преподобный Паисий Святогорец

О молитве. Том VI

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ. ХОДАТАИ ПЕРЕД БОГОМ И НАШИ ЗАЩИТНИКИ: ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА, АНГЕЛЫ И СВЯТЫЕ ЧЕТВЁРТАЯ ЧАСТЬ. "ПРОСИТЕ, И ДАСТСЯ ВАМ" ПЯТАЯ ЧАСТЬ. МОЛИТВА И ТРЕЗВЕНИЕ

ЧЕТВЁРТАЯ ЧАСТЬ. «ПРОСИТЕ, И ДАСТСЯ ВАМ»

«Когда ты молишься о себе с глубоким осознанием собственной греховности, тогда даже простое “Господи, помилуй” о других будет иметь великую силу»

Глава 1. Молитва о самих себе

Будем просить милости Божией себе и другим

– Геронда, когда я молюсь о ком-нибудь и почувствую вдруг умиление, то тогда прекращаю молиться о том человеке и молюсь о себе самой.

– Почему? Что, разве тот человек уже не нуждается в молитве?

– Нуждается, геронда, но я хочу в это время молиться о себе, потому что не знаю, когда в другой раз почувствую умиление.

– Отлично: ты, значит, будешь наслаждаться, а про другого говорить: «Да ну его»? По крайней мере, творя молитву, говори: «Помилуй нас». «Нас» заключает в себе и тебя, и всех остальных. Я, когда молюсь, говорю: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Помилуй всех и меня, непотребного».

Очень полезно делить молитву на три части: первая – молитва о себе, вторая – о живых и третья – об усопших. Хотя и в этом случае о себе мы молимся больше, чем обо всех остальных, потому что я один, а живых и усопших бесчисленное множество.

– Геронда, я чувствую, что мне всей моей жизни не хватит, чтобы испросить милости Божией.

– Бог тебя помилует. Только молись просто и постоянно, прося смиренно Его милости для себя и для всех людей. Когда мы просим милости Божией и подвизаемся без лишнего страха, смиренно и любочестно, то Бог подаст и нам и всем другим всё необходимое.

– Может, геронда, помимо милости Божией нужно просить и чего-нибудь ещё?

– Милость Божия включает в себя всё. Но если есть необходимость в чём-то конкретном, то можешь попросить это у Бога.

– Геронда, святой Василий Великий говорит: «В молитве, после того как воздашь славословие, проси только Царствия Небесного»69. Что он имеет в виду?

– Имеет в виду, что нужно прежде всего просить Царствия Небесного, а потом всё остальное, как сказал Господь, «приложится вам»70, не надо просить и то и сё, забывая главное.

– Геронда, Священное Писание говорит, что нужно молиться обо всём71. Однако святые отцы избегали молиться о собственных нуждах. А мне как молиться?

– Молись обо всём, что необходимо душе, и меньше внимания уделяй потребностям тела. И в молитве «Отче наш», когда мы говорим: «Хлеб наш насущный даждъ нам днесь»72, – просим не только телесной пищи, но и того, что нам необходимо, чтобы жить по духу, как хочет Бог. Однажды в каливе Честного Креста вместо вина, которое я намеревался пить по чуть-чуть для пользы своего больного кишечника, из монастыря мне принесли по ошибке большую бутылку уксуса. Я ничего не сказал, потому что подумал, что так было угодно Богу. Прошло примерно сорок дней, и из-за дождевой воды, которую я пил, состояние здоровья ухудшилось. Один день было очень плохо. Я сильно хотел пить, но боялся, потому что накануне много пил, а потом всю ночь мучился. В какой-то момент я зашёл в храм, чтобы зажечь лампадки, и увидел у иконостаса под иконой Богородицы бутылку вина. Бутылка была моя собственная, я её узнал; но кто в неё налил вино? Никто в эти дни не заходил ко мне, и сам я много раз заходил в храм, но бутылки у иконостаса не было. Вино было терпкое, как раз как мне нужно. В тот же день мне принесли из монастыря большую бутылку вина.

– Геронда, если я чего-нибудь от всего сердца попро­шу у Бога, Он даст мне это?

– Если это будет тебе на пользу, то даст; а если нет, то как же Он тебе это даст? Знаешь, что случилось с евреями, которые требовали, чтобы Бог дал им царя, несмотря на то, что Господь их предупредил, что они к этому не готовы73? Царём стал гордый Саул, который обложил их большими налогами и мучил74.

Часто нам кажется, что просимое нами у Бога, хорошо и полезно, а на самом деле нет. Но Бог, Который по природе благ, знает, что нужно каждому. Поэтому будем говорить: «Боже мой, помысел говорит мне, что это мне будет полезно. Но Ты лучше знаешь, что нужно моей душе. «Да будет воля Твоя»75. Так что если мы от сердца скажем: «Да будет воля Твоя», – то совершится воля Божия, совершится то, что на самом деле будет полезно нашей душе.

Молитва о духовном подвиге

– Геронда, авва Исаак пишет: «Как ты ищешь возлюбить Бога, когда сам ещё не очистился от страстей?»76 Если человек не очистился от своих страстей, но хочет возлюбить Бога, это дерзость с его стороны?

– Нет, почему дерзость? Человек подвизается в очищении от страстей и одновременно хочет возлюбить Бога. То и другое происходит вместе. Но если ему безразличны его страсти, а в молитве он просит возлюбить Бога, тогда это дерзость.

– Геронда, я где-то читала, что дар в молитве соответствует вере и теплоте сердца77.

– Ты чего просишь у Бога?

– Чтобы Он избавил меня от ожесточения и умягчил моё сердце на молитве.

«Просите и получите»78, – сказал Христос. Если то, что ты просишь, чисто и будет тебе на пользу, то получишь. Если просишь у Бога силу молиться о прощении своих грехов и помощи ближнему, то это хорошо и Бог тебе это даст. Но если просишь получить дар молитвы, чтобы испытывать наслаждение и радость от молитвы, то как Он может это тебе дать?

– Геронда, иногда я прошу, чтобы Бог мне подал про­свещение; я правильно прошу?

– Постарайся сначала сама, а потом уже проси от Бога божественного просвещения, потому что Бог хочет, чтобы сначала мы сами постарались, а потом уже нам даёт то, что мы просим. Думай, молись, внимай и действуй с рассуждением, и потом придёт божественное просвещение. Когда, к примеру, тебя о чём-то спрашивают, не торопись отвечать, но проси у Бога, чтобы Он тебя просветил. «Боже мой, – молись, – вразуми меня что сказать», – и Бог будет подавать тебе слово в соответствии со случаем. Торопливый ответ от ума, а ответ, который проходит через молитву, – от Бога.

– Геронда, из-за недостатка бодрствования я боюсь попросить у Бога помощи в одном деле, потому что вижу, что не использую возможности, которые Он мне даёт.

– Проси помощи Божией и одновременно проси, чтобы Он подал тебе бодрствование, чтобы ты смогла воспользоваться возможностью, которую Он тебе даст.

– Геронда, правильно ли просить Бога о том, чтобы попасть в рай?

– Я не прошу Бога, чтобы мне попасть в рай. Прошу, чтобы Он помог мне не огорчать Его своей жизнью. Однако если я окажусь в аду, разве этим не расстрою Бога? Следовательно, этого не произойдёт, ведь я же прошу Его, чтобы Он мне помог Его не огорчать.

Молитва в болезни

– Геронда, в последнее время у меня проблемы с сердцем и я боюсь, как бы чего не случилось.

– Не бойся. У каждого с чем-нибудь должны быть проблемы, потому что когда есть проблемы с чем-то, мы сидим у ног Христа и просим Его о помощи.

– Геронда, помолитесь, чтобы мне поправиться.

– Не в твоих интересах, чтобы я так молился. Если бу­дешь терпеть с верою в Бога, то получишь пенсию из Небесного страхового фонда, которая больше пенсии сельского страхового общества. Я где-то читал, что один больной человек просил святого Пантелеймона, чтобы тот его исцелил Святой не исцелял, но больной продолжал просить и, в конце концов, всё-таки поправился. Когда пришло время и этот человек умер, то увидел в другой жизни, что из-за исцеления лишился многих венцов. Тогда он сказал святому Пантелеймону: «Зачем ты меня исцелял, если знал, что я лишусь венцов?»

– Геронда, насколько мне нужно полагаться на Бога в вопросах здоровья?

– Прежде доверься Богу и после Бога доверяйся человеку, врачу.

– Геронда, что нужно делать при тяжёлой болезни?

– Обращению к врачам должна предшествовать молитва, бдение, чтобы Бог помог и просветил врачей. Возьмите немного маслица из лампадки святого Арсения, попейте немного святой воды, почитайте Псалтирь.

– Геронда, из-за болезни у меня не получается исполнять монашеский канон и это меня огорчает.

– Даже если ты ничего не будешь делать во время болезни, ни по чёткам молиться, ни делать поклонов, а только говорить: «Слава Тебе, Боже», – этого достаточно79.

– Геронда, когда я болею, то из-за боли не могу сосредоточиться на молитве.

– В молитве в этом случае есть и труд, и страдание; есть подвиг, поэтому она слышна лучше, чем молитва здорового.

Нужно немного любить и боль. Болезнь – это великое благословение для человека. Когда человек поймёт это, то будет принимать её с радостью и с радостью воспевать: «Благословлю Господа на всякое время»80. Помню бедный старец Гавриил на Каруле так страдал, так страдал... И во время приступов боли пел. Всё время лежал пластом. Он говорил: «Мне говорят: “Крест, крест!” – а гвоздей-то и нет! А без гвоздей какой крест?»

– Сколько это длилось, геронда?

– Долго, год или два. Он жил совсем один. В келье его пол прогнил, и зимой с моря дул ветерок... ух, какой свежий! А он в болезни и холоде пел и прославлял Бога. В болезни псалмопение – лекарство. Даже когда человек тяжело болен и сильно страдает, если услышит псалмопение, боль утихает. Если он и сам может немного петь, тогда вообще хорошо. Я вот сегодня вечером, когда мне было больно, пел. Все силы, какие были, отдал пению. Знаешь, как мне стало хорошо81?

Глава 2. Молитва о других

Молитва о мире с осознанием собственной греховности

– Геронда, иногда, когда я вижу, как страдают люди, не могу молиться о себе.

– Мы молимся о себе не только для самих себя; молитва о себе необходима как подготовка, чтобы предстать перед Богом в подобающем одеянии. Чтобы человек мог разглядеть боль других людей, нужно, чтобы он сам в некотором смысле был в порядке. И когда ты молишься о себе с глубоким осознанием собственной греховности, тогда даже простое «Господи, помилуй» о других будет иметь великую силу, потому что сказано с великим смирением, которое привлекает великую ми­лость Божию.

– Геронда, я чувствую потребность много молиться о себе и забываю других.

– Гляди, чтобы произошло совлечение ветхого человека, нужно молиться о себе. Но когда разгорится божественный эрос, тогда человек забывает себя и молится о других. Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире.

– Геронда, меня беспокоят человеческие страдания, но я не чувствую дерзновения, чтобы просить у Бога помощи. Помысел говорит мне: «Разве Бог услышит тебя, такую жалкую и убогую?»

– Не слушай тангалашку, который заходит к тебе справа и ввергает в отчаяние. Говори: «Боже мой, я жалкая и убогая, но послушай меня, потому что из-за меня страдают другие». Как-то во время сильной засухи один монах82 на Афоне молился так: «Боже мой, прошу Тебя, дай немного дождя. Не ради нас; мы – монахи и дали обет жить в подвиге. Пожалей бедных людей в миру, которые страдают и опять же от своего недостатка уделяют и нам. Если бы духовно я был в порядке, то Ты бы меня услышал и люди бы не страдали. Я знаю, что я большой грешник; но разве справедливо, чтобы из-за меня страдали другие? Помоги им. У них нет времени молиться; за них я чуть-чуть молюсь». Через час-полтора над всей Македонией, Фессалией и Афоном прошёл дождь!

– Геронда, когда молюсь о мире, помысел говорит мне, что я делаюсь Богу противна, потому что оставляю своего мертвеца и иду погребать чужих83.

– Разве ты своего мертвеца не похоронила, когда стала монахиней? Говори так: «Боже мой, что слушать меня, недостойную Твою рабу? Но разве не жаль людей в миру, которые так мучаются и страдают? Прошу Тебя, помоги им». Когда человек молится о ближнем с любовью и смирением и подвизается с сознанием собственной греховности, тогда Бог не чувствует к нему отвращения, но, наоборот, помогает и ему самому, и другим. Противен Богу человек, который считает себя святым и молится о других, считая их грешниками.

Пусть чужая боль станет своей

– Геронда, Вы как-то сказали, что мы организуем «молитвенную бригаду». Когда это будет?

– Зависит от вас... В другой раз посмотрим ваш уровень и исходя из этого... организуем духовную «молитвенную бригаду». Если молитва будет с состраданием, знаете, какая у неё будет сила? Будете молиться о нуждах мира, и те из людей, кто в этот момент просят у Бога помощи и находятся на одной с вами частоте, будут получать от Него помощь. Я чувствую души, которые молятся; словно движение силы ощущаю их молитву. Часто я знаю и в какое время молился какой-нибудь больной человек и получил помощь.

– Геронда, люди, о которых молитесь, это чувствуют?

– Да, чувствуют, что произвожу у них «землетрясение», и испытывают потрясение. Когда молитва творится с состраданием, даже и незнакомые люди это ощущают.

– Геронда, когда наша молитва о других наиболее угодна Богу?

– Когда мы её чувствуем. А чувствуем мы её, когда ставим себя на место других. Если мы поставим себя на место больных или усопших, это поможет нам молиться с состраданием; сострадание сходит в сердце, и молитва наша становится сердечной.

– Геронда, когда я утопаю в помыслах, то не могу молиться.

– Зачем же, дорогая моя, ты так привязалась к себе и не подумаешь хотя бы чуть-чуть о людях, которые страж­дут. Знаешь, сколько есть распавшихся семей, сколько детишек выброшены на улицу и живут в детских домах без материнской ласки? Сколько людей в этот самый момент кричат: «На помощь!» – и никого нет рядом, кто бы мог им помочь? Сколько людей тонут в море, сколько кончают жизнь самоубийством, сколько страдают? Столько людей, нуждающихся в молитвах монахов, а мы тратим драгоценное время на беспредметные помыслы или детское нытьё и даже наши прямые духовные обя­занности как следует не исполняем. Смотри, перестань заниматься только собой, пусть чужая боль станет для тебя своей. Так ты и мир обретёшь, и воздаяние будешь иметь от Бога, и помощь будешь другим подавать.

Когда я жил в монастыре Филофей, который в то время был особножительным, как-то раз ночью я молился в келье и почувствовал, что какой-то человек, имеющий нужду, пришёл к монастырю. Это был один бедный человек, к тому же бесноватый. Ворота монастыря закрывались с заходом солнца и открывались на другой день утром. «Что теперь делать? – подумал я. – Дать бы ему хоть что-нибудь поесть, а то как человек будет голодным до утра?» Тут мне пришла мысль. Я пошёл, взял кое-какие продукты84, положил их в корзинку, привязал верёвку и спустил корзинку из своего окна, которое выходило наружу. Я был в таком состоянии, что потом не мог успокоиться. Всю ночь я с состраданием молился. «Боже мой, – говорил я, – я сделал, что мог; я недостоин просить Тебя, чтобы Ты помог Своему созданию. Но разве это справедливо, чтобы он из-за меня страдал?» Утром, когда открылись монастырские ворота и человек вошёл внутрь, он был здоров. Зашёл в храм и про­славил Бога. Благой Бог сжалился над ним и освободил от беса.

– Геронда, когда молишься о каком-нибудь стражду­щем человеке, то ум обращается ко Христу или к страданиям человека?

– Не у Христа ли ты просишь помощи? Начинается с человеческих страданий, а возвращается ко Христу.

– Геронда, когда у меня нечувствие в сердце, я вспо­минаю разные трудности, которые довелось пережить, и прошу у Бога, чтобы Он помог тем, кто переживает похожие трудности.

– Это хорошо. Делай так, если это тебе помогает лучше понимать другого человека и ему сопереживать. «Боже мой, – говори, – как Ты меня много облагодетельство­вал, так помоги и брату моему, который лучше меня».

– Геронда, когда я молюсь о спасении какого-нибудь человека и одновременно прошу Бога, чтобы Он не попустил ему страданий, может это неправильно?

– Нет, дорогая, и в этом тоже сострадание. Богу нра­вится, когда у человека, который молится, есть любовь к ближнему; но сделает Бог то, что полезно душе.

Молитва о конкретных нуждах и обо всём мире

– Геронда, мне грустно, когда служба заканчивается, а я так и не смогла помолиться, потому что всё время хотела спать.

– Чтобы прогонять сон, думай о том, что пробуждает в тебе духовный интерес.

– Геронда, разве есть интерес больший, чем людские страдания?

– Нет, но если думать о людских страданиях в общем и целом, то это не помогает. Думай о конкретных людях, которые испытывают большую нужду, тогда станешь сострадать и молитва будет сердечной. Возьми какой-нибудь случай, который тебя больше всего беспокоит, а потом думай о других. Скажем, на войне много бывает раненых. Хорошо, когда ты можешь думать и сопереживать всем пострадавшим, даже не видя их. Но если не можешь сопереживать не видя, тогда будет полезно, если встретишься с кем-нибудь, кто потерял, скажем, палец, и помолишься: «Подумать только, этот человек стал инвалидом, остался без руки или без ноги! А сколько таких несчастных, у которых нет рук, ног!» Одно дело услышать по новостям, что поезд сошёл с рельсов, и другое увидеть своими глазами лежащий под откосом поезд и погибших людей. Когда ты молишься о конкретной нужде, которая тебя волнует, то и сам получаешь помощь, и ближнему помогаешь.

– Геронда, когда звонит колокольчик на проскоми­дии85 я поминаю в общем, например, вдов, сирот, одиноких людей, а не конкретные имена. Это правильно?

– И я делаю то же самое. Но молись с участием. И священник на проскомидии не должен просто вынимать частицы и формально читать имена, но о каждом должен просить с участием, тогда такие увидит чудеса! Однажды привели к одному священнику бесноватого и попросили отслужить литургию. Священник, поминая его на проскомидии, прежде чем вынуть частицу, помолился за него горячо и сказал: «Господи, Ты видишь, как страдает Твоё создание. Освободи его от власти беса. Помяни, Господи, раба Твоего...» И бес не выдержал и вышел.

– Геронда, лучше молиться о чём-то долго или от одного прошения переходить к другому, и так входить в страдания всего мира?

– Зачем брать только одно прошение? Лучше много: одно, другое, третье, одно за другим. А потом размышлять вообще о страданиях мира и молиться. Это любезно Богу, потому что говорит о душевном благородстве.

– Геронда, чего нам просить в молитве о мире ?

– Просить для всех «доброго рая». Христос пострадал, чтобы все люди спаслись – и те, кто близки к Нему, и те, кто далеки. Будем просить, чтобы все познали Бога, возлюбили Его, угодили Ему и спаслись – вошли в рай. Один человек86 говорил: «Боже мой, я познал рай уже здесь на земле. Меня отправь в ад, а моего брата – в рай». Хотя если такой человек попадёт в ад, то, думаю, от его вели­кой любви тот небольшой кусочек ада, где он будет, превратится в рай, потому что где есть любовь, там Христос, а где Христос – там рай.

Молитва о тех, кто просит наших молитв

– Геронда, когда нас просят, например: «Помолитесь о моём ребёнке, который сдаёт экзамены», – или: «Помолитесь о таком-то – ему предстоит операция», – нужно потом спрашивать как всё прошло?

– Зачем спрашивать как прошло? Чтобы сказать: «Слава Тебе, Боже, что моя молитва подействовала»? По­молился? Сделал своё дело? Ничего другого от тебя не требуется.

– Геронда, как Вы молитесь о людях, о которых Вас просят молиться?

– До операции87записки, которые мне давали, я читал стоя, делая время от времени земные поклоны. Когда же я вернулся из больницы, то стал читать лёжа на боку. Но как только я пришёл в себя, то опять начал читать записки стоя.

– Геронда, когда некоторые паломники оставляют нам записки для поминовения, а мы не знаем их нужд, то как нам за них молиться?

– Говорите: «Господи, помилуй рабов Твоих, нужды которых Ты Сам ведаешь».

– А когда, геронда, молимся о людях и не знаем, живы ли они или умерли?

– Говорите: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

– Геронда, иногда я забываю помолиться о тех, кто просил помолиться о каком-то конкретном деле в опре­делённый день и час.

– Начинай свою молитву с них и говори: «Помяни, Господи, рабов Твоих, заповедавших нам, недостойным, молитися о них»88. Помяни имена их два-три раза, а потом молись обо всём мире, говоря: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

– Иногда, геронда, я не помню имён людей, которые просят молитв.

– Если не помнишь имён, которые тебе дают, то молись в общем: о больных, о молодых, сбившихся с пути, и т.д. В начале говори: «Помоги, Боже мой, сначала тем, кто больше нуждается в помощи», – а потом продолжай: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

– Геронда, я записываю имена людей, которые просят молитв, по их нуждам о здравии, о просвещении и т.д. Но имён становится всё больше и больше. Сколько времени нужно держать эти имена и молиться об этих людях?

– Сначала поминай новые имена, а потом уже говори: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих и весь мир Твой», – это чтобы поезд твой не отправлялся полупустым.

– Геронда, когда меня просят молиться о какой-то нужде, сколько времени я должна молиться?

– Зависит от нужды человека и от того, насколько ты ему сочувствуешь. У него может и не быть какой-то серьёзной нужды, но по состраданию к нему ты можешь молиться о нём годы. А, может, прочитаешь и всего одну чётку.

– Какой же, геронда, критерий того, что я достаточно помолилась?

– Молись, пока тебя это не напрягает. А относительно количества, зависит от того, сколько у тебя времени. Но главное, это не сколько человек молится, а как молится. Можно долго молиться и думать, что молишься, а на самом деле не молишься, потому что в молитве не сострадаешь. А кто-то может и недолго молится, но молитва у него настоящая, потому что творится с сокрушением и смирением. Но если есть и количество, и качество, тогда любочестная душа получает от Бога двойную благодать.

– Геронда, когда в монастырь приходят люди с каким-нибудь горем и оставляют свои имена, чтобы я молилась, я им сочувствую, но иногда у меня нет достаточно времени, чтобы как следует помолиться об их нуждах, и помысел меня смущает.

– Человек делится с тобой своей болью, ты слушаешь его и глубоко сострадаешь. Тогда, даже если не успеешь помолиться о нём, то это сострадание стоит часов молитвы; это сердечная молитва и она имеет благотворные результаты. Или читаешь имена, которые тебе дают, и переживаешь, что не имеешь времени сделать чего-то больше. Одно сердечное воздыхание при произнесении имён записывается на Небе, восходит прямо к престолу Божию!

Молитва о болящих

– Геронда, сейчас во время болезни, какое мне соблюдать правило?

– Если можешь, пой тихо песнопения или твори молитву и проси у Бога здоровья себе и другим людям, которых ты, как имеющая склонность к болезням, можешь лучше чувствовать. Теперь тебе даются все условия для молитвы, и даже страдание, которое есть очень важная предпосылка к тому, чтобы с состраданием молиться о больных и чтобы молитва была сердечной. Собственно это и есть главное дело монаха. Если ты поймёшь это, то не станешь грустить, но будешь молиться непрестанно, благодаря Бога.

– Геронда, некоторые люди пишут записки с именами болящих и рассылают их по разным монастырям для поминовения.

– Это хорошо, но недостаточно. Люди и сами должны молиться и больным говорить, чтобы те тоже молились. Не нужно довольствоваться только тем, что рассылать имена.

– Геронда, мне приходят мысли просить Бога, чтобы Он забрал моего брата, который остался инвалидом и сильно мучается.

– Не надо указывать Богу, как Ему поступать. Предоставь всё Богу и уповай на Него. Бог знает, что лучше для Его чада, и как любящий Отец поступит соответствую­им образом.

– Геронда, как Вы молитесь, когда над больным человеком висит угроза смерти?

– Делаю, что в моих силах в плане молитвы и подвига, а потом предаю всё в руки Бога, Который по природе благ.

– Геронда, если Бог знает, что на пользу больному, тогда зачем нам молиться?

– Нам нужно просить Бога, и если выздоровление и продление жизни будут во спасение душе, тогда Благой Бог тут же поможет. Но если мы не будем Его просить, тогда развитие болезни будет идти естественным образом.

Молитве с состраданием последует божественное утешение

– Геронда, когда я слышу о человеческих скорбях, у меня внутри всё сжимается. Может, это от маловерия?

– Гляди: беспокойство о себе – маловерие, а беспокойство о другом – это сострадание. Правильное сострадание человеческой боли сопровождается молитвой, а потом следует божественное утешение. Поэтому, молись сколько можешь, а потом предавай всё в руки Божии и успокаивайся. Разве Бог переживает о Своём создании меньше тебя? Зачем же тебе волноваться? Бог тому, кто духовно сострадает и страдает за других, подаёт большое утешение, потому что иначе человеку не выдержать. Знаете, как мне горько получать столько писем от людей с таким количеством проблем? Горечь и яд в мои уста, и потом ничего не хочется есть. Но из этой боли выходит настоящая радость. Бог вознаграждает утешением, соразмерным страданию; утешает таким утешением, что не можешь перенести. И хотя перед тем ты страдал и плакал за другого, а теперь веселишься. Словно Благой Бог говорит тебе: «Не волнуйся, дитя Моё, Я услышал твою просьбу».

Глава 3. Молитва об усопших

«Перешёл от смерти в жизнь»

– Геронда, Вам больно?

– А ты как думаешь? Если не доживу до рассвета, значит настанет для меня великий день: не будет ни вечера, ни утра! Солнце оставьте себе89!

– Геронда, когда приходит время для человека, духовно подготовленного, оставить этот мир, то как он себя чувствует?

– Откуда мне знать?

– Никто, геронда, никогда Вам не говорил?

«Перешёл от смерти в жизнь»90, – разве не так ска­зано? Значит, эта жизнь – смерть, а смерть есть переход к истинной жизни. Следовательно, идёт с радостью к жизни!

– Геронда, многие святые видели души, когда они оставляют тело. Какой у них вид?

– Они как дети. В иной жизни все будут как ангелы: не будет ни мужчин, ни женщин, ни стариков, ни старух, ни младенцев; все будут одного пола, одного возраста Поэтому когда кто-то видит души, разлучающиеся с те­лом, видит их словно маленьких детей. Лицо имеет свои характерные черты, но они как у детей.

Когда я жил в келье Честного Креста, то иногда наве­щал старца Филарета91. Это был благочестивый старец, живший в соседней келье. Пятнадцать лет, до тех пор, пока сам не заболел, он ухаживал за своим послушником отцом Варфоломеем, страдавшим болезнью Паркинсона. Когда в последний раз я пришёл к нему в келью, то нашёл его на полу. Уже месяц как он ничего не ел, только пил воду. Лежать он не мог, спал в обуви, сидя, прислонившись к стене. Одежда его прилипла к телу, а обувь была вся мокрая, потому что открылись раны на ногах и из них выходила сукровица. Но сам он вёл себя так, словно ничего не происходило. «Это тоже, – говорил он, – благословение от Бога». Я поднял его и попросил отца Варфоломея разрешить мне остаться у них на ночь в каливе, чтобы помочь, но он не разрешил. Сказал, чтобы я приходил на другой день. В полночь я молился по чёткам и что же вижу! Вижу старца Филарета со светлым лицом, возрастом примерно лет двенадцати, восходящим на Небеса в небесном свете. И я понял, что он преставился.

– Геронда, первые сорок дней после преставления нужно больше молиться об усопшем?

– Да, потому что душа беспокоится, не зная, какой её ожидает Суд.

Я здесь возле гостиницы встретил как-то одну старую женщину, которая хотела взять у меня благословение. Я тоже поцеловал у неё руку, потому что увидел благодать Божию в этой душе. Скоро она стала монахиней. Когда она преставилась, я был здесь и благоговейно приложил­ся к её останкам. Потом со мной произошли два случая. Один здесь, в исихастирии, а другой у меня в каливе. Первый произошёл через семь дней после кончины этой монахини. Я увидел её душу, она была как ангелочек, похожа на девочку двенадцати лет и вся светилась. Второй раз она явилась мне во сне, сделала с признательностью земной поклон и поблагодарила за мои о ней молитвы. Это было очень трогательно, и я чувствовал большую радость. Когда я хотел отметить дату, то увидел, что прошло сорок дней с момента её преставления. Душа эта отличалась большой добротой и сейчас не забывает благодарить.

Будем всегда молиться об усопших

– Геронда, в костнице зажигают лампадку?

– Да, это жертва об усопших. Даже просто свечку поставить за душу почившего уже большая польза. Усопших надо помнить и всегда о них молиться. Не будем забывать молиться об их душах, дабы обрели упокоение. Я каждый раз, когда у меня в каливе бывает литургия, служку панихиду и обо всех почивших, имена которых не поминались. На Афоне в монастырях вечером в пятницу служат краткую панихиду по усопшим с коливом, а в субботу утром служат утреню в кафоликоне92 и литургию в кладбищенской церкви. Там, на кладбище, мы слагаем оружие. И из этого «дома» отправимся в другой.

– Геронда, как молиться об усопших?

– Говори в общем: «Боже, упокой души усопших раб Твоих», – и если придёт тебе на ум имя кого-нибудь из почивших или случится, что умрёт кто-либо из знакомых или незнакомых и ты об этом узнаёшь, то помяни и эту душу в той же молитве.

Хорошо сначала поминать почивших, имеющих большую нужду, затем тех, у кого нужда меньше, и под конец знакомых. Я, хотя никогда не думаю о родственниках, если вдруг из-за усталости или по отсутствию времени не помолюсь об усопших, то вижу потом во сне своих роди­телей. Потому что когда я молюсь вообще об усопших, то и они получают помощь и радуются, а если не молюсь, то лишаются этого утешения. Если наши ничтожные молитвы приносят бедным усопшим помощь, тогда с нас, монахов, если мы о них не молимся, нужно с живых содрать кожу и посыпать солью.

Усопшим нужна молитва

– Геронда, на службе я больше молюсь о себе. Даже когда читаются непорочны93 об усопших, я часто продолжаю молитву о себе.

– Что, всё только для себя самой хочешь? Почившим нужна наша молитва, потому что сами они ничего не могут для себя сделать, а мы можем.

Жил на Афоне некто дядя Янис, он везде ходил и говорил: «Есть какая работа? Давай, какую тебе работу надо сделать?» Он был такой добрый, что отцы говорили, что­бы он стал монахом. А он отвечал; «Нет, нет, только молитесь обо мне; не представляете, что я был за человек и что творил на войне!» Как-то он мне помогал делать аналой и сказал; «Молись обо мне, потому что я большой грешник». Потом я потерял его из виду. Спустя приличное вре­мя пришёл ко мне один отец и сказал; «Дядя Янис почил. Он являлся мне два раза, отправил к тебе сказать, чтобы ты поминал его об упокоении». Что же произошло? Дядя Янис пошёл в один монастырь помогать монахам. Когда пришло время умирать, он сказал иеромонаху, который нёс послушание на кладбище: «Брат, я большой грешник. Пожалуйста, служи на моей могиле каждый день краткую панихиду». И тот на самом деле каждый вечер ходил и служил панихиду на могиле дяди Яниса. Но через некоторое время ему дали послушание в архондарике. Иеромонах когда помнил, а когда забывал служить панихиду. Однажды ночью ему во сне явился дядя Янис и сказал: «Пожалуйста, не забывай меня. Если не можешь сам служить по мне панихиду, то сходи к отцу Паисию и скажи ему, что я умер, потому что он каждый день меня поминает, но поминает о здравии и молится, чтобы я покаялся. А я теперь не могу покаяться».

Усопшим молитва нужна больше, чем живым, потому что для живых ещё есть надежда покаяния. И Бог хочет, чтобы были люди, которые просят Его об усопших, потому что окончательный Суд ещё не произошёл. На войне один тяжелораненый попросил у священника воды, а тот не дал. Проявил равнодушие, хотя во фляжке у него было немного воды. Вскоре раненый умер, и священник, как только осознал свою ошибку, впал в отчаяние. Постоянно поминал того человека Он пришёл ко мне в каливу и рассказал о своей беде. На самом деле это был отзывчивый человек, но сам не понял, как всё случилось. Бог попустил этому произойти, ненадолго отнял Свою благодать, потому что раненому очень нужна была молитва. Если бы священник дал ему воды, то скоро забыл бы о раненом, а теперь его мучила совесть, и он постоянно о нём молился.

Облегчение для почивших

– Геронда, какую пользу получают почившие от наших молитв?

– Скажу тебе один пример. Если бы как-нибудь ты нашла меня в подвале и сказала бы игуменье: «Жалко человека, давайте переведём его на верхний этаж, чтобы он, пока живёт, видел солнце». Как думаешь, игуменья исполнила бы это?

– Конечно, исполнила бы, геронда.

– Ну вот, если игуменья сделает, то неужели Бог не подаст облегчения почившим, когда мы Его просим? Разве не переведёт в темницу с лучшими условиями содержания или даже в отдельную квартиру?

В молодости я знал одну старушку, которая в противоположность своей дочери, очень щедрой и милостивой женщине, была очень скупой. Только со мной она не была скупа, потому что очень меня любила. Спустя три года после её кончины – останки ещё не доставали из могилы – в то время, когда я творил молитву, со мной случилось нечто странное. Из всего я понял, что один молодой человек зовёт меня пойти посмотреть на старуху, потому что она меня звала. Он взял меня за руку и привёл к ней на могилу. Поднял плиту и я увидел старушку, которая кричала: «Монах, спаси меня! Монах, спаси меня!» Тело её истлело наполовину и испускало невыносимое зловоние. Мне так было её жалко, что я крепко обнял её и облобызал. Несмотря на очень плохой запах, мне не хотелось от неё отходить, если бы она сама не ушла. Меня очень это удивило. Когда есть настоящая любовь с со­страданием, то ни гнилая плоть не вызывает отвращения, ни зловоние. Я, когда вижу светскую женщину, наряженную и благоухающую ароматами, чувствую внутреннее отвращение, а с этой бабушкой, несмотря на зловоние, не хотел расставаться, потому что чувствовал к ней сострадание. Удивительные вещи происходят в духовной жизни! У неё была большая нужда в молитве, поэтому Бог устроил, чтобы я увидел её в таком состоянии. Потом я стал молиться об этой душе. Спустя два месяца я увидел, будто нахожусь в какой-то яме наподобие воронки. Там, к несчастью, было много людей, ужасного вида, чёрных, которые страшно мучились. Выше я увидел старушку на светлом облаке; казалось, что она далеко, но на самом деле была близко. Она была словно маленький ребёнок, но со своими чертами лица, и рядом ангел – наверное, её ангел-хранитель – он тёр и мыл ей лицо. Вид у неё был радостный. Я обнял её и почувствовал такую радость, что не передать словами!

Усопшие, это подсудимые, рабы. Порой, когда мне приходит на память одна патриотическая песня, я прилагаю её к усопшим:

Свобода, освободи мою слабую плоть,

Свобода, подари мне голос красивый.

Дай огонь сердцу, которое изнемогло в страданиях,

И я пропою тебе радости песню, как весной соловей.

Пусть песня прозвучит и в глубине порабощённой земли,

Проливая бальзам на душу рабов.

Я прилагаю это и к себе. Разве я не изнемогаю от страданий94? Я раб в этой жизни. «Порабощённая земля», под которой в песне подразумеваются порабощённые греки, для меня – усопшие, которые находятся в плену, и я прошу Многоблагоутробного Бога, чтобы Он «пролил бальзам» на их души.

Глава 4. Псалтирь – гроза диавола

Псалмы Давида боговдохновенны

– Геронда, меня удивляет, что дети понимают псалтирь, и им хочется её читать.

– Псалтирь подходит для любого возраста. Детям она может даже нравиться больше, чем тебе и мне. Псалтирь боговдохновенна, написана по божественному просвещению, поэтому содержит такие сильные и глубокие мысли. Всех богословов и филологов собрать вместе – одного псалма не напишут с таким содержанием. А если даже и напишут что-нибудь, то это будет похоже на искусственный цветок. Давид не имел никакого образования, а с какой глубиной писал! Ясно видно, что им руководил Дух Божий.

– Геронда, я не успеваю читать Псалтирь.

– Хорошо бы находить немного времени для неё днём. А если нет времени, то лучше прочитать половину кафизмы95, следя за смыслом, чем всю Псалтырь впопыхах. Прочитанные мысли потом имей всё время в уме. Псалтирь – это молитва.

Некоторые люди неправильно понимают пророка Давида и говорят, что в некоторых его псалмах есть проклятия. Но когда Давид говорит. «Да исчезнут грешницы от земли, и беззаконницы, якоже не быти им»96, – он имеет в виду не то, чтобы грешники погибли, а чтобы покаялись, и не было бы грешников на земле.

Я от Псалтири испытываю радость; там везде пророчества, везде утешение. В трудной ситуации, если прочитаешь Псалтирь, чувствуешь облегчение, освобождение, уверенность, что Бог поможет. «Спасение же праведных от Господа, и защититель их есть во время скорби»97, – говорится там.

Чтение Псалтири по святому Арсению98

– Геронда, как Вы стали читать Псалтирь, пользуясь указаниями святого Арсения ? – Святой Арсений, не находя в Требнике соответствующих молитв для случаев, с которыми к нему обра­щались люди, использовал Псалмы. В одной тетрадке он записал для какого случая какой псалом читать. Когда эта тетрадь попала мне в руки, я стал читать Псалтирь и молиться по этим указаниям. Помысел говорит мне, что молитвам с Псалтирью по указаниям много помогает и святой Арсений.

– Геронда, святой Арсений усердней молится Богу, потому что видит, что мы молимся так же, как молился и он сам?

– Да, конечно. И тому есть примеры!

– Геронда, как читать псалмы и молиться о каком-то конкретном вопросе?

– Ты как читаешь?

– Читаю сначала указания, а потом псалом.

– Нет, сначала нужно хорошее вступление. Святой Арсений был святым и пришёл в такую меру, что читал только псалом. А мы, неужели не прочитаем в начале «Помилуй мя, Боже...»99? А после псалма разве не прочитаем славословие? Разве не сделаем несколько поклонов? Итак, сначала читай 50-й псалом и смиренно проси милости Божией. Потом богородичен «Под Твою милость прибегаем, Богородице» и тропарь святого Арсения, чтобы призвать на помощь Пресвятую Богородицу и святого Арсения. Потом читай указание, о чём хочешь молиться, и соответствующий псалом. В конце читай: «Слава и ныне», «Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе Боже» (трижды) и в конце славословие как благодарение Хрис­ту и «Достойно есть» как благодарение Божией Матери. Сделай и поклонов сколько можешь.

– Геронда, иногда я пытаюсь найти связь между псалмом и той нуждой, в которой его использовал свя­той Арсений.

– Указания для конкретных нужд примерно совпадают со смыслом псалмов. Но святого Арсения больше интересовала молитва, а не то, насколько содержание псалма соответствует нужде, о которой он молился.

– Геронда, можно читать сначала указания о нескольких нуждах, а потом все вместе соответствующие псалмы?

– Если станешь читать несколько указаний вместе, то будешь их забывать. Лучше читать отдельно каждое указание перед псалмом, чтобы уязвлялось сердце, пробуждалось усердие. Когда человек молится о каком-нибудь конкретном вопросе, то это очень помогает сердечной молитве.

– Геронда, во время службы мне трудно следить, когда читают Псалтирь100.

– Можешь в келье смотреть указания псалмов, которые будут читаться за службой, и потом молиться о конкретных нуждах. А если забудешь, к каким нуждам что относится, то говори так: «Боже мой, помоги в нужде, к которой относится псалом», – и твори молитву.

Будем молиться и о других нуждах

– Геронда, когда после послушания я прихожу к себе в келью, то обычно молюсь о различных нуждах. Может быть, мне было бы полезно читать и некоторые псалмы, соответствующие каждому случаю?

– Если хочешь, попробуй, будет полезно. Сначала читай указание псалма, в какой нужде он читается, потом молись о конкретной нужде, а потом читай псалом. Псалтирь очень помогает сердечной молитве, потом ты и сама это поймёшь. Я, после того как прочитаю указание псалма, творю сердечную молитву и молюсь не об одной нужде, а о многих. Начиная с «указаний» святого Арсения, перехожу потом и к другим нуждам Все указания беру и с духовной стороны и с вещественной. Для первого псалма, что святой Арсений читал, молясь о том, чтобы плодоносили деревья и виноградники, которые сажали люди, я сначала говорю: «Пусть всё, что сажается, проросло». И потом молюсь о всяком деле, которое начинается. Говорю: «Пусть детишки, которые рождаются, были благословенны, росли и преуспевали. Всякое духовное слово, которое сеется, и любое духовное дело, которое начинается, принесли плод». На 105-й псалом, о бо­жественном просвещении, молюсь за слепых; на 122-й псалом, который читается о слепых, я молюсь, чтобы Бог просветил весь мир. Любой человек, начиная с указаний в нуждах святого Арсения, может найти и другие нужды и о них помолиться. И ты, если хочешь начать духовное дело, возьми по очереди всю Псалтирь и все «указания» святого Арсения, изъясняй их не только вещественно, но и духовно, и твори сердечную молитву. Можешь посмотреть на какое-нибудь указание святого Арсения и сказать мне, о чём бы ты ещё помолилась?

– Недавно, геронда, у меня была проблема с ушами и я читала 95-й псалом, который святой Арсений читал, когда молился, чтобы Бог даровал слух глухим. Но я молилась и обо всех вообще глухих, и о детях, чтобы они слушались своих родителей, и о послушниках, чтоб они творили послушание.

– Видишь, так как эти нужды ты сама пережила и перестрадала, то легко можешь понять и других, имеющих такие же нужды. Постарайся сделать так, чтобы ты могла сострадать всем людям и не переживая тех трудностей, которые они переживают. Так постепенно станешь со­страдать всем людям, находясь вдали от них, и будешь молиться о них сердечной молитвой; сердце будет болеть и от боли будет рождаться молитва.

– Геронда, когда я читаю указания псалма и стараюсь вспомнить и другие подобные нужды, то теряю время.

– Нет необходимости специально вспоминать нуж­ды. Эти нужды вылетают из сердца за доли секунды. Мне здесь проще, потому что у меня перед глазами стоит боль людей, их нужды, и я им сострадаю. Каждый раз, исходя из обстоятельств, нахожу всё новые и новые нужды. От указания псалма перехожу к какому-нибудь знакомому человеку, а потом ко всем незнакомым, имеющим такую же нужду. И вам не нужно быть равнодушными, думайте, как страдают люди, чтобы молиться сердцем. Весь вопрос в том, чтобы сердце работало.

Молитва по Псалтири

– Сегодня нужно много молиться. Единственный выход это молитва, иначе никак. Во всяком случае, Псалтирь очень полезна. Она – гроза диавола. Сколько утешения я нахожу в Псалтири! Я разделил её на три части101. Каждый день читаю по одной части. За три дня прочитываю всю, а потом начинаю сначала. Читаю указание псалма и творю сердечную молитву о соответствующей нужде и обо всех недугующих телесно и душевно. Потом читаю псалом и в конце каждого псалма говорю: «Боже, упокой усопших рабов Твоих». Эти полтора часа, которые читаю Псалтирь, я вижу как самую лучшую помощь миру. Зимой, когда я сильно мучился грыжей, читал стоя. Из глаз от невыносимой боли лились слёзы. Одной рукой держал грыжу, другой – Псалтирь. Палил по диаволу из пушки. Днём бил его Псалтирью, ночью – молитвой. Разъярился бес. Эта грыжа была местью диавола Но и Бог это попустил, чтобы посмотреть, что я буду делать.

– Геронда, мне сложно читать Псалтирь стоя, без того, чтобы на что-нибудь не опираться.

– Сделаю вам подпорки для «храма Святого Духа»102, для каждой из вас, сделаю вам подставки. Такие, какие сделал себе: прибил к деревяшке горизонтально доску, в виде буквы «Т». На неё опираюсь и читаю Псалтирь. Одна подставка у меня в келье и одна на улице.

– Геронда, иногда, когда я устаю и читаю Псалтирь, хотя от усталости ничего не понимаю, но понуждаю себя стоять на ногах – и чувствую, что от этого получаю пользу. Но помысел говорит мне, что такая молитва не имеет ценности.

– Ты можешь не понимать, что читаешь, но польза есть, потому что, несмотря на усталость, ты понуждаешь себя и стоишь перед Христом. Не забывай, что и труд со­ставляет молитву.

* * *

69

Здесь сноска греческого издания: «Цитата не найдена».

71

См.: Мф.21:22.

76

См.: Авва Исаак Сирин. Подвижнические слова. Послание IV. С. 331.

77

Здесь сноска греческого издания: «Цитата не найдена».

78

См.: Мф.7и Лк.11:9.

79

Старец обращается здесь к тяжело больной и очень ревностной сестре.

81

Сказано Старцем Паисием 11 июня 1994 года, ровно за месяц до своего преставления.

82

Это был сам Старец Паисий.

83

Си.: Мф.8и Лк.9:60.

84

Старец Паисий был некоторое время дохиаром в монастыре Филофей, т.е. ответственным за приём, хранение и распределение продуктов.

85

По афонской традиции, священник перед окончанием проскомидии звонит в колокольчик, и верующие про себя поминают имена православных хрис­тиан, живых и почивших, а он в это время вынимает за них частицы.

86

Речь идёт о самом Старце Паисии.

87

Удаление злокачественной опухоли в толстой кишке в феврале 1994 года.

88

См. Прошение на отпусте в конце полуношницы и повечерия.

89

Сказано Старцем 28 июня 1994 г. за две недели до своего преставления.

91

Старец Паисий Святогорец. Отцы-святогорцы и святогорские истории. С. 82–85.

92

Кафоликон – главный соборный храм монастыря.

93

Так называется Пс.118, начинающийся словами: «Блаженны непорочны в путь».

94

Сказано в декабре 1993 года.

95

Кафи'зма (греч. κάθισμα)– в богослужебной традиции византийского об­ряда раздел Псалтири. Псалтирь разделена на 20 кафизм таким образом, чтобы все кафизмы были приблизительно одинаковой длины. Поэтому разные кафизмы содержат разное число псалмов.

98

См. приложение к настоящему изданию, С. 237

100

В соответствии с церковным богослужебным уставом на вечерне читает­ся одна кафизма из Псалтири, а на утрене две кафизмы. Таким образом в течение недели вся Псалтирь прочитывается полностью.

101

Первая часть – Пс.1–54, вторая – Пс.55–100, третья – Пс.101–150.

102

Старец имеет в виду тело, которое есть «храм Святого Духа» (см.: 1Кор.6:19).


ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ. ХОДАТАИ ПЕРЕД БОГОМ И НАШИ ЗАЩИТНИКИ: ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА, АНГЕЛЫ И СВЯТЫЕ ЧЕТВЁРТАЯ ЧАСТЬ. "ПРОСИТЕ, И ДАСТСЯ ВАМ" ПЯТАЯ ЧАСТЬ. МОЛИТВА И ТРЕЗВЕНИЕ