Николай Чеславович Зайончковский (Нахимов)

Глава XIV. Из панихиды и чина погребения умерших

Тропарь, гл. 8:


Глубино́ю му́дрости человеколю́бно вся стро́яй, и поле́зное всем подава́яй, еди́не Соде́телю, упоко́й, Го́споди, ду́ши раб Твои́х, на Тя бо упова́ние возложи́ша, Творца́ и Зижди́теля и Бо́га на́шего. С глубочайшею мудростью и с любовью к людям все устраивающий и всем полезное дающий, единый Устроитель! упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего; ибо он возложил надежду на Тебя, Творца, Создателя и Бога нашего.
Богородичен: Тебе́ и сте́ну, и приста́нище и́мамы, и моли́твенницу благоприя́тну к Бо́гу, Его́же родила́ еси́, Богоро́дице безневе́стная, ве́рных спасе́ние. В Тебе мы имеем покров и пристанище и молитвенницу, благоугодную Богу, Которого Ты, Богородица Девственная, родила во спасение верующих.

Тропари, гл. 5

Припев: Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.


Святы́х лик обре́те исто́чник жи́зни, и дверь ра́йскую, да обря́щу и аз путь покая́нием. Поги́бшее овча́ аз е́смь, воззови́ мя, Спа́се, и спаси́ мя. Сонм святых нашел источник жизни и дверь в рай; да найду и я путь туда через покаяние. Я – потерянная овца. Подай мне голос, Спаситель, и спаси меня!
А́гнца Бо́жия пропове́давше, и закла́ни бы́вше я́коже а́гнцы447, и к жи́зни нестаре́емей, святи́и, и присносу́щней преста́вльшеся448, Того́ приле́жно, му́ченицы, моли́те долго́в разреше́ние нам дарова́ти. Святые мученики, проповедавшие Агнца Божия и сами закланные, как овцы! Перешедши к жизни, не знающей старости и вечной, молите Его усердно о даровании нам отпущения грехов.
В путь у́зкий хо́ждшии приско́рбный, вси в житии́ крест я́ко яре́м взе́мшии, и Мне последова́вшия ве́рою, прииди́те наслади́теся, и́хже угото́вах вам по́честей, и венце́в небе́сных. Ходившие путем узким, прискорбным, все, взявшие в жизни крест, как ярмо, и с верою Мне последовавшие, приходите и насладитесь почестями и небесными венцами, которые Я приготовил вам.
О́браз е́смь неизрече́нныя Твоея́ сла́вы, а́ще и я́звы449 ношу́ прегреше́ний; уще́дри450 Твое́ созда́ние, Влады́ко, и очи́сти Твои́м благоутро́бием, и вожделе́нное оте́чество пода́ждь ми, рая́ па́ки жи́теля мя сотворя́я. Я – образ Твоей несказанной славы, хотя и ношу глубокие знаки грехов. Пожалей создание Твое, Владыка, очисти Твоим милосердием и дай мне желанную отчизну, сделав меня снова жителем рая.
Дре́вле у́бо от не су́щих451 созда́вый мя, и о́бразом Твои́м Боже́ственным почты́й, преступле́нием же за́поведи па́ки мя возврати́вый в зе́млю, от нея́же взят бых, на е́же по подо́бию возведи́, дре́внею добро́тою возобрази́тися. Создавший меня в древности из небытия и Почтивший образом Твоим божественным, но за нарушение заповеди снова Возвративший меня в землю, из которой я был взят, – возвысь меня сообразно Твоему Подобию, чтобы мне облечься в первоначальную красоту.
Упоко́й, Бо́же, раба́ Твоего́ и учини́ его́ в раи́, иде́же ли́цы святы́х, Го́споди, и пра́ведницы сия́ют я́ко свети́ла; усо́пшаго раба́ Твоего́ упоко́й, презира́я его́ вся согреше́ния. Упокой, Боже, раба Твоего и дай ему место в раю, где сонмы святых, Господи, и праведники сияют, как светила. Усопшего раба Твоего упокой, не взирая на все его согрешения.
Слава: Трисия́тельное Еди́наго Боже́ства благоче́стно пое́м, вопию́ще: Свят еси́, О́тче безнача́льный, собезнача́льный Сы́не, и Боже́ственный Ду́ше, просвети́ нас ве́рою Тебе́ служа́щих, и ве́чнаго огня́ исхити́. Благоговейно воспоем тройственным светом сияющего единого Бога, возглашая: свят Ты, Отец безначальный, также безначальный Сын и Божественный Дух! Просвети нас, верою Тебе служащих, и освободи из вечного огня.

И ныне, Богородичен: Ра́дуйся, Чи́стая, Бо́га пло́тию ро́ждшая во спасе́ние всех, Е́юже род челове́ческий обре́те спасе́ние, Тобо́ю да обря́щем рай, Богоро́дице чи́стая благослове́нная.

Седален, гл. 5


Поко́й, Спа́се наш, с пра́ведными раба́ Твоего́, и сего́ всели́ во дворы́ Твоя́, я́коже есть пи́сано, презира́я, я́ко благ, прегреше́ния его́, во́льная и нево́льная, и вся я́же в ве́дении, и не в ве́дении, Человеколю́бче. Упокой, Спасе наш, с праведными раба Твоего и посели его в жилище Твоем, как сказано в Писании, не взирая, как Милостивый, на грехи его, вольные и невольные, и на все, соделанное им сознательно и бессознательно, Человеколюбец!
Богородичен: От Де́вы возсия́вый ми́ру, Христе́ Бо́же, сы́ны све́та То́ю показа́вый, поми́луй нас. Христе Боже, воссиявший миру от Девы и через Нее сделавший нас сынами Света, помилуй нас!

Ирмосы, гл. 8


3. Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, желáний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче. Творец верха – свода небесного и Зиждитель Церкви, утверди меня в любви к Тебе, Господи, высший предел моих стремлений, опора верных, единый Человеколюбец!
6. Моли́тву пролию́ ко Го́споду, и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зол душа́ моя́ испо́лнися, и живо́т мой а́ду прибли́жися, и молю́ся я́ко Ио́на: от тли, Бо́же, возведи́ мя. Я пролью молитву ко Господу и поведаю Ему мои печали, ибо душа моя полна зла, а жизнь моя приблизилась к аду. И молюсь я, как Иона: от погибели, Боже, спаси меня!
Кондак, глас 8. Со святы́ми упоко́й, Христе́, ду́шу раба́ Твоего́ иде́же несть боле́знь, ни печа́ль, ни воздыха́ние, но жизнь безконе́чная. Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего там, где нет ни болезни, ни печали, ни стона, но где жизнь бесконечная.
Икос, гл. 8: Сам еди́н еси́ безсме́ртный, сотвори́вый и созда́вый челове́ка: земни́и у́бо от земли́ созда́хомся, и в зе́млю ту́южде по́йдем, я́коже повеле́л еси́, созда́вый мя и реки́й ми: я́ко земля́ еси́, и в зе́млю оты́деши: а́може вси челове́цы по́йдем, надгро́бное рыда́ние творя́ще песнь: аллилу́ия. Сам Ты, сотворивший и создавший человека, один бессмертен. Мы же, смертные, из земли созданы и пойдем в ту же землю, как Ты, Создавший меня, повелел, сказав мне: «ты – земля, и в землю возвратишься!» куда мы все, люди, пойдем с песнью: «аллилуиа», как надгробным плачем.
9. Ужасе́ся о сем Не́бо, и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бог яви́ся челове́ком пло́тски, и чре́во Твое́ бысть простра́ннейшее Небе́с. Тем Тя, Богоро́дицу, А́нгелов и челове́к чинонача́лия велича́ют. Ужаснулось этому небо, и были поражены крайние пределы земли, что Бог явился людям во плоти и что чрево Твое сделалось пространнее небес. Поэтому вожди сонмов Ангелов и людей величают Тебя, Богородица!

Стихиры (самогласны) св. Иоанна Дамаскина


Глас 1: Ка́я жите́йская сла́дость пребыва́ет печа́ли неприча́стна? Ка́я ли сла́ва стои́т на земли́ непрело́жна? Вся се́ни немощне́йша, вся со́ний преле́стнейша: еди́нем мгнове́нием, и вся сия́ смерть прие́млет. Но во све́те, Христе́, лица́ Твоего́ и в наслажде́нии Твоея́ красоты́, его́же избра́л еси́, упоко́й, я́ко Человеколю́бец. Какая житейская радость не смешана с горем? Какая слава стоит на земле непоколебимо? Все ничтожнее тени; все обманчивее сновидений: одно мгновение – и смерть все отнимает. Но, Христе, как Человеколюбец, упокой того, кого Ты избрал Себе, во свете лица Твоего и наслаждении красотою Твоею.
Глас 2: Увы мне, яковы́й по́двиг и́мать душа́ разлуча́ющися от телесе́! Увы́, тогда́ коли́ко слези́т и несть поми́луяй ю́! Ко А́нгелом о́чи возводя́щи, безде́льно мо́лится: к челове́ком ру́це простира́ющи, не и́мать помога́ющаго. Те́мже, возлю́бленнии мои́ бра́тие, помы́сливше на́шу кра́ткую жизнь, преста́вленному452 упокое́ния от Христа́ про́сим, и душа́м на́шим ве́лию ми́лость. О, как страдает душа, разлучаясь с телом! О, сколько она проливает в это время слез, и некому ее пожалеть! Обращает она взоры к Ангелам, – и напрасно молит их; простирает руки к людям, – и некому помочь. Поэтому, возлюбленные мои братья, уразумев краткость нашей жизни, попросим у Христа упокоения переселившемуся от нас, а своим душам великой милости.
Глас 3: Вся суета́ челове́ческая, ели́ка не пребыва́ют по сме́рти; не пребыва́ет бога́тство, ни сше́ствует сла́ва; прише́дшей бо сме́рти, сия́ вся потреби́шася. Те́мже Христу́ безсме́ртному возопии́м: преста́вленнаго от нас упоко́й, иде́же всех есть веселя́щихся жили́ще. Все человеческое, что́ не остается после смерти, – ничтожество: не остается с человеком богатство, не сопутствует ему слава. Только придет смерть, – и все это исчезло. Поэтому воскликнем бессмертному Христу: упокой переселившегося от нас там, где жилище всех радующихся!
Глас 4: Где есть мирско́е пристра́стие? Где есть привре́менных мечта́ние? Где есть зла́то и сребро́? Где есть рабо́в мно́жество и молва́453; Вся персть, вся пе́пел, вся сень. Но прииди́те возопии́м безсме́ртному Царю́: Го́споди, ве́чных Твои́х благ сподо́би преста́вльшагося от нас, упокоя́я его́ в нестаре́ющемся блаже́нстве Твое́м. Где привязанность к миру? где мечты о скоропроходящих благах? где золото и серебро? где множество шумных слуг? Все – прах, все – пепел, все – призрак. Но, приходите, воскликнем бессмертному Царю: Господи, удостой переселившегося от нас вечных Твоих благ, упокоевая его в неувядающем блаженстве Твоем!
Глас 5: Помяну́х проро́ка вопию́ща: аз есмь земля́ и пе́пел, и па́ки разсмотри́х во гробе́х, и ви́дех ко́сти обнаже́ны, и рех: у́бо кто есть царь, или́ во́ин, или́ бога́т, или́ убо́г, или́ пра́ведник, или́ гре́шник? Но упоко́й, Го́споди, с пра́ведными раба́ твоего́. Вспомнил я пророка, воскликнувшего: «я – земля и пепел!» И потом всмотрелся я в могилы, увидел голые кости, и сказал себе: кто же здесь царь, кто простой воин? который богатый и нищий, праведник и грешник? Но упокой, Господи, с праведными раба Твоего!
Глас 6: Нача́ток мне и соста́в зижди́тельное Твое́ бысть повеле́ние: восхоте́в бо от неви́димаго же и ви́димаго жи́ва мя соста́вити естества́. От земли́ те́ло мое́ созда́л еси́, дал же ми еси́ ду́шу Боже́ственным Твои́м и животворя́щим вдохнове́нием. Те́мже, Христе́, раба́ Твоего́ во стране́ живу́щих, и в селе́ниих пра́ведных упоко́й. Началом существа моего было Твое творческое повеление; ибо, восхотев составить меня живым из невидимого начала и видимой природы, Ты создал мое тело из земли, а душу дал мне, вдохнув ее Твоим Божественным и дающим жизнь дуновением. Поэтому, Христе, упокой раба Твоего в стране живых, в жилищах праведников!
Глас 7: По о́бразу Твоему́ и по подо́бию созда́вый в нача́ле челове́ка, в раи́ поста́вил еси́ владе́ти Твои́ми тва́рьми; за́вистию же диа́волею прельсти́вся, сне́ди причасти́ся, за́поведей Твои́х престу́пник быв. Те́мже па́ки в зе́млю, от нея́же взят бысть, осуди́л еси́ возврати́тися, Го́споди, и испроси́ти упокое́ние. Создавши в начале человека по образу Твоему и по подобию, Ты поселил его в раю, чтобы он владел Твоими тварями. Но, обольщенный завистью диавола, он вкусил запрещенной пищи, сделавшись такими образом нарушителем заповедей Твоих. Поэтому, Господи, Ты и назначил ему в наказание возвратиться в землю и просить у Тебя упокоения.
Глас 8: Пла́чу и рыда́ю454, егда́ помышля́ю смерть, и ви́жду во гробе́х лежа́щую по о́бразу Бо́жию созда́нную на́шу красоту́, безобра́зну, безсла́вну, не иму́щую ви́да. О, чудесе́! Что сие́ е́же о нас бысть та́инство? Ка́ко преда́хомся тле́нию? Ка́ко сопряго́хомся сме́рти? Вои́стинну Бо́га повеле́нием, я́коже пи́сано есть, подаю́щаго преста́вльшемуся упокое́ние. Я плачу и рыдаю всякий раз, как помыслю о смерти и увижу лежащую в гробу созданную по образу Божию красоту нашу безобразною, бесславною, не имеющею никакого вида. Какое чудо! Что́ за таинственное явление с нами? Как предались мы разложению? как соединились со смертью? Воистину это – по повелению, как сказано в Писании, Бога, дающего упокоение ушедшему от нас.

Стихиры при последнем целовании, гл. 2


Прииди́те, после́днее целова́ние дади́м, бра́тие, уме́ршему, благодаря́ще Бо́га: сей бо оскуде́ от сро́дства своего́, и ко гро́бу тщи́тся не ктому́ пеки́йся о су́етных, и о многостра́стной пло́ти. Где ны́не сро́дницы же и дру́зи? Се разлуча́емся. Его́же упоко́ити, Го́споду помо́лимся. Приходите, братья! дадим последний поцелуй умершему, принося благодарение Богу. Вот он ушел от своих родственников и спешит к могиле, уже не заботясь о суете земной и о многострадальной плоти. Где теперь его родные и друзья? Сейчас мы с ним разлучаемся. Помолимся же Господу, чтобы Он упокоил его.
Ко́е разлуче́ние, о бра́тие? Кий пла́чь? Ко́е рыда́ние в настоя́щем часе́? Прииди́те у́бо, целу́йте бы́вшаго вма́ле с на́ми; предае́тся ко гро́бу, ка́менем покрыва́ется, во тьму вселя́ется, с ме́ртвыми погреба́ется, и всех сро́дников и друго́в ны́не разлуча́ется455. Его́же упоко́ити, Го́споду помо́лимся. Чтό это за разлука, братья? что́ за плач, что́ за рыдание в настоящие минуты? Приходите же, целуйте его, недавно бывшего с нами: он отдается могиле; покрывается камнем; поселяется во тьме; погребается с мертвыми. Он разлучается в эту минуту с родными и друзьями. Помолимся же Господу, чтобы Он упокоил его.
Ны́не жите́йское лука́вое разруша́ется торжество́ суеты́: дух бо оскуде́ от селе́ния, бре́ние очерни́ся, сосу́д раздра́ся, безгла́сен, нечу́вствен, ме́ртвен, недви́жимь. Его́же посыла́юще гро́бу, Го́споду помо́лимся, да́ти сему́ во ве́ки упокое́ние. Ныне расстраивается все лукавое торжество житейской суетности: дух ушел из своего жилища, – и глина почернела; сосуд разбился: он безгласен, бесчувствен, мертв, недвижим. Провожая почившего в могилу, помолимся Господу, чтобы Он дал ему вечное упокоение.
Яко́в живо́т наш есть? Цвет и дым, и роса́ у́тренняя вои́стинну. Прииди́те у́бо, у́зрим на гробе́х я́сно456, где добро́та теле́сная? Где ю́ность? Где суть очеса́ и зрак плотски́й? Вся увядо́ша я́ко трава́, вся потреби́шася457, прииди́те ко Христу́ припаде́м со слеза́ми. Чтό наша жизнь? Поистине – цвет, дым, утренняя роса. Вот, приходите, посмотрим пристально на могилы: где красота телесная? где юность? где глаза, где форма тела? Все высохло, как трава; все обезображено. Приходите же, со слезами припадем к стопам Христа.
Ве́лий плачь и рыда́ние, ве́лие воздыха́ние и ну́жда, разлуче́ние души́, ад и поги́бель, привре́менный живо́т458, сень непостоя́нная, сон преле́стный, безвременномечта́нен труд жития́ земна́го. Дале́че отбежи́м мирска́го вся́каго греха́, да небе́сная насле́дим. Разлучение души с телом есть великий плач и рыдание, великий стон и страдание. Кратковременная человеческая жизнь, призрачная тень, обольстительный сон, с воображаемыми несчастиями земной жизни, есть ад и погибель. Поэтому далеко убежим от всякого мирского греха, чтобы наследовать Царство Небесное.
Ви́дяще предлежа́ща ме́ртва, о́браз восприи́мем459 вси коне́чнаго часа́: сей бо отхо́дит460 я́ко дым от земли́, я́ко цвет отцвете́, я́ко трава́ посече́ся, вре́тищем повива́емь, земле́ю покрыва́емь. Его́же неви́дима оста́вивше, Христу́ помо́лимся, да́ти сему́ во ве́ки упокое́ние. Подумаем все о последнем часе, видя лежащего перед нами мертвеца. Вот он исчезает, как дым от земли; отцвел, точно цветок; скошен, как трава; обвит куском холста; засыпается землею. Оставив его навсегда невидимым, помолимся Христу, чтобы Он дал ему вечное упокоение.
Прииди́те, вну́цы Ада́мовы, уви́дим на земли́ пове́рженнаго, по о́бразу на́шему все благоле́пие отлага́юща, разруше́на во гро́бе гно́ем, червьми́, тьмо́ю иждива́ема, земле́ю покрыва́ема. Его́же неви́дима оста́вльше, Христу́ помо́лимся, да́ти во ве́ки сему́ упокое́ние. Приходите, потомки Адамовы, посмотрим на подобного нам, поверженного на землю. Он теряет все благообразие; в гробу он разложился от гнилостных червей; его пожирает тьма, закрывает земля. Покинув его навсегда невидимым, помолимся Христу, чтобы Он дал ему вечное упокоение.
Егда́ душа́ от те́ла и́мать ну́ждею восхи́титися стра́шными А́нгелы, всех забыва́ет сро́дников и зна́емых, и пече́тся о бу́дущих суди́лищих461, я́же суеты́ и многотру́дныя пло́ти разреше́нии462; тогда́463 Судию́ моля́ще, вси помо́лимся, да прости́т Госпо́дь, я́же соде́ла. Когда душа готовится быть насильно унесена из тела страшными Ангелами, она забывает всех родственников и знакомых, и только заботится о том как стать на предстоящем суде, с ответом за суету и прегрешения несчастной плоти, и получить прощение. Поэтому смиренно все помолимся Судии, чтобы простил ему Господь все грехи, что он сделал.
Прииди́те, бра́тие, во гро́бе у́зрим пе́пел и пе́рсть, из нея́же созда́хомся. Ка́мо ны́не и́дем? Что же бы́хом? Кий убо́г или́ бога́т? Или́ кий влады́ка? Кий же свобо́дь? И не вси ли пе́пел? Добро́та лица́ согни́ и ю́ности весь цвет увяди́ смерть. Приходите, братья, посмотрим в гробу на пепел и прах, из которого мы созданы. Куда мы ныне идем? что́ с нами стало? Кто здесь бедняк и кто богач? кто – господин? кто – благородный? Не все ли одинаково пепел? Предалось разложению красивое лицо, и смерть заставила увянуть весь цвет юности.
Вои́стинну суета́ и тле́ние, вся жите́йская ви́ды и безсла́вная464; вси бо исчеза́ем, вси у́мрем465, ца́рие же и кня́зи, судии́ и наси́льницы, бога́тии и убо́зии, и все естество́ челове́ческое; ны́не бо, и́же иногда́ в житии́, во гро́бы вверга́ются, и́хже да упоко́ит Госпо́дь, помо́лимся. Поистине все житейские удовольствия и слава суть обреченное на гибель ничтожество: все мы умираем, все будем мертвецами, – цари и князья, судьи я вельможи, богатые и нищие и всякое человеческое естество. Некогда живые, ныне повержены в гробах. Помолимся, да упокоит их Господь.
Вси́ теле́снии ны́не орга́ны пра́здни зря́тся, и́же пре́жде ма́ло466 дви́жими бя́ху, вси́ недействи́тельны, ме́ртви, нечу́вственни: о́чи бо заидо́ша, связа́стеся но́зе, ру́це безмо́лвствуете и слух с ни́ми, язы́к молча́нием заключи́ся, гро́бу предае́тся. Вои́стинну суета́ вся челове́ческая. Все члены тела являются теперь праздными: недавно они двигались, – ныне все бездействуют, мертвы, бесчувственны: глаза закатились; связаны ноги; не действуют руки, и слух с ними; на язык наложена печать молчания: человек предается могиле. Поистине все человеческое – одно ничтожество.
Спаса́й наде́ющияся на тя, Ма́ти незаходи́маго со́лнца, Богороди́тельнице, умоли́ моли́твами Твои́ми преблага́го Бо́га упоко́ити, мо́лимся, ны́не преста́вльшагося, иде́же упокоева́ются пра́ведных ду́си, Боже́ственных благ насле́дника покажи́, во дво́рех пра́ведных, в па́мять, Всенепоро́чная, ве́чную. Спасай надеющихся на Тебя, Матерь незаходящего Солнца, Божия Родительница! Мы молим Тебя: молитвами Твоими умоли Всемилостивого упокоить ныне переселившегося от нас, где упокоеваются души праведников; сделай его, Непорочнейшая, наследником божественных благ в жилище праведников, в память вечную.
Слава, гл.6: Зря́ще мя безгла́сна и бездыха́нна предлежа́ща воспла́чите о мне бра́тие и дру́зи, сро́дницы и зна́емии: вчера́шний бо день бесе́довах с ва́ми и внеза́пу на́йде на мя стра́шный час сме́ртный. Но прииди́те вси лю́бящии мя и целу́йте мя после́дним целова́нием. Не ктому́ бо с ва́ми похожду́, или́ собесе́дую про́чее, к Судии́ бо отхожду́, иде́же несть лицеприя́тия: раб бо и влады́ка вку́пе предстоя́т, царь и во́ин, бога́тый и убо́гий в ра́внем досто́инстве; ки́йждо бо от свои́х дел или́ просла́вится, или́ постыди́тся. Но прошу́ всех и молю́467, непреста́нно о мне моли́теся Христу́ Бо́гу, да не низведе́н бу́ду по грехо́м мои́м, на ме́сто муче́ния, но да вчини́т мя, иде́же свет живо́тный. Видя меня, лежащего перед вами безгласным и бездыханным, начните плакать обо мне, братья и друзья, родные и знакомые! Вчерашний день я беседовал с вами, и внезапно настал для меня страшный час смертный. Придите же все, любящие меня, и дайте мне последний поцелуй; ибо я уже не буду более ходить и беседовать с вами, так как иду к Судье, у Которого нет лицеприятия: раб и господин рядом стоят перед Ним; царь и простой солдат, богатый и бедный – в равной чести: каждый прославится или посрамится собственными делами. Поэтому я смиренно прошу всех непрестанно молиться за меня Христу Богу, чтобы меня не отвели по грехам моим в место мучения, но чтобы Он назначил мне место там, где Свет жизни.

И ныне, Богородичен, гл. 6: Моли́твами ро́ждшия Тя, Христе́, и Предте́чи Твоего́, Апо́столов, проро́ков, иера́рхов, преподо́бных, и пра́ведных, и всех святы́х, усо́пшаго раба́ Твоего́ упоко́й.

Тропари, гл. 4


Со ду́хи пра́ведных сконча́вшихся468, ду́шу раба́ Твоего́, Спа́се, упоко́й, сохраня́я ю́ во блаже́нной жи́зни, я́же у Тебе́, Человеколю́бче. Спаситель! Упокой душу раба Твоего с духами праведников, достигших совершенства, храня ее в блаженной у Тебя жизни, Человеколюбец!
В поко́ищи Твое́м, Го́споди, иде́же вси святи́и Твои́ упокоева́ются, упоко́й и ду́шу раба́ Твоего́, я́ко еди́н еси́ Человеколю́бец. В месте упокоения Твоем, Господи, где все святые Твои находят покой, упокой и душу раба Твоего; ибо Ты – единый Человеколюбец.
Слава: Ты еси́ Бог соше́дый во ад, и у́зы469 окова́нных470 разреши́вый, Сам и ду́шу раба́ Твоего́ упоко́й. Ты – Бог, сошедший в ад и прекративший страдания узников. Сам Ты и душу раба Твоего упокой!

И ныне: Еди́на чи́стая и непоро́чная Де́во, Бо́га без се́мене ро́ждшая, моли́ спасти́ся души́ его́.

* * *

447

Агнца Божия – якоже агнцы, τὸν Ἀμνὸν τοῦ Θεοῦ – ὣσπερ ἄρνες. Творец этого песнопения называет Господа Иисуса Христа и убиенных (закланных) мучеников различными словами: ’Αμνός и ἄρνες, Агнец – овцы.

448

преставльшеся, μετατεθέντες – перемещённые.

449

язвы по-греч. στίγματα – клейма.

450

ущедри, οἴκτειρον – пожалей.

451

от не сущих, ἐκ μὴ ὄντων, собственно: из не существующего.

452

преставленному, τῷ μεταστάντι. Μεταστῆναι (βίου), migrare (е vita); μεταστάς = defunctus, пре-ста-вившийся, перешедший, переселившийся, п(е)реставленный в иные селения. Христианскому сознанию смерть представляется переселением человека его бессмертною душою в обители небесные.

453

рабов множество и молва, τῶν οἰκετῶν ἡ πλήμμυρα καὶ ὁ θόρυβος = множество и шум слуг, т. е. множество шумных слуг.

454

плачу и рыдаю, θρηνῶ καὶ ὀδύρομαι можно перевести: слезно рыдаю.

455

Славянский текст в этом месте расходится с греческим. В последнем: πάντες συγγενεῖς καὶ φίλοι ἄρτι χωριζόμεθα, т. е. мы, все родственники и друзья, – разлучаемся с ним.

456

узрим… ясно, κατίδωμεν τρανῶς – проницательно, пристально.

457

потребишася, ἠφανίσθη; в Новом Завете – в значении искажено, обезображено.

458

привременный живот (жизнь)… – В греческом тексте здесь ἡ τῶν προσκαίρων ζωή, т. е. жизнь кратковечных людей. – В первом предложении подлежащее: разлучение души; сказуемое: велий плач и т. д. Во втором – подлежащее: привременный живот. Сень, сон, труд – это приложения при подлежащем; сказуемое – ад и погибель.

459

образ восприимем, λόγον ἀναλάβωμεν, т. е. рассудим, подумаем.

460

отходит, παράγεται – проходит (1Кор.7:31), исчезает.

461

и печется о стоянии на будущих судилищах, τὰ μέλλοντα κριτήρια στῆναι = о том, как стать на предстоящий (будущий) суд за суету и прегрешения несчастной (πολυμόχθου) плоти.

462

яже (… разрешении). Соответствующего слова в греческом тексте нет, и, по-видимому, оно лишнее.

463

тогда, а по-гречески δεῦτε – «приходите!». Для связи мы поставили поэтому.

464

виды и безславная, τὰ ἡδέα καὶ τὰ περίδοξα. Вероятно, в испорченной рукописи, с которой переводили на славянский, вместо τὰ ἡδέα – приятное, удовольствия, стояло τὰ εἴδη (виды). Трудно сказать, стояло ли в ней другое слово вместо τὰ περίδοξα или переводчик просто не понял последнего; τὰ περίδοξα – славное, слава.

465

умрем, τεθνήξομεν – будем мертвы, мертвецами.

466

прежде мало, πρὸ μικροῦ – значит просто недавно.

467

прошу и молю, αἰτῶ καὶ δυσωπῶ; αἰτῶ – прошу; δυσωπῶ – робею, боюсь, αἰτῶ καὶ δυσωπῶ = смиренно, робко прошу.

468

скончавшихся, τετελειωμένων. Глагол τελειοῦθαι имеет значение умирать, но в то же время и значение достигать совершенства. См. Евр. 12:23: «…к духам праведников, достигших совершенства». Очевидно, мы имеем дело с цитатой из Апостола.

469

узы; по-греч. ὀδύνας – страдания, муки.

470

окованных, – т. е. находящихся в оковах; узах = узников.


Источник: Молитвы и песнопения православного молитвослова (для мирян), с переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями Николая Нахимова. Санкт-Петербург, Синодальная типография, 1912 г.

Комментарии для сайта Cackle