих оные (Евр.9:9), сказав сие о прообразованиях, представляет и Самого прообразуемого Христа, и то, что совершено Им, начиная так.

Евр.9:11–12. Братия, Христос пришед Архиерей грядущих благ большею и совершеннейшею Скиниею нерукотворенною, сиречь не сея твари, ни кровию козлею ниже телчею, но Своею кровию вниде единою во Святая, вечное искупление обретый.

«Пришед», сказал, а не быв, дабы представить, что не был Он Архиереем прежде нежели пришел в мир, но соделался Архиереем пришедши в мир и вочеловечившись. «Отнюду же должен бе по всему подобитися братии, да милостив будет и верен Первосвященник в тех, яже к Богу, во еже очистити грехи людския» (Евр.2:17). Архиереем грядущих благ зовется Иисус Христос потому, что великие и вечные блага, дарованные от Него людям не суть блага настоящего, но будущего века. Тогда бо, то есть, во время воскресения мертвых, во время второго пришествия Господня, подаст нетление, уразумение Божественных Таин и наследие вечной славы и Царствия. Какую же Скинию называет большею и совершеннейшею и нерукотворенною, сиречь, не сея твари? (Злат. Феод. Икум. Феоф.) Самую плоть Господа Иисуса наименовал Скиниею, поколику в оной вселилось и обитало «всяко исполнение Божества» (Кол.2:9): Большею и совершеннейшею, поколику плоть Бога Слова несравненно превосходит законную Скинию, и соделал Бог страданием и смертию Своей плоти дела несравненно совершеннейшие совершавшихся в Скинии: нерукотворенною, поколику не художественно устроена руками человеческими, как законная Скиния Веселеилом и Елиавом (Исх.36:2). Что же значит сие как бы для объяснения приложенное: «сиречь не сея твари?» То, что плоть Живодавца получила бытие Свое не по законам естества, от совокупления то есть мужа и жены, как тела человеческие, но составилась и устроилась от Пречистых кровей Приснодевы Марии наитием Всесвятого Духа и осенением силы Вышнего (Лк.1:35). Вот еще и преимущество жертвы. Прообразовательная жертва законная совершалась кровию козлов и тельцов, истинная же Иисус Христова собственною Его кровию. поелику Первосвященник законный входит во Святая, что в Скинии, принося кровь козлов и тельцов (Лев.16:14, 18): а Первосвященник благодатный Иисус по принесении Божественной Своей крови взошел на небо. Показуя же трудность и нелегкость искупления нашего сказал, «обретый», подобно как бывает в людях, кои, когда исполнят трудные и неудобные дела почитая то как бы обретением, обрели, говорят. Вечным же назвал искупление наше, потому что мы единожды искуплены бывши, пребываем вечно свободными; и никак уже не требуется, чтобы еще принесена была жертва для искупления нашего. Вот убо весь в составе смысл предлежащих Апостольских слов. Христос, говорит, пришел в мир, дабы яко Архиерей принес Себя в жертву не за мирские временные, но за премирные и некончаемые блага будущего века. Восприятою же плотию Своею, которая и более и совершеннее есть Скинии законной, и не по закону естества, но преестественно составилась, взошел не «единою в лето» (Евр.9:7), как Архиерей законный, но единожды токмо, и не в Скинию, но во Святая, то есть, «одесную престола величествия на небесех» (Евр.8:1). Взошел принося не кровь козлию и телчию, но собственную Свою кровь на кресте излиянную: и сею жертвою даровал роду человеческому вечное искупление от рабства сатаны и бесконечную славу Божественного блаженства. Сказав же сие, приводит доказательство взятое от меньшего к большему.

Евр.9:13–14. Аще бо кровь козлия и телчая (воловия и козлия)47, и пепел юнчий (теличий), кропящий оскверненныя освящает к плотстей чистоте: кольми паче кровь Христова, Иже Духом Святым Себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, во еже служити Богу живу.

Почему прежде сказал, «козлею и телчею» (Евр.9:12), а теперь говорит, «воловия и козлия»? Потому что вол младой есть телец. Видим мы в Пятокнижии Моисеевом, что Архиерей законный закалая козлов и тельцов, окроплял кровию их пред Очистилищем и Скиниею, и на рога олтаря окрест (Лев.16:14, 16): и что приносили Израильтяне в жертву юницу (телицу), непорочну (Чис.19:2), то есть никакого порока не имеющую на теле своем, и закалая оную сожигали вне полка, пепел же ее мешали с водою, чтобы тем кропиться; и жрец кровию юницы кропил пред Скиниею свидения, а из самых Израильтян тот, кто чист, кропил водою смешанною с пеплом сожженные юницы нечистых для очищения их. О сем весьма кратко повествовал Апостол сказав: «аще бо кровь воловия и козлия, и пепел тельчий, кропящий оскверненныя освящает к плотстей чистоте». Оскверненными или общественными48 назвал нечистых (как и святые Евангелисты называют) (Мф.15:11; Мк.7:15), потому что общие вещи бывают нечисты, а единые Богу посвящаемые суть чисты и нескверны. Неужели же кропления кровию волов и козлов, и водою, смешанною с пеплом телицы очищали души от грехов их? Таковые кропления будучи образы и знаки излития крови Иисуса Христа, очистившего и оправдавшего род человеческий, не могли очистить грехи и оправдать человека. «Яко не оправдишися человек от дел закона, но токмо верою Иисус Христовою. Аще бо законом правда, убо Христос туне умре» (Гал.2:16, 21). А как были они образы, то служили к телесному очищению и оправданию. Посему преступающие заповеди закона ежели не очищались таковыми кроплениями, то наказывались телесно, отлучаемы были от прочих человеков, и почитались нечистыми и смерти достойными (Лев.13:46, Чис.19:19–20): ежели же сими кроплениями очищались, то почитались чистыми и непорочными, и вступали в общение с людьми. А дабы кто не подумал, что таковое кропление очищало души, то Богоглаголивый Павел изъявил, какое было освящение от сего кропления, говоря: «освящает к плотстей чистоте». Заметь же, что непорочна была приводимая юница, как непорочно было тело Господа Иисуса: «яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его» (Ис.53:9). Юница чрез огонь приносима была в жертву Израильтянами: Иисус же содействием живущего в нем Всесвятого Духа Сам Себя принес в жертву Богу: что показывают сии Апостольские слова: «Иже Духом Святым Себе принесе непорочна Богу». Мертвые же дела суть дела греховные яко умерщвляющие душу и причиняющие ей вечную смерть. А поелику кровь Иисуса Христа очищает совесть нашу от мертвых дел, дабы с чистым сердцем служить нам Богу живу, то отсюда явствует, что те, кои имеют совесть свою оскверненную мертвыми делами, не служат живому Богу, но почитают Его токмо устнами, «сердце же их делече отстоит от Него» (Ис.29:13). Но дабы уразуметь тебе силу доказательства Апостольских слов, то повтори высшее. Выше сказал Апостол, что Христос излиянием Своей Крови совершил вечное искупление наше, то есть, даровал нам очищение грехов и вечное спасение. На сие привел он доказательство, говоря так: ежели изливаемая кровь волов и козлов, и пепел телицы делает нечистых чистыми от телесной нечистоты, то кольми паче кровь Иисуса Христа излиянная на кресте очищает душу нашу от мертвых дел греха, дабы чисты мы приносили живому Богу истинное служение.

Беседа о великом таинстве Божественной Евхаристии, что сколь оно непостижимо для силы ума нашего, столь нужно для спасения души

Чтенное ныне послание Богомудрого Павла возводит ум наш к Богопреданному Таинству Божественной Евхаристии. Он учит доказательно, какую имеет силу кровь Господа Иисуса Христа, говоря, что она очищает душу нашу от грехов, и делает нас истинными служителями Бога живаго. «Аще бо», говорит, «кровь козлия и телчая, и пепел юнчий кропящий оскверненныя освящает к плотстей чистоте: кольми паче кровь Христова, Иже Духом Святым Себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, во еже служити Богу живу?» (Евр.9:13–14) Согласна проповедь Павлова с учением Иоанна; ибо и он учит, говоря: «Кровь Иисуса Христа Сына Его очищает нас от всякаго греха» (1Ин.1:7). Каким же образом очищает? Достойно будучи приемлема. Посему когда Спаситель предал нам совершать Причащение оной, то завещал, говоря: «сие творите в Мое воспоминание» (Лк.22:19). Какое же воспоминание мы делаем, совершая то? Воспоминание живоносной смерти Иисуса Христа. «Елижды бо аще», учит Павел, «ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, Дóндеже приидет» (1Кор.11:26). Почему нужно всякому благочестивому человеку слышать слово о Таинстве сем. Но какое слово может представить достолепно высоту, благодать, силу и действия оного? Изнемогает поистине не только всякая мысль человеческая, но и всякий невещественный ум небесных Сил. Ничего другого не могу я сказать, как только что великое сие и преестественнейшее Таинство сколь есть непостижимо для силы ума нашего, столь нужно для спасения души.

Какой ум человеческий может уразуметь, как по благословении хлеб бывает Телом Христовым, а вино Кровию Его, и однако же остается и протяжение, и вид, и запах, и вкус, и осязание хлеба и вина? Какому уму вместительно то, как едино Тело Иисус Христово в одно и то же время находится одесную величествия на небесех и на тмочисленных жертвенниках православных на земли? Или как и весь благословенный хлеб есть Тело Иисус Христово, и всякая часть, хотя и малейшая, того же хлеба равно есть все тело Христово, или как жуется зубами, и проходит гортанью в желудок обоженная плоть Живодавца? Какая сила ума понимает, как причащением сего Таинства соединяется Христос с причащающимся, и пребывает с ним, как Сам Он учил, сказав: «ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем»? (Ин.6:56) Столь непостижимо Таинство сие, что многие, хотя уверовали во Иисуса Христа, и оставивши все соделались учениками Его, и последовали Ему, но когда услышали учение о Таинстве сем, то сперва сказали: «жестоко есть слово сие, кто может его послушати?» (Ин.6:60) А потом, «идоша вспять, и ктому не хождаху с Ним» (Ин.6:66), то есть, отвергшись веры оставили Учителя своего, и возвратились в прежнее свое состояние. Касательно Таинства сего ни доказательство, ни испытание не имеют места: веры единой требуется, и веры теплой, чтобы превозмочь ею и требования ума, и самые внушения чувств.

Но для чего, скажешь ты, восхотел Бог, чтобы не понимал я тех вещей, от коих зависит спасение души моей? Сему так быть определил Бог для того, чтобы непонятностию оною спасти душу твою. Как это? Послушай. Когда ты хотя не понимаешь, но веришь слову Божию, тогда вера твоя есть весьма благоприятна Богу. Когда же не только не понимаешь, но и чувства твои склоняют тебя в противную сторону, и ты однако ж веришь слову Божию, тогда вера твоя имеет великое мздовоздаяние. Но почему так? Потому что веришь слову Божию более, нежели суждению ума твоего, и внушению чувств твоих. Слово Божие учит, что благословенный хлеб и вино есть Тело и Кровь Его. «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое. Пийте от нея вси, сия бо есть Кровь Моя» (Мф.26:26–28). Чувства представляют уму твоему хлеб и вино, а ум последуя представлению чувств, рассуждает и судит, что благословенный хлеб и вино есть хлеб и вино, однако ж верит Слову Божию, и следственно предпочитает Бога и уму твоему, и чувствам твоим. А сие есть высочайшая честь, величайшее благоговение, и пресовершенное послушание к Богу. Ежели бы ты понимал, то бы не веровал, но имел бы удостоверение от ума твоего. Ежели бы чувства тебя убеждали, то бы не веровал, но имел бы удостоверение от зрения, или от слуха, или от обоняния, или от вкуса, или от осязания, или и от всех вместе чувств. «Вера же», говорит Божественный Апостол, «есть уповаемых извещение, вещей обличение невидимых» (Евр.11:1). И чем непостижимее то, чему веруется, тем противнее то суждению ума и внушению телесных чувств: тем вера есть сильнейшая и горячайшая, и следственно тем более достойна высших наград и венцев.

Почему вера Аврамова почтена от Бога правдою, то есть, исправлением и исполнением всех добродетелей? Потому что хотя он был столетен, хотя омертвевшее было тело его, хотя знал, что утроба Саррина по старости и неплодству была совсем неспособна к зачатию, однако ж никак не усомнился в том, что может быть отцем. Боролись с верою ум его и чувство, но поелику вера была сильнейшая, то побеждала она помыслы ума, и торжествовала над впечатлениями чувств. Почему Авраам ни суждения ума своего не послушал, ни представлением чувств своих не убедился, но твердо и несомненно веровал, что силен Бог исполнить Свое обещание. «И не изнемог верою, ни усмотри своея плоти уже умерщвленныя, столетен негде сый, и мертвости ложесн Сарриных. Во обетовании же Божии не усумнеся неверованием, но возможе верою, дав славу Богови: и известен быв, яко, еже обеща, силен есть и сотворити. Темже и вменися ему в правду» (Рим.4:19–22).

Сверх сего, почему ты жалуешься, что не можешь понять того, чему учит Вера о таинстве Божественной Евхаристии? Понимаешь ли вещи, кои видишь, и слышишь, и осязаешь? Весьма немногие, и то не совершенно. Понимаешь ли, как хлеб и вино, пища и питие, коими питаешься, превращаются силою желудка в сок и кровь, в жизненный дух, в семя, в желчь, в слюну, и по соку в жилы, артерии и нервы, в мясо и кости, и прочее что питает, возращает, и соблюдает все части и члены тела твоего? Понимаешь ли, что есть память, и как помнит человек толикие дела и повествования, толикие речения различных языков, и толикие правила художеств и наук? Или как составляется слово в уме твоем, и сходит в уста твои, слагается и произносится, звучит и слышится? Или как когда захочешь двинуть язык, или руку, или ногу, или другой какой член, тотчас как захотел и движутся? Понимаешь ли естество, рождение, возрастание, соблюдение и истление муравья, травники и цветка? Никак. Почему, ежели не понимаешь сих естественных, видимых и осязаемых вещей, то как можешь понять, что невидимою и вседержительною силою Божиею производится и совершается?

Но для чего, скажешь ты, сотворил Бог ум человеческий столь малыми и тесным, что многие вещи естественные несовершенно, а свышеестественные совсем не понимает? О! сей вопрос выходит из границ вопросов, и есть безрассудная дерзость. Ты хочешь узнать намерение Господне. Но «кто разуме ум Господень? или кто советник Ему бысть?» (Рим.11:34) Сие есть то же самое, как бы ты вопрошал, для чего сотворил Бог камни бесчувственными, скотов бессловесными, птиц пернатыми, и пресмыкающихся безножными? Для чего иные цветы сотворил Бог благовонными, а иные зловонными, иные плоды сладкими, а иные горькими? Для того, что так восхотел. «Ты кто еси против отвещаяй Богови? Еда речет здание создавшему е: почто мя сотворил еси тако? Или не имать власти скудельник на брении от тогожде смешения сотвориши ов убо сосуд в честь, ов же не в честь?» (Рим.9:20–21) Все твари создал Бог, дал же каждой отличительные свойства и собственные пределы. Характер человека есть разумная сила, которая имеет меры разумения ограниченные и не преходимые далее. Ежели бы человек понимал совершенно все Божеские и человеческие дела, то бы разумная его сила была неограниченная, и потому не был бы он человек, но другая некая тварь, различная от человека; как и камень не был бы камнем, ежели бы имел чувство, и пресмыкающееся не было бы пресмыкающимся, ежели бы имело ноги. Ежели бы человек понимал все, что имеет в себе Бог, то бы не был человек, но Бог.

Поелику убо, о человече, таковым ты создан от Творца твоего Бога, то не испытуй того, что свыше силы твоей, но веруй Богу от всего сердца твоего. Никакой нужды не имеешь ты знать таинственные и сокровенные вещи: «вышших себе не ищи, и креплших себе не испытуй: яже ти повеленна, сия разумевай, несть бо ти потреба тайных» (Сир.3:21–22). Ежели испытывать будешь дела Божии, чтобы понять, как оные бывают, то не только никакой отсюда не получишь пользы, но еще и величайший вред причинишь душе твоей, отпадая от веры. «Сошед», сказал Бог к Моисею, «засвидетельствуй людем, да не когда приступят к Богу уразумети, и падут от них мнози» (Исх.19:21). Ежели будешь верить без исследывания слову Божию, и будешь пред Ним прост, ничего не испытующ, то пребудешь навсегда в соединении с Ним: и Той взяв правую твою руку поведет тебя по пути святых Его заповедей, и восприимет тебя в Божественной Своей славе. «И аз уничижен», говорил святой Пророк Давид, «и не разумех, скотен бых у тебе. И Аз выну с тобою: удержал еси руку десную мою, и советом Твоим наставил мя еси, и со славою приял мя еси» (Пс.72:22–24).

Исследывайте братия моя, повседневно, и испытывайте, сколько желаете, не то, как хлеб и вино прелагаются благословением в Тело и Кровь Иисус Христову, но сколь нужно ко спасению души нашей причащение сего святейшего Таинства. Испытывайте прилежно не то, как происходят в Таинстве Божественной Евхаристии Таинственные и превышающие понятие дела, но сколь нужно то, чтобы нам не недостойно, но достолепно оного Таинства причащаться. Читайте часто Божественное Писание, и испытывайте то, что учредил Бог касательно сего преестественного Таинства. Таковое испытание многий прибыток, и великую принесет душевную пользу.

Открываю я Ветхий и Новый Завет, и вижу в Ветхом – в законоположении о Пасхе – «овча совершенно, мужеск пол», «единолетно», «заклано» (Исх.12:5–6). Сие есть образ закланного тела Иисуса Христа, который по Пророчеству Исаии, «яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен» (Ис.53:7). Читаю в Ветхом Завете повеление: «да возмет кийждо овча по домом отечестве, кийждо овча по дому: и заколют то: и снедят мяса: и приимут от крове, и помажут на обою подвою, и на прагах и домех, в нихже снедят тое» (Исх.12:3, 6–8). Повеление читаю и в Евангелии: «Приимите, ядите: сие есть тело Мое. Пийте от нея вси: сия бо есть кровь Моя» (Мф.26:26–28). Учреждение как приуготовляться к тому вижу в Ветхом Завете: «сице же снесте е: чресла ваша препоясана» (Исх.12:11): сие знак есть мужества и целомудрия: «и сапози на ногах ваших»: сие означает готовность духа – тещи по пути Божественных заповедей, и «наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию» (Лк.10:19): «и жезлы ваши в руках ваших» (Исх.12:11). Образ есть сие твердости в вере и добродетели. «И снесте е со тщанием: Пасха есть Господня» (Исх.12:11). Сие показывает готовность, достодолжную горячность и благоговение к причащению Божественной Евхаристии. «Ибо Пасха наша за ны пожрен бысть Христос» (1Кор.5:7). Учреждение приуготовления вижу и в посланиях Павловых с устрашениями великими: «Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет. ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня» (1Кор.11:28–29). Слышу в Ветхом страшное определение, произносимое на того, кто не имея законного препятствия не творил Пасхи, то есть, не ял от закланного овча. «И человек, иже аще чист будет, и на пути далече несть, и оставит сотворити Пасху, потребится душа та от людей своих» (Чис.9:13). То же самое слышу и в Новом Завете: «Аминь, аминь глаголю вам, аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53). Согласие удивительнейшее двух Заветов, показывающее совет от века, и учредительный промысл Божий о сем преестественнейшем Таинстве.

Но почему и Моисеевым законом и Евангельским толикое осуждение, то есть, погибель души и лишение вечной жизни, определил Бог на того, кто не причащается сего Божественного Таинства? Потому что Бог любя по премногу человека, хочет, чтобы он соединен пребывал с Ним навсегда. А сие бывает чрез причащение Тела и Крови единородного Сына Божия. «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин.6:56). Почему кто без законной причины удаляется от сего причащения, тот конечно лишается соединения с Богом. Кто же не знает, сколь страшен и ужасен таковый грех? Соответственно и наказание тяжести оного: не только же наказание соответствует греху оному, но есть необходимое следствие удаления от причащения Таинства сего. Ибо Бог есть спасение душ наших, Бог есть живот вечный. Почему кто удаляется от причащения Тела и Крови Господа Иисуса, тот сам на себя наводит наказание то, которое Бог определил на него. «Яко се удаляющии себе от Тебе погибнут» (Пс.72:27).

Сие-то, братия мои Христиане, достойно испытания и исследывания. Ибо испытание сего, открывая неведомое и нужное ко спасению, руководствует нас к исполнению долга нашего. Посмотри же, чему научило вышеизложенное испытание. Оно, во-первых, открыло, что Таинство Божественной Евхаристии поелику нужно ко спасению, то проповедано сперва образованиями и знаменованиями, а потом делом и истиною совершилось в постланной горнице в Сионе: во-вторых, что ежели мы не будем причащаться, то не будем иметь надежды спасения: в-третьих, что кто дерзнет приобщиться Таинству сему без подобающего приуготовления, тот повинен бывает вечному мучению: в-четвертых, что кто достойно причащается Божественного Тела и Крови Иисуса Христа, тот наследник есть вечной жизни и блаженства. «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный. ядый Мою плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин.6:54, 56).

Господи Иисусе Христе, человеколюбивейший и всещедрый, признаю я бедный безмерное богатство благости Твоей: Ты хочешь, чтобы я причащался Пречистого Тела и Крови Твоей, дабы иметь мне в душе своей залог вечной жизни. Верую и исповедую, что Ты еси Бог Творец всякой твари, Вседержитель и Всеобладатель: Ты еси, Коего все ужасается и трепещет от лица силы Твоей, и самые чистейшие и святые Серафимы не дерзают воззреть и видеть Божественное Твое лице, но со страхом и трепетом пред Тобою предстоя, закрывают лица свои, не терпя светлости Божественного Твоего светосияния: Ты еси Бог ненавидяй беззаконие и отвращаяйся греха. Како убо дерзну я оскверненный подъять Тебя Царя славы? Боюсь, да не попален буду яко воск, и пожжен яко трава от нестерпимого огня Божества Твоего. Хочешь, Святе Святых, да пребудешь со мною: но где? Где обрящешь место приклонить святую Твою главу? В устах ли моих? Но оные исполнены осуждения, лжи, срамословия и празднословия. В уме ли моем? Но он есть делатель всех лукавых помыслов. В сердце ли моем? Но оно есть вместилище всякой злой похоти. В душе ли моей? Но она есть жилище всякой скверны и нечистоты. «Аще не снесте Плоти Сына человеческаго, ни пиете Крове Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53). Сие есть ответ Твой, многоблагоутробне Искупителю мой. Почему я, хотя и недостоин, дерзаю, и причащаюсь: «Иже аще яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет Телу и Крови Господни. Сего ради в вас мнози немощни и недужливи, и усыпают довольни» (1Кор.11:27, 30). Сие отвещаешь Ты Жизнодавче, гласом Апостола Твоего. То есть, что ежели я буду причащаться недостойно, то немощным бываю, недугующим, и умираю. Увы мне всеокаянному! Ежели я не буду причащаться, смерть; ежели буду причащаться недостойно, также смерть! Что убо сотворю всещедрый Господи? «Да искушает человек себе» (1Кор.11:28). Слышите ли, что определяет премилосердый Господь? Искушение; искушение есть способ, коим причащаемся мы достойно, и спасаемся. Искушение же есть покаяние, исповедание, умиление, слезы, пост, молитва, милостыня, и всякой добродетели соделование. По сем искушении приступи, говорит Бог устами Апостола, и причастись. «Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет» (1Кор.11:28). Кто таким образом причащается, тот пребывает во Христе, и Христос пребывает в нем, и тот получает жизнь вечную. Аминь.

* * *

47

По тексту греческому.

48

По тексту греческому, и общественными, значит.

Комментарии для сайта Cackle