святитель Николай Сербский (Велимирович)

О Сыне Божием Господе Иисусе Христе

Сын Божий рожден от Бога. Свет рожден от Света, Истина рождена от Истины, Жизнь от Жизни, Слава от Славы, Бог истинен от Бога истинна (ср.: Символ веры, 2-й член). Человеческий разум до некоторой степени способен понять телесное рождение от плоти, но понять рождение духа от Духа трудно. Телесное рождение лишь тень или символ рождения духовного. Довольно вам, христоносцы, знать, что Мессия и Спаситель наш не смерть от смерти, не тьма от тьмы, не тлен от тлена, не немощь от немощи, но Свет от Света, Бог истинный, рожденный от Бога истинного. А поскольку Он рожден в вечности, то и вам, когда оставите этот мир и врата его захлопнутся за вами, явится Он в вечности.

Один единственный Господь Иисус как Христос и как Сын Божий. Как Христос, в смысле Мессия, Он один-единственный от начала до конца времен. Другого Мессии человечество ни искать, ни ожидать не может. Многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят (Мф. 24:5). Так предрек Единственный, Неложный и Прозорливый. Ложных мессий было немало, есть они и сейчас, и, чем ближе конец рода человеческого, будет их все больше. Но истинный Мессия – один-единственный, неложный Христос, непостижимый Человеколюбец. Один-единственный Мессия и для живых, и для мертвых, для тех, кто был, и для тех, кто будет.

Радуйтесь и веселитесь, ибо мзда ваша многа на небесах (Мф. 5:12). Настолько перед Богом драгоценны каждый вздох, каждая слеза, каждая капля крови праведника, что никакими сокровищами земля не сможет их оплатить, только небо сможет, не одной, но «многой» платой, умноженной и многоразличной, а это и радость, и веселье, и жизнь вечная. Вот такое учение принес Иисус, поразив им землю, и преисподнюю, и человеческие сердца. Он дал небу преимущество над землей, а Царству Небесному – над земным царством. Он наполнил жизнь смыслом, силой и радостью. Возвысил до недостижимых высот все, что было унижено и презираемо. Вернул к жизни забытую небесную логику, чтобы люди сверяли все свои мысли с Богом. И пока Он говорил на широком зеленом лугу, на Него, не мигая, смотрели тысячи душ и слушали Его, затаив дыхание.

Важнейшие тайны бытия и жизни, истинным знанием о которых владеет только Господь Иисус Христос: тайна невидимой реальности; существования Бога, ангелов, человеческой души; тайна сотворения мира и конца мира; тайна Промысла Божия, то есть того, что Бог по Своей премудрости и силе постоянно ведет человека и человечество к определенной Им цели; тайна грехопадения человека и его спасения благодаря Боговоплощению; тайна Царства Божия как конечной цели земной жизни человека, истинного пути, ведущего к этой цели, то есть отношения человека к самому себе, к ближним и к Богу; тайна воскресения мертвых, Последнего Суда и Вечной Жизни.

Христос не боялся опороченных людей, а мы боимся. Христос не боялся, что пороки грешников запятнают Его добродетель, а мы боимся. Его добродетель была воздвигнута на нерушимой скале, а наша – на песке, поэтому Он не боялся, а мы боимся. Христос был на рыночных площадях, на перекрестках дорог вместе с обесчещенными людьми, с отвергнутыми грешниками, презренными грешницами на большой соблазн фарисеям. Фарисеи боялись даже встречи с грешниками, а Христос шел им навстречу и именно их искал. Фарисеи не желали переступить порог дома мытаря, а Христос ел и пил с мытарями. Фарисеи были готовы побить камнями любого грешника, а Христос был готов остановить каждый брошенный камень и спасти голову грешника. Фарисеи попирали ногами всякого, кто пал в грязь, чтобы еще больше его опозорить, а Христос протягивал им руки, поднимал из грязи и ставил на ноги, говоря: «Встань и иди!» Фарисеи считали ниже своего достоинства ходить среди простых людей и интересоваться их судьбами, а Христос именно это считал своим сокровищем. Вот в чем разница между Христом и фарисеем.

Удивлялся ли Господь когда-либо и чему-либо за время Своего пребывания на земле? Да, дважды: Он удивлялся двум совершенно противоположным вещам – неверию и вере. И с тем и с другим столкнулся Он в Галилее: с неверием – в Назарете, с верой – в Капернауме. И в обоих случаях в Евангелии использовано одно и то же выражение: дивился Иисус (Мф. 8:10; Лк. 7:9; Мк. 6:6).

Господь не наказал назаретян за их неверие, Он только удивился ему, Он стерпел это неверие кротко, произнеся Свои истинные незабываемые слова: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем (Мф. 13:57; Мк. 6:4). Но чем незлобивее Он был, тем больше злобы кипело и пенилось вокруг Него. Ибо назаретяне не только не поверили в Него, но, встав, выгнали Его вон из города и повели на вершину горы, на которой город их был построен, чтобы свергнуть Его (Лк. 4:29). И по сей день каждому паломнику вместе с другими библейскими памятниками показывают и так называемую Гору низвержения – возвышенность на окраине города, с крутым спуском на Галилейскую равнину. Это то самое место, откуда евреи из Назарета хотели сбросить Господа Иисуса Христа, чтобы Он разбился насмерть. Даже не скорбь, а мука и стыд охватывают человека, когда он стоит на этой вершине и размышляет о пиршестве человеческого безумия, которое чуть было не состоялось здесь... Но Он, невидимо пройдя посреди них, удалился (Лк. 4:30). Удалился с тяжелым чувством, но без гнева в сердце. И удивлялся неверию их!

Одним из величайших откровений, дарованных миру Господом Иисусом Христом, является откровение о ценности служения и страдания в этой жизни ради вечного спасения. Двумя самыми выдающимися отличительными свойствами Христа были служение и страдание. Он изрекал это словесно и подтвердил Своей жизнью и делами. Призывая всех обремененных этого мира (см.: Мф. 11:28) следовать за Ним, Он сказал: иго Мое легко, и бремя Мое благо есть (Мф. 11:30). Иго означает служение, а бремя означает страдание. Точнее: служение с любовью всегда легко, а страдание с надеждой всегда благо. Горько служение без любви и тяжко страдание без надежды.

Христос принес святой огонь; Он Сам сиял и светился в вечности. Это огонь истины и любви, огонь чистый, Божественный, огонь от Вечного Очага – Святой Троицы. Огонь истины, разливающий теплоту любви.

Слово пророка Иеремии горело таким огнем, который неудержимо влек его на проповедь Божией истины (Иер. 23:29). Это тот огонь, что сошел на апостолов в виде огненных языков (см.: Деян. 2:3), просветив и освятив простых рыбарей, сделав их величайшими мудрецами. Это тот огонь, что светился на лице архидиакона Стефана, уподобляя его ангелу Божию (см.: Деян. 7:55). Это тот духовный огонь истины и любви, которым апостолы и их наследники преобразили мир, воскресили труп безбожного человечества, омыли, освятили и просветили его. Все доброе в мире от этого небесного огня, низведенного Господом на землю.

Усыновление, дар милости Божией, открыл и принес людям Иисус Христос в начале Своего земного служения. Он открыл людям, что отныне они могут называть Бога своим Отцом, говоря: Отче наш, сущий на небесах! (Мф. 6:9). И с тех пор миллионы отроков и старцев на всем белом свете изо дня в день взывают: Отче наш! Бесы не смеют именовать Бога Отцом, нераскаянным грешникам трудно выговорить сладкое слово: Отче! Только праведным и кающимся дано право и дерзновение в молитвах своих всем сердцем восклицать: Отче наш!

Христос дал нам право называть Его Отца нашим Отцом. Что может быть слаще этого? Что может быть слаще для детей, как не находиться в присутствии своих родителей? Постараемся же и мы всегда предстоять пред Отцом нашим Небесным сердцем, мыслями и молитвами. Наша молитва в дни успеха и радости – это как бы некий молитвенный капитал, который послужит нам больше, чем сиюминутная молитва в дни скорби и муки, когда они наступают.

Господь Иисус Христос задевал самые чуткие струны души народа. Он говорил ему в притчах, ибо они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют (Мф. 13:13). Притчи представляли собой ясные и прекрасные образы, которые врезались в память тех, кто их слышал, навеки. Проповеди книжников разъединяли народ, жестко отделяли его от высшего сословия, вливали страх в его душу, сбивали с толку аллегориями. Проповеди Христа объединяли людей, приближали к Богу, давали им вкусить радость быть детьми одного Отца, ибо Христос был их Другом. Притчи Христа и сегодня так же сильны; они действуют на человеческие души, словно разряд молнии. И сегодня сила Божия действует в них, отверзает очи слепым и слух глухим, и сегодня они утешают, исцеляют и укрепляют; друзьями Христа соделались все, чьим врагом стал мир.

Сказал Господь: И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет (Ин. 14:16–17). А первый Утешитель, Господь Иисус Христос, был неиссякаемым утешением для верных Своих. Но любви Божией нет меры, и по этой безмерной любви послан другой Утешитель.

Он меня создал – Он знает для чего. Он поддерживает во мне жизнь – Он знает, как. Он даст мне смертный покой – Он знает где. Чего мне бояться? Мира или смерти, дьявола или людей? Он победил мир. Он восстал от гроба. Он видел сатану, летящего в бездну. Он победил людей. Если однажды страх овладеет мной, я вспомню Его победы, и покой вливается в душу. Если дрожь охватит меня, я вспомню о Его близости, и радость укрепляет мое сердце. Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь (Мф. 28:20).


Источник: Ты нужен Богу: Слова и наставления святителя Николая Сербского / сост. С.А. Луганская, М.И. Крапивин ; пер. с сербск. С. А. Луганской. – М. : Эксмо, ПСТГУ, 2013. – 464 с. : ил. – (Православная библиотека). ISBN 978–5-699–6941;.о (ЭКСМО) ISBN 978–5-7429–0806–7 (ПСТГУ)

Комментарии для сайта Cackle