преподобный Паисий Святогорец

Часть четвертая. Духовная жизнь

Глава первая. О духовной жизни в семье

«Возлюбив Бога, признав Его великую Жертву и Его благодеяния, а также с рассуждением принудив себя к подражанию Святым, человек быстро освящается: он начинает смиряться, чувствовать своё непотребство и великую неблагодарность Богу»

Чем больше человек ропщет, тем больше он себя разрушает

– Геронда, откуда начинается ропот и как можно его избежать?

– Ропот имеет причиной чувство собственного злополучия, а прогнать его можно славословием [Бога]. Ропот рождает ропот, а славословие рождает славословие. Если человек, встретившись с трудностями, не ропщет, но славит Бога, то диавол лопается [от злости] и идет к другому – к тому, кто ропщет, чтобы причинить ему ещё большие неприятности. Ведь чем сильнее человек ропщет, тем сильнее он себя разрушает. Иногда тангалашка окрадывает нас и учит нас не быть довольными ничем, тогда как всё случающееся с нами можно встречать с духовной радостью и славословием и иметь благословение Божие. Знаю одного монаха на Святой Горе. Если начнется дождь и ты скажешь ему: «Снова пошёл дождь», то он начинает: «Да, все льёт и льёт. Скоро сгниём от этой сырости». Если дождь вскоре прекратится и ты скажешь ему: «Дождик прошёл», то он ответит: «Да, разве это дождь? От таких дождей все засохнет...» Нельзя сказать, что у этого человека не в порядке с головой. Нет. Просто он привык быть ропотливым. Человек находится в здравом уме, а мыслит, словно безумный!

В ропоте присутствует проклятье. То есть человек ропщущий всё равно что проклинает себя, и потом к нему приходит гнев Божий. В Эпире я был знаком с двумя крестьянами. У одного была семья, два небольших участка земли, и он с доверием вверял всё Богу. Он трудился сколько мог, не мучая себя душевной тревогой. «Что успею, то успею», – говорил он. Иногда он не успевал убрать сено и оно гнило под дождём, иногда стога разбрасывал ветер, однако он говорил: «Слава тебе, Боже», и всё у него шло хорошо. У другого было много земли, коров и тому подобного. Детей у него не было. Если ты спрашивал этого человека: «Как у тебя дела?» – то он отвечал: «Какие там дела, лучше не спрашивай». Он никогда не говорил: «Слава Тебе, Боже», но все брюзжал и роптал. И вы бы только посмотрели: то у него околевала корова, то с ним происходил какой-то другой неприятный случай, потом что-то ещё... У этого человека было всё, но он не преуспевал.

Поэтому я и говорю, что славословие – это великое дело. Бог дает нам благословения, но вкусим мы их или нет – это зависит от нас. Однако как мы их вкусим, если Бог даёт нам, к примеру, банан, а мы начинаем думать о более вкусном ястве, которое кушает какой-нибудь миллионер? Знаете, сколько людей, съедая один чёрствый сухарь, день и ночь славословят Бога и питаются небесной сладостью! Эти люди приобретают духовную чуткость и понимают, когда рука Божия начинает их ласкать. А мы этого не понимаем, потому что наше сердце засалилось и нас не удовлетворяет ничто. Мы не понимаем того, что счастье в том, что имеет отношение к вечности, а не к суете.

Дадим Богу управлять нашей жизнью

– Геронда, почему в Евангелии Царство Божие уподобляется горчичному зерну ...«Еже егда́ все́яно бу́дет в земли́, мне́е все́х се́мен е́сть земны́х и егда́ все́яно бу́дет, возраста́ет, и быва́ет бо́лее все́х зе́лий…» (Мк. 4, 31–32. См. также: Мф. 13, 32, Лк. 13, 19)?

– Горчичное семя очень маленькое, но когда растение вырастает, оно становится большим кустарником. На его ветвях могут сидеть даже птицы. Слово Божие уподобляется горчичному зерну, потому что от одного маленького евангельского слова человек развивается и постигает Царствие Божие.

– Геронда, как можно почувствовать то, о чём говорит Священное Писание: «Ца́рствие Бо́жие вну́трь ва́с е́сть» (Лк. 17, 21)?

– Послушай, благословенная душа, когда мы имеем в себе часть райской радости, тогда Царствие Божие внутрь нас есть. И напротив: когда мы имеем в себе душевную тревогу, угрызение совести, тогда мы носим в себе часть адской муки. Великое дело, если человек уже в этой жизни начинает чувствовать часть райской радости. И достичь этого нетрудно: однако, к несчастию, наш эгоизм мешает нам достичь этого духовного величия.

Сам человек, принимая то, чтобы Бог управлял им как Добрый Отец, может сделать свою жизнь райской. Надо иметь доверие Богу, надеяться на Него во всём, что бы мы ни собирались делать, – и славить Его за всё. Не надо иметь душевной тревоги. Душевная тревога приводит к душевному надлому, она парализует душу. Если человек ищет Царствия Небесного, то ему даётся и все остальное. Евангелие говорит: «Ищи́те же пре́жде Ца́рствия Бо́жия» (Мф. 6, 33), а также «Ца́рствие Бо́жие восхища́ют ну́ждницы» (Мф. 11, 12).

Сегодня люди сами усложнили свою жизнь, потому что они не довольствуются малым, но постоянно гонятся за материальными благами. Однако те, кто хочет жить настоящей, неподдельной духовной жизнью, прежде всего должны научиться довольствоваться малым. Если люди упростили свою жизнь, если она не обременена многими хлопотами, то это освободит их и от мирского духа, и даст им свободное время для духовных занятий. В противном случае, стараясь поспеть за модой, люди будут уставать, терять мир и тишину и приобретать великую душевную тревогу.

Я вижу, как иногда сами люди делают свою жизнь мученической! Сегодня, когда я выезжал с Афона, один человек из Уранополиса на своей машине подвёз меня сюда, в монастырь, и по дороге попросил ненадолго заехать к нему домой. Поскольку он настаивал, я не хотел его расстраивать. Как только мы подошли к двери его дома, я увидел, что он снимает ботинки и на цыпочках идёт по коридору. «Что с тобой случилось, почему ты так странно ходишь?» – спросил я его. «Ничего страшного, Геронда, – ответил он, – просто я стараюсь ступать аккуратно, чтобы не испортить паркета». Ну что тут скажешь? Люди сами мучают себя без причины.

Боль за ближнего помогает семье

Чем больше [материальных] благ приобретают сегодня люди, тем больше они приобретают проблем. Ни Бога они не благодарят за Его благодеяния, ни несчастья своих ближних не видят. А не видя несчастья ближних, они не оказывают им милостыню. Люди тратят деньги без цели и не думают о своём ближнем, которому нечего есть. Как после этого к ним придёт Благодать Божия? Даже если у человека есть семья, все равно он должен на чем-то экономить и откладывать деньги, чтобы оказывать милостыню другим. Ему надо объяснить своей жене и детям, что где-то живёт брошенный всеми больной человек или очень нуждающаяся бедная семья. И если у них нет денег, чтобы помочь несчастным, то он должен сказать своим близким: «Давайте подарим этим несчастным хотя бы какую-нибудь христианскую книгу, ведь у нас их много». Подавая милостыню тем, кто испытывает нужду, человек помогает и самому себе, и своей семье.

Знаете, как нуждаются несчастные верующие в России! Как-то я подарил одному русскому священнику коробочку ладана и сказал: «Прими этот скромный подарок». – «Да разве это скромный подарок? – ответил он. – Ведь у нас в России такого хорошего ладана не найти». А знаете, как мучаются беженцы из России и других стран здесь, в Греции? На Халкидике я познакомился с человеком, приехавшим из России. Он укладывал каменные плиты, получал триста драхм за квадратный метр42 и говорил: «Слава Тебе, Боже, что у нас есть хлеб». Поэтому, когда один подрядчик пожаловался мне, что во время работы он «перегружает» себя грехами, я ему ответил: «Если ты загрузишь работой этих беженцев и поможешь им то разгрузишь себя от грехов. Ведь этим несчастным негде жить. По сравнению с ними ты Онассис»43.

Желая, чтобы мы возделывали добродетель, Бог попускает болезни, нищету и тому подобное. Ведь Бог мог бы исцелить больных и обогатить нищих, Он мог бы устроить всех, но тогда мы имели бы ложное чувство, что мы добродетельны. Мы называли бы себя, к примеру, милостивыми, не являясь таковыми на самом деле, тогда как сейчас наши добродетели видны из наших дел. Слава Богу, есть люди, которые приносят себя в жертву ради ближнего. Я был знаком с человеком, который, демобилизовавшись из армии, сразу же был несправедливо осуждён на большой срок тюремного заключения. Он сознательно пошёл на это для того, чтобы спасти одну семью. Этот человек не подумал ни о том, что он себя скомпрометирует, ни о своей будущей карьере.

Я вижу, что Бог устраивает так, чтобы в каждой семье по крайней мере один человек имел веру и благоговение, для того чтобы остальные члены этой семьи тоже получали помощь! В Конице я был знаком с семьёй, все члены которой были равнодушны к Церкви, кроме одной из дочерей. Эта девушка, едва заслышав звон колокола, снимала фартук, оставляла незавершенными все свои дела и спешила в церковь. Даже когда в село пришли немцы и пономарь стал звонить в колокол, извещая об этом народ, эта девушка побежала в церковь на вечерню! И хотя её родители были людьми весьма прижимистыми, сама она была очень сердобольной. Отец этой девушки от скупости питался не нормальной пищей, а сухим хлебом, который размачивал в воде. Её мать тоже была очень прижимистой! Несмотря на то что её дети занимали ответственные должности и были богатыми, она, чтобы не потратить ни спички, рылась в золе в поисках ещё не потухшего уголька и куском сена разжигала от него огонь. Чтобы не покупать кофейник, они варили кофе в консервной банке! Но меня её мать любила. Я в то время жил в монастыре Стомион. И вот если эта девушка хотела взять что-то из дома своих прижимистых родителей, чтобы дать в милостыню какому-нибудь бедняку и не могла взять эту вещь тайком, то она говорила матери: «Мама, эта вещь нужна монаху». – «Отдай ему, отдай», – отвечала ей та. Эта скупая женщина была согласна что-то дать только монахам. И раньше, при оккупации, её дочь тайком помогала беднякам. Она незаметно брала из амбаров пшеницу, на своих плечах несла её на мельницу, молола и раздавала бедным семьям муку. Однажды мать застала её «на месте преступления». Как же девушке досталось! Тогда она дала Богу обет. «Боже мой, – сказала она, – помоги мне найти какую-нибудь работу, и всю свою зарплату я буду отдавать в милостыню». И на следующий день её пригласили на работу в одно благотворительное учреждение. Ох, как же она обрадовалась! Она сдержала обещание: для себя не купила на заработанные деньги даже пары чулок: все отдавала в милостыню. Знаете, сколько людей ей сейчас говорят: «Спаси тебя Господи. Да будет благословен прах твоих родителей!». Вот так за её милостыни Бог помиловал потом и её мать.

Возделывание добродетели в семье

– Геронда, как может возделать в себе добродетель человек, имеющий семью?

– Бог даёт для этого благоприятные возможности. Но многие, хотя и просят Бога, чтобы он давал им благоприятные возможности по возделыванию добродетели, встречаясь с какой-то трудностью, начинают роптать. Например, иногда Благий Бог от Своей безграничной любви, желая, чтобы муж возделал в себе смирение и терпение, забирает Свою Благодать от жены, которая начинает вести себя с «выкрутасами» и обращаться с мужем грубо. В этом случае муж должен не роптать, но радоваться и благодарить Бога за ту благоприятную возможность, которую Он даёт ему для подвига. Или, например, мать просит у Бога, чтобы Он подавал ей терпение. Потом она накрывает на стол, к столу подходит её ребёнок, тянет за край скатерти, и вся посуда сыплется на пол. Малыш словно говорит своей матери: «Мама, терпи!»

И вообще, те трудности, которые существуют в сегодняшнем мире, вынуждают людей, желающих жить хоть немного духовно, не расслабляться, не спать. Когда, Боже упаси, начинается война, то люди не расслабляются, не смыкают глаз. Нечто подобное, как я вижу, происходит сейчас с теми, кто старается жить духовно. Да вот взять хотя бы тех молодых, которые живут церковной жизнью. Какие же трудности приходится им, бедным, испытывать! Однако та брань, которую они испытывают от грязного мира, в котором живут, некоторым образом помогает им не зевать. А вот в мирное время, когда трудностей нет, видишь, что большинство людей равнодушны к вопросам веры и нравственности. Тогда как и это мирное время людям тоже надо использовать для духовного преуспеяния: им надо постараться отсечь свои недостатки и возделать добродетели.

В духовной жизни очень помогает безмолвие. Хорошо, чтобы распорядок дня был составлен таким образом, чтобы в нём было определено время для безмолвия. Пусть в этот час человек всматривается в себя, чтобы познать свои страсти и подъять подвиг, для того чтобы их отсечь и очистить своё сердце. И совсем хорошо, если в доме есть какая-то тихая комната, атмосфера которой напоминает атмосферу монашеской кельи. Там, "в та́йне" (Мф. 6, 4) можно исполнять свои духовные обязанности, читать духовные книги, молиться. Если молитве предшествует недолгое духовное чтение, то оно ей очень помогает, потому что и душа от такого чтения согревается, и ум переносится в духовную область. Поэтому, если у человека, которому в течение дня приходится отвлекаться на многое, есть десять минут для молитвы, то ему предпочтительнее две минуты этого времени почитать что-то сильное, чтобы прогнать рассеянность.

– Геронда, а не кажется ли Вам, что жить такой жизнью, которую Вы описываете, в миру сейчас не очень-то просто?

– Нет, есть миряне, живущие очень духовно. Они живут как подвижники: соблюдают посты, совершают службы, молятся по чёткам, кладут поклоны – несмотря на то что у них есть дети и внуки. По воскресеньям такие люди идут в церковь, причащаются и снова возвращаются в свою «келью», подобно пустынникам, которые в воскресный день приходят в соборный храм скита и потом опять безмолвствуют в своих каливах. Слава Богу, в мире много таких душ. И если говорить конкретно, то я знаю одного главу семьи, который постоянно творит Иисусову молитву – где бы он ни находился. Этот человек всегда имеет в своей молитве слёзы. Его молитва сделалась самодвижной, и его слёзы сладки, это слёзы божественного радования. Помню и одного рабочего на Святой Горе. Его звали Янис. Он трудился на очень тяжёлых работах и работал за двоих. Я научил его творить во время работы Иисусову молитву, и постепенно он к ней привык. Однажды он пришел ко мне и сказал, что, творя Иисусову молитву, чувствует большую радость. «Забрезжил рассвет», – ответил я ему. Прошло немного времени, и я узнал, что этого человека убили два пьяных хулигана. Как же я заскорбел! Прошло еще несколько дней, и один монах стал искать инструмент, который Янис куда-то положил, но не мог найти. И вот Янис явился ему во сне и сказал, куда он положил этот инструмент. Этот человек достиг духовного состояния и мог помогать другим и из жизни иной.

Насколько же проста духовная жизнь! Возлюбив Бога, признав Его великую Жертву и Его благодеяния и с рассуждением понудив себя к подражанию Святым, человек быстро освящается. Лишь бы он смирялся, чувствовал своё окаянство и свою великую неблагодарность Богу.

Молитва в семье

– Геронда, вся семья должна читать повечерие вместе?

– Взрослые должны в этом отношении вести себя благородно. Они должны читать повечерие и говорить маленьким детям: «Если хотите, то помолитесь немного вместе с нами». Когда дети немного подрастут, то они могут иметь определённый «типикон» в отношении молитвы: например, если взрослые молятся пятнадцать минут, то дети – две или пять – а если хотят больше, то пусть молятся сколько хотят. Если родители силком заставляют детей выстаивать вместе с ними все повечерие, то потом дети начинают «брыкаться». Не надо давить на детей, потому что они ещё не поняли силы и достоинства молитвы. К примеру, родители могут есть и фасоль, и мясо, и любую другую жёсткую пищу. Однако если малыш питается пока одним молоком, то разве родители будут заставлять его есть мясо – по той причине, что оно более калорийно? Оно действительно более калорийно, однако младенец пока не сможет его переварить. Поэтому вначале, чтобы приучить малыша есть мясо, родители дают ему его по чуть-чуть – маленький кусочек в ложечке мясного бульона, чтобы потом сам ребёнок захотел такой пищи.

– Геронда, иногда не только дети, но и взрослые к вечеру настолько устают, что не могут прочитать даже повечерия.

– Если они очень усталы или больны, то пусть прочитают не всё повечерие, а половину. Или хотя бы пусть прочитают один раз «Отче наш». Нельзя оставлять молитву совсем. Подобно тому как во время войны солдат, окружённый врагами на высоте, время от времени делает выстрел из своей винтовки, чтобы враги боялись и не шли в атаку, так и людям, у которых не остаётся сил на полноценную молитву, надо делать [духовные] выстрелы, чтобы тангалашка боялся и убегал.

Молитва в семье обладает большой силой. Я знаю двух братьев, которые своей молитвой сумели удержать от развода своих поссорившихся родителей и не только удержать, но и связать их между собой ещё сильней, чем раньше. Наш отец говорил нам: «Чем бы вы ни занимались, два раза в день вы обязаны отдавать Богу рапорт – для того чтобы Он знал, где вы находитесь». Каждое утро и каждый вечер все мы: отец, мать и братья и сестры – совершали молитву перед иконостасом, а в конце молитвы клали поклон перед иконой Христа. А когда у нас в семье случалось искушение, трудность, то мы молились, чтобы оно разрешилось. Помню, когда однажды заболел мой младший брат, отец сказал: «Пойдёмте, попросим Бога, чтобы Он или исцелил его, или забрал к Себе, чтобы он не страдал». Мы помолились всей семьёй, и наш брат выздоровел. И за стол мы тоже садились все вместе. Сперва читали молитву и потом начинали есть. Если кто-то начинал есть до благословения трапезы, то мы говорили: «Он соблудил». Недостаток воздержания мы считали блудом. Если каждый член семьи без причины возвращается домой, когда ему заблагорассудится и садится за стол один, это ведёт к распаду семьи.

Духовная жизнь супругов

– Геронда, что делать жене, если её муж не живёт духовно?

– Пусть она вверит своего мужа Христу и молится, чтобы его сердце немного смягчилось. Пройдёт время, потихоньку Христос высадит в его сердце «десант», и муж начнет задумываться [о главном]. А как только сердце мужа немного смягчится, жена может попросить его, к примеру, подвезти её на машине до церкви. Ей не надо его уговаривать: «Ну почему же ты не идешь в церковь», но всего лишь попросить: «Не мог бы ты, если тебе не трудно, подвезти меня до храма?» А, подвезя её до церкви, муж может сказать: «Ну раз уж я сюда приехал, дай-ка и я зайду в храм Божий да поставлю свечку». И не исключено, что потом он потихоньку духовно пойдет и дальше.

– Геронда, может ли духовник жены каким-то образом помочь и мужу?

– Иногда, для того чтобы помочь мужу, духовник должен совершать духовную работу над женой. А потом то хорошее, что есть у жены, передастся и мужу. Если у него доброе сердце, то Бог поможет ему измениться.

Женщина имеет благоговение в своей природе. Но если мужчина, будучи сперва равнодушным к Церкви, потом духовно берётся за ум, то он в духовном отношении уверенно идёт вперёд, а жена за ним не поспевает. Может случиться и такое: жена начинает ему завидовать, потому что сама духовно топчется на месте. Поэтому в подобных случаях я советую мужьям быть внимательными. Ведь что происходит? Чем дальше муж духовно идёт вперёд, тем больше жена – если она не живёт духовно – идёт ему наперекор. Если, к примеру, муж скажет: «Мы опаздываем, поднимайся и пойдём в церковь», то она отвечает: «Вот сам и иди! Нет, ты меня не понимаешь, ведь у меня куча работы...» Или если муж, к примеру, скажет: «Слушай, что же у тебя лампадка-то не горит?» или хочет зажечь потухшую лампаду сам, то он ранит её эгоизм и она кричит: «Ты что, в попы собрался? Или в монахи?» Она даже может возразить ему так: «Да зачем мы вообще жжём эту лампаду? Лучше бы дали масло какому-нибудь бедняку». Да-да, она может дойти даже до этого. До протестантских глупостей. Конечно, потом жена сама расстраивается из-за кучи оправданий, которые наговорила, но одновременно она продолжает расстраиваться из-за того духовного преуспеяния, которое видит в своём муже. Поэтому в таких случаях в тысячу раз лучше, чтобы лампадка оставалась потухшей, чем если бы муж её зажёг.

И вот, для того чтобы уберечь семьи от распада, я советую мужьям: «Когда твоя жена будет в спокойном расположении духа, скажи ей так: «Знаешь, ведь когда я хожу в церковь, молюсь, кладу какой-нибудь поклончик или читаю какую-то духовную книгу, то я ведь делаю это не от многого благоговения, нет. А потому, что всё это меня притормаживает, сдерживает и не даёт потоку этого ужасного общества, в котором мы живем, увлечь меня за собой. А то ведь знаешь: как закрутит меня по всем этим кабакам и компаниям..."" Если муж ставит вопрос таким образом, то жена радуется и тоже может измениться и обогнать его в духовном отношении. А поставив вопрос по-другому, он её страшно озлобляет и доводит до непригодного состояния. Они могут дойти даже до развода. Если муж хочет помочь жене духовно, пусть постарается связать её с семьёй, ведущей духовную жизнь, в которой мать и жена имеют благоговение – чтобы она захотела им подражать.

Дети и духовная жизнь

– Геронда, одна мать даёт своему ребёнку святую воду, а ребёнок её выплёвывает. Что делать в этом случае?

– Ей надо молиться за ребёнка. Возможно, она даёт ему святую воду так, что это вызывает у него противление. Для того чтобы дети шли по Божиему пути, родители тоже должны жить правильной духовной жизнью. Некоторые родители, ходящие в церковь, стараются помочь своим детям стать хорошими детьми, но не потому, что их волнует спасение их души, а потому, что они хотят иметь хороших детей. То есть их больше беспокоит то, что будут говорить об их детях другие люди, чем-то, что их дети могут попасть в вечную муку. Но как в таком случае поможет Бог? Задача не в том, чтобы дети шли в церковь из-под палки, но в том, чтобы они полюбили Церковь. Они должны делать добро не из-под палки, но почувствовать его как необходимость. Святая жизнь родителей извещает детские души, и потом дети легко подчиняются [отцу и матери]. Так они растут, имея благоговение и двойное здоровье, избегая душевных повреждений. Если родители закручивают своим детям гайки, будучи побуждаемы к этому страхом Божиим, то Бог помогает и ребёнок получает помощь. Однако если они делают это от эгоизма, то Бог не помогает. Часто дети страдают от родительской гордости.

– Геронда, иногда матери спрашивают нас, как и сколько должны молиться трёх-четырёхлетние дети?

– А вы им скажите: «Ты – мама, вот ты и гляди, на сколько у твоего малыша хватит силёнок». Здесь устав ни к чему.

– Геронда, к нам в монастырь на всенощные бдения родители привозят малышей. Может быть, детям это утомительно?

– Во время утрени пусть они дадут детям немножко отдохнуть. А на Божественную литургию пусть снова приводят их в храм.

Матери, не давя на детей, должны с самого малого возраста учить их молиться. Жители каппадокийских селений напряженно переживали [и хранили] аскетическое предание. Они отводили своих детей в пещеры, храмы, часовни, где клали поклоны и молились со слезами, и таким образом их дети тоже учились молиться. Когда четы шли по ночам их грабить, то, проходя мимо этих маленьких церквушек, они слышали плач и удивлялись. «Что происходит? – спрашивали они. – Что же это за народ? Отчего они днём смеются, а ночью плачут?» Разбойники не могли понять, что происходит.

Молитвы маленьких детей могут творить чудеса. Бог даёт им то, что они у Него просят. Ведь дети чисты, непорочны, и поэтому Бог слышит их чистую молитву. Помню, однажды, когда наши родители ушли работать в поле, меня оставили дома вместе с двумя младшими братьями. Неожиданно небо потемнело, и начался страшный ливень. «Ах, каково сейчас нашим родителям! – забеспокоились мы. – Как они смогут вернуться домой?» Малыши начали плакать. «Идите сюда, – позвал их я. – Давайте попросим Христа, чтобы Он остановил дождь». Втроём мы упали перед иконостасом на колени и стали молиться. Через несколько минут дождь перестал.

Родители с рассуждением должны помогать своим детям с младых ногтей приблизиться ко Христу и переживать высшие духовные радости с самого раннего возраста. Когда дети начнут ходить в школу, родители потихоньку должны учить их читать духовные книги и помогать им жить духовно. Тогда они будут подобны маленьким Ангелам и в своей молитве будут иметь большое дерзновение к Богу. Такие дети – настоящий духовный капитал для своих семей. В духовной жизни им особо помогают жития святых. Я, когда был маленьким, брал небольшие книжечки с житиями святых, издававшиеся в те годы, и уходил в лес. Там я читал, молился и просто летал от радости. От десяти до шестнадцати лет (пока не началась греко-итальянская война44), не обременённый попечениями, я жил духовной жизнью. Детские радости чисты: они отпечатываются в человеке и, когда он вырастает, очень трогают его сердце. Если дети живут духовно, то и в этой жизни они будут радостны, и в жизни иной будут вечно радоваться рядом со Христом.

Связи с родными и друзьями

– Геронда, одна госпожа спросила нас, что ей делать с двумя двоюродными сестрами, которые много лет сидят у неё на шее.

– А что она хочет? Что, напишем новое Евангелие? От неё Бог хочет, чтобы она им помогала, а сам Он сделает то, что полезно их душам.

– Геронда, если между родными возникнет недоразумение, то надо ли что-то говорить, чтобы им помочь?

– Да, надо поговорить с ними, но деликатно. Ведь, если промолчать, это может привести ко злу. Если же человека, давшего добрый совет поссорившимся родственникам, неправильно поймут и на него обидятся, тогда ему надо сказать: «Простите меня за то, что я вас расстроил» – и после этого оставить их в покое и молиться за них.

Человек, который хочет жить мирно, должен быть особо внимательным в отношениях с родными и друзьями. Он не должен обманываться той воспитанностью и хорошими манерами, которые, возможно, встречает в других. Мирская вежливость и хорошие манеры могут привести к немалому злу – потому что они имеют в себе лицемерие. Внешнее поведение человека может представлять его совершенным святым в глазах других, однако когда другим откроется его внутренний мир, окажется, что на деле всё было наоборот.

– Геронда, если человек чувствует, понимает, что его ближний относится к нему по-доброму, то будет правильным выражать за это свою благодарность?

– Если это очень близкий человек, то не нужно, по тому что, во-первых, он тоже когда-то ему помогал благодетельствовал, а во-вторых, и сам он чувствует тут внутреннюю благодарность, которую другой испытывает по отношению к нему. Однако если тот, кто оказал ему благодеяние или отнёсся по-доброму, не столь близок, тогда ему нужно выразить свою благодарность, как он может. Людям чужим мы говорим: «Спасибо». И если, к примеру, ребенок захочет выразить родителям благодарность, то ему не останется ничего другого, как день и ночь, не переставая, говорить им «спасибо» за всё, что они для него делают.

Большая польза, если человек прост в своих отношениях с другими, если он всегда имеет о них добрый помысл и не относится ко всем людям всерьёз. Надо избегать споров и бесед, которые начинаются якобы ради духовной пользы, а приводят, чаще, к головной боли. Не надо ждать духовного понимания от людей, которые не веруют в Бога. Лучше молиться за таких людей, чтобы Бог простил и просветил их. С каждым надо говорить на том языке, который он понимает, и [верующему человеку] не надо открывать перед другими те великие истины, в которые он сам верит и которые переживает, потому что другие его не поймут, поскольку он говорит на иной частоте, находится на [духовной] волне иной длины.

Некоторые говорят: «Я хочу, чтобы и другие познали Христа – так же, как познал Его я». И эти люди начинают вести себя с другими как учителя. Однако их жизнь должна быть в согласии с тем, чему они учат. Уча своей жизнью иному «христу» и сами не соответствуя тому, что говорят, они не могут сказать, что познали Христа. Не имея опыта [духовной жизни], человек находится вне реальности и рано или поздно его внутренний человек «предаст» его другим. Когда с болью и истинной любовию мы приближаемся к нашему ближнему, то эта истинная Христова любовь его изменяет. Человек, имеющий святость, – где бы он ни оказался – создаёт вокруг себя если можно так выразиться, некое духовное электромагнитное поле и воздействует на тех, кто в это поле попадает. Конечно, мы должны быть внимательными и не растрачивать нашу любовь и не отдавать другим легко своего сердца, потому что часто некоторые люди берут наше сердце в свои руки и после этого оно [без смысла] обливается кровью. Или же они не могут нас понять и на нас обижаются.

Искушения в праздники

– Геронда, почему в праздники обычно происходит какое-то искушение?

– А ты сама не знаешь? В праздники Христос, Божия Матерь, Святые радуются и [духовно] угощают других. Они дают людям благословение, дарят им духовные подарки. Ведь родители тоже устраивают угощение на именины своих детей, и короли устраивают амнистии, когда рождается принц. Так почему же Святые не могут в свой праздник угостить людей [чем-то духовным]? И надо сказать, что радость, которую дают Святые, сохраняется долгое время, и души людей получают от неё огромную пользу. Поэтому диавол, зная это, устраивает искушения, чтобы люди лишились полученных божественных даров, и праздник не принёс им ни радости, пользы. Вот и видишь, что часто в семье, когда все готовятся к Святому Причастию, диавол подзуживает их ругаться, и они не только не причащаются, но даже и в церковь не идут. Тангалашка делает всё для того, чтобы люди лишились божественной помощи.

То же самое можно заметить и в нашей монашеской жизни. Часто тангалашка, из опыта зная, что в праздник мы получим духовную пользу, устраивает в этот день, а чаще накануне, какое-нибудь искушение. Да ведь он и есть искуситель [ – что же ещё он может устроить?]. И таким образом он портит нам внутреннее расположение К примеру, он может подтолкнуть нас к спору или перебранке с каким-то братом, а потом приносит нам скорбь и надламывает нас душевно и телесно. Делая всё это, он не даёт нам получить от праздника пользу, [пережить праздник] в радости славословия Бога. Однако если Благий Бог видит, что сами мы не давали диаволу повода для искушения, что оно произошло только по его зависти, то Он нам помогает. А еще большую пользу Он помогает нам получить в том случае, если мы смиренно берём на себя вину за происшедшее искушение и не осуждаем не только нашего брата, но даже и ненавидящего добро диавола. А что же, ведь это его работа: устраивать соблазны и распространять злобу. Тогда как человек, будучи образом Божиим, должен распространять мир и доброту.

Глава вторая. Работа и духовная жизнь

Труд – это благословение

– Геронда, в старину говорили: «Лучше протирать подмётки чем одеяла». Что подразумевали под этими словами?

– Тем самым хотели сказать: «Лучше стирать подмётки, работая, чем лежать в кровати и лодырничать». Труд – это благословение, это дар Божий. Он оживляет тело и освежает ум. Если бы Бог не дал человеку труда, то человек покрылся бы плесенью. Люди трудолюбивые не перестают работать даже в старости. Если еще имея силы, они перестанут трудиться, то начнут унывать. Прекратить работу для таких людей равносильно смерти. Помню, в Конице один девяностолетний старичок работал не переставая. В конце концов он так и умер на пашне – в двух часах ходьбы от дома.

Но надо сказать и о том, что телесный покой, к которому стремятся некоторые, не является каким-то стабильным состоянием. Находясь в телесном покое, люди могут лишь на время забыть свою душевную тревогу. У них есть всё: обед, десерт, душ, отдых... Однако, как только всё это заканчивается, они стремятся к ещё большему покою. Таким образом, людям постоянно чего-то не хватает и поэтому они постоянно расстроены. Они чувствуют пустоту, и их душа стремится эту пустоту заполнить. Ну а тот, кто устаёт от труда, имеет постоянную радость – радость духовную.

– Геронда, но если, например, у тебя проблемы с поясницей, то ты не можешь заниматься никакой работой.

– Что же, по-твоему, поясницу не нужно тренировать? Разве не поможет пояснице работа, которая будет для неё тренировкой? Я тебе вот что скажу: если человек ест, пьёт, спит и не работает, то у него «раскручиваются» все внутренние «винтики» и ему постоянно хочется спать, потому что его тело, его нервы расслабляются, расхлябываются. Потихоньку такой человек доходит до того, что не может делать ничего. Стоит ему немножко пройтись пешком, как он начинает задыхаться. А вот если он станет понемногу работать и двигаться, то у него укрепляются и ноги, и руки. Погляди: люди, которые любят труд, не спят подолгу или даже от усталости совсем не могут уснуть, однако, несмотря на это, у этих людей есть силы. Это происходит потому что, трудясь, они закаляются и укрепляются телесно.

Работа – это здоровье, особенно для человека молодого. Я заметил, что некоторые маменькины сынки, идя в армию, созревают, закаляются. Армия таким ребятам приносит очень большую пользу. Конечно, то, о чем я говорю, в основном относится к прошедшему времени. Сегодня в армии боятся побеспокоить солдат, принудить их к чему-то, потому что стоит их как-то «побеспокоить», они вскрывают себе вены, «подвергаются нервному потрясению»... Для того чтобы дети были здоровы, я советую родителям посылать их работать к кому-то и даже платить этому человеку деньги. Лишь бы дети любили работу, которую будут делать. Ведь если, имея силы и голову, юноша не работает, то он расслабляется, становится вялым и дряблым. А если при этом он ещё и видит, что другие преуспевают, то он запутывается в собственном эгоизме и ничему не радуется. Он постоянно имеет помыслы, и его ум словно забит соломой. Потом к нему идёт диавол и начинает нашёптывать: «Несчастный, какой же ты бездарь! Один твой сверстник стал преподавателем, другой открыл собственное дело и зарабатывает деньги, а до чего дойдёшь ты?» Таким образом диавол ввергает этого человека в отчаяние. Но если юноша начнёт работать, то приобретет доверие к себе – в добром смысле этого слова. Он увидит, что тоже сможет справиться с трудностями, но, кроме этого, и его голова будет занята работой, и у него не останется времени на помыслы. То есть польза будет двойной.

Выбор профессии

– Геронда, некоторые родители подталкивают своих детей выбрать ту же самую профессию, что и они, и часто делают это очень настойчиво.

– Нет, они поступают неправильно. Не надо давить на детей, чтобы те делали то, что по душе родителям, если это не по душе самим детям. Я был знаком с юношей, который хотел поступить на богословский факультет и стать священником. Однако его мать была против, она настаивала, чтобы он пошёл в медицинский. Этот юноша выучился византийскому пению и пел в храме. Он сам сделал музыкальный инструмент и подбирал на нем церковные гласы. Многие церковные песнопения он знал наизусть. У него было немалое дарование, он писал тропари, составлял службы. Закончив среднюю школу, юноша поступил на богословский факультет. С его матерью от расстройства случилось нервное потрясение Потом она приходила ко мне и просила: «Помолись, отче, чтобы я выздоровела, и потом пусть мой ребёнок делает то, что ему нравится». Но выздоровев, она опять стала препятствовать тому, чтобы её сын учился богословию. И в конце концов он оставил богословский факультет, забросил пение и загубил себя зря.

Видя, что юноши затрудняются в выборе специальности, я советую им следующее: «Посмотрите, какая профессия или наука вам нравится. Надо, чтобы вы делали то, к чему у вас природная склонность». Если же юноши или девушки думают избрать тот путь, к которому у них нет склонности, то я советую им отдать своё сердце тому, к чему они испытывают склонность, чтобы это пошло им на пользу. То есть я помогаю им выбрать то дело, которое им нравится, и профессию в соответствии со своими силами. Достаточно, чтобы то, что они делали, было по Богу. У кого-то склонность к музыке? Пусть он станет, например, хорошим музыкантом или хорошим церковным певчим, и своим пением помогает тем, кто будет его слушать, так чтобы они возлюбили Церковь и молитву. У кого-то призвание к живописи. Пусть он станет художником или иконописцем и с благоговением будет писать иконы, которые станут творить чудеса. У кого-то призвание к науке? Пусть посвятит себя ей и станет трудиться с любочестием.

И посмотрите: с детского возраста заметно, к чему у человека призвание. Однажды в монастырь Стомион пришел человек с двумя малышами – своими племянниками. Один – лет шести-семи, уселся рядом с нами и без остановки задавал нам разные вопросы. «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» – спросил я его. «Адвокатом!» – ответил он. Второй ребёнок куда-то подевался. «Где же он? – спросил я его дядю. – Не свалился ли он в обрыв?». Мы вышли его поискать и услышали, как из столярной мастерской доносятся удары молотка. Заходим мы в мастерскую и видим, что малыш так здорово отделал теслом гладко обструганную крышку верстака, что она годилась после этого только в печку! «Кем же ты станешь, когда вырастешь?» – спросил я его. «Столяром-краснодеревцем!» – ответил мальчуган. «Станешь, – говорю, – станешь. Ничего, что испортил доску! Подумаешь, экая важность».

Любовь к работе

– Геронда, почему некоторыми людьми во время работы овладевает скука?

– Может быть, они не любят свою работу? Или, может быть, во время работы они постоянно занимаются одним и тем же? Часто на некоторых производствах, например на фабрике, которая производит окна и двери, один мастер с утра до вечера склеивает между собой доски, другой постоянно вставляет в них стекла, третий каждый день проходит их замазкой. Эти люди постоянно делают одну монотонную операцию, а хозяин ходит и за ними присматривает. И это продолжается не день и не два. А если постоянно делать одно и то же, то людям это надоедает. В старину было не так: столяр принимал от строителей четыре стены и должен был передать хозяину готовый дом под ключ. Ему надо было настелить пол, вставить окна и двери, промазать стекла замазкой и так далее. Потом он принимался за разные витые лестницы, точёные перильца, потом всё это красил, потом была очередь за шкафами, за полками... А в конце он принимался за мебель. И даже если один мастер не занимался всем этим, всё равно он знал, как что сделать. В случае нужды столяр мог бы даже крышу покрыть черепицей.

Сегодня многие люди измучены, потому что они не любят своей работы. Они глядят на часы и с нетерпением ждут часа, когда можно уйти домой. А вот если у человека есть рачение, ревность к работе и ему небезразлично то, что он делает, то чем больше он работает, тем больше эта ревность разжигается. Потом человек отдаётся работе и, когда приходит время уходить, с удивлением спрашивает: «Как же прошло время?» Он забывает и о еде, и о сне, он забывает обо всём. Даже если он ничего не ел, голода он всё равно не испытывает, и даже если он не спал, его не клонит в сон. И не только не клонит – он радуется тому, что не спит! Он не мучается от голода или от недосыпания: работа для такого человека – праздник, торжество.

– Геронда, допустим, два человека делают одну и туже работу. Почему от неё один получает духовную пользу, а другой – духовный вред?

– Всё зависит от того, как они делают эту работу и что они имеют в себе. Если человек трудится со смирением и любовью, то всё [что он делает] будет просвещённым, очищенным, радостно благодатным, и сам он будет чувствовать в себе внутреннее восстановление сил. А вот принимая гордый помысл о том, что он делает работу лучше другого, человек может чувствовать некое удовлетворение, однако это удовлетворение не наполняет его сердце, потому что душа не получает [духовного] извещения, не имеет покоя.

Кроме этого, если человек делает свою работу без любви, то он устаёт. Например, если кто-то не любит работу и для того, чтобы окончить её, надо подняться в гору, то только один вид этой горы отнимает у него силы. Тогда как другой, делая то же самое от сердца, идёт и взлетает на гору, сам того не замечая. К примеру, если человек рыхлит грядки или пропалывает огород от сердца, то он может работать несколько часов и не уставать – несмотря на солнцепёк. Если же человек работает не от сердца, то он то и дело останавливается, зевает, жалуется на жару и страдает.

– Геронда, может ли работа или наука поглотить человека настолько, что он станет безразличным к своей семье, к другим обязанностям?

– Работу надо любить просто: не надо быть в неё влюбленным. Если человек не полюбит свою работу, то будет уставать вдвойне – и телесно, и душевно. А раз он будет усталый душой, то и телесный отдых не будет восстанавливать его силы. Душевная усталость – вот что выматывает человека. Работая от сердца и испытывая радость, человек не выбивается из душевных сил, и телесная усталость тоже исчезает. Я знаком с одним генералом, который выполняет даже солдатскую работу. Знаете, как он болеет за солдат? Как отец. И знаете, какую он испытывает радость? Этот человек исполняет свой долг и радуется. Однажды в полночь он выехал с Эвроса45, для того чтобы поехать в Ларису на память Святого Ахиллия46 и успеть на Божественную литургию, хотя ему можно было бы приехать и позже, только на молебен. Однако он решил поехать раньше, для того чтобы почтить Святого. Всё, что делает этот человек, он делает от сердца.

Удовольствие, которое чувствует человек, любочестно выполняющий свою работу, – это доброе удовольствие Это удовольствие дал Бог, для того чтобы не уставало Его создание. Это – восстановление сил через усталость.

Каждый должен духовно использовать то дарование, которое у него есть

Каждый человек должен во благо использовать имеющееся у него дарование. Ведь Бог, наделив человека каким-то дарованием, и спросит с него за это. К примеру, ум человека – это [данная ему] сила, но в соответствии с тем, как каждый будет пользоваться своим умом, он может сделать добро или зло. Если, будучи очень умным, человек использует свои способности правильно, то он может делать изобретения, которые будут помогать людям. Однако, использовав данные ему способности неправильно, человек может изобретать, к примеру, способы грабежа своего ближнего. Или, например, взять художников, которые печатают свои рисунки в газетах и журналах. Одна карикатура, один рисунок может скрывать в себе целое событие. То есть если бы эти художники использовали гибкость своего ума с пользой, то они бы её освятили и помогли бы и самим себе, и другим. Тогда как сейчас многие из таких людей делают недоброе дело: если они бесстыдники – то бесстыжее, если они смехотворцы – то смехотворное.

То есть люди одарённые, наделённые особенными способностями, либо приносят другим пользу, либо и разрушают. Тогда как те, кто особенных способностей не имеет, конечно, не могут сделать большого добра, но, по крайней мере, и большого зла они тоже не могут сделать.

Работа и душевная тревога

– Геронда, у многих людей взвинчены нервы, когда они возвращаются после работы домой.

– Я советую мужчинам после работы зайти в какой-нибудь храм, поставить свечку, постоять десять-пятнадцать минут на службе или посидеть где-нибудь в сквере и почитать отрывок из Евангелия, для того чтобы умиротвориться. После этого пусть идут домой – умиротворённые и улыбающиеся. Ведь в противном случае они будут приходить домой раздражённые и затевать ссору с ближними. Не надо приносить домой те проблемы, с которыми они сталкиваются на работе: эти проблемы надо оставлять за дверью своего дома.

– Геронда, однако некоторые люди оправдывают свою взвинченность и нервность той ответственностью, которую они несут на работе и которая наполняет их душевной тревогой.

– Она наполняет их душевной тревогой, потому что они забывают сделать Бога помощником в своих делах. Лентяй со своей постоянной присказкой «ничего, Бог не оставит...» лучше, чем такие люди. По мне, так лучше человеку работать простым служащим, правильно и с любочестием выполнять работу, стараясь упростить свою жизнь, ограничиваться необходимым и иметь голову спокойной, чем быть владельцем предприятия и то и дело повторять: «Ах, как же мне быть?» И обычно такие большие люди имеют большие долги. А потом подмешивается гордыня. «Вот получу еще один большой заём, – построю то, устрою другое и буду жить припеваючи...» – говорят такие люди, но потом просчитываются, разоряются и их имущество продают с молотка.

Кроме того, многие люди у себя на работе не трудятся головой. Они без толку выбиваются из сил и не справляются с порученным им делом. Потом они падают в глазах других, и их души наполняет тревога. К примеру, человек хочет выучиться какому-то искусству или ремеслу, годы напролёт ходит к учителю или в учебное заведение, но, будучи невнимательным, не может преуспеть, потому что не работает головой. Человек должен понять, что ему необходимо для работы, и восполнить недостающее. Например, будучи в миру и работая столяром, я увидел, что для мебели, которую делал, мне был необходим токарный станок. Ну и что же? Что, мне надо было искать токаря и просить, чтобы он мне помогал? Нет. Я приобрел токарный станок и научился работать на нём сам. Прошло ещё какое-то время, и я увидел, что мне было нужно делать винтовые лестницы. Я посидел, вспомнил геометрию и арифметику и научился изготавливать такие лестницы. Если не работать головой, то будешь мучиться. Всем этим я хочу сказать, что человек должен работать головой, потому что во время работы часто появляется куча проблем и осложнений. Работая головой, человек станет хорошим мастером и, зная, как поступать ему в каждой конкретной ситуации, будет идти вперед. В этом вся основа. Голова должна быть производительной силой во всём. В противном случае человек остаётся недоразвитым и теряет время зря.

Освящение труда

Каждый человек своей молитвой, своей [христианской] жизнью должен освящать свой труд и освящаться сам. Если же на работе человеку подчиняются другие и он несёт за них ответственность, то он должен духовно помогать и им. Если кто-то находится в добром внутреннем состоянии, то свою работу он тоже освящает. К примеру, если юноши приходят к мастеру для того, чтобы он выучил их своему делу, одновременно он должен помогать им научиться жить духовно. Такое отношение поможет и самому начальнику, и его подчинённым, и его клиентам, потому что Бог будет благословлять его труд.

Любая профессия может быть освящена47. К примеру, врач не должен забывать: то, что главным образом помогает в медицине, есть Благодать Божия. Поэтому он должен постараться стать сосудом Божественной Благодати. Врач, будучи хорошим, добрым христианином и одновременно хорошим специалистом, помогает больным своей добротой и своей верой, поскольку он внушает им относиться к болезни мужественно и с верой. В случае серьёзной болезни такой врач может сказать больному: «Медицина как наука дошла вот до такого уровня. Однако там, где не хватает человеческих знаний, есть Бог, Который творит чудеса».

А учитель должен постараться исполнять своё служение с радостью и помогать детям в их духовном возрождении. Ведь духовное возрождение детей по силам не всем родителям, даже если они расположены по-доброму. Обучая детей знаниям, учитель одновременно должен стараться, чтобы они стали настоящими людьми. Иначе какой им будет прок от выученной грамоты? Общество нуждается в правильных людях, которые – каким бы делом они ни занимались – исполняли бы его хорошо Учитель должен смотреть не только за тем, хорошо ли выучен урок, но принимать во внимание и другие добродетели или положительные черты учеников – такие, как благоговение, доброту, любочестие. Оценки, которые ставит детям Бог, не всегда совпадают с теми оценками, которые ставят им учителя. Чья-то двойка для Бога может быть пятёркой с плюсом, а чья-то пятёрка с плюсом для Бога может оказаться двойкой.

Профессия не делает человека человеком

– Геронда, если во время работы человек испытывает беспокойство, то в чем причина этого?

– Может быть, он не относится к своей работе с добрыми помыслами? Если он относится к своему труду правильно, то работа, какой бы она ни была, будет для него праздником, торжеством.

– Геронда, а если человек расстраивается из-за того, что занимается тяжёлой или грязной работой? К примеру, трудится на стройке, моет котлы в столовой или занимается чем-то подобным? Как он должен себя расположить?

– Если он задумается о том, что Христос умыл ноги Своим ученикам (Ин. 13, 4–14), то расстраиваться перестанет. Христос сделал то, что Он сделал, как бы говоря нам: «Вы должны поступать так же» Чем бы ни занимался человек: моет ли котлы, чистит ли кастрюли, копает ли землю – он должен радоваться. Ведь кто-то и вовсе чистит канализацию, потому что иной работы найти не может. Весь день бедняга в грязи и микробах. А что он, не человек? Не образ Божий? Один глава семьи работал чистильщиком канализации и достиг высокого духовного устроения. Он заболел туберкулезом, и хотя мог уйти с этой работы, не захотел, чтобы на его месте мучился кто-то другой. Этот человек любил жизнь низкую, презираемую другими, и за это Бог исполнил его Благодатью.

Профессия не делает человека человеком. Я был знаком с портовым грузчиком, который воскресил мёртвого. Когда я был дикеосом48 в Иверском скиту, однажды ко мне пришёл человек лет пятидесяти пяти. Придя поздно вечером, он не постучал в дверь, не желая беспокоить отцов, но лёг спать на улице. Когда братья скита это увидели, они завели его внутрь и известили об этом меня. «Что же ты не позвонил в колокольчик? – спросил я его, – мы бы открыли тебе дверь и дали комнату в гостинице». – «Что ты такое говоришь, отец? – ответил он, – Как же я могу посметь побеспокоить братьев?» Увидев на его лице сияние, я понял, что он жил очень духовно. Потом этот человек рассказал мне о том, что в детском возрасте он остался без отца и поэтому, женившись, очень любил своего тестя. После работы он сначала заходил домой к тестю и тёще, а потом уже шёл к себе. Однако он очень расстраивался, потому что его тесть был большой сквернослов. Много раз он просил тестя перестать сквернословить, однако тот не унимался. Однажды тесть тяжело заболел. Его отвезли в больницу, и через несколько дней он умер. Когда тесть умирал, грузчик не был рядом с ним, потому что в это время он разгружал в порту корабль. Когда он пришёл в больницу и ему сказали, что тесть умер, он пошел в морг и со многой болью стал молиться так: «Боже мой, прошу Тебя, воскреси его чтобы он покаялся, и потом забери обратно». Тут же мёртвый открыл глаза и стал шевелить руками. Работники морга, увидев происходящее, в ужасе убежали. Грузчик забрал своего тестя домой, и тот совершенно поправился. После этого он прожил в покаянии еще пять лет. «Отче мой, – рассказывал мне грузчик, – я благодарю Бога за то, что Он оказал мне эту милость. А кто я такой, чтобы Бог оказывал мне такую милость?». У этого человека было много простоты. И при этом у него было такое смирение, что ему даже в голову не приходило, что он воскресил мёртвого. Он буквально рассыпался в прах от благодарности Богу за то, что Тот для него сделал.

Многие люди мучаются из-за того, что им не удаётся прославиться суетными славами или обогатиться суетными вещами. Они не задумываются о том, что от всех этих слав и богатств в жизни иной – то есть в жизни настоящей – не будет никакого толка. Да ведь и перенести-то их в ту иную, настоящую, жизнь будет нельзя. Туда мы перенесём только те из наших дел, с помощью которых здесь, на земле, получим соответствующий «заграничный паспорт» для предстоящего нам великого и вечного путешествия.

Глава третья. О воздержании в повседневной жизни

От аскезы человек уподобляется бестелесным Ангелам

– Геронда, как-то раз Вы нам сказали: «В духовной борьбе необходимо блокировать [противника]». Что Вы имели в виду?

– Во время войны врага стараются блокировать. Его окружают, загоняют внутрь городских стен, оставляют голодным. Потом его лишают и воды. Ведь если враг не имеет запасов воды, продовольствия и боеприпасов, то он бывает вынужден сдаться. Я хочу сказать, что если мы боремся с диаволом подобным же образом – постом и бдением – то он бросает оружие и отступает. «Посто́м, бде́нием, моли́твою небе́сная дарова́ния прие́м…»49.. – говорит песнописец.

С помощью аскезы, подвига человек уподобляется бесплотным силам. Конечно, воздерживаться нужно, имея в виду высшую духовную цель. Если человек воздерживается, чтобы избавиться от вредных для здоровья жиров, то он заботится [лишь] о благе своей плоти. В этом случае его аскеза похожа на аскезу тех, кто занимается йогой. К несчастью, вопрос аскезы, подвижничества отодвинули на задний план даже люди, принадлежащие к Церкви. «Ну а что же, – говорят такие люди, – ведь надо покушать, насладиться одним, другим... Ведь Бог сотворил всё для нас». Знаете, что заявил мне один архимандрит за обедом, устроенным в нашу честь? Заметив, что я не мог заставить себя съесть больше, чем обычно, архимандрит сказал: «Аще кто́ Бо́жий хра́м растли́т, растли́т сего́ Бо́г!»50 «А ты случайно, – спросил его я, – ничего не перепутал? К чему относится это место Священного Писания? К аскезе или к блудной, распущенной жизни? Священное Писание имеет в виду тех, кто растлевает, то есть разрушает [своё тело – ] храм Божий блудом, злоупотреблениями. Священное Писание не имеет в виду тех, кто совершает аскезу от любви ко Христу». А он, видишь как: успокаивал свой помысл и говорил: «Мы должны есть как следует, для того чтобы не «растлить» [своим воздержанием] храм Божий [ – своё тело]»! А еще один человек, посетив монастырь, делился со мной впечатлениями: «Я был в монастыре, где монахи так запостились, что заболели. Бурдюки с маслом у них совсем не тронуты. Вот до чего, отче, доводит пост и бдения!» Что ты тут скажешь? Такие люди не хотят ничего лишиться. Они съедают свой обед, свои фрукты и свои пирожные, а потом, желая себя оправдать, начинают обвинять других – тех, которые совершают аскетический подвиг. Такие люди [никогда] не чувствовали той духовной радости, которую дает аскеза, воздержание. «Мне необходимо выпить столько-то стаканов молока, – говорит человек подобного склада. – Нет, постом я, конечно, буду воздерживаться. Однако потом я восполню те недостающие стаканы молока, которых был лишён во время поста мой организм! Ведь мне необходимо получить столько-то белка». И дело не в том, что его организм действительно нуждается в белке. Нет, он говорит, что имеет право [пить это молоко], и успокаивает свой помысл тем, что у него всё в порядке, тем, что это не грех. Но даже если человек просто будет думать подобным образом, это уже будет грехом. До чего же доходит человеческая логика! Человек [умудряется] выполнять установленные Церковью посты, но при этом и не лишаться того, что во время этих постов он потерял. Э-э, ну как после этого [в таком человеке] устоит Дух Святый?

А посмотри, каким любочестием отличаются некоторые семейные люди! Как-то раз один очень простой человек, имевший девять детей, пришёл на исповедь, и духовник благословил его причаститься. «Эх, батюшка, – ответил тот. – Куда мне там причащаться! Ведь кушаем-то мы с маслицем. Я ведь работаю. И дети мои тоже». – «А сколько у тебя детей?» – спросил его духовник. «Девять». – «А много ли масла вы добавляете в пищу?» – «Две ложки растительного». – «Сколько же масла тебе достаётся, горемыка ты мой? – воскликнул духовник. – Иди и причащайся!» На одиннадцать душ – всего-навсего две ложечки растительного масла. И при этом его ещё мучил помысл!

Я знал мирян, освятившихся от той аскезы, которую они совершали. Да вот не так много лет назад на Святой Горе трудился один мирянин со своим сыном. Они проработали на Афоне долгое время. Потом у них на родине нашлась хорошая работа и отец принял решение уехать со Святой Горы, забрав с собой и ребёнка, чтобы вся семья жила вместе. Однако сына привела в умиление аскетическая жизнь монахов, и он, помня о мирской жизни с её душевной тревогой, возвращаться не захотел. «Ведь у тебя, отец, – говорил он, – есть и другие дети. Оставь одного в Саду Пресвятой Богородицы». Он не поддался на уговоры отца, и тот был вынужден оставить его на Святой Горе. Этот парень был неграмотным, но очень чутким, он имел многое любочестие и простоту. Он чувствовал себя совсем недостойным монашеского пострига, поскольку считал что исполнять монашеское правило и тому подобное ему будет не по силам. И вот он нашел одну крохотную каливу, которую раньше использовали как стойло для вьючных животных, завалил дверь и окно камнями и ветками папоротника и оставил только маленькую круглую щель – нору, для того чтобы вползать в своё жилище и выползать из него. Изнутри он закрывал нору старым разорванным пальто, которое где-то подобрал. Он не зажигал даже огня. Гнёзда птиц были лучшими жилищами, чем его гнездо, берлоги зверей были лучшими домами, чем тот дом, в котором жил он. Однако радости, которую испытывала эта душа, не имеют и те, кто живет в богатых дворцах. Ведь этот человек подвизался ради Христа, и Христос был рядом с ним – не только в его каливе, но и внутри его духовного дома – в его теле, в его сердце. Поэтому он жил в Раю. Изредка он вылезал из своей берлоги и шёл в какую-нибудь келью, где братья занимались работами в огородах. Он помогал братии в трудах, и за это ему давали немного сухарей и маслин. Если ему не давали работать, то сухари и маслины он не брал. За те благословения, которые он принимал, он считал необходимым заплатить своим трудом вдвойне. Конечно, о его духовной жизни знал Один Бог, потому что он жил в безвестности, просто и без шума. Но по одному случаю, который стал потом известен, можно понять многое. Как-то он зашел в один монастырь и спросил, когда начинается Великий Пост, хотя Великий Пост был для этого человека почти круглый год. Потом он ушёл к себе в «берлогу» и закрылся изнутри. Прошло почти три месяца, а он даже этого не заметил. Однажды он вышел из своей каливы и пошёл в один из монастырей, чтобы спросить, скоро ли Пасха. Он постоял на службе, причастился за Божественной литургией и потом вместе с отцами пошел на трапезу. На трапезе он увидел красные яйца. В тот день было Отдание Пасхи51. Он удивился и спросил одного брата: «Слушай, неужели уже Пасха?» – «Какая там Пасха, – ответил тот. – Ведь завтра уже Вознесение!» То есть этот человек постился весь Великий Пост и плюс еще сорок дней до Вознесения! Таким вот образом он подвизался до самого смертного часа. Охотник нашёл его спустя два месяца после его смерти и сообщил о происшедшем в полицию и врачу. «От него не только не было трупного запаха, – рассказывал мне врач, – но, напротив – его тело издавало благоухание».

Пост детей

– Геронда, должны ли поститься перед Святым Причастием пяти-шестилетние дети?

– По крайней мере, вечером, накануне того дня, в который они будут причащаться, им надо покушать постную пищу с маслом. Но этот вопрос находится компетенции духовника. Лучше, чтобы мать спросила духовника, как поститься её ребёнку, потому что у малыша могут быть проблемы со здоровьем и ему, к примеру, нужно пить молоко.

– Геронда, а сколько времени маленький ребёнок должен поститься?

– Если ребёнок крепкий, отличается здоровьем, то он может поститься. Кроме того, сейчас в продаже имеется огромное количество постных продуктов. Раньше дети постились и целыми днями носились и играли. В Фарасах Великим постом все – и дети, и взрослые – постились до девятого часа52. Родители собирали детей в крепости, оставляли им игрушки, чтобы те играли, а в три часа пополудни, когда церковный колокол звонил на Литургию Преждеосвященных Даров, шли в церковь и причащались. Святой Арсений Каппадокийский говорил: «Дети, если они целый день играют, о еде даже не вспоминают. Так неужели они не выдержат поста сейчас, когда в посте им помогает и Христос?»

И взрослых, которые не постятся, начинает обличать совесть, когда они видят, как постятся дети. Помню, я был маленьким и работал со своим мастером в одном доме. Там же мы и обедали. По средам и пятницам я уходил, не оставаясь на обед, и шёл есть к себе домой, потому что эти люди не постились. Однажды, помню, была среда, они принесли пирожные и хотели меня угостить. «Спасибо, – сказал им я, – но я пощусь». – «Погляди-ка, – удивились они, – мальчуган постится, а мы, взрослые дяди, едим всё подряд».

Пост с любочестием

Постом человек показывает свое произволение. От любочестия он предпринимает подвиг, аскезу, и Бог ему помогает. Однако если человек насилует себя и говорит: «Куда деваться? Вот снова пришла пятница – и надо поститься», то он себя мучает. А вот войдя в смысл [поста] и совершая пост от любви ко Христу, он будет радоваться. «В этот день, – будет думать такой человек, – Христос был распят. Ему не дали пить даже воды – Его напоили уксусом (Мф. 27, 34; Мк. 15, 36; Лк. 23, 36 и Ин. 19, 29). И я сегодня целый день не буду пить воды». Поступая так, человек почувствует в себе радость большую, чем тот, кто пьёт самые лучшие прохладительные напитки.

И погляди, многие мирские люди не могут выдержать пост в Великий Пяток. А вот на тротуаре, напротив какого-нибудь министерства, они могут сидеть, объявив голодовку протеста – от упрямства, настырности, – чтобы чего-то добиться. На это диавол им силы даёт. То, что они делают, – это самоубийство. А другие, когда приходит Пасха, с радостью громко поют: «Христо́с Воскре́се», думая при этом о том, как они сейчас хорошо покушают. Такие люди похожи на иудеев, которые хотели сделать Христа царём за то, что Он накормил их в пустыне (Ин. 6, 5–15).

А помните, что говорит Пророк? «Про́клят творя́й де́ло Госпо́дне с небреже́нием» (Иер. 48, 10). Одно дело, если у человека есть доброе расположение к посту, но он не может поститься, потому что, если не поест, у него будут дрожать ноги, он станет падать и тому подобное. То есть его силы, его здоровье не способствуют тому, чтобы он постился. Другое дело – если человек не постится, имея силы. Где тут найдёшь доброе расположение? А вот расстройство, огорчение того человека, который хочет, но не может подвизаться, восполняет многий подвиг, и сам он имеет мзду большую, чем тот, кто имеет силы и подвизается. Ведь тот, кто имеет силы и подвизается, чувствует и некое удовлетворение. Сегодня приходила одна несчастная женщина лет пятидесяти пяти. Она плакала, потому что не может поститься. Муж с ней развелся. У неё был один ребёнок, который попал в аварию и погиб, и она осталась одна. Её мать тоже умерла, и у неё нет ни крыши над головой, ни куска хлеба. То одна, то другая из её знакомых берут эту женщину в свой дом, и она делает там какую-нибудь работу. «У меня на совести лежит тяжкий груз, отче, – сказала мне несчастная, – потому что я ничего не делаю. И хуже всего то, что я не могу поститься. Ем что мне дают. Иногда, в среду и пятницу, дают постное, однако часто дают скоромное, и я бываю вынуждена есть скоромное, потому что, если я не ем, теряю силы и не могу стоять на ногах». – «Ешь, – сказал я ей, – поскольку у тебя нет сил». Человек должен за собой следить. Если он видит, что его сил не хватает, то пусть съест побольше. «Определи себе меру», – говорит преподобный Нил Постник53.

– Геронда, а как в старину некоторые женщины в деревнях ничего не ели с чистого понедельника и до субботы Святого Федора Тирона?54 Как у них хватало сил на такой пост – с кучей дел, с домом, детьми, скотиной, огородами?

– В своем помысле эти женщины говорили: «Если бы мы постились по-настоящему, то должны были бы ничего не есть до Великой Субботы». Ну ладно, думали, попощусь хоть до субботы первой седмицы – ведь эта суббота наступит скоро. Или, может быть, они думали: «Христос постился сорок дней (Мф. 4, 2 и Лк. 4, 2). Так что же, я не могу попоститься всего одну неделю?» А кроме того, эти женщины отличались простотой и поэтому могли выдержать такой пост. Если у человека есть простота, смирение, то он приемлет Благодать Божию, смиренно постится и божественно питается. Тогда он обладает божественной силой, и во время продолжительных постов у него есть большой «запас прочности». В Австралии один юноша лет двадцати семи дошёл до того, что мог ничего не есть в течение двадцати восьми дней. Духовник прислал его ко мне, чтобы он мне об этом рассказал. Этот юноша был очень благоговейным и имел подвижнический дух. Он исповедовался, ходил в церковь, читал святоотеческие книги, а больше всего – Новый Завет. Однажды, читая в Евангелии о том, как Христос постился сорок дней, юноша умилился сердцем и подумал: «Если Господь, будучи Богом, а по человечеству – Безгрешным Человеком, постился сорок дней55, то что же надо делать мне – человеку очень грешному?» Поэтому он попросил у духовника благословение на пост, однако при этом даже не подумал высказать духовнику свой помысл о том, что в течение сорока дней он хотел совершенно ничего не есть и не пить. Итак, он начал пост с понедельника Первой седмицы Великого поста и до Крестопоклонной недели постился, не беря в рот даже воды. А работал он на фабрике и та у него была тяжелая – складировать ящики, ставя их один на другой. Когда наступил двадцать восьмой день поста, он почувствовал во время работы небольшое головокружение и поэтому ненадолго присел. Потом попил чаю и съел небольшой сухарик. Он подумал, что если упадёт и его отвезут в больницу, то там поймут, что он выбился из сил от поста, и скажут: «Посмотри-ка, эти христиане умирают от поста». – «Геронда, – сказал он мне, – пропостившись столько дней, я испытываю к пище отвращение. Но я заставляю себя что-то есть, потому что иначе не могу работать». Однако этого юношу беспокоил помысл о том, что он не восполнил сорока дней начатого им поста, и он высказал этот помысл духовнику. Духовник с рассуждением ответил: «И тех дней, что ты постился, было достаточно, не мучь себя помыслами». Потом духовник прислал его ко мне, чтобы, если у него всё же остался мучивший его помысл, я помог ему прогнать его. Желая убедиться в том, что побудительные причины молодого человека были чисты, я спросил его: «Ты что, дал клятву поститься сорок дней?» – «Нет», – ответил он. «Когда ты брал у духовника благословение на пост, то ты просто не подумал открыть ему свой помысл о том, что хочешь ничего не есть и не пить сорок дней, или же ты сознательно скрыл от него этот – якобы добрый – помысл, для того чтобы пропоститься сорок дней по собственной воле?» – спросил я снова. «Нет, отче», – снова ответил он. Тогда я сказал: «Я, конечно, и сам понимал твое расположение. Но я спросил тебя об этом для того, чтобы ты сам понял, что за те дни, которые ты постился, ты будешь иметь небесную мзду. Этих дней было достаточно. И не мучай себя помыслами о том, что ты не смог выдержать сорокадневный пост. Однако в следующий раз говори духовнику и те добрые помыслы, которые у тебя есть и то доброе, что ты скрываешь у себя в сердце. А духовник будет решать, нужно ли тебе брать на себя подвиг или что-то подобное этому». Этот юноша имел многое смирение благодаря тем смиренным помыслам, которые он в себе возделывал. И этот пост он подъял от многого любочестия, ради Христа. И было естественно, что Христос укрепил его Своей Божественной Благодатью. А вот если подъять такой пост захочет кто-то [не имеющий такого смирения и] эгоистично говорящий: «А почему и я не могу сделать то же самое, раз это сделал другой?» – то он пропостится всего один-два дня и после этого свалится. И его ум тоже омрачится, потому что его покинет Благодать Божия. Такому человеку станет жалко даже усилий, потраченных на тот пост, который он едва выдержал. Он даже может дойти до того, что скажет: «Ну и что дал мне этот пост?»

Посредством поста человек превращается в агнца, ягнёнка. Если он превращается в зверя, это значит одно из двух: либо то, что предпринятая аскеза превышает его силы, либо то, что он занимается ей от эгоизма и поэтому не получает божественной помощи. Даже диких животных, зверей пост иногда приручает, смиряет. Погляди, ведь когда животные голодны, они приближаются к человеку. Инстинктивно животные понимают, что от голода они умрут, а приблизившись к человеку, могут найти пищу и остаться в живых. Однажды мне довелось видеть волка, который от голода стал как ягнёнок. Зимой, когда выпало много снега, он спустился с гор и зашёл к нам во двор. Мы с братом вышли покормить скотину, и я держал в руках светильник. Увидев волка, брат схватил ухват и начал его бить. И волк никак на это не реагировал.

Если человек не дойдёт до того, чтобы делать то, что он делает от любви к Богу и от любви к сочеловеку – своему ближнему, то он растрачивает свои силы зря. Если он постится и имеет гордый помысл о том, что совершает что-то важное, то весь его пост идет насмарку. Потом такой человек становится похож на дырявый бак, в котором ничего не держится. Попробуй налей в дырявый бак воды – потихоньку вся она утечёт.

Удовольствие лёгкого живота

Если человек не воздерживается, то он носит на себе целые запасы [жира]. А вот если он воздерживается и ест столько, сколько ему необходимо, то его организм сжигает съеденное, и оно не откладывается в теле.

Разнообразие блюд растягивает желудок и разжигает аппетит, но кроме этого, оно делает человека дряблым и приносит ему телесные разжжения. Если за трапезой предлагается только одно блюдо и оно не очень вкусное, то человек, может быть, даже его не доест или – если оно вкусное и он увлечётся чревоугодием – съест чуть побольше. Однако если ты видишь перед собой рыбу, суп, картошку, сыр, яйцо, салат, фрукт и сладость, то ты хочешь всё это съесть и ещё просишь добавки. Аппетит разгорается и на одно, и на другое, съев что-то одно, хочешь съесть и то другое, что стоит рядом. И погляди, ведь человек не может перенести, вытерпеть от своего ближнего простого слова. Того он не переваривает, этого он не переваривает... А вот несчастный желудок терпит и смиряется со всем, что мы в него бросаем. А мы его спрашиваем, сможет ли он это переварить? То есть желудок, у которого нет разума, превосходит нас в добродетели! Он прилагает усилия, чтобы переварить всё! А если одна съеденная нами пища несовместима с другой, то, падая в желудок, они начинают между собой «ругаться» И что тогда остаётся делать желудку? У него начинается несварение.

– А как, Геронда, можно отсечь привычку много есть?

– Надо себя маленько притормаживать. Не надо есть то, что тебе нравится, чтобы не разжечь аппетит, потому что потихоньку-полегоньку, а «гумно» становится все больше и больше. Потом желудок – этот, как говорит авва Макарий, злой «мытарь» – постоянно просит ещё и ещё. Вкушая что-то, ты получаешь удовольствие, однако потом тебе хочется спать: ты не можешь даже работать. Если же есть пищу одного вида, это помогает отсечь аппетит.

– Геронда, а если на столе разнообразие блюд, однако в малых количествах, то человек встречается с той же самой трудностью?

– Э-э, трудность та же самая. Только партийные фракции невелики, и поэтому они не могут сформировать правительство!.. Когда есть разнообразие блюд, это похоже на то, что в животе собирается много политических партий. Одна партия раздражает другую, они сцепляются, бьются между собой – и начинается несварение желудка...

Удовольствие от умеренной пищи больше, чем то удовольствие, которое дают самые вкусные кушанья. Будучи ребёнком, я уходил в лес и в день съедал только кусочек бублика. О, да я не хотел ничего другого! Самые вкусные блюда не могли бы заменить того духовного удовольствия, которое я испытывал. Но я делал это с радостью. Однако многие люди никогда не чувствовали удовольствия лёгкого живота. Вначале, кушая что-то вкусное, они чувствуют удовольствие, а потом подключается гортанобесие, чревоугодие, они едят много и – особенно в пожилом возрасте – чувствуют тяжесть. Так они лишают себя удовольствия лёгкого живота.

* * *

42

Произнесено в 1992 году. Приблизительно один доллар США.

43

Аристотель Онассис (1900–1975) – греческий мультимиллионер, крупнейший судовладелец», был одним из самых богатых людей мира.

44

Война 1940 г. между Грецией и фашистской Италией. – Прим. перев.

45

Эврос – река в Северо-Восточной Греции, на границе с Турции. – Прим. перев.

46

Память Святителя Ахиллия Ларисийского (†ок. 330 г.) совершается 15 мая. – Прим. перев.

47

Разумеется, кроме профессий, несовместимых со званием христианина, которых в наше время стало особенно много – например, бандит, вор, распространитель безнравственности, ростовщик, колдун, делающий аборты врач, фотомодель, скоморох и т.п. Такие профессии не только не могут быть освящены, но и требуют уврачевания покаянием. – Прим. перев.

48

Дикеос – в святогорских скитах монах, выбираемый или назначаемый на один год для координации жизни между насельниками Скита. – Прим. перев.

49

Из общего тропаря преподобным: ""Пусты́нный жи́тель и в телеси́ а́нгел"":

50

Кор. 3, 17.

51

Тридцать девятый день после Пасхи, когда в последний раз в храм поется «Христос Воскресе» и другие пасхальные песнопения. – Прим. перев.

52

То есть ничего не ели и не пили до трех часов пополудни – девяти часов по византийскому времени.

53

См. Творения преподобного отца нашего Нила Синайского. М., 2000. С. 130.

54

То есть воздерживались от пищи и воды пять дней.

55

Там же.


Вам может быть интересно:

1. Том IV. Семейная жизнь – Часть третья. Дети и их обязанности преподобный Паисий Святогорец

2. Том IV. Семейная жизнь – Часть пятая. Об испытаниях в нашей жизни преподобный Паисий Святогорец

3. Том II. Духовное пробуждение – 1. «Подвиг добрый.» преподобный Паисий Святогорец

4. Том V. Страсти и добродетели – Раздел I. Страсти преподобный Паисий Святогорец

5. Пролог в поучениях на каждый день года – Месяц Январь. 24-й день протоиерей Виктор Гурьев

6. Письма – II. Письма к отдельным лицам преподобный Амвросий Оптинский (Гренков)

7. Как создать православную семью святитель Филарет Московский (Дроздов)

8. Письма преподобный Амвросий Оптинский (Гренков)

9. Брак – чудо на земле Антоний, митрополит Су́рожский

10. Цветослов советов преподобный Порфирий Кавсокаливит

Комментарии для сайта Cackle