Азбука верыПравославная библиотекаархиепископ Никифор (Феотокис) » Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Часть 1
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 1

Толкование 11 Толкование 12 Толкование 13

Толкование на Евангелие от Матфея в неделю четвертую (Мф.8:5-13)

   Первый из всех Евангелистов — богоглаголивый Матфей, посем священный Марко, потом Божественный Лука, а последний из всех — наперсник Христов Иоанн писал Божественные Евангелия. И по Божию смотрению, последние нечто умолчали из того, что писали первые, а показали то, что теми было умолчано. Мы сие ясно видим в истории нынешнего Евангелия. Богодухновенный Лука, повествуя о сотнике, хотя описует то, что опущено у Матфея, то есть, о том, что происходило прежде пришествия сотникова к Иисусу Христу: но умалчивает о пришествии сотниковом ко Господу нашему и о том, что он ему сказал, так как Евангелистом Матфеем уже описанное. Сие же дело есть смотрения Божественного промысла весьма чудное: ибо оно сим образом испровергает то подозрение, что аки бы един Евангелист списал свое Евангелие с Евангелия другого. Видим еще тут же и другое Божия промысла гораздо чуднейшее дело, то есть, Божественных Евангелистов совершенное согласие в главных и существенных частях повествований и предложений, хотя в разные времена и на разных местах писали они священные свои Евангелия. Доказательством сего есть сия же ныне чтенная Евангельская история. Ибо главное и существенное оной содержание есть вера сотникова и всемогущество Господня повеления. А конец имеет тот, чтобы показать нам, что чем выше и совершеннее вера человеческая в Бога, тем вящие и богатейшие изливаются на человека милости Божии. О семь же, согласно с Лукою, и Евангелист Матфей повествует, говоря:

Мф.8:5-6. Во время оно, вшедшу Иисусу в Капернаум, приступи к Нему сотник, моля Его, и глаголя: Господи, отрок мой лежит в дому ослаблен, люте стражда.

   Сотник был родом иноплеменник, по должности воин, сто воинов под властию своею имущий, по вере идолопоклонник, но друг народу Иудейскому, для которого и синагогу он построил (Лк.7:5). Раб его, расслаблен и недвижим лежа в дому, столь люто и болезненно страдал, что был уже близ врат смерти. Слыша убо сотник о преестественных чудесах Господа нашего Иисуса Христа и узнав, что Он пришел в Капернаум, во первых послал старейшин Иудейских, как повествует священный Лука, потом друзей ходатайствующих, наконец и сам, пришед к Нему, рассказал о болезни раба своего. Господи! говорил он: — раб мой лежит в дому моем расслаблен, от мучений болезненных люте страждущий. Сие точию сказал сотник: но когда хотел изъясниться и в просьбе о излечении раба, то предварил Богочеловек Иисус прошение его и, прежде нежели сказал он сие: молю, Господи, исцели его, предъобъявил Господь исполнение просьбы его.

Мф.8:7. И глагола ему Иисус: Аз пришед исцелю его.

   Видишь ли, колико благодеяние Божие различествует от благодеяния человеческого? Чтобы получить одну малую милость от какого-либо человека, колькратно преклоняешь главу твою до лица земли? Колькратно произносишь сие «прошу и молю», и обещаешься воздать мзду и благодарность, — и тогда разве получаешь снисхождение и милость? Человек умножает затруднения в рассуждении просьбы твоей, чтобы показать тем величественнее свое благодеяние; отлагает время, да тем паче возжжет желание твое и приумножит обстоятельств стечение; ищет многих заступников, чтоб за одну милость многих иметь себе должников, и тогда напоследок протязает руку благотворения, когда приметит, что благодарность за благодеяние непременно воспоследовать имеет. В благодеяниях Божиих ничего такого не видишь. Богочеловек только что услышал о нужде сотника, — не медля исцелил болезнь раба его. Приметь еще неизреченную премудрость Господа нашего Иисуса Христа, сколь противными образы устрояет Он человеческое спасение. Веру Хананеи обнаружил чрез отрицание милости, которой она просила: «несть добро отъяти хлеб чадом, и поврещи псом» (Мф.15:26); сотникову же — явися готовым к исполнению прошения его: «Аз пришед исцелю его». Хананея презренная являет непоколебимость своей веры, великое смирение: «Ей Господи, ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы господей своих» (Мф.15:27); сотник, еще прежде просьбы своей быв услышан, просвещает слова, доказывающие великую его веру и совершенное благоговение.

Мф.8:8. И отвещав сотник, рече ему: Господи! несмь достоин, да под кров мой внидеши, но токмо рцы слово, и исцелеет отрок мой.

   Благоговение сотника подобно есть благоговению великого Пророка Моисея. Сей, услышав Божественный глас: «Аз есмь Бог Отца твоего, Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль, отвратил немедля лице свое: благоговеяше бо воззрети пред Бога» (Исх.3:6); сотник же, услышав сие: «Аз пришед исцелю его», со благоговением ответствовал: «Господи! несмь достоин, да внидеши под кров дому моего». Сие сказал он, почитая себя недостойным толикой чести и милости, то есть, приятия в дом свой Сына Божия. Познай и совершенство его веры: «но токмо рцы слово», — то есть, единое повелительное слово скажи, — и сие довлеет ко уврачеванию раба моего. Кто же иной может единым словом отогнать телесную болезнь и даровать здравие, кроме единого токмо сущего над всеми Бога? Убо сотник веровал, что Иисус Христос есть Бог истинный, всесильный и всемогущий. Веру же свою яснее представляет следующим примером:

Мф.8:9. Ибо и аз есмь человек под властию, имый под собою воины, и глаголю сему: иди, и идет, и другому: прииди, и приидет, и рабу моему: сотвори сие, и сотворит.

   Бог в руках Своих имеет живот и смерть, здравие и болезнь, счастие и несчастие. «Господь Вседержитель имя Ему. Яко в руце Его вси концы земли, и высоты гор Того суть. Яко Того есть море, и Той сотвори е, и сушу руце Его создасте» (Иер.48:15; Пс.94:4-5). И якоже царь посылает воинов иных для предохранения, а иных для усмирения граждан, тако и Бог иным посылает жизнь, — «и живот в воли Его» (Пс.29:6); другим же смерть: «и послю на них мечь и пагубу» (Иер.24:10). И якоже владыки посылают рабов своих на всякую службу: тако и Бог здравие подает или болезнь, счастие или несчастие ко всякому исполнению премудрого Своего хотения. «Яко чаша в руце Господни вина нерастворенна, исполнь растворения, и уклони от сея в сию» (Пс.74:9). Тако о Христе веровал сотник; убо смысл слов его есть таковый: Господи! живот и смерть суть воины твои, здравие и болезнь, счастие и несчастие — раби твои. Если убо я, будучи человек подвластный другим, повелеваю однако же сущим под властию моею воинам, и они повинуются, — прикажу рабу моему, и он исполняет мое хотение: то кольми паче Ты, Сый всемогущ и всесилен, если послешь живот и смерть, тот приидет, а сия отыдет; если только речешь слово, не тогда же ли раба моего обымет здравие, и отбежит расслабление? И сие сказал сотник.

Мф.8:10. Слышав же Иисус, удивися, и рече грядущим по Нем: аминь, глаголю вам: ни во Израили толики веры обретох.

   Матерь удивления есть неведение: ибо удивляемся тем только вещам, коих причин не понимаем. А из сего явствует, что нимало не удивлялся Господь наш Иисус Христос, слыша веру сотника: ибо Он не только яко Бог, но и яко человек, по личному соединению Божества, и тайная человеческих помышлений знал, и причины всех вещей ведал. Написал же Евангелист сие: «удивися», — чтобы мы познали, коль удивительное и чудное есть дело — вера толь совершенная и полная в человеке язычнике, каков был сотник. Чего для обратившись Господь наш к грядущим по Нем, сказал: «аминь глаголю вам, ни во Израили толики веры обретох»! Приметь, что не сказал Господь: ни во всем Израили толикия веры обретох, но точию — «ни во Израили», для того, чтобы исключить из сего Патриархов и Пророков, Пресвятую Богородицу, Крестителя Иоанна, Апостолов и всех святых, сущих от поколения Израильского, и чтобы представить, что вера сотника совершеннее веры Израильтян, которые хотя Пророками и научены были о Его воплощении, сами видели множество чудес Его и были Им облагодетельствованы, однако в Него не уверовали. Чего для присовокупляет и следующее:

Мф.8:11. Глаголю же вам: яко мнози от восток и запад приидут, и возлягут со Авраамом и Исааком и Иаковом во царствии небеснем.

   Пророк Исаия предсказал о вере во Христа и спасении язычников тако: «приидут к ней вси языцы» (Ис.2:2). «Се дах тя в завет рода, во свет языков, еже быти тебе во спасение, даже до последних земли» (Ис.49:6). И Малахия: «зане от восток солнца и до запад имя Мое прославися во языцех» (Мал.1:11). Почему и Богочеловек Иисус, взяв доказательство от веры язычника сотника, предъявляет приближающееся и начинающееся обращение языков и вхождение их в небесное царствие. Но вот как искусно и мудро в сем поступает! Чтобы не соблазнить Иудеев, и не показаться презирающим в законе Богу угодивших, не сказал: многие языки уверуют и наследят царствие небесное, но: «мнози от восток и запад приидут». Потом упоминает о Аврааме и Исааке, и Иакове, показывая что они наслаждаются царствием Божиим, но что и язычники, с ними сообитая и совозлежа, будут причастниками Божией славы. Сицевым образом предрасположив слушателей, и всякий повод к обвинению Его от них отъяв, сюда же присоединяет и остальную часть своего пророчества:

Мф.8:12. Сынове же царствия изгнани будут во тму кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом.

   Язычники, уверовавшие в таинство воплощения Сына Божия, наследят царствие небесное: Израильтяне же не уверовавшие изгнаны будут во тьму кромешную. Сынами царствия называет Израильтян, поелику их «бяше всыновление и слава, и завети, и законоположение, и служение, и обетования, ихже и отцы, и от нихже Христос по плоти» (Рим.9:4-5). О сих-то Бог чрез Моисея глаголал: «ты же возглаголеши Фараону: сия глаголет Господь: сын Мой первенец Израиль» (Исх.4:22). А чрез Исаию: «сыны родих и возвысих, тии же отвергошася» (Ис.1:2). Но вместо Израильтян, отвергшихся веры, приведены обратившиеся в веру язычники. Сие-то есть то таинственное восстановление, о коем говорит пророк Осия: «и помилую непомилованную, и реку не людям Моим, людие Мои есте вы: и тии рекут, Господь Бог наш Ты еси» (Ос.2:23). Богоглаголивый же Апостол тех (Иудеев) падение называет спасением языков: «неверием отломишася, ты же верою стоиши» (Рим.11:20). Приметь, что, понеже упомянул Он о тьме кромешной (или внешней), где плач и скрежет зубом, то есть, следовательно, и другая тьма, хотя вечная же, но легчайшая и внутреннейшая. Посему, якоже в дому Бога и Отца обители суть многи, то есть, многие чины и степени славы и блаженства: тако и во аде суть многие разделения наказаний и мук. Отсюда же научаемся, что ни спасаемые все равною мерою славы наслаждаются, ни мучимые все тожде подъемлют мучение: но каждому Бог разделяет меру славы или мучения, по мере веры и дел его. О сем Господь предрекши и сказавши, вступает в другую речь.

Мф.8:13. И рече Иисус сотнику: иди, и якоже веровал еси, буди тебе: и исцеле отрок его в той час.

   Великая вера, велик и дар! «Якоже веровал еси, буди тебе». Ты поверил, что Я могу излечить единым словом раба твоего: се убо Аз сим словом: «буди», исцеляю его расслабление. Убо якоже веровал еси, тако и буди тебе. Приими дар, соответствующий вере твоей. И в тот же час, в который сказал Господь сие «буди тебе», в тот же исцелел сотников раб. Ты же, христианине, вникни не токмо во всемогущество слова и в скорость исцеления, но и в сие слово: «буди тебе». Словом буди создал Бог свет: «да будет свет, и бысть свет» (Быт.1:3). Тем же словом, буди, разгнал тьму бесовскую. «Буди тебе, якоже хощеши, сказал Хананеи, — и исцеле дщи ея от того часа» (Мф.15:28). Словом буди положил твердь: «да будет твердь, и бысть тако» (Быт.1:6). Словом буди исцелил расслабленного члены: «якоже веровал еси, буди тебе». Сказал сотнику — «и исцеле отрок его в той час». Тоежде слово, буди, есть и творческое, и чудодеятельное: понеже един и той же Бог есть и творяй, и чудодействуяй. «Той рече, и быша: Той повеле, и создашася» (Пс.148:5). «Вся, елика восхоте Господь, сотвори на небеси и на земли, в морях и во всех безднах» (Пс.134:6).

Беседа о Божественном причащении

   Сотник, христиане, подал нам учение весьма душеполезное и спасительное. Он, уверовав, что Иисус Христос есть истинный Бог, познал, с коликою непорочностию должно приступать к Нему; рассмотрев же жизнь Его и дела, совсем недостойным себя почел приять Бога. Почему, когда он услышал, что Господь и Бог имел приити в дом его, хотя был человек чиновный и почтенный, однако не обинуясь, посреде целого града Капернаума, пред лицем всего народа, с величайшею верою, благоговением и смиренномудрием, явно, велегласно, во услышание всех возопил: «Господи! несмь достоин, да под кров мой внидеши» (Мф.8:8).
   О гласа блаженного, научающего всех, приступающих к причастию Божественных таин! О гласа святого, обличающего приобщающихся недостойно тела и крови Владыки Христа! Сотник, услышав, что Господь к нему грядет, не дерзнул ввести Его в дом свой вещественный и рукотворенный. Мы, слыша Бога, чрез Павла вещающего: «иже аще яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни» (1Кор.11:27), дерзаем вводить Его, чрез причастие Таин, внутрь души и тела нашего. Сотнику обещает Господь исцеление: «Аз пришед исцелю его» (Мф.8:7), но он боится принять его. Недостойно причащающимся угрожает Господь болезнию и смертию: «сего ради в вас мнози немощни и недужливи, и спят довольни» (1Кор.11:30): однако они бесстрашно приобщаются ему. Сотник нимало не тая, пред всем народом исповедал свое недостоинство: мы, нимало не страшась, недостойно причащаемся, да явимся пред человеки достойными Таинства. Сие же бывает, возлюбленная моя братия, или от того, что мы нимало не рассуждаем о величестве сея Тайны, или от того, что нимало не измеряем тяжести грехов наших, — или кратчае, когда ни о первом размышляем, ни о другом воображаем.
   Правда, что мы, приступая к таинству Божественной Евхаристии, не иное что видим, как хлеб и вино, и когда оного причащаемся, не иное что чувствуем, как качество хлеба и вина; но вера препобеждает чувство. Она имеет убедительность вящую доказательства очес, и достоверность высшую вкуса и прочих чувствований. Ибо чувство представляет уму человеческому внешняя токмо, сущая окрест существа, нарицаемая случайными; но вера проницает во внутренняя и в самую вещей сущность. Сего ради Богоглаголивый Петр, хотя видел и слышал, и, да тако реку, осязал и чудеса, и преображение, и страдание, и погребение, и воскресение, и вознесение Господа Христа: однако мнил, что слово веры известнее есть его чувств. Почему и внимающих оному слову или учению с похвалами утверждал, глаголя: «и сей глас мы слышахом с небесе сшедшь, с Ним суще на горе святей. И имамы известнейшее пророческое слово» (2Пет.1:18-19). Не токмо же тако мнил, но еще и похваляет внемлющих слову веры; поелику оно, донельже есмы во тьме сея жизни, просвещает нас, якоже «светильник в темнем месте», — просвещает, «дондеже озарит день» прехождения нашего от тьмы жизни сея и воссияет «в сердцах наших денница», то есть, дондеже узрим, в Негоже веруем, Иисус Христа. «Емуже (слову веры) добре творите внимающе якоже светилу сияющу в темнем месте, дондеже день озарит, и денница возсияет в сердцах ваших» (2Пет.1:19).
   Всемогущий Бог и прообразованиями, и пременениями, и словесами, и делами удостоверил всех, что таинственный хлеб, егоже ямы, есть тело единородного Сына Его, и вино, еже пием, есть животворящая Его кровь. Первый Патриарх Ной, от потопа водного семена человеческого естества сохранивый, насаждает виноград, и пиет от вина (Быт.9:20): есть образ Господа Иисуса Христа, Который спас род человеческий от потопа греховного, первый благословил вино и преложил оное в кровь Свою. Первый священник Бога вышнего, родонеисповедимый Мельхиседек, уподобленный Сыну Божию, приемлет от Авраама десятины, но сам приносит, по подобию Самого Сына Божия, хлеб и вино (Евр.7:3), купно же и благословение, — знаменуя, что первое священство, благословляющее священство от обрезания, ведущее род от Авраама, есть от необрезания, то есть, сущее во Христе, которое приносит хлеб и вино, благословением оные прелагая в тело и кровь Господа Иисуса, сущего по плоти Сына Авраамля. Бог заповедует Израильтянам, глаголя: «приимите овча совершенно, и заклав оное ядите: помажите же кровию его на обою подвою, и на прагах в домех, в нихже снедят тое» (Исх.12:5-7). Сие овча образ есть веденного, яко овча, на заколение Иисуса Христа (Ис.53:7), Егоже тела мы приобщаемся, кровь же агнца образ есть Господней крови, еюже по-видимому освящаем две губы и язык, по разумеемому же, исполняем благодати разум, сердце и волю души.
   Еще же, да уверит нас Бог, что в Божественном причастии хлеб прелагается в живоносное тело Иисуса Христа, вино же в живоносную Его кровь, иные подобные преложения предуготовав, показал Моисей в Египте, воду речную преложив в кровь: «и преложи всю воду речную в кровь (Исх.7:20). Единородный же Сын Божий в Кане Галилейстей в вино превратил воду, бывшую в водоносах: «яко вкуси архитриклин вина бывшаго от воды, пригласи жениха архитриклин» (Ин.2:9).
   После же образов и примеров преложений, сам Богочеловек тогда откровенно нача глаголати: «Аз есмь хлеб животный, Иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки. И хлеб, егоже Аз дам, плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира» (Ин.6:51). Сия же Ему учащу, пряхуся между собою жидове: «и како, говорили, может Сей нам дати плоть Свою ясти?» (Ин.6:52) Многие и из учеников Его столько же соблазнялись, что явно роптали на Него, говоря: «жестоко есть слово сие, кто может Его послушати?» (Ин.6:60) Но Он подтверждал Свое слово, а купно и нужду приобщения Тайны: «аминь, аминь, глаголю вам, аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53). Сему поучал Богочеловек в Капернауме. Когда же приближилася тайная вечеря, тогда во святом Сионе возлежа со обеманадесяте Апостолами, приим во святые Свои руце хлеб, «и благословив, преломи и даяше учеником Своим, и рече: приимите, ядите, сие есть тело Мое. И прием чашу, и хвалу воздав, даде им глаголя: пийте от нея вси, сия бо есть кровь Моя» (Мф.26:26-28).
   И так, христианине, ты хотя видишь хлеб, но веруешь, что сие есть тело Господа твоего: видишь вино, но Господне слово уверяет тебя, что сие есть Господа твоего кровь. Вера твоя препобеждает твое чувство. Убо как те, кои видели Иисуса Христа на земли ходящего и уверовали в Него, хотя телесными очами человека видели, но верою душевною исповедывали Его Бога: тако и ты очами телесными видишь хлеб и вино, оком же веры твоей веришь, что сей хлеб есть тело, и сие вино есть кровь Владыки твоего. Веруя же тому, чего не видишь, паче же иному, нежели что видишь, бываешь блажен. «Блажени, глаголет Господь, невидевшие и веровавшие» (Ин.20:29). Если бы ты видел тело и кровь Господа твоего, то ни малой бы не имел нужды в вере. Понеже не зримым, но невидимым мы веруем: «есть бо вера уповаемых извещение, вещей обличение невидимых» (Евр.11:1). Почему ниже ублажения веры был бы ты достоин. Посему-то убо Всемогущая Всевышнего десница сокрывает в таинстве Евхаристии тело и кровь Сына Своего под видами хлеба и вина, да мы, видя хлеб, и веруя, что то есть тело, и видя вино, и веруя, что то есть кровь Христа Иисуса, приимем неувядаемый венец веры. Сверх сего, если бы узрел ты обнаженное и неприкровенное тело и кровь Господа твоего, то како бы возмог ты приближиться и причаститься оных?
   Моисей, сошедши с горы Синайской, когда непокровенно имел прославленное свое лице, не могли Израильтяне, ради сияния славы, воззреть и видеть оное; когда же покрывал лице свое, приближались к нему и слушали его гласа (Исх.34:33). Моисей убо, не быв покровен, был неприступен: быв же покровен, был приступен. Если б и таинство Евхаристии пребывало всеконечно неприкровенно, то без сомнения бы было неприступно. Если бы зрел ты препрославленное и обоженное тело и кровь Сына Божия; то не токмо не мог бы ты приближиться и причаститься, но ниже простерть взора твоего на оное. Содрогался бы тогда, ужасался, убегал или упадал. Прикрывает убо оные всеблагий и всесильный промысл Божий под видами хлеба и вина: и сицевым образом не токмо приступными, но и причастительными творятся. И сие есть вторая причина сего таинственного покрова. Нужен был лицу Моисееву покров, да приближатся к нему Израильтяне: кольми паче нужнее покров для таинства Евхаристии, да причастимся оного. Оный вещественный покров был образ сего таинственного покрова. Тот понятный, а сей непонятный. Тот прикрывал лице Моисея, а сей прикрывает Божественное тело и кровь единородного Сына Божия. Сие дело есть таинство таинств, непостижимое, превосходящее все пределы естества, ни словом описуемое, ни человеческими умы постигаемое, единою же токмо верою проразумеваемое, веруемое и поклоняемое.
   Сего для неверный, видя хлеб и вино, и слыша, что то есть тело и кровь Иисуса Христа, ругается и осмеивает: а еретик, изыскивая безумно естественной пресуществления причины в таинстве преестественном и непостижимом и не могши обресть оной, буесловит, говоря, что хлеб и вино во Евхаристии суть точию образ тела и крови Христовой. Мы же, верные и православные, хотя и по таинственном благословении видим хлеб и вино, но слыша Божий глас: «сие есть тело Мое, и сия есть кровь Моя», имамы слово веры твердейшее зрительной силы (Мф.26:26-28; 2Пет.1:19). Ведаем, что таинственное преложение не по естественному содевается способу и причине, но исповедуем, что совершается Божественною и всесильною благодатию. И якоже не изыскивая ни естественной причины, ни способа, веруем, что Бог есть едино и трие, что Бог бысть человек, что Матерь Божия Дева родила и Дева по рождестве пребыла, и всем прочим непостижимым таинствам веры: тако исповедуем, что и в Божественной Евхаристии, остающимся видам хлеба и вина, существо хлеба прелагается в тело Иисуса Христа, а существо вина в Его кровь, хотя причины и способа не можем постигнуть.
   Убо мы, приступая ко причастию Таин, приближаемся к Богу, желая с Ним соединиться. Сего ради нужно рассудить, кто есть Бог, кто мы, и сколько Богу грех есть ненавистен. Бог есть бессмертен, всесвят, паче же и самая Святость. Мы — окаянны и грешники, и виталища всякого беззакония и нечистоты. Явил Бог, колико Он греха отвращается, возвестив чрез Пророки, что никако не могут предстать пред очами Его беззаконницы; что лукавнуяй нимало не приближится к Нему; что ненавидит всех творящих беззаконие, погубляет всех глаголющих лжу, гнушается мужа кровей и льстива (Пс.5:4-6). Явил, колико Он ненавидит грех, наказав аггелов, изгнав первосозданных, потопив мир, одождив огнь и жупел (серу) на Содом, казнив Египет, возвратив вспять море, разверз землю, истребив беззаконные языки, предав истреблению и самый святой град Иерусалим. Явил чрезмерную греха тяжесть, соделав, что ради изглажения оного и спасения грешников, умер крестною смертию безгрешный и единородный Сын Его. Како убо мы, сущие грешники, приближаемся к Нему? Како исполненные всякого беззакония приступаем к трапезе пречистых и страшных Его Таин?
   Слышал ли ты когда, каковой чистоты Бог требует от хотящих к Нему приступить? Когда Он восхотел, да приближатся Израильтяне к горе Синайской, на которую Он имел снити, то тако заповедал Моисею: «сошед засвидетельствуй людем, и очисти я днесь и утре: и да исперут ризы изготовлением тридневным. И да будут готовы в день третий» (Исх.19:10-11). Слышишь ли? требует чистоты: «очисти я». Требует умовения: «да исперут ризы». Требует изготовления трехдневного: «и да будут готовы в день третий». Таковое приготовление делал народ Израильский не для того, да взыдет на верх горы Синайской, куда сшел Бог, но да станет внизу, окрест подошвы горы. По таковом же приуготовлении никто не дерзал не токмо взойти на гору, но ниже и прикоснуться ее. «Внемлите себе, не восходити на гору и ничим же коснутися ея». Горе же тому было, кто дерзал прикасаться горе. Стреляние стрел, камневержение, смерть была тому казнию. «Всяк прикоснувыйся горе, смертию умрет. Не коснется ей рука: камением бо побиется или стрелою устрелится» (Исх.19:12-13). Исключения же нет никакого: «аще скот, аще человек, не будет жив». И так ты, приближающийся не к горе, но к Богу, — ты, говорю, не Синая прикасающийся, но прикасающийся и причащающийся тела и крове Сына Божия, — какое творишь приуготовление? Очищаешь ли прежде душу твою покаянием? Омываешь ли скверноты и нечистоты сердца слезами твоими? Приуготовляешься ли хотя за три дни молитвою, постом и другими Богоугодными деяниями? Ты проводишь все время поста, назначенное Церковию на приуготовление к Божественному причастию, в телесных заботах и попечениях, последнего же и остального постного дня ожидаешь только для того, чтоб придти к духовному своему отцу. Тогда-то ты едва кой-какие грехи, да и то какие придут на память, да и кое-как, успеешь рассказать с величайшею поспешностию. Ни слез изливаешь, ниже решишься в себе исправиться и обратиться. А тот, видя множество дожидающихся исповедников и поспешая всех их выслушать исповедь, ни обличает тебя по надлежащему, ниже наставляет по своему долгу: и таким образом с великою поспешностию прочитывает тебе отпускную молитву; ты же заутра, или, может быть, и в тот же самый день, дерзостно приступаешь и приобщаешься бесстрашно тела и крови Господа твоего Иисуса Христа.
   Если бы Бог сходил на святую трапезу таким же образом, как явился на горе Синайской: то гласы и молнии, мрачное облако и страшный звук трубный устрашали бы нас так, как устрашили тогда сущих в полце: и огнь тот и дым, восходящий яко дым от пещи горящей, привел бы в великий нас ужас, так как тогда народ Израильский (Исх.19:16-18). Если бы Бог являлся на жертвеннике таким же образом, как являлся на горе Хориве, то «дух велик и крепок, разоряяй горы и сокрушаяй камение, и страшный трус» (3Цар.19:11-13) обратил бы нас вспять; покрыли бы поистине и мы лице свое, и скрылись бы в вертепах, так как тогда Илия великоименитый. Если бы в час совершения таинства являлся Сын человеческий на облацех небесных грядущий, мы же бы видели и реку огненную пред Ним, и тысячи тысяч Ангелов служащих Ему, и тьмы тем Архангелов предстоящих Ему, якоже явился в Вавилоне пред Даниилом (Дан.7:8-10): то без сомнения вострепетал бы дух, возмутились бы помыслы душевные и зрак лица нашего изменился бы, так как тогда у великого Пророка Даниила. Если бы зрел ты, христианине, приступая к причастию Тайны, «Господа седящаго на престоле высоце и превознесенне, и исполнь дом славы Его, и Серафими шестокрылаты окрест Его, двема крылами покрывающия лица своя, и глаголющия: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь вся земля славы Его» (Ис.6:1-7), и видел бы в руце иерейской угль горящь, который приемлет он клещами и прикасается устам твоим: тогда поистине уязвлялось бы сердце твое, и вопиял бы ты, якоже велегласный Исаия: «окаянен аз»! Человек грешен сый и нечисты устне умый, не токмо вижу, но и причащаюсь Царя славы и Господа Саваофа! Если бы тогда, когда причащаешься, зрел ты хотя единый токмо луч Божественной славы: то трепетал бы тогда и, не могши устоять на ногах твоих, падал бы на лице, якоже пали ученики Христовы, когда на горе Фаворстей воссияла Божественная слава лица Его.
   Сего на самом деле не видите. Но слышали ли, что пострадал Оза, когда дерзостно прикоснулся кивоту Божию? «Разгневася гневом Господь на Озу и порази его тако Бог, и умре тамо у кивота Господня пред Богом» (2Цар.6:7). Знаете ли, что претерпел Озия, когда беззаконно кадил в церкви? «Проказа взыде на чело его пред священники в дому Господни, на олтари фимиамном» (2Пар.26:19). Читали ли, что случилось с нечестивыми и лукавыми священниками Офни и Финеесом, недостойно носившими кивот Божий? Пали оба на брани и умроша (1Цар.4:11).
   И так не потому ли мы, что Бог в таинстве Евхаристии не является таким образом, как являлся многажды древле, и не наказует недостойных так, как тогда, нерадим о богатстве благости, и кротости и долготерпении Его? (Рим.2:5) Если сие так, то горе нам! Ибо по жестокости и по нераскаянному сердцу нашему собираем себе гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия. «Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня» (1Кор.11:29). Сей же суд наводит не токмо разные болезни, и немощи, и смерть, как показал Божественный Апостол, пиша к Коринфянам: «сего ради в вас мнози немощни, и недужливи, и спят довольни» (1Кор.11:30); но и вечную муку в тот день, «когда Господь воздаст коемуждо по делом его» (Рим.2:6), как объяснил нам Сам всех Владыка, говоря: «тогда начнете глаголати: ядохом пред Тобою и пихом, и на распутиих наших учил еси. И речет: глаголю вам, не вем вас, откуду есте: отступите от Мене вси делателие неправды» (Лк.13:26-27).
   Поелику же таковая и толикая казнь предлежит недостойно причащающимся страшных Христовых Таин, того для Богоглаголивый Павел таковую нам предал заповедь: «да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет» (1Кор.11:28). Слышишь ли? Премудрость и разум поставляет тебя судиею самого себя. Для чего ж? Ибо «кто иный весть из всех человеков, яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем?» (1Кор.2:11) Какой другой человек знает лучше тайная сердца твоего, кроме духа твоего и совести твоей? Сего убо ради прежде, нежели приступишь к Тайнам, искуси тебе самого, испытай дела твои, и если в них найдешь преступление заповедей Божиих, а волю свою неисправляемою, то воздержись. Ибо, ежели приобщишься, будешь «повинен телу и крови Господа» (1Кор.11:27). Вникни в слова твои, и если узнаешь, что «уста твои умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения, и что седя на брата твоего клеветал еси, и на сына матере твоея полагал еси соблазн» (Пс.49:19-20), обман, лжесвидетельство, измену, и пребываешь в сем нераскаянным, — то воздержись. Ибо недостойне будешь ясть и пить, и будешь повинен телу и крови Господней. Исследуй помыслы твои, и если приметишь в уме твоем гордость, в душе зависть, в сердце вражду, и раскаяния — никакого, то воздержись. Ибо если причастишься, суд себе яси и пиеши.
   Святейшее есть сие таинство: убо и приступающие к нему должны быть святи. Сего ради и иерей, когда приближается время Божественного причащения, возглашает: Святая святым! Но кто же есть свят? «Кто чист будет от скверны? Никтоже, аще и един день жития его на земли» (Иов.14:4-5). Так что ж остается делать? Ужели лучше не приступать к таинству, чтобы не подпасть обвинению и суду? Сего не буди! Причастие Божественной Евхаристии нужно для подкрепления веры, для творения добродетели, для совершенства жизни. Без причастия тела и крове Господни невозможно быть наследником вечной жизни. «Аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53).
   Но, скажешь ты, вижу-де я себя стесняема с обоих сторон: если я приобщусь недостойне, грех сотворю; если совсем не буду причащаться, муке буду повинен. И так, что делать, сам не знаю. Сотвори, брате, нечто третье, то есть: причащайся достойне. Но как, будучи грешником? Так, как предписал тебе Бог и чрез Пророка Моисея, и чрез Апостола Павла. Павел повелевает тебе: искушай прежде себе, то есть, вникни во все грехи твои; видя же множество твоих беззаконий, но для спасения твоего рассуждая и о нужде в причастии, не воздремли, не усни, ниже пребуди лежай в тине грехов твоих. «Востани, спяй, и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос» (Еф.5:14). Твори то, что тебе повелел Бог чрез Моисея: очисти себе, что значит — покайся, яко Манассия, оставь беззакония, яко Закхей, решись жить благоугодно Богу, яко Матфей; очисти себе, то есть, прииди на судище твоего духовного отца, и со смиренномудрием, яко блудница, и с сокрушением, яко разбойник, исповедуй все грехи твои. Покаяние, обращение, совершенное воздержание от греха, исповедь загладит беззакония твои, и очистит тебя от всех грехов твоих. «Беззаконие мое познах, и греха моего не покрых, рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви: и ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс.31:5). Омой, якоже Петр, горькими слезами твоими не ризы твои, но и скверну души, и ума, и сердца твоего. По крайней мере за три дни приуготовь себя молитвою, постом, милостынею, и всяким другим Богоугодным делом. Потом с верою и благоговением, со страхом и трепетом приступи, бия в перси твои, якоже мытарь, и взывая с сотником: «Господи, несмь достоин, да под кров мой внидеши»! (Мф.8:8) и тако приобщись небесных Христовых таин. Сицевым образом причастие будет тебе душевным и телесным освящением, и совершенным соединением с Богом. Тогда-то ты соделаешься страстям непреоборим, бесам страшен, Ангелом друг, сыном Божиим и небесного Его царствия наследником. Аминь.

Толкование 11 Толкование 12 Толкование 13


Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 1. Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г