Азбука веры Православная библиотека Николай Иванович Кедров Последование святых и спасительных страстей Христа Господа нашего Иисуса, сиречь Последование утрени во Святый и Великий Пяток



Николай Иванович Кедров

Последование святых и спасительных страстей Христа Господа нашего Иисуса, сиречь Последование утрени во Святый и Великий Пяток

Славянский текст с русским (сличенным с греческим) переводом, очерком и объяснением порядка сего богослужения и положенных на оных песнопениях и евангельских чтений.

Содержание

Служба во Святую и Великую Пятницу Последование утрени Последование часов Святаго и Великаго пятка Последование вечерни во Святый и Великий пяток Последование малаго повечерия во Святый и Великий пяток Объяснительные примечания к тексту Евангельских чтений утрени Великого Пятка Евангелие 1-е Евангелие 2-е (Ин. 18:1–28) Евангелие 3-е (Мф. 26:57–75) Евангелие 4-е (Ин. 18:28, 19:16) Евангелие 5-е (Мф. 27:3–32) Евангелие 6-е (Мк. 5:16–32) Евангелие 7-е (Мф. 27:34–45) Евангелие 8-е (Лк. 23:32–49) Евангелие 9-е (Ин. 19:25–37) Евангелие 10-е (Мк. 15:43–47) Евангелие 11-е (Ин. 19:38–42) Евангелие 12-е (Мф. 27:62–66)  

 

В Великий Пяток святою Церковью воспоминаются святыя спасительныя Страсти Господа нашего Иисуса Христа, нас ради волею претерпевшего оплевания, биения, заушения, досады, посмеяния, пробождение гвоздями, копием и, наконец, смерть на кресте. Если, по словам святого Иоанна Златоуста, в дни Страстной седмицы мы вообще должны чаще приходить в храм „отложив всякое житейское помышление, с чистым и бодрым оком ума“, то в день Великого Пятка мы должны были бы неисходно оставаться в святом храме, временно прекратив все заботы и попечения о житейском. „Я невольно останавливаюсь»,–писал автор знаменитых писем о Богослужении Восточной Кафолической церкви, приступая к описанию богослужения Страстной седмицы, пораженный величием предмета..; ибо сию великую седмицу наипаче украсила церковь возвышенными песнями и знаменательными обрядами и премудрым расположением пророческих и евангельских чтений, так чтобы даже и рассеянный христианин созерцанием одной сей недели был приготовлен к сретению Пасхи, и чтобы день Господень, по словам писания, не пришел к нему нежданно, яко тать в нощи. “Каждый день Страстной седмицы», продолжает он же, „есть как бы шаг в вечность, ибо ея днями постепенно обозначены последние дни земной жизни Христовой и с ними идут они ровною стопою. Какой страшный отголосок событий! скольже внимательны должны мы быть к сим искупительным дням, ибо и мы призваны идти в путь земной и небесный вслед за Христом“... „Великий Пяток стоит между знаменательными днями Страстной недели, как некий возвышенный Крест, приосеняющий субботний Гроб Христов; до такой степени исполнен он весь скорбью и славою Креста! Каждый час его есть мера искупительных страданий Богочеловека: их отголосок отзывается в каждом глагол его духовных песен, пророчеств и Евангелий“. Если таково значение для христианина дня Великого Пятка, то само собою понятно, с каким особенно притрепетным вниманием должен он относиться к умилительно трогательным и возвышеннейшим по своему содержанию богослужебным чтениям и песнопениям этого святого и великого дня. Но нельзя не сказать того, что при всем своем неизъяснимом, полном возвышеннейшего духовного умиления и величественнейшем достоинстве, святейшие песнопения Великого Пятка в славянском их переводе содержат весьма немало трудностей для нашего понимания. В устранение означенного недостатка в настоящем издании предлагается благочестивому вниманию христианина славянский текст одного из важнейших богослужений Великого Пятка– “Последования Утрени“, или по-иному – церковному – чтению „Последования Святых и Спасительных Страстей Христа Господа нашего Иисуса“ с параллельным оному (сличенным притом с греческим) русским переводом. Для большего запечатления в душе верующего смысла, означенного Последования и особенно заключавшихся в оных евангельских чтениях, самый текст поясняется нами – евангельские повествования по толковому Евангелию архимандрита Михаила, а песнопения трипеснца–подлинным библейским текстом (по русскому переводу Библии). По местам, по требованию смысла текста, предлагаются и иные пояснения. При таком изложении богослужебное „Последование Утрени“ в Великий Пяток, получает наибольшую силу выразительности и удобопонятности.

       Кроме того, и в тех же целях, к предлагаемому переводу означенного богослужебного „Последования“ прилагается общий очерк содержания и порядок церковных служб дня Великого Пятка, а равно и очерк евангельских повествований, положенных в основу сего богослужения.

По церковному Уставу утреннее богослужение Великого Пятка положено начинать „во второй час ночи»1 т. е. по-нашему счислению времени–в 8-м часу вечера. На утрени назначается двенадцать чтений Евангелия, как бы в сообразность двенадцати часам ночи. При первом чтении Евангелия ударяют в колокол один раз, при втором два–и так далее; числом ударов возвещается, которое по счету читается Евангелие. По прочтении двенадцатого Евангелия, после двенадцати ударов, бывает тотчас звон. Евангелия расположены по порядку событий и, не смотря на многое общее между ними, в каждом Евангелии изображаются какие-либо особые черты из страданий Христовых. Чтение Евангелия все слушают с возожжёнными свечами. Свечи зажигают к каждому Евангелию; пред чтением каждого Евангелия поется „Слава Тебе Господи“, после чтения Евангелия ,,Слава долготерпению твоему Господи“. Пред первым и последним Евангелием обыкновенно бывает каждение храма, начинаюшееся со средины храма. К чтению Евангелий выходит из алтаря иерей с Евангелием на средину храма после шестопсалмия2 и великой ектеньи3 при пении „Аллилуиа» и тропарей4. Во время этого пения совершаются каждения.

Евангелия располагаются между песнопениями утрени таким образом: 1-е Евангелие читается после великой ектеньи, пения алллилуиа, тропаря, ”Егда славнии ученицы“ и малой ектеньи; Евангелия со 2  по 6-е читаются каждое после пения трех антифонов5 малой ектений, которые ектении произносятся иереем или диаконом пред седальнами6 до 8-го евангелия. Сидеть при означенных седальнях не позволяется, потому что тогда иерей или диакон кадит святую трапезу. Таким образом чтением Евангелия на этой утрени заменяется чтение кафизм7. По 6-м Евангелии поются „Блаженны8 с тропарями, оканчивающимися словами „помяни нас, Cпасе, во царствии Твоем“; затем, пред 7-м Евангелием, в котором говорится о смерти Господа на кресте, произносится прокимен9 „Разделиша ризы Моя себе“. После пения прокимна бывает малая ектения, поется седален и читается 7-е евангелие. После 7-го Евангелия10 читается 50-й псалом в монастырях бывает еще чтение толкования евангелия). Затем, пред пением канона трипеснца11 читается 8-е Евангелие. 9-е евангелие читается по конце канона, после 9-й песни и малой ектеньи. 10-е евангелие читается после пения „всякое дыхание“ и стихир на „хвалите»12. 11-е Евангелие читается после чтения (а не пения) „Слава в вышних Богу“ и ектеньи „исполним утреннюю молитву нашу Господеви“. 12-е Евангелие читается после стихир стиховных13. Восточные – от слова восток.. За сим утреня кончается обычно; читается „Благо есть”, „Трисвятое“, „Отче наш“, поется тропарь „Искупил ны еси от клятвы законныя“ произносится ектенья: „Помилуй нас Боже“. Иерей после возгласа говорит „Премудрость“ и отпуст. Первый час не соединяется с утреннею, а бывает вместе с 3, 6 и 9 часами.

Переходим к очерку евангельских повествований, положенных в основу богослужения именуемого, „Последованием святых и спасительных Страстей Христа Господа нашего Иисуса , или “ Последование утрени в Великий Пяток». Эта утреня есть „Повесть всех страданий Христовых, исторически расположенных в двенадцати Евангелиях, в которых все события Пятка являются в хронологическом порядке, отрывками, избранными из всех евангелистов, начиная от трогательной беседы Господа, прощающегося с учениками после Вечери тайной и последней Его молитвы пред разлукою, в такой целости сохраненных любящим сердцем: Ныне прославися Сын человеческий и Бог прославися о нем, и до последней злобы фарисеев уже над Умершим, которые, по словам Матфея „шедше утвердиша Гроб, знаменавше камень с кустодиею“).

Прощальную беседу с своими учениками и апостолами Христос Спаситель начал после приобщения их св. Тела и Крови в Сионской горнице. „Дети! недолго уже быть Мне с вами“, говорил в этой беседе к апостолам Христос Спаситель. „будете искать Меня и, как сказал Я иудеям, что куда Я иду, вы не можете прийти, так и вам говорю теперь“. Выслушав печальную весть об оставлении их Господом, апостол Петр спросил „Господи, куда ты идешь?“ На ответ Господа Петру, что он теперь не может идти за ним, а пойдет после, св. Петр изъявляет горячую готовность положить за Христа Господа душу, каковая готовность была опровергнута предсказанием Божественного Учителя о троекратном отречении Петра.                   

И Петр и все прочие апостолы смутились от столь печального предсказания и первый поспешает вновь подтвердить свою готовность следовать за Христом до самопожертвования ,,с Тобой я готов и в темницу и на смерть“, заявляет он и в ответ на сие заявление получает ответ Господа о том, что сатана просил, чтобы сеять их (апостолов) как пшеницу, и что Христос молился о том, чтобы не оскудевала вера Петра. Мысль о том, что Учитель оставляет учеников, что великие опасности предстоятъ им в будущем, во время которых может поколебаться даже вера первоверховного, не могла не смутить апостолов. И Господь поспешил преподать им утешение, в особом наставлении, начинающемся словами: „да не смущается сердце ваше“. После  сего Ученики встали с псалмопением на устах  с вечери и направились по направлению к Елеонской горе, у подошвы которой раскинулся Гефсиманский сад. Проходили виноградниками, и вид местности дает новый повод Учителю обратиться с наставлением к апостолам, в котором он заимствует образы и сравнения от виноградной лозы и грозда, ухода за нею виноградаря, и которое заканчивает словами: „В мире будете иметь скорбь, но дерзайте. Я победил мир” – После сих слов Христос Господь возвел очи свои к небу и начал свою великую первосвященническую молитву, в которой он молился, чтобы дело искупления рода человеческого успешно продолжалось апостолами и чрез них распространялась слава Божия.

Сказав прощальную беседу, Иисус перешел поток Кедрон14 и вошел в сад, находящийся возле Гефсимании.15 В Гефсимании паслись агнцы, назначенные для жертвоприношений. Из Гефсимании же повели Агнца Божия, вземлющего грехи всего мира, на жертву за грехи людские. Здесь и поныне указывают восемь масличных дерев и говорят, что они были безмолвными свидетелями внутренних страданий Христа. Это место хорошо знал Иуда предатель, потому что Спаситель часто бывал там с учениками Своими. Здесь Он отдался молитве до кровавого пота, по окончании которой, Он возвратился к ученикам и, застав их спящими в третий раз, произнес ,,вы все спите и почиваете, а Сын человеческий предается в руки грешников. Встаньте, пойдем; вон приближается предающий Меня“. Предатель действительно был уже в саду и с ним множество народу с мечами и кольями. Знак любви презренный ученик превратил в знак предательства, и безропотно отдавшегося в руки беззаконного сонмища, Спасителя мира повели из сада Гефсиманского вдоль Кедронского потока к памятнику Авессалома16 против которого был мост чрез поток. Здесь некогда даровал Христос зрение слепому от рождения, здесь же Он получил первое поругание от воинов; здесь было и первое падение; колена и руки Спасителя напечатлелись на песке и мы доныне можем лобызать след Его. Здесь, мучимый жаждою, Он испил от потока во исполнение пророчества – „от потока на пути пиет: сего ради вознесет главу (Пс. 10:7). Отсюда Γοспода повели чрез так называемые Золотые ворота. Шествие спиры со светильниками и дреколиями не укрылось от жителей города (см. Ев. Марка), хотя по видимому и все было направлено к тому, чтобы без особого шума захватить Спасителя Мира.

Ко Анне первее“ – привели захваченного в Гефсимании Господа. Не представлялось особенной надобности в сем действии иудейского сборища, ибо Анна не был на тот год облечен прерогативами первосвященнической власти. Но он был тесть Каиафы; он был влиятельный член Синедриона; и вот в угоду ему к нему первоначально и привели Иисуса. Здесь Его ввели во двор, привязали к маслине, – огражденные решёткой отрасли которой и ныне можно видеть в Иерусалиме. Затем доложили, по видимому не спавшему, несмотря на не ранний час времени, Анне и ввели к нему Спасителя. Не заставил ослепленную злым умыслом толпу долго ждать себя Анна и тотчас, появившись среди нея, приступил к допросу, во время которого божественный Страдалец претерпел заушение от безразсудно дерзкого воина и во дворе первосвященника отрекся Петр. На Сионе указывают место, где апостол Петр оплакивал свое минутное отречение в грозную ночь страданий Христовых. Существует предание, что первоверховный апостол вовсю свою последующую жизнь при полуночном пении петуха становился на колена и, обливаясь слезами, каялся в своем отречении и просил прощения, которое дано ему вскоре после воскресения Господня.

Вслед за отречением Петра, Христа вывели из дворца Анны и повели к зятю его Каиафе, дом которого находился на Сионе17.

После допроса с показанием многих лжесвидетелей и личного, произведенного самим Каиафою, приведшие Иисуса первосвященники, старейшины и народ огласили стены первосвященнического обиталища возгласами по адресу божественнаго Страдальца: „повинен смерти“ и вот, всячески надругавшись над Ним, заключили Его по преданию на остальное время в темнице в узах–точнее говоря, всунули пречистыя ноги Его в пробоины в камне, в которыя тюремныя стражи опускали ноги узника из опасения, чтобы он не ушел.

Рано утром на следующий день Синедрион18 собрался  в большем составе, чем в каком он собирался для суда над Иисусом в предшествовавшую ночь. Это было, так сказать, чрезобычайное, экстреннее заседание членов Синедриона. К тому же существовавший у иудеев закон воспрещал осуждать всякого преступника на смерть в одно лишь заседание Синедриона. Подсудимый „Судия живых и мертвых“ Христос введен был в заседание Синедриона и снова был подвергнут допросу, на котором беззаконными судьями, якобы обнаружено было его богохульство, каковой грех по закону Моисееву неминуемо должен был быть наказан побитием виновника камнями (Левит. 22:10–16). Но, находясь сами в подчинении римского правительства, иудеи не могли подвергать смертной казни ни одного преступника без надлежащего соизволения на сие дело ближайшего римского начальства, каковым в то время был игемон Понтийский Пилат. Дабы возбудить сильнейшее в душе язычника Пилата чувство ненависти к преступнику и таким путем испросить у него согласие на казнь осужденного, Синедрион с новым рядом обвинений не в одном уже богохульстве, которое едва ли имело бы большую цену в глазах язычника, но и в других уголовных преступлениях – как например в возмущении против Кесаря19 решил направиться к Пилату в полном своем на лицо бывшем составе. И вот, связав Господа Иисуса, отвели Его и предали Понтию Пилату – правителю. В то же время злосчастный ученик предатель Иуда, коему полученное за гнусный поступок серебро обличало коварную совесть и жгло руки, громко и открыто исповедал свой омерзительный грех, явившись с растерзанным сердцем к первосвященникам. В черствых и загрубелых  сердцах этих беззаконников, томимый совестью, Иуда думал почерпнуть для себя утешения. Но он не нашел искомого. Угнетенный холодностию пастырей, он бросил злосчастные сребренники к ногам их и омрачаемый скорбию духа – пошел и удавился. Гора Соблазна, на которой некогда Соломон, впавший в заблуждения, построил капища Сидонской Астарте и Аммонскому Молоху, – разрушенные затемъ Иосиею, по преданию, была местом трагической гибели предателя.

И так утром Иисус приведен был Синедрионом в преторию Пилата20. Приведшие Иисуса иудеи сами не вошли в преторию, дабы не быть оскверненными, так как вечером того дня надлежало вкушать пасху. К собравшемуся у претории сонмищу Пилат вышел сам и выслушал возводимое на Христа обвинение в возмущении против кесаря. Но дела и учения Христа, по воззрению Пилата, не имели никакого отношения к кесарю и Римской империи – в противном случае, храня интересы последней, игемон, очевидно, давно и сам взял бы Иисуса. Этим конечно и должно объяснить то, что Пилат не нашел никакой вины в приведенном к нему Подсудимом и, воспользовавшись в данном случае законом империи, по которому каждый преступник должен был быть судим тем начальством, к области которого он принадлежал, а также голословным показанием иудеев, будто Христос возмущает народ, уча по всей Иудеи21, начиная от Галилеи22 до сего места, отослал Христа к правителю Иудеи Ироду – убийцу предтечи Господнего Иоанна Крестителя –сыну Ирода убийцы Вифлеемских младенцев. Ирод не жил в Иерусалиме, только приезжал сюда на праздник Пасхи. Для временного его пребывания у него был здесь великолепный дворец с обширными садами, украшенный бронзовыми статуями, обнесенный высокой стеной с башнями.                                                                                                                

К сему то Ироду и приведен был Христос. Достойный сын своего отца, Ирод стал издеваться над Спасителем и унижать Его, одевши Его как подсудимого, именовавшего себя Царем иудейским,  в светлую одежду, так как по обычаю Римлян искавшие пред народом какой либо высокой должности одевались в длинную, белую, лоснящуюся одежду. В такойодежде Ирод обратно отослал Христа к Пилату. Шествие к Ироду, возвратный путь к Пилату собрали толпы народа. Эти толпы и обступили теперь преторию. Выслушав чем кончилось дело у Ирода, Пилат снова выразил желание, по назначении должного наказания, отпустить Иисуса, так как и Ирод ничего не нашел в Нем достойного смерти. Игемон, в удовлетворение существовавшего у иудеев обычая – давать свободу пред Пасхою одному из преступников осужденных на смерть, предложил вновь собравшейся у претории толпе на выбор свободу Христа или разбойника Варравы. Ходатайство – Клавдии прокулы – жены Пилата, основанное на виденном в ту ночь этой благородной язычницей, – впоследствии, принявшей, по преданию, веру Христову и запечатлевшей оную мученическою смертию (памят ея в Греческой церкви празднуется 28-го Ноября), за Иисуса, кажется, еще более укрепило Пилата в намерении дать Ему свободу. Но тем временем когда Пилат уходил с лифостротона23 чтобы знать, что хотела сказать ему жена, первосвященники воспользовались и научили народ испросить Варраву, а Иисуса погубить. В окончательном приговоре превозмог крик народный. Тогда Пилат, вынес по преданию, такую резолюцию: „Иисуса Назорея, народного обольстителя, закона Моисеева разорителя, обвиненного первосвященниками и священниками, разоблачите, свяжите и накажите“. По силе означенной резолюции правителя, над посудимым прежде всего должно было быть совершено бичевание и христианское предание действительно утверждает, что пречистое Тело Господа было привязано к столбу и подвергнуто бичеванию. Обыкновенно бичевали кнутами, сделанными из веревок, или ремней, в концы которых вплетались острые костянные или металлические палочки. К тяжким мучениям бичевания присовокупили язвительные насмешки. На подсудимого надели дырявую эпанчу красного цвета – застегнутую на одном правом плече, – знак царского достоинства. Голову божественного Страдальца насмешливо украсили остроколючим терновым венком, а в руку дали палку тростника. Пред Христом, одетым в такое шуточное царское одеяние, преклоняют колена, взяв из рук Его трость, бьют Его по голове, при грубо насмешливых восклицаниях „Радуйся Царю Иудейскій“. Вид Божественного Страдальца, Коего тело, полузакрытое дырявою багряницей, все было залито кровию, с колючим венком на голове, которая также была вся проязвлена и окровавлена, глубоко потряс Пилата, к которому снова теперь приведен был Иисус. Сострадательный язычник своим возгласом, обращенным к толпе „се человек” думал пробудить в ней также долю сострадания и жалости к злосчастному Страдальцу. Но не тронуло очерствелое сердце диких зверей – иудеев это возвание Пилата. В ответ на него толпа неистово вопила –„распни, распни“.

Не останавливавшаяся ни пред чем в достижении своих  преступных  целей адская злоба врагов выставила новое основание, дабы склонить на свою сторону колеблющуюся мысль Пилата. „По нашему закону, он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим», неистово кричали разъяренные злобою иудеи пред преториею Пилата. Этого, ярости исполненного крика; убоялся язычник Пилат, в представлении которого очевидно предносились мысли, навеянные его религиею о том, что боги иногда появляются на земле, что они рождают полубогов, что боги принимают образ странников и в этом виде могут подвергаться оскорблению и унижению. Мысль – в самом деле не бог, или не полубог ли приведенный к нему для допроса Преступник мнгновенно осеняет душу суеверного язычника и он поспешно отводит Христа в преторию, где и подвергает Его допросу с целью убедиться в действительном, точнее говоря, небесном или земном происхождении Иисуса. На направленный в сию сторону допрос не было получено ответа от Подсудимого и легкомысленный судия словами „Мне ли не отвечаешь и т. д. показал свойство своего правосудия, „Видишь ли, справедливо замечаетъ св. Златоуст, как уже наперед осудил сам себя“. Больше греха на предателе – отвечал Христос в момент почувствовавшему свое достоинство судие, ниспровергая высокомерие и чрезмерную горделивость его предшествовавших замечаний. Не случайно и не по обыкновенному порядку, но таинственно происходят все, совершающися события „ Ты не имел бы никакой власти, если бы Тебе не было дано свыше”. Это было последнее слово Господа к судии Пилату и оно действительно на мгновение пробудило его совесть  и с сего времени он еще более, замечает евангелист, искал отпустить Иисуса”. Между тем пылавший злобою иудейский Синедрион спешит ухватиться за прежнее обвинение Христа в государственном преступлении – причем теперь особенную силу и крепость оному старается придать угрозою направленною против Пилата. „Ты недруг кесарю», тому грозному из людей кесарю Тиверию, который при своей жестокости и подозрительности во всем видел измену, безпощадно терзал даже родных по самым маловажным преступлениям, – эти слова молниею пронзили раболепное сердце за минуту пред тем неистово горделивого судии. Мысль, о последствиях в случае передачи дела Иисуса на суд кесарю, окончательно потупила блеснувшую искру намерения Пилата – отпустить Иисуса и Пилат, видя, что ничего не поможет, а между тем народное смятение разгорается все ярче и ярче, видимым знаком – омовением рук пред народом – поспешил показать, что он осуждает Христа противъ воли. ,,На нас кровь Его и на детях наших», поспешили заявить неистовые враги Господа на этот выказанный пред ними судиею язычником видимый знак его невиновности в праведной крови. Видимо засвидетельствовав пред синедрионом свою лицемерную неповинность в смерти Господа, или, – говоря словами св. Златоуста, „умыв руки, но осквернив сердце“, Пилат отпустил иудеям Варраву, а Иисуса, бив, предал на пропятие. Неправедного судию Пилата не замедлил вскоре настичь суд Божий. Жители Самарии24 принесли на него жалобу наместнику Сирии25, который лишил его должности и отослал в Рим к Тиверию; но Тиверия Пилат не застал в живых, а преемник его император Каллигула послал Пилата в заточение в Галлию, где он и окончил жизнь самоубийством.

      Иисуса Христа повели на распятие. По римским законам приговоренный к распятию преступник должен был сам нести крест свой на место казни. По сказанию некоторых учителей церкви крест Иисуса был весьма тяжел, имея в длину более двух сажень. Физически измученный всеми предшествовавшими страданиями, Спаситель изнемог под тяжестью креста, едва пройдя около ста шагов от дворца Пилата. Тем естественнее было это физическое изнемогание Его, что, по преданию, фарисеи побуждая идти Иисуса Христа, кололи Его пиками и били палками. Здесь встретила невинного Страдальца Пречистая Его Матерь, стоявшая в ожидании окончания суда у Пилата, не замеченная никем, в углублении одной арки. После сего первого падения шествие направилось на крутизну. Путь становился труднее и труднее и вот божественный Страдалец снова упал в изнеможении под тяжестию креста. Человеколюбие ли отряженного, очевидно для наблюдения за порядками и приведением в исполнение приговора на сию полную трагизма процессию с когортою солдат римского военачальника, – а скорей, быть может, опасение как бы Страдалец не умер ранее свершения над ним предназначенной казни, –только на сей раз, вопреки обыкновению, воины решили оказать жалость Страдальцу и возложить несение креста до цели грозно трагического пути – Голгофы на другого. Этот другой, безропотно взявший на себя по истине святую честь несения креста Спасителя был Киринеянин Симон26.

И не один, проникшийся чувством человеколюбия к божественному Страдальцу киринейский Симон, оказал Ему свое полное сострадательной любви сочувствие. Иерусалимлянки, сопровождавшие сию ужасную и взиравшие на нее с высоты кровлей своих домов процессию, не удержались от слез и рыданий, которыми они на далекое расстояние оглашали воздух... Но не одними слезами выразилось святое сочувствие Божественному Крестоносцу со стороны Иерусалимских женщин. Одна из них, по имени Вероника, освежала истомленное, обагренное кровью – густо сочившеюся из под колючек тернового венка с головы, лицо Спасителя и отирала с He­гo кровеносные капли. Печальное шествие с обреченным на казнь Богострадальцем Христом и добровольцем крестоносцем Симоном во главе, минутно прерванное, продолжалось. Его цель – Голгофа уже почти достигнута и божественные стопы попирают теперь землю подножия этой столь прославляемой христианами святой горы. Вот уже виден и конец города, где находились судные ворота, а за ними юдоль (долина) мертвых и лобное место... Но вот, наконец, цель пути достигнута. Спаситель на Голгофе. Сохраненное евреями предание утверждает, что на этой горе умер и погребен Адам. „Иисус водрузил знамя смерти, говоритъ св. Иоанн Златоуст, на том самом месте, где царствовала смерть”. „Там, где было начало смерти”, –  добавляет к сим словам святой Амвросий, – “там и начало жизни нашей”. Священный прах салимского царя Мелхиседека, священника Бога вышняго, бывшего прообразом Христа Господа, похоронен, по преданию на сей же горе.

Здесь распяли Христа: сначала поставили крест, потом подняли Спасителя и четырьмя гвоздями прибили ко кресту пречистые Его руки и ноги; потоки крови полились на землю. Ничего нельзя было придумать более жестокого и бесчеловечного каково было распятие. Даже сами язычники нередко не находили слов для описания всех ужасов сей позорной казни и благороднейшие из них именем отечества требовали, чтобы освободить от нее ухо, глаз и самую мысль человеческую. Мучения распятых, по показанию врачей – ужасны. „Надобно вообразить неестественное положение тела человеческого с простертыми вверх пригвожденными руками, причем малейшее движение необходимое для жизни, сопровождалось новой нестерпимой болью. Тяжесть повисшего тела час от часу более и более раздирала язвы рук, которые от сего становились острее и жгучее. Кровь лишившись естественного круговращения, устремлялась к голове и сердцу, производя в первой кружение, а в последнем томление мучительнейшее самой смерти (Иннокентий Херсонский). „Ни на одной части тела нашего нет столько нервов и мелких жил, как на ладонях рук и подошвах ног, а самое легкое повреждение даже одного нерва причиняет мучительную боль. Когда же столько нервов и жил было придавлено, поражено, разорвано гвоздями на пречистых руках и ногах Спасителя, какую страшную муку терпел Он”. С мучением распятых могло равняться только безчестие их. „Всякий повешенный на древе – проклят», в глазах иудеев и по их закону (Втор. 21:23). Самой позорною казнью распятие было и по римским языческим законам. Дабы сделать не столь чувствительною физическую боль распятаго ему обычно давали пить смешанного с смирною вина – каковой напиток временно помрачал разсудок. Распятый Христос отведав не хотел пить сего напитка. Первые слова распятого Господа со креста были слова не скорби и муки, не жалобы и проклятий распинателям, но слова святой молитвенной любви “Отче, отпусти им: неведят, что творят”. Над головою распятого прикреплена была на особой доске триязычная надпись, послужившая впоследствии по замечанию Златоуста к отличию Креста Господня от крестов разбойников, когда св. Елена сподобилась найти треблаженное древо креста. По обычаю одежды распятых становились собственностию распинавших. Разделили между собою воины и одежды Христа. Ужасные страдания распятых невольно возбуждали в душе зрителей участие и утешение. Но сего всего не дано было испытать божественному страдальцу Христу. Последние минуты Его жизни отравлены были злобными насмешками врагов. Только лишь один благоразумный разбойник у которого по словам Григория Великого „оставались только сердце и уста свободны“ – принес в дар Богу все, что имел; сердцем уверовал в правду, усты исповедывал во спасение (Рим.10:10)”. Распятие сопровождалось известными необычайными явлениями и знамениями в природе несмотря на то, что оно свершилось около 6-го часа – по нашему двенадцатаго по полудни – мгновенно наступила тьма по всей земле – до девятого часа. Наступившая тьма удалила врагов Иисуса от креста и это дало возможность Матери Его и сестре Матери Его Марии Клеоповой и Магдалине приблизиться ко кресту и выслушать из уст Распятого Сына слова прощального заветания. Около девятого часа Иисус громким голосом возопил – “Или, или, лима савахвани – Боже Мой! Боже Мой по что Ты меня оставил”. После сего Иисус ведая, что уже все совершилось, говорит “жажду“, один из воинов, взял губку, напоил ее уксусом воткнул на трость и давал пить Иисусу, Иисус вкусил уксус и произнес совершилося, т. е. спасение рода человеческого, ради чего Он снисшел на землю и претерпел смерть. С этим словом Христос испустил дух. Смерть Его последовала в 9 часов, по нашему в 4-м часу по полудни 14-го нисана27. Это был тот самый час, когда в этот день заклали пасхального агнца. И время смерти показало, что Христос есть Агнец Божий, вземлющий грехи мира. Как распятие так и момент смерти Господа сопровождали известные знамения. На месте, где стоял Крест, ныне стоит престол, направо от престола видна разселина скалы, распавшейся, вследствие происшедшего при кончине Христа, землетрясения. Эта разселина находится между крестов Спасителя  и распятого ошуюю Его разбойника. Она простирается до подошвы горы; в нее то пролилась животворящая кровь Спасителя, чтобы омыть голову падшаго Адама, который, равно как и праматерь Ева, по преданию были погребены на Голгофе и человеческий череп, найденный здесь во время смерти Спасителя, как будто выкопавшийся из под креста, признается за голову Адама. Разселина скалы, треснувшая не вдоль слоев, а поперек их, не может быть по мнению всех новейших изысканий объясняема как естественное геологическое явление. Не одна Палестина охвачена была землетрясением. Оно заметно было повсюду. По свидетельству предания многим в Иерусалиме явились воскресшие из гробов: Симеон Богоприимец, Анна пророчица, Захария и Елизавета–родители Крестителя, Иосиф обручник. Чудесны были знамения в природе, но еще более чудесна перемена мыслей и чувств в народе. Он п6ия себя в грудь“ возвращался с ужасного Голгофского зрелища. Сотник и те, которые стерегли распятого, при виде сверхъестественных знамений в природе, пришли в умиление. Предание называет сотника Логгином и св. Церковь чтит его память 16-го Октября. По словам св. Златоуста сотник совершил мученический подвиг.

В 21-й главе книги Второзакония стих 23-й читаем „Тело повешенного не должно ночевать на древе, но погреби его в тот же день ибо проклят пред Богом всякий повешанный на древе; и не оскверняй земли твоей, которую Господь дает тебе в удел”. Распинателям Христовым, неистово кричавшим в претории Пилата “мы занон имамы” конечно нельзя было обойти буквы вышеозначенного текста закона. Вот почему они просили Пилата позволить перебить голени распятым в тот же день и снять их со крестов. Позволение было получено. Совершив вышеозначенное действие – перебития голеней – как удостоверение в смерти – над двумя повешенными разбойниками, назначенные для сей операции воины не стали перебивать голеней у Иисуса: слишком очевидна была для них смерть последнего. Но как бы в насмешку над мертвым трупом Спасителя один из воинов копьем пронзил Ему бок, откуда истекло, как это бывает обычно при пронзании трупа только что умершего человека, кровь и вода. Удар был так силен, рана так глубока, что Апостол Фома в рану ребр надеялся вложить свою руку. При виде чудес, сопровождавших смерть Спасителя пронзивший Пречистые Его ребра воин обратился по преданию ко Христу и запечатлел свою веру в Господа мученическою смертию. В Иерусалимском Храме указывают место, куда он приходил оплакивать свой поступок.

По законам римским тела казненных на кресте делались добычей зверей и хищных птиц, но, по просьбе родственников, иногда выдавались для погребения. Великую честь погребения Пречистого Тела Христова сподобился получить не без известный в евангелии член иудейского Синедриона Иосиф аримафейский28. По его просьбе Пилатом дано было разрешение Иосифу снять Тело Иисуса со Креста. Помощником благообразному Иосифу в деле приготовлений к погребению Пречистого Тела Господа явился – также известный из евангелия Никодим. Эти благочестивые мужи, владея достаточными материальными средствами, совершили погребение Господа не только прилично, но даже и богато. Гробница, в которую положили Тело Господа находилась в 108 шагах от Голгофы; она высечена в скале Иосифова сада. Благообразный муж очевидно приготовил ее заранее для себя и несомненно не пожалел средств на ее украшение. По снятии со креста Пречистое Тело было умащено принесенными Никодимом ароматами, имевшими силу на долго предохранять тело от тления, обвито кусками чистого полотна, благоговейно, при пении псалмов приличествующих случаю, положено в гробницу. Привалив к отверстию гробницы большой камень, дабы в пещеру не проникли и не повредили тела хищные звери, погребатели удалились. По просьбе злобных врагов Христовых мотивированной ложным опасением, как бы Тело Спасителя не было выкрадено тайно ночью, Его учениками, Пилатом разрешено было, гроб запечатать и для охраны его приставить стражу.

 

Служба во Святую и Вели́кую Пятницу

После́дование у́трени

Свяще́нник: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Чтец: Ами́нь.

По оконча́нии Вели́кой ектении́, начина́ют кли́рицы пе́ти аллилу́иа, на о́ба ли́ка велегла́сно и со сладкопе́нием, во глас 8.

По оконча́нии пе́ния аллилу́иа пое́м тропа́рь ко́сно и велегла́сно и со сладкопе́нием ра́вно, глас то́йже:

Егда́ сла́внии ученицы́ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся, тогда́ Иу́да злочести́вый сребролю́бием неду́говав омрача́шеся, и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т. Виждь име́ний рачи́телю, сих ра́ди удавле́ние употреби́вша. Бежи́ несы́тыя души́, учи́телю та́ковая дерзнувшия: и́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Сла́ва: Егда́ сла́внии ученицы́:

И ны́не: Егда́ сла́внии ученицы́:

Во вре́мя пе́ния тропаря́ соверша́ется кажде́ние всего́ хра́ма.

Та́же ектениа́ ма́лая: Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Я́ко Твоя́ держа́ва:

Лик: Ами́нь.

Посе́м екклисиа́рх раздае́т свещи́ бра́тии, и́хже вжига́ют бра́тия ко вся́кому Ева́нгелию.

Диа́кон же возглаша́ет:

И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

И свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие иере́й возно́сит гла́сно: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 46).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 1-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Рече́ Госпо́дь Свои́м ученико́м: ны́не просла́вися Сын Челове́ческий, и Бог просла́вися о Нем. А́ще Бог просла́вися о Нем, и Бог просла́вит Его́ в Себе́, и а́бие просла́вит Его́. Ча́дца, еще́ с ва́ми ма́ло есмь: взы́щете Мене́, и я́коже Рех иуде́ом, я́ко а́може Аз иду́, вы не мо́жете приити́: и вам глаго́лю ны́не. За́поведь но́вую даю́ вам, да лю́бите друг дру́га: я́коже возлюби́х вы, да и вы лю́бите себе́. О сем разуме́ют вси, я́ко Мои́ ученицы́ есте́, а́ще любо́вь и́мате ме́жду собо́ю. Глаго́ла Ему́ Си́мон Петр: Го́споди, ка́мо и́деши, отвеща́ ему́ Иису́с: а́може Аз иду, не мо́жеши ны́не по Мне ити́, последи́ же по Мне и́деши. Глаго́ла Ему́ Петр: Го́споди, почто́ не могу́ ны́не по Тебе́ ити? Ны́не ду́шу мою́ за Тя положу́. Отвеща́ ему́ Иису́с: ду́шу ли твою́ за Мя положи́ши? Ами́нь, ами́нь глаго́лю тебе́: не возгла́си́т але́ктор, до́ндеже отве́ржешися Мене́ три́щи. Да не смуща́ется се́рдце ва́ше: ве́руйте в Бо́га, и в Мя ве́руйте. В дому́ Отца́ Моего́ оби́тели мно́ги суть: а́ще ли же ни, рекл бых вам: иду угото́вати ме́сто вам. И а́ще угото́влю ме́сто вам, па́ки прииду́, и пои́му вы к Себе́: да иде́же есмь Аз, и вы бу́дете. И а́може Аз иду́, ве́сте, и путь ве́сте. Глаго́ла ему́ Фома́: Го́споди, не ве́мы, ка́мо и́деши; и ка́ко мо́жем путь ве́дети? Глаго́ла ему́ Иису́с: Аз есмь Путь и И́стина, и Живо́т: никто́же Прии́дет ко Отцу́, то́кмо Мно́ю. А́ще Мя бы́сте зна́ли, и Отца́ Моего́ зна́ли бы́сте у́бо: и отсе́ле позна́ете Его́, и ви́десте Его́. Глаго́ла Ему́ Фили́пп: Госпо́ди, покажи́ нам Отца́, и довле́ет нам. Глаго́ла ему́ Иису́с: толи́ко вре́мя с вами́ есмь, и не позна́л еси́ Мене́, Фили́ппе? Ви́девый Мене́, ви́де Отца́: и ка́ко ты глаго́леши, покажи́ нам Отца́? Не ве́руеши ли, я́ко Аз во Отце́, и Оте́ц во Мне есть? Глаго́лы, я́же Аз глаго́лю вам, о Себе́ не глаго́лю: Оте́ц же во Мне пребыва́яй, той твори́т дела́. Ве́руйте Мне, я́ко Аз во Отце́, и Оте́ц во Мне: а́ще ли же ни, за та дела ве́ру ими́те Ми. Ами́нь, ами́нь глаго́лю вам: ве́руяй в Мя, дела́, я́же Аз творю́, и той сотвори́т, и бо́льша сих сотвори́т, я́ко Аз ко Отцу́ Моему́ гряду́. И е́же а́ще что про́сите от Отца́ о И́мени Мо́ем, то сотворю́: да просла́вится Оте́ц в Сы́не. И а́ще чесо́ про́сите во И́мя Мое́, Аз сотворю́. А́ще лю́бите Мя, за́поведи Моя́ соблюди́те. И Аз умолю́ Отца́, и ино́го Уте́шителя даст вам, да бу́дет с ва́ми в век: Дух И́стины, Его́же мир не мо́жет прия́ти, я́ко не ви́дит Его́, ниже́ знает Его́: вы же зна́ете Его́, я́ко в вас пребыва́ет, и в вас бу́дет. Не оста́влю вас си́ры, прииду́ к вам. Еще́ мало, и мир ктому́ не ви́дит Мене́, вы же ви́дите Мя: я́ко Аз живу́, и вы жи́ви бу́дете. В той день разуме́ете вы, я́ко Аз во Отце́ Мое́м, и вы во Мне, и Аз в вас. Име́яй за́поведи Моя́ и соблюда́яй их, той есть любя́й Мя: а любя́й Мя, возлю́блен бу́дет Отце́м Мои́м: и Аз возлюблю́ его́, и явлю́ся ему́ Сам. Глаго́ла Ему́ Иу́да, не Искарио́тский: Го́споди, и что бысть, я́ко нам хо́щеши яви́тися, а не ми́рови? Отвеща́ Иису́с, и рече́ ему́: а́ще кто лю́бит Мя, сло́во Мое́ соблюде́т: и Оте́ц Мой возлю́бит его́, и к Нему́ прии́дема, и оби́тель у Него́ сотвори́ма. Не любяй Мя, слове́с Мои́х не соблюда́ет: и сло́во, е́же слы́шасте, несть Мое́, но посла́вшаго Мя Отца́. Сия́ глаго́лах вам, в вас сый. Уте́шитель же Дух Святы́й, Его́же по́слет Оте́ц во И́мя Мое́, Той вы научи́т всему́, и воспомяне́т вам вся, я́же Рех вам. Мир оставля́ю вам, мир Мой даю́ вам: не я́коже мир дае́т, Аз даю́ вам. Да не смуща́ется се́рдце ваше, не устраша́ет. Слы́шасте, я́ко Аз Рех вам: иду́ и прииду́ к вам. А́ще бы́сте люби́ли Мя, возра́довалися бысте у́бо, я́ко рех, иду́ ко Отцу́: я́ко Оте́ц Мой бо́лий Мене́ есть. И ны́не Рех вам, пре́жде да́же не бу́дет, да егда́ бу́дет, ве́ру и́мете. Ктому́ не мно́го глаго́лю с ва́ми: гряде́т бо сего́ ми́ра князь, и во Мне не и́мать ничесо́же. Но да разуме́ет мир, я́ко люблю́ Отца́, и я́коже запове́да Мне Оте́ц, Та́ко творю: воста́ните, и́дем отсю́ду. Аз есмь Лоза́ и́стинная, и Оте́ц Мой де́латель есть. Вся́ку ро́згу о Мне не творя́щую плода́, и́змет ю: и вся́ку творя́щую плод отреби́т ю́, да мно́жайший плод принесе́т. Уже вы чи́сти есте́ за сло́во, е́же глаго́лах вам. Бу́дите во Мне, и Аз в вас: я́коже розга́ не мо́жет плода́ сотвори́ти о себе́, а́ще не бу́дет на лозе́, та́ко и вы, а́ще во Мне не пребу́дете. Аз есмь Лоза́, вы же ро́ждие: и и́же бу́дет во Мне, и Аз в нем, той сотвори́т плод мног: я́ко без Мене́ не мо́жете твори́ти ничесо́же. А́ще кто во Мне не пребу́дет, изве́ржется вон я́коже розга́, и изсы́шет и собира́ют ю́, и во огнь влага́ют, и сгара́ет. А́ще пребу́дете во Мне, и глаго́лы Мои́ в вас пребу́дут: ему́же а́ще хо́щете проси́те, и бу́дет вам. О сем просла́вися Оте́ц Мой, да плод мног сотворите́, и бу́дете Мои ученицы́. Я́коже возлюби́ Мя Оте́ц, и Аз возлюби́х вас, бу́дите в любви́ Мое́й. А́ще за́поведи Моя́ соблюде́те, пребу́дете в любви́ Мое́й: я́коже Аз за́поведи Отца́ Моего́ соблюдо́х, и пребыва́ю в Его́ любви́. Сия́ глаго́лах вам, да ра́дость Моя́ в вас бу́дет, и ра́дость ва́ша испо́лнится. Сия́ есть за́поведь Моя́, да лю́бите друг дру́га, я́коже возлюби́х вы. Бо́льши сея́ любве́ никто́же и́мать, да кто ду́шу свою́ положи́т за дру́ги Своя́. Вы дру́зи Мои́ есте́, а́ще творите́, ели́ка Аз запове́даю вам. Не ктому́ вас глаго́лю рабы́, я́ко раб не весть, что́ твори́т госпо́дь его́: вас же реко́х дру́ги, я́ко вся, я́же слы́шах от Отца́ Моего́, сказа́х вам. Не вы Мене́ избра́сте, но Аз избра́х вас, и положи́х: да вы и́дете, и плод принесе́те, и плод ваш пребу́дет: да его́же а́ще про́сите от Отца́ во И́мя Мое́, даст вам. Си запове́даю вам, да лю́бите друг дру́га. А́ще мир вас ненави́дит, ве́дите, я́ко Мене́ пре́жде вас возненави́де. А́ще от ми́ра бы́сте бы́ли, мир у́бо свое люби́л бы: я́коже от ми́ра не́сте, но Аз избра́х вы от ми́ра, сего́ ра́ди ненави́дит вас мир. Помина́йте сло́во, е́же Аз Рех вам: несть раб бо́лий Го́спода своего́. А́ще Мене́ изгна́ша, и вас изжену́т: а́ще сло́во Мое соблюдо́ша, и ва́ше соблюду́т. Но сия́ вся творя́т вам за И́мя Мое́, я́ко не ве́дят Посла́вшаго Мя. А́ще не бых прише́л, и глаго́лал им, греха́ не бы́ша име́ли: ны́не же вины́ не и́мут о гресе́ свое́м. Ненави́дяй Мене́, и Отца́ Моего́ ненави́дит. А́ще дел не бых сотвори́л в них, и́хже ин никто́же сотвори́, греха́ не бы́ша име́ли: ны́не же и ви́деша, и возненави́деша Мене́ и Отца́ Моего́. Но да сбу́дется сло́во пи́санное в зако́не их: я́ко возненави́деша Мя ту́не. Егда́ же прии́дет Уте́шитель, Его́же Аз послю́ вам от Отца́, Дух И́стины, и́же от Отца́ исхо́дит, Той свиде́тельствует о Мне. И вы же свиде́тельствуете, я́ко искони́ со Мно́ю есте́. Сия́ глаго́лах вам, да не соблазните́ся. От со́нмищ иждену́т вы. Но прии́дет час, да всяк, и́же убие́т вы, мни́тся слу́жбу приноси́ти Бо́гу. И сия́ сотворя́т, я́ко не позна́ша Отца́, ни Мене́. Но сия́ глаго́лах вам, да егда́ прии́дет час, помина́йте се, я́ко Аз Рех вам: сих же вам испе́рва не рех, я́ко с ва́ми бех. Ны́не же иду́ к посла́вшему Мя, и никто́же от вас вопроша́ет Мене́: ка́мо и́деши? Но я́ко сия́ глаго́лах вам, ско́рби испо́лних сердца́ ва́ша. Но Аз и́стину вам глаго́лю: у́не есть вам, да Аз иду́. А́ще бо не иду́ Аз, Уте́шитель не прии́дет к вам: а́ще ли же иду́, послю́ Его́ к вам. И прише́д Он, обличи́т мир о гресе́, и о пра́вде, и о суде́. О гресе́ у́бо, я́ко не ве́руют в Мя. О пра́вде же, я́ко ко Отцу́ Моему́ иду́, и ктому́ не ви́дите Мене́. О суде́ же, я́ко князь ми́ра сего́ осужде́н бысть. Еще́ мно́го и́мам глаго́лати вам, но не мо́жете носи́ти ны́не. Егда́ же прии́дет Он, Дух И́стины, наста́вит вы на вся́ку и́стину. Не о Себе́ бо глаго́лати и́мать, но ели́ка а́ще услы́шит, глаго́лати и́мать, и гряду́щая возвести́т вам. Он Мя просла́вит, я́ко от Моего́ прии́мет, и возвести́т вам. Вся, е́лика и́мать Оте́ц, Моя́ суть: сего́ ра́ди рех, я́ко от Моего́ прии́мет, и возвести́т вам. Вма́ле, и ктому́ не ви́дите Мене́, и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя, я́ко иду́ ко Отцу́. Ре́ша же от учени́к Его́ к себе́: что есть сие́, е́же глаго́лет нам, вма́ле, и не ви́дите Мене́: и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя, и я́ко Аз иду́ ко Отцу́? Глаго́лаху у́бо, что́ сие́ есть е́же глаго́лет, вма́ле? Не ве́мы, что́ глаго́лет. Разуме́ же Иису́с, я́ко хотя́ху Его́ вопроша́ти, и рече́ им: о сем ли стяза́етеся ме́жду собо́ю, я́ко рех: вма́ле, и не ви́дите Мене́: и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя. Ами́нь, ами́нь глаго́лю вам, я́ко воспла́четеся и возрыда́ете вы, а мир возра́дуется: вы же печа́льни бу́дете, но печа́ль ва́ша в ра́дость бу́дет. Жена́, егда́ ражда́ет, скорбь и́мать, я́ко прии́де год ея́: егда́ же роди́т отроча́, ктому́ не по́мнит ско́рби за ра́дость, я́ко роди́ся челове́к в мир. И вы же печа́ль и́мате у́бо ны́не: па́ки же узрю́ вы, и возра́дуется се́рдце ва́ше, и ра́дости вашея́ никто́же во́змет от вас: И в той день Мене́ не вопро́сите ничесо́же. Ами́нь, ами́нь глаго́лю вам: я́ко ели́ка а́ще чесо́ про́сите от Отца́ во и́мя Мое́, даст вам. Досе́ле не проси́сте ничесо́же во и́мя Мое́. Проси́те, и прии́мите, да ра́дость ва́ша испо́лнена бу́дет. Сия́ в при́тчах глаго́лах вам: но прии́дет час, егда́ ктому́ в при́тчах не глаго́лю вам, но я́ве о Отце́ возвещу́ вам. В той день во И́мя Мое́ вопро́сите: и не глаго́лю вам, я́ко Аз умолю́ Отца́ о вас. Сам бо Оте́ц лю́бит вы, я́ко вы Мене́ возлюби́сте, и ве́ровасте, я́ко Аз от Бога изыдо́х. Изыдо́х от Отца́, и приидо́х в мир: и па́ки оставля́ю мир, и иду́ ко Отцу́. Глаго́лаша Ему́ ученицы́ Его́: се ны́не не обину́яся глаго́леши, а при́тчи никоея́же не глаго́леши. Ны́не ве́мы, я́ко ве́си вся, и не тре́буеши, да кто́ тя вопроша́ет: о сем ве́руем, я́ко от Бо́га изше́л еси́. Отвеща́ им Иису́с: ны́не ли ве́руете? Се гряде́т час, и ны́не прии́де, да разы́дется ко́ждо во сво́я, и Мене́ еди́наго оста́вите: и несмь еди́н, я́ко Оте́ц со Мно́ю есть. Сия́, глаго́лах вам, да во Мне мир и́мате. В ми́ре ско́рбни бу́дете: но дерза́йте, я́ко Аз победи́х мир. Сия́ глаго́ла Иису́с, и возведе́ о́чи Свои́ на не́бо, и рече́: О́тче, прии́де час, просла́ви Сы́на Твоего́, да и Сын Твой просла́вит Тя. Я́коже дал еси́ Ему́ власть вся́кия пло́ти, да вся́ко е́же дал еси́ Ему́, даст им живо́т ве́чный. Се же есть живо́т ве́чный, да зна́ют Тебе́ Еди́наго и́стиннаго Бо́га, и Его́же послал еси́ Иису́с Христа́. Аз просла́вих Тя на земли́, де́ло соверши́х, е́же дал Мне да сотворю́. И ны́не просла́ви Мя Ты, О́тче, у Тебе́ Самаго́ сла́вою, ю́же име́х у Тебе́ пре́жде мир не бысть. Яви́х И́мя Твое́ челове́ком, и́хже дал еси́ Мне от ми́ра: Твои́ бе́ша, и Мне их дал еси́, и сло́во Твое́ сохрани́ша. Ны́не разуме́ша, я́ко вся, ели́ка дал еси́ Мне, от Тебе́ суть. Я́ко глаго́лы, и́хже дал еси́ Мне, дах им: и ти́и прия́ша, и разуме́ша вои́стинну, я́ко от Тебе́ изыдо́х, и ве́роваша, я́ко Ты Мя посла. Аз о сих молю: не о всем ми́ре молю, но о тех, и́хже дал еси́ Мне, я́ко Твои́ суть. И Моя́ вся, Твоя́ суть и Твоя́ Моя́: и просла́вихся в них. И ктому́ несмь в ми́ре, и си́и в ми́ре суть, и Аз к Тебе́ гряду́. О́тче Святы́й, соблюди́ их во И́мя Твое́, и́хже дал еси́ Мне, да бу́дут еди́но я́коже и Мы. Егда́ бех с ни́ми в ми́ре, Аз соблюда́х их во и́мя Твое́, и́хже дал еси́ Мне, сохрани́х, и никто́же от них поги́бе, то́кмо сын поги́бельный, да сбу́дется Писа́ние. Ны́не же к Тебе́ гряду, и Сия́ глаго́лю в ми́ре, да и́мут ра́дость Мою́ испо́лнену в себе́. Аз дах им сло́во Твое́, и мир возненави́де их, я́ко не суть от ми́ра, я́коже и Аз от ми́ра несмь. Не молю, да во́змеши их от ми́ра, но да соблюде́ши их от неприя́зни. От ми́ра не суть, я́коже и Аз от ми́ра несмь. Святи́ их во и́стину Твою́: сло́во Твое́ и́стина есть. Я́коже Мене́ послал еси́ в мир, и Аз посла́х их в мир. И за них Аз свящу́ Себе́, да и ти́и бу́дут свяще́ни во и́стину. Не о сих же молю́ то́кмо, но и о ве́рующих словесе́ их ра́ди в Мя. Да вси еди́но суть, я́коже Ты, О́тче, во Мне, и Аз в Тебе́, да и ти́и в нас еди́но бу́дут: да и мир ве́ру и́мет, я́ко Ты Мя посла́л еси́. И Аз сла́ву, ю́же дал еси́ Мне, дах им: да бу́дут еди́но, я́коже Мы еди́но есма. Аз в них, и Ты во Мне, да бу́дут сверше́ни во еди́но; и да разуме́ет мир, я́ко Ты Мя посла́, и возлюби́л еси́ их, я́коже Мене́ возлюби́л еси́. О́тче, и́хже дал еси́ Мне, хощу́, да иде́же есмь Аз, и ти́и бу́дут со Мно́ю, да ви́дят сла́ву Мою́, ю́же дал еси́ Мне, я́ко возлюби́л Мя еси́ пре́жде сложе́ния ми́ра. О́тче Пра́ведный, и мир Тебе́ не позна́. Аз же Тя позна́х, и сий позна́ша, я́ко Ты Мя посла́. И сказа́х им И́мя Твое́, и скажу́: да лю́бы, е́юже Мя еси́ возлюби́л в них бу́дет, и Аз в них. И Сия́ рек Иису́с, изы́де со ученики́ Свои́ми на он пол пото́ка Ке́дрска. Иде́же бе вертогра́д, во́ньже вни́де Са́м и ученицы́ Его́.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Чтет же сие 1-е Ева́нгелие настоя́тель. Про́чия же иере́и еди́н по еди́ному ки́йждо.

По чте́нии же Ева́нгелиа, а́бие пое́м антифо́ны.

Антифо́н 1, глас 8:

Кня́зи лю́дстии собра́шася на Го́спода, и на Христа́ Его́. (Два́жды).

Сло́во законопресту́пное возложи́ша на Мя, Го́споди, Го́споди, не оста́ви Мене́. (Два́жды).

Чу́вствия на́ша чи́ста Христо́ви предста́вим, и я́ко дру́зи Его́, ду́шы на́ша пожре́м Его́ ра́ди, и не попече́ньми жите́йскими соугнета́емся я́ко Иу́да, но в кле́тех на́ших возопии́м: О́тче наш, И́же на Небесе́х, от лука́ваго изба́ви нас. (Два́жды).

Сла́ва: Де́ва родила́ еси́ Неискусобра́чная, и Де́ва пребыла́ еси́ Ма́ти Безневе́стная, Богоро́дице Мари́е, Христа́ Бога на́шего моли спасти́ся нам.

И ны́не: Де́ва родила́:

Антифо́н 2, глас 6:

Тече́ глаго́ля Иу́да беззако́нным кни́жником: что́ мне хо́щете да́ти, и аз вам преда́м Его́? Среди́ же совещава́ющих Сам стоя́л еси́ неви́димо Совещава́емый: Сердцеве́дче, пощади́ ду́шы на́ша. (Два́жды).

Ми́лостию Бо́гови послу́жим, я́ко же Мари́а на ве́чери, и не стя́жим сребролю́бия, я́ко Иу́да: да всегда́ со Христо́м Бо́гом бу́дем. (Два́жды).

Сла́ва: Его́же родила́ еси́, Де́во, неизрече́нно, вы́ну я́ко Человеколю́бца не преста́й моля́щи, да от бед спасе́т вся к Тебе́ прибега́ющыя.

И ны́не: Его́же родила́ еси́, Де́во:

Антифо́н 3, глас 2:

Ла́зарева ра́ди воста́ния, Го́споди, оса́нна Тебе́ зва́ху де́ти евре́йския, Человеколю́бче: беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

На ве́чери Твое́й, Христе́ Бо́же, ученико́м Твои́м предглаго́лал еси́, еди́н от вас преда́ст Мя: беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

Иоа́нну вопроси́вшу: Го́споди, предая́й Тя кто́ есть? того́ хле́бом показа́л еси́: беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

На три́десятих сре́бреницех, Го́споди, и на лобза́нии льсти́вном, иска́ху иуде́е уби́ти Тя: беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

На умове́нии Твое́м, Христе́ Бо́же, ученико́м Твои́м повеле́л еси́: си́це твори́те, я́коже ви́дите, беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

Бди́те и моли́теся, да не вни́дете в напасть, учеником Твои́м, Христе Бо́же наш, глаго́лал еси́: беззако́нный же Иу́да не восхоте́ разуме́ти. (Два́жды).

Сла́ва: Спаси́ от бед рабы Твоя́, Богоро́дице, я́ко вси по Бо́зе к Тебе́ прибега́ем, я́ко неруши́мей стене́ и предста́тельству.

И ны́не: Спаси́ от бед:

Та́же глаго́лется ектениа́ ма́лая:

Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Я́ко подоба́ет Тебе́:

Посе́м пое́тся от канона́рха посреде́ це́ркви седа́лен, глас 7:

На ве́чери ученики́ пита́я, и притворе́ние преда́ния ве́дый, на ней Иу́ду обличи́л еси́, неиспра́вленна у́бо сего́ ве́дый, позна́ти же всем хотя, я́ко во́лею преда́лся еси́, да мир исхити́ши от чу́ждаго, Долготерпели́ве, сла́ва Тебе́.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Долготерпели́ве, сла́ва Тебе́.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

На ве́чери ученики́ питая:

На си́цевых же седа́льнах не седи́м, но стоя́ще пое́м я́, за е́же свяще́ннику соверша́ти кажде́ние ма́лое (Ева́нгелия на анало́е, иконоста́са и предстоя́щих).

Посе́м диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гласно: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 58).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 2-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, изы́де Иису́с со ученики́ Свои́ми на он пол пото́ка Ке́дрска, иде́же бе вертогра́д, во́ньже вни́де Са́м и ученицы́ Его́. Ве́дяше же Иу́да предаяй Его́ ме́сто: я́ко мно́жицею собира́шеся Иису́с ту со ученики́ Свои́ми. Иу́да же прие́м спи́ру, и от архиере́й и фарисе́й слуги́, прии́де та́мо со свети́лы и свеща́ми и ору́жии. Иису́с же ве́дый вся гряду́щая Нань, изше́д рече́ им: кого́ и́щете? Отвеща́ша Ему́: Иису́са Назоре́а. Глаго́ла им Иису́с: Аз есмь. Стоя́ше же и Иу́да, и́же предая́ше Его́, с ни́ми. Да я́коже рече́ им: Аз есмь, идо́ша вспя́ть, и падо́ша на земли́. Па́ки же вопроси́ их Иису́с: кого́ и́щете? они́ же ре́ша: Иису́са Назоре́а. Отвеща́ Иису́с: Рех вам, я́ко Аз есмь. А́ще у́бо Мене́ и́щете, оста́вите сих ити́. Да сбу́дется сло́во, е́же рече́: я́ко и́хже дал еси́ Мне́, не погуби́х от них никого́же. Си́мон же Петр, и́мый нож, извлече́ Его́ и уда́ри архиере́ова раба́, и уре́за ему́ ухо десно́е: бе же Иимя рабу Малх. Рече́ же Иису́с Петро́ви: вонзи́ нож в но́жницу. Ча́шу юже даст Мне Оте́ц, не и́мам ли пи́ти ея́? Спи́ра же и ты́сящник, и слуги́ иуде́йския я́ша Иису́са, и связа́ша Его́. И ведо́ша Его́ ко А́нне пе́рвее: бе бо тесть Каиа́фе, и́же бе архиере́й ле́ту тому́. Бе же Каиа́фа да́вый сове́т иуде́ом, я́ко у́не есть еди́ному челове́ку умре́ти за лю́ди. По Иису́се же идя́ше Си́мон Петр, и други́й учени́к: учени́к же той бе зна́ем архиере́ови, и вни́де со Иису́сом во двор архиере́ов. Пе́тр же стоя́ше при две́рех вне: изы́де у́бо учени́к той, и́же бе зна́ем архиере́ови, и рече́ две́рнице, и введе́ Петра́. Глаго́ла же раба́ две́рница Петро́ви: Еда́ и ты учени́к еси́ Челове́ка Сего́? Глаго́ла он: несмь. Стоя́ху же раби́ и слуги́ огнь сотво́рше, я́ко зима бе, и гре́яхуся: бе же с ни́ми Петр стоя́ и гре́яся. Архиере́й же вопроси́ Иису́са о ученице́х Его́, и о уче́нии Его́. Отвеща ему́ Иису́с: Аз не обину́яся глаго́лах миру: Аз всегда́ учах на со́нмищих, и в це́ркви, иде́же всегда́ иуде́е сне́млются: и тай не глаго́лах ничесо́же. Что Мя вопроша́еши? Вопроси́ слы́шавших, что́ глаго́лах им: се си́и ве́дят, я́же Рех Аз. Сия́ же ре́кшу Ему́, еди́н от предстоя́щих слуг уда́ри в лани́ту Иису́са, рек: та́ко ли отвещава́еши архиере́ови? Отвеща́ ему́ Иису́с: а́ще зле глаго́лах, свиде́тельствуй о зле: а́ще ли до́бре, что́ Мя бие́ши? Посла же Его́ А́нна свя́зана к Каиа́фе архиере́ови. Бе же Си́мон Петр стоя́ и гре́яся. Ре́ша же ему́: Еда́ и ты от ученик Его́ еси́? Он же отве́ржеся, и рече́: несмь. Глаго́ла един от раб архиере́ов, ю́жика сый, ему́же Петр уре́за ухо: не аз ли тя ви́дех в вертогра́де с Ним? Па́ки у́бо Петр отве́ржеся, и а́бие пе́тел возгла́си́. Ведо́ша же Иису́са от Каиа́фы в прето́р, бе же утро: и тий не внидо́ша в прето́р, да не оскверня́тся, но да ядя́т па́сху.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

И а́бие пое́м антифо́н 4, глас 5:

Днесь Иу́да оставля́ет Учителя, и прие́млет диа́вола, ослепля́ется стра́стию сребролю́бия, отпада́ет Све́та омраче́нный: ка́ко бо можа́ше зре́ти, свети́ло прода́вый на три́десятих сре́бреницех? Но нам возсия́ страда́вый за мир, к Нему́же возопии́м: пострада́вый и сострада́вый челове́ком, Го́споди, сла́ва Тебе́. (Два́жды).

Днесь Иу́да притворя́ет благоче́стие, и отчужда́ется дарова́ния, сый учени́к, быва́ет преда́тель: во обы́чном лобза́нии лесть покрыва́ет, и предпочита́ет Влады́чния любве́, несмы́сленно рабо́тати сребролю́бию, наста́вник быв собо́рища беззако́ннаго: мы же иму́ще спасе́ние Христа́, Того́ просла́вим. (Два́жды).

Глас 1: Братолюбие стя́жим я́ко во Христе́ бра́тия, а не неми́лостивное е́же к бли́жним на́шим: да не я́ко раб осу́димся неми́лостивый, пе́нязей ра́ди, и я́ко Иу́да раска́явшеся, ничто́же по́льзуемся. (Два́жды).

Сла́ва: Пресла́вная о Тебе́ глаго́лашася везде́, я́ко родила́ еси́ пло́тию всех Творца́, Богоро́дице Марие́, Всепе́тая и Неискусобра́чная.

И ны́не: Пресла́вная о Тебе́:

Антифо́н 5, глас 6:

Учени́к Учи́теля соглаша́ше це́ну, и на три́десятих сре́бреницех продаде́ Го́спода, лобза́нием льсти́вным преда́й Его́ беззако́нником на смерть. (Два́жды).

Днесь глаго́лаше Зижди́тель небесе́ и земли́ Свои́м ученико́м: прибли́жися час, и приспе́ Иу́да предая́й Мене́, да никто́же отве́ржется Мене́, ви́дя Мя на Кресте́ посреде́ двою разбо́йнику: стра́жду бо я́ко челове́к, и спасу́ я́ко Человеколю́бец, в Мя ве́рующыя. (Два́жды).

Сла́ва: Неизрече́нно в после́дняя заче́ншая и ро́ждшая Созда́теля Твоего́, Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

И ны́не: Неизрече́нно в после́дняя заче́ншая:

Антифо́н 6, глас 7:

Днесь бдит Иу́да преда́ти Го́спода Преве́чнаго, Спаса ми́ра, и́же от пяти́ хлеб насы́тившаго мно́жества. Днесь беззако́нный отмета́ется Учи́теля, учени́к быв, Влады́ку предаде́: сребро́м продаде́, ма́нною насы́тившаго челове́ка. (Два́жды).

Днесь Кресту́ пригвозди́ша иуде́е Го́спода, пресе́кшаго мо́ре жезло́м, и прове́дшаго их в пусты́ню. Днесь копие́м ре́бра Его́ прободо́ша, язвами ра́нившаго их ра́ди Еги́пта: и же́лчию напои́ша, манну пи́щу им одожди́вшаго. (Два́жды).

Го́споди, на страсть во́льную прише́д, вопия́л еси́ ученико́м Тво́им: а́ще и еди́наго часа́ не возмого́сте бде́ти со Мно́ю, ка́ко обеща́стеся умре́ти Мене́ ра́ди? Поне́ Иуду зри́те, ка́ко не спит, но тщи́тся преда́ти Мя беззако́нным. Воста́ните, моли́теся, да не кто Мене́ отве́ржется, зря Мене́ на Кресте́. Долготерпели́ве, сла́ва Тебе́. (Два́жды).

Сла́ва: Ра́дуйся, Богоро́дице, невмести́маго в небесе́х вмести́вшая во утро́бе Твое́й, ра́дуйся, Де́во, проро́ков пропове́дание, Е́юже нам возсия́ Еммануи́л: ра́дуйся, Ма́ти Христа́ Бо́га.

И ны́не: Ра́дуйся, Богоро́дице:

Та́же, ектениа́ ма́лая: Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Я́ко Благослови́ся и просла́вися Всечестное́ и Вели́коле́пое И́мя Твое́, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь.

Та́же пое́тся от канона́рха седа́лен, глас 7:

Кий тя о́браз, Иу́до, преда́теля Спа́су соде́ла? Еда́ от ли́ка тя апо́стольска разлучи́? Еда́ дарова́ния исцеле́ний лиши́? Еда́ со о́неми вечеря́в, – тебе́ от трапе́зы отри́ну? Еда́ иных ноги умыв, – твои́ же презре́? о коли́ких благ непа́мятлив был еси́! И твой у́бо неблагодарный облича́ется нрав. Того́ же безме́рное пропове́дуется долготерпе́ние и ве́лия ми́лость.

Сла́ва, и ны́не: Кий тя образ, Иудо:

Посе́м диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 109).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 3-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, во́ини е́мше Иису́са ведо́ша к Каиа́фе архиере́ови, иде́же кни́жницы и ста́рцы собра́шася. Петр же идя́ше по Нем издале́ча, до двора́ архиере́ова: и вшед внутрь, седя́ше со слуга́ми: ви́дети кончи́ну. Архиере́е же и ста́рцы, и сонм весь, иска́ху лжесвиде́тельства на Иису́са, я́ко да убию́т Его́. И не обрета́ху: и мно́гим лжесвиде́телем присту́пльшым, не обрето́ша. По́слежде же приступи́ша два лжесвиде́теля, ре́ста: сей рече́: могу́ разори́ти це́рковь Бо́жию, и треми́ де́ньми созда́ти ю. И воста́в архиере́й рече́ Ему́: ничесо́же ли отвещава́еши, что си́и на Тя свиде́тельствуют? Иису́с же молча́ше. И отвеща́в архиере́й рече́ Ему́: заклина́ю Тя Бого́м живы́м, да рече́ши нам, а́ще Ты еси́ Христо́с Сын Божий? Глаго́ла ему́ Иису́с: ты рече́. Оба́че глаго́лю вам: отсе́ле у́зрите Сы́на Челове́ческаго, седя́ща одесну́ю си́лы, и гряду́ща на о́блацех небе́сных. Тогда́ архиере́й растерза́ ри́зы Своя́, глаго́ля: я́ко хулу́ глаго́ла, что еще́ тре́буем свиде́телей? Се ны́не слы́шасте хулу Его́. Что ся вам мни́т? Они́ же отвеща́вше ре́ша: пови́нен есть сме́рти. Тогда́ заплева́ша лице Его́, и па́кости Ему́ де́яху, о́бвии же за лани́ту уда́риша, глаго́люще: прорцы́ нам, Христе́: кто́ есть ударе́й Тя? Петр же вне седя́ше во дворе́, и приступи́ к нему́ еди́на рабыня, глаго́лющи: и ты бе со Иису́сом Галиле́йским. Он же отве́ржеся пред все́ми, глаго́ля: не вем что́ глаго́леши. Изше́дшу же ему́ ко врато́м, узре́ его́ другая, и глаго́ла им ту: и сей бе со Иису́сом Назоре́ом. И па́ки отве́ржеся с кля́твою, я́ко не зна́ю Челове́ка. Пома́ле же приступи́вше стоя́щий, ре́ша Петро́ви: вои́стинну и ты от них еси́, и́бо беседа твоя́ я́ве тя твори́т. Тогда́ на́чат роти́тися и кля́тися: я́ко не зна́ю Челове́ка, и а́бие пе́тел возгла́си́. И помяну́ Петр глаго́л Иису́сов, рече́нный ему́, я́ко пре́жде да́же пе́тел не возгла́си́т, трикра́ты отве́ржешися Мене́: и изше́д вон, пла́кася го́рько.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же пое́м антифо́н 7, глас 8:

Е́мшым Тя беззако́нным, претерпева́я си́це вопия́л еси́, Го́споди: а́ще и порази́сте Па́стыря, и расточи́сте двана́десять ове́ц ученики́ Моя́, можа́х вя́щше не́жели двана́десяте легео́нов предста́вити А́нгелов: но долготерплю́, да испо́лнятся, я́же яви́х вам проро́ки Мои́ми, безве́стная и та́йная. Го́споди, сла́ва Тебе́. (Два́жды).

Три́щи отве́ргся Петр, а́бие рече́нное ему́ разуме́, но принесе́ к Тебе́ сле́зы покая́ния: Бо́же, очи́сти мя и спаси́ мя. (Два́жды).

Сла́ва: Я́ко врата́ спаси́тельная, и рай кра́сный, и Све́та присносу́щнаго о́блак, су́щую Святу́ю Де́ву воспои́м вси глаго́люще Ей, е́же ра́дуйся.

И ны́не: Я́ко врата́ спаси́тельная:

Антифо́н 8, глас 2:

Рцы́те, беззако́ннии, что́ слы́шасте от Спа́са на́шего? Не зако́н ли положи́, и проро́ческая уче́ния? ка́ко у́бо помы́слисте Пила́ту преда́ти, И́же от Бо́га Сло́ва, и Изба́вителя душ на́ших. (Два́жды).

Да распне́тся, вопия́ху Твои́х дарова́ний при́сно наслажда́ющийся, и злоде́я вме́сто благоде́теля проша́ху прия́ти пра́ведников уби́йцы; молча́л же еси́, Христе́, терпя́ их суро́вство, пострада́ти хотя́ и спасти́ нас, я́ко Человеколю́бец. (Два́жды).

Сла́ва: Я́ко не и́мамы дерзнове́ния, за премно́гия грехи́ на́ша, ты И́же от Тебе́ ро́ждшагося, моли́, Богоро́дице Де́во: мно́го бо мо́жет моле́ние Ма́тернее ко благосе́рдию Влады́ки. Не пре́зри гре́шных мольбы́, Всечи́стая, я́ко ми́лостив есть, и спасти́ моги́й, и́же и страда́ти о нас изво́ливый.

И ны́не: Я́ко не и́мамы дерзнове́ния:

Антифо́н 9, глас 3:

Поста́виша три́десять сре́бреников, це́ну Цене́ннаго, Его́же оцени́ша от сыно́в Изра́илевых. Бди́те и моли́теся, да не вни́дете во искуше́ние, дух у́бо бодр, плоть же немощна́, сего́ ра́ди бди́те. (Два́жды).

Да́ша в снедь Мою́ желчь, и в жа́жду Мою́ напои́ша Мя о́цта, Ты же, Го́споди, Возста́ви Мя, и воздам им. (Два́жды).

Сла́ва: И́же от язы́к, пое́м Тя, Богоро́дице Чи́стая, я́ко Христа́ Бо́га на́шего родила́ еси́, от кля́твы челове́ки Тобо́ю свобо́ждшаго.

И ны́не: И́же от язык:

Та́же ектения́ ма́лая: Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Я́ко Ты еси́ Бог наш:

Лик: Ами́нь.

Та́же седа́лен пое́тся от канона́рха, глас 8:

О ка́ко Иу́да иногда́ Твой учени́к, преда́тельству поуча́шеся на Тя, свечеря́ льсти́вно, наве́тник и непра́ведник, шед рече́ свяще́нником: что́ ми подае́те, и преда́м вам о́наго, зако́н разори́вшаго и оскверни́вшаго суббо́ту? Долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Сла́ва, и ны́не: О ка́ко Иу́да иногда Твой учени́к:

Посе́м диа́кон возглаша́ет:

И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 59).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 4-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, ведо́ша Иису́са от Каиа́фы в прето́р: бе же у́тро: и ти́и не внидо́ша в прето́р, да не оскверня́тся, но да ядя́т па́сху. Изы́де же Пи́лат к ним вон, и рече́: кую речь прино́сите на челове́ка Сего́? Отвеща́ша и ре́ша ему́: а́ще не бы был Сей злоде́й, не бы́хом пре́дали Его́ тебе́. Рече́ же им Пила́т: поими́те Его́ вы, и по зако́ну ва́шему суди́те Ему́. Ре́ша же ему́ иуде́е: нам недосто́ит уби́ти никого́же. Да сло́во Иису́сово сбу́дется, е́же рече́, назнамену́я ко́ею сме́ртию хотя́ше умре́ти. Вни́де же па́ки Пила́т в прето́р, и гласи́ Иису́са, и рече́ Ему́: Ты ли еси́ Царь иуде́йск? Отвеща́ ему́ Иису́с: о себе́ ли ты сие́ глаго́леши, или́ ини́и тебе́ реко́ша о Мне? Отвеща́ Пила́т: Еда́ аз жидови́н есмь? Род Твой и архиере́е преда́ша Тя мне, что́ еси́ сотвори́л? Отвеща́ Иису́с: Ца́рство Мое́ несть от ми́ра сего́. А́ще от ми́ра сего́ бы́ло бы Ца́рство Мое́, слуги́ Мои́ у́бо подвиза́лися бы́ша, да не пре́дан бых был иуде́ом: ны́не же Ца́рство Мое́ несть отсю́ду. Рече́ же Ему́ Пила́т: у́бо царь ли еси́ Ты? Отвеща́ Иису́с: ты глаго́леши, я́ко Царь есмь Аз. Аз на сие́ роди́хся, и на сие́ приидо́х в мир, да свиде́тельствую и́стину, и всяк, и́же есть от и́стины, послу́шает гла́са Моего́. Глаго́ла Ему́ Пила́т: что́ есть и́стина? И сие́ рек, па́ки изы́де ко иуде́ом, и глаго́ла им: аз ни еди́ныя вины́ обрета́ю в Нем. Есть же обы́чай вам, да еди́наго вам отпущу́ напасху: хо́щете ли у́бо, да отпущу́ вам Царя́ Иуде́йска? Возопи́ша же па́ки вси, глаго́люще: не Сего́, но Вара́вву: бе же Вара́вва разбо́йник. Тогда́ у́бо Пила́т поя́т Иису́са, и би Его́. И во́ини спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша Ему́ на главу́, и в ри́зу багря́ну облеко́ша Его́, и глаго́лаху: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И бия́ху Его́ по лани́тома. Изы́де же па́ки вон Пила́т, и глаго́ла им: се извожу́ Его́ вам вон, да разуме́ете, я́ко в Нем ни еди́ныя вины́ обрета́ю. Изы́де же вон Иису́с, нося́ терно́вен вене́ц и багря́ну ри́зу. И глаго́ла им: Се́ Челове́к. Егда́ же ви́деша Его́ архиере́е и слуги́, возопи́ша глаго́люще: распни́, распни́ Его́. Глаго́ла им Пила́т: поими́те Его́ вы, и распни́те, аз бо не обрета́ю в Нем вины́. Отвеща́ша ему́ иуде́е: мы зако́н и́мамы, и по зако́ну на́шему до́лжен есть умре́ти, я́ко Себе́ Сы́на Бо́жия сотвори́. Егда́ же слы́ша Пила́т сие́ сло́во, па́че убоя́ся. И вни́де в прето́р па́ки, и глаго́ла Иису́сови: отку́ду еси́ Ты? Иису́с же отве́та не даде́ ему́. Глаго́ла же Ему́ Пила́т: мне ли не глаго́леши? Не ве́си ли, я́ко власть и́мам распя́ти Тя, и власть и́мам пусти́ти Тя? Отвеща́ Иису́с: не и́маши вла́сти ни еди́ныя на Мне, а́ще не бы ти дано́ свы́ше: сего́ ра́ди преда́вый Мя тебе́ бо́лий грех и́мать. От сего́ иска́ше Пила́т пусти́ти Его́. Иуде́е же вопия́ху, глаго́люще: а́ще сего́ пу́стиши, не́си друг ке́сарев. Всяк, и́же царя́ себе́ творя́й, проти́вится ке́сарю. Пила́т же, слы́шав сие́ сло́во, изведе́ вон Иису́са, и се́де на суди́щи, на ме́сте глаго́лемем Лифострото́н, евре́йски же Гавва́фа. Бе же пято́к Па́сце, час же я́ко шесты́й: и глаго́ла иуде́ом: Се Царь ваш. Они́ же вопия́ху: возми́, возми́, распни́ Его́. Глаго́ла им Пила́т: Царя́ ли ва́шего распну́! Отвеща́ша архиере́е: не и́мамы царя́, то́кмо ке́саря. Тогда́ же предаде́ Его́ им, да распне́тся.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же пое́м антифо́н 10, глас 6:

Одея́йся све́том я́ко ри́зою, наг на суде́ стоя́ше, и в лани́ту ударе́ние прия́т от рук, и́хже созда́: беззако́ннии же лю́дие на Кресте́ пригвозди́ша Го́спода сла́вы: тогда́ заве́са церко́вная раздра́ся, со́лнце поме́рче, не терпя́ зре́ти Бо́га досажда́ема, Его́же трепе́щут вся́ческая: Тому́ поклони́мся. (Два́жды).

Учени́к отве́ржеся, разбо́йник возопи́: помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м. (Два́жды).

Сла́ва: Умири́ мир, от Де́вы изво́ливый, Го́споди, плоть носи́ти за рабы́, да согла́сно Тебе́ славосло́вим, Человеколю́бче.

И ны́не: Умири́ мир:

Антифо́н 11, глас 6:

За блага́я, я́же сотвори́л еси́, Христе́, ро́ду евре́йскому, распя́ти Тя осуди́ша, о́цта и же́лчи напои́вше Тя. Но даждь им, Го́споди, по дело́м их, я́ко не разуме́ша Твоего́ снизхожде́ния. (Два́жды).

О преда́тельстве недово́льни бы́ша, Христе́, ро́ди евре́йстии, но покива́ху глава́ми свои́ми, хулу́ и руга́ние принося́ще. Но даждь им, Го́споди, по дело́м их, я́ко не разуме́ша Твоего́ смотре́ния. (Два́жды).

Ниже́ земля́ я́ко потрясе́ся, ниже́ ка́мение я́ко разсе́деся, евре́ев увеща́ша: ниже́ церко́вная заве́са, ниже́ ме́ртвых воскресе́ние. Но даждь им, Го́споди, по дело́м их, я́ко тще́тным на Тя поучи́шася. (Два́жды).

Сла́ва: Бога от Тебе́ воплоще́ннаго позна́хом, Богоро́дице Де́во, Еди́на Чи́стая, Еди́на Благослове́нная: тем непреста́нно Тя воспева́юще велича́ем.

И ны́не: Бо́га от Тебе́ воплоще́ннаго.

Антифо́н 12, глас 8:

Сия́ глаго́лет Госпо́дь иуде́ом: лю́дие Мой, что́ сотвори́х вам? Или́ чим вам стужи́х? Слепцы́ ва́ша просвети́х, прокаже́нныя очи́стих, му́жа су́ща на одре́ возста́ви́х. Лю́дие Мои́, что́ сотвори́х вам? И что́ Ми возда́сте? За ма́нну, желчь: за во́ду, о́цет: за е́же люби́ти Мя, ко Кресту́ Мя пригвозди́сте. Ктому́ не терплю́ про́чее, призову́ Моя́ язы́ки, и ти́и Мя просла́вят со Отце́м и Ду́хом, и Аз им да́рую Живо́т Ве́чный. (Два́жды).

Днесь церко́вная заве́са, на обличе́ние беззако́нных раздира́ется, и со́лнце лучи́ своя́ скрывает Влады́ку зря распина́ема. (Два́жды).

Законополо́жницы Изра́илевы, иуде́е и фарисе́е, лик апо́стольский вопие́т к вам: се Храм, Его́же вы разори́сте: се А́гнец, Его́же вы распя́сте, и гро́бу преда́сте, но вла́стию Свое́ю воскре́се. Не льсти́теся, иуде́е: Той бо есть, И́же в мо́ри спа́сый, и в пусты́ни пита́вый: Той есть Живо́т, и Свет, и Мир ми́рови. (Два́жды).

Сла́ва: Ра́дуйся, врата́ Царя́ Сла́вы, я́же Вы́шний Еди́н про́йде, и па́ки запечатле́нна оста́ви, во спасе́ние душ на́ших.

И ны́не: Ра́дуйся, врата́:

Та́же глаго́лется ектениа́ ма́лая: Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Бу́ди держа́ва Ца́рствия Твоего́ благослове́на, и препросла́влена. Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь.

Посе́м пое́тся от канона́рха седа́лен, глас 8:

Егда́ предста́л еси́ Каиа́фе, Бо́же, и преда́лся еси́ Пила́ту, Судие́, Небе́сныя Си́лы от стра́ха поколеба́шася. Егда́ же возне́слся еси́ на дре́во, посреде́ двою́ разбо́йнику вмени́лся еси́ с беззако́нными, Безгре́шне, за е́же спасти́ челове́ка: незлоби́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Сла́ва, и ны́не: Егда́ предстал еси́:

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 111).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 5-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, ви́дев Иу́да преда́вый Иису́са, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся возврати́ три́десять сре́бреники архиере́ем и ста́рцем, глаго́ля: согреши́х, преда́в кровь непови́нную. Они́ же ре́ша: что́ есть нам? Ты у́зриши. И пове́рг сре́бреники в це́ркви, отыде, и шед удави́ся. Архиере́е же прие́мше сре́бреники, ре́ша: недосто́йно есть вложи́ти их в корва́ну: поне́же цена́ кро́ве есть. Сове́т же сотво́рше купи́ша и́ми село́ скуде́льниче, в погреба́ние стра́нным. Те́мже нарече́ся село́ то, Село́ Кро́ве, до сего́ дне. Тогда́ сбы́стся рече́нное Иереми́ем проро́ком глаго́лющим: и прия́ша три́десять сре́бреник це́ну Цене́ннаго, Его́же цени́ша от сыно́в Изра́илев: И да́ша я́ на селе́ скуде́льничи, я́коже сказа́ мне Госпо́дь. Иису́с же ста пред иге́моном, и вопроси́ Его́ иге́мон, глаго́ля: Ты ли еси́ Царь Иуде́йский? Иису́с же рече́ ему́: ты глаго́леши. И егда́ Нань глаго́лаху архиере́е и ста́рцы, ничесо́же отвещава́ше. Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́т: не слы́шиши ли, коли́ко на Тя свиде́тельствуют? И не отвеща́ ему́ ни к еди́ному глаго́лу: я́ко диви́тися иге́мону зело́. На всяк же пра́здник обы́чай бе иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зня, его́же хотя́ху. И́мяху же тогда́ свя́зана наро́чита, глаго́лемаго Вара́вву. Со́бранным же им, рече́ им Пила́т: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам, Вара́вву ли, и́ли Иису́са, глаго́лемаго Христа́? Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́. Седя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ к Нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебе́, и Пра́веднику Тому́: мно́го бо пострада́х днесь во сне Его́ ра́ди. Архиере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сят Вара́вву, Иису́са же погубя́т. Отвеща́в же иге́мон рече́ им: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Они́ же ре́ша: Вара́вву. Глаго́ла им Пила́т: что́ у́бо сотворю́ Иису́су, глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси: да распят бу́дет. Иге́мон же рече́: кое у́бо зло сотвори́, они́ же и́злиха вопия́ху, глаго́люще: да про́пят бу́дет. Ви́дев же Пила́т, я́ко ничто́же успева́ет, но па́че молва́ быва́ет, прие́м во́ду, умы́ ру́це пред наро́дом, глаго́ля: непови́нен есмь от кро́ве пра́веднаго Сего́, вы у́зрите. И отвеща́вше вси лю́дие ре́ша: кровь Его́ на нас и на ча́дех на́ших. Тогда́ отпусти́ им Вара́вву: Иису́са же бив, предаде́ им, да Его́ про́пнут. Тогда́ во́ини иге́моновы прие́мше Иису́са на суди́ще, собра́ша Нань все мно́жество во́ин. И совле́кше Его́, оде́яша Его́ хлами́дою червле́ною. И спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша на главу́ Его́, и трость в десни́цу Его́: и покло́ншеся на коле́ну пред Ним, руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И плю́нувше Нань, прия́ша трость, и бия́ху по главе́ Его́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ багряни́цу, и облеко́ша Его́ в ри́зы Его́: и ведо́ша Его́ на пропя́тие. Исходя́ще же обрето́ша челове́ка кирине́йска, и́менем Си́мона: и сему заде́ша понести́ Крест Его́.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же пое́м антифо́н 13, глас 6:

Собра́ние иуде́йское у Пила́та испроси́ша распя́ти Тя, Го́споди: вины́ бо в Тебе́ не обре́тше, пови́ннаго Вара́вву свободи́ша, и Тебе́ пра́веднаго осуди́ша, скве́рнаго уби́йства грех насле́довавше. Но даждь им, Го́споди, воздая́ние их, я́ко тще́тным на Тя поучи́шася. (Два́жды).

Его́же вся ужаса́ются и трепе́щут, и всяк язы́к пое́т Христа́, Бо́жию си́лу и Бо́жию Прему́дрость, свяще́нницы за лани́ту уда́риша, и да́ша Ему́ желчь. И вся пострада́ти изво́ли, спасти́ ны хотя́ от беззако́ний на́ших Свое́ю Кро́вию, я́ко Человеколю́бец. (Два́жды).

Сла́ва: Богоро́дице, ро́ждшая Сло́вом па́че сло́ва, Созда́теля Своего́, Того́ моли́ спасти́ ду́шы на́ша.

И ны́не: Богоро́дице, ро́ждшая Сло́вом:

Антифо́н 14, глас 8:

Го́споди, и́же разбо́йника спу́тника прие́мый, в кро́ви ру́це оскверни́вшаго: и нас с ним причти́, я́ко Благ и Человеколю́бец. (Два́жды).

Мал глас испусти́ разбо́йник на кресте́, ве́лию ве́ру обре́те, во еди́ном мгнове́нии спасе́ся, и пе́рвый ра́йская врата́ отве́рз вни́де: и́же того́ покая́ние восприе́мый, Го́споди, сла́ва Тебе́. (Два́жды).

Сла́ва: Ра́дуйся, А́нгелом ра́дость ми́ра прие́мшая. Ра́дуйся, ро́ждшая Творца́ Твоего́ и Го́спода, ра́дуйся, сподо́бльшаяся бы́тия Ма́ти Бо́жия.

И ны́не: Ра́дуйся, А́нгелом ра́дость:

Антифо́н 15, глас 6:

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Адама: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние. (Два́жды).

Не я́ко иуде́е празднуем, и́бо па́сха на́ша за ны пожре́ся Христо́с: но очи́стим са́ми себе́ от вся́кия скве́рны и чи́сте помо́лимся Ему́: воскресни́, Го́споди, спаси́ нас, я́ко Человеколю́бец. (Два́жды).

Крест Твой, Го́споди, жизнь и заступле́ние лю́дем Твои́м есть, и нань наде́ющеся, Тебе́, распя́таго Бо́га на́шего, пое́м, поми́луй нас. (Два́жды).

Сла́ва: Ви́дящи Тя ви́сима, Христе́, Тебе́ ро́ждшая, вопия́ше: что́ стра́нное е́же ви́жду та́инство, Сы́не Мой? Ка́ко на дре́ве умира́еши пло́тию водруже́н, жи́зни Пода́телю?

И ны́не: Ви́дящи Тя ви́сима:

Та́же глаго́лется ектениа́ ма́лая:

Па́ки и па́ки: и возгла́с свяще́нника: Я́ко Благослови́ся Всесвято́е и́мя Твое́, и просла́вися Ца́рство Твое́, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха ны́не, и при́сно, и во ве́ки ве́ков.

Лик: Ами́нь.

Посе́м пое́тся от канона́рха Седа́лен, глас 4:

Искупи́л ны еси́ от кля́твы зако́нныя Честно́ю Твое́ю Кро́вию, на Кресте́ пригвозди́вся, и копие́м пробо́дся, безсме́ртие источи́л еси́ челове́ком, Спа́се наш, сла́ва Тебе́.

Сла́ва, и ны́не: Искупи́л ны еси́ от кля́твы:

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гласно: От Марка Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 67).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 6-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, во́ини ведо́ша Иису́са внутрь двора́, е́же есть прето́р, и созва́ша всю спи́ру. И облеко́ша Его́ в препря́ду, и возложи́ша на Него́ спле́тше терно́в вене́ц. И нача́ша целова́ти Его́ (и глаго́лати): ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И бия́ху Его́ по главе́ тро́стию, и плюва́ху на Него́: и прегиба́юще коле́на покланя́хуся Ему́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ препря́ду, и облеко́ша Его́ в ри́зы Своя́: и изведо́ша Его́, да про́пнут Его́. И заде́ша мимоходя́щу не́коему Си́мону Кирине́ю (гряду́щу с села́, отцу́ Алекса́ндрову и Ру́фову), да во́змет Крест Его́. И приведо́ша Его́ на Голго́фу ме́сто, е́же есть сказаемо, ло́бное ме́сто. И дая́ху Ему́ пи́ти есмирнисме́но вино́. Он же не прия́т. И распе́ншии Его́ раздели́ша ри́зы Его́, мета́юще жре́бий о них, кто что во́змет. Бе же час тре́тий, и распя́ша Его́. И бе написа́ние вины́ Его́ напи́сано: Царь Иуде́йск. И с Ним распя́ша два разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю Его́. И сбы́стся Писа́ние, е́же глаго́лет: и со беззако́нными вмени́ся. И мимоходя́щии хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми свои́ми, и глаго́люще: уа́, разоря́яй це́рковь, и тре́ми де́ньми созида́яй: спаси́ся Сам, и сни́ди с Креста́. Та́коже и архиере́е, руга́ющеся друг ко дру́гу с кни́жники, глаго́лаху: и́ны спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? Христо́с Царь Изра́илев да сни́дет ны́не с Креста́, да ви́дим, и ве́ру и́мем Ему́.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же пое́м блаже́нны, глас 4:

Во Ца́рствии Твое́м помяни́ нас, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Блаже́ни ни́щии ду́хом, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Блаже́ни пла́чущий, я́ко ти́и уте́шатся.

Блаже́ни кро́тцыи, я́ко ти́и насле́дят зе́млю.

Блаже́ни а́лчущии и жа́ждущии пра́вды, я́ко ти́и насы́тятся.

Дре́вом Ада́м рая́ бысть изселе́н, дре́вом же Кре́стным разбо́йник в рай всели́ся: ов у́бо вкушь, за́поведь отве́рже Сотво́ршаго, ов же сраспина́ем, Бо́га Тя испове́да тая́щагося. Помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

Блаже́ни ми́лостивии, я́ко ти́и поми́ловани бу́дут.

Зако́ну Творца́ от ученика́ купи́ша беззако́ннии, и я́ко законопресту́пника, того́ Пила́тову суди́щу предста́виша, зову́ще: распни́, в пусты́ни сим маннода́вшаго. Мы же праве́днаго разбо́йника подража́вше, ве́рою зове́м: помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

Блаже́ни чи́стии се́рдцем, я́ко ти́и Бо́га у́зрят.

Богоуби́йц собо́р, иуде́йский язык беззако́нный к Пила́ту неи́стовне зовы́й, и глаго́лаше: распни́ Христа́ непови́ннаго, Вара́вву же па́че нам отпусти́. Мы же веща́им к Нему́ разбо́йника благоразу́мнаго глас: помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

Блаже́ни миротво́рцы, я́ко ти́и сы́нове Бо́жии нареку́тся.

Живоно́сная Твоя́ ре́бра, я́ко из Еде́ма исто́чник источа́ющая, Це́рковь Твою́, Христе́, я́ко слове́сный напая́ет рай, отсю́ду разделя́яся я́ко в нача́ла, в четы́ри Ева́нгелиа, мир напая́я, тварь веселя́, и язы́ки ве́рно науча́я покланя́тися Ца́рствию Твоему́.

Блаже́ни изгна́ни пра́вды ра́ди, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Распя́лся еси́ мене́ ра́ди, да мне источи́ши оставле́ние: прободе́н был еси́ в ре́бра, да ка́пли жи́зни источи́ши ми: гвоздьми́ пригвозди́лся еси́, да аз глубино́ю страсте́й Твои́х в высоте́ держа́вы Твоея́ уверя́емь, зову Ти: Живода́вче Христе́, сла́ва Кресту́, Спа́се, и стра́сти Твое́й.

Блаже́ни есте́, егда́ поно́сят вам, и изжену́т, и реку́т всяк зол глаго́л, на вы лжу́ще Мене́ ра́ди.

Распина́ему Тебе́, Христе́, вся тварь ви́дящи трепета́ше, основа́ния земли́ колеба́хуся, стра́хом держа́вы Твоея́, свети́ла скрыва́хуся, и церко́вная раздра́ся заве́са, го́ры вострепета́ша, и ка́мение разсе́деся, и разбо́йник ве́рный зове́т с на́ми, Спа́се, е́же: помяни́ во Ца́рствии Твое́м.

Ра́дуйтеся и весели́теся, я́ко мзда ва́ша мно́га на Небесе́х.

Рукописа́ние на́ше на Кресте́ растерза́л еси́, Го́споди, и вмени́вся в ме́ртвых, та́мошняго мучи́теля связа́л еси́, изба́вль всех от уз сме́ртных Воскресе́нием Твои́м, и́мже просвети́хомся, Человеколю́бче Го́споди, и вопие́м Тебе́: помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Отца́, и Сы́на, и Ду́ха Свята́го, вси единому́дренно ве́рнии славосло́вити досто́йно помо́лимся, еди́ницу Бо́жества, в трие́х Су́щую Ипоста́сех, Неслия́нну, Пребыва́ющу, Про́сту, Неразде́льну и Непристу́пну, Е́юже избавля́емся о́гненнаго муче́ния.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Ма́терь Твою́, Христе́, пло́тию безсе́менно ро́ждшую Тя, и Де́ву во́истинну, и по Рождестве́ пребы́вшую нетле́нну. Сию́ Тебе́ приво́дим в моли́тву, Влады́ко Многоми́лостиве, прегреше́ний проще́нию дарова́тися всегда́ зову́щым: помяни́ нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

Та́же, ектениа́ ма́лая: Па́ки и па́ки; и возгла́с священника: Я́ко Тя хвалят вся Силы Небе́сныя:

Лик: Ами́нь.

Та́же, диа́кон: Во́нмем. Прему́дрость. Проки́мен, глас четве́ртый: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́, и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Стих: Бо́же, Бо́же мой, вонми́ ми, вску́ю остави́л мя еси́?

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Та́же: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́.

Лик: И о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 113).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чте́т свяще́нник 7-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, прише́дше во́ини на ме́сто нарица́емое Голго́фа, е́же есть Кра́ниево ме́сто, да́ша Иису́су пи́ти о́цет с же́лчию сме́шен: и вкушь, не хотя́ше пи́ти. Распе́ншии же Его́, раздели́ша ри́зы Его́ ве́ргше жре́бия: И седя́ще стрежа́ху Его́ ту, И возложи́ши верху́ главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Сей есть Иису́с Царь иуде́йский. Тогда́ распя́ша с Ним два разбо́йника, еди́наго одесну́ю и еди́наго ошу́юю. Мимоходя́щии же хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми Свои́ми. И глаго́люще: разоря́яй це́рковь, и треми́ де́ньми созида́яй, спаси́ся Сам: а́ще Сын еси́ Бо́жий, сни́ди со Креста́. Та́кожде же и архиере́е, руга́ющеся с кни́жники и ста́рцы и фарисе́и, глаго́лаху: Ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? А́ще Царь Изра́илев есть, да сни́дет ны́не со Креста, и ве́руем в Него́. Упова́ на Бо́га: да изба́вит ны́не Его́, а́ще хо́щет Ему́: рече́ бо, я́ко Бо́жий есмь Сын. То́жде же и разбо́йника распя́тая с Ни́м поноша́ста Ему́. От шестаго же часа́ тьма бысть по всей земли́ до часа́ девя́таго. О девя́том же часе́ возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Или́, Или́, лима́ савахфани́? Еже есть Бо́же Мой, Бо́же Мой, вску́ю Мя еси́ оста́вил? Не́цыи же от ту стоя́щих слы́шавше, глаго́лаху: я́ко Или́ю глаша́ет Сей. И а́бие тек еди́н от них, и прие́м губу́, испо́лнив же о́цта, и вонзе́ на тро́сть, напая́ше его́. Про́чии же глаго́лаху: оста́ви, да ви́дим, а́ще прии́дет Илиа́ спасти́ Его́. Иису́с же, па́ки возопи́в гла́сом ве́лиим, испусти́ дух. И се заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е, с Вы́шняго кра́я до ни́жняго: и земля́ потрясе́ся, и ка́мение распаде́ся. И гро́би отверзо́шася, и мно́га телеса́ усо́пших святы́х воста́ша: И изше́дше из гроб по Воскресе́нии Его́, внидо́ша во Святы́й град, и яви́шася мно́зем. Со́тник же и и́же с ним стрегу́щии Иису́са, ви́девше трус и бы́вшая, убоя́шася зело́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жий Сын бе Сей.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же глаго́лет чтец псало́м 50.

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гласно: От Луки́ Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 111 ).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чте́т свяще́нник 8-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, ведя́ху со Иису́сом и и́на два злоде́я, с Ни́м уби́ти. И егда́ приидо́ша на ме́сто нарица́емое ло́бное, ту распя́ша Его́, и злоде́я, о́ваго у́бо одесну́ю, а друга́го ошу́юю. Иису́с же глаго́лаше: О́тче, отпусти́ им, не ве́дят бо, что́ творя́т. Разделя́юще же ри́зы Его́, мета́ху жре́бия. И стоя́ху лю́дие зря́ще. Руга́хуся же и кня́зи с ни́ми, глаго́люще: ины́я спасе́, да спасе́т и Себе́, а́ще Той есть Христо́с Бо́жий избра́нный. Руга́хуся же Ему́ и во́ини, приступа́юще, и о́цет приде́юще Ему́. И глаго́лаху: а́ще Ты еси́ Царь Иуде́йск, спаси́ся Сам. Бе же и написа́ние напи́сано над Ним писмены́ е́ллинскими, и ри́мскими, и евре́йскими: Сей есть Царь Иуде́йск. Еди́н же от обе́шеною злоде́ю хуля́ше Его́, глаго́ля: а́ще Ты еси́ Христо́с, спаси́ Себе и на́ю. Отвеща́в же други́й, преща́ше ему́, глаго́ля: ни ты ли бои́шися Бога, я́ко в то́мже осужде́н еси́? И мы у́бо в пра́вду, досто́йная бо по дело́м на́ю восприе́млева; Сей же ни еди́наго зла сотвори́. И глаго́лаше Иису́сови: помяни́ мя, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Си. И рече ему́ Иису́с: ами́нь глаго́лю тебе́, днесь со Мно́ю бу́деши в раи́. Бе же час я́ко шесты́й, и тьма бысть по всей земли́ до часа́ девя́таго. И поме́рче со́лнце и заве́са церко́вная раздра́ся посреде́. И возгла́шь гла́сом ве́лиим Иису́с, рече́: О́тче, в ру́це Твои́ предаю́ дух Мой: и сия́ рек и́здше. Ви́дев же со́тник бы́вшее, просла́ви Бо́га, глаго́ля: вои́стинну Челове́к Сей праведен бе. И вси прише́дшии наро́ди на позо́р сей, ви́дяще быва́ющая, бию́ще пе́рси своя́, возвраща́хуся. Стояху же вси зна́емии Его́ издале́ча, и жены спосле́дствовавшыя Ему́ от Галиле́и, зряще сих.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

И а́бие пое́м трипе́снец, творе́ние господи́на Космы́, глас 6, Ирмосы́ по два́жды, тропари́ на 12.

Песнь 5

Ирмо́с: К Тебе́ у́тренюю, милосе́рдия ра́ди Себе́ истощи́вшему непрело́жно, и до страсте́й безстра́стно прекло́ншемуся, Сло́ве Бо́жий, мир пода́ждь ми па́дшему, Человеколю́бче. (Два́жды).

Припе́в: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Умы́вше ноги, и предочи́стившеся Та́инства Причаще́нием Боже́ственнаго ны́не, Христе́, Твоего́, служи́телие от Сио́на на Елео́нскую го́ру вели́кую с Тобо́ю взыдо́ша, пою́ще Тя, Человеколю́бче. (6 раз).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Зри́те, рекл еси́, дру́зи, не бо́йтеся, ны́не бо прибли́жися час, я́ту Ми бы́ти, и убие́ну рука́ма беззако́нных: вси же расточите́ся, Мене́ оста́вивше, и́хже соберу́ пропове́дати Мя, Человеколю́бца. (4 раза).

Сла́ва: Зри́те, рекл еси́:

И ны́не: Зри́те, рекл еси́:

Та́же о́ба ли́ка вку́пе пою́т то́йжде ирмо́с: К Тебе́ у́тренюю:

Та́же, ектениа́ ма́лая: Па́ки и па́ки: и возгла́с: Ты бо еси́ Царь ми́ра:

Лик: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распя́таго, прииди́те вси, воспои́м: Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие те́рпиши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

И́кос: Своего́ А́гнца А́гница зря́щи к заколе́нию влеко́ма, после́доваше Мари́а просте́ртыми власы́ со ине́ми жена́ми, сия́ вопию́щи: ка́мо и́деши, Чадо; чесо́ ра́ди ско́рое тече́ние соверша́еши? Еда́ други́й брак па́ки есть в Кане Галиле́йстей, и тамо ны́не тщи́шися, да от воды́ им вино́ сотвори́ши? Иду ли с Тобо́ю, Ча́до, или́ па́че пожду́ Тебе́? Даждь Ми сло́во, Сло́ве, не мо́лча мимоиди́ Мене, чи́сту соблюды́й Мя: Ты бо еси́ Сын и Бог Мой.

Песнь 8

Ирмо́с: Столп зло́бы богопроти́вныя Боже́ственнии о́троцы обличи́ша: на Христа́ же шата́ющееся беззако́нных собо́рище сове́тует тще́тная, уби́ти поуча́ется, живо́т Держащаго дланию: Его́же вся тварь благослови́т, сла́вящи во ве́ки. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

От ве́ждей ученико́м ны́не сон, рекл еси́, Христе́, отряси́те, в моли́тве же бди́те, да не в напа́сть вни́дете, и наипа́че, Си́моне: крепча́йшему бо бо́лий иску́с. Разуме́й Мя, Пе́тре: Его́же вся тварь благослови́т, сла́вящи во ве́ки. (Три́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Скве́рна сло́ва усте́н, никогда́же изреку́ Тебе́, Влады́ко, с Тобо́ю умру́ я́ко благоразу́мен, а́ще и вси отве́ргутся, возопи́ Петр: ни плоть, ниже́ кровь, но Оте́ц Твой откры́ ми Тя: Его́же вся тварь благослови́т, сла́вящи во ве́ки. (Т ри́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Глубину прему́дрости Боже́ственныя и ра́зума, не всю испыта́л еси́, бе́здну же мои́х суде́б не пости́гл еси́, челове́че, Го́сподь рече́: плоть у́бо сый не хвали́ся, три́жды бо отве́ржешися Мене́: Его́же вся тварь благослови́т сла́вящи во ве́ки. (Три́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Отрица́ешися, Си́моне Петре, е́же сотвори́ши ско́ро, я́коже рече́ся, и к тебе́ отрокови́ца еди́на прише́дши устраши́т тя, Госпо́дь рече́: го́рце прослези́в, обря́щеши Мя оба́че ми́лостива: Его́же вся тварь благослови́т, сла́вящи во ве́ки.

Благослови́м Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода.

Отрица́ешися, Си́моне Пе́тре, е́же:

И ны́не: Отрица́ешися, Си́моне Пе́тре, е́же:

Последи́ же о́ба ли́ка вку́пе: Хва́лим, благослови́м, покланя́емся Го́сподеви, по́бюще и превознося́ще во вся ве́ки.

Ирмо́с: Столп зло́бы богопроти́вныя:

По 8-й песни Честне́йшую: не пое́м.

Песнь 9

Ирмо́с: Честне́йшую Херувим, и сла́внейшую без сравне́ния Серафи́м, без истле́ния Бо́га Сло́ва ро́ждшую, су́щую Богоро́дицу Тя велича́ем. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Па́губное собо́рище богоме́рзких, лука́внующих богоуби́йц со́нмище, предста́, Христе́, Тебе́, и я́ко непра́ведника влеча́ше, Зижди́теля всех, Его́же велича́ем. (Три́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Зако́на не разуме́юще нечести́вии, гла́сом проро́ческим поуча́ющеся вотще́, я́ко овча́ влеча́ху Тя, всех Влады́ку, непра́ведно закла́ти: Его́же велича́ем. (Три́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Язы́ком изда́нную жизнь, с кни́жники уби́ти свяще́нницы преда́ху, уя́звлени самозави́стною зло́бою, естество́м Животодавца, Его́же велича́ем. (Три́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обыдо́ша я́ко пси мно́зи, и уда́риша, Царю́, лани́ту Твою́ зауше́нием: вопроша́ху Тя, Тебе́ же ло́жна свиде́тельствоваху. И вся претерпе́в, всех спасл еси́.

Сла́ва: Обыдо́ша я́ко пси мно́зи, и уда́риша:

И ны́не: Обыдо́ша я́ко пси мно́зи, и уда́риша:

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка вку́пе: Честне́йшую Херуви́м:

Посе́м канона́рх, стоя́ посреде́ це́ркви, пое́т свети́лен:

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ Дре́вом Кре́стным просвети́, и спаси́ мя.

Сла́ва: Разбо́йника благоразу́мнаго:

И ны́не: Разбо́йника благоразу́мнаго:

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 61).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 9-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, стояху при Кресте́ Иису́сове Ма́ти Его́, и сестра́ Ма́тере Его́, Мари́а Клео́пова, и Мари́а Магдали́на. Иису́с же ви́дев Ма́терь, и ученика́ стоя́ща, его́же любля́ше, глаго́ла Ма́тери Свое́й: Же́но, се сын Твой. Пото́м же глаго́ла ученику́: Се Ма́ти Твоя́, и от того́ часа́ поя́т Ю́ учени́к во своя́си. Посе́м ве́дый Иису́с, я́ко вся уже́ соверши́шася, да сбу́дется Писа́ние, глаго́ла: жа́жду. Сосу́д же стоя́ше полн о́цта: они́ же испо́лнивше губу́ о́цта, и на трость во́нзше, приде́ша ко усто́м Его́. Егда́ же прия́т о́цет Иису́с, рече́: соверши́шася. И прекло́нь главу́ предаде́ дух. Иуде́е же, поне́же пято́к бе, да не оста́нут на Кресте́ телеса́ в суббо́ту; бе бо вели́к день тоя́ суббо́ты, моли́ша Пила́та, да пребию́т го́лени их, и во́змут. Приидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому с Ним. На Иису́са же прише́дше, я́ко ви́деша Его́ уже уме́рша, не преби́ша Ему́ го́лений: но еди́н от во́ин копие́м ре́бра Ему́ прободе́, и а́бие изы́де кровь и вода́. И ви́девый свиде́тельствова, и и́стинно есть свиде́тельство его́: и той весть, я́ко и́стину глаго́лет, да вы ве́ру и́мете. Бы́ша бо сия́, да сбу́дется Писа́ние: кость не сокруши́тся от Него́. И па́ки друго́е Писа́ние глаго́лет: воззрят Нань, Его́же прободо́ша.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же чтец глаго́лет обы́чная хвали́тныя псалмы́.

И а́бие пое́м стихи́ры самогла́сны во глас 3.

Стих: Хвали́те Его́ на си́лах Его́, хвали́те Его́ по мно́жеству вели́чествия Его́.

Два и лука́вная сотвори́, перворо́жденный Сын Мой Изра́иль: Мене́ оста́ви Исто́чника воды живо́тныя, и ископа́ себе́ кладене́ц сокруше́нный: Мене́ на дре́ве распя́т, Вара́вву же испроси́ и отпусти́. Ужасе́ся не́бо о сем, и со́лнце лучи́ скры. Ты же Изра́илю не усрами́лся еси́, но сме́рти Мя пре́дал еси́: оста́ви им, О́тче Святы́й, не ве́дят бо, что сотвори́ша.

Стих: Хвали́те Его́ во гласе трубнем, хвали́те Его́ во псалти́ри и гу́слех.

Два и лука́вная сотвори́:

Стих: Хвали́те Его́ в тимпа́не и ли́це, хвали́те Его́ во стру́нах и орга́не.

Ки́йждо уд Святы́я Твоея́ пло́ти, безче́стие нас ра́ди претерпе́: те́рние, глава́: лице́, оплева́ния: че́люсти, зауше́ния: уста́, во о́цте растворе́нную желчь вку́сом: ушеса́, хуле́ния злочести́вая: плещы́, бие́ния: и рука́, трость: всего́ телесе́, протяже́ния на Кресте́: чле́нове, гво́здия: и ре́бра, копие́. Пострада́вый за ны, и от страсте́й свободи́вый нас, снизше́дый к нам Человеколю́бием, и вознесы́й нас, Всеси́льне Спа́се, поми́луй нас.

Стих: Хвали́те Его́ в кимва́лех доброгла́сных, хвали́те Его́ в кимва́лех восклица́ния, вся́кое дыха́ние да хва́лит Го́спода.

Распе́ншуся Ти, Христе́, вся тварь ви́дящии трепета́ше, основа́ния земли́ позыба́шася стра́хом держа́вы Твоея́: Тебе́ бо возне́сшеся днесь, род евре́йский поги́бе, церко́вная заве́са раздра́ся на дво́е, и ме́ртвии от гробо́в воскресо́ша. Со́тник, ви́дев чу́до, ужасе́ся. Предстоя́щи же Ма́ти Твоя́ вопия́ше, рыда́ющи Ма́терски: ка́ко не возрыда́ю и утро́бы Мое́й не бию́, зря́щи Тя на́га я́ко осужде́на, на дре́ве ви́сяща? Распны́йся и погребы́йся, и воскресы́й из ме́ртвых, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Глас 6: Совлеко́ша с Мене́ ри́зы Мои́, и облеко́ша Мя в ри́зу червле́ну, возложи́ша на главу́ Мою́ вене́ц от те́рний, и в десну́ю Мою́ руку́ вда́ша трость, да сокрушу́ их я́ко сосу́ды скуде́льничи.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Глас то́йже: Плещи́ Моя́ дах на ра́ны, лица́ же Моего́ не отврати́х от заплева́ний, суди́щу Пила́тову предста́х, и Крест претерпе́х за спасе́ние ми́ра.

Посе́м возглаша́ет диа́кон: И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гласно: От Ма́рка Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 69).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 10-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, прии́де Ио́сиф, и́же от Аримафе́а, благообра́зен сове́тник, и́же и той бе ча́я Ца́рствия Бо́жия, дерзну́в вни́де к Пила́ту, и проси́ Те́ло Иису́сово. Пила́т же диви́ся, а́ще уже́ у́мре: и призва́в со́тника, вопроси́ Его́: а́ще уже у́мре? И уве́дев от сотника, даде́ те́ло Ио́сифови. И купи́в плащани́цу, и снем Его́ обви́т плащани́цею, и положи́ Его́ во гроб, и́же бе изсе́чен от ка́мене: и привали́ ка́мень над две́ри гро́ба. Мари́а же Магдали́на, и Мари́а Иоси́ева зря́сте, где Его́ полага́ху.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же глаго́лет чтец:

Сла́ва Тебе́, показа́вшему нам свет.

Сла́ва в вы́шних Бо́гу и на земли́ мир, в челове́цех благоволе́ние. Хва́лим Тя, благослови́м Тя, кланя́ем Ти ся, славосло́вим Тя, благодари́м Тя, вели́кия ра́ди сла́вы Твоея́. Го́споди, Царю́ Небе́сный, Бо́же, О́тче Вседержи́телю, Го́споди, Сы́не Единоро́дный, Иису́се Христе́ и Святы́й Ду́ше! Го́споди Бо́же, А́гнче Бо́жий, Сы́не Оте́чь, взе́мляй грех ми́ра, поми́луй нас; взе́мляй грехи́ ми́ра, приими́ моли́тву на́шу. Седя́й одесну́ю Отца́, поми́луй нас. Я́ко Ты еси́ Еди́н Свят, Ты еси́ Еди́н Госпо́дь, Иису́с Христо́с, в сла́ву Бо́га Отца́. Ами́нь. На всяк день благословлю́ Тя и восхвалю́ И́мя Твое́ во ве́ки, и в век ве́ка. Го́споди, Прибе́жище был еси́ нам в род и род. Аз рех: Го́споди, поми́луй мя, исцели́ ду́шу мою́, я́ко согреши́х Тебе́. Го́споди, к Тебе́ прибего́х, научи́ мя твори́ти во́лю Твою́, я́ко Ты еси́ Бог мой, я́ко у Тебе́ Исто́чник живота́, во Свете Твое́м узрим свет. Пробави ми́лость Твою́ ве́дущим Тя.

Сподо́би, Го́споди, в день сей без греха́ сохрани́тися нам. Благослове́н еси́, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших, и хва́льно, и просла́влено И́мя Твое́ во ве́ки. Ами́нь. Бу́ди, Го́споди, ми́лость Твоя́ на нас, я́коже упова́хом на Тя. Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м. Благослове́н еси́, Влады́ко, вразуми́ мя оправда́нием Твои́м. Благослове́н еси́, Святы́й, просвети́ мя оправда́нии Твои́ми. Го́споди, ми́лость Твоя́ во век, дел руку́ Твое́ю не пре́зри. Тебе́ подоба́ет хвала, Тебе́ подоба́ет пе́ние, Тебе́ сла́ва подоба́ет, Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Посе́м ектениа́: Испо́лним у́треннюю моли́тву на́шу, Го́сподеви.

По оконча́нии ектении́ возглаша́ет диа́кон:

И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гла́сно: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 62).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 11-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во вре́мя о́но, моли́ Пила́та Ио́сиф, и́же от Аримафе́а, сый учени́к Иису́сов, потае́н же стра́ха ра́ди иуде́йска, да во́змет Те́ло Иису́сово: и повеле́ Пила́т. Прии́де же и взят Те́ло Иису́сово. Прии́де же и Никоди́м, прише́дый ко Иису́сови но́щию пре́жде, нося́ смеше́ние сми́рнено и алби́но, я́ко литр сто. Прия́ста же Те́ло Иису́сово, и обви́ста Е́ ри́зами со арома́ты, я́коже обы́чай есть иуде́ом погреба́ти. Бе же на ме́сте, иде́же распя́тся, верт, и в ве́рте гроб нов, в не́мже николи́же никто́же положе́н бе. Ту у́бо пятка́ ра́ди иуде́йска, я́ко близ бя́ше гроб, положи́ста Иису́са.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Иерей соверша́ет кажде́ние всего́ храма.

И а́бие пое́м стихи́ры самогла́сны.

Глас 1: Вся тварь изменя́шеся стра́хом, зря́щи Тя на Кресте́ ви́сима, Христе́: со́лнце омрача́шеся, и земли́ основа́ния сотряса́хуся: вся сострада́ху Созда́вшему вся. Во́лею нас ра́ди претерпе́вый, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Глас 2. Стих: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́, и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Лю́дие злочести́вии и беззако́ннии, вску́ю, поуча́ются тще́тным? Вску́ю Живота́ всех на смерть осуди́ша? Ве́лие чудо, я́ко Создатель ми́ра в ру́ки беззако́нных предае́тся, и на дре́во возвыша́ется Человеколю́бец: да я́же во аде ю́зники свободи́т, зову́щыя: Долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Да́ша в снедь Мою́ желчь, и в жа́жду Мою́ напои́ша Мя о́цта.

Днесь зря́щи Тя, Непоро́чная Де́ва, на Кресте́, Сло́ве, возвышаема, рыда́ющи Ма́тернею утро́бою, уязвля́шеся се́рдцем го́рце, и стеня́щи боле́зненно из глубины́ души́, лице́ со власы́ терза́ющи, те́мже и пе́рси бию́щи взыва́ше жа́лостно: увы́ Мне, Боже́ственное Чадо! Увы́ Мне, Све́те ми́ра! Что́ заше́л еси́ от о́чию Мое́ю, А́гнче Бо́жий? Те́мже во́инства Безпло́тных тре́петом содержи́ми бяху, глаго́люще: непостижи́ме Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Бог же Царь наш пре́жде ве́ка соде́ла спасе́ние посреде́ земли́.

На дре́ве ви́дящи ви́сима, Христе́, Тебе́, всех Зижди́теля и Бо́га, безсе́менно ро́ждшая Тя, вопия́ше го́рько: Сы́не Мой, где добро́та за́йде зра́ка Твоего́? Не терплю́ зре́ти Тя непра́ведно распина́ема: потщи́ся у́бо, воста́ни, я́ко да ви́жу и Аз Твое́ из ме́ртвых тридне́вное Воскресе́ние.

Глас 8: Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Го́споди, восходя́щу Ти на Крест, страх и тре́пет нападе́ на тварь, и земли́ у́бо возбраня́л еси́ поглоти́ти распина́ющих Тя, аду же повелева́л еси́ испусти́ти ю́зники, на обновле́ние челове́ков, Судие́ живых и ме́ртвых, жизнь прише́л еси́ подати, а не смерть: Человеколю́бче, сла́ва Тебе́.

Глас 6: И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Уже́ омака́ется трость изрече́ния, от суде́й непра́ведных Иису́с суди́м быва́ет, и осужда́ется на Крест, и стра́ждет тварь, на Кресте́ ви́дящи Го́спода: но естество́м телесе́, мене́ ра́ди страждай, Благи́й Го́споди, сла́ва Тебе́.

Посе́м возглаша́ет диа́кон:

И о сподо́битися нам слы́шанию Свята́го Ева́нгелиа, Го́спода Бо́га мо́лим.

Лик: Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие свяще́нник возно́сит гласно: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 114).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

И чтет свяще́нник 12-е Ева́нгелие Святы́х Страсте́й:

Во у́трий день, и́же есть по пятце́, собра́шася архиере́е и фарисе́е к Пила́ту, глаго́люще: го́споди, помяну́хом, я́ко льстец Он рече́ еще́ сый жив, по трие́х днех воста́ну. Повели́ у́бо утверди́ти гроб до тре́тияго дне: да не ка́ко прише́дше ученицы́ Его́ но́щию укра́дут Его́, и реку́т лю́дем: воста́ от ме́ртвых. И бу́дет после́дняя лесть го́рша пе́рвыя. Рече́ же им Пила́т: и́мате кустоди́ю: иди́те, утверди́те я́коже ве́сте. Они́ же ше́дше утверди́ша гроб, знамена́вше ка́мень с кустоди́ею.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же чтец глаго́лет: Бла́го есть испове́датися Го́сподеви, и пе́ти И́мени Твоему́, Вы́шний: возвещати зау́тра ми́лость Твою́ и и́стину Твою́ на вся́ку нощь.

Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

И глаго́лет тропа́рь, глас 4:

Искупи́л ны еси́ от кля́твы зако́нныя Честно́ю Твое́ю Кро́вию, на Кресте́ пригвозди́вся, и копие́м пробо́дся, безсме́ртие источи́л еси́ челове́ком, Спа́се наш, сла́ва Тебе́.

Та́же, ектениа́ сугубая:

Поми́луй нас, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й, мо́лим Ти ся, услы́ши и поми́луй.

И возгла́с священника: Я́ко ми́лостив и Человеколю́бец Бог еси́, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь.

Посе́м диа́кон глаго́лет: Прему́дрость.

Лик: Благослови́.

Свяще́нник: Сый благослове́н Христо́с Бог наш, всегда́, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь. Утверди́, Бо́же, Святу́ю правосла́вную ве́ру, православных христиа́н во век ве́ка.

Свяще́нник: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

Лик: Честне́йшую Херуви́м:

Свяще́нник: Сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, упова́ние на́ше, сла́ва Тебе́.

Лик: Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху и ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Го́споди поми́луй. (Три́жды). Благослови́.

Свяще́нник твори́т отпу́ст:

И́ же оплева́ния, и бие́ния, и зауше́ния, и Крест, и смерть претерпе́вый за спасе́ние ми́ра, Христо́с, И́стинный Бог наш, моли́твами Пречи́стыя Своея́ Ма́тере, святы́х сла́вных и всехва́льных апо́стол, святы́х и пра́ведных Богооте́ц Иоаки́ма и А́нны, и всех святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко Благ и Человеколю́бец.

Лик пое́т многоле́тие: Вели́каго Господи́на:

После́дование часо́в Свята́го и Вели́каго пятка́

Собра́вшеся во храм, облачи́тся иере́й в фело́нь, диа́кон же в стиха́рь. И поставля́ет параекклисиа́рх анало́гий укра́шен пря́мо ца́рских врат, и вжига́ет свещу́ на све́щнице: иере́й же исхо́дит со Ева́нгелием во храм, или́ в трапе́зу ца́рскими враты́, предходя́щу ему́ диа́кону с кади́лом. И полага́ет иере́й Свято́е Ева́нгелие на анало́гии, и став пред анало́гием, диа́кону возгла́си́вшу: Благослови́, влады́ко, твори́т нача́ло:

Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

И чтец глаго́лет: Ами́нь. Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Царю́ Небе́сный: Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь. Го́споди, поми́луй. (12).

Сла́ва, и ны́не:

Прииди́те, поклони́мся: (Три́жды).

Псало́м 5

Глаго́лы моя́ внуши́, Го́споди, разуме́й зва́ние мое́. Вонми́ гла́су моле́ния моего́, Царю́ мой и Бо́же мой, я́ко к Тебе́ помолю́ся, Го́споди. Зау́тра услы́ши глас мой, зау́тра предста́ну Ти и у́зриши мя. Я́ко Бог не хотя́й беззако́ния Ты еси́: не присели́тся к Тебе́ лука́внуяй, ниже́ пребудут беззако́нницы пред очи́ма Твои́ма. Возненави́дел еси́ вся де́лающыя беззако́ние. Погуби́ши вся глаго́лющыя лжу: му́жа крове́й и льсти́ва гнуша́ется Госпо́дь. Аз же мно́жеством ми́лости Твоея́ вни́ду в дом Твой, поклоню́ся ко храму свято́му Твоему́, в страсе Твое́м, Го́споди, наста́ви мя пра́вдою Твое́ю, враг мои́х ра́ди испра́ви пред Тобо́ю путь мой. Я́ко несть во усте́х их и́стины, се́рдце их суетно, гроб отве́рст гортань их, язы́ки свои́ми льща́ху. Суди́ им, Бо́же, да отпаду́т от мы́слей свои́х: по мно́жеству нече́стия их изри́ни я́, я́ко преогорчи́ша Тя, Го́споди. И да возвеселя́тся вси упова́ющии на Тя, во век возра́дуются, и всели́шися в них: и похва́лятся о Тебе́ лю́бящии и́мя Твое. Я́ко Ты благослови́ши пра́ведника, Го́споди, я́ко ору́жием благоволе́ния венча́л еси́ нас.

Псало́м 2

Вску́ю шата́шася язы́цы, и лю́дие поучи́шася тще́тным? Предста́ша ца́рие зе́мстии, и кня́зи собра́шася вку́пе на Го́спода и на Христа́ Его́. Расто́ргнем узы их и отве́ржем от нас и́го их. Живы́й на Небесе́х посмее́тся им, и Госпо́дь поруга́ется им. Тогда́ возглаго́лет к ним гне́вом Свои́м и я́ростию Свое́ю смяте́т я. Аз же поста́влен есмь царь от Него́ над Сио́ном, горо́ю Свято́ю Его́, возвеща́яй повеле́ние Госпо́дне. Госпо́дь рече́ ко мне: сын Мой еси́ ты, Аз днесь роди́х тя; Проси́ от Мене́ и дам ти язы́ки достоя́ние твое́ и одержа́ние твое́ концы́ земли́. Упасе́ши я жезло́м желе́зным, я́ко сосу́ды скуде́льничи сокруши́ши я́. И ны́не царие, разуме́йте, накажи́теся вси судя́щии земли́. Рабо́тайте Го́сподеви со стра́хом и ра́дуйтеся Ему́ с тре́петом. Приими́те наказа́ние, да не когда́ прогне́вается Госпо́дь, и поги́бнете от пути́ пра́веднаго, егда́ возгори́тся вско́ре я́рость Его́. Блаже́ни вси наде́ющиися Нань.

Псало́м 21

Бо́же, Бо́же мой, вонми́ ми, вску́ю оста́вил мя еси́? Дале́че от спасе́ния моего́ словеса́ грехопаде́ний мои́х. Бо́же мой, воззову́ во дни, и не услы́шиши, и в нощи́, и не в безу́мие мне. Ты же во Святе́м живе́ши, Хвало́ Изра́илева. На Тя упова́ша отцы́ на́ши, упова́ша, и изба́вил еси́ я. К Тебе́ воззва́ша и спасо́шася: на Тя упова́ша и не постыде́шася. Аз же есмь червь, а не челове́к, поноше́ние челове́ков, и уничиже́ние люде́й. Вси ви́дящии мя поруга́ша ми ся, глаго́лаша устна́ми, покива́ша главо́ю: упова́ на Го́спода, да изба́вит его́, да спасе́т его́, я́ко хо́щет его́. Я́ко Ты еси́ исто́ргий мя из чре́ва; упова́ние мое от сосцу́ ма́тере моея́. К Тебе́ приве́ржен есмь, от ложе́сн, от чре́ва ма́тере моея́, Бог мой еси́ Ты. Да не отсту́пиши от Мене́; я́ко скорбь близ; я́ко несть помога́яй ми: Обыдо́ша мя тельцы́ мно́зи, юнцы́ ту́чнии одержа́ша мя: Отверзо́ша на мя уста́ своя́, я́ко лев восхища́яй и рыка́яй. Я́ко вода́ излия́хся, и разсы́пашася вся ко́сти моя́: бысть се́рдце мое́, я́ко воск та́яй посреде́ чре́ва моего́. Изсше́ я́ко скуде́ль кре́пость моя́, и язы́к мой прильпе́ горта́ни моему́, и в персть сме́рти свел мя еси́. Я́ко обыдо́ша мя пси мно́зи; сонм лука́вых одержа́ша мя. Ископа́ша ру́це мои́ и но́зе мои́: исчето́ша вся ко́сти моя́, ти́и же смотри́ша и презре́ша мя. Раздели́ша ри́зы моя́ себе́ и о оде́жди мое́й мета́ша жре́бий. Ты же, Го́споди, не удали́ по́мощь Твою́ от Мене́, на заступле́ние мое́ вонми́. Изба́ви от оружия ду́шу мою́ и из руки́ пе́сии единоро́дную мою́. Спаси́ мя от уст льво́вых, и от рог единоро́жь смире́ние мое́. Пове́м И́мя Твое́ бра́тии мое́й, посреде́ це́ркви воспою́ Тя. Боя́щийся Го́спода восхвали́те Его́, все се́мя Иа́ковле просла́вите Его́, да убои́тся же от Него́ все се́мя Изра́илево: Я́ко не уничижи́, ниже́ негодова́ моли́твы ни́щаго, ниже́ отврати́ лице́ Свое́ от Мене́: и егда́ воззва́х к Нему́, услы́ша мя. от Тебе́ похвала́ моя́, в це́ркви вели́цей испове́мся Тебе́: моли́твы моя́ возда́м пред боя́щимися Его́. Ядя́т убо́зии, и насы́тятся, и восхвалят Го́спода взыска́ющии Его́, жива́ бу́дут сердца́ их в век ве́ка. Помяну́тся и обратя́тся ко Го́споду вси концы́ земли́, и покло́нятся пред Ним вся оте́чествия язы́к. Я́ко Госпо́дне есть Ца́рствие, и Той облада́ет язы́ки. Ядо́ша и поклони́шася вси ту́чнии земли́, пред Ним припаду́т вси низходя́щии в зе́млю, и душа́ моя́ Тому́ живе́т. И се́мя мое́ порабо́тает Ему́, возвести́т Го́сподеви род гряду́щий: И возвестя́т пра́вду Его́ лю́дем ро́ждшымся, я́же сотвори́ Госпо́дь.

Сла́ва, и ны́не: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Три́жды). Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Тропа́рь, глас 1:

Распе́ншуся Тебе́, Христе́, поги́бе мучи́тельство, попра́на бысть си́ла вра́жия: ниже́ бо А́нгел, ниже́ челове́к, но Сам, Го́споди, спасл еси́ нас, сла́ва Тебе́.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Что́ Тя нарече́м, о Благода́тная! Не́бо, я́ко возсия́ла еси́ Со́лнце Пра́вды: рай, я́ко прозя́бла еси́ цвет нетле́ния: Де́ву, я́ко пребыла́ еси́ нетле́нна: Чи́стую Ма́терь, я́ко име́ла еси́ на святы́х Твои́х объятиях Сы́на, всех Бо́га: Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Та́же пою́т на о́ба ли́ка тропари́ от двуна́десяти три, повторя́юще я, пе́рвый же без стиха́.

Глас 8: Днесь церко́вная заве́са, на обличе́ние беззако́нных, раздира́ется, и со́лнце лучи́ Своя́ скрыва́ет, Влады́ку зря распина́ема. (Два́жды).

Стих: Вску́ю шата́шася язы́цы, и лю́дие поучи́шася тще́тным.

Яко овча на заколе́ние веде́н был еси́, Христе́ Царю́, и я́ко А́гнец незлоби́вый пригвозди́лся еси́ Кресту́ от беззако́нных муже́й, грех ра́ди на́ших, Человеколю́бче.

Стих: Предста́ша ца́рие зе́мстии, и кня́зи собра́шася вку́пе на Го́спода и на Христа́ Его́.

Я́ко овча́ на заколе́ние:

Сла́ва: Е́мшым Тя беззако́нным, претерпева́я си́це вопия́л еси́, Го́споди: а́ще и порази́сте Па́стыря, и расточи́сте двана́десять ове́ц ученики́ Моя́, можа́х вя́щше не́жели двана́десяте легео́нов предста́вити А́нгелов: но долготерплю́, да испо́лнятся, я́же яви́х вам проро́ки Мои́ми, безве́стная и та́йная. Го́споди, сла́ва Тебе́.

И ны́не: Е́мшым Тя беззако́нным:

Та́же диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем.

Чтец: Проки́мен проро́чества, глас четве́ртый: Се́рдце его́ собра́ беззако́ние себе́.

Лик: Се́рдце его́ собра́ беззако́ние себе́.

Стих: Блаже́н разумева́яй на ни́ща и убо́га.

Лик: Се́рдце его́ собра беззако́ние себе́.

Та́же чтец: Се́рдце Его́.

Лик: Собра́ беззако́ние себе.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Заха́риина чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Та́ко глаго́лет Госпо́дь: прииму́ жезл Мой до́брый, и отве́ргу его́, е́же разори́ти заве́т Мой, его́же завеща́х ко всем лю́дем. И разори́тся в день о́ный, и уразуме́ют ханане́и о́вцы храни́мыя Мне, зане́ сло́во Госпо́дне есть. И реку к ним: а́ще добро́ пред ва́ми есть, дади́те мзду Мою́, или́ отрецы́теся. И поста́виша мзду Мою́ три́десять сре́бреник. И рече́ Госпо́дь ко мне: вложи́ я́ в горни́ло, и смотри́ а́ще искуше́но есть, и́мже о́бразом искуше́н бых о них. И прия́х три́десять сре́бреник, и вложи́х их в храм Госпо́день в горни́ло.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: К Гала́том посла́ния Свята́го апо́стола Па́вла чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, мне да не бу́дет хвали́тися, то́кмо о Кресте́ Го́спода на́шего Иису́са Христа́, и́мже мне мир распя́ся, и аз ми́ру. О Христе́ бо Иису́се, ни обре́зание что мо́жет, ни необре́зание, но но́ва тварь. И ели́цы пра́вилом сим жи́тельствуют, мир на них и ми́лость, и на Изра́или Бо́жии. Про́чее, труды да никто́же ми дае́т: аз бо я́звы Го́спода Иису́са на те́ле мое́м ношу́. Благода́ть Го́спода на́шего Иису́са Христа́ со Ду́хом ва́шим бра́тие. Ами́нь.

Свяще́нник глаго́лет: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Та́же диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

И а́бие возглаша́ет Свяще́нник: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачала 110–113).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

Свяще́нник: Во вре́мя оно, у́тру бы́вшу, сове́т сотвори́ша вси архиере́е и ста́рцы людсти́и на Иису́са, я́ко уби́ти Его́. И связа́вше Его́ ведо́ша, и преда́ша Его́ Понти́йскому Пила́ту иге́мону. Тогда́ ви́дев Иу́да преда́вый Его́, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся возврати́ три́десять сре́бреники архиере́ем и ста́рцем, глаго́ля: согреши́х, преда́в кровь непови́нную. Они́ же ре́ша: что́ есть нам? ты у́зриши. И пове́рг сре́бреники в це́ркви, оти́де, и шед удави́ся. Архиере́е же прие́мше сре́бреники, ре́ша: недосто́йно есть вложи́ти их в корва́ну, поне́же цена́ кро́ве есть. Сове́т же сотво́рше, купи́ша и́ми село́ скуде́льниче, в погреба́ние стра́нным. Те́мже нарече́ся село́ то, Село́ Кро́ве, до сего́ дне. Тогда́ сбы́стся рече́нное Иереми́ем проро́ком глаго́лющим: и прия́ша три́десять сре́бреник, цену́ Цене́ннаго, Его́же цени́ша от сыно́в Изра́илев: И да́ша я на селе́ скуде́льничи, я́коже сказа́ мне Госпо́дь. Иису́с же ста пред иге́моном, и вопроси́ Его́ иге́мон, глаго́ля: Ты ли еси́ Царь Иуде́йский? Иису́с же рече́ ему́: ты глаго́леши: и егда́ Нань глаго́лаху архиере́е и ста́рцы, ничесо́же отвеща́ваше. Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́т: не слы́шиши ли, коли́ко на Тя свиде́тельствуют? И не отвеща́ ему́ ни к еди́ному глаго́лу, я́ко диви́тися иге́мону зело́. На всяк же пра́здник обы́чай бе иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зня, его́же хотя́ху. И́мяху же тогда́ свя́зана наро́чита, глаго́лемаго Вара́вву. Со́бранным же им, рече́ им Пила́т: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Вара́вву ли, или́ Иису́са глаго́лемаго Христа́? Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́. Седя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ к Нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебе́, и Праве́днику Тому́: мно́го бо пострада́х днесь во сне Его́ ра́ди. Архиере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сят Вара́вву, Иису́са же погубя́т. Отвеща́в же иге́мон рече́ им: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Они же ре́ша: Вара́вву. Глаго́ла им Пила́т: что́ у́бо сотворю́ Иису́су, глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси: да распя́т бу́дет. Иге́мон же рече́: ко́е у́бо зло сотвори́? Они́ же и́злиха вопия́ху, глаго́люще: да про́пят бу́дет. Ви́дев же Пила́т я́ко ничто́же успева́ет, но па́че молва́ быва́ет, прие́м во́ду, умы́ ру́це пред наро́дом, глаго́ля: непови́нен есмь от кро́ве пра́веднаго Сего́, вы у́зрите. И отвеща́вше вси лю́дие ре́ша: кровь Его́ на нас, и на ча́дех на́ших. Тогда́ отпусти́ им Вара́вву: Иису́са же бив, предаде́ им, да Его́ про́пнут. Тогда́ во́ини иге́моновы прие́мше Иису́са на суди́ще, собра́ша Нань все мно́жество во́ин. И совле́кше Его́, оде́яша Его́ хлами́дою червле́ною. И сплетше вене́ц от те́рния, возложи́ша на главу́ Его́: и трость в десни́цу Его́: и покло́ншеся на коле́ну пред Ним, руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И плю́нувше Нань, прия́ша трость, и бия́ху по главе́ Его́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ багряни́цу, и облеко́ша Его́ в ри́зы Его́: и ведо́ша Его́ на пропя́тие. Исходя́ще же обрето́ша челове́ка Кирине́йска, и́менем Си́мона: и сему́ заде́ша понести́ Крест Его́. И прише́дше на ме́сто нарица́емое Голго́фа, е́же есть глаго́лемо кра́ниево ме́сто, да́ша Ему́ пи́ти о́цет с же́лчию смеше́н: и вкуш не хотя́ше пи́ти. Распе́ншии же Его́, раздели́ша ри́зы Его́, ве́ргше жре́бия. И седя́ще стрежа́ху Его́ ту. И возложи́ша ве́рху главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Сей есть Иису́с Царь Иуде́йский. Тогда́ распя́ша с ним два разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю. Мимоходя́щии же хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми свои́ми, и глаго́люще: разоря́яй це́рковь, и тре́ми де́ньми созида́яй, спаси́ся Сам: а́ще Сын еси́ Бо́жий, сни́ди со Креста́. Та́кожде же и архиере́е, руга́ющеся с кни́жники и ста́рцы и фарисе́и, глаго́лаху: ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? А́ще Царь Изра́илев есть, да сни́дет ны́не со Креста́, и ве́руем в Него́. Упова́ на Бо́га, да изба́вит ны́не Его́, а́ще хо́щет Ему́: рече́ бо, я́ко Бо́жий есмь Сын. То́жде же и разбо́йника распя́тая с Ним поноша́ста Ему́. От шеста́го же часа́ тьма бысть по всей земли́, до часа́ девя́таго. О девя́том же часе́ возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Или́, Или́, лима́ савахфани́? Е́же есть Бо́же Мой, Бо́же Мой, вску́ю Мя еси́ оста́вил? Не́цыи же от ту стоя́щих слы́шавше, глаго́лаху: я́ко Илию́ глаша́ет Сей. И а́бие тек еди́н от них, и прие́м губу́, испо́лнив же о́цта, и вонзе́ на трость, напая́ше Его́. Про́чии же глаго́лаху: оста́ви, да ви́дим, а́ще прии́дет Илиа́ спасти́ Его́. Иису́с же па́ки возопи́в гла́сом ве́лиим, испусти́ дух. И се заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е, с вы́шняго кра́я до ни́жняго: и земля́ потрясе́ся, и ка́мение распаде́ся. И гро́би отверзо́шася: и мно́га телеса́ усо́пших святы́х воста́ша: и изше́дше из гроб по воскресе́нии Его́, внидо́ша во Святы́й град, и яви́шася мно́зем. Со́тник же и и́же с ним стрегу́щии Иису́са, ви́девше трус и бы́вшая, убоя́шася зело́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жий Сын бе Сей. Бя́ху же ту и же́ны мно́ги издале́ча зря́щя, я́же идо́ша по Иису́се от Галиле́и, служа́щя Ему́. В ни́хже бе Мари́а Магдали́на, и Мари́а Иа́ковля, и Иоси́и ма́ти, и ма́ти Сы́ну Зеведе́ову.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же чтец: Стопы́ моя́ напра́ви по словеси́ Твоему́, и да не облада́ет мно́ю вся́кое беззако́ние. Изба́ви мя от клеветы́ челове́ческия, и сохраню́ за́поведи Твоя́. Лице́ Твое́ просвети́ на раба́ Твоего́, и научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Да испо́лнятся уста́ моя́ хвале́ния Твоего́, Го́споди, я́ко да воспою́ сла́ву Твою́, весь день великоле́пие Твое́.

Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распятаго, Прииди́те вси воспои́м, Того бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши: Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Та́же: Го́споди, поми́луй. (40).

И́же на вся́кое вре́мя и на вся́кий час, на Небеси́ и на земли́ покланя́емый и сла́вимый Христе́ Бо́же, Долготерпели́ве, Многоми́лостиве, Многоблагоутро́бне, И́же пра́ведныя любяй и гре́шныя ми́луяй, И́же вся зовый ко спасе́нию обеща́ния ра́ди бу́дущих благ. Сам, Го́споди, приими́ и на́ша в час сей моли́твы, и испра́ви живо́т наш к за́поведем Твои́м: ду́шы на́ша освяти́, телеса очи́сти, помышле́ния испра́ви, мысли очи́сти и изба́ви нас от вся́кия ско́рби, зол и боле́зней: огради́ нас святы́ми Твои́ми А́нгелы, да ополче́нием их соблюда́еми и наставля́еми, дости́гнем в соедине́ние ве́ры и в ра́зум непристу́пныя Твоея́ сла́вы: я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Сла́ва, и ны́не: Честне́йшую Херуви́м: И́менем Госпо́дним Благослови́, О́тче.

Свяще́нник: Бо́же, уще́дри ны, и Благослови́ ны, просвети́ лице́ Твое́ на ны, и поми́луй ны.

Христе́, Све́те и́стинный, просвеща́яй и освяща́яй вся́каго челове́ка гряду́щаго в мир: да знамена́ется на нас свет лица́ Твоего́, да в нем у́зрим Свет непристу́пный, и испра́ви стопы на́ша к де́ланию за́поведей Твои́х, моли́твами Пречи́стыя Твоея́ Матере и всех Твои́х святы́х. Ами́нь.

Час тре́тий 

Чтец глаго́лет: Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Христу́ Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Самому Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему.

Псало́м 34

Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя, побори́ борю́щыя мя. Приими́ ору́жие и щит, и воста́ни в по́мощь мою́. Изсу́ни мечь, и заключи́ сопроти́в гоня́щих мя, рцы души́ мое́й: спасе́ние твое́ есмь Аз. Да постыдя́тся и посра́мятся и́щущии ду́шу мою́: да возвратя́тся вспять, и постыдя́тся мы́слящии ми зла́я. Да бу́дут я́ко прах пред лице́м ве́тра, и А́нгел Госпо́день оскорбля́я их: Да бу́дет путь их тьма и по́лзок, и А́нгел Госпо́день погоня́я их. Я́ко ту́не скры́ша ми па́губу се́ти Своея́, всу́е поноси́ша души́ мое́й. Да прии́дет ему́ сеть, ю́же не весть, и лови́тва, ю́же скры, да объи́мет и́: и в сеть да впаде́т в ню. Душа́ же моя́ возра́дуется о Го́споде, возвесели́тся о спасе́нии Его́. Вся ко́сти моя́ реку́т: Го́споди, Го́споди, кто подо́бен Тебе́? Избавля́яй ни́ща из руки́ кре́пльших его́, и ни́ща и убо́га от расхища́ющих его́. Воста́вше на мя свиде́теле непра́веднии, я́же не ве́дях, вопроша́ху мя. Возда́ша ми лука́вая воз блага́я, и безча́дие души́ мое́й. Аз же, внегда́ они́ стужа́ху ми, облача́хся во вре́тище, и смиря́х посто́м ду́шу мою́, и моли́тва моя́ в не́дро мое́ возврати́тся. Я́ко бли́жнему, я́ко бра́ту на́шему, та́ко угожда́х: я́ко пла́ча и се́туя, тако́ смиря́хся. И на мя возвесели́шася и собра́шася, собра́шася на мя ра́ны, и не позна́х: раздели́шася, и не умили́шася. Искуси́ша мя, подражни́ша мя подражне́нием, поскрежета́ша на мя зу́бы свои́ми. Го́споди, когда́ у́зриши? Устро́й ду́шу мою́ от злоде́йства их, от лев единоро́дную мою́. Испове́мся Тебе́ в це́ркви мно́зе, в лю́дех тя́жцех восхвалю́ Тя. Да не возра́дуются о мне вражду́ющии ми непра́ведно, ненави́дящии мя ту́не, и помиза́ющии очи́ма. Я́ко мне у́бо ми́рная глаго́лаху, и на гнев ле́сти помышля́ху. Разшири́ша на мя уста́ Своя́, ре́ша: бла́гоже, бла́гоже ви́деша о́чи на́ши. Ви́дел еси́, Го́споди, да не премолчи́ши: Го́споди, не отступи́ от Мене́. Воста́ни, Го́споди, и вонми́ суду́ моему́, Бо́же мой и Го́споди мой, на прю мою́. Суди́ ми, Го́споди, по пра́вде Твое́й, Го́споди Бо́же мой, и да не возра́дуются о мне. Да не реку́т в сердца́х свои́х: бла́гоже, бла́гоже души́ на́шей. Ниже́ да реку́т: пожро́хом его́. Да постыдя́тся и посра́мятся вку́пе ра́дующиися злом мои́м: да облеку́тся в студ и срам велере́чущии на мя. Да возра́дуются и возвеселя́тся хотя́щии пра́вды моея́: и да реку́т вы́ну, да возвели́чится Госпо́дь, хотя́щим ми́ра рабу́ Его́. И язы́к мой поучи́тся пра́вде Твое́й, весь день хвале́ Твое́й.

Псало́м 108

Бо́же, хвалы́ моея́ не премолчи́: Я́ко уста́ гре́шнича, и уста́ льсти́ваго на мя отверзо́шася: глаго́лаша на мя язы́ком льсти́вым: И словесы́ ненави́стными обыдо́ша мя, и бра́шася со мно́ю ту́не. Вме́сто е́же люби́ти мя, оболга́ху мя, аз же моля́хся: И положи́ша на мя зла́я за блага́я, и не́нависть за возлюбле́ние мое́. Поста́ви на него́ гре́шника, и диа́вол да ста́нет одесну́ю его́. Внегда́ суди́тися ему́, да изы́дет осужде́н, и моли́тва его́ да бу́дет в грех. Да бу́дут дни́е Его́ мали, и епи́скопство его́ да прии́мет ин. Да бу́дут сы́нове его́ си́ри, и жена́ его́ вдова́: дви́жущеся да преселя́тся сы́нове его́, и воспро́сят, да изгна́ни бу́дут из домо́в свои́х. Да взы́щет заимода́вец вся, ели́ка суть его́, и да восхи́тят чужди́и труды́ его́. Да не бу́дет ему́ засту́пника, ниже́ да бу́дет ущедря́яй сироты́ его́: Да бу́дут ча́да Его́ в погубле́ние, в ро́де еди́ном да потреби́тся и́мя его́. Да воспомя́нется беззако́ние оте́ц его́ пред Го́сподем: и грех ма́тере его́ да не очи́стится. Да бу́дут пред Го́сподем вы́ну, и да потреби́тся от земли́ па́мять их. Зане́же не помяну сотвори́ти ми́лость, и погна челове́ка ни́ща и убо́га, и умиле́на се́рдцем умертви́ти. И возлюби́ кля́тву, и прии́дет ему́: и не восхоте́ благослове́ния, и удали́тся от него́. И облече́ся в кля́тву я́ко в ри́зу, и вни́де я́ко вода́ во утро́бу его́, и я́ко еле́й в ко́сти его́. Да бу́дет ему́ я́ко ри́за, в ню́же облачи́тся, и я́ко по́яс, и́мже вы́ну опоясу́ется. Сие́ де́ло оболга́ющих мя у Го́спода, и глаго́лющих лука́вая на ду́шу мою́. И Ты, Го́споди, Го́споди, сотвори́ со мно́ю И́мене ра́ди Твоего́, я́ко бла́га ми́лость Твоя́: Изба́ви мя, я́ко нищ и убо́г есмь аз, и се́рдце мое́ смяте́ся внутрь мене́. Я́ко сень, внегда́ уклони́тися ей, отъя́хся, стрясо́хся я́ко пру́зи. Коле́на моя́ изнемого́ста от поста, и плоть моя́ измени́ся еле́а ра́ди. И аз бых поноше́ние им, ви́деша мя, покива́ша глава́ми свои́ми. Помози́ ми, Го́споди, Бо́же мой, и спаси́ мя по ми́лости Твое́й. И да разуме́ют, я́ко рука́ Твоя́ Сия́, и Ты, Го́споди, сотвори́л еси́ ю. Проклену́т ти́и, и Ты благослови́ши; востаю́щии на мя да постыдя́тся, раб же Твой возвесели́тся. Да облеку́тся оболга́ющии мя в срамоту́, и оде́ждутся я́ко оде́ждею студо́м Свои́м. Испове́мся Го́сподеви зело́ усты мои́ми, и посреде́ мно́гих восхвалю́ Его́: Я́ко предста́ одесну́ю убо́гаго, е́же спасти́ от гоня́щих ду́шу мою́.

Псало́м 50

Поми́луй мя, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й, и по мно́жеству щедро́т Твои́х, очи́сти беззако́ние мое́. Наипа́че омый мя от беззако́ния моего́, и от греха́ моего́ очи́сти мя. Я́ко беззако́ние мое́ аз зна́ю, и грех мой предо́ мно́ю есть вы́ну. Тебе́, еди́ному согреши́х, и лука́вое пред Тобо́ю сотвори́х. Я́ко да оправди́шися во словесе́х Твои́х, и победи́ши, внегда́ суди́ти Ти. Се бо в беззако́ниих зача́т есмь, и во гресе́х роди́ мя ма́ти моя́. Се бо и́стину возлюби́л еси́, безве́стная и та́йная прему́дрости Твоея́ яви́л ми еси́. Окропи́ши мя иссо́пом, и очи́щуся: омы́еши мя, и па́че сне́га убелю́ся. Слу́ху моему́ да́си ра́дость и весе́лие: возра́дуются ко́сти смире́нныя. Отврати́ лице́ Твое́ от грех мои́х, и вся беззако́ния моя́ очи́сти. Се́рдце чи́сто сози́жди во мне, Бо́же, и дух прав обнови́ во утро́бе мое́й. Не отве́ржи мене́ от лица Твоего́, и Ду́ха Твоего́ Свята́го не отыми́ от Мене́. Возда́ждь ми ра́дость спасе́ния Твоего́, и Ду́хом Влады́чним утверди́ мя. Научу́ беззако́нныя путе́м Твои́м, и нечести́вии к Тебе́ обратя́тся. Изба́ви мя от крове́й, Бо́же, Бо́же спасе́ния моего́: возра́дуется язы́к мой пра́вде Твое́й. Го́споди, устне́ мои отве́рзеши и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́. Я́ко а́ще бы восхоте́л еси́ же́ртвы, дал бых у́бо: всесожже́ния не благоволи́ши. Же́ртва Бо́гу дух сокруше́н, се́рдце сокруше́нно и смире́нно Бог не уничижи́т. Ублажи́, Го́споди, благоволе́нием Твои́м Сио́на, и да сози́ждутся сте́ны Иерусали́мския. Тогда́ благоволи́ши же́ртву пра́вды, возноше́ние и всесожига́емая: тогда́ возложа́т на олта́рь Твой тельцы.

Сла́ва, и ны́не: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Три́жды). Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Тропа́рь, глас 6:

Го́споди, осуди́ша Тя иуде́е на смерть. Жизнь всех, и́же Чермно́е мо́ре жезло́м проше́дшии, на Кресте́ Тя пригвозди́ша: и и́же от ка́мене мед сса́вшии, желчь Тебе́ принесо́ша: но во́лею претерпе́л еси́, да нас свободи́ши от рабо́ты вра́жия, Христе́ Бо́же, сла́ва Тебе́.

И ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Богоро́дичен: Богоро́дице, Ты еси́ Лоза и́стинная, возрасти́вшая (нам) Плод Живота́, Тебе́ мо́лимся, моли́ся, Владычице, со святы́ми апо́столы, поми́ловати ду́шы на́ша.

И пое́м три тропари́ от двуна́десяти, глас 8:

Стра́ха ра́ди иуде́йскаго, друг Твой и бли́жний Петр отве́ржеся Тебе́, Го́споди, и рыдая си́це вопия́ше: слез мои́х не премолчи́, Рех бо сохрани́ти ве́ру, Ще́дре, и не сохрани́х: и на́ше покая́ние та́кожде приими́, и поми́луй нас. (Два́жды).

Стих: Глаго́лы моя́ внуши́, Го́споди, разуме́й звание мое́.

Пре́жде Честна́го Твоего́ Креста, во́ином руга́ющымся Тебе́, Го́споди, у́мная во́инства дивля́хуся: обложи́лся бо еси́ венце́м поруга́ния, зе́млю живописа́вый цве́ты: багряни́цею поруга́ния оде́ялся еси́, о́блаки одева́яй твердь. Та́ковым бо смотре́нием разуме́ся Твое́ Благоутро́бие, Христе́, ве́лия Твоя́ ми́лость, сла́ва Тебе́.

Стих: Вонми́ гла́су моле́ния моего́.

Пре́жде Честнаго Твоего́ Креста:

Сла́ва: Глас 5: Влеко́м на Крест си́це вопия́л еси́, Господи: за ко́е де́ло хо́щете Мя распя́ти, иуде́е? я́ко разсла́бленыя ва́ша стягну́х, зане́ мертвецы́ а́ки от сна возста́вих, кровоточи́вую исцели́х, ханане́ю поми́ловах. За ко́е де́ло хо́щете Мя уби́ти, иуде́е? но у́зрите, в него́же ны́не пробода́ете, Христа́, беззако́ннии.

И ны́не: Влеко́м на Крест си́це:

И кади́т диа́кон Ева́нгелие и иконы, и настоятеля и ли́ки то́кмо.

Та́же диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем.

Чтец: Проки́мен, глас четве́ртый; Яко́ аз на раны гото́в, и боле́знь моя́ предо́ мно́ю есть вы́ну.

Лик: Я́ко аз на раны гото́в, и боле́знь моя́ предо́ мно́ю есть вы́ну.

Стих: Го́споди, да не я́ростию Твое́ю обличи́ши мене́, ниже́ гне́вом Твои́м нака́жеши мене́.

Лик: Я́ко аз на ра́ны гото́в:

Стих: Я́ко аз на ра́ны гото́в.

Лик: И боле́знь моя́ пре́до мно́ю есть вы́ну.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Иса́иина чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Госпо́дь дае́т мне язык науче́ния, е́же разуме́ти, егда́ подоба́ет ре́ши сло́во: положи́ мя у́тро у́тро, приложи́ ми ухо, е́же слы́шати. И наказа́ние Госпо́дне отверза́ет у́ши мои́, аз же не проти́влюся, ни противоглаго́лю. Пле́щы моя́ вдах на ра́ны, и лани́те мои́ на зауше́ния, лица́ же моего́ не отврати́х от студа́ заплева́ний. И Госпо́дь, Госпо́дь помо́щник ми бысть: сего́ ра́ди не усрами́хся, но положи́х лице́ свое́ аки тве́рдый ка́мень, и разуме́х, я́ко не постыжду́ся. Зане́ приближа́ется оправда́вый мя; кто пряйся со мно́ю? Да сопротивоста́нет мне ку́пно: и кто судя́йся со мно́ю? Да прибли́жится ко мне. Се Госпо́дь, Госпо́дь помо́жет ми: кто озло́бит мя? Се вси вы я́ко ри́за обетша́ете, и я́ко мо́лие изъя́ст вы. Кто в вас боя́йся Го́спода? Да послу́шает гла́са о́трока Его́: ходящий во тьме, и несть им све́та, наде́йтеся на И́мя Госпо́дне, и утверди́теся о Бо́зе. Се вси вы огнь раждиза́ете, и укрепля́ете пла́мень: ходи́те све́том огня ва́шего, и пла́менем, его́же разжего́сте: мене́ ра́ди бы́ша сия́ вам, в печа́ли у́спнете.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: К Ри́мляном посла́ния Свята́го апо́стола Павла чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, Христо́с, су́щым нам немощны́м, по вре́мени за нечести́вых умре. Едва́ бо за пра́ведника кто умре́т, блага́го бо не́гли кто и де́рзнет умре́ти. Составля́ет же Свою́ любо́вь в нас Бог, я́ко еще́ гре́шником су́щым нам Христо́с за ны у́мре: Мно́го же у́бо па́че оправда́ни бы́вше ны́не Кро́вию Его́, спасе́мся Им от гне́ва. А́ще бо врази́ бы́вше, примири́хомся Бо́гу сме́ртию Сы́на Его́, мно́жае па́че примири́вшеся, спасе́мся в Животе́ Его́.

Свяще́нник: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Та́же диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

Свяще́нник: От Ма́рка Свята́го Ева́нгелиа чте́ние.

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

Свяще́нник: Во вре́мя о́но, сове́т сотвори́ша архиере́е со ста́рцы и кни́жники, и весь сонм, связа́вше Иису́са ведо́ша, и преда́ша Его́ Пила́ту. И вопроси́ Его́ Пила́т: Ты ли еси́ Царь Иуде́йский? Он же отвеща́в рече́ ему́: ты глаго́леши. И глаго́лаху на Него́ архиере́е мно́го. Пила́т же па́ки вопроси́ Его́, глаго́ля: не отвещава́еши ли ничто́же? виждь коли́ко на Тя свиде́тельствуют. Иису́с же ктому́ ничто́же отвеща́, я́ко диви́тися Пила́ту. На всяк же пра́здник отпуща́ше им еди́наго свя́зня, его́же проша́ху. Бе же нарица́емый Вара́вва, с ко́вники свои́ми связан, и́же во ко́ве уби́йство сотвори́ша. И возопи́в наро́д, нача́ проси́ти, я́коже всегда́ творя́ше им. Пила́т же отвеща́ им, глаго́ля: хо́щете ли пущу́ вам Царя́ Иуде́йска? Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́ архиере́е. Архиере́е же поману́ша наро́ду, да па́че Вара́вву пу́стит им. Пила́т же отвеща́в па́ки рече́ им: что у́бо хо́щете сотворю́, его́же глаго́лете Царя Иуде́йска? Они́ же па́ки возопи́ша, глаго́люще: пропни́ Его́. Пила́т же глаго́лаше им: что́ бо зло сотвори́? Они́ же и́злиха вопия́ху: пропни́ Его́. Пила́т же хотя́ наро́ду хоте́ние сотвори́ти, пусти́ им Вара́вву: и предаде́ Иису́са бив, да про́пнут Его́. Во́ини же ведо́ша Его́ внутрь двора, е́же есть прето́р, и созва́ша всю спи́ру. И облеко́ша Его́ в препря́ду, и возложи́ша на Него́ спле́тше терно́в вене́ц. И нача́ша целовати Его́ (и глаго́лати): ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И бия́ху Его́ по главе́ тро́стию, и плюва́ху на Него́: и прегиба́юще коле́на покланя́хуся Ему́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ препря́ду, и облеко́ша Его́ в ри́зы Своя́, и изведо́ша Его́, да про́пнут Его́. И заде́ша мимоходя́щу не́коему Си́мону Кирине́ю, гряду́щу с села́, отцу́ Алекса́ндрову и Ру́фову, да во́змет Крест Его́. И приведо́ша Его́ на Голго́фу, ме́сто, е́же сказае́мо, ло́бное ме́сто. И дая́ху Ему́ пи́ти есмирнисме́но вино́. Он же не прия́т. И распе́ншии Его́ раздели́ша ри́зы Его́, мета́юще жре́бий о них, кто что во́змет. Бе же час тре́тий, и распя́ша Его́. И бе написа́ние вины Его́ напи́сано: Царь Иуде́йск. И с Ним распя́ша два разбо́йника, еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю Его́. И сбы́стся Писа́ние, е́же глаго́лет: и со беззако́нными вмени́ся. И мимоходя́щии хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми Свои́ми, и глаго́люще: уа́, разоря́яй це́рковь, и тре́ми де́ньми созида́яй, спаси́ся Сам, и сни́ди с Креста́. Та́кожде и архиере́е, руга́ющеся друг ко дру́гу с кни́жники, глаго́лаху: и́ны спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? Христо́с Царь Изра́илев да сни́дет ны́не с Креста́, да ви́дим, и ве́ру и́мем Ему́. И распя́тая с Ним поноша́ста Ему́. Бы́вшу же ча́су шесто́му, тьма бысть по всей земли́ до часа́ девя́таго. И в час девя́тый возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Елои́, Елои́, лима́ Савахфани́? Е́же есть сказа́емо: Бо́же Мой, Бо́же Мой, почто́ Мя оста́вил еси́? И не́цыи от предстоя́щих слы́шавше, глаго́лаху, се Илию́ гласи́т. Тек же еди́н, и напо́лнив губу о́цта, и возло́жь на трость, напоя́ше Его́, глаго́ля: оста́вите, да ви́дим а́ще прии́дет Илиа́ сня́ти Его́. Иису́с же пущь глас ве́лий, и́здше. И заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е, свы́ше до ни́зу. Ви́дев же со́тник стоя́й пря́мо Ему́, я́ко та́ко возопи́в и́здше, рече́: вои́стинну челове́к Се́й Сын бе Бо́жий. Бя́ху же и же́ны издале́ча зря́ще, в ни́хже бе Мари́а Магдали́на, и Мари́а Иа́кова ма́лаго, и Иоси́и ма́ти, и Саломи́а: я́же, и егда́ бе в Галиле́и, хожда́ху по Нем, и служа́ху Ему́, и и́ны мно́гия, я́же взыдо́ша с Ним во Иерусали́м.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же Чтец: Госпо́дь Бог благослове́н, благослове́н Госпо́дь день дне, поспеши́т нам Бог спасе́ний на́ших: Бог наш. Бог спаса́ти.

Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распятаго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши: Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Та́же: Го́споди, поми́луй. (40).

И́же на вся́кое время, и на вся́кий час, на небеси́ и на земли́ покланяемый, и славимый Христе́ Бо́же, Долготерпели́ве, Многоми́лостиве, Многоблагоутро́бне, И́же пра́ведныя любяй и гре́шныя ми́луяй, И́же вся зовый ко спасе́нию, обещания ра́ди будущих благ: Сам, Го́споди, приими́ и на́ша в час сей моли́твы, и испра́ви живо́т наш к за́поведем Твои́м: ду́шы на́ша освяти́, телеса́ очи́сти, помышле́ния испра́ви, мы́сли очи́сти, и изба́ви нас от вся́кия ско́рби, зол и боле́зней. Огради́ нас святы́ми Твои́ми А́нгелы, да ополче́нием их соблюда́еми и наставля́еми, дости́гнем в соедине́ние ве́ры, и в ра́зум непристу́пныя Твоея́ сла́вы: я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Сла́ва, и ны́не: Честне́йшую Херуви́м:

И́менем Госпо́дним Благослови́, О́тче.

Свяще́нник: Бо́же, уще́дри ны, и благослови́ ны, просвети́ лице́ Твое́ на ны, и поми́луй ны.

Чтец: Ами́нь. Влады́ко Бо́же О́тче Вседержи́телю, Го́споди Сы́не Единоро́дный Иису́се Христе́, и Святы́й Ду́ше, еди́но Бо́жество́, еди́на Си́ла, поми́луй мя, гре́шнаго: и и́миже ве́си судьба́ми, спаси́ мя, недосто́йнаго раба́ Твоего́, я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Час шесты́й 

Чтец: Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Христу́ Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Самому Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему.

Псало́м 53

Бо́же, во И́мя Твое́ спаси́ мя, и в си́ле Твое́й суди́ ми. Бо́же, услы́ши моли́тву мою́, внуши́ глаго́лы уст мои́х. Яко́ чужди́и воста́ша на мя, и кре́пцыи взыска́ша ду́шу мою́, и не предложи́ша Бо́га пред собо́ю. Се бо Бог помога́ет ми, и Госпо́дь засту́пник души́ мое́й. Отврати́т злая враго́м мои́м, и́стиною Твое́ю потреби́ их. Во́лею пожру́ Тебе́, испове́мся И́мени Твоему́, Го́споди, я́ко бла́го. Я́ко от вся́кия печа́ли изба́вил мя еси́ и на враги́ моя́ воззре́ о́ко мое́.

Псало́м 139

Изми́ мя, Го́споди, от челове́ка лука́ва, от мужа неправедна изба́ви мя. И́же помы́слиша непра́вду в се́рдце, весь день ополча́ху бра́ни. Изостри́ша язы́к сво́й я́ко змии́н, яд а́спидов под уста́ми их. Сохрани́ мя, Го́споди, из руки́ гре́шничи, от челове́к непра́ведных изми́ мя, и́же помы́слиша запя́ти стопы́ моя́. Скры́ша го́рдии сеть мне, и у́жы препя́ша сеть ногама мои́ма: При стези́ собла́зны положи́ша ми. Рех Го́сподеви: Бог мой еси́ Ты, внуши́, Го́споди, глас моле́ния моего́. Го́споди, Го́споди, Си́ло спасе́ния моего́, осени́л еси́ над главо́ю мое́ю в день бра́ни. Не преда́ждь мене, Го́споди, от жела́ния моего́ гре́шнику: помы́слиша на мя, не оста́ви мене́, да не когда́ вознесу́тся. Глава́ окруже́ния их, труд усте́н их покры́ет я́. Паду́т на них углия о́гненная; низложи́ши я в страсте́х, и не постоя́т. Муж язы́чен не испра́вится на земли́, мужа непра́ведна зла́я уловя́т во истле́ние. Позна́х, я́ко сотвори́т Госпо́дь суд ни́щым, и месть убо́гим. Оба́че пра́веднии испове́дятся И́мени Твоему́, и вселя́тся пра́вии с лице́м Твои́м.

Псало́м 90

Живы́й в по́мощи Вы́шняго, в кро́ве Бо́га Небе́снаго водвори́тся. Рече́т Го́сподеви: Засту́пник мой еси́ и Прибе́жище мое́, Бог мой и уповаю на Него́. Я́ко Той изба́вит тя от се́ти ло́вчи, и от словесе́ мяте́жна. Плещма́ Свои́ма осени́т тя, и под криле́ Его́ наде́ешися. Ору́жием обы́дет тя и́стина Его́, не убои́шися от стра́ха нощна́го, от стрелы́ летя́щия во дни: от ве́щи во тьме преходя́щия, от сря́ща и бе́са полу́деннаго. Паде́т от страны́ твоея́ ты́сяща и тьма одесну́ю тебе́, к те́бе же не прибли́жится. Оба́че очи́ма Твои́ма смо́триши, и воздая́ние гре́шников у́зриши. Я́ко Ты, Го́споди, упова́ние мое́, Вы́шняго положи́л еси́ прибе́жище Твое́. Не прии́дет к Тебе́ зло, и ра́на не прибли́жится телеси́ Твоему́. Я́ко а́нгелем Свои́м запове́сть о тебе́, сохрани́ти тя во всех путе́х твои́х. На рука́х во́змут тя, да не когда́ преткне́ши о ка́мень но́гу твою́. На а́спида и васили́ска насту́пиши, и попере́ши льва и зми́я. Я́ко на мя упова́, и изба́влю и, покры́ю и́, я́ко позна́ И́мя Мое́. Воззове́т ко Мне, и услы́шу его́: с ним есмь в ско́рби, изму его́, и просла́влю его́. Долгото́ю дней испо́лню его́, и явлю́ ему́ спасе́ние Мое́.

Сла́ва, и ны́не: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Три́жды). Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Сла́ва Отцу́ и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Тропа́рь, глас 2:

Спасе́ние соде́лал еси́ посреде́ земли́, Христе́ Бо́же, на Кресте́ пречи́стеи ру́це Твой просте́рл еси́, собира́я вся язы́ки, зову́щыя: Го́споди, сла́ва Тебе́.

И ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Яко не и́мамы дерзнове́ния, за премно́гия грехи́ на́ша, Ты И́же от Тебе́ ро́ждшагося моли́, Богоро́дице Де́во: мно́го бо мо́жет моле́ние Ма́тернее ко благосе́рдию Влады́ки, не пре́зри гре́шных мольбы́, Всечи́стая, я́ко Ми́лостив есть, и спасти́ моги́й, И́же и страда́ти о нас изво́ливый.

И пое́м три тропари́ от двуна́десяти. Глас 8:

Сия́ глаго́лет Госпо́дь иуде́ом: лю́дие Мой, что́ сотвори́х вам? Или́ чим вам стужи́х? Слепцы́ ва́ша просвети́х, прокаже́нныя очи́стих, му́жа су́ща на одре́ испра́вих. Лю́дие Мои́, что сотвори́х вам? Или́ что Мне возда́сте? За ма́нну, желчь: за воду, оцет: за е́же люби́ти Мя, ко Кресту́ Мя пригвозди́сте. Ктому́ не терплю́ про́чее, призову́ Моя́ язы́ки, и ти́и Мя просла́вят со Отце́м и Ду́хом, и Аз им да́рую Живо́т Ве́чный. (Два́жды).

Стих: Да́ша в снедь Мою́ желчь, и в жажду Мою́ напои́ша Мя о́цта.

Законополо́жницы Изра́илевы, иудее и фарисе́е, лик апо́стольский вопие́т к вам: се Храм, Его́же вы разори́сте: се А́гнец, Его́же вы распя́сте, и гро́бу предае́те, но вла́стию Свое́ю воскре́се. Не льсти́теся иуде́е. Той бо есть, И́же в мо́ри спасы́й, и в пусты́ни пита́вый. Той есть живо́т, и свет, и мир ми́рови.

Стих: Спаси́ мя, Бо́же, яко́ внидо́ша во́ды до души́ моея́.

Законополо́жницы Изра́илевы:

Сла́ва: Глас 5:

Прииди́те, христоно́снии лю́дие, ви́дим, что совеща́ Иу́да преда́тель, со свяще́нники беззако́нными, на Спаса на́шего: днесь пови́нна сме́рти, безсме́ртнаго Сло́ва сотвори́ша, и Пила́ту преда́вше, на ме́сте ло́бнем распя́ша. И сия́ стражда́ вопия́ше Спас наш, глаго́ля: оста́ви им, О́тче, грех сей, да разуме́ют язы́цы из ме́ртвых Мое́ воскресе́ние.

И ны́не: Прииди́те, христоно́снии лю́дие:

И кади́т диа́кон Ева́нгелие, ико́ны и настоятеля, и ли́ки то́кмо.

Та́же диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем:

Чтец: Проки́мен, глас четве́ртый: Го́споди, Госпо́дь наш, я́ко чудно И́мя Твое́ по все́й земли́.

Лик: Го́споди, Госпо́дь наш, я́ко чудно И́мя Твое́ по всей земли́.

Чтец, стих: Я́ко взя́тся великоле́пие Твое́ превыше небе́с.

Лик: Го́споди, Госпо́дь наш, я́ко чудно И́мя Твое́ по всей земли́.

Та́же Чтец: Го́споди, Госпо́дь наш.

Лик: Я́ко чу́дно И́мя Твое́ по всей земли́.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Иса́иина чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Та́ко глаго́лет Госпо́дь. Се уразуме́ет о́трок Мой, и вознесе́тся и просла́вится зело́. Я́коже ужасну́тся о Тебе́ мно́зи, Та́ко обезсла́вится от челове́к вид Твой, и сла́ва Твоя́ от сыно́в челове́ческих. Та́ко удивя́тся язы́цы мно́зи о Нем, и заградя́т царие уста́ своя́: я́ко, и́мже не возвести́ся о Нем, у́зрят, и и́же не слы́шаша, уразуме́ют. Го́споди, кто ве́рова слу́ху на́шему? И мы́шца Госпо́дня кому́ откры́ся? Возвести́хом я́ко отроча́ пред Ним, я́ко ко́рень в земли́ жа́ждущей, несть ви́да Ему́, ниже́ сла́вы: и ви́дехом Его́, и не имя́ше ви́да, ни добро́ты: но вид Его́ безче́стен, ума́лен па́че всех сыно́в челове́ческих: челове́к в я́зве сый, и ве́дый терпе́ти боле́знь, я́ко отврати́ся лице́ Его́, безче́стно бысть, и не вмени́ся. Сей грехи́ на́ша но́сит, и о нас боле́знует, и мы вмени́хом Его́ бы́ти в труде́, и в язве от Бо́га, и во озлобле́нии. То́й же я́звен бысть за грехи́ на́ша, и му́чен бысть за беззако́ния на́ша, наказа́ние ми́ра на́шего на Нем, я́звою Его́ мы исцеле́хом. Вси я́ко о́вцы заблуди́хом: челове́к от пути́ своего́ заблуди́, и Госпо́дь предаде́ Его́ грех ра́ди на́ших. И той, зане́ озло́блен бысть, не отверза́ет уст Свои́х: я́ко овча на заколе́ние веде́ся, и я́ко А́гнец пред стригу́щим его́ безгла́сен, та́ко не отверзает уст Свои́х. Во смире́нии его́ суд Его́ взятся: род же его́ кто испове́сть; я́ко взе́млется от земли́ живо́т его́, ра́ди беззако́ний люде́й мои́х веде́ся на смерть. И дам лука́выя вме́сто погре́бения его́ и бога́тыя вме́сто сме́рти его́, я́ко беззако́ния не сотвори́, ниже́ обре́теся лесть во усте́х его́. И Госпо́дь хо́щет очи́стити его́ от язвы: а́ще да́стся о гресе́, душа́ ва́ша узрит се́мя долгоживо́тное. И хо́щет Госпо́дь руко́ю Свое́ю отъя́ти боле́знь от души́ его́, яви́ти ему́ свет, и созда́ти ра́зумом, оправда́ти пра́веднаго, бла́го служа́ща мно́гим, и грехи́ их Той понесе́т. Сего́ ра́ди Той насле́дит мно́гих, и кре́пких раздели́т коры́сти: зане́ предана́ бысть на смерть душа́ Его́, и со беззако́нными вмени́ся, и Той грехи́ мно́гих вознесе́, и за беззако́ния их пре́дан бысть. Возвесели́ся непло́ды неражда́ющая, возгла́си́ и возопи́й нечревоболе́вшая: я́ко мно́га ча́да пусты́я па́че, не́жели иму́щия му́жа.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Ко Евре́ем посла́ния Свята́го апо́стола Па́вла чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, светя́й и освеща́емии, от Еди́наго вси: ея́же ра́ди вины́ не стыди́тся бра́тию нарица́ти их, глаго́ля: возвещу́ И́мя твое́ бра́тии мое́й, посреде́ це́ркве воспою́ тя. И па́ки: аз бу́ду наде́яся Нань. И па́ки: се аз и де́ти я́же ми дал есть Бог. Поне́же у́бо де́ти приобщи́шася пло́ти и кро́ви, и Той прии́скренне приобщи́ся те́хже, да сме́ртию упраздни́т иму́щаго держа́ву сме́рти, си́речь диа́вола: И изба́вит сих, ели́цы стра́хом сме́рти чрез все житие́ пови́нни бе́ша рабо́те. Не от А́нгел у́бо когда́ прие́млет, но от се́мене Авраа́мова прие́млет: Отню́дуже до́лжен бе по всему́ подо́битися бра́тии, да ми́лостив бу́дет и ве́рен первосвяще́нник в тех, я́же к Бо́гу, во е́же очи́стити грехи́ людски́я. В Не́мже бо пострада́ Са́мискуше́н быв, мо́жет и искуша́емым помощи́.

Свяще́нник: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Та́же диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

Свяще́нник: От Луки́ Свята́го Ева́нгелиа чте́ние (зачало 111).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

Свяще́нник: Во вре́мя о́но, ведя́ху со Иису́сом и и́на два злоде́я, с Ним уби́ти. И егда́ приидо́ша на ме́сто нарица́емое Ло́бное, ту распя́ша Его́, и злоде́я, о́ваго у́бо одесну́ю, а друга́го ошу́юю. Иису́с же глаго́лаше: О́тче, отпусти́ им, не ве́дят бо, что творя́т. Разделя́юще же ри́зы Его́ мета́ху жре́бия. И стояху лю́дие зря́ще. Руга́хуся же и кня́зи с ни́ми, глаго́люще: ины́я спасе́ да спа́сет и Себе́, а́ще Той есть Христо́с Бо́жий избра́нный. Руга́хуся же Ему́ и во́ини, приступа́юще, и о́цет приде́юще Ему́, и глаго́лаху: а́ще Ты еси́ Царь Иуде́йск, спаси́ся Сам. Бе же и написа́ние напи́сано над Ним письмены́ е́ллинскими, и ри́мскими, и евре́йскими: Сей есть Царь Иуде́йск. Еди́н же от обе́шеною злоде́ю хуля́ше Его́, глаго́ля: а́ще Ты еси́ Христо́с, спаси́ Себе́ и наю. Отвеща́в же други́й, преща́ше ему́, глаго́ля: ни ли ты бои́шися Бо́га, я́ко в то́мже осужде́н еси́? И мы у́бо в пра́вду, досто́йная бо по дело́м наю восприе́млева; Сей же ни еди́наго зла сотвори́. И глаго́лаше Иису́сови: помяни́ мя, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Си. И рече́ ему́ Иису́с: ами́нь глаго́лю тебе́, днесь со Мно́ю бу́деши в раи́. Бе же час я́ко шесты́й, и тьма бысть по всей земли́ до часа́ девя́таго. И поме́рче со́лнце, и заве́са церко́вная раздра́ся посреде́. И возгла́шь гла́сом ве́лиим Иису́с, рече́: О́тче, в ру́це Твои́ предаю́ дух Мой: и Сия́ рек и́здше. Ви́дев же со́тник бы́вшее, просла́ви Бо́га, глаго́ля: вои́стинну Челове́к Сей пра́веден бе. И вси прише́дшии наро́ди на позо́р сей, ви́дяще быва́ющая, бию́ще пе́рси своя́, возвраща́хуся. Стояху же вси зна́емии Его́ издале́ча, и же́ны спосле́дствовавшыя Ему́ от Галиле́и, зря́ще сих.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Чтец: Ско́ро да предваря́т ны щедро́ты Твоя́, Го́споди, я́ко обни́щахом зело́: помози́ нам, Бо́же Спа́се наш, сла́вы ра́ди И́мене Твоего́, Го́споди, изба́ви нас, и очи́сти грехи́ на́ша, И́мене ра́ди Твоего́.

Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство.

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распя́таго, прии́дите вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Та́же: Го́споди, поми́луй. (40).

И́же на вся́кое вре́мя и на вся́кий час, на Небеси́ и на земли́ покланя́емый и сла́вимый Христе́ Бо́же, Долготерпели́ве, Многоми́лостиве, Многоблагоутро́бне, И́же пра́ведныя любя́й и гре́шныя ми́луй, И́же вся зовы́й ко спасе́нию обеща́ния ра́ди бу́дущих благ: Сам, Го́споди, приими́ и на́ша в час сей моли́твы, и испра́ви живо́т наш к за́поведем Твои́м, ду́шы на́ша освяти́, телеса́ очи́сти, помышле́ния испра́ви, мы́сли очи́сти: и изба́ви нас от вся́кия ско́рби, зол и боле́зней. Огради́ нас святы́ми Твои́ми а́нгелы, да ополче́нием их соблюда́еми и наставля́еми, дости́гнем в соедине́ние ве́ры и в ра́зум непристу́пныя Твоея́ сла́вы: я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Сла́ва, и ны́не: Честне́йшую Херуви́м:

И́менем Госпо́дним Благослови́, О́тче.

Свяще́нник: Бо́же, уще́дри ны, и Благослови́ ны, просвети́ лице́ Твое́ на ны, и поми́луй ны.

Чтец: Ами́нь.

Та́же моли́тва Свята́го Вели́каго Васи́лиа:

Бо́же и Го́споди сил, и всея́ твари Соде́телю, иже за милосе́рдие безприкла́дныя ми́лости Твоея́, Единоро́днаго Сы́на Твоего́, Го́спода на́шего Иису́са Христа́, низпосла́вый на спасе́ние ро́да на́шего: и честны́м Его́ Кресто́м, рукописа́ние грех на́ших растерза́вый, и победи́вый тем нача́ла и вла́сти тьмы: Сам, Влады́ко Человеколю́бче, приими́ и нас гре́шных благода́рственныя сия и моле́бныя моли́твы, и изба́ви нас от вся́каго всегуби́тельнаго и мра́чнаго прегреше́ния, и всех озло́бити нас и́щущих ви́димых и неви́димых враг. Пригвозди́ стра́ху Твоему́ пло́ти на́ша и не уклони́ серде́ц на́ших в словеса́ или́ помышле́ния лука́вствия, но любо́вию Твое́ю уязви́ ду́шы на́ша: да к Тебе́ всегда́ взирающе, и И́же от Тебе́ све́том наставли́еми, Тебе́ непристу́пнаго и присносу́щнаго зря́ще Све́та, непреста́нное Тебе́ испове́дание и благодаре́ние возсыла́ем, Безнача́льному Отцу́, со Единоро́дным Твои́м Сы́ном, и Всесвяты́м, и Благи́м, и Животворя́щим Твои́м Ду́хом, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Час девя́тый 

Чтец: Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Христу́ Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Самому Христу́ Цареви и Бо́гу на́шему.

Псало́м 68

Спаси мя, Бо́же, я́ко внидо́ша во́ды до души́ мое́я. Углебо́х в тиме́нии глубины́ и несть постоя́ния: приидо́х во глубины́ морски́я, и бу́ря потопи́ мя. Утруди́хся зовый, измолче́ горта́нь мой, исчезо́сте о́чи мои́ от е́же упова́ти ми на Бо́га моего́. Умно́жишася па́че влас главы́ моея́ ненави́дящии мя ту́не: укрепи́шася врази́ мои́, изгоня́щии мя непра́ведно: и́же не восхища́х, тогда́ не воздая́х. Бо́же, Ты уве́дел еси́ безу́мие мое́, и прегреше́ния моя́ от Тебе́ не утаи́шася. Да не постыди́тся о мне терпя́щии Тебе́, Го́споди, Го́споди сил: ниже́ да посра́мятся о мне и́щущии Тебе́, Бо́же Изра́илев. Я́ко Тебе́ ра́ди претерпе́х поноше́ние, покры́ срамота́ лице́ мое́. Чужд бых бра́тии мое́й и стра́нен сыново́м ма́тере мое́й. Я́ко ре́вность до́му Твоего́ снеде́ мя, и поноше́ния поноси́ших Ти нападо́ша на мя. И покры́х посто́м ду́шу мою́, и бысть в поноше́ние мне. И положи́х одея́ние мое́ вре́тище, и бых им в при́тчу. О мне глумля́хуся седя́щии во врате́х, и о мне поя́ху пию́щии вино́. Аз же моли́твою мое́ю к Тебе́, Бо́же, вре́мя благоволе́ния: Бо́же, во мно́жестве ми́лости Твоея́ услы́ши мя, во и́стине спасе́ния Твоего́. Спаси́ мя от бре́ния, да не угле́бну: да изба́влюся от ненави́дящих мя и от глубо́ких вод. Да не потопи́т мене́ бу́ря водна́я, ниже́ да пожре́т мене́ глубина́, ниже́ сведе́т о мне рове́нник уст свои́х. Услы́ши мя, Го́споди, я́ко бла́га ми́лость Твоя́, по мно́жеству щедро́т Твои́х при́зри на мя. Не отврати́ лица Твоего́ от о́трока Твоего́, я́ко скорблю: ско́ро услы́ши мя. Вонми́ души́ мое́й и изба́ви ю: враг мои́х ра́ди изба́ви мя. Ты бо ве́си поноше́ние мое́, и студ мой, и срамоту́ мою́, пред Тобо́ю вси оскорбля́ющии мя. Поноше́ние ча́яше душа́ моя́, и страсть: и ждах соскорбя́щаго, и не бе, и утеша́ющих, и не обрето́х. И да́ша в снедь мою́ желчь, и в жа́жду мою́ напои́йша мя о́цта. Да бу́дет трапе́за их пред ни́ми в сеть, и в воздая́ние, и в собла́зн. Да помрача́тся о́чи их, е́же не ви́дети, и хребе́т их вы́ну сляцы́. Проле́й на ня гнев Твой, и ярость гне́ва Твоего́ да пости́гнет их. Да бу́дет двор их пуст, и в жили́щах их да не бу́дет живы́й. Зане́ его́же Ты породи́л еси́, ти́и погна́ша, и к боле́зни язв мои́х приложи́ша. Приложи́ беззако́ние к беззако́нию их, и да не вни́дут в пра́вду Твою́. Да потребя́тся от кни́ги живы́х, испра́ведными да не напи́шутся. Нищ и боли́й есмь аз: спасе́ние Твое́, Бо́же, да прии́мет мя. Восхвалю́ И́мя Бога моего́ с пе́снию, возвели́чу Его́ во хвале́нии: И уго́дна бу́дет Бо́гу па́че тельца́ ю́на, ро́ги износя́ща, и па́знокти. Да у́зрят ни́щии и возвеселя́тся. Взыщи́те Бо́га, и жива́ бу́дет душа́ ва́ша: я́ко услы́ша убо́гия Госпо́дь, и окова́нныя Своя́ не уничижи́. Да восхвалят Его́ Небеса́ и земля́, мо́ре и вся живу́щая в нем. Я́ко Бог спасе́т Сио́на, и сози́ждутся гра́ди иуде́йстии: и всели́тся тамо, и насле́дят и. И се́мя рабо́в Твои́х удержи́т и́, и лю́бящий и́мя Твое́ всели́тся в нем.

Псало́м 69

Бо́же, в по́мощь мою́ вонми́, Го́споди, помощи́ ми потщи́ся: Да постыдя́тся и посрамя́тся и́щущии ду́шу мою́: да возвратя́тся вспять и постыдя́тся хоти́щии ми зла́я. Да возвратя́тся а́бие стыдя́щеся, глаго́лющии ми: бла́гоже, бла́гоже. Да возра́дуются и возвеселя́тся, о Тебе́ вси и́щущии Тебе́, Бо́же: и да глаго́лют вы́ну, да возвели́чится Госпо́дь, лю́бящий спасе́ние Твое́. Аз же нищ есмь и убо́г, Бо́же, помози́ ми: Помо́щник мой и Изба́витель мой еси́ Ты, Го́споди, не закосни́.

Псало́м 85

Приклони́, Го́споди, ухо Твое́ и услы́ши мя, я́ко нищ и убо́г есмь аз. Сохрани́ ду́шу мою́, я́ко преподо́бен есмь: спаси́ раба́ Твоего́, Бо́же мой, упова́ющаго на Тя. Поми́луй мя, Го́споди, я́ко к Тебе́ воззову́ весь день. Возвесели́ ду́шу раба́ Твоего́, я́ко к Тебе́ взях ду́шу мою́. Я́ко Ты, Го́споди, благ и кро́ток, и многоми́лостив всем призыва́ющим Тя. Внуши́, Го́споди, моли́тву мою́ и вонми́ гла́су моле́ния моего́. В день ско́рби мое́й воззва́х к Тебе́, я́ко услы́шал мя еси́. Несть подо́бен Тебе́ в бозе́х, Го́споди, и несть по дело́м Твои́м. Вси язы́цы, ели́ки сотвори́л еси́, прии́дут и покло́нятся пред Тобою, Го́споди, и просла́вят и́мя Твое́. Я́ко ве́лий еси́ Ты и Творя́й чудеса́, Ты еси́ Бог еди́н. Наста́ви мя, Го́споди, на путь Твой и пойду во и́стине Твое́й: да возвесели́тся се́рдце мое́ боятися И́мене Твоего́. Испове́мся Тебе́, Го́споди Бо́же мой, всем се́рдцем мои́м и просла́влю И́мя Твое́ в век. Я́ко ми́лость Твоя́ ве́лия на мне, и изба́вил еси́ ду́шу мою́ от ада преиспо́днейшаго. Бо́же, законопресту́пницы воста́ша на мя, и сонм держа́вных взыска́ша ду́шу мою́, и не предложи́ша Тебе́ пред собо́ю. И Ты, Го́споди Бо́же мой, Ще́дрый и Ми́лостивый, Долготерпели́вый и Многоми́лостивый, и И́стинный. При́зри на мя и поми́луй мя, даждь держа́ву Твою́ о́троку Твоему́ и спаси́ Сы́на рабы Твоея́. Сотвори́ со мно́ю зна́мение во бла́го, и да ви́дят ненави́дящии мя и постыдя́тся: я́ко Ты, Го́споди, помо́гл ми и уте́шил мя еси́.

Сла́ва, и ны́не: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Три́жды). Го́споди, поми́луй. (Три́жды).

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Тропа́рь, глас 8:

Ви́дя разбо́йник Нача́льника жи́зни, на Кресте́ ви́сяща, глаго́лаше: а́ще не бы Бог был вопло́щся И́же с на́ми распныйся, не бы со́лнце лучи́ (Своя́) потаи́ло, ниже́ бы земля́ трепе́щущи трясла́ся. Но вся терпя́й, помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

И́же нас ра́ди рожде́йся от Девы, и распя́тие претерпе́в, Благи́й, испрове́ргий сме́ртию смерть, и воскресе́ние явле́й я́ко Бог, не пре́зри, я́же созда́л еси́ руко́ю Твое́ю. Яви́ Человеколю́бие Твое́, Ми́лостиве. Приими́ ро́ждшую Тя Богоро́дицу моля́щуюся за ны, и спаси́, Спа́се наш, лю́ди отча́янныя.

И пое́м тропари́ три от двунадесяти. Глас 7:

Ужас бе ви́дети небесе́ и земли́ Творца́ на Кресте́ ви́сяща, со́лнце поме́ркшее, день же па́ки в нощь прело́жшийся, и зе́млю из гробо́в возсыла́ющу телеса́ ме́ртвых; с ни́миже покланя́емся Тебе́, спаси́ нас. (Два́жды).

Стих: Раздели́ша ри́зы Моя́ се́бе, и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Глас 2: Егда́ на Кресте пригвозди́ша беззако́ннии Го́спода сла́вы, вопия́ше к ним: чим вас оскорби́х, или́ о чем прогне́вах? Пре́жде Ме́не кто вас изба́ви от ско́рби? И ны́не что́ Мне воздаете́? Зла́я за блага́я: за столп о́гненный на Крест Мя пригвозди́сте: За о́блак гроб Мне ископа́ете! За ма́нну желчь Мне принесо́сте: за во́ду о́цтом Мя напои́сте. Про́чее призову́ язы́ки, и ти́и Мя просла́вят со Отце́м и со Святы́м Ду́хом.

Стих: Даша в снедь Мою́ желчь, и в жажду Мою́ напои́ша Мя о́цта.

Егда́ на Кресте́ пригвозди́ша:

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху.

Глас 6: Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь, в ло́жную багряни́цу облачи́тся, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т. И́же во Иорда́не свободи́вый Ада́ма: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный, копи́ем прободе́ся Сын Де́выя. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

И ны́не: Днесь ви́сит на дре́ве:

И кади́т диа́кон Ева́нгелие и ико́ны, и настоя́теля, и ли́ки то́кмо.

Та́же диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем.

Чтец: Проки́мен, глас шестый: Рече́ безумен в се́рдце свое́м; несть Бог.

Лик: Рече́ безумен в се́рдце свое́м: несть Бог.

Чтец стих: Несть творя́й благостыню:

Лик: Рече́ безу́мен в се́рдце свое́м: несть Бог.

Та́же чтец: Рече́ безумен в се́рдце свое́м.

Лик: Несть Бог.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Иереми́ина чтение.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Го́споди, скажи́ ми, и уразуме́ю; тогда́ ви́дех начина́ния их, аз же я́ко а́гня незло́бивое ведо́мое на заколе́ние не разуме́х: я́ко на мя помы́слиша по́мысл лука́вый, глаго́люще: Прииди́те и вложи́м дре́во в хлеб его́, и истреби́м его́ от земли́ живу́щих, и и́мя его́ да не помяне́тся ктому́. Госпо́дь Савао́ф, судяй пра́ведно, испыту́яй сердца́ и утро́бы, да ви́жду мще́ние Твое́ на них, я́ко к Тебе́ откры́х оправда́ние мое́. Сего́ ра́ди сия́ глаго́лет Госпо́дь на му́жы анафо́фски и́щущыя души́ мое́й, глаго́лющыя: да не проро́чествуеши о И́мени Госпо́дни: а́ще ли же ни, у́мреши в рука́х на́ших. Сего́ ра́ди сия́ глаго́лет Госпо́дь Сил: се Аз посещу на них: ю́ношы их мече́м у́мрут, и сы́нове их и дще́ри их сконча́ются гла́дом. И оста́нка не бу́дет от них, наведу́ бо зла́я на живу́щыя во Анафо́фе, в ле́то посеще́ния их. Пра́веден еси́, Го́споди, я́ко отвеща́ю к Тебе́: оба́че судьбы́ возглаго́лю к Тебе́. Что я́ко путь нечести́вых спе́ется? Угобзи́шася вси творя́щии беззако́ния. Насади́л еси́ их, и укорени́шася: ча́да сотвори́ша, и сотвори́ша плод: близ еси́ ты уст их, дале́че же от утро́б их. И Ты, Го́споди, разуме́еши мя, ви́дел мя еси́, и искуси́л еси́ се́рдце мое́ пред Тобо́ю: собери́ их я́ко о́вцы на заколе́ние, и очи́сти их в день заколе́ния их. Доко́ле пла́кати и́мать земля́, и трава́ вся се́льная и́зсхнет от зло́бы живу́щих на ней? Погибо́ша ско́ти и пти́цы, я́ко реко́ша: не у́зрит Бог путе́й на́ших. Но́зи твои́ теку́т, и разслабля́ют тя. Иди́те, собери́те вся зве́ри се́льныя, и да прии́дут сне́сти е́. Па́стырие мно́зи растли́ша виногра́д Мой, оскверни́ша часть Мою́, да́ша часть жела́емую Мою́ в пусты́ню непрохо́дную. Положи́ша в потребле́ние па́губы. Я́ко сия́ глаго́лет Госпо́дь о всех сосе́дех лука́вых, прикаса́ющихся насле́дию Моему́, е́же раздели́х людем Мои́м Изра́илю: се Аз исто́ргну их от земли́ их, и дом Иу́дин изве́ргну от среды́ их. И бу́дет егда́ исто́ргну их, обращу́ся и поми́лую их, и вселю́ их, кого́ждо в достоя́ние свое́, и кого́ждо в зе́млю свою́.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Ко Евре́ем посла́ния Свята́го апо́стола Па́вла чте́ние. (Зачало 324).

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, иму́ще дерзнове́ние, входи́ти во Свята́я Кро́вию Иису́с Христо́вою, путе́м но́вым и живы́м, Его́же обнови́л есть нам заве́сою, си́речь, пло́тию Свое́ю, и Иере́а Вели́ка над до́мом Бо́жиим: Да приступа́ем со и́стинным се́рдцем во извеще́нии ве́ры, окропле́ни се́рдца от со́вести лука́выя, к измове́ни телеса́ водо́ю чи́стою. Да держи́м испове́дание упова́ния неукло́нное: ве́рен бо есть обеща́вый. И да разуме́вшем друг дру́га в поощре́нии любве́, и до́брых дел: не оставля́юще собра́ния своего́, я́коже есть не́ким обычай, но (друг дру́га) подвиза́юще: и толи́ко па́че, ели́ко ви́дите приближа́ющся день (су́дный). Во́лею бо согреша́ющым нам по прия́тии ра́зума и́стины, ктому́ о гресе́х не обрета́ется же́ртва: Стра́шно же не́кое ча́яние суда́, и огня́ ре́вность, поя́сти хотя́щаго сопроти́вныя. Отве́рглся кто зако́на Моисе́ова, без милосе́рдия при двою́ или́ трие́х свиде́телех умира́ет: Коли́ко мни́те го́ршия сподо́бится муки, и́же Сы́на Бо́жия попра́вый, и кровь заве́тную скве́рну возмни́в, в не́йже очисти́ся, и Ду́ха благода́ти укори́вый? Ве́мы бо ре́кшаго: Мне отмще́ние, Аз возда́м, глаго́лет Госпо́дь. И па́ки: я́ко су́дит Госпо́дь лю́дем Свои́м. Стра́шно есть е́же впа́сти в ру́це Бо́га Жива́го.

Свяще́нник: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Та́же диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

Свяще́нник: От Иоа́нна Свята́го Ева́нгелиа чте́ние. (Зача́ло 59).

Лик: Слава Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Диа́кон: Во́нмем.

Свяще́нник: Во вре́мя о́но, ведо́ша Иису́са от Каиа́фы в прето́р, бе же у́тро: и тии́ не внидо́ша в прето́р, да не оскверня́тся, но да ядя́т па́сху. Изы́де же Пила́т к ним вон, и рече́: кую речь прино́сите на челове́ка Сего́? Отвеща́ша и ре́ша ему́: а́ще не бы был Сей злоде́й, не бы́хом пре́дали Его́ тебе́. Рече́ же им Пила́т: поими́те Его́ вы, и по зако́ну ва́шему суди́те Ему́. Ре́ша же ему́ иуде́е: нам не достои́т уби́ти никого́же: да Сло́во Иису́сово сбу́дется, е́же рече́, назна́менуя ко́ею сме́ртию хотя́ше умре́ти. Вни́де же па́ки Пила́т в прето́р, и гласи́ Иису́са, и рече́ Ему́: Ты ли еси́ Царь Иуде́йск? Отвеща́ ему́ Иису́с: о себе́ ли ты сие́ глаго́леши или́ ини́и тебе́ реко́ша о Мне? Отвеща́ Пила́т: Еда́ аз жидови́н есмь? Род Твой и архиере́е преда́ша Тя мне, что́ еси́ сотвори́л? Отвеща́ Иису́с: Ца́рство Мое́ несть от ми́ра сего́. А́ще от мира сего́ было бы Ца́рство Мое́, слу́ги Мои́ у́бо подвиза́лися бы́ша, да не пре́дан бых был иуде́ом: ны́не же Ца́рство Мое́ несть отсю́ду. Рече́ же Ему́ Пила́т: у́бо Царь ли еси́ Ты? Отвеща́ Иису́с: ты глаго́леши, я́ко Царь есмь Аз. Аз на сие́ роди́хся, и на сие́ приидо́х в мир, да свиде́тельствую и́стину. И всяк и́же есть от и́стины, послу́шает гла́са Моего́. Глаго́ла Ему́ Пила́т: что́ есть и́стина, и сие́ рек, па́ки изы́де ко иуде́ом, и глаго́ла им: аз ни еди́ныя вины́ обрета́ю в Нем. Есть же обы́чай вам, да еди́наго вам отпущу́ на Па́сху: хо́щете ли у́бо, да отпущу́ вам Царя́ Иуде́йска. Возопи́ша же па́ки вси, глаго́люще: не Сего́, но Вара́вву. Бе же Вара́вва разбо́йник. Тогда́ у́бо Пила́т поя́т Иису́са, и би Его́. И во́ини спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша Ему́ на главу́, и в ри́зу багря́ну облеко́ша Его́. И глаго́лаху: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И бия́ху Его́ по лани́тома. Изы́де же па́ки вон Пила́т, и глаго́ла им: се извожу́ Его́ вам вон, да разуме́ете, я́ко в Нем ни еди́ныя вины́ обрета́ю. Изыде же вон Иису́с, нося́ терно́вен вене́ц, и багря́ну ри́зу. И глаго́ла им: Се Челове́к. Егда́ же ви́деша Его́ архиере́е и слуги́, возопи́ша глаго́люще: распни́, распни́ Его́. Глаго́ла им Пила́т: поими́те Его́ вы, и распни́те, аз бо не обрета́ю в Нем вины́. Отвеща́ша ему́ иудее: мы зако́н и́мамы, и по зако́ну на́шему до́лжен есть умре́ти, я́ко Себе́ Сы́на Бо́жия сотвори́. Егда́ же слыша Пила́т сие́ сло́во, па́че убоя́ся. И вни́де в прето́р па́ки, и глаго́ла Иису́сови: отку́ду еси́ Ты? Иису́с же отве́та не даде́ ему́. Глаго́ла же Ему́ Пила́т: мне ли не глаго́леши; не ве́си ли, я́ко власть и́мам распя́ти Тя, и власть и́мам пусти́ти Тя? Отвеща́ Иису́с: не и́маши вла́сти ни еди́ныя на Мне, а́ще не бы ти дано́ свы́ше: сего́ ра́ди преда́вый Мя тебе́ бо́лий грех и́мать. От сего́ иска́ше Пила́т пусти́ти Его́. Иуде́е же вопия́ху, глаго́люще: а́ще Сего́ пу́стиши, не́си друг ке́сарев. Всяк, и́же царя́ себе́ творя́й, проти́вится ке́сарю. Пила́т же, слы́шав сие́ сло́во, изведе́ вон Иису́са, и се́де на суди́щи, на ме́сте глаго́лемем Лифострото́н, евре́йски же Гавва́фа. Бе же пято́к Па́сце, час же я́ко шесты́й, и глаго́ла иуде́ом: Се Царь ваш. Они́ же вопияху: возми́, возми́, распни́ Его́. Глаго́ла им Пила́т: Царя ли ва́шего распну́? Отвеща́ша архиере́е: не и́мамы царя, то́кмо ке́саря. Тогда́ же предаде́ Его́ им, да распне́тся. Пое́мше же Иису́са, и ведо́ша. И нося́ Крест Свой, изы́де в глаго́лемое Ло́бное ме́сто, е́же глаго́лется евре́йски Голго́фа. Иде́же пропя́ша Его́, и с Ним и́на два сю́ду и сю́ду, посреде́ же Иису́са. Написа́ же и ти́тла Пила́т, и положи́ на Кресте́. Бе же напи́сано: Иису́с Назоряни́н Царь Иуде́йский. Сего́ же ти́тла мно́зи что́ша от иуде́й: я́ко близ бе ме́сто гра́да, иде́же пропя́ша Иису́са. И бе напи́сано евре́йски, гре́чески, ри́мски. Глаго́лаху же Пила́ту архие́рее иуде́йстии: не пиши́. Царь Иуде́йский: но я́ко сам рече́: Царь есмь Иуде́йский. Отвеща́ Пила́т: е́же писа́х, писа́х. Во́ини же егда́ пропя́ша Иису́са, прия́ша ри́зы Его́, и сотвори́ша четы́ри ча́сти, ко́емуждо во́ину часть, и хито́н. Бе же хито́н не шве́н, свы́ше истка́н весь. Ре́ша же к себе́: не предере́м его́, но ме́тнем жре́бия о нем, кому́ бу́дет: да сбу́дется Писа́ние глаго́лющее: раздели́ша ри́зы Моя́ себе́, и о имати́сме Мое́й мета́ша жре́бия. Во́ини же у́бо сия́ сотвори́ша. Стоя́ху же при Кресте́ Иису́сове Ма́ти Его́, и сестра́ Ма́тере Его́, Мари́а Клео́пова, и Мари́а Магдали́на. Иису́с же ви́дев Матерь, и ученика стояща, его́же любляше, глаго́ла Матери Свое́й: Же́но, се сын Твой. Пото́м же глаго́ла ученику́: Се Ма́ти Твоя́. И от того́ часа́ поя́т Ю́ учени́к во своя́си. Посе́м ве́дый Иису́с, я́ко вся уже́ соверши́шася, да сбу́дется Писа́ние, глаго́ла: жа́жду. Сосу́д же стоя́ше полн о́цта: они́ же испо́лнивше губу́ о́цта, и на трость во́нзше, приде́ша ко усто́м Его́. Егда́ же прия́т о́цет Иису́с, рече́: соверши́шася. И прекло́нь главу́, предаде́ дух. Иуде́е же, поне́же пято́к бе, да не оста́нут на Кресте́ телеса́ в суббо́ту: бе бо вели́к день тоя́ суббо́ты, моли́ша Пила́та, да пребию́т го́лени их, и во́змут. Приидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому с Ним. На Иису́са же прише́дше, я́ко ви́деша Его́ уже́ уме́рша, не преби́ша Ему́ го́лений. Но еди́н от во́ин копие́м ре́бра Ему́ прободе́, и а́бие изы́де кровь и вода. И ви́девый свиде́тельствова, и и́стинно есть свиде́тельство его́: и той весть, я́ко и́стину глаго́лет, да вы ве́ру и́мете. Бы́ша бо сия́, да сбу́дется Писа́ние: кость не сокруши́тся от Него́. И па́ки друго́е Писа́ние глаго́лет: воззря́т Нань, Его́же прободо́ша.

Лик: Сла́ва долготерпе́нию Твоему́, Го́споди.

Та́же чтец: Не преда́ждь нас до конца́, И́мене Твоего́ ра́ди и не разори́ Заве́та Твоего́, и не отста́ви ми́лости Твоея́ от нас, Авраа́ма ра́ди возлю́бленнаго от Тебе́, и за Исаа́ка раба́ Твоего́, и Изра́иля Свята́го Твоего́.

Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник возгла́с: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распятаго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши: Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Та́же: Го́споди, поми́луй. (40).

И́же на вся́кое вре́мя и на вся́кий час, на Небеси́ и на земли́ покланя́емый и сла́вимый, Христе́ Бо́же, Долготерпели́ве, Многоми́лостиве, Многоблагоутро́бне, И́же пра́ведныя любяй и гре́шныя ми́луяй, И́же вся зовы́й ко спасе́нию обеща́ния ра́ди бу́дущих благ. Сам, Го́споди, приими́ и на́ша в час се́й моли́твы, и испра́ви живо́т наш к за́поведем Твои́м, ду́шы на́ша освяти́, телеса́ очи́сти, помышле́ния испра́ви, мы́сли очи́сти и изба́ви нас от вся́кия ско́рби, зол и боле́зней. Огради́ нас святы́ми Твои́ми а́нгелы, да ополче́нием их соблюда́еми и наставля́еми, дости́гнем в соедине́ние ве́ры и в ра́зум непристу́пныя Твоея́ сла́вы: я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Сла́ва, и ны́не: Честне́йшую Херуви́м:

И́менем Госпо́дним Благослови́, О́тче.

Свяще́нник, возгла́с: Бо́же, уще́дри ны, и благослови́ ны, просвети́ лице́ Твое́ на ны, и поми́луй ны.

Чтец: Ами́нь.

Влады́ко, Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же наш, долготерпе́вый о на́ших согреше́ниих, и да́же до ны́нешняго часа́ приве́дый нас, во́ньже на Животворя́щем дре́ве ви́ся, благоразу́мному разбо́йнику, и́же в рай путесотвори́л еси́ вход, и сме́ртию смерть разру́шил еси́; очи́сти нас гре́шных и недосто́йных раб Твои́х, согреши́хом бо и беззако́нновахом, и не́смы досто́йны возвести́ очеса́ на́ша, и воззре́ти на высоту́ небе́сную, зане́ оста́вихом путь пра́вды Твоея́, и ходи́хом в во́лях серде́ц на́ших. Но мо́лим Твою́ безме́рную бла́гость: пощади́ нас, Го́споди, по мно́жеству ми́лости Твоея́, и спаси́ нас И́мене Твоего́ ра́ди, Свята́го, я́ко исчезо́ша в суете́ дни́е на́ши. Изми́ нас из руки́ сопроти́внаго и оста́ви нам грехи на́ша, и умертви́ плотско́е на́ше му́дрование, да ве́тхаго отложи́вше челове́ка, в но́ваго облеце́мся, и Тебе́ поживе́м на́шему Влады́це и Благоде́телю: и та́ко Твои́м после́дующе повеле́нием, в ве́чный поко́й дости́гнем, иде́же есть всех веселя́щихся жили́ще. Ты бо еси́ вои́стинну и́стинное Весе́лие и Ра́дость лю́бящих Тя, Христе́ Бо́же наш, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, со Безнача́льным Твои́м Отцем, и Пресвяты́м и Благи́м, и Животворя́щим Твои́м Ду́хом, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Та́же Блаже́нны скоро:

Во Ца́рствии Твое́м помяни́ нас, Го́споди; егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Блаже́ни ни́щии ду́хом, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Блаже́ни пла́чущии, я́ко ти́и уте́шатся.

Блаже́ни кро́тцыи, я́ко ти́и насле́дят зе́млю.

Блаже́ни а́лчущии и жа́ждущим пра́вды, я́ко тии насы́тятся.

Блаже́ни ми́лостивии, я́ко ти́и поми́ловани бу́дут.

Блаже́ни чи́стии се́рдцем, я́ко ти́и Бо́га у́зрят.

Блаже́ни миротво́рцы, я́ко ти́и сы́нове Бо́жии нареку́тся.

Блаже́ни изгна́ни пра́вды ра́ди, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.

Блаже́ни есте́, егда́ поно́сят вам, и изжену́т, и ре́кут всяк зол глаго́л на вы лжу́ще, Мене́ ра́ди.

Ра́дуйтеся и весели́теся, я́ко мзда ва́ша мно́га на небесе́х.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху и ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Помяни́ нас, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Помяни́ нас, Влады́ко, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Помяни́ нас, Святы́й, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.

Лик Небе́сный пое́т Тя, и глаго́лет: Свят, Свят, Свят Госпо́дь Савао́ф, испо́лнь не́бо и земля́ сла́вы Твоея́.

Стих: Приступи́те к Нему́, и просвети́теся, и ли́ца ва́ша не постыдя́тся.

Лик Небе́сный пое́т Тя, и глаго́лет:

Сла́ва: Ли́к святы́х А́нгел и Арха́нгел, со все́ми небе́сными си́лами, пое́т Тя, и глаго́лет: Свят, Свят, Свят Госпо́дь Савао́ф, испо́лнь не́бо и земля́ сла́вы Твоея́.

И ны́не: Ве́рую во Еди́наго Бо́га Отца́ Вседержи́теля, Творца́ не́бу и земли́, ви́димым же всем и неви́димым. И во Еди́наго Го́спода Иису́са Христа́, Сы́на Бо́жия, Единоро́днаго, и́же от Отца́ рожде́ннаго пре́жде всех век. Све́та от Све́та, Бо́га и́стинна от Бо́га и́стинна, рожде́нна, не сотворе́нна, Единосу́щна Отцу́, Имже вся бы́ша. Нас ра́ди челове́к и на́шего ра́ди спасе́ния сше́дшаго с небе́с, и воплоти́вшагося от Ду́ха Свя́та и Мари́и Де́вы, и вочелове́чшася. Распя́таго же за ны при Понти́йстем Пила́те, и страда́вша, и погребе́на, и воскре́сшаго в тре́тий день по Писа́нием. И возше́дшаго на Небеса́ и седя́ща одесну́ю Отца́. И па́ки гряду́щаго со сла́вою суди́ти живы́м и ме́ртвым: Его́ же Ца́рствию не бу́дет конца́. И в Ду́ха Свята́го Го́спода Животворя́щаго, И́же от Отца́ исходя́щаго, и́же со Отце́м и Сы́ном, спокланя́ема и ссла́вима, глаго́лавшаго проро́ки. Во Еди́ну Святу́ю Собо́рную и Апо́стольскую Це́рковь. Испове́дую еди́но Креще́ние, во оставле́ние грехо́в. Ча́ю воскресе́ния ме́ртвых: И жи́зни бу́дущаго ве́ка. Ами́нь.

Осла́би, оста́ви, прости́, Бо́же, прегреше́ния на́ша, во́льная и нево́льная, я́же в сло́ве и в де́ле, я́же в ве́дении и не в ве́дении, я́же во дни и в нощи́, я́же во уме́ и в помышле́нии, вся нам прости́, я́ко Благ и Человеколю́бец.

О́тче наш, И́же еси́ на Небесе́х, да святи́тся И́мя Твое́: да прии́дет Ца́рствие Твое́: да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на Небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь, и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим: и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Свяще́нник, возгла́с: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распя́таго, прииди́те вси воспои́м, Того бо виде Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Го́споди, поми́луй. (40).

И моли́тва:

Всесвята́я Тро́ице, Единосу́щная Держа́во, Неразде́льное Ца́рство, всех благи́х Вина́: благоволи́ же и о мне, гре́шнем, утверди́, вразуми́ се́рдце мое́, и всю мою́ отыми́ скве́рну, просвети́ мою́ мысль, да вы́ну сла́влю, пою́, и покланя́юся, и глаго́лю: еди́н Свят, еди́н Госпо́дь, Иису́с Христо́с, во сла́ву Бо́га Отца́. Ами́нь.

Та́же: Бу́ди И́мя Госпо́дне благослове́но от ны́не и до ве́ка. (Три́жды). Сла́ва, и ны́не:

Псало́м 33

Благословлю́ Го́спода на вся́кое вре́мя, вы́ну хвала́ Его́ во усте́х мои́х. О Го́споде похва́лится душа́ моя́, да услы́шат кро́тцыи и возвеселя́тся. Возвели́чите Го́спода со мно́ю и вознесе́м и́мя Его́ вку́пе. Взыска́х Го́спода, и услы́ша мя, и от всех скорбе́й мои́х изба́ви мя. Приступи́те к Нему́ и просвети́теся, и ли́ца ва́ша не постыдя́тся. Се́й ни́щий воззва́, и Госпо́дь услы́ша и, и от всех скорбе́й Его́ спасе́ и́. Ополчи́тся А́нгел Госпо́день о́крест боя́щихся его́ и изба́вит их. Вкуси́те и ви́дите, я́ко благ Госпо́дь: блаже́н муж, и́же упова́ет Нань. Бо́йтеся Го́спода вси святи́и Его́, я́ко несть лише́ния боя́щымся Его́. Богатии обнища́ша и взалка́ша: взыска́ющии же Го́спода не лиша́тся вся́каго блага. Прииди́те, ча́да, послу́шайте мене́, стра́ху Госпо́дню научу́ вас. Кто́ есть челове́к хотя́й живо́т, любя́й дни ви́дети бла́ги? Удержи́ язы́к твой от зла, и устне́ твои́ е́же не глаго́лати льсти. Уклони́ся от зла и сотвори́ бла́го, взыщи́ ми́ра и пожени́ и. О́чи Госпо́дни на пра́ведныя, и у́ши Его́ в моли́тву их. Лице́ же Госпо́дне на творя́щыя зла́я, е́же потреби́ти от земли́ па́мять их. Воззва́ша пра́веднии, и Госпо́дь услы́ша их, и от всех скорбе́й их изба́ви их. Близ Госпо́дь сокруше́нных се́рдцем, и смире́нныя ду́хом спасе́т. Мно́ги ско́рби пра́ведным, и от всех их изба́вит я́ Госпо́дь. Храни́т Госпо́дь вся ко́сти их, ни еди́на от них сокруши́тся. Смерть гре́шников люта́, и ненави́дящии пра́веднаго прегреша́т. Изба́вит Госпо́дь ду́шы раб Свои́х, и не прегреша́т вси упова́ющии́ на Него́.

Диа́кон: Прему́дрость.

Ли́к: Досто́йно есть я́ко вои́стинну:

Свяще́нник: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

Ли́к: Честне́йшую Херуви́м:

Свяще́нник: Сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, упова́ние на́ше, сла́ва Тебе́.

Лик: Сла́ва, и ны́не: Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Благослови́.

Свяще́нник твори́т отпу́ст:

И́же нас ра́ди челове́ков, и на́шего ра́ди спасе́ния, стра́шныя страсти, и Животворя́щий Крест, и во́льное погребе́ние пло́тию изво́ливый, Христо́с, И́стинный Бог наш, моли́твами Пречи́стыя Своея́ Матере, святы́х сла́вных и всехва́льных апо́стол, святы́х и пра́ведных Богооте́ц Иоаки́ма и А́нны, и все́х святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко Благ и Человеколю́бец.

Посе́м лик пое́т многоле́тие: Вели́каго Господи́на:

Последование вечерни во Святы́й и Вели́кий пято́к

Иерей, облачи́вшись во все свяще́нныя одежды, возглаша́ет: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Чтец: Ами́нь. И твори́м обы́чное нача́ло вече́рни и псало́м 103.

По псалме́ ектениа́ вели́кая: Ми́ром Го́споду помо́лимся.

По возгла́се: Я́ко подоба́ет: пою́т на о́ба ли́ка: Го́споди, воззва́х: во глас 1:

Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя, услы́ши мя, Го́споди. Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя: вонми́ гла́су моле́ния моего́, внегда́ воззва́ти ми к Тебе́. Услы́ши мя, Го́споди.

Да испра́вится моли́тва моя́, я́ко кади́ло пред Тобо́ю: воздея́ние руку́ мое́ю же́ртва вече́рняя. Услы́ши мя, Го́споди.

И по чи́ну вся: Положи́, Го́споди, хране́ние усто́м мои́м:

Зде пое́м стихи́ры на 6, во глас 1:

Стих: А́ще беззако́ния на́зриши, Го́споди, Го́споди, кто́ постои́т? Я́ко у Тебе́ очище́ние есть.

Вся тварь изменя́шеся стра́хом, зря́щи Тя на Кресте́ ви́сима, Христе́. Со́лнце омрача́шеся, и земли́ основа́ния сотряса́хуся: вся состра́даху Созда́вшему вся. Во́лею нас ра́ди претерпе́вый, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: И́мене ра́ди Твоего́ потерпе́х Тя, Го́споди, потерпе́ душа́ моя́ в сло́во Твое́, упова́ душа́ моя́ на Го́спода.

Вся тварь изменя́шеся стра́хом:

Стих: Глас 2: От стра́жи у́тренния до но́щи, от стра́жи у́тренния, да упова́ет И́зраиль на Го́спода.

Лю́дие злочести́вии и беззако́ннии, вску́ю поучаю́тся тще́тным? Вску́ю Живота́ всех на смерть осуди́ша? Ве́лие чудо, я́ко Созда́тель ми́ра в ру́ки беззако́нных предае́тся, и на дре́во возвыша́ется Человеколю́бец: да я́же во а́де ю́зники свободи́т, зову́щыя: долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Я́ко у Го́спода ми́лость и мно́гое у Него́ избавле́ние: и То́й изба́вит Изра́иля от всех беззако́ний его́.

Днесь зря́щи Тя Непоро́чная Де́ва на Кресте́, Сло́ве, возвыша́ема, рыда́ющи Ма́тернею утро́бою, уязвля́шеся се́рдцем го́рце, и стеня́щи боле́зненно из глубины́ души́, лице́ со власы́ терза́ющи. Те́мже и пе́рси биющи взыва́ше жа́лостно: увы́ Мне, Боже́ственное Ча́до! Увы Мне, Све́те ми́ра! Что́ заше́л еси́ от о́чию Мое́ю А́гнче Бо́жий? Те́мже во́инства безпло́тных тре́петом содержи́ми бя́ху, глаго́люще: непостижи́ме Го́споди, сла́ва Тебе́.

Стих: Хвали́те Го́спода вси язы́цы, похвали́те Его́ вси лю́дие.

На дре́ве ви́дящи ви́сима, Христе́, Тебе́ всех Зижди́теля и Бо́га, безсе́менно ро́ждшая Тя вопия́ше го́рько: Сы́не Мой, где добро́та за́йде зра́ка Твоего́? Не терплю́ зре́ти Тя непра́ведно распина́ема: потщи́ся у́бо воста́ни, я́ко да ви́жу и аз Твое́ из ме́ртвых тридне́вное воскресе́ние.

Глас 6: Я́ко утверди́ся ми́лость Его́ на нас, и и́стина Госпо́дня пребывает во век.

Днесь Влады́ка твари предстои́т Пила́ту, и Кресту́ предае́тся Зижди́тель всех: я́ко А́гнец приводи́мь Свое́ю во́лею, гвоздьми́ пригвождае́тся, и в ре́бра пробода́ется, и губо́ю напоя́ется, ма́нну одожди́вый, по лани́те зауша́ется Изба́витель ми́ра, и от Свои́х раб поруга́ется Созда́тель всех. О Влады́чняго Человеколю́бия! О распина́ющих моля́ше Своего́ Отца́, глаго́ля: О́тче, оста́ви им грех сей: не ве́дят бо беззако́ннии, что непра́ведное содева́ют.

Слава Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

О ка́ко беззако́нное со́нмище, Царя́ тва́ри осуди́ на смерть! Не устыде́вся благодея́ния, я́же воспомина́я, предутвержда́ше глаго́ля к ним: лю́дие Мои́, что́ сотвори́х вам? Не чуде́с ли испо́лних Иуде́ю; не мертвецы́ ли воскреси́х еди́нем сло́вом? Не вся́кую ли боле́знь исцели́х и недуг? Что у́бо Ми воздаете́? Вску́ю не по́мните Мя? За исцеле́ния ра́ны Мне наложи́вше, за живо́т умерщвля́юще, ве́шающе на дре́ве я́ко злоде́я, Благоде́теля! я́ко беззако́нна, Законода́вца: я́ко осужде́нна, всех Царя. Долготерпели́ве Го́споди, сла́ва Тебе́.

И ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Стра́шное и пресла́вное та́инство днесь де́йствуемо зри́тся: Неосяза́емый удержа́вается; вя́жется, Разреша́яй Ада́ма от кля́твы: Испыту́яй сердца́ и утро́бы, непра́ведно испыту́ется; в темни́це затворя́ется, и́же бе́здну затвори́вый; Пила́ту предстои́т, Ему́же тре́петом предстоя́т Небе́сныя си́лы; зауша́ется руко́ю созда́ния Созда́тель; на дре́во осужда́ется, судя́й живы́м и ме́ртвым: во гро́бе заключа́ется, разори́тель ада. И́же вся терпя́й милосе́рдно, и всех спасы́й от кля́твы, незло́биве Го́споди, сла́ва Тебе́.

И а́бие быва́ет вход со Святы́м Ева́нгелием. Иере́й благословля́ет вход. диа́кон возглашает: Прему́дрость, про́сти.

Лик же: Свете Ти́хий:

Посе́м диа́кон глаго́лет: Во́нмем.

Иере́й: Мир всем.

Диа́кон: Прему́дрость. Во́нмем.

Проки́мен, глас четве́ртый: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́, и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Диа́кон, стих: Бо́же, Бо́же мой, вонми́ ми, вску́ю оста́вил мя еси́?

Лик: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́:

Диа́кон: Раздели́ша ри́зы Моя́ себе́.

Лик: И о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бий.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Исхо́да чтение.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Глаго́ла Госпо́дь к Моисе́ю лице́м к лицу, я́коже а́ще бы кто возглаго́лал к своему́ дру́гу, и отпуща́шеся в полк: слуга́ же Иису́с сын Наи́ин ю́ноша не исхожда́ше из ски́нии. И рече́ Моисе́й ко Го́споду: се Ты мне глаго́леши, изведи́ лю́ди сия́. Ты же не яви́л ми еси́, кого́ после́ши со мно́ю. Ты же мне рекл еси́: вем Тя па́че всех, и благода́ть и́маши у Мене́. А́ще у́бо обрето́х благода́ть пред Тобо́ю, яви́ ми Тебе́ Сама́го, да разу́мно ви́жду Тя, я́ко да обре́т буду благода́ть пред Тобо́ю: и да позна́ю, я́ко лю́дие Твои́ язык вели́к сей. И глаго́ла (ему́ Госпо́дь): Аз сам преды́ду пред тобо́ю, и упоко́ю тя. И рече́ к Нему́ Моисе́й: а́ще Сам Ты не и́деши с на́ми, да не изведе́ши мя отсю́ду. И ка́ко ве́домо бу́дет вои́стинну, я́ко обрето́х благода́ть у Тебе́, аз же и лю́дие Твои́, то́чию иду́щу Ти с на́ми? И просла́влен бу́ду аз же и лю́дие Твои́ па́че всех язык, ели́цы суть на земли́. Рече́ же Госпо́дь к Моисе́ю: и сие́ тебе́ сло́во, е́же рекл еси́, сотворю́: обре́л бо еси́ благода́ть пре́до Мно́ю, и вем тя па́че всех. И глаго́ла Моисе́й: покажи́ ми сла́ву Твою́. И рече́ (Госпо́дь к Моисе́ю): Аз предыду́ пред тобо́ю сла́вою Мое́ю и воззову́ о И́мени Мое́м, Госпо́дь, пред тобо́ю: и поми́лую, его́же а́ще ми́лую: и уще́дрю, его́же а́ще ще́дрю. И рече́: не возмо́жеши ви́дети лица́ Моего́, не бо узрит челове́к лице́ Мое́, и жив бу́дет. И рече́ Госпо́дь: се ме́сто у Мене́, и ста́неши на ка́мени. Егда́ же пре́йдет сла́ва Моя́, и положу́ тя в разсе́лине ка́мене, и покры́ю руко́ю Мое́ю над тобо́ю, до́ндеже мимои́ду. И отыму́ руку́ Мою́ и тогда́ у́зриши за́дняя Моя́: Лице́ же Мое́ не яви́тся тебе́.

Посе́м возглаша́ет диа́кон: Во́нмем. Проки́мен, глас четве́ртый: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя, побори́ борющыя мя.

Лик: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя:

Стих: Приими́ оружие и щит, и воста́ни в по́мощь мою́.

Лик: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя:

Та́же: Суди́, Го́споди, оби́дящыя мя.

Лик: Побори́ борю́щыя мя.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: И́ова чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Госпо́дь, благослови́ после́дняя И́овля, не́же пре́жняя: бя́ху же ско́ти его́, ове́ц четырена́десять ты́сящ, велблю́дов шесть ты́сящ, супру́г воло́в ты́сяща, осли́ц ста́дных ты́сяща. Роди́ша же ся ему́ сы́нове седмь, и дще́ри три. И нарече́ пе́рвую у́бо, День: вторую же, Касси́ю: тре́тию же Амалфе́ев Рог. И не обрето́шася подо́бни в лепоте́ дще́рем И́овлевым в поднебе́сней: даде́ же им оте́ц насле́дие в бра́тии их. Поживе́ же И́ов по я́зве лет сто се́дмьдесят: всех же лет поживе́ две́сти четы́редесять осмь. И ви́де И́ов сы́ны Своя́, и сы́ны сыно́в свои́х, да́же до четве́ртаго ро́да. И сконча́ся И́ов стар, и испо́лнь дней. Пи́сано же есть па́ки воста́ти ему́, с ни́миже Госпо́дь возста́вит и́. Та́ко толкуется от си́рския кни́ги. В земли́ у́бо живы́й Аиситиди́йстей на преде́лех Идуме́и и Арави́и: пре́жде же бя́ше и́мя ему́ Иова́в. Взем же жену аравля́ныню, роди́ сы́на, ему́же и́мя Енно́н. Бе же той отца́ у́бо Заре́фа, Иса́вовых сыно́в сын, ма́тере же Восо́рры: я́коже бы́ти ему́ пя́тому от Авраама.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Проро́чества Иса́иина чте́ние.

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Та́ко глаго́лет Госпо́дь: се уразуме́ет о́трок Мой, и вознесе́тся и просла́вится зело́. Я́коже ужасну́тся о Тебе́ мно́зи, та́ко обезсла́вится от челове́к вид Твой, и сла́ва Твоя́ от сыно́в челове́ческих. Та́ко удивя́тся язы́цы мно́зи о Нем, и заградя́т ца́рие уста́ своя́: я́ко, и́мже не возвести́ся о Нем, у́зрят, и и́же не слы́ша, уразуме́ют. Го́споди, кто ве́рова слу́ху на́шему? и мы́шца Госпо́дня ко́му откры́ся? возвести́хом, я́ко отроча́ пред Ним, я́ко ко́рень в земли́ жа́ждущей. Несть ви́да Ему́, ниже́ сла́вы: и ви́дехом Его́, и не имя́ше ви́да, ни добро́ты: Но вид Его́ безче́стен, умален па́че всех сыно́в челове́ческих: челове́к в я́зве сый, и ве́дый терпе́ти боле́знь, я́ко отврати́ся лице́ Его́, безче́стно бысть, и не вмени́ся. Сей грехи́ на́ша но́сит, и о нас боле́знует, и мы вмени́хом Его́ бы́ти в труде́, и в язве от Бо́га, и во озлобле́нии. Той же я́звен бысть за грехи́ на́ша, и му́чен бысть за беззако́ния на́ша, наказа́ние ми́ра на́шего на Нем, я́звою Его́ мы исцеле́хом. Вси я́ко о́вцы заблуди́хом: челове́к от пути́ своего́ заблуди́, и Госпо́дь предаде́ Его́ грех ра́ди на́ших. И Той, зане́ озло́блен бысть, не отверза́ет уст Свои́х: я́ко овча́ на заколе́ние веде́ся, и я́ко А́гнец пред стригу́щим его́ безгла́сен, та́ко не отверза́ет уст Свои́х. Во смире́нии Его́ суд Его́ взя́тся: род же Его́ кто испове́сть? Я́ко взе́млется от земли́ живо́т Его́, ра́ди беззако́ний люде́й мои́х веде́ся на смерть. И дам лука́выя вме́сто погребе́ния Его́, и бога́тыя вме́сто сме́рти Его́, я́ко беззако́ния не сотвори́, ниже́ обре́теся лесть во усте́х Его́. И Госпо́дь хо́щет очи́стити Его́ от язвы: а́ще да́стся о гресе́, душа́ ва́ша у́зрит се́мя долгоживо́тное. И хо́щет Госпо́дь руко́ю Свое́ю отъя́ти боле́знь от души́ Его́, яви́ти Ему́ свет, и созда́ти ра́зумом, оправда́ти Пра́веднаго, Бла́го служаща мно́гим, и грехи́ их Той понесе́т. Сего́ ра́ди Той насле́дит мно́гих, и кре́пких раздели́т коры́сти: зане́ предана́ бысть на смерть душа́ Его́, и со беззако́нными вмени́ся: и Той грехи́ мно́гих вознесе́, и за беззако́ния их пре́дан бысть. Возвесели́ся непло́ды неражда́юшая, Возгла́си́ и возопи́й нечревоболе́вшая: я́ко мно́га чада пусты́я па́че, не́жели иму́щия му́жа.

Посе́м диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Проки́мен, глас шесты́й: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем, в те́мных и се́ни сме́ртней.

Лик: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем:

Стих: Го́споди, Бо́же спасе́ния моего́, во дни воззва́х и в нощи́ пред Тобо́ю.

Лик: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем:

Чтец: Положи́ша мя в ро́ве преиспо́днем.

Лик: В те́мных и се́ни сме́ртней.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: К Кори́нфяном посла́ния Свята́го апо́стола Павла чте́ние. (Зачало 125).

Диа́кон: Во́нмем.

Чтец: Бра́тие, сло́во кре́стное, погиба́ющым у́бо юро́дство есть, спаса́емым нам си́ла Бо́жия есть. Пи́сано бо есть: погублю́ прему́дрость прему́дрых, и ра́зум разу́мных отве́ргу. Где прему́др? Где кни́жник? Где совопро́сник ве́ка сего́? Не обуи́ ли Бог прему́дрость ми́ра сего́? Поне́же бо в прему́дрости Бо́жией, не разуме́ мир прему́дростию Бо́га, благоизво́лил Бог, бу́йством про́поведи спасти́ ве́рующих. Поне́же и иуде́е зна́мения про́сят, и е́ллини прему́дрости и́щут. Мы же пропове́дуем Христа́ распята, иуде́ем у́бо соблазн, е́ллином же безу́мие. Саме́м же зва́нным, иуде́ем же и е́ллином, Христа́, Бо́жию си́лу и Бо́жию Прему́дрость. Зане́ бу́ее Бо́жие, прему́дрее челове́к есть; и немощно́е Бо́жие, крепча́е челове́к есть. Ви́дите бо зва́ние ва́ше, бра́тие, я́ко не мно́зи ли прему́дри по пло́ти; не мно́зи ли си́льни; не мно́зи ли благоро́дни. Но бу́яя ми́ра избра Бог, да прему́дрыя посрами́т: и немощна́я ми́ра избра́ Бог, да посрами́т кре́пкая. И худоро́дная ми́ра, и уничиже́нная избра́ Бог, и не су́щая, да су́щая упраздни́т. Я́ко да не похва́лится вся́ка плоть пред Бо́гом. Из Него́же вы есте́ о Христе́ Иису́се, И́же бысть нам Прему́дрость от Бо́га, пра́вда же и освяще́ние, и избавле́ние. Да я́коже пи́шется: хваля́йся о Го́споде да хва́лится. И аз прише́д к вам, бра́тие, приидо́х не по превосхо́дному словеси́, или́ прему́дрости, возвещая вам свиде́тельство Бо́жие. Не суди́х бо ве́дети что в вас, то́чию Иису́са Христа́, и Сего́ распята.

Свяще́нник: Мир ти.

Чтец: И ду́хови твоему́.

Диа́кон: Прему́дрость.

Чтец: Аллилу́иа.

И а́бие пою́т: Аллилу́иа, во глас 1. (Три́жды).

Чтец же глаго́лет стихи́ сия́:

Стих 1: Спаси́ мя, Бо́же, я́ко внидо́ша во́ды до души́ моея́.

Стих 2: Поноше́ние ча́яше душа́ моя́, и страсть.

Сти́х 3: Да помрача́тся о́чи их, е́же не ви́дети.

Та́же, диа́кон: Прему́дрость, про́сти, услы́шим Свята́го Ева́нгелиа.

Свяще́нник: Мир всем.

Лик: И ду́хови твоему́.

Диа́кон: От Матфе́а Свята́го Ева́нгелиа чте́ние. (Зачало 110).

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Свяще́нник: Во́нмем.

Диа́кон: Во вре́мя о́но, сове́т сотвори́ша вси архиере́е и старцы людсти́и на Иису́са, я́ко уби́ти Его́. И связа́вше Его́ ведо́ша, и преда́ша Его́ Понти́йскому Пила́ту иге́мону. Тогда́ ви́дев Иу́да преда́вый Его́, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся возврати́ три́десять сре́бреники архиере́ем и ста́рцем, глаго́ля: согреши́х, преда́в кровь непови́нную. Они́ же ре́ша: что есть нам, ты у́зриши. И пове́рг сре́бреники в це́ркви, оти́де, и шед удави́ся. Архиере́е же прие́мше сре́бреники, ре́ша: недосто́йно есть вложи́ти их в корва́ну, поне́же це́на кро́ве есть. Сове́т же сотво́рше, купи́ша и́ми село́ скуде́льниче, в погреба́ние стра́нным. Те́мже нарече́ся село́ то Село́ Кро́ве до сего́ дне. Тогда́ сбы́стся рече́нное Иереми́ем проро́ком глаго́лющим: и прия́ша три́десять сре́бреник, це́ну Цене́ннаго, Его́же цени́ша от сыно́в Изра́илев: И даша я на селе́ скуде́льничи, я́коже сказа́ мне Госпо́дь. Иису́с же ста пред иге́моном, и вопроси́ Его́ иге́мон, глаго́ля: Ты ли еси́ Царь Иуде́йский? Иису́с же рече́ ему́: ты глаго́леши. И егда́ Нань глаго́лаху архиере́е и старцы, ничесо́же отвещава́ше. Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́т: не слыши́ши ли, коли́ко на Тя свиде́тельствуют. И не отвеща́ ему́ ни к еди́ному глаго́лу, я́ко диви́тися иге́мону зело́. На всяк же пра́здник обы́чай бе иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зня, его́же хотя́ху. И́мяху же тогда́ связана наро́чита, глаго́лемаго Варавву. Со́бравшымся же им, рече́ им Пила́т: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Вара́вву ли, или́ Иису́са глаго́лемаго Христа́? Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́. Седя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ к Нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебе́, и Пра́веднику Тому: мно́го бо пострада́х днесь во сне Его́ ра́ди. Архиере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сят Вара́вву, Иису́са же погубя́т. Отвеща́в же иге́мон рече́ им: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Они́ же ре́ша: Вара́вву. Глаго́ла им Пила́т: что́ у́бо сотворю́ Иису́су, глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси: да распя́т бу́дет. Иге́мон же рече́: ко́е у́бо зло сотвори́? Они́ же и́злиха вопия́ху, глаго́люще: да про́пят бу́дет. Ви́дев же Пила́т, я́ко ничто́же успева́ет, но па́че молва́ быва́ет, прие́м во́ду, умы́ ру́це пред наро́дом, глаго́ля: непови́нен есмь от Кро́ве Пра́веднаго Сего́, вы у́зрите. И отвеща́вше вси лю́дие ре́ша: кровь Его́ на нас, и на ча́дех на́ших. Тогда́ отпусти́ им Варавву, Иису́са же бив, предаде́ им, да Его́ про́пнут. Тогда́ во́ини иге́моновы прие́мше Иису́са на суди́ще, собраша Нань все мно́жество во́ин. И совле́кше Его́, оде́яша Его́ хлами́дою червле́ною. И спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша на главу́ Его́, и трость в десни́цу Его́: и покло́ншеся на коле́ну пред Ним, руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И плю́нувше Нань, прия́ша трость, и бия́ху по главе́ Его́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ багряни́цу, и облеко́ша Его́ в ри́зы Его́: и ведо́ша Его́ на пропя́тие. Исходя́ще же обрето́ша челове́ка Кирине́йска, и́менем Си́мона: и сему заде́ша понести́ крест Его́. И прише́дше на ме́сто нарица́емое Голго́фа, е́же есть глаго́лемо Кра́ниево ме́сто, да́ша Ему́ пи́ти о́цет с же́лчию сме́шен: и вкуш не хотя́ше пи́ти. Распе́ншии же Его́, раздели́ша ри́зы Его́, ве́ргше жре́бия: И седя́ще стрежа́ху Его́ ту. И возложи́ша ве́рху главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Сей есть Иису́с Царь Иуде́йский. Тогда́ распя́ша с Ним два разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю. Еди́н же от обе́шеною злоде́ю хуля́ше Его́ глаго́ля: а́ще Ты еси́ Христо́с, спаси́ Себе́ и наю. Отвеща́в же други́й, преща́ше ему́, глаго́ля: ни ли ты бои́шися Бо́га, я́ко в то́мже осужде́н еси́. И мы у́бо в пра́вду: досто́йная бо по дело́м наю восприе́млева: Сей же ни еди́наго зла сотвори́. И глаго́лаше Иису́сови: помяни́ мя, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Си. И рече́ ему́ Иису́с: ами́нь глаго́лю тебе́, днесь со Мно́ю бу́деши в раи́. Мимоходя́щии же хуля́ху Его́, покива́юще глава́ми Свои́ми, и глаго́люще: разоря́яй це́рковь, и треми́ де́ньми созида́яй, спаси́ся Сам: а́ще Сын еси́ Бо́жий, сни́ди со Креста́. Та́кожде же и архиере́е, руга́ющеся с кни́жники и старцы и фарисе́и, глаго́лаху: ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? А́ще Царь Изра́илев есть, да сни́дет ны́не со креста́, и ве́руем в Него́. Упова́ на Бо́га, да изба́вит ны́не Его́, а́ще хо́щет Ему́: рече́ бо, я́ко Бо́жий есмь Сын. То́жде же и разбо́йника распя́тая с Ним поноша́ста Ему́. От шеста́го же часа́ тма бысть по всей земли́, до часа́ девя́таго. О девя́том же часе́ возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Или́, Или́, Лима́ Савахвани́? Еже есть Бо́же Мой, Бо́же Мой, вску́ю Мя еси́ оста́вил? Не́цыи же от ту стоя́щих слы́шавше, глаго́лаху: я́ко Илию́ глаша́ет Сей. И а́бие тек еди́н от них, и прие́м губу́, испо́лнив же о́цта, и вонзе́ на трость, напая́ше Его́. Про́чии же глаго́лаху: оста́ви, да ви́дим, а́ще прии́дет Илиа́ спасти́ Его́. Иису́с же па́ки возопи́в гла́сом ве́лиим, испусти́ дух. И се заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е, с вы́шняго края до ни́жняго: и земля́ потрясе́ся, и ка́мение распаде́ся. И гро́би отверзо́шася: и мно́га телеса́ усо́пших святы́х воста́ша: И изше́дше из гроб по воскресе́нии Его́, внидо́ша во Святы́й град, и яви́шася мно́зем. Со́тник же и и́же с ним стрегу́щии Иису́са, ви́девше трус и бы́вшая, убоя́шася зело́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жий Сын бе Сей. Иуде́е же, поне́же пято́к бе, да не оста́нут на кресте́ телеса́ в суббо́ту: бе бо ве́лик день тоя суббо́ты, моли́ша Пила́та, да пребию́т го́лени их, и во́змут. Приидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому с Ним. На Иису́са же прише́дше, я́ко ви́деша Его́ уже́ уме́рша, не преби́ша Ему́ го́лений: Но еди́н от во́ин копие́м ре́бра Ему́ прободе́, и а́бие изы́де кровь и вода́. И ви́девый свиде́тельствова, и и́стинно есть свиде́тельство его́: и той весть, я́ко и́стину глаго́лет, да вы ве́ру и́мете. Бы́ша бо сия́, да сбу́дется Писа́ние: кость не сокруши́тся от Него́. И па́ки друго́е Писа́ние глаго́лет: воззря́т Нань, Его́же прободо́ша. Бя́ху же ту и же́ны мно́ги издале́ча зря́ща, я́же идо́ша по Иису́се от Галиле́и, служа́ща Ему́. В ни́хже бе Мари́а Магдали́на, и Мари́а Иа́ковля, и Ио́сии ма́ти, и ма́ти Сы́ну Зеведе́ову. По́зде же бы́вшу, прии́де челове́к бога́т от Ари́мафеа, и́менем Ио́сиф: и́же и той учи́ся у Иису́са. Сей присту́пль к Пила́ту, проси́ телесе́ Иису́сова. Тогда́ Пила́т повеле́ да́ти те́ло. И прие́м те́ло Ио́сиф, обви́т Е́ плащани́цею чи́стою. И положи́ Е́ в но́вем свое́м грбо́е, и́же изсече́ в ка́мени: и возвали́в камень ве́лий над две́ри гро́ба, оты́де. Бе же ту Мари́а Магдали́на и другая Мари́а, седя́ще пря́мо гро́ба.

Лик: Сла́ва Тебе́, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Та́же ектениа́: Рцем вси: и возгла́с: Я́ко Ми́лостив и Человеколю́бец Бог еси́:

Лик: Ами́нь.

По возгла́се глаго́лет учине́нный чтец: Сподо́би, Го́споди:

Та́же па́ки ектениа́: Испо́лним вече́рнюю моли́тву на́шу Го́сподеви:

И по возгла́се ектении́ и моли́тве главопрекло́нней пое́м стихо́вныя стихи́ры подо́бны 4, глас 2:

Егда́ от дре́ва Тя ме́ртва, Аримафе́й снят всех Живота́, сми́рною и плащани́цею Тя, Христе́, обви́в, и любо́вию подвиза́шеся, се́рдцем и устна́ми, Те́ло нетле́нное Твое́ облобыза́ти. Оба́че одержи́мь стра́хом, ра́дуяся вопия́ше Ти: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Стих: Госпо́дь воцари́ся, в ле́поту облече́ся.

Егда́ во гро́бе но́ве за всех положи́лся еси́, Изба́вителю всех, ад всесмехли́вый ви́дев Тя ужасе́ся, вереи́ сокруши́шася, сломи́шася врата́, гро́би отверзо́шася, ме́ртвии воста́ша. Тогда́ Адам благода́рственно ра́дуяся вопия́ше Тебе́: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бию.

Стих: И́бо утверди́ вселе́нную, я́же не подви́жится.

Егда́ во гро́бе пло́тски хотя заключи́лся еси́, и́же естество́м Бо́жества пребыва́яй неопи́санный и неопределе́нный, сме́рти заключи́л еси́ сокро́вища, и а́дова вся истощи́л еси́, Христе́, Ца́рствия: тогда́ и суббо́ту сию́ Боже́ственнаго благослове́ния и сла́вы, и Твоея́ све́тлости сподо́бил еси́.

Стих: До́му Твоему́ подоба́ет святыня, Го́споди, в долготу́ дний.

Егда́ си́лы зря́ху Тя, Христе́, я́ко преле́стника от беззако́нных оклевета́ема, ужасахуся неизглаго́ланному долготерпе́нию Твоему́, и ка́мень гро́ба рука́ми запеча́танный, и́миже Твоя́ нетле́нная ре́бра прободо́ша, оба́че на́шему спасе́нию ра́дующеся вопия́ху Ти: сла́ва снизхожде́нию Твоему́, Человеколю́бче.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху и ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Глас 5: Тебе́ оде́ющагося све́том я́ко ри́зою, снем Ио́сиф с дре́ва с Никоди́мом, и ви́дев ме́ртва, на́га, непогребе́на, благосе́рдный плач восприи́м, рыда́я глаго́лаше: увы мне, сладча́йший Иису́се, Его́же вма́ле со́лнце на Кресте́ ви́сима узре́вшее, мра́ком облага́шеся, и зе́мля стра́хом колеба́шася, и раздира́шеся церко́вная заве́са: но се ны́не ви́жу Тя, мене́ ра́ди во́лею подъе́мша смерть. Ка́ко погребу Тя, Бо́же мой? Или́ како́ю плащани́цею обвию́? Ко́има ли рука́ма прикосну́ся нетле́нному Твоему́ Те́лу? Или́ ки́я пе́сни воспою́ Твоему́ исхо́ду, Ще́дре? Велича́ю стра́сти Твоя́, песносло́влю и погребе́ние Твое́ со воскресе́нием, зовый: Го́споди, сла́ва Тебе́.

При пе́нии Тебе́ оде́ющагося: отверза́ются Царския́ врата и предстоя́тель с диа́коном соверша́ют троекра́тное кажде́ние вокру́г Престо́ла с лежа́щей на нем Плащани́цей.

Та́же чтец глаго́лет: Ны́не отпуща́еши:

Трисвято́е: по О́тче наш.

Свяще́нник возгла́с: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Лик: Ами́нь.

И а́бие пое́м тропа́рь во глас 2:

Благообра́зный Ио́сиф, с дре́ва снем Пречи́стое Те́ло Твое́, плащани́цею чи́стою обви́в, и вони́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Во вре́мя пе́ния тропаря́ Благообразный Ио́сиф: предстоя́тель полага́ет себе́ на главу́ лежа́щее на плащани́це Ева́нгелие и пове́рх его́ саму́ю Плащани́цу, подде́рживаемую сослужа́щими иере́ями. Они́ иду́т вокру́г Престо́ла че́рез го́рнее ме́сто в се́верную дверь, изно́сят Плащани́цу на среди́ну хра́ма и полага́ют на угото́ванном ме́сте. Предстоя́тель с диа́коном соверша́ют кажде́ние о́крест Плащани́цы три́жды.

Сла́ва, и ны́не: Други́й тропа́рь:

Мироно́сицам же́нам при гро́бе представ а́нгел вопия́ше: ми́ра ме́ртвым суть прили́чна, Христо́с же истле́ния яви́ся чуждь.

По пе́нии тропаре́й произно́сится про́поведь.

Посе́м диа́кон: Прему́дрость.

Лик: Благослови́.

Свяще́нник: Сый благослове́н Христо́с Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Лик: Ами́нь. Утверди́, Бо́же, Святу́ю правосла́вную ве́ру, правосла́вных христиа́н во век ве́ка.

Свяще́нник: Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ нас.

Лик: Честне́йшую Херуви́м:

Свяще́нник: Сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же, упова́ние на́ше, сла́ва Тебе́.

Лик: Сла́ва, и ны́не: Го́споди, поми́луй. (Три́жды). Благослови́.

Свяще́нник глаго́лет отпуст:

И́же нас ра́ди челове́ков и на́шего ра́ди спасе́ния стра́шныя страсти, и Животворя́щий Крест, и во́льное погребе́ние пло́тию изво́ливый, Христо́с, И́стинный Бог наш, моли́твами Пречи́стыя Своея́ Матере, святы́х сла́вных и всехва́льных апо́стол, святы́х и пра́ведных Богооте́ц Иоаки́ма и А́нны, и все́х святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко Благ и Человеколю́бец.

Ли́к пое́т: Вели́каго Господи́на:

После́дование ма́лаго повече́рия во Святы́й и Вели́кий пято́к

Свяще́нник глаго́лет: Благослове́н Бог наш, всегда́, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в.

Чтец глаго́лет: Ами́нь. И обы́чное нача́ло повече́рия.

По прочте́нии Ве́рую: пое́м кано́н, творе́ние Симео́на Логофе́та о распя́тии Госпо́дни, и на плач Пресвяты́я Богоро́дицы. Глас 6.

Песнь 1

Ирмо́с: Я́ко по суху пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную песнь пои́м, вопия́ше. (Два́жды).

Припе́в: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обе́шена я́ко ви́де на Кресте́ Сы́на и Го́спода Де́ва Чи́стая, терза́ющися, вопия́ше го́рце, со други́ми жена́ми стеня́щи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ви́жу Тя ны́не, возлюбленное Мое́ Чадо и люби́мое, на Кресте́ ви́сяща, и уязвля́юся го́рце се́рдцем, рече́ Чи́стая: но даждь сло́во, Благи́й, Рабе́ Твое́й.

Сла́ва: Волею, Сы́не Мой, и Тво́рче, терпи́ши на дре́ве лю́тую смерть, Де́ва глаго́лаше предстоя́щи у Креста со возлю́бленным ученико́м.

И ны́не: Ны́не Моего́ ча́яния ра́дости и весе́лия. Сы́на Моего́ и Го́спода лишена́ бых: увы Мне, боле́зную се́рдцем! Чи́стая пла́чущи глаго́лаше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Я́ко по су́ху:

Песнь 3

Ирмо́с: Несть Свят, я́коже Ты, Го́споди Бо́же мой, вознесы́й рог ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый нас на ка́мени испове́дания Твоего́. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Стра́ха ра́ди иуде́йска Петр скры́ся, и вси отбего́ша ве́рнии, оста́вльше Христа́, Де́ва рыда́ющи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

О Стра́шном Твое́м Рождестве́ и стра́нном, Сы́не Мой, па́че всех ма́терей возвели́чена бых Аз: но увы́ Мне, ны́не Тя ви́дяши на дре́ве, распала́юся утро́бою.

Сла́ва: Хощу́ утро́бу Мою́ на руку́, и́маже я́ко Младе́нца держа́х, с дре́ва прия́ти, веща́ше Чи́стая: но никто́же, увы Мне, Сего́ даде́.

И ны́не: Се Свет Мой сла́дкий, Наде́жда и Живо́т Мой Благи́й, Бог Мой, угасе́ на Кресте́, распала́юся утро́бою, Де́ва стеня́щи глаго́лаше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Несть Свят:

Песнь 4

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бог и Госпо́дь, Честна́я Це́рковь благоле́пно пое́т взыва́ющи, от смы́сла чи́ста, о Го́споде пра́зднующи. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Со́лнце незаходя́й Бо́же Преве́чный, и Тво́рче всех тва́рей, Го́споди, ка́ко терпи́ши страсть на Кресте́? Чи́стая пла́чущи глаго́лаше.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Плачущи глаго́лаше Браконеиску́сная, ко благообра́зному: потщи́ся Ио́сифе к Пила́ту приступи́ти, и испроси́ сня́ти со дре́ва Учи́теля твоего́.

Сла́ва: Ви́дев Пречи́стую го́рце слезя́щу, Ио́сиф смути́ся, и пла́чася приступи́ к Пила́ту, даждь ми, вопи́я с пла́чем, Те́ло Бога Моего́.

И ны́не: Уя́звена Тя ви́дящи, и без сла́вы, на́га на дре́ве, Ча́до Мое утро́бою распала́юся рыда́ющи, я́ко Мати, Де́ва провещава́ше.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Христо́с моя́ си́ла:

Песнь 5

Ирмо́с: Бо́жиим Све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя ве́дети, Сло́ве Бо́жий, И́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Растерза́яся и рыда́я, и дивя́ся вку́пе с Никоди́мом снят Ио́сиф, и уцелова́в Пречи́стое Те́ло, рыда́ше, и стеня́ше, и поя́ Его́ я́ко Бо́га.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Прии́мши Его́ с пла́чем Ма́ти неискусому́жная, положи́ на коле́ну, моля́щи Его́ со слеза́ми, и облобыза́ющи, го́рце же рыда́ющи и восклица́ющи.

Сла́ва: Еди́ну наде́жду и живо́т, Влады́ко Сы́не Мой и Бо́же, во о́чию свет Раба́ Твоя́ име́х, ны́не же лишена́ бых Тебе́, сла́дкое Мое́ Ча́до и люби́мое.

И ны́не: Боле́зни и ско́рби, и воздыха́ния обрето́ша Мя, увы́ Мне! Чи́стая го́рце рыда́ющи глаго́лаше, ви́дящи Тя, Ча́до Мое́ возлю́бленное, на́га и уедине́на, и во́нями пома́зана мертвеца́.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же:

Песнь 6

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре воздвиза́емое зря напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к вопию́ Ти: возведи́ от тли живо́т мой, Многоми́лостиве. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ме́ртва Тя зрю, Человеколю́бче, оживи́вшаго ме́ртвыя, и содержа́ща вся, уязвля́юся лю́те утро́бою: хоте́ла бых с Тобо́ю умре́ти, Пречи́стая глаго́лаше: не терплю́ бо без дыха́ния ме́ртва Тя ви́дети.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Дивлю́ся зря́щи Тя, Преблаги́й Бо́же, и Преще́дрый Го́споди, без сла́вы, и без дыха́ния, и безобра́зна, и пла́чуся держа́щи Тя, я́ко не наде́яхся, увы Мне, ви́дети Тя, Сы́не Мой и Бо́же.

Сла́ва: Не изглаго́леши ли Рабе́ Твое́й слова, Сло́ве Бо́жий? Не уще́дриши ли, Влады́ко, Тебе́ ро́ждшую? глаго́лаше Чи́стая, рыда́ющи и пла́чущи, облобыза́ющи Те́ло Го́спода Своего́.

И ны́не: Помышля́ю, Влады́ко, я́ко ктому́ сла́дкаго Твоего́ не услы́шу гла́са, ни добро́ты лица́ Твоего́ узрю́, я́коже пре́жде Раба́ Твоя́: и́бо заше́л еси́, Сы́не Мой, от о́чию Мое́ю.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Жите́йское мо́ре:

Конда́к, глас 8.

Нас ра́ди распя́таго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

И́кос: Своего́ А́гнца А́гница зря́щи, к заколе́нию влеко́ма, после́доваше Мари́а просте́ртыми власы́ со ине́ми же́нами, сия́ вопию́щи: ка́мо и́деши, Чадо? Чесо́ ра́ди ско́рое тече́ние соверша́еши? Еда́ други́й брак па́ки есть в Кане, и та́мо ны́не тщи́шися, да от воды́ им вино́ сотвори́ши? Иду ли с Тобо́ю, Ча́до, или́ па́че пожду́ Тебе́? Даждь Ми сло́во, Сло́ве, не молча́ мимоиди́ Мене́, чи́сту соблюды́й Мя: Ты бо еси́ Сын и Бог Мой.

Песнь 7

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пещь соде́ла А́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие мучи́теля увеща́ вопи́ти, благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Где, Сы́не Мой и Бо́же, благове́щение дре́внее, е́же Ми Гаврии́л глаго́лаше? Царя Тя, Сы́на и Бо́га Вы́шняго нарица́ше: ны́не же ви́жу Тя, Све́те Мой сла́дкий, на́га и уя́звена мертвеца́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Избавля́яй боле́зни, ны́не приими́ Мя с Собо́ю, Сы́не Мой и Бо́же, да сни́ду, Влады́ко, во ад с Тобо́ю и Аз, не оста́ви Мене́ еди́ну, уже́ бо жи́ти не терплю́, не ви́дящи Тебе́ сла́дкаго Моего́ Све́та.

Сла́ва: С други́ми жена́ми мироно́сицами, рыда́ющи Непоро́чная го́рце, и носи́ма ви́дящи Христа́, глаго́лаше: увы Мне! Что́ ви́жу? Ка́мо и́деши ны́не, Сы́не Мой, а Мене́ еди́ну оставля́еши?

И ны́не: Изнемога́ющи и рыда́ющи Непоро́чная мироно́сицам глаго́лаше: срыда́йте Ми, и спла́читеся го́рце, Се бо Свет Мой сла́дкий, и Учи́тель ваш гро́бу предае́тся.

Та́же ирмо́с о́ба ли́ка пою́т вку́пе: Росода́тельну у́бо пещь:

Песнь 8

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́, и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя превозно́сим во вся ве́ки. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Де́ву рыда́ющу Ио́сиф ви́дев, растерза́шеся весь и вопия́ше го́рько: ка́ко Тя, о Бо́же мой, ны́не погребу́ раб Твой? Каки́ми плащани́цами обвию́ Те́ло Твое́?

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Па́че ума превзы́де стра́нное Твое́ виде́ние нося́щаго тварь всю Го́спода: сего́ ра́ди Ио́сиф я́ко ме́ртва Тя на руку́ свое́ю, и с Никоди́мом но́сит и погреба́ет.

Благослови́м Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода.

Стра́нную ви́жу и пресла́вную тайну, Де́ва вопия́ше Сы́ну и Го́споду: ка́ко в худо́м гро́бе полага́ешися, ме́ртвыя повеле́нием Возста́вляяй во гробе́х.

И ны́не, и присно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Ни от гро́ба Твоего́ воста́ну, Чадо Мое́, ни сле́зы точа́щи преста́ну Раба́ Твоя́, до́ндеже и Аз сни́ду во ад: не могу́ бо терпе́ти разлуче́ния Твоего́, Сы́не Мой.

Та́же пою́т о́ба ли́ка вку́пе:

Хвалим, Благослови́м, покланя́емся Го́сподеви, пою́ще и превознося́ще во вся ве́ки.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́:

Песнь 9

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни А́нгельстии взира́ти: Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с Небе́сными во́и, Тя ублажа́ем. (Два́жды).

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ра́дость Мне николи́же отсе́ле прико́снется, рыда́ющи глаго́лаше Непоро́чная: Свет Мой и Ра́дость Моя́ во гроб за́йде. Но не оста́влю Его́ Еди́наго, зде же умру́, и спогребу́ся Ему́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Душе́вную Мою́ язву ны́не исцели́, Ча́до Мое, Пречи́стая вопия́ше слезящи: воскресни́, и утоли́ Мою́ боле́знь и печа́ль, мо́жеши бо, Влады́ко, ели́ко хо́щеши и твори́ши, а́ще и погре́блся еси́ во́лею.

Сла́ва: О ка́ко утаи́лася Тебе́ есть бе́здна щедро́т! Ма́тери в та́йне изрече́ Госпо́дь: тварь бо Мою́ хотя спасти́, изво́лих умре́ти. Но и воскресну́, и Тебе́ возвели́чу, я́ко Бог небесе́ и земли́.

И ны́не: Воспою́ милосе́рдие Твое́, Человеколю́бче, и покланя́юся бога́тству ми́лости Твоея́, Влады́ко: созда́ние бо Твое́ хотя спасти́, смерть подъя́л еси́, рече́ Пречи́стая. Но воскресе́нием Твои́м, Спа́се, поми́луй всех нас.

Вме́сто же Досто́йно: пое́м ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети:

Та́же, чтец глаго́лет Трисвято́е, по О́тче наш.

Свяще́нник: Я́ко Твое́ есть Ца́рство:

Чтец: Ами́нь.

Та́же конда́к, глас 8:

Нас ра́ди распя́таго, прииди́те вси воспои́м, Того́ бо ви́де Мари́а на дре́ве, и глаго́лаше: а́ще и распя́тие терпи́ши, Ты еси́ Сын и Бог Мой.

Го́споди, поми́луй. (40).

И про́чее после́дование повече́рия до конца́.

Объяснительные примечания к тексту Евангельских чтений утрени Великого Пятка

Евангелие 1-е

“Ныне прославися…” Господь восклицает сии слова, как 6ы слова победной песни, после установления Им святейшего Таинства Нового Завета, и наименование „Сын Человеческий” употребляет для обозначения своего человеческого существа, – принесенного в искупительную жертву. Под .славою“ разумеется здесь слава страданий и смерти Сына Человеческого, которою Он искупил все человечество, ибо “быть преданным смерти и победить смерть – это действительно великая слава“. В Лице прославившегося Богочеловека примирившего всесвятого Бога с грешным человеком – и Бог прославился. Необходимым же следствием того, что, в лице умершего за весь род человеческий Единородного Своего Сына, прославился Бог, явилось то, что Он прославит Христа – в Его воскресении и вознесении к Богу Отцу. “Вскоре прославит” – указание, что уничижение Господа Иисуса Христа в страданиях и позорной смерти продлится недолго. Выражение “дети” (соответственно детки, или деточки) как бы излилось из глубокого чувства предстоящей скоро разлуки с учениками, и притом разлуки при тяжелых, искусительных для их веры обстоятельствах. Недолго Мне уже быть с вами, т.е. в таком виде и в тех отношениях, которые продолжались доселе.

  В дальнейшей затем речи Господь обращает взор учеников ко времени, имеющему наступить за Его вознесением, а потому и говорит „будете искать Меня” т.е. пожелаете последовать за Мной, чтобы найти Меня и быть со Мною, но до времени этого не нужно, ибо вы должны оставаться в мире для распространения и утверждения царства Моего на земле, а потому вы не можете теперь последовать за Мной, прийти туда, куда Я иду, т.е. в славное, торжествующее на небесах Царство Мессии, – как Я сказал иудеям. „Иудеям Он это говорил с тем, чтобы устрашить, а апостолам, чтобы воспламенить в них любовь” (Златоуст). Оставляя вас для деятельности в распространении и утверждении в сем мире Моего царства, даю вам „новую заповедь», исполнением которой вы будете отличаться, как именно Мои ученики. Эта заповедь – “да любите друг друга.” Выражением „новую заповедь” Господь означает е особенный действительно новый характер у учеников и последователей Христовых, выражающийся в побуждениях к любви, степени и объеме ее. Христианская любовь отличается особенною чистотой, бескорыстием, так сказать, одухотворённости. „Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга – чисто, свято, бескорыстно. Сими словами означается преимущественно самый характер любви, любви ко всем, во имя искупления всех Христом, а не во имя чего либо другого.

“Господи, куда Ты идешь?” Выше Господь сказал, что куда Он идет вскоре, ученики не могут следовать за Ним туда. Апостол Петр, как видно, не понял этих слов вполне и они возбудили в нем недоумение, выразившееся в вышеозначенном вопросе. Господь снова повторяет и ему тоже, что сказал всем, именно, что теперь он не может за ним идти; но словами “после  пойдешь” (т. е. путем мученической смерти), дает еще более определенный намек, что теперь невозможно и не нужно идти. Петр снова не уразумевает речи Господа и недоумевает, почему же теперь он не может последовать за Господом, когда ради него он готов положить душу. Господь, давая знать, что апостол Петр, при всем своем желании следовать за Ним, нравственно не готов к сему, предсказывает ему о его отречении. От Петра Господь обращается ко всем прочим ученикам с успокаивающею речью относительно своего отшествия от них. Всем им Он сказал, что теперь они не могут придти туда, куда Он идет, Петру сказал, что он после пойдет за Ним; теперь это обетование Петру Господь обобщает, относит ко всем ученикам и поясняет, как оно будет исполнено в отношении к ним. Мысль о близости отшествия от них Господа не должна смущать их; для успокоения их сердца Господь требует от них веры в Бога и в Себя. Веруйте в Бога, у Которого, готовы для вас обители, и в Меня, Который готов сделать все, чтобы привести вас в сии обители. Под образом этого дома – со многими обителями, разумеется известное состояние – состояние славы Господа во славе Отца Его Небесного. Обителей много – достаточно для того, чтобы поместить вас всех. „Поуприготовить место – того недовольно, что обителей много, нужно приготовить их для обитания учеников и для этого приготовления, Он и умирает.

Господь отходит от них И когда  пойду и приготовлю приду опять и возьму вас к Себе. Под новым пришествием Господа к Своим ученикам разумеется второе, таинственное, в смысле ближайшего, чем прежде при телесном пребывании с ними Господа, духовного общения и единения их с Ним или Его с ними. Это таинственное пришествие и единение началось по вознесении Господа от них, излиянием на них даров Святаго Духа, под взятием же их Христом Себе разумеется отшествие каждого из них, по совершении предназначенного им дела от земли, или смерть их, следствием которой будет исполнение слова, чтобы и вы были там, где Я.. А куда иду и пр. Господь видел, что в уме учеников разрешены не все вопросы относительно Его отшествия, что они объяты недоумением и Он дает им повод высказать эти недоумения. Фома, отличавшийся некоторою взыскательностью рассудка, резко и выразил это недоумение словами не знаем куда идешь; и как можем знать путь. В своем ответе Господь прямо говорит, что Он Сам есть Путь, и объясняет далее в каком именно смысле. Один из учеников Господа, несколько сходный по характеру с Фомой, Филипп, возымел мысль просить Господа показать ученикам Бога Отца. Смотревший прямо на Меня как на воплотившегося Сына Божия, ответил Господь просившему – видел и Отца. Не отпечатление, не образ, потому что естество Божие не допускает в Себе сложности, но благодать которая созерцается в Отце и Сыне как нечто существенное в сущности, подобное и равное ей, лучше же сказать, тождественная с нею. Господь выясняет, что первый путь к познанию Отца в Сыне и Сына в Отце есть путь самосвидетельства Господа о Себе и Отце; второй –Его необыкновенные дела или  чудеса: Словами истинно, истинно говорю, –Господь снова возвращается к мыслям о близком Своем отшествии к Отцу и  утешению учеников относительно этого отшествия, дабы не смущалось сердце их. Он обращает взор их на то, что, по отшествии Его от них, они не только не останутся бессильными для продолжения Его великого дела – распространения и  утверждения царства Его на земле, но получат необычайные силы для совершения этого дела, и именно потому получат, что Он идет от них к Отцу. Верующий в Меня – разумеется вера чудодейственная. Дела, которые Я творю – разумеются дела необычайные, чудеса. Выражение „больше сих сотворит указывает не на многочисленность только но и на величие и важность дел. Господь, как всемогущий полновластный на небе и земле, дарует своим верующим власть творить, великие дела необычайные, каких Он Сам не творил, если то премудрость Его найдет нужным. Условие для совершения таковых и всяческих дел есть молитва во имя Господа к Богу, после которой Бог все дает молящемуся чрез Христа да прославится Отец в Сыне. Все Он говорил ученикам для утешения их их и в подтверждение, что Он по смерти не погибнет, не уничтожится, но опять останется в Своем достоинстве и будет на небесах. Новое утешение ученикам в отшествии Господа, дабы не смущалось – сердце их, Спаситель предлагает им в обещании „иного Утешителя”, который пребудет с ними всегда. Это обетование Господь предваряет условием – „соблюдите Мои заповеди“ во имя вашей любви ко Мне. Заповедями называет все свое учение в частности те именно заповеди и наставления, какие дал Он им в этот последний великий вечер Его с ними. Он заповедует им держаться неуклонно этих заповедей и, не сомневаясь, что это так и будет, Он изрекает им великое обетование о другом Утешителе. Я умолю Отца, „Не удивляйся, если Он говорит Я умолю Отца, ибо Он не просит, как раб, но для того, чтобы уверить учеников, что к ним непременно придет Дух Утешитель, снисходит к ним и говорит „Я умолю Отца. (Феофил, Златоуст): Умолю говорит, чтобы Его не почли противником Бога и говорящим по иной какой либо власти Иного Утешителя – Сказав Иного, Христос указывает на различие Ипостаси; а сказав Утешителя – на единство существа (Златоуст). Это третье лицо достопоклоняемой Троицы, Святой Дух, от Отца исходящий, да пребудет с вами во веки, т.е. вечно, не оставляя их никогда, ни в сей жизни, ни в будущей. Дух истины т.е. Дух не ветхого завета, ибо Он образ и тень, а нового, который есть истина. Имели Духа и те, кои жили под законом, но имели в образе и тенях, а ныне, можно сказать, истина сама существенно низошла к ученикам (Феофил.). Которого мир не может приять и пр. Мир – это неверующие во Христа, противники Христа и Его дела, или вовсе незнающие Его, непросвещенные Его учением и злые люди (Златоуст). А вы знаете Его, потому что Он с вами пребывает и в вас будет. Апостолы из учения Господа познали Духа Святого, из обращения с ними Господа они испытали на себе Eго действие. Не оставлю вас сиротами – выражение „отеческой нежности». Придy к вам – разумеется не второе славное пришествие, но духовное, таинственное пришествие Господа к ученикам во святом Духе. Предварительным сему непрерывному вечному общению Господа с учениками в Духе Святом будет Его пришествие к ним или явление по воскресении Его в Его прославленном тел. (Златоуст). Еще не много т.е. пройдет времени и мир уже не увидит Меня – мир, как совокупность неверующих в Господа и враждебных Ему людей. А вы увидите – в прославленном теле по воскресении и духовно – по отшествии Господа из мира. Я живу – т.е. непрерывно, не подлежа смерти, и вы жить будете т.е. в единении со – Мною, как источником жизни. Я в Отце Моем и пр. Когда слышишь сии слова, то не понимай их в одном и том же значении. Ибо Сын во Отце, как единосущный, а в апостолах, как помощник и споспешник, и апостолы в нем, как получающие от Него помощь, содействие и горячность.(Феофил, Златоуст). Кто имеет заповеди и пр. „Имеет в мысли и осуществляет в жизни“. (Августин). А кто любит Меня, тот и пр. Потому что Отец не может не любить всех, кто любит вечный предмет Его любви – Его единородного Сына. Иуда не Искариот, называемый Леввий или Фаддей, сын Иакова. Господи, что  это и пр. Иуда, как видно, не разстался еще с любимой мыслию иудеев, которой долго держались и ученики Господа – о чувственном явлении Мессии, в чувственном, внешнем политическом царстве, которое должен учредить Мессия и воцариться в нем. Господь не отвечает прямо на вопрос Иуды, но повторяет Сказанное o своем духовном таинственном явлении своим последователям. Обитель сотворим – образное выражение внутреннего духовного таинственнаго общения Бога с человеком, внутреннее духовное общение и единение Бога в Троице с верующими в Искупителя и оправдывающим веру делами человека. „Утешитель придет во имя Мое – это значит Он не будет учить вас ничему, чуждому Моего учения, не будет искать своей славы; но придёт во имя Мое т.е. во славу имени Moeгo, а не своего, как делают враждебные друг другу учители. (Феофил). Научит вас всему – откроет истину вполне. Напомнит и пр.– все учение Господа, изреченное Им не только теперь, но все время Его служения; учение, нечто, из которого могло быть не понято ими и быть забыто, будет ясно для них и вспомнится (Феофил). Мир оставляю вам – Мир понимается здесь в смысле внутреннего умиротворения возмущенного, смущенного, неспокойного духа. Господь желал 6ы при отшествии своем оставить учеников своих соверершенно успокоенными ,умиротворенными. Не так, как дает мир „Внешний мир часто бывает и вреден и безплоден и безполезен для тех, которые имеют его; а Я даю такой мир по которому вы будете жить в мире между собою, а это сделает вас особенно сильными“(Златоуст, Феофил). Да не смущается сердце ваше Смысл    сих  слов следующий: Если бы вы, говорит Господь, верно понимали смысл Моего отшествия от вас, то по любви вашей ко Мне вы возрадовались бы, (а не печалились) что Я отхожу от вас к Отцу Моему, потому что я чрез это вхожу в славу Мою, отходя ко Отцу, Который более Меня, 6олее не по существу, а в значении причины. поелику начало Сыну от Отца, по сему Отец и более, как виновник и начало (Василий Вел.). При том удивительно ли, что Отца большим Себя исповедал Тот, кто есть Слово и стал плотию, когда показался Он умаленным и пред ангелами во славе и пред человеками по виду. (Вас. Вел.) Уже не много говорить с вами. Оставалось лишь несколько часов до того, в который Иуда с воинами возьмут Господа в саду Гефсиманском, а ученики оставят Его. Идет киязь мира Господь видит духовным оком приближение к себе врага своего сатаны с двухъ сторон – в Иуде со спирою и в саду Гефсиманском, чтобы искушать Его страхом смертного часа; И во Мне не имеет ничего – т.е. подлежащего его господству. Но несмотря на тο, что князь мира сего не имеет над Ним никакой власти, Господь предает Себя ему, чтобы умереть за живот мира и чтобы мир знал, что Я люблю Отца и по этой любви отдаю жизнь Мою, исполняя eго заповедь, Встаньте, пойдем отсюда, навстречу приближающемуся ко Мне врагу Моему.

  

Я истинная виноградная лоза т. е. Я истина того в духовном смысле, что в природе представляет напр. Виноградная лоза. Отец Мой виноградарь: как собственник виноградника, возделывающий его и Сам и чрез других. Пребудте во Мне – для поддержания, сохранения и усовершенствования – духовной чистоты, составляющей необходимое условие духовного плодоношения; отделившись от Меня не имея духовного общения со Мною, не можете делать ничего такого, что обещало бы плоды духа – истинное христианское нравственное совершенство. Извержен будет – отсечен от общения со Христом, как отрезанная ветвь выкидывается вон из виноградника, окончательно утрачивает жизненную силу и, следовательно, всякую способность приносить плод (засохнет). Собирают и бросают... время, в которое говорил это Господь было в Палестине временем очистки виноградных садов и, может быть, пред глазами Господа и учеников были огни, на которых горели сухие ветви виноградных лоз. Это был выразительный образ засохших духовно вне общения со Христом людей, которым готовится огонь геенны в день суда. Тем прославится Отец Мой и проч. Виноградарь есть Бог и многоплодностию учеников Христовых в их жизни и деятельности Он прославится в мире. Я соблюдал заповеди Отца т.е. во всей Моей деятельности творил и творю волю Его. Сие сказал... да радость – все, что сказал учемикам Спаситель о взаимном общении между Им и ими, в частности о любви к ним Его и любви к Нему Отца, имеет ближайшею целью вселить в них тоже чувство радости, какое исполняло Господа. Это то святое, радостное настроение духа, которое торжествует над всеми бедствиями жизни, радуется в самых страданиях, каковы бы они ни были. Сия есть заповедь... Эту высшую степень любви явил Господь, Сам принесши Себя в жертву за весь мир. Вы друзья Мои – чрезвычайная духовная близость учеников к Господу, в силу которой Он называл их друзьями Своими, обусловливается однакоже исполнением Его заповедей вообще и в частности заповеди о взаимной любви между ними самими. Эта взаимная любовь делает их друзьями между собою; а так как союз этой взаимной любви их во Христе, Который возлюбил их тою же любовию, какою и они должны любить друг друга, то они, сделавшись друзьями между собою, делаются друзьями и Христа. Это и объясняет им Господь, пользуясь образом, заимствованным от обыденных отношений господина и раба. Я избрал вас от мира. Я отделил вас от мира, как носителей и представителей нового начала религиозно-нравственной жизни, и потому ненавидит вас мир, как представителей этого нового ненавистного ему начала жизни. „Вам, говорит, напротив, нужно было бы скорбеть в том случае, если бы мир, т.е. злые люди любили вас. Ибо, если бы они любили вас, это было бы знаком того, что и сами вы имеете с ними общение в той же злобе и лукавстве. А теперь, когда злые ненавидят вас, то радуйтесь“ (Феофил. Златоуст.). Помните слово, сказанное в этот же вечер после умовения ног учеников. Если Меня гнали т.е. враждебно отнеслись к Моему учению и преследовали Меня за него, тоже будет и с вами. Если слово Мое соблюдали т.е. веровали Моему учению, принимали его и прилагали к жизни. Но все то... разумеются не благоприятные, а ненавистные отношения мира к апостолам и их учению. За имя Мое. Из истории мы видим, что за одно призывание Имени Христова мир влек исповедников Его на казни и смерть. Потому что не знают. Вражда мира есть вражда не только против Христа, но и Бога Отца „посему если не что иное, то это самое, что одни и теже суть враги вам и Мне и Отцу Моему, должны служить к вашему утешению (Феофил, Златоуст). Если бы Я не пришел –неизвинимый непростительный грех – грех ненависти неверующих ко Христу и Отцу Eгo Небесному; сознательное и упорное противление Христу и ненависть к Нему, несмотря на очевидные доказательства мессианского достоинства. Не имеют извинения в грехе неверия и ненависти против Христа Бога. Ненавидяй Меня. „Так как они в свое оправдание везде ссылались на то, что гонят Eго ради Отца, то этими словами Он отнял у них такое оправдание. Они не имеют никакого извинения. Если бы я не творил дел необычайных, таких чудес, каких никто другой не делал. Ненависть их ко Мне не имеет основания ни в учении Моем, ни в делах Моих, и потому они возненавидели Меня напрасно. В законе... Псал. 68-й, в котором изображается невинно страждущий праведник, как прообраз страждущего невинно Мессии.

Ободряя учеников в этой борьбе с неверующими и ненавидящим их миром, Господь указывает им на всесильного Свидетеля, Который в обличение этой ненависти и вражды будет свидетельствовать о Нем, как о Мессий. Так как обильное приятие даров Духа Святого на человечество могло последовать только после того, как  Христос искупил человечество, то в сем смысле и говорит Господь, что Он пошлет Духа Святого, показывая собственное достоинство (Григорий Богослов). Когда слышишь, что исходит, под исхождением не разумей посольство, как посылаются служебные духи; но исхождение, есть естественное бытие Духа (Феофил). „Поелику от Отца исходит, то не тварь, поелику же есть нерожденное, то – не Сын. Поскольку есть среднее между нерожденным и Рожденным, то Бог. (Григ. Богосл.) Свидетельство Его будет достоверно, ибо Он Дух Истины. Как Дух Истины, Он будет свидетельствовать об Истине. Как исходящий от Отца, Он знает все в точности; ибо Он от Того, от Koго всякое познание. Слова Которого Я пошлю показывают равенство его со Отцем. А чтобы не подумали, будто Он возстает против Отца, когда посылает Духа иною властию, прибавил: от Отца. Пошлю его Сам, но от Отца, т.е. по благоволению Отца, и пошлю Его вместе с Ним. Ибо Я не извожу Духа из собственных недр, но от Отца. Он подается чрез Меня». (Феоф. Злат.). Дух Святый будет свидетельствовать о Христе чрез апостолов, ибо Он будет говорить и действовать чрез них. Не соблазнились, чтобы не поколебалась ваша вера и чтобы вы крепче стояли против злобы и ненависти мира. Изгонятъ... Отлучать от синогоги. Для апостолов отлучение от синогоги ничто, ибо самая синогога иудейская для них ничто. Настпупит время. Вскоре по вознесении Господа, когда открылись жестокие со стороны иудеев, а потом и язычников гонения последователей Его. Будет думать. Высшая степень ослепления, – когда воображают, что служат Богу, совершая такое.Действие, в коем выражается вражда на Бога. Первый пример такого мнимого служения Богу cо стороны иудеев показан был в побиении камнями первомученика Стефана, когда даже Савл, впоследствии первоверховный апостол думал, что, участвуя в этом убийстве, он делает угодное Богу – Причина почему Спаситель говорит им обо всем этом теперь, а не прежде, та, что Он был, прежде с ними, а теперь отходит от них. Когда Он Сам был с ними, во все время Его общественного служения, вся вражда мира обращена была против Него Самого, ученики оставались как бы в стороне, но с отшествием Его они будут представителями дела Его на земле, а потому на них обратилась вражда мира, направленная прежде против Него; они должны будут на себе выносить удары этой вражды (Златоуст, Феофил). Утешая своих учеников, Господь Сам скорбел, что мысль о Его отшествии только смущает их, потому что они более заняты именно этим отшествием Его и разлукою с Ним, а не той высокою целию, по которой Он отходит от них и вот Он, напомнив им, что идет к пославшему Его Отцу Его Небесному, как бы с упреком говорит им, что никто из них не спрашивает, куда Он идет. Он хочет этим замечанием обратить внимание их более на утешительную, чем на опечаливаюшую их сторону Своего отшествия от них. Господь этим упреком вызывает учеников распрашивать Его о Его отшествии с этой стороны, чтобы вновь раскрыть им сей предмет.

Для учеников нужно, чтобы Он отошел от них ко Отцу, ибо это непременное условие сошествия Св. Духа, силою и действием Которого они победят враждебный им мир. Если Я не умру за мир и не пойду ко Отцу, предав Сам Себя в жертву и умилостивление за грехи мира, то Утешитель не придет. Ибо, как Он придет, если вражда не прекратится чрез умерщвление греха, если Отец не примирится с естеством человеческим(Феофил).

И Он пришедши. Господь в кратких решительных чертах изображает ту нравственно-духовную победу, какую Дух Святый чрез них одержит над миром и князем мира сего. Эта победа выражается словом обличит. Это обличение мира Духом Святым совершится посредством проповеди и действий тех, которые примут Его в мире т.е. действиями и проповедью прежде всего апостолов, а потом и вообще верующих, как живых органов и Его действий. Предметы обличения мира Духом Святым суть, грех, правда и суд. Они обнимают собою всю совокупность христианской истины и все уклонения от нее. Дух Святой доведет мир до сознания, что коренной, тяжкий грех, в котором как бы совокупляются все другие грехи, состоит в неверии во Иисуса, как Христа, совершившего искупление всего мира; потому он коренной и тяжкий, что именно в нем выражается самым ясным образом вражда мира против Бога. Вследствие такого обличения одни обращаются к вере во Христа чрез покаяние, другие еще более ослепляются духовно и ожесточаются, или, грешат, не веруя (Евфимий Зигабен). Если мир заблуждается в своем представлении о грехе, то не менее заблуждался и в своем представлении о грехе, и в этом обличит его Дух Святый устами апостолов. Дух Святый покажет миру другой истинный образ правды в лице Праведного, Которого мир счел грешником, беззаконником и как такового умертвил. Не увидите... телесно, по вознесении. Вознесение Господа с прославленным телом на небо есть действительно сильнейшее доказательство Его праведности и неправды мира в отношении к Нему. Князь мира – диавол, главный исконный враг Христа и Его царства и Дух Святый проповедью апостолов доведет до сознания мира, что диавол уже осужден, тем, что Господь совершил искупление человечества, вследствие чего верующие по вере во Христа освобождены от власти диавола и поставлены в общение со Христом.

Это невидимое событие из области духовного мира, коего сущность в Кресте Христовом, а действия простираются на весь мир, будет возвещено миру через проповедь апостолов Духом Святым и тем обличится мир „о суде». Еще многое. В сущности, Он сказал им все, но только в сущности и насколько могли принять и понять они. Он посеял в душах их семя истины, возрастит же и оплодотворит его другой Утешитель.

Причина та, что они не могут теперь вместить этого многого. Много имею: „Когда Сам Христос, говорил блаженный Августин, умолчал о сем (что такое многое кто же из нас может сказать, что это то, или то. Не можете вместить т.е. понять, уразуметь и провести в жизни. Наставит. Дух Святый представляется под образом путеводителя. Неизвестная страна, по которой Он будет путеводить – область христианской истины, область нового творения Божия. Во всей этой обширной области христианской истины вообще не останется ни одной частной истины; относительно которой апостолы остались 6ы без просвещения Духом, без Его руководства и озарения. Все Его откровения, все учения будут почерпнуты из сокровищь Божественной мудрости, как и учение Христа. Будет говорить; что услышит, как и Христос говорил то, что сльшал от Отца. Предметом его научения будет между прочим и будущая история Царства Христова. Он прославит. Отец ввел Сына Своего и по человечеству в славу небесную, божественную: Духъ Святый прославит Его на земле. От Моего возьмет. Основание действий Духа Святого в мире есть совершение Иисусом Христом дела искупления человечества. В действиях Святого Духа в христианстве выражается дело Христа и Бога Отца. Возьмет. Не думайте же, что Его учение иное. И оно – Мое, и увеличивает славу Мою, ибо одна воля Отца и Сына и Святого Духа. (Златоуст). Вскоре.., речь о смерти Господа, когда Гроб сокроет Его от очей их. И опять... речь ближайшим образом о явлениях Господа апостолам по воскресении, но т.ο. о духовном, таинственном пришествии Его к ученикам в Духе Святом. “Разлука Моя с вами не налолго, а пребывание Мое с вами, которое за тем наступит, вечно“ (Феофил, Златоуст). Речь Господа показалась некоторым из учеников Его загадочною, и они пришли в недоумение о смысле слов Его,– только что сказанных. Если Господь хочет основать на земле царство Свое то зачем Он отходит? Если Он не хочет основать такого царства, то зачем опять обещается придти? „Вероятно печаль, овладевшая их душею, изглаждала из памяти их то, что говорилось, или непонятливость нашла на них от неясности самых слов” (Феофил). Хотят вопросить. Может быть вследствие упрека, недавно высказанного им Господом, что никто из них не спрашивает Его, они решились предложить свое недоумение на разрешение Учителя, но Он предупредил их вопрос и дал ответ. Он обращает внимание только на недоумение их о том, что значит: вскоре, вскоре и объясняет им не самый факт быстрого изменения событий, а быструю перемену в их настроенности душевной. Это было для них успокоительнее. Гроб Христов, бывший причиною слез учеников, был причиной радости врагов Его. Но вскоре... Речь о воскресении Господа. Для показания силы этих чувств печали и радости Господь сравнивает их с чувствами рождающей женщины. Пунктом сравнения чувств апостолов с чувствами рождающей женщины служит здесь именно только сила чувств и быстрая их смена. Никто не отнимет – все это в точности исполнилось на апостолах, исполнилось и на всех верующих. Великим следствием этого будущего таинственного единения Господа с учениками во Святом Духе, будет их полное духовное просвещение и исполнение всякой их молитвы во имя Господа Иисуса.

В тот день т.е. когда придет к ним другой Утешитель и вступит с ними в постоянное таинственное духовное общение. Не спросите, „Вы не будете нуждаться в посреднике, но довольно будет произнести только Имя Мое, чтобы получить все” (Златоуст. Феофил). До ныне... До дня Пятидесятницы апостолы и верующие во Христа не просили ничего во Имя Христа, ибо не совершено еще было Им дело искупления и Он не вошел еще вполне в Славу Свою и не послал им Иного Утешителя. Когда Дух Святый излился на верующих, тогда стало возможно πрощение во Имя Господа Иисуса, как Искупителя мира. Которому дарована великая власть на небе и на земле Сие.. Об отшествии Его и о новом пришествии к ним, об обстоятельствах и следствиях сего. Но наступит время по воскресении и особенно по просвещении их духа Духом Святым. Не говорю вам „Отец настолько любит вас, что вы не будете уже иметь нужды в моем посредничестве. (Феофил). Сам Отец любит – причина, почему Господь может испросить Отца об услышании и исполнеии молитвы учеников. И уверовали... что Я обетованный и пришедший в мир Мессия. В этой вере в Господа, как Мессию – содержание всей Христианской веры. Это основное содержание всей Христианской веры: Господь торжественно, кратко и ясно повторяет ученикам, – что Он есть истинный Мессия, разъясняя уже прямо их недоумение, относительно Его отшествия к Отцу. Я исшел от Отца как вечное Слово, Единородный Сын Божий, и пришел в мир, как Мессия, и, по совершении дела Мессии, опять оставляю мир телом своим и иду к Отцу и по человечеству восхожу в Славу, какую имел от вечности, как Бог.

Этот сильный луч Света истины произвел поразительное действие на учеников: все показалось им ясным; сомнения и недоумения, которыми они были заняты, показались им разрешенными: они вообразили, что они теперь в полном свете и не имеют уже нужды в ближайшем просвещении. Вот теперь ученики так были поражены ответом Господа, что подумали, что то время, о котором сейчас говорил им Господь, как о будущем, когда они не будут Его спрашивать ни о чем, настало уже теперь. Видим, поэтому веруем, что Ты истинно Мессия. Вере своей в мессианское достоинство Господа ученики нашли теперь новую опору в Его прямой речи о Боге и в Его всеведении. Это была искренняя и глубокая вера, но взор Господа видел еще её несовершенство: она не была еще озарена Духом Святым „Дети еще были, замечает блаженный Августин, до того непонятливы, что не тотчас даже поняли и то, что они этого не понимают”. Тем не менее это искреннее, глубокое, детское исповедание веры было дорого для Господа в эти решительные минуты. Эти 11-ть простых галилеян чувством своим поняли и приняли и возлюбили Его как Мессию, этого довольно теперь: Иной Уеѣшитель придет и просветит их ум и укрепит волю; теперь же и этого довольно, и Господь мог окончить беседу с ними благодарственною молитвою Богу, Отцу Своему Небесному. Теперь веруете? – думаете, что вера ваша в Меня достигла силы и крепости веры несокрушимой? ваша теперешняя вера не выдержит первого же испытания, какому она в скором времени – через несколько часов подвергнется. Сие сказал.... сими словами заключает Господь Свою великую прощальную беседу с учениками. Мир духа их во Христе не только не должен умаляться, но должен возрасти до героизма, до величайшего дерзновения при их деятельности в деле Христовом. Это дерзновение, это мужество их должно иметь основание в уверенности, что Господь победил мир совершением великого дела искупления человечества Своею Смертию. Дерзайте! Я победил... оканчивается эта по истине великая Последняя Прощальная Беседа Господа с учениками, начавшаяся такою торжественно победною песнею „ныне прославися” ... По окончании всей последней произнесенной беседы Господа с учениками, начатой в пасхальной горнице, продолженной на пути в Гефсиманию и оконченной вероятно перед переходом чрез поток Кедрон в сад Гефсиманский, оставалось уже очень мало времени до того часа, когда Он будет взят и начнется Его Осуждение, потом Страдания затем позорная, по мнению мира, Смерть на Кресте. Все это малое время Господь употребляет на молитву к Отцу Своему Небесному, сначала на Иерусалимской стороне Кедрона, быть может, на одном из холмов, с которого виден был и Иерусалим, и Гефсимания, и Голгофа и Елеон, потом – в саду Гефсиманском. Первая молитва торжественная, в присутствии учеников, вторая – сокровенная, в уединении сада; первая победная, вторая скорбная. Первую называют Первосвященнической Молитвой, так как главным предметом её служит предстоящая Великая жертва Христова и её необъятное значение для мира. Возвел... Естественный при молитве порыв души к созерцанию живого Бога, величие которого особенным образом является на небесах. Пришел час... Час страданий и смерти, как переход к славе Его небесной. Под прославлением Сына разумеется вознесение Его в небесную славу Отца; под прославлением Отца Сыном разумеется откровение славы Божией действиями прославленного Богочеловека в утверждении и распространении нового царства Божия на земле. Глубочайшее основание этого прославления Сына Отцом и Отца Сыном –есть искупление человечества Сыном или, что тоже, вечная жизнь искуплена их, что совершил Христос и чем приобрели по человечеству своему право на ту славу, какую имел всегда по Божеству. Ты дал... По вечному определению Божию неограниченная власть, которою изначала обладал Сын Божий, дана Ему и по Его воплощении для искупления всего человечества от греха. Плоды искупительной смерти Богочеловека будут только в тех, кого Отец дал Сыну, или по другому изречению Господа, кого Отец, Небесный привлечет к Нему. Cие... Вечная жизнь человека состоит в познании Отца Небесного, как единого истинного Бога и в познании посланного Им Иисуса, как Мессии,– познании живом и действенном, обнимаюшем все способности души. Такое познание есть жизнь вечная, ибо поставляет человека в духовное общение с Источником вечной жизни – Богом Христом. Я прославил. Вся жизнь Господа по Его вочеловечении, все Его учение и все Его действия являли Славу Божию, но особенно – Его смерть искупительная и последовавшее затем воскресение. Пред духовным взором Господа, совершенно готового на смерть, все Его дело представляется уже оконченным. Теперь Ему следует уже и по человечеству войти в славу божественную и Господь молит Отца Своего Небесного ввести Его в славу сию. „Естество плоти еще не было прославлено, так как оно не сподоблялось еще нетления и не приобщалось царского престола. По сему то и говорит прослави Мя т.е. Мое человеческое естество, которое теперь не в чести, которое будет распято, и возведи оное в ту славу которую Я, Слово и Сын Твой, имел у Тебя прежде бытия мира. Ибо естество человеческое Он с собою посадил на престоле царском и теперь поклоняется Ему всякая тварь. По окончании молитвы о Себе Господь молится об учениках, которым передает, по своем отшествии в Небесную Славу, дело распространения и утверждения царства Своего. Два главных предмета Его молитвы о них: „Соблюди и освяти”. Я открыл... Откровение о Боге, сообщенное людям Христом, полнее и совершеннее, чемъ все прежде бывшие откровения, ибо никто не знает Отца так, как Сын. Которых Ты дал... т.е. отделил от неверуюшего мира и сделал Моими ближайшими учениками. Они были Твои... По особенному нравственному настроению их духа. Ты дал их Мне... Чрез привлечение и нравственное научение. Ныне уразумели..., что все дело совершаемое их Учителем, в мире, есть дело божественное, Богом Отцем определенное и по сему определению Сыном исполненное. Средства, какими достигли они такого уразумения суть – со стороны Самого Господа то, что учение, принятое Им от Отца, Он передал им, а со стороны их то, что они приняли это учение с верою и вследствие сего убедились и уразумели истинно, что – Я Мессия. Я о них молю. Сын молится теперь за учеников, как достойных особенного покровительства Божия. Ты дал их Мне. Можешь ли же не взять их под особенное Твое охранение и попечение? Но тем не менее­ однакоже они Твои, потому что все у Нас с Тобою одно и общее. Человек может сказать Богу: все мое Твое, но только Сын может сказать все Твое – Мое. Наконец, отныне они носители славы Сына на земле и потому достойны особенной любви Божией и охранения. Я прославился в них, в их деятельности на земле. Господь духовно созерцает их деятельность, как бы совершающеюся или совершившеюся уже и законченною. Я уже не в мире. Господь в духе представляет свое дело на земле как бы уже совершившимся, оконченным. За сим, с воззванием

Отче святый изрекается самый предмет молитвы об учениках. Соблюдение учеников во имя Отца соответствует святости Божией, которой совершенно противоположна греховность мира, в коем остаются ученики. Оставленные в этом не святом, греховном мире, ученики имеют особенную нужду в том, чтобы Отец Небесный соблюл их чистыми и святыми в мире. Соблюди их во Имя (точнее – в имени) Господь молится, чтобы ученики Его по-особенному попечению Отца Небесного о них, не отпали от истины Христовой, но постоянно в ней пребывали, что бы ложь мира их не колебала, и чтобы оставались они среди этого нечистого, грешного мира чистыми и святыми. Цель и следствие такого соблюдения, что бы они были едино, как и мы, т.е. что бы они были в духовном единении веры и любви, как между собою, так и со Мною и с Тобою, чтобы не прерывалось это духовное нравственное единение и что бы кто либо, отделившись от этого единения, не погиб. Когда Я был. Во время своей земной жизни с учениками Господь сам делал в отношении к ним то, о чем просит теперь Отца Своего Небесного. Он соблюдал их во имя Отца в истине и чистоте, и сохранил, и никто из них не уклонился от истины Божией в ложь мира и не подпал влечению нечистоты мирской и т.о. никто из них не погиб кроме одного сына погибели, который погиб по собственной вине и о погибели которого предвозвещено было в Писании. Здесь разумеется погибель вечная, духовная, чрез отпадение от Источника жизни. Да сбудется Писание – разумеется пророчество 40 псалма. (ст. 10) Ныне же приношу Тебе эту молитву Мою об учениках; о соблюдении их во Имени Твоем, – для того, чтобы они, зная, что Ты услышишь Меня и исполнишь молитву Мою и будучи тем уверен, что Ты будешь соблюдать их во Имя Твое, имели в себе радость... радовались тою же радостию, какою радуюся Я пред лицем предстоящих Мне страданий и последующей славы: пусть и последнее облако печали в сердце их рассеянно и оно наполнится мною только радостию. Глл. 14–16. Изложение первого предмета молитвы об учениках (соблюди) окончено, начинается изложение второго предмета молитвы о них – освяти их и предваряется, как и первое, изложением побуждений и оснований к молитве именно об этом. Я передал... Слово Господа, учение Его, переданное ученикам, как слово Божие и принятое ими, как таковое, возбудило против них ненависть мира, как и против Самого Его, и они должны остаться в этом враждебном им мире для высоких целей распространения и утверждения Царства Моего на земле. Сохранил от зла, какое может причинить им этот враждебный мир вместе с князем мира. Как и Я не от мира. „Этим не смущайся. Слово как не означает здесь совершенного сходства. Как в том случае, когда говорится о Христе и об Отце, словом, как выражается полное равенство; так тогда, когда говорится о нас и о Христе, оно допускает великое различие, по причине великой и беспредельной разности между Его и нашим естеством – Иоанн Златоуст). Освяти... В приложении к апостолам, освящение их означает поставление их на дело особенного служения Богу, их особенное должностное служение, именно, как проповедников и служителей Евангелия поставление – чрез сообщение им особенных даров и сил для прохождения сего служения. Это совершилось в возлиянии на них даров Св.Духа. Отдели их Себе на особенное служение Тебе в слове Истины, даруй им потребные к тому силы и особенные дарования и прими их, как посвященную Тебе жертву, приносимую ими в сем служении до самоотвержения (Златоуст, Феофил). Как Ты... как освятил Ты Меня, так освяти и их. И за них Я… Освященный от Отца пред посланием в мир, Господь сам совершает во времени это освящение принесением Себя в жертву Святому и праведному Богу за грешный мир. Что6ы и они были освящены. В отношении к апостолам освящение себя Господом имеет особую цель, чтобы именно они освящены были истинною для особенного служения их Богу и миру; чтобы они, как Я, принесены были в жертву Тебе, Богу, не как жертвы подзаконные, закалаемые в образе, но во истину. И так, освяти и посвяти души учеников и сделай их истинными приношениями, или укрепи их потерпеть и смерть за истину. Молитва о Себе и учениках оканчивается молитвою о всех верующих в Него по слову учеников или вследствие их проповеди. Эта молитва не о единении верующих только между собою, но о единении всего Тела Церкви, с главою её Христом и чрез него с Богом в вечной славе и любви Отца и Сына и Святого Духа. О верующих... Так как слово их, запечатленное Духом содержится в их писаниях, предназначенных для всех времен, то очевидно в этом изречении содержится и указание величайшей важности апостольских писаний, и указание на верующих по этому слову их на все времена. Да будут как ..частица, как опять не означает совершенного равенства, ибо нам невозможно объединиться друг с другом так, как Отец с Сыном. Да уверует: это начало приходит в исполнение с самых первых времен христианства, идет чрез всю его историю и придет в свершение по исполнению времен. Славу я дал им т.е. верующим, дал, как возможность сопрославления со Мною, которая перейдет в самую действительность такового сопрославления и, по этой дарованной им славе они будут едино в этой славе между собою с Нами. Да будет это единение совершенное во славе полное, целостное, вполне законченное. Да познает не уверует, но познает, т.е. волею или неволею весь даже совершенно враждебный Христу мир, созерцанием этого зрелища будет доведен до сознания, что Господь Иисус есть истинный Мессия. Эту же мысль о единении всех веруюших в Славном Царстве Отца и Сына и Святаго Духа выразительно изрекает Господь в дальнейших словах: Отче хочу. Это завещание умирающего, воля которого должна быть исполнена. Выражая эту волю умирающий за живот мира Господь тем же самым выражает уверенность, что Отец Небесный исполнит эту волю, неразделимую с Его волею. Чтобы там т.е. на небе, или в дому Отца небесного. Да видят – созерцают. В окончании первосвященнической молитвы Господа сосредоточивается все, что сказано в этот вечно великий вечер в прощальной беседе с учениками, которая в свою очередь сосредоточивает в себе все, что сказано и сделано Господом во все время Его общественного служения. Призывается на суд правда Божия, в удовлетворение которой Он принес Себя в жертву за мир и пред суд этой правды представляется все совершенное Господом и имеюшее eще совершиться. Мир: ибо враждебно отнесся к посланному Тобою и предал Его смерти. Я познал Тебя от Меня и сии познали во Мне Мессию и, следовательно, премудрость Твою в искуплении мира. И Я открыл т.е. сообщил им полное, по мере их способности теперь, познание о Тебе, но они еще не все могут вместить теперь, а потому Я открою еще полнее им впоследствии по совершении дела искупления. Совершением, венцом всего Моего дела, есть и будет то, что любовь, которая составляет самое существо Твое, как Бога, составит основание их духовного единения с Тобою, любовь, все объемлющая, все созидающая и всепроникающая, будет все совершающею в вечном славном царстве Отца и Сына и Святого Духа.

Евангелие 2-е (Ин. 18:1–28)

Первосвященническую молитву свою Господь произнес на Иерусалимской стороне Кедрона и по окончании её перешел с учениками своими за этот поток, на ту сторону потока, к горе Елеонской или Масличной. Кедрон (черный) – незначительный ручей, наполнявшийся водою только после сильных дождей, в остальное же время русло его было сухо или почти сухо. Он протекает так называемой Иосафатовой долиной и отделял Иерусалим от Елеона. Где был сад – место называлось Гефсиманией. Вошел Сам... В истории страданий Господа Иоанн только восполняет сказания первых евангелистов частными чертами. Иисус часто: сад принадлежал вероятно какому-нибудь из частных последователей Господа, может быть тому семейсту, в доме которого совершил Он пасхальную вечерю, и потому Господь с учениками во всякое время имел свободный вход в этот сад. Иуда знал, когда повел спиру в Гефсиманию, что Господь с учениками своими там – и не ошибся в печальном расчете. Взяв… спиру, или когорту, или полк – часть легиона, занимавшего Антониеву крепость близ храма. И служителей т.е. служителей при синедрионе и храме, к коим примешались и рабы первосвященнические. С фонарями... было полнолуние; но распоряжавшиеся вероятно прелполагали, что Господь будет укрываться от них в потаенных местах. И оружием: вероятно вооружены были только римские солдаты, прочие же взяли колья. Всему этому отряду путь указывал Иуда. Зная все..., следовательно, отдав Себя в руки врагов вполне добровольно и с ясным сознанием своего дела, а не в страхе или замешательстве. Вышел и сказал. Господь хотел показать Иуде и отряду что Он совершенно добровольно отдает им Себя, что если бы Он восхотел, ничего они не сделали бы с Ним, не исполнили бы повеления пославших их. Стоял... вероятно по облобызании Господа, Иуда снова присоединился к приведенной им толпе. Отступили... Такое действие слов Господа есть чудесное действие явления их божественной силы и власти. Показав всесильную власть свою, Господь отдает им Себя с теми же словами, которые повергли их на землю, только отдается под условием, чтобы ученики Его были свободны, не подверглись тому же, чему Он, не были взяты

и представлены на суд. Он один должен пострадать, а ученикам Его предстояла широкая деятельность после Него. Да сбудется... Слово, сказанное Господом в Его первосвященнической Молитве об учениках. Я не погубил... Ученикам, если бы они были взяты с Господом, грозила великая опасность отпасть от Него и погибнуть. Если самый твердый из них трижды отрекся от Него, то не могло ли быть нечто более тяжкое с кем-нибудь не столь твердым. Вот почему Иоанн особенно указывает на эту черту, что Господь требовал, чтобы не брали учеников Его и указывает сие, как исполнение недавно произнесенного Им слова. Из евангелистов Иоанн один говорит о том, что именно Петр ударил раба. Мне не пить… Этим он показывает, что все, что теперь совершается, зависит не от силы врагов, но от Его соизволения, а вместе с тем oбнapyживaeт что Он не противник Божий, но послушен Отцу даже до смерти. Связали: черта, указываемая одним Иоанном. Повели к Анне, или Анану, который сделал Ему предварительный допрос и затем послал к Каиафе. Был тесть... Причина, по которой привели Господа к Анне сперва, а не прямо к Каиафе. Взявшие Господа думали оказать может быть по распоряжении самого Каиафы честь знатному родственнику правящего первосвяшенника, представив наперед к нему Узника, Который столь много обезпокоил синедрион. Это был... Указывается начало исполнения невольно пророчественного изречения Каиафы, а с другой на то, чего можно ожидать от суда над Гоподом при таком первосвященнике т.е. что суда праведного тут быть не может, что дело уже наперед решено и суд будет только для виду. Другой ученик – без сомнения сам евангелист Иоанн, который так обозначает себя обыкновенно в своем евангелии. Знакомь – Есть предание, что Иоанн был знаком во дворе первосвященническом по своему рыболовству; но насколько верно, решить трудно. Во двор – Это был двор того дома, в котором жили в разных его отделениях оба первосвященника, и Анна и Каиафа, так что переход от одного первосвяшенника к другому был только через двор. При этом первосвященническом доме, кроме одного внутреннего двора был еще внешний двор, примыкавший вероятно непосредственно к улице, тогда как самый дом был несколько в углублении. Петра не пустили далее, может быть, потому, что невелено было пускать всех без разбора, чтобы суд произошел без особого шума и помехи. Но знакомый во дворе первосвященника ученик вышел с внутреннего двора, сказал придвернице (у евреев был обычай иметь вместо привратников привратниц) и ввел Петра во внутренний двор. Раба... это было не при самом входе Петра, когда его ввел Иоанн, а несколько спустя, когда Петр грелся у огня. О учениках... из ответа Господа видно, что смысл вопроса относился к Нему, как главе тайного заговора, с тайным опасным учением, с тайною, опасною целью. Господь отвечает на вопрос об учении Своем, что оно есть не какое либо тайное учение, какого либо главы тайного общества; доказательство то, что Он излагал учение свое открыто пред всеми, кто хотел слушать в местах публичных – в синогогах, в храме, чего не бывает с распространителями тайных учений с тайными целями ...Я говорит Он,

тайно ничего не говорил. Ты подозреваешь во Мне какого-то мятежника, тайно составляющего какие-то заговоры; а Я тебе говорю, что тайно Я не говорил ничего т.е. ничего возмутительного и как тебе думается – ничего нового не ввожу, и с хитрым и тайным намерением, Я не говорил ничего своего (Златоуст). Когда Он сказал... В ответе Господа не заключалось ничего оскорбительного для первосвященника Он говорил истину. Служитель заушал Господа из подобострастия своему владыке. Этот поступок служителя показывает, что допрос у Анны был частный, а не официальный – пред синедрионом, где такой поступок едва ли был возможен. После первого заседания синедриона в эту ночь над Господом ругались и заушали Его, но это было не вовремя самого допроса, а после, когда члены синедриона удалились. Иисус отвечал „если, говорит, ты можешь порицать сказанное Мною, то докажи, что Я сказал худо; если же не можешь, то за что бьешь Меня или и так: если Я говорил худо, т.е. если Я учил худо, когда учил в синагогах, то приступи теперь и свидетельствуй об этом худом учении Моем и доставь полные сведения первосвященнику, который теперь спрашивает Меня об учении Моем. Если же Я учил хорошо и вы служители дивились Мне, то за что теперь ты бьешь Меня, Которому прежде ты удивлялся (Феофил). Из сопоставления сказаний об отречении Петра видно, что смущенный первым отречением, Петр от огня из внутреннего двора перешел во внешний, но когда Господа проводили через этот двор, от Анны к Каиафе, он вероятно опять возвратился в этот внутренний двор и очутился у огня. Здесь последовало второе отречение. Высказанное подозрение, что Петр ученик Христа – говорило о сем несколько человек. Одни указывали в подкрепление своего подозрения галилейское наречие Петра, а родственник Малха, по сказанию Иоанна, прямо указывал, что видел его в саду, когда Петр ударил Малха ножом. Это последнее особенно должно быть поразило Петра, что он мог опасаться, что его возьмут и привлекут к ответственности, как дравшегося ножом, и в этом, кажется, ближайшее объяснение того, что Петр начал клясться и божиться, что не знает Иисуса. Запел петух и Господь взглянул из судебной палаты, и Петр с горькими слезами вышел вон. Эти два последние отречения были в то время, когда Господа судили пред синедрионом (первое заседание) у Каиафы. От Каиафы повели в преторий – судебную палату римского правителя – и вообще место жительства его на время пребывания его в Иерусалиме, вероятно в крепости или близ крепости Антониевой (на северо-западе от храма, в которой стояли римские войска, занимавшие город второе собрание синедриона, с которого прямо и повели Господа к Пилату, было ранним утром. Не вошли так  как прикосновение к чему-либо языческому считалось осквернением, а между тем в этот самый день вечером иудеям по закону надлежало вкушать пасхального агнца, оскверненный же не мог вкушать пасху, не очистившись предварительно в продолжение известного времени. „Ясное указание, что Господь с учениками вкушал пасху накануне узаконенного времени, а в самый узаконенный день принес себя в жертву, как истинный агнец пасхальный». (Златоуст).

Евангелие 3-е (Мф. 26:57–75)

К Каиафе – здесь собрался Синедрион для осуждения Господа. Петр боится следовать за Господом, как Его ученик и только издали следует, надеясь быть незамеченным. До двора – внутренний двор, но не крытый. Видит... окончание суда над Учителем, чем кончится суд и какое будет решение верховного судилища. Искали „как им, членам Синедриона, казалось свидетельства, а по истине лжесвидетельства (Евфимий, Златоуст). Чтоб предать... Смерть Его уже решена была в мыслях их; им только нужно было теперь дать по наружности законный вид их судебному решению. И не находили – невольное свидетельство о чистоте жизни и учения Господа. Два лжесвидетеля... Закон требовал не менее двух свидетелей для осуждения обвиняемого (Числ. 35:30; Втор.17:6; 19:15) и Синедрион не осмеливался отступить от закона по крайней мере по видимости. Он говорил. „Если бы Он и говорил, что в три дня воздвигнет церковь, то что это за обвинение? (Златоуст). Но он говорил не разрушу, а разрушьте и притом говорил не о церкви, а о собственном Теле (Златоуст). По истине, это были лжесвидетели, ибо Христос не говорил могу разрушить, но разрушьте; не сказал притом Храм Божий, но Храм Сей т.е. Тело Мое; опять не говорил создам, но – воздвигну. И так явно, что это лжесвидетели, приписывающие Иисусу то, чего Он не говорил (Феофил). Что же ничего не отвечаешь... Первосвященник требует объяснения от Самого Иисуса, чтобы в собственных Его словах уловить Его и найти новое обвинение. Иисус молчал, ответ был безполезен, когда никто не слушал и когда суд их имел только наружный вид суда, в самом же деле был ничто иное, как нападение разбойников (Златоуст). Заклинаю – обычная формула заклинания: когда на суде требовалось, чтоб обвиняемый непременно отвечал на вопросы обвиняющих, но отвечал сущую правду, призывали Бога во свидетели, чтоб пред лицем Бога обвиняемый не скрывал истины. Богом живым – Иегова так называется в противоположность мертвым идолам. Ты ли... Вопрос так поставлен, что из всякого ответа на него судьи вывели бы обвинение на Господа. Прямой утвердительный ответ сочтен был бы богохульством, как это и случилось; в случае не прямого ответа, Его обвинили 6ы как обманщика, льстяшего народу, так как Он прежде ясно выставлял Себя пред народом Мессиею. В том и другом случае их обвинение было бы – повинен смерти. Сидящаго... Сидеть одесную – признак власти и особенного достоинства сидящего. Указание на слова 109 псалма. Грядущаго... Указание на пророческое изображение Мессии в книге пророка Даниила (7:13,14). Речь о славном состоянии Иисуса Христа и в частности о пришествии на будущий всемирный суд. Разодрал... Обычное у евреев выражение скорби и сетования: надобно знать, что каиафино раздрание одежды было знаком раздрания архиерейства. Как вам кажется – не объявляет своего мнения, но требует оного от своих советников, как будто об очевидных преступлениях и явном богохульстве. Но поскольку первосвященники знали, что если дело будет изследовано и тщательно разсмотрено, то Христос окажется совершенно невиновен, поэтому сами осуждают Его и, предупреждая слушателей, говорят: вы слышали хулу Его Смотрите, как он едва не вынуждают, едва не насильно исторгают осуждение Его. Что же отвечали эти слушатели? Повинен смерти, как будто он уже обвинен и только оставалось довести это до сведения Пилата... Сами обвинят Его, сами судят, сами произносят приговор, сами все делают. (Златоуст). Заушали – „ударяли руками с пригнутыми пальцами или проще били кулаками” (Феофил). Прореки... Что может сравниться с сим оскорблением на то самое Лице, Которого море, видя устыдилось, от Которого солнце, узревши Его на Кресте, сокрыло лучи свои,на то самое Лицо плевали, то самое Лицо заушали, били по главе, порываемые своим неистовством” (Златоуст). Отрекся – даже представился непонимающим того, что говорит ему служанка. Это была не правда, и Петр сознавал, что он говорит неправду. С клятвою – что усиливало еще виновность его отречения, ибо он Бога призвал во свидетели сказанной им неправды. Речь Твоя. Галилеяне отличались от иудеев, особенно иерусалимских, не совсем чистым произношением некоторых слов, как это нередко бывает с жителями провинций сравнительно с жителями столиц. Горько – выражение сильного раскаяния в великом грехе отречения от Учителя.

Евангелие 4-е (Ин. 18:28, 19:16)

Св. евангелист Иоанн точнее, чем три первые евангелиста, излагает порядок судопроизводства над Господом. Так как приведшие Господа не вошли в судебную палату Пилата язычника, то последний вышел к ним. Представитель римской политики, обыкновенно щадивший не вредные предрассудки побежденных народов, вышел к иудеям сам на лифостротон – открытое возвышенное место пред жилищем прокуратора. В чем вы обвиняете – этим вопросом Пилата к приведшим Господа евангелист Иоанн начинает описание порядка судопроизводства над Ним. Если бы... Ответ очень хитрый, указывающий, какое отношение хотели занять обвинители в отношении к прокуратору в этом деле с самого начала. Они судили и осудили. Пилат действительно был просто только исполнителем произнесенного ими приговора, без исследования со своей стороны дела. Ему предоставлена была бы только роль палача. Пилат сказал – Хорошо понимая, с кем имел дело, Пилат сразу поставил обвинителей, членов Синедриона, в должные границы в отношении к себе, как представителю римской гражданской власти в Иудее. Если вы хотите быть в этом деле единственными судьями и обойтись без моего расследования – пусть будет по-вашему – берите подсудимого, судите Его и наказывайте соответственно вашему закону т.е. в границах предоставленной вам римскими законами судебной и исполнительной власти. Ответ иудеев показывает, что они не довольствуются предоставленными им способами наказания, на что намекал им Пилат, а присудили Его к смерти. Да сбудется т.е. пророчество Христово о Своей именно Крестной Смерти. Он должен был претерпеть распятие на Кресте, чего домогались враги Его и чего они не могли сделать без решения прокуратора и в этом исполнялось слово Христово. Ты Царь: – Пилат начал допрос Господа именно с этого вопроса потому, что члены Синедриона начали именно с этого пункта обвинять Господа. На вопрос Пилата Господь отвечал так же вопросом, имеющим целью разъяснение этого пункта обвинения. Господь говорит о Себе, как Царе не в римском политическом смысле, а в еврейском теократическом. Он не политический царь иудейский; а теократический Царь всей вселенной. Ответ Пилата на этот вопрос дышит презрением к иудейству. Он знать не хочет о таком различии в понятии царя и царства, что ему до этих тонкостей: разве я иудей? Но тем не менее Твой родной народ и представители его предали Тебя мне, по обвинению в присвоении Тобой царской власти. Мне нужно знать, что Ты сделал такого, почему они могли взвести на Тебя такое обвинение. Признаешь ли Ты Себя царем? В ответ на сей вопрос Пилата, Господь утверждает, что Он действительно царь, только не в смысле политическом, а в духовном, и объясняет характер царства своего. Царь, но не Такой, какого ты себе представляешь“ (Златоуст). Видимый наглядный признак сего тот, что если бы царство Мое было политическое и Я был царь в этом смысле, то служители Мои –сторонники Моих политически – царских прав ратовали бы за Меня, защищали бы Меня, дабы Я не подпал под суд синедриона.            Римлянин – Пилат не мог понять, что такое это царство не от мира сего, когда это понятие не вмешалось даже в умах самых избранных учениках Господа. Посему Пилат спросил – в таком случае царь ли Ты? Господь подтверждает, что Он действительно Царь – духовного царства истины и Его подданные те, которые от истины и следуют возвещаемой Им истине... Истина здесь понимается вообще, как истина Христова, как истина религии. Что есть истина – языческий греко-римский мир дошел в то время до такого умственного и нравственного растления, что утратил веру в истину вообще, утратил понятие об истине и неверил что есть истина. Выражением этого отчаянного неверия и служит вопрос Пилата. Вот человек, вероятно думалось ему, Который, на мечте, на фантоме, на какой-то истине, хочет основать что то, что Он называет царством. Нет, заключал он, такой мечтатель не виновен в том, в чем Его обвиняют. Это прямо Пилат и высказал обвинителям. Объявление его должно было глубоко уязвить самолюбие синедриона, потому что сим давалось знать членам оного, что их суд над Обвиняемым пристрастен и во всяком случае несправедлив. Пилат отпустил Варавву, Господа же подверг бичеванию, после которого повели Его на распятие. Велел битъ. „Пилат бичует Его, желая по крайней мере этим укротить ярость их. поелику словами не мог освободить Его, то бичует, надеясь этим ограничить неистовство их; позволяет надеть на Него хламиду и возложить венец также с целью утолить гнев их“ (Феофил). „Пилат опять вышел к обвинителям вместе с измученным воинами Обвиняемым. Он решительнее прежнего говорит, что не находит в последнем вины, достойной того, чтобы предать Его смерти, а потому хочет отпустить Его. Но он встретил такой отпор со стороны обвинителей, что не выдержал себя и присудил к смертной казни неповинного, по его же собственному сознанию. Се Человек –восклицание это очевидно имело целью возбудить сострадание к Нему в жестоких сердцах обвинителей. Восклицанием этим Пилат обращался к суду их совести. При виде Иисуса, они, по крайней мере теперь, могли бы увериться, что если они из-за Него боялись погрома со стороны римлян, то это напрасное опасение. Но ни это ясно выраженное мнение судьи Пилата, ни это его воззвание к состраданию над Обвиняемым не имели успеха. Распни Его. Эта настойчивость обвинителей вызвала настойчивую резкость и даже колкость со стороны Пилата. Он снова заявляет, что не находит в Обвиняемом вины достойной смертной казни, а потому он, представитель римской судебной власти, не будет принимать в этом участия. Обвинители, видя, что прокуратор не считает основательным обвинения „в оскорблении величества“, дают другой оборот обвинению. Они ссылаются на свой закон, по которому обвиняемый как богохульник, должен быть подвергнут смертной казни. Пилат больше убоялся. Так прямо высказанное иудеями обвинение Господа еще более усилило в Пилате то темное чувство страха пред Ним, которое и доселе его безпокоило, и которое было для него одним из побуждений отпустить Господа. Весть от жены и просьба её, слухи о чудесах Господа, конечно доходившие до ушей прокуратора, все поведение Господа пред

судом, – все это оставляло в его душе впечатление чего то таинственного, объявление же, что Он – Сын Божий, повергло его в еще больший страх, особенно после того, как Он по его повелению подвергнут был бичеванию. В этом страхе он снова желает слушать Господа наедине и потому снова уводит Его в судебную палату и обращается с тревожным вопросом: Откуда Ты т.е. с небес или от земли: действительно ли Ты Сын Божий? Иисус ответа не дал – причина та, что язычник Пилат не способен был понять учение об истинном Сыне Божием. Мне ли: „и боится и страшает“ (Евфимий Зигабен). Имею власть – язык гордого сановника римского, которого гордость уязвлена была этим молчанием Господа. Господь отвечает на эту речь с удивительною мудростию, поставляя горделивую власть его под высшую, не сознаваемую им власть. Предавый –  был виновен в этом осуждении Меня, потому что против совести своей осуждаешь. Но верховный совет, еврейский синедрион, как и представитель его первосвященник Каиафа, как и орудие его – Иуда Искариот – более бы имели греха. Мудрое слово Господа понравилось Пилату. С этого времени Пилат особенно решительно вознамерился и употреблял усилия отпустить Господа. Но решимость сделать это оставила Пилата пред угрозами иудейского синедриона. Обвинители решались прибегнуть к крайнему средству – угрозе обвинить самого прокуратора в измене римскому императору. Ты недруг. т.е. неверен, изменник императору, если не присудишь к смертной казни Того, Кто выдает себя за Царя. Этой угрозой дело было окончено, твердость и решимость оставили римского чиновника, опасение за свою жизнь превозмогло и – предание Господа на распятие было решено. Вывел... Формальное решение суда должно было быть объявлено в присутствии обвинителей, а они не хотели входить в преторий. Стол на судейском седалище. Лифостротон – это было возвышенное место и открытое пред преториею или домом прокуратора. Греческое название этого места произошло от того, что оно было выслано камнем, вероятно мозаикой, как то было в обычае у римских судей чиновников. Еврейское название – Гаввафа – возвышенность, холм, дано ему потому именно, что оно было возвышенно. Праздник пасхи еврейской падал тогда на субботу, но по закону пасхального агнца надлежало вкушать с вечера или вечером того дня, в который утром происходил суд над Господом и Его распятие. Час шестый. … Не сказано утвердительно – час был шестый, но как бы нерешительно и не с уверенностью. Посему нисколько не должно быть важно для нас, что евангелисты по-видимому не совершенно согласны друг с другом, если даже допустимо это разногласие. Ибо смотри, не все ли они сказали, что Иисус был распят? А что о часе говорит – один это был третий час, а другой, как бы шестой, то вредит ли это сколько-нибудь истинѣ. Но весьма достаточно доказано что разногласия даже и нетъ (Феофил). Се Царь – пред произнесением окончательного приговора над Иисусом против совести, Пилат, в безсильном раздражении, бросает еще раз жестокий упрек всему синедриону. Может быть так же римского политика осенила мысль, что если суды способны еще составить политическую нацию, то эту высшую задачу никто так не способен был выполнить, как обвиняемый теперь, что Он духовный Царь израиля. Не поняли ли этого смысла речи и сами обвинители и не потом ли так неистово выразилась ярость их в ответе на эти слова: смерть Ему, распни Его? Это крик от нанесенной в самое чувственное место раны. Но Пилат, прежде чем окончательно уступит, еще раз повертывает нож в этой ране словами – Царя ли вашего распну? Это вынудило у представителей народных еще более отчаянный крик, которым они сами своими устами выражали разрушение своей древней теократии и свое полное ниспадение в круговорот лжи мира языческого: нет у нас царя кроме кесаря. Этим было сказано все, произнесен был приговор над всей дальнейшей историей народа еврейского. И Пилат предал Его им наконец на распятие.

Евангелие 5-е (Мф. 27:3–32)

Видев Иуда. Ослепленная и омраченная сребролюбием совесть Иуды, как скоро совершилось осуждение Господа, мгновенно проснулась и пред нею предстал весь ужас его безумного поступка. Раскаялся. Это было раскаяние с отчаянием, но не с надеждою. Оно довело Иуду до самоубийства. Возвратил. То, что казалось для него так пленительным, – теперь, когда совесть возопила, показалось для него отвратительным, – таков грех вообще. Предав... Это признание Иуды, умножает вину и его и их; его потому, – что он не раскаялся или раскаялся, но уже поздно, и сам произнес осуждение на себя, ибо сам исповедал, что предал Его напрасно; их вину умножает потому, что они тогда, как могли раскаяться и переменить мысли, не раскаялись. Что нам... Это холодное и насмешливое отношение к странному душевному состоянию Иуды и к свидетельству о невинности Иисуса показывает их крайнее нравственное загрубение и нераскаянность. Бросив не взятые первосвященниками и книжниками деньги, Иуда бросил их, думая, быть может, успокоить мучения совести. Вероятно в той части храмовых построек, где заседал синедрион. Удавился. Апостол Петр, говоря о смерти Иуды, выражается так: когда низринулся, расселось чрево его и выпали все внутренности его. Вероятно он повесился и потом почему либо упал с той высоты, на которой висел, и последовало тο, о чем говорит Апостол. Недостойно. Вероятно, враги Иисуса основывались на законе Второзакония 23:18. В сокровищницу. „корваною называлась кружка, в которую полагали приносимое в дар Богу“ (Феофил). Ta­ких кружек было несколько. В них клались как добровольные приношения в храм, так и полусикль, требовавшийся по закону от всякого иудея в пользу храма. Цена крови – жизни человеческой. Сделав совещание “не просто делают свое дело, а сделав совещание; все клонится к тому, дабы никто не остался неповинным в сем беззаконии, дабы все были виновны” (Злат.). Для погребения иудеев, собиравшихся в великом множестве из всех стран мира на праздники, а равно и прозелитов. Земля, название места громче трубы возвещает всем о гнусном их убийстве... Если бы они положили сребреники в корван, дело не обнаружилось бы так повсеместно; купив же землю, они сделали все гласным и для будущих родов» (Златоуст). Тогда сбылось реченное... Точных слов, приводимых евангелистом из книги пророка Иеремии, в ней нет, а есть очень схожие с ними слова в книге пророка Захарии (11:12–13) и в первоначальных списках евангелия читалось “чрез Захарию”. Чтобы показать иудеям, как мало они оценят попечение о них пророка и, следовательно, попечение Бога, Бог повелевает пророку спросить их: какую они дадут плату ему за пастырские труды его, если только они согласны дать плату? Они дали ему тридцать сребреников, – цену, какую давали за рабов т.е. оценили труды для них пророка и, следовательно, самого Бога, как ничтожные, как рабы. Тогда Бог сказал пророку: брось это для горшечника, – сию славную (ирония) цену, какою Я оценен у них. В событии предания Иисуса исполнилось то, что прообразовало это пророческое действие. Ты Царь... указывают на гражданское преступление. Так поступали они и с апостолами; тоже выставляли на вид и говорили, что эти Галилеяне, повсюду ходя, проповедуют некоего Царя Иисуса“ (Златоуст). Ты говоришь... Господь пояснил Пилату, в каком смысле Он называет себя Царем, и Пилат, вследствие сего объяснения не мог смотреть на Него, как на политического преступника, и признал Его невинным. Ничего – ибо всякий ответ был бы напрасен для их убеждения: ”Они сами знали, что говорят ложь, что предали Невинного; убеждать упорство бесполезно“ (Златоуст). Правитель... От того и дивился весьма, видя, что Обвиняемый не хочет говорить против обвинителей в защиту Себя“ (Феофил). Имел – начало этого обычая не известно, вероятно он введен римлянами для приобретения популярности себе между иудеями; подобные милости несколько льстили народному самолюбию и несколько могли примирять народ с игом чуждой власти. Отпускать – освобождать от казни. Известный т.е. по своим преступлениям. Варавва, – называвшийся также Иисусом. Кого „Видишь ли извращение порядка? Обычай был такой, чтобы народ просил об осужденных, игемон должен был отпускать. Теперь же делается напротив: игемон требует сего от народа, и однако они не устрашаются, а еще более свирепеют, поднимают крики, неистовствуют от зависти“ (Златоуст). Из зависти... Тому влиянию, какое имел Господь на народ и той любви и почтения, которые народ оказывал Ему. Жена... У некоторых древних писателей называется она Прокла или Клавдия Прокула; она была расположена к иудейству; предание говорит, что она после сделалась христианкой. Праведнику – Невинному. Во сне... „Почему же не сам Пилат видит сон? Или потому что жена наипаче была достойна сего, или потому, что если бы он видел, то не поверил бы ему и даже, может быть, и не сказал бы о нем. Посему так и устроено, чтобы жена видела сон сей, дабы известным это сделалось для всех”. Но и непросто видит она сон, а и страдает много, дабы муж, хотя из сострадания к жене, помедлил совершить убийство: к тому же клонилось и самое время, ибо в ту же ночь она видела” (Златоуст). Возбудили... „Сами будучи злы, они, вместе, развращали и народ, дабы и за обольщение его понести тягчайшую казнь... Что надлежало делать? Отъявленного ли преступника отпустить или сомнительного? И конечно Иисус не казался для них худшим явных человекоубийц. И одного сего Варавву предпочли Спасителю Вселенной. Зависть совершенно ослепила их“ (Златоуст). Да будетъ..., не говорят, да будет убит, но да будет распят, дабы и самый род смерти показывал в Нем злодея“ (Евфимий, Златоуст). Хотели не только убить, но и убить как за худое. Когда судия противился, они только упорствовали, крича одно и тоже (Златоуст). Умыл... был у евреев закон умывать руки в доказательство того, что умывающий невинен в пролитии крови найденного убитым человека. Пилат действует малодушно, слабо и все тоже беззаконствовали. Ибо ни Пилат не возстал против черни, ни чернь против иудеев“ (Златоуст). Кровь... „Такова безразсудная ярость, такова злая страсть. Пусть так, что вы самих себя прокляли, для чего навлекаете проклятие и на детей? Впрочем, человеколюбивый Господь, тогда как они столь сумазбродно неистовствовали против себя и детей, не подтвердил согласием сего голоса, не только против детей, но и против них самих, даже и из них самих принял покаявшихся и удостоил безчисленных благ” (3латоуст). Бив... у римлян, осужденных на распятие рабов били, чтобы увеличить еще более их страдания. Воины – обыкновенные исполнители казни, так как распятие употреблялось собственно у римлян. Весь полк или когорта, 10-я часть римского легиона, состоявшая из 400–600 человек, смотря по численности легиона. Багряницу – обыкновенный военный плащ красного цвета. Широкая верхняя одежда без рукавов, накидываемая через плечо, так что правая рука оставалась свободна. Из терна – колючее гибкое растение. Трость, как символ царской власти. Становились – по обычаю востока воздавать почести. Били... Не одна часть, а все Тело терпело страдания: Глава от венца и трости, Лице от ударов и заплевания, Ланиты от заушений, все Тело от 6ичеваний, наготы, одеяния хламидой и притворного поклонения, Рука от трости, которую Ему дали держать вместо скипетра, Уста от поднесений отцта. Что может быть сего тягче, что обиднее»? (Златоуст). Киринеянина... Киринея, или Кирена. Город в Ливии, в Африке, на запад от Египта, населенный тогда во множестве евреями. Симон был отец известных после в первенствующей церкви Александра и Руфа. Заставил. Распинаемые обыкновенно сами несли крест до места распятия и Господь первоначально Сам нес Крест Свой, но потом, измученный бичеваниями и ударами солдат в претории, Он, вероятно, до того ослабел, что не мог донести до места Креста Своего и уже киринеянин Симон донес этот Крест за Heгo.

Евангелие 6-е (Мк. 5:16–32)

Отцу... Два лица, вероятно хорошо знакомые римскому христианскому обществу, для которого Евангелист Марк первоначально писал свое евангелие. Может быть об одном из них упоминает св.ап. Павел в своем послании к римлянам, как об одном из лучших членов ново христианского римского общества вместе с его материю, которую апостол называет и своей материю. Если так, то семейство Симона Киринеина, удостоившегося понести крест Господа, было высоко по нравственным совершенствам, и евангелист не без особенной цели вспоминает здесь о детях этого крестоносца. Идущего с поля в самый день, вечером которого вкушали пасху, закон не запрещал заниматься обычными житейскими делами, и Симон, как видно, не терял этого дня, а проводил его в обычных работах на поле до известного времени. Со смирной – это был напиток из кислого низкий степени вина, приправленного чем либо горьким, пряным, одуряющим; он приготовлялся различным способом, и давался осужденным пред совершением над ними казни. Час 3-й по нашему 9-й утра. Евангелист Марк вероятно обозначает так не время пригвождения ко кресту, – но лишь время приготовления к смертной казни, которое не могло быть кратко. Если допустить, что затмение началось вскоре по распятии Господа, то самое распятие совершилось в шестом часу т.е. по нашему пред полуднем. Слово – писания из книги пророка Исаия, из того места, где пророк с евангельскою наглядностью изображает Страждущего Мессию и, между прочим провидит, что Он будет поставлен на ряду с беззаконниками.

Евангелие 7-е (Мф. 27:34–45)

   Голгофа... небольшой холм, находившийся тогда вне городских стен к северо-востоку. Неизвестно в точности, почему он назывался так. Предполагают – или потому, что он имел вид черепа (Кирилл Иерусалимский) или потому, что на нем было много черепов и костей казненных там (Иероним). По преданию же церкви на этом самом месте был погребен Адам, (Афанасий, Епифаний, Феофилакт, Августин „вознесен был на древо врач там, где лежал больной»). Господь благоволил пострадать вне стен города по высшему усмотрению, как поясняет сие Апостол Павел. Уксуса, напиток одуряющий и притупляющий чувство, который давали осужденному пить пред распятием, что 6ы несколько уменьшить мучительность страданий. Не хотел пить... Он хотел испить чашу гнева Божия вполне, не уменьшая силы страданий, ибо Он пришел для того, чтобы пострадать и страданиями искупить человечество. Уже немного после, когда невыносимо томила его жажда, Он несколько вкусил поднесенного ему питья. Распявшие. Крест состоял из двух брусьев, врезанных один поперек другого (†); это самый обыкновенный крест; иногда они врезывались наискось (X). Распинали в первом случае так, что руки распинаемого пригвождались или привязывались к поперечному брусу, а ноги к нижней части продольного; во втором случае к каждому из четырех концов пригвождались или привязывались руки и ноги. В том и другом случае распинали иногда головою вниз. Так как об особенностях распятия Господа не упоминается, то надобно полагать, что распятие Его происходило обыкновенным образом, т.е. на кресте первого рода, головою вверх, причем руки и ноги были пригвождены, а не привязаны. Что бы руки не разорвались от ран при тяжести висящего тела, под ноги прибивали иногда ко кресту подставку, на которой распинаемый мог встать и к этой собственно подставке прибивались ноги. На верхнем, остававшемся свободным, конце креста прибивалась дощечка с надписью вины, по которой распят человек. Самое распятие производилось не одинаково; или, положив крест на землю, пригвождали распинаемого к нему, а потом ставили крест, утверждая его в земле; или поставив крест, возвышали на него распинаемого и там уже пригвождали, или привязывали. И поставили. Пилат повелел написать только сие в виду того, что иудеи предали ему Господа, как политического преступника. 2 разбойника. „Его распяли среди них, дабы разделил с ними худую их славу“ (Златоуст). Кивая, в знак презрения и насмешки. Если Он Царь Израильский. „Когда тщетно просивши Пилата снять вину, – а вина была написана такая Царь иудейский, – не успели в намерении, тогда они уже ругательствами своими старались показать, что Он не царь. Для сего то они говорили, если... не может спасти, покушались таким образом омрачить и прежние Его знамения. (Златоуст). Спасал т.е. чудотворным образом избавлял от разных бед, страданий и опасностей. Уповал (измененные слова подлинного псалма 21:5), которые Спаситель может быть изъяснял о Себе. Он сказал – недавно на суде синедриона. Так же... По сказанию св. Луки поносил один, а другой исповедал Мессиею. Надобно предположить – или что сначала оба поносили, а потом один раскаялся (Златоуст, Евфимий). „Сперва оба хулили, а после не так уже. Дабы ты не подумал, будто произошло сие по некоему согласию, или что разбойник не был разбойником, его ругательством показывается тебе, что сперва на кресте был разбойник и враг, но внезапно изменился”. От шестого. По нашему счету времени от 12 ч. дня, до 3-х пополудни. Тьма эта не была обыкновенное по известным естественным законам совершающееся солнечное затмение, против сего, и время (полнолуние, когда не бывает солнечных затмений) и продолжительность затмений. Это было чудесное затмение, которое, вместе с другими последующими чудными явлениями в природе, свидетельствовало о смерти возлюбленного Сына Божия. О затмении необыкновенном, в продолжение которого видны были даже звезды, в это время свидетельствует римский астроном Флегон. „По всей земле была тьма, а не в части какой-либо. Боже. Слова, с некоторым изменением букв, а не смысла, взяты из пророческого 21 псалма. В тяжких мучениях телесных и душевных это как бы оставление Богом было самым тяжким и вызвало это болезненное восклицание. Или. Со стороны понимавших еврейский язык это была новая насмешка над Страдальцем. Некоторые может быть и не разслышали слов Господа и действительно думали, что Он зовет Илию (Феофил). Может быть это были слова римских воинов, дурно понимавших сирохалдейский язык, знавших ожидание иудеями Илии и в этом смысле понявших и истолковавших повторенное слово Или, Или. Напоил. Кислым вином, составлявшим обыкновенное питье римских воинов, особенно во время сильной жары. Положив. Так как висевшие на кресте были довольно высоко от земли и им нельзя было просто поднести питья, то и пользовались сим способом для утоления их жажды. Давал питъ. Распятие производило сильную жажду в страдальцах. Господь не отверг теперь поднесенного Ему пития, как отверг несколько ранее, потому что это питье не производило одурения и отупения чувств, как тο. А другие говорили: Грубая жестокость, соединенная с насмешливостью – не помогай Ему в Его страданиях, не предупреждай Илию, которого Он зовет помочь Ему; посмотрим, может быть, он и в самом деле явится. Испустил т.е. умер. Это было около девятого часа, – распят же был около шести часов. Следовательно, Он висел на кресте около 3 ч. Случалось, что распятые висели на кресте несколько суток. Скорая смерть Господа объясняется предшествовавшими страданиями. Он не мог по слабости нести даже креста. Завеса. Отделявшая Святое Святых от части храма, называвшейся Святое.

Так как это было около времени вечерней жертвы тο, вероятно, очередной священник был свидетелем этого чудесного раздрания. Святое Святых был образом неба и раздрание завесы, скрывавшей его, было знамением того, что смертью Христа открыт вход всем в него, куда Первосвященник Иисус вошел как Предтеча. Бог показал, что храм доселе недоступный для народа и им невидимый, которого внутренность была закрываема завесою, был в таком унижении и презрении, что всякий может входить в него и рассматривать его. Иные представляют на это и другие причины. Так говорят, что раздираемая завеса означала упразднение буквы закона, при чем должно раскрыться все законное, что прежде закрывалось буквою, как некою завесою, а все, прежде не ясное и загадочное, должно объясниться теперь, исполнившись на Христе. Можно сказать, и то, что как иудеи имели обычай раздирать одежды в случае богохульства, так и теперь храм Божий, как бы скорбя о смерти (воплотившегося) Бога разрывал одежду свою т.е. Завесу (Феофил) Земля... Это не обыкновенное было землетрясение. Это был знак гнева Божия на тех, кои предали смерти возлюбленного Сына Его. Камни – скалы горы ибо гробы, обыкновенно делались в каменных скалах в виде пещеры. Отверзлись камни, закрывавшие входы в эти пещеры, действием землетрясения отпали и оставили пещеры открытыми; или сверху наделавшиеся расселины их оставили открытыми. Многие... Вероятно, недавно умершие праведные люди, которые известны были остававшимся в живых жителям Иерусалима, ибо если 6ы древние Святые воскресли, то их, конечно, не узнали бы и явление их не достигло бы цели. По воскресении. Следовательно, в час смерти Его только отверзлись гробы, праведные же воскресли после того, как Сам Перворожденный из мертвых Начальник Воскресения воскрес, победив смерть. Вошли – гробы обыкновенно устроялись в скалах, окружавших город. Может быть не только из окрестностей Иерусалима воскресшие пришли в город, но и из других городов. Святой: Иерусалим так называется потому, что в нем был единственный в то время храм Святого Бога, в котором Бог являл особенным образом Святое Свое присутствие. Явились. Дабы действительность сия не сочтена была за мечтания, воскресшие являются многим в городе. Сотник – командовавший сотнею римских солдат и распоряжавшийся распятием троих осужденных. Устрашились – увидя знамение гнева Божия за Распятого невинно, побоялись, что они, как орудия этой казни, подвергнутся строгому наказанию Божию. Сын... Они вероятно знали, что Иисуса Христа обвиняли в том, что Он называл Себя Сыном Божиим и в чудесах, сопровождавших смерть Его, они видели доказательство истинности того, что Он Сын Божий. Предание, именуя сотника Лонгином, говорит, что после он сделался христианином и мучеником.

Евангелие 8-е (Лк. 23:32–49)

Иисус же говорил: первое из семи изречений Господа со Креста, передаваемое одним только Лукою. Прости – кому? Нельзя полагать, что Господь молился только за распинавших Его римских солдат; нет, Господь молился за всех врагов своих, распинателей, как совершивших самое распинание, так и виновников онаго. Злобе, злодейству людскому, Он противопоставляет Свою всеобъемлющую любовь и молитву о прощении всем. Не знают, римские солдаты язычники с Пилатом во главе не знали, что они делают, так как они действительно не знали, что распинаемый ими есть Спаситель мира – Сын Божий. Иудеи, особенно начальники их, имели все средства знать, что Иисус есть их Мессия, но они не веровали в Него и были совсем ослеплены до такой степени, что действительно не думали, что они распинают Мессию своего. Апостол Петр (Деян. 3:17) о сем говорил им прямо. Неведение не оправдывает их преступления, ибо они имели средства знать. Какое величие души Господа, завиняющей пред Отцем Своим Небесным упорных врагов Своих неведением. И, конечно, грех сей простился бы им, если бы после сего они не остались в неверии. „Один злословил теми же словами, какие слышал вокруг произносимые на разные лады начальниками, и подущенными ими народом” и римскими солдатами. Спаси т.е. избавь от креста и смерти позорной. Унимал – усовещивал, убеждал не говорить того, что он говорил. На то же на такую же мучительную смерть. Или ты... сии слова указывают в преступнике этом человека богобоязненного, а потому религиозного в строгом и чистом иудейском смысле этого слова. Справедливо. Это показывает его сознание собственной виновности и справедливости карающего за вину закона. А Он ничего. Признание невинности Господа среди этой толпы, обвинившей и осудившей, как преступника, Человека невинного. Помяни разбойник благоразумный не полагает, что Господь Распятый, чудесно сойдет со Креста; напротив, он полагает, что Он умрет на Кресте, а потому просит вспомнить о нем после, когда Господь приидет в царствие свое. Если и полагать, что этот разбойник разумел чувственное царство Мессии, какого ожидали Его современники, и говорил о таком царстве Мессии, все же исповедание его нельзя не назвать удивительным в его положении. Распятого вместе с ним, страждущего, измученного, умирающего, он признает Царем, Который придет в царство Свое, Господом, Который ошует это новое царство, – это такое исповедание, которое не под силу было даже ближайшим ученикам Спасителя, не вмещавшим еще тогда мысли о страждущем Мессии. Если и допустить еще, что он хотя и преступником сделался по какому либо случаю, но все же оставался, как и прежде был, высоконравственным и религиозным человеком; что он внимательно наблюдал в последние часы над Господом Иисусом и поражен был Его нравственным величием; что близость предстоящей ему смерти располагала его к высоким думам; если и допустить все это, все же сим не разрешается для нас великая загадка такой высокой веры его, если не допустить особенной Благодати Божией, мгновенно озарившей его разум в пример и поучение всем родам и народам, что Бог избирает безумное мира чтобы посрамить мудрое... Ныне же будешь в раю. Господь обещает покаявшемуся исповеднику Своему нечто высшее и большее того, чего он просил, столь высокое, чего не мог ни ожидать, ни πрοсить исповедник. В раю. Сим предрекается, что разбойник в сей же самый день умрет, а не будет мучиться на кресте и обещается душе его блаженство вместе со Христом в царстве праведников, избранных Божиих. Слово раи означает собственно сад и сад хороший, наполненный тенистыми деревами и цветами. В жарких странах востока во время солнечного зноя сад был местом истинного наслаждения и успокоения, а потому слово рай стало образным изображением места блаженства праведников в мире загробном. Отче. Слова эти – перифраз слов псалма 30:6. В устах Господа они выражают единение с Отцем Его Небесным. Был праведник. Праведник в языческом смысле римского воина значит угодный богам. Он мог изъяснить необыкновенные явления при смерти Господа не иначе, как гневом богов за умерщвление угодного им Человека. Бия. В знкъ скорби и сетования о случившемся. Знавшими Господа, разумеются, вероятно, более близкие к Нему из Иерусалима и окрестностей его, как то друзья Его вифанские, хозяин дома, где происходила тайная вечеря и др. После, как можно думать, пред смертью Господа, некоторые из них подошли ближе ко Кресту, а в то время, когда еще не прошел фанатизм толпы, они стояли издали и смотрели на страдания своего Учителя и Господа, считая может быть небезопасным приближаться к Страдальцу, осыпаемому насмешками.

Евангелие 9-е (Ин. 19:25–37)

Сказание о поручении Господом со Креста Матери Своей особенному попечению одного из учеников находится только у св. Иоанна. Все знавшие Господа стояли во время Его распятия вдали и смотрели на все происходившее. Когда же необычайное знамение наложило печать молчания на уста хуливших Господа, народ, видя происходящее, расходятся, бия себя в грудь и около Креста стало не так тесно; когда и стража из солдат римских, окружавших место казни, возвратилась по совершении казни, и остались при крестах только немногие, совершавшие распятие, и караулившие распятых, солдаты с сотником; тогда некоторые из близких к Господу решились подойти ближе ко Кресту распятого Учителя и Господа своего. Се сын... Это значило, что Матерь Господа и возлюбленный ученик Его должны, по завещанию Его, навсегда, по отшествии Его от сей жизни, стоять между собою в отношениях ближайших, как мать с сыном. Взял... В круг своих ближайших родственников, или в свой дом, каковой эта фамилии имела, кажется, во Иерусалиме. Предание говорит, что Иоанн до самого успения Богоматери с любовию исполнял в отношении к Ней обязанности нежного сына, Зная... что смерть Его, которою Он совершит на земле дело Мессии, дело искупления человечества от грехов и примирения с Богом, близка. Да сбудется. Псалом 68:22, в котором псалмопевец предрек, что враги утолят Его жажду уксусом. Иссоп. Трость – был ствол растения, называемого иссоп, которое вообще не высоко ростом, но все же достаточно, чтобы было можно с него напоить Висящего на Кресте. Совершилось т.е. дело Мессии, дело искупления человечества и примирения его с Богом смертью Мессии. Повествование о прободении ребра Господня вместо перебития голеней находится у одного только евангелиста Иоанна и составляет важное дополнение к сказаниям первых трех евангелистов. Чтобы не оставить. По римским обычаям тела распятых могли долго висеть на кресте, но закон Моисеев не дозволял тела казненных чрез повешение оставлять на дереве на ночь, а предписывал погребать их в тот же день. Втор.21:23–25. Тем более нельзя было оставлять тела таковых на субботу – великий день в числе других дней недели, к тому же еще на эту субботу, которая была особенно великим днем, так как на нее падал в тот год первый день праздника пасхи, а вечером, накануне, т.е. в самый день распятия, надлежало вкушать агнца пасхального. Поэтому иудеи озаботились тем, чтобы убрать до вечера тела распятых, а для этого насильственно ускорить их смерть. Средствами для этого было пребитие голеней. У евреев невидно следов этого жестокого обычая, но он употреблялся у римлян и от них вероятно переходил к побежденным народам. Это был жестокий обычай, к жестокой казни прибавлять новую. Просили, потому что сами не имели прав ускорять смерть казненных, как и наказывать смертью. Пришли воины – другие, и не те, кои оставались при крестах на страже; посланы были новые исполнители, новой казни. Распятые с Господом были ещё живы, потому над ними совершена эта новая жестокая казнь.  Но в Господе они не видели уже признаков жизни, потому и не исполнили этой новой казни для ускорения смерти уже умершего. Копьем. Намерение воина было вероятно доподлинно узнать, действительно ли не было признаков жизни в Господе, и если бы таковые оказались, то прекратить их, чтобы не было более никакого сомнения в действительности смерти. Но сам того не зная, он был орудием исполнения высшей цели. Кровь... По естественным законам этого не могло быть, потому что при пронзании мертвого тела, не истекает кровь и вода. „Достойно удивления что из мертвого Тела вытекает Кровь. Впрочем, иной из недоверчивых скажет, что вероятно в теле было еще сколько-нибудь жизненной силы. Но когда и вода вытекла, то чудо непререкаемо. Не спроста это случилось, но потому, что жизнь в Церкви начинается и продолжается посредством сих двух вещей: водою мы рождаемся, а Кровью и Телом питаемся” (Феофил, Златоуст). И видевший это сам Иоанн, который обыкновенно говорит о себе в евангелии в 3 лице. Он знает. Усиление свидетельства и уверения показывает, что Иоанн говорит об этом событии, как о необыкновенном, неожиданном, чудесном. Сие произошло. Оба эти события были предсказаны еще в Ветхом 3авете и исполнились теперь на Распятом Христе, чем и показывается, между прочим, что Он есть истинный Мессия, не смотря на крайнее Его уничижение „В прообразе было так наперед указано ради истины“(Златоуст).

Евангелие 10-е (Мк. 15:43–47)

Знаменитый т.е. один из влиятельных и пользующихся почетом, член верховного еврейского судилища – синедриона, который ожидал открытия в это время царства Мессии и Самого Господа Иисуса считал Мессиею. Разрешение этого ожидания смертью Иисуса Христа не поколебало сильно его любви к Господу и он, несмотря на то, что мог подвергнуться гонению или неприятностям от сочленов своих, решился отдать последние погребальные почести Распятому. Распятые мучились иногда на кресте несколько суток; смерть не приходила к ним. Господь же испустил дух чрез три четыре часа после распятия, что отчасти объясняется предшествовавшими распятию Его ужасными страданиями. Вместе с удивлением Пилат вероятно и рад был сему известию; ибо все же в душе он не мог не быть расположен к Страдальцу, Которого и сам считал невинным.

Евангелие 11-е (Ин. 19:38–42)

Пришел... Никодим. О нем повествует из евангелистов один только Иоанн. Ночью... „Этим евангелист может быть указывает на противоположность его теперешнего поведения в отношении к Господу с прежним: тогда к Чудотворцу, начинавшему входить в славу, Учителю Израилеву, Он приходил тайком ночью, теперь к Распятому идет открыто. Видно в Распятом Иисусе Он узнал прообразованного медным змием в пустыне Мессию. Но почему не пришел никто из 12 учеников ни Иоанн, ни Петр, ни другой кто из знаменитых? Евангелист не скрывает и этого (что не пришли). Что же это значит? “Мне кажется, что Иосиф был из числа людей весьма знаменитых, как это видно и из самого погребения, и что он был известен Пилату. Потому то он и получил дозволение погрести Иисуса, и Он погребает Его уже не как преступника, но по обычаю иудейскому – великолепно, как человека великого и славного“ (Златоуст). Смирны... или мирры и алоя – литр около ста: литр = 12 унций. Столь великое количество благовоний свидетельствует о великом усердии принесшего к Распятому и о великой почести, какую хотел воздать Ему при погребении. Состав вероятно был отчасти в жидком виде, отчасти в порошке; им частью посылали пелены, частью намащали тело, частью посыпали самый одр, на который полагалось тело во гроб или пещере, частью сожигали в пещере. На все это припасено было Никодимом благовоний изобильно. Был сад... по сказанию Ев. Матфея, гроб принадлежал самому Иосифу, вероятно и сад. Ради пятницы... в эту пятницу вечером надлежало вкушать агнца пасхального, а в субботу нужно было оставаться в покое по закону; следовательно, нужно было спешить с погребением и так как гроб, принадлежавший Иосифу был близко от места распятия, то в нем и положили Господа.

Евангелие 12-е (Мф. 27:62–66)

На другой день т.е. в субботу. Враги Христа просили поставить в субботу стражу ко гробу потому, что вслед за погребением Господа наступил час вкушать пасхальную вечерю, когда запрещалось не только заниматься какими-либо посторонними делами, но даже выходить из дому. Они были спокойны, что в эту ночь и в субботу, когда так же ничего не позволялось делать, ученики Христа не украдут Тело Его. Но по миновании субботы, когда разрешались дела житейские, ученики, по их ложному подозрению, могли похитить Тело Своего Учителя. Обманщик. Они говорили, что Господь обманывает и обольщает народ, выдавая Себя за Мессию, царя иудейского, каковой обман, по их мнению, обличался теперь самою смертью Его, ибо Мессия, по их мнению, не должен был умирать. Последний... О сем Господь неоднократно прямо и ясно говорил ученикам Своим. Последний обман враги Господа признают худшим первого, потому что весть о воскресении сильнее могла подействовать на народ, чем слова Его о Себе, как Мессии. Имеете стражу... Разумеются римские воины, которые состояли во время праздника в распоряжении членов синедриона для охранения порядка и спокойствия при храме. Приложили печать... Так что никто не мог войти во гроб. „Вникни в сии слова: Мы вспомнили, говорят, что обманщик тот, еще будучи в живых, – следовательно, Он скончался, сказал: после 3 дней восстану. Итак, прикажи охранять гроб, – следовательно, Он погребен. Итак, если гроб запечатан, то обмана уже не будет. Невозможное дело. Следовательно, из нашей же просьбы составляется непререкаемое свидетельство Его Воскресения. Ибо, если запечатан был Гроб, то не было никакого и обмана, если не было обмана, а Гроб найден пустым, то явно, что Он воскрес, нельзя и прекословить сему. Видишь ли, как и против воли подвизаются в пользу истины? Не позволяют воинам одним печатать... Сами (иудеи) пришли, сами просили, сами запечатали вместе со стражей, дабы таким образом быть обвинителями и обличителями самих себя. Ибо если и теперь украли, то, когда: в субботу или иначе как? Выходит не позволено было. Если преступили и закон, то как могли сии столь робкие люди осмелиться сделать сие?

И от живого, когда только Он задержан был, убежали; могли ли же после смерти дерзать за Него, если б Он не воскрес? Если верховный из них не снес слова жены дверницы, а прочие, увидевши Его связанным, разсеялись, то как они вздумали бы идти на край вселенной и там насаждать вымышленное слово о воскресении“ (Златоуст).

* * *

1

Типикон – послед.Великого Пятка

2

Шестопсалмие (ексопсалмы)–шесть псалмов, которые чнтаются в начале утрени. Шестопсалмие начинается славословием–„Слава в вышних Богу” и молитвою „Господи, устне мои отверзиши”. Среди шестопсалмия и в конце его славословится Святая Троица троекратним аллилуиа. Псалмы, составляющие шестопсалмие, столь умилительны, содержание их столь близко к нам, (в них изображается, с одной стороны, величие Бога и обилие Его благодеяний к  человеку, с другой–ннчтожество и греховность человека), что Святая Церковь обращает особенное внимание наше на это чтение. В уставе сказано, что ,во время зтого чтения не имать кто власти шепты творити, ннже плюнути, или харкнути (харкнуть), но паче внимати от псаломника глаголемым, руки имуше согбенны к персем, главы же преклокенны, и очи имуще долу (опущены к земле), сердечными очами зряще к востоку, моляшеся о гресех наших, поминающе смерть, и будущую муку и жизнь вечную* (л. 383 на обороте). Для возбуждения в молящихся большого внимания прн чтении шестопсалмия устав повелваает погашать свечи и оставаться при свете лампад.

3

Ектения (распространение). Ектениею называется ряд. молитвенных прошений, которые служат распространением краткой молитвы „Господи помилуй“, „подай Господи‘. Ектения, начинающаяся словами „Миром Господу помолимся“ называется великою. потому что в ней заключается более прошений, нежели в других ектениях.

4

Тропарь –краткая песнь, в коей прославляются дела Бога или святых Его. Это слово, в обширном смысле, есть общее название, свойственное всякому церковному песнопению, хотя бы оно и имело другое отличительное наименование. Так, все стихиры суть тропари, седальны суть тропари, ипакой есть тропарь; все песнопения канонов, ирмосы и соединенные с ними стихи, составляющие песнь, суть тропари и пр. В теснейшем смысле тропарь есть песнопение, составленное в честь праздника или святого, песнопение, в котором кратко выражается сущность праздника или образ жизни святого. Что касается до происхождения слова тропарь, то мы имеем, полное основание в этом деле положиться на автортета св. Марка, грека, и притом грека глубоко образованного: “тропари называем так от –fizt”–обращаю; потому что они всегда составляются по ивестному образцу и поются приспособительно к известным песням и  известным образом. Их же иногда называют стихирами, потому что пред ними поются стихи, взятые из псалмов Давидовых, или из другой (какой нибудь книги). Из сего объяснения видно, что тропарь, по словопроизводству, есть такая песнь, которая и составляется и поется по известному образцу, к которому и нужно обращаться всякий раз, когда прнходится петь эту песнь.

5

Антифон – птротивогласие, т. е. попеременное пение двух, друг против друга стоящих хоров. В церковном богослужении так называются песнопения, избранные большею частию из ветхозаветных книг и поемые на обоих клиросах попеременно. Они возвещают главным образом пришестве сына Божия на землю, и все дела Eгo, а иногда (в дни двунадесятых Господских праздников) содержат объяснение празднуемого события. Актифоны (особенно литургийные) состоят из трех частей и поются в три раза в честь Святой Троицы.

6

Седален – стих, во время которого позволялось сидеть монахам. О седальнах сказано у Симеона Солунского “потом садятся и поют, с одной стороны для некоторого отдохновения плоти, с другой потому что и сидя и стоя должно воспевать Бога” (Разговор о священных таинствах).

7

Кафизма – сижу, сидение, седальное. Так называется церковное чтение из псалтыри, положенное уставом, во время которого присутствующие в Церкви имели дозволение сидеть.

8

Блаженны – стихиры. Читаемые на литургии после третьей ектении пред малым входом в воскресные и в те праздники, в которые не положены антифоны. Блаженными они называются потому что читаются вместе со стихами евангельскими о блаженствах. На все воскресные дни стихиры блаженны положены в октоихе: в праздничные же дни вместо этих стихир читается тропари 3-й и 6-й песней праздничного канона.

9

Прокимен – предлагаемый, вперед поставляемый. В богослужебном языке прокимном называется стих из псалмов Давидовых принаровленный к значению праздника или дня, и сопровождаемый другим стихом, а иногда и многими стихами, которые служат ему пояснением. Прокимен поется следующим образом. Сперва чтец громко сказываетпрокимен, 1-й хор поет его со слов чтеца, потом чтец сказывает стих следующий за прокимном, после ceгo стиха 2-й хор повторяет пение прокимна: т. о. чтец сказывает стихи одним за другим, а хоры на каждый стих отвечают пением прокимна; по окончании стихов чтец сказывает половину прокимна, а другую половину поет хор.

10

Если в Великий Пяток случится Благовещение, то после 7-го Евангелия Страстей полагается: Степенный антифон 4-го гласа, прокимен праздника и Евангелие праздника, и сряду 8-е Евангелие страстей, затем псалом 50-й, стихира праздника и молитва “Спаси Боже люди Твоя”. Обыкновенно при этом после 7-го Евангелия поется Эхвалите имя Господне” и величание праздника

11

Канон (масштаб,шнурок, отвес, образец). Сим именем в церковном богослужении называется ряд песнопений, имеющих весьма близкое отношение между собою и называемых ирмосами (сплетение, связь) – песнопение, составленное по какому либо определенному размеру и напеву, с известным количеством и расположением слов и служащее образцом следующих за ним песен. Сочиненные подобно ирмосам, соедияясь с ними и по своему составу, всегда им подчиняясь, последние по своему размеру и напеву зовуться тропарями. Таким образом, канон заключает в себе соответственные друг другу ирмосы и тропари, составляет как бы одну песнь из равномерных звеньев и представляет нечто целое, правильное и стройное как по своему внутреннему содержанию, так и по составу. Трипеснец – канон, состоящий не из 9 или 8 песней, как положенодля полного канона, а из трех песнопений. Трипеснцы поются в седмичные дни (кроме воскресения и субботы) четыредесятницы. В состав всякого трипеснца непременно входит 8 и 9 песнь канона (1,8,9). Во вторник 2-я, в среду 3-я и тд. В субботу поется четверопеснцы, состоящие из 6,7,8 и 9 песней канона. Трипеснец на день Великого Пятка составлен св. Косьмой, епископом Маюмы (местность в Палестине, близ Газы). Он был другом Иоанна Дамаскина, умер в 776г., учавствовал в составлении Октоиха. Кроме того ныне известны им же составленные 12 полных канонов, трипеснцы на 5 дней Страстной седмицы, четверопеснец на субботу Вай и отчасти на Великую Субботу.

12

Хвалите или Хвалитны – стихиры поемые преимущественно на утрени по каноне. Названы так потому что к ним припеваются стихи из псалма 150-го, начинающиеся словами Хвалите.

13

Стихира – тο что написано стихами или стихотворение. В церковном употреблении под именем стихир разумеются песнопения, по содержанию своему принаровленные к воспомннанию празднуемого события или к прославлению празднуеымого святого. Еслн эти песнопения не всегда написаны стихами, и почему не всегда в этом отношении выдерживают название стихир, то они всегда почти со стихами псалмов, и в этом отношении всегда могут удержать за собой название стихир. Впрочем и по нынешней форме своей, или по крайней мере, по напеву своему, они всегда суть стахиры, ибо составлены по определенному размеру и принаровлены к определенному напеву. Чтобы отличить одни стихиры от других, для этого каждому роду стихир дано особое название; именно: а) Стихиры на Господи воззвах; они поются за вечерней после пения Господи воззвах  поются всегда с одинаковыми стихами псалмов 129-го и 116-го; б) стихиры стиховны вечерни; они поются в конце вечерни, после ектении, но не всегда с одинаковыми стихами: стихи этих стихир изменяются принаровительно к праздникам; в) Стихиры хвалитны (см. примеч. 1-е) г) стихиры стиховны утрени; они поются, когда нет праздника, в конце утрени после ектений, и поются со стихами не всегда одннаковыми: стихи этих стихир изменяются в службу субботнюю; в праздники на утрени  стиховные стихиры не поются, но тогда совершается лития и поются д) стихиры литийные – эти стихов не имеют. В каждом исчисленном роде стахир последняя стихира есть Богородична; ибо она поется во славу Пресвятой Богородицы; либо содержат в себе моление к ней. Богородичны стихиры поются не со стихом псалма, а с припевом и ныне, и присно и во веки веков. аминь. В воскресные дни на хвалитех пред стихирою Богородичною поется стихира евангельская с припевом „СлаваОтцу” и пр; она называется евангельскою потому что содержание ее заимствуется из  воскресного утреннего Евангелия; евангельских стихир по числѵ воскресных утренних Евангелий одинадцать; сочинены они царем Львом Премудрым. Кроме того стихиры называются умилительными, другие покойными или мертвенными, иные мученичными, но все эти наименования отличается только содержание стихир но не особый род их. В число воскресных стихир включаются и те, которые называются также Анатолиевыми и Восточными. Анатолиевы – по имени сочинителя Константинопольского патриарха Анатолия (5 в.

14

Кедрон – черный. Поток, который начинаясь около Рамы, в колене Вениаминовом, протекал по Иосафатовой долине и на юго-восток от Иерусалима втекал в Мертвое море. Он отделяет Гефсиманию от Иерусалима. Он давно засорен и высох, потому что в него прежде бросали идолов и всякие нечистоты (3Цар. 15:13, 4Цар. 23:4).

15

Гефсимания (тиски для выжимания сока из маслин) – село на спуске с Елеонской горы к Кедрону.

16

В так назывваемой Царской долине (2Цар.18:18). По Иосифу Флавию (историк иудейский) в двух стадиях от Иерусалима.Памятник указываемый ныне в Иосафотовой долине, не есть конечно, подлинный памятник Авессалома.

17

Сион – Цион (освященный солнцем)- гора, на которой находились главные здания Иерусалима.

18

Высшее судилище древних евреев, собрание иудейских старейшин. Синедрион состоял из 71-го члена, основан до плена Вавилонского царем Иосафатом (2Пар.19).

19

Кесарь (лат. Изрезанный, изрубленный). Это прозвание, сделавшее общем титулом римских императоров, первому дано диктатору Юлию Цезарю в фамилии которого одно лицо изрезано было в утробе матери (Лук.2:1–3, Деян.11:28). Отсюда объясняется медицинский термин кесарево сечение.

20

Претория – судебное место, где заседал начальник римский и самый судия заседающий в главном судилище.

21

Иудея – область. Занимающая южную часть Палестины, в ней жили потомки двух колен еврейского народа – Иудина и Вениаминова.

22

Галилея – часть Палестины от Ливана до Кармила и от Средиземного моря до Гениссаретского озера. Как страна подверженная нападению врагов и населенная народом полуязыческим, Галилея, вместе с Тиром и Сидоном считалась страною погруженную во мрак (Ис.9:1, Амос.2:4) и у евреев составилось мнение, что из Галилеи и пророк не может явиться (Ин.7:41–52). Но свет Евангелия возсиял здесь еще во дни земной жизни Иисуса Христа. (мф.4:13–16). Во времена Иосифа Флавия Галилея делилась на верхнюю т.е. северную, гористу. И нижнюю, южную, заключавшую в себя Израильскую долину. Иосиф описывает Галилею, как страну богатую дарами природы и густо населенную воинственным народом.

23

Лифострон – каменный помост пред дворцом римского прокуратора

24

Самария – (сторожевное место) столица Израильского царства, построенная на цветущей н плодоносной горе Семерон, которую Амврий купил у Семира за два таланта серебра (3Цар. 16:24) Ахав украсил Самарию языческим храмом и дворцом из слоновой кости (ст. 32, гл. 22, 39). При Ахаве и Иораме город осаждали Сирийцы (3Цар. 20:4 , 24:33) Здесь убито 70 сынов Ахава (10:1–10), умер пророк Елнсей и совершалось чудо от костей его (4Цар. 13:14–21). Как столица израильского царства Самария у пророков противопоставляется Иерусалиму (Иез. 16:46, Ос. 7:1). Садманасар после трехлетней осады разрушил город (4Цар. 17:3–5). Возстановленная Самарянами Самария была снова взята Гирканом. Ирод великий украсил Самарию храмом в честь кесаря, обвел ее стеною в 20 стадий (около 3-х верст) н назвал Севастиею. Как средоточие Самарян Самария иногда называлась городом Хуфеев. В последствии Самариею стали называть всю страну, населенную Самарянами.

25

Сирия–в обширном, смысле вся местность от Средиземного моря до Персидского залива, населенная потомками Арама; в частности область между Палестиной, Средиз.морем, Киликией, Арменией и пустой Аравией. Как соседняя с Палестиной Сирия была в частных сношениях с евреями, обитателями Палестины.

26

Киринея – область на запад от Египта на берегу Средиз.моря, тоже что Пентаполь Ливийский славилась торговлею и образованностью. При Маккавеях здесь жило много евреев (1Макк.15:23). Киринейские евреи имели в Иерусалиме свою школу или Синагогу (Деян.6:9), были свидетелями сошествия Святого Духа (Деян.2:20). К ним принадлежал и Симон, понесший крест.

27

Нисан(евр.) – первый месяц иудейский соответствующий отчасти нашему марту.

28

Аримафея – город иудейский (Лук.23:31). Это илиРамлет на Юго-Восток от Лидды или Рама близ Вифлеема.


Источник: Кедров, Н.И. Последование святых и спасительных страстей Христа Господа нашего Иисуса, сиречь Последование утрени во Святый и Великий Пяток. – М. : Тип. «Русская печатня» Я.М. Сарандинаки, 1907. – 282 с.

Комментарии для сайта Cackle