преподобный Паисий Святогорец

О молитве. Том VI

ПЯТАЯ ЧАСТЬ. МОЛИТВА И ТРЕЗВЕНИЕ ШЕСТАЯ ЧАСТЬ. БОГОСЛУЖЕБНАЯ ЖИЗНЬ СЕДЬМАЯ ЧАСТЬ. СОСТОЯНИЕ СЛАВОСЛОВИЯ

ШЕСТАЯ ЧАСТЬ. БОГОСЛУЖЕБНАЯ ЖИЗНЬ

«Даже одной мысли о том, что, входя в храм Божий, входишь в дом Божий и там получаешь Божественную благодать и освящаешься, достаточно, чтобы человек пришёл в умиление»

Глава 1. Периоды церковного года

«Христос рождается»130

– Геронда, после всенощной на Рождество мы не ложимся спать?

– Рождество – и будем спать! Моя мать говорила: «В эту ночь только евреи спят». В ночь, когда родился Христос, крепким сном владыки спали, а пастухи бдели131. Стерегли овец ночью и играли на свирели. Поняла? Пастухи, которые бдели, увидели Христа.

– Геронда, а как выглядела пещера?

– Это была пещера в скале, и в ней была одна только кормушка; ничего другого не было. Туда приходили одни бедняки и укрывали своих овец. Божия Матерь вместе с Иосифом пришли в эту пещеру132, потому что все постоялые дворы были переполнены. В ней были ослик и бычок, которые своим дыханием согревали Христа! «Позна вол стяжавшаго и, и осел ясли господина своего»133, – не так ли говорит пророк Исаия?

– Геронда, в одном песнопении говорится, что Пресвятая Богородица, видя новорождённого Христа, «радуяся вместе и плача», говорила: «Сосцы Тебе подам, всяческая питающему, или воспою Тебя, яко Сына и Бога Моего? Како Тебя наименую?»134

– Это тайны Божии, величайшее снисхождение Бога, Которого мы не можем постичь!

– Геронда, как нам пережить сердцем и почувствовать это событие Рождества, что Христос «днесь раждается от Девы»135?

– Чтобы нам пережить и почувствовать эти святые события, ум должен быть сосредоточен на священных понятиях. Тогда человек изменяется. «Велие и преславное чудо совершися днесь»136, – поём мы. Если ум наш пребывает там, в «преславном», в странном, тогда мы переживём сердцем великое таинство Рождества Христова.

Буду молиться, чтобы сердце ваше стало Вифлеемскими яслями и Божественный Младенец даровал вам все благословения Свои.

Святая Четыредесятница: шествие на Голгофу

Доброго поста и трёх первых дней137. Надеюсь, в этом году во время поста у вас не будет много работы, а будете душой сострадать Страстям Христовым, трудясь больше духовно. С момента, когда начинается Триодь138, человек должен начинать шествие на Голгофу. И если он с духовной пользой проведёт это время, то после смерти душа его, восходя горе, не будет встречать препятствий на мытарствах139. Каждый год наступают эти святые дни, но с каждым годом времени становится на год меньше – вот в чём вопрос. А как мы провели это время: с духовной пользой или расточили на материальное? Вместе с другими искажениями, который привнёс современный дух обмирщения, извратился и смысл трёх дней сугубого воздержания; теперь у мирских каждую неделю есть свои три дня: пятница, суббота, воскресенье – дни мирских удовольствий. К счастью, три дня соблюдаются в своём, настоящем смысле, в монастырях и немногих христианских семьях в миру, и этим держится мир. Усиленная молитва и пост в эти три дня ежегодно в начале Великого поста, удерживают мир от многих духовных падений, которые случаются обычно во время трёх дней мирских наслаждений.

– Геронда, каков смысл этих трёх дней в самом начале поста?

– Смысл этих трёх дней в начале Великого поста главным образом в том, чтобы человек привык к посту, к воздержанию. Потом, когда он ежедневно станет есть после Девятого часа140, то для него это будет праздником. В общежитии после трёх дней, когда у нас появлялась возможность каждый день есть пустой суп в четыре часа пополудни, мы считали это настоящим благословением. После трёх дней без еды и воды есть каждый день – настоящее благословение!

Три дня вначале помогают тому, чтобы человек мог удержать потом весь пост до конца. Но если кто-то не может три дня провести совсем без еды, то пусть ест по вечерам немного сухарей или соблюдает Девятый час. Лучше позволить снисхождение, ведь если человек будет падать в обморок и не сможет духовно трудиться, какая от этого будет духовная выгода? Как-то раз в Чистый вторник старец Варлаам из каливы преподобных Варлаама и Иоасафа пошёл в одну келью, где только что поселились двое молодых монахов, его знакомые. Стучит, тишина. Отворяет сам дверь и видит, что оба они лежат без движения. «В чём дело, – спрашивает, – заболели?» – «Постимся без еды и воды!» – говорят. «А, ну-ка, вставайте живо, – говорит он. – Ставьте чай, по две ложки сахара на чашку, сухариков поешьте, хоть помолиться сможете, чётку пройти. Что это за пост? Какой от него толк?»

– Геронда, как мне во время Великого поста лучше подвизаться в воздержании?

– Мирские во время Великого поста как-то обращаются к воздержанию, а мы, монахи, всегда должны за этим следить. Но главное, на что каждый должен обратить внимание, это душевные страсти, а потом телесные. Потому что если человек отдаст предпочтение телесному подвигу и не будет подвизаться в искоренении душевных страстей, считай, не делает ничего. Как-то раз в начале Великого поста пришёл в один монастырь мирянин и какой-то монах грубо с ним обошёлся. Однако бедняга имел добрый помысел и не стал его осуждать. Потом пришёл ко мне и говорит: «Я на него, геронда, не обижаюсь, он же после трёх дней строгого поста!» Если бы монах этот три дня постился духовно, то ощущал бы некую духовную сладость и с другими разговаривал бы повежливей. А он горделиво себя принуждал три дня строго поститься, и потому все ему были виноваты.

– Геронда, о чём мне думать постом?

– О страдании, жертве Христовой думай. Хотя мы, монахи, должны ежедневно переживать Страсти Христовы, ведь в этом нам помогают каждый день разные песнопения, все церковные службы.

Во время Великого поста нам даётся больше возможности к подвигу, к более полному участию в спасительных страстях нашего Господа покаянием, поклонами, отсечением страстей и уменьшением количества пищи, ради любви ко Христу.

Используем же как можно больше для себя во благо это духовное поприще, когда есть такие условия и такая возможность стать ближе к Распятому Господу, принять от Него помощь и преображёнными духовно проведённым постом встретить в радости святое Воскресение.

Желаю вам сил и крепости во время Великого поста, чтобы вам взойти ко Христу на Голгофу вместе с Пресвятой Богородицей и вашим покровителем святым Иоанном Богословом и стать соучастниками страстей нашего Господа. Аминь.

«Поклоняемся страстем Твоим Христе»141

– Геронда, как мне стяжать благоговение к Страстям Христовым?

– Прежде всего, размышляй о жертве Христовой и о собственной неблагодарности и греховности. Какое-нибудь святоотеческое изречение на эту тему тебе тоже немного поможет. Но гораздо больше тебе помогут сами страсти, жертва Господа. Христос не просто учил каким-то вещам, но принёс Себя в жертву за человеческий род, пострадал, был распят, столько перенёс.

– Смерть на кресте, геронда, была позорной?

– Да, самой позорной. Страшно! Все пророки пророчествовали о Христе, а евреи Его били, заушали, оплёвывали и, в конце концов, распяли! Всё это приводит человека в трепет, когда он об этом думает. Даже у человека самого равнодушного при наличии хотя бы немногого благого расположения, когда он начинает об этом размышлять, пробуждается духовный интерес.

– Геронда, вечером в Великий четверг после последования Страстей Христовых я не остаюсь в храме, ухожу.

– Жаль, а я думал, что ты благочестивая! Неужели вы не остаётесь в храме вечером в Великий четверг? Оставляете Распятого Христа в одиночестве и расходитесь по кельям?

– Многие сёстры, геронда, большая часть, остаются в храме, а я из-за того, что у меня общительный характер и мне трудно сосредоточиться, совершаю бдение в келье. – Ну, если так, хорошо. Пусть у тебя в келье будет икона Распятия, и ты молись перед ней: «Слава святому Распятию Твоему, Господи» и «Пресвятая Богородица, поклоняемся Страстям Сына Твоего». Одновременно делай поклонов сколько можешь. Этот день нужно пережить, прочувствовать. Я в Великую пятницу для этого запираюсь в келье.

– В этом году, геронда, в Великую пятницу я ничего не ела и вечером во время чина погребения не могла стоять на ногах. Если бы я с достаточным благоговением относилась к Страстям Господа, разве бы допустила такое?

– Хорошо, что ты так подвизаешься в воздержании. Как можно есть в такой день? Кому тяжело, можно поесть сухарей. Раньше в монастырях только старые и больные вечером могли выпить чай с сухарём. Некоторые в этот день пьют уксус, потому что евреи дали Господу на Кресте пить уксус, смешанный с желчью142. Когда я пришёл в монастырь Филофей, то первый год на Страстной седмице ничего не ел. В Великую пятницу, узнав, что у некоторых в обычае пить уксус, тоже выпил. Но уксус оказался очень крепким, так что я потерял сознание.

– Геронда, почему на Страстной седмице я могу три дня не есть, хотя в обычное время испытываю трудности с воздержанием?

– На Страстной седмице скорбь о страданиях Христа. Если, к примеру, умрёт какой-нибудь близкий тебе человек, сможешь ты в это время думать о еде? В такое время не то что есть, даже пить не можешь.

– Геронда, в этом году мы пели стихи на погребение вместе с Непорочными143.

– Я слышал. Но хочу, чтобы вы сказали мне правду. Когда вы пели, то думали о Христе, о Его погребении? И сестра, которая читала стихи Непорочных, и другие сёстры, которые пели, были словно вне себя! Что вас так увлекло? То, что вы поёте что-то новое, необычное? Но это совсем по-мирски. Понимаете вы это? Погребальные стихи – это надгробный плач! Плач! В чём-то другом можно немного увлечься, но здесь Христа мучили, били, оплёвывали, потом распяли, и теперь хоронят. Если даже в такой день человек не чувствует, что поёт, то не знаешь что и сказать!

– Геронда, на Афоне в Великую пятницу колокола звонят погребальным звоном?

– Колокола звонят, когда выносится плащаница.

– Звонят потом и весь день?

– Откуда я знаю, бьют в колокола или нет? Мне главное, чтобы сердце билось!

«Воскресения день»

– Геронда, некоторые дети спрашивают, почему мы красим яйца в красный цвет?

– Не нужно в детях поощрять такой интерес, а то они застрянут на внешнем и не будут искать глубинного смысла Скажите только, что красное яйцо символизирует землю, которая обагрилась Кровью Христа, и весь мир искупился от греха.

– Геронда, меня поражает смелость Мироносиц.

– Мироносицы имели великую веру во Христа, имели духовное расположение, поэтому ни на что не обращали внимания. Если бы у них не было духовного расположения, разве бы они решились на это ? На рассвете, в ранний час, когда ещё запрещено было появляться на улице, они с ароматами в руках отправились ко святому Гробу Господню по любви ко Христу. Потому и удостоились услышать от ангела радостную весть Воскресения.

– Геронда, как нам ощутить радость Воскресения?

– Нужно возделывать в себе радостотворную скорбь, чтобы явилась настоящая радость. Если мы благочестно и в умилении проживём Страстную седмицу, то в духовном ликовании и священном веселии встретим Святое Воскресение.

– Геронда, нормально ли, что я вечером на Пасху не чувствую особой радости?

– Да, нормально, потому что всю Страстную седмицу мы переживали скорбь Страстей, особенно накануне в Великую пятницу. А так как чувство скорби глубже чувства радости, то мы не можем за один день преодолеть это душевное состояние. Не то что душа не радуется Воcкресению, а не радуется настолько, насколько требует этот светлый день. Но постепенно в течение Светлой седмицы, которая вся как один сплошной пасхальный день, боль Страстной седмицы уходит и душа наполняется пасхальной радостью. На второй день начинает человек чувствовать Пасху.

– Почему, геронда, в некоторых монастырях совершают крестный ход и на второй или даже на третий день Пасхи?

– А чтобы вокруг распространилась настоящая пасхальная радость.

– И в колокола звонят, геронда?

– На Светлой седмице и в колокола звонят, и в била, и сердце поёт, переживая «Воскресения день»144.

Желаю вам всегда радоваться духовным веселием, постоянной пасхальной радостью в сладостном внутреннем потрясении.

Глава 2. Общая молитва

Храм – дом Божий

– Геронда, многие люди считают, что не обязательно ходить в церковь.

– Не стараются люди дойти до сути, перерезают провод, связь с Богом, и потом им уже неоткуда получить помощи. К сожалению, большинство христиан не участвуют в таинствах и потому существует бесовское влияние.

Я всегда говорю мирянам, чтобы они ходили в церковь, ибо там освящаются. Даже одной мысли, что, входя в храм Божий, входишь в дом Божий и там получаешь Божественную благодать и освящаешься, достаточно, чтобы человек пришёл в умиление. В храме на нас смотрит Христос, Божия Матерь, святые, мы просим у них помощи, можем просто говорить с ними. Там у нас есть возможность переживать Таинства. Там за нас приносится в жертву Христос и даёт нам Свои Тело и Кровь. Разве это не должно нас приводить в умиление?

– Геронда, сейчас из-за болезни я не хожу в церковь и поэтому скучаю без службы.

– Сейчас тебе нужно немного потерпеть. Я, когда служил в армии и мы участвовали в операции в горах145, семь месяцев не видел храма. Однажды меня отправили в Навпактос, чтобы отремонтировать рацию, и я должен был тут же вернуться обратно. Сделал что нужно и на обратном пути остановился у церкви, которая была у дороги. Был Великий пост и в храме пели Акафист. Войти нельзя – у меня же с собой рация, да и времени не было. Только пять минут постоял у двери. Такая досада меня взяла! Я плакал как ребёнок. «Боже мой, – жаловался я, – до чего я дошёл! С детства приходил в храм раньше пономаря. А теперь уже семь месяцев как не видел церкви!»

– Геронда, когда после послушания в архондарике я прихожу прямо в церковь, то не могу сосредоточиться.

– Из архондарика идёшь в храм. Из храма иди на Небо, а потом ещё дальше, к Богу.

– Как это сделать, геронда? Думать о славе Божией?

– Храм – это дом Божий здесь, на земле. Но настоящий дом Божий в раю, как и наш настоящий дом – тоже в раю.

Сила совместной молитвы

– Геронда, иногда я ощущаю необходимость побыть в келье и почитать правило, чем идти на службу.

– То, что происходит на службе, может происходить в другое время? Не может. А то, чем ты будешь заниматься в келье, можно сделать и в другое время.

– В церкви, геронда, я не всегда чувствую изменение, какое ощущаю в келье.

– Гляди, частная молитва есть приготовление к общей. Совместная молитва с точки зрения качества может быть ниже частной, потому что в храме не чувствуешь себя свободно, как когда находишься наедине с самим собой. Но с точки зрения силы она выше, потому что молятся все вместе: у одного в молитве больше силы, у другого больше теплоты и т. д. И в эти два-три часа пока длится служба, и ты должна быть в церкви, чтобы молиться вместе со всеми. Что сказал Христос? «Идеже бо еста два или трие собрана во имя мое, ту есмь по среде их»146.

– Геронда, мне больше нравится быть в келье, потому что на службе я отвлекаюсь.

– Умиротворение, которое ты в это время ощущаешь в келье, не есть настоящее умиротворение. Если будешь подвизаться в церкви и стараться сосредоточиться и творить молитву, вот тогда это будет правильно и обретёшь подлинное умиротворение. Постарайся преодолеть трудности среди трудностей; это очень тебе поможет. Всё равно, что учиться в армии стрелять настоящими пулями; это заставляет человека быть собранным.

– Геронда, мне тяжко на службе, потому что я не могу одновременно молиться и следить за чтением и пением.

– Почему тяжко? Вижу, что ты неспокойна. Говоришь: «Хочу преуспеть в умной молитве, хочу обогатиться...» В этом есть скрытый эгоизм, гордость. Это не значит, что ты не подвизаешься; я говорю несколько утрированно. В тебе есть благое расположение, и Христос тебе поможет. Встань, как дитя перед Богом, и ни о чём не думай. Действуй в простоте и увидишь, какую благодать подадут тебе Христос и Божия Матерь. Входя в церковь, представляй, что взошла на корабль, предай себя в руки Божии, пусть везёт тебя куда хочет.

– Геронда, я на службах клюю носом, так что иногда совсем не могу сосредоточиться. И потом помысел мне говорит: «И что из того, что ты была на службе, всё равно не молилась».

– И когда зеваешь и когда клюёшь носом, корабль всё равно плывёт. На корабле один глазеет по сторонам, другой зевает, третий спит, а корабль всё равно плывёт к заданной цели. А ты старайся не спать.

– Геронда, если ум во время службы не занимается молитвой, тогда служба утомляет.

– Да, потому что тогда человек не питается. Когда ум не сосредоточен на священных понятиях, тогда служба становится простым телесным упражнением – труд ради любви Божией. Во всяком случае, и тот, кого на службе одолевает сон, но он с ним борется, имеет большую награду. Разве у человека нет в келье кровати, чтобы поспать? Двое мирян приехали на Афон и пришли в один монастырь на всенощное бдение. Они сначала поспали и пришли в храм уже во время пения стихир на хвалитех147. Монах в соседней стасидии то и дело клевал носом, но старался не заснуть. Один из мирян, увидев это, говорит другому: «Гляди, монахи спят». На что тот ответил, как благоразумный разбойник148: «И не стыдно тебе? Мы столько времени спали и сейчас только пришли. Что, думаешь, он не мог пойти к себе в келью поспать? Может, матраца у него и нет, но кровать деревянная уж точно есть».

– Я, геронда, не испытываю радости от богослужения.

– Всё нам радость нужна? Ты находишься в храме ради Христа. Стоишь в стасидии, ещё и руками облокачиваешься на подлокотники, отдыхаешь. Размышляй так: «Христос распростёр руки Свои на Кресте, а я стою и ещё и отдыхаю». Так будешь чувствовать умиротворение.

– Геронда, во время службы можно сидеть?

– Кому трудно, можно немного посидеть. Но у кого есть силы, лучше стоять. Но это нужно чувствовать и делать с желанием, от души. Не говорить: «Вот, сейчас пойдём в церковь, встанем, голову наклоним и будем стоять не шелохнувшись». Это всё внешнее, формализм.

– Часто, геронда, я не могу сосредоточиться в церкви, потому что от долгого стояния начинают болеть ноги. Что мне делать?

– Вспоминай деревянные колодки, в которые забили ноги Христа, и говори: «Слава Богу за то, что мне больно». Тогда будешь забывать свою собственную боль, сердце твоё усладится и молитва станет сердечной.

Глава 3. Участие в Таинстве божественной евхаристии

Таинства переживаются

– Геронда, на литургии, я почувствовала, что Христос распялся ради меня и задалась вопросом: «А я, что сделала для Христа?» Что я могу сделать в благодарность за это?

– Достаточно того, что ты это чувствуешь. Христос был распят, принёс Себя в жертву за нас и теперь даёт нам Свои Тело и Кровь. Человек, когда размышляет об этом, должен гореть, как огонь.

– Геронда, как ощутить великое Таинство божественной евхаристии?

– Таинства обыкновенно переживаются. Чтобы почувствовать Таинство божественной евхаристии, нужно верить, что в этот момент присутствует Христос. И не просто верить, а переживать это.

– Геронда, что мне может помочь сосредоточиться во время литургии?

– Ангелы участвуют в божественной литургии. «Ангельскими невидимо дориносима чинми»149, – поём мы. Думай о том, что происходит в этот момент, внимательно слушай прошения, что возглашает священник, и от сердца говори: «Господи, помилуй». Я вижу, какая расточительность происходит! На литургии сколько сестёр на мирной ектенье произносят: «Господи, помилуй»? На клиросе сёстры поют «Господи, помилуй» по нотам, а остальные просто услаждаются красивым пением без участия сердца. Но какая от этого польза? И молитва Иисусова, если вы не творите её с болезнованием, не приносит пользы.

– Геронда, на всенощных службах ко времени литургии у меня обычно уже остаётся мало сил.

– Это естественно, но нужно бороться. Если проявишь терпение и станешь себя понуждать, приходит помощь от Бога и чувствуешь прилив сил. Проходит усталость, и потом даже спать не хочется, такое ощущается расположение к духовному, что хватает на весь день.

– Геронда, во время литургии разрешается сидеть?

– Обычно на литургии не сидят. Если тяжело, можно посидеть, когда читается Апостол. Но если у человека серьёзные проблемы со здоровьем и он не может стоять, тогда можно сидеть. Но я сам во время литургии никогда не сажусь.

– Геронда, когда священник возглашает: «Твоя от твоих...» – как Вы молитесь?

– Так как в этот момент снисходит Святой Дух, то я коротко мысленно читаю «Царю Небесный», «Благословен еси, Христе...»150 и «Егда снисшед...»151 и молюсь о божественном просвещении.

Приготовление к божественному причащению

– Геронда, как мне надо готовиться к божественному причащению?

– Человек всегда должен быть готов, но, когда собирается причащаться, хорошо сделать в духовном плане что-нибудь больше того, что он делает обычно, чтобы приготовиться получше. Очень будет тебе полезно прочитать последование к божественному причащению152 ещё и в келье. Ты будешь лучше понимать молитвы и глубже чувствовать собственную греховность. Ещё можешь петь Первую песнь Великого канона153 и из «Феотокария». Первую песнь канона понедельника и среды Первого плагального гласа, с поклонами.

– Геронда, что я могу сделать во время литургии, когда не могу заранее приготовиться ко причастию?

– Что же, будешь готовиться во время литургии? Но, опять же, Христос судит по справедливости: если на самом деле у тебя не было возможности подготовиться, Он это знает. Я не говорю, что ничего не делай, но чтобы ты сама не была для себя препятствием, когда не можешь приготовиться. Иногда не успеваешь даже канон ко причастию прочитать и идёшь причащаться, как мирянин. Тогда нужно иметь смиренные помыслы: «Боже, прости меня, я веду себя, как мирской человек». Бог смотрит на сердце. Часто человек думает, что готов причащаться, а в действительности не готов; а в другой раз считает себя неготовым и вот тогда-то готов. Лучшая подготовка – это смиренный подход, сокрушение, любочестие.

Подготовка к причастию не в том состоит, чтобы переменить одежду и почистить зубы. Главное, чтобы человек испытал себя: ощущает ли он божественное причащение как потребность? В ладу ли он со своей совестью? Может, есть что-то, что препятствует ему причаститься и до сих пор остаётся неисповеданным? Чтобы ощутить божественное причащение, должны быть предпосылки. Главное условие – это смиренное стремление отсечь свои страсти, чтобы в сердце пребывал Христос. А иначе Христос вселяется в нас в божественном причащении, но тут же уходит, и мы ничего не чувствуем. Когда Христос пребывает, в человеке совершается некое изменение. Есть люди, которые ощущают в себе Христа от одного причастия до другого без перерыва.

– Геронда, часто, когда священник говорит: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите», – я чувствую, что не готова причащаться.

– В больницах в определённое время палаты обходят врачи, и медсёстры объявляют громко: «Обход!» Тогда все посетители выходят из палат, а больные расходятся по своим койкам и ждут врача, чтобы, когда он придёт, рассказать ему о своём самочувствии и получить соответствующие указания насчёт лечения. Так и ты, когда священник говорит: «Со страхом Божиим...» – представляй, что пришёл Врач, и подходи к божественному причащению с сознанием собственной греховности, прося смиренно милости Божией.

Божественное причащение – самое действенное лекарство

– Геронда, Вы очень устали на литургии154; не нужно было оставаться и слушать благодарственные молитвы.

– Что ты такое говоришь? Я причастился, неужели же даже «спасибо» не скажу Богу? Только в случае сильной нужды можно уйти раньше. И ты никогда не уходи; слушай благодарственные молитвы и без конца повторяй: «Благодарю Тебя, Боже мой, благодарю Тебя. Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже!» – и сердце будет ликовать.

Однажды я ходил на литургию в одну келью. Сильно устал и измучился, к тому же был голоден, потому что готовился причащаться. Огня не было, и всю службу я простоял, дрожа от холода. Но как только причастился, тут же почувствовал, как по телу разлилось тепло. Как в электронагревателях со спиралью – ток идёт по спирали, она накаляется; то же самое чувствовал я во всём теле. Постепенно по нему стал расходиться огонь. Сладкий огонь!

– Гореть, не сгорая, геронда...

– Да, гореть... Сладкий огонь! Да, пропадает потом и голод, пропадает и усталость, пропадает и холод!

– Сколько это продолжалось, геронда?

– Я чувствовал это в храме, сразу после причастия и потом, когда уже ушёл, всю дорогу было тепло!

– Геронда, отчего некоторые люди, физически слабые и болезненные, хорошо переносят пост?

– Секрет в смиренном и любочестном подвиге, который сопровождается молитвой и приобщением Пречистых Таин. Они питают душу, питают и тело. Когда мы причащаемся, то принимаем самое действенное лекарство, Тело и Кровь Христовы.

Глава 4 . «Пойте Богу нашему, пойте» 155

Псалмопение – это молитва

– Геронда, я часто хожу на клирос потому, что чувствую: это – моя обязанность. Это правильно?

– Да, и церковное пение – это послушание. Поэтому священник молится и «о поющих»156. Певчий представляет весь народ, который стоит в храме. Но это не значит, что другие не должны умом говорить: «Господи, помилуй», – и ждать преуспеяния только от одного «Господи, помилуй» певчего.

В древности пели всё верующие вместе, и так на самом деле правильно. Но из-за того что получались паузы и путаница, Церковь, которая есть собрание верующих, стала выбирать определённых людей, которые умеют петь и имеют хороший голос и некоторое благоговение, и постановила, чтобы пели только они. Остальные слушают, поют умом и радуются тому, что принесли в дар Богу людей, чтобы они Его прославляли.

– Геронда, тот, кто просто слушает, что приносит Богу?

– Когда человек слушает и услаждается славословием Бога, разве такой человек не угоден Ему? Это тоже есть приношение Богу.

– Геронда, во время всенощного бдения, которое совершается ради какой-то определённой нужды, как я могу молиться об этой нужде, когда сама пою?

– Перед началом бдения можешь помолиться об этой нужде и потом, когда поёшь, в перерывах можешь творить молитву. Но и во время всей службы, если ум вместе с сердцем постоянно сосредоточены на нужде, ради которой совершается молитва, тогда поёшь ли ты, читаешь ли Псалтирь, каноны и т. д. – всё это молитва о конкретной нужде. Видишь ли, когда мы служим всенощную ради какой-то нужды, то только два-три прошения посвящены тому, о чём мы молимся. Всё остальное это то, что определяет Устав, однако же вся всенощная посвящена этой нужде.

Доброе духовное состояние

– Геронда, я пою тяжело. Имею помысел, что это из-за того, что у меня тяжёлое произношение.

– Я видел, что ты бываешь и... тяжёлой, и... лёгкой! Когда тяжёлая, тогда и поёшь тяжело. Это зависит от твоего внутреннего состояния, за ним следи. Человек, у которого тонкий голос, если он находится в добром духовном состоянии, то заливается как соловей, а если нет, то пищит как комар. У кого низкий голос, то если не находится в добром расположении, пение его похоже на ворчание старика. Если будете петь поодиночке, то поймёте, в каком состоянии находится каждая из вас в этот момент.

– Геронда, когда мы поём в храме, следим за тем, чтобы не фальшивить.

– Конечно, нужно следить, потому что всё должно совершаться «благообразно и по чину»157. Но прежде всего нужно заботиться о том, чтобы «благообразие» было в душе, был порядок в душе и в отношении к Богу. Когда человек поёт, не имея доброго духовного устроения, это хуже любой фальшивой музыки. Потому что как доброе вызывает доброе изменение, так плохое вызывает плохое изменение, и люди не могут молиться. Если у человека внутри неблагополучно, если у него неправые помыслы, мелочность в душе, то что хорошего он может спеть? Как он ощутит райскую сладость, чтобы петь от сердца? Потому и говорится: «Благодушествует ли кто? Да поет»158. По-хорошему, у тех, кто поёт в храме, должно быть более чуткое и нежное сердце и более сладостное и радостное внутреннее устроение. Как человек станет петь «Свете тихий», если сам не имеет света?

Всё дело в благочестии.

– Геронда, когда мне говорят, что я плохо пою, стараюсь понять, что нужно исправить технически.

– Нужно стараться тебе приобрести монашеское устроение, благоговение, рассуждение, а не думать о человеческом искусстве, сухой технике. Искусство без благочестия – это... краска, нечто внешнее, ненатуральное, неестественное. В миру некоторые певчие по нужде «подкрашивают» свой голос, чтобы их взяли петь в более крупный храм, чтобы получать больше зарплату. Говорят: «Если меня поставят на небольшой приход, то чем я буду жить?» У них, в конце концов, есть оправдание, потому и давят из себя, и кричат. Но у монаха нет оправдания, он должен петь натурально. Смотрите, чтобы ваше пение было естественным, умилительным, пойте для Бога, а не ради искусства пения. В пении нужно отличать внутреннее и сердечное от внешнего и искусственного.

– Геронда, может, виноват мой голос, что я пою по-мирски?

– Не голос виноват, а мирское искусство. Ты поёшь с какой-то мирской напыщенностью, как поют некоторые певчие, которых ты слышала, живя в миру. Твоё пение ненатурально. Не насилуй свой голос. Знаешь, как это утомляет? Пой от души, естественно.

– Может быть, геронда, мне лучше какое-то время совсем не петь?

– Нет, пой. Будешь слушать других сестёр и постепенно это мирское уйдёт. Я вижу и на Афоне, что молодые монахи обычно поют по-мирски. Если у них нет ещё монашеского опыта, то как станут петь по-монашески? Вообще, раньше афонские псалты, когда меньше общались с мирскими певчими, пели более по-монашески. Теперь, когда стали больше общаться, потерялись немного; ведь и дыни теряют свой вкус, если растут рядом с какой-нибудь тыквой.

Всё дело в благочестии. Без благочестия церковное пение как выдохшееся вино, как расстроенный музыкальный инструмент, который, когда на нём играют, только дребезжит. И нет разницы, поёт ли человек громко или тихо, главное, чтобы пел с благоговением. Тогда и тихое пение звучит смиренно и сладостно, а не сонливо. И громкое – сильно и сердечно, а не дико. У отца Макария Бузикаса был громовой голос, но пел он естественно, благочестиво и с умилением, чувствовалось, как сердце у него трепетало и твоё при этом замирало. «Всю душу тебе переворачивает», – говорил про него один старый монах. Он один жил на Капсале, в келье монастыря Ставроникита. Ниже жил румын, он не был псалтом, но отличался благочестием. Вечером выходил отец Макарий на балкон своей кельи и начинал петь «Отверзшу тебе руку»159, а другой стих продолжал румын снизу! Что за красота!

Большое дело, когда у певчего есть благочестие. Знаете как это важно? Сам он внутренне изменяется, а так как это внутреннее изменение выражается и вовне, то и тот, кто его слушает, изменяется добрым изменением. Так молитва всех является благоугодной Богу.

Священные смыслы уязвляют сердце

– Геронда, мне нравится второй глас.

– Второй глас чисто восточный, то есть византийский. Ни на каком инструменте его нельзя сыграть, только на скрипке160. Видишь, турки взяли музыку из Византии и как умилительно поют! И что они поют в своих песнях? «Было бы у меня пятьдесят драм коньяка и пятьдесят драм бастурмы, о!...»161. Приходят в восхищение, когда поют про пятьдесят грамм коньяка и немного бастурмы! А мы поём о Христе, Который был распят, принёс Себя в жертву, и нас это не будет трогать?

«О треблаженное Древо...»162 Стоит подумать человеку о страданиях Христовых, он умиляется до слёз. На келье Честного Креста я как-то нашёл большую толстую палку, примерно метр длиной и тут же вспомнил Крест Христов. Принёс к себе в келью и припал к ней, словно это был Крест Христов. О, как билось моё сердце! Я спал с ней!...

– Геронда, Вы тогда думали о распятии?

– Только о распятии! Я ощущал себя на Голгофе, словно обнимаю Честной Крест. Если бы это был сам Честной Крест, не знаю, было бы у меня сильнее чувство. Сердце у меня разрывалось, слёзы, сердце стучало! Грудь, рёбра чуть не лопнули. Я сжимал это дерево, чтобы не треснули рёбра. Вы берёте книжку с последованием службы Кресту, поёте: «Кресте Христов, христиан упование»163, – а ум ваш не здесь. Как тогда измениться душе? Да, если заработает сердце, если изменится душа, тогда будет праздник. Знаете, что значит праздник? Когда человек следит за тем, что поёт и чувствует, отсюда начинается благочестие, приходит умиление и всё остальное. Поэтому углубляйтесь в смысл, чтобы сердце уязвлялось и чувствовало. Если телеграмма дойдёт до сердца, тогда от одного слова уязвляется человек, внутренне воспаряет, духовно изменяется, а за всем остальным потом просто следит; и это духовное изменение у него во всём. Я, когда слышу «изумевает же ум и премирный пети Тя, Богородице»164, в этот момент прихожу в изумление. А когда слышу «Благовествуй, земле, радость велию»165, знаете, что со мной делается? Сердце трепещет от радости, и всё тело дрожит каким-то сладостным ознобом. Но если не думать о смысле, то не происходит никакого изменения, ни в сердце, ни в теле.

– Геронда, мне очень нравятся патриотические песни.

– Патриотические песни пробуждают любовь к родине, вдохновляют на подвиги, воодушевляют и поднимают на борьбу. Один слепой с дудочкой, знаете, сколько людей поднял на борьбу во время немецкой оккупации? С какой болью пел бедняга «Будь здоров, бедный народ!» Болел за народ и боль слышалась в звуках дудочки! Протягивал шляпу и говорил: «Подайте слепому». Немцы говорили: «Слепой, что с него взять», – и не трогали, даже бросали деньги! А он... проповедовал! Люди тогда были в унынии, а он зажигал в душе огонь, и многие проникались решимостью и уходили прямо в горы Джумерка к Зервасу166. Представьте теперь – воодушевляться так же любовью ко Христу!

Я когда слышу звуки марша, не могу удержаться от слёз... Сразу думаю о войне, о борьбе за освобождение, о героях, которые были убиты, проливали свою кровь. Когда слышу умилительное песнопение, сердце сокрушается. Слышу пасхальные стихиры – веселюсь. А когда пою, ум мой в Боге и сердце трепещет. Если пою что-то скорбное – болею душой и пою печально. Если пою что-либо радостное – радуюсь. Хочу сказать, что основание всего – это ум. Ум сосредоточен на смысле? Тогда человек духовно изменяется, сердце горит и, как бы это выразить, воспринимает это духовное умиление с духовной радостью. Но если ум не там, где должен быть, то нет ни умиления, ни радости.

Сердце – это музыкант

– Псалмопение это не только молитва, это и в некотором смысле «безумие», это, как бы это сказать, излияние сердечного чувства, переливание через край духовного состояния. Когда человек думает о Христе, о рае, тогда поёт с сердцем. А когда по чуть-чуть начнёт вкушать небесного, в каждом песнопении играет сердце. Даже если ум не сосредоточен на смысле слов, а только на мысли о рае, и тогда трепещет сердце. Сердце трепещет, как у соловья. Соловей, когда поёт на дереве, и сам весь трепещет, и ветка, на которой он сидит, вся дрожит. «Оставьте меня, – говорит, – ничего мне не нужно, я обезумел!»

– Геронда, у меня есть помысел, что когда я пою не по нотам, то пою сердцем.

– Нотами человек ограничивается. Но сердце нельзя ограничить. Когда работает сердце, вырывается из ограниченного и идёт в беспредельное, и тогда пение услаждается! Тогда, даже если где-то сфальшивишь, всё равно чувствуешь сладость, потому что из сердца идёт сладость.

– Геронда, как этого можно добиться в случае, если певчий поёт не один, но с хором?

– Если протопсалт поёт с сердцем, то остальные заражаются от него, возбуждаются в хорошем смысле.

– Геронда, если протопсалт не поёт с сердцем, то другой певчий, какое бы у него ни было сердце, не может петь сердечно, будет следовать ритму и тону, которые задаёт протопсалт.

– То есть что же, протопсалт и сердце у него забирает? Сердце тут ни при чём. Он может быть последним из всех и петь тише, но если в пение вкладывает сердце, то и будет петь с сердцем, потому что по-другому не может. Поёт, а внутри у него всё поднимается, сердце трепещет, и на глаза наворачиваются слёзы. Понятно? Другой ему не мешает, как бы он ни пел. Так что не будем себя оправдывать. Во всяком случае, я не могу понять, когда женщины не поют от души, сердечно и с умилением, потому что у них от природы есть эта сердечная любовь и нежность.

– Геронда, у меня помысел, что мы поём с чувством, но только внешне.

– Чувство в псалмопении исходит изнутри, из сердца. Когда ум сосредоточен на смысле, это и даёт сердечное чувство – сердце трепещет! Сердце – это музыкант. Сила, сострадание, боль, которые есть у человека внутри, рождают чувство, жизнь, пульс, и это придаёт сладость псалмопению. И вы, если вникните во внутренний смысл, знаете, как будете петь?

– Стать одного с Вами духа, геронда.

– Опьянение, опьянение! Смотри, некоторые музыканты, специально перед тем как играть, сначала немножко выпивают и потом поют с душой, у них движущая сила – алкоголь. А вы будьте движимы Духом, божественным огнём и Святым Духом167!

* * *

130

Ирмос и катавасия Первой песни Первого канона праздника Рождества Христова.

131

Ср.: Лк.2:8.

132

См.: Лк.2:7.

134

Третья стихира на «Господи воззвах» на вечерне 24 декабря. (Текст греческой богослужебной Минеи не совпадает с текстом Минеи русской. – Прим. ред.)

135

Стихира Девятого часа праздника Рождества Христова.

136

Первая самогласна стихира на стиховне праздника Рождества Христова.

137

Согласно Уставу в первые три дня Великого поста положено полное воздержание от пищи и воды.

138

Триодь поётся, начиная с Недели мытаря и фарисея и до Великой субботы.

139

См.: Григория-монаха, ученика святого Василия Нового, «О мытарствах души в час смерти».

140

Девятый час по византийскому времени соответствует третьему часу пополудни.

141

Тропарь на «Славу» на Девятом часе в Великую пятницу.

143

Согласно древней церковной традиции погребальные стихи поются вместе с Непорочными, т.е. по каждом погребальном стихе поётся и один стих 118-го псалма. Сегодня в Греции в Великую пятницу погребальные стихи поются отдельно от Непорочных.

144

Ирмос и катавасия Первой песни канона Пасхи.

145

Речь о Вардуси́евых горах в окрестностях г. Навпактос (Западная Греция).

147

То есть в конце утрени.

148

Имеется в виду один из двух сораспятых со Христом разбойников, сказавший другому: «Ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: сей же ни единого зла сотвори» (Лк.23:40–41).

149

Херувимская песнь.

150

Тропарь Пятидесятницы.

151

Кондак Пятидесятницы.

152

Последование к божественному причащению обычно читается в храме во время утрени.

153

Великий канон, творение святого Андрея Критского, поётся по частям в первые четыре дня Первой седмицы Великого поста на великом повечерии и полностью на Пятой седмице на великом повечерии в среду и на утрене в четверг.

154

Сказано в июне 1994 года, за месяц до преставления Старца Паисия.

156

Одно из прошений на ектенье.

159

Пс.103:28. Стихи этого псалма, начиная с 28-го и до конца, поются на праздничных всенощных службах.

160

Старец, очевидно, имеет в виду европейские музыкальные инструменты, к числу которых относится и скрипка. Второй глас невозможно исполнить в европейском мелодическом ряду, его можно сыграть только на скрипке или на восточных щипковых музыкальных инструментах, таких, например, как канонаки (турецкий аналог гуслей) или уд (он же барбет – турецкий аналог лютни).

161

Слова из турецкой песни «Кониали».

162

Ирмос и катавасия Пятой песни канона праздника Воздвижения Честного Креста Господня (14 сентября).

163

Стихира по Пс.50 на утрени праздника Воздвижения Честного Креста Господня.

164

Ирмос и катавасия Девятой песни Первого канона праздника Богоявления Господня.

165

Припев на Девятой песни канона праздника Благовещения Пресвятой Богородицы.

166

Зервас Наполеон (1891–1957) – политический и военный деятель, один из главных борцов национального сопротивления во время немецкой оккупации. Ко времени окончания оккупации военные силы Зерваса контролировали большую часть греческих областей Этолоакарнании и Эпира, где находятся горы Джумерка.

167

Первый тропарь Пятой песни канона предпразднства Богоявления, его поют на повечерии 5 января.


ПЯТАЯ ЧАСТЬ. МОЛИТВА И ТРЕЗВЕНИЕ ШЕСТАЯ ЧАСТЬ. БОГОСЛУЖЕБНАЯ ЖИЗНЬ СЕДЬМАЯ ЧАСТЬ. СОСТОЯНИЕ СЛАВОСЛОВИЯ