схиархимандрит Пантелеймон (Агриков)

ЦЕРКОВЬ ГОНИМАЯ

Мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом… Но Он язвен был за грехи наши и мучим за Беззакония наши (Ис. 53:4–5).

ТВОЯ ВОЛЯ

Как Ты решаешь, так и надо,

Любою болью уязви.

Ты нас ведешь на свет и радость

Путями скорби и любви.

Сквозь невозвратные утраты,

Сквозь дуновенья черных бед,

В тоске взмывает дух крылатый

И обретает скорби цвет.

Из рук Твоих любую муку

Покорно, Господи, приму:

С ребенком смертную разлуку

Темницу, горькую суму.

И если лягу без движенья,

Когда я буду слеп и стар,

Сподоби даже те мученья

Принять как благодатный дар.

Как Ты решаешь, так и надо,

Любою болью уязви.

Ты нас ведешь на свет и радость

Путями скорби и любви.

ЭТО БУДЕТ СКОРО!..

– Мы, – говорил шахтер, – собирались в шахтах. Пробирались из бараков так, чтобы никого не разбудить. Шли в полной тьме. Мороз. Одежда плохая, обувь тоже не лучше. Только и грела внутренняя жажда – слышать шепотом произносимые молитвы. Какой там хор? Какая роскошь, иконы, паникадила? Тишина была да темь. Такой тишины ни в одном храме другом не встретишь. Напрягались, слушали, чтобы не пропустить ни слова. Собирались чаще всего часам к четырем. О чем только не передумаешь, пока, затаив дыханье, пробираешься к заветной шахте. Зато уж молитва была какая! И как долго-долго она потом не выбивалась!.. Бывало, что и «накрывали». Кого хватали, кого на месте душили, кое-кто половчее – убегал. И потом долго-долго не могли собраться оставшиеся...

ЛИТУРГИЯ

Темнело. Чуть слышный стук в трубу… Тихо, стараясь не скрипнуть дверью, выходит сгорбленная фигура, до глаз замотанная платком. Осторожно отодвигается задвижка. Входят неслышно. Через несколько минут снова тихий стук в трубу. Снова «привратница» неслышной тенью впускает пришедших… Ждут еще некоторое время во мраке. Ждут сосредоточенно, не разговаривая, каждый думает о том – не в последний раз ли это?..

Собрались. Начали шепотом служить литургию. Старенький священник тихо, с глубоким чувством говорил ектении, многие плакали, особенно когда причащались. А причащались все кто был. Какое счастье – святая Литургия! Приведет ли Господь еще? Какой риск и какое мужество! Но любовь все побеждает.

К ОДНОЙ ЦЕЛИ!

Темнота – хоть в глаз коли… За овином залаяла собака. За ней – другая, третья. Надо переждать. Под ногами скрипит снег. Яркая луна вышла из-за туч и осветила поле. Темные фигурки прячутся за плетень. Потом они тихо-тихо поплыли к крайней избе.

Там, не зажигая огня, в простенькой (из мешковины сшитой) фелони архимандрит Н… Он готовится служить новогодний молебен. Стоя у аналойчика, он вспоминает своих духовных чад. Кто из них пришел, и кто нет! «Господи, – вздыхает он больной грудью, – сохрани Ты их и собери всех сюда помолиться единым сердцем и едиными устами»...

Завтра Новый год! Что он еще принесет этим отверженным миром людям?..

«Господи! – снова вздыхает грудь, – хоть бы почаще нам собираться. Или Ты отнимешь у нас и это?..» Архимандрит плачет…

ВЕСЕЛУХА

В одном месте, еще при Борисе Годунове, была построена башня. Ее назвали «Веселуха». Местечко то было глухое, никто туда уже не ходил. Заросла башня бурьяном и лопухами. Только ребятишки облюбовали это место для игры в «войну».

Однажды, играя так, они услышали приглушенное пение. Женские голоса тихо пели молитвы… потом пение прекращалось и, спустя немного, пели опять…

– Ванька! – обратился один мальчик к другому, – слышишь?

– Слышу, – ответил тот, – поют.

– Надо сказать отцу!

– Не надо.

– А если это шпионы?

Сказали старшим, а те начальству, и через час уже вели связанных семь-восемь женщин. Среди них избитый до крови иеромонах.

С тех пор «Веселуха» замолкла. Не стали и ребятишки играть около нее. Стыдно было, хоть они и ребятишки…

ПОДРУГА

Настя пришла ночевать к своей подруге Нине Ивановне. Зная где ключ, она открыла дверь и вошла в комнату. Не успев закрыть за собой дверь, она почувствовала, что в нее кто-то ломится.

– Кто там? – окликнула Настя.

Ответа не было. Она пошла и приоткрыла дверь. В нее тут же ворвались трое военных.

– Вы будете Нина Ивановна?

– Я, – ответила твердо Настя.

– Вы арестованы.

– Подождите минутку, я переоденусь.

Пройдя в спальню, она схватила листок бумаги и написала:

«Милая моя Нина, у тебя малые детки, с кем они останутся? Я иду за тебя с радостью. Твоя Настя». Сунув записку под подушку, она перекрестилась и спокойно вышла к конвою. Больше ее никто не видел никогда!..

В ГОРАХ

Они были высокие и неприступные. Снег блестел на их вершинах. В долинах – зеленая трава и цветы. По разбитой тропинке поднимался человек. Он был еще молод. Тяжелые мешки были на его плечах. Посидев на камне, он опять устало пошел вверх. «Господи! – шептал путник, – хоть бы все было благополучно. Ну и времена стали, в горах и то житья нет!»

Долго шел незнакомец. Он не раз переходил пропасти, переваливал через ущелья, миновал темные леса, быстрые реки. Вдруг он остановился. Вид его был настолько растерянный и убитый, что он едва не упал в обморок. «Где же они, где мои милые братья? – шептал путник, обводя по дымной площадке взглядом, где только что была пещера отшельников. – Милый брат Иван, Максим, Феодор, Николай, Василий, Тихон, Владимир. Да где же вы, что стало с вами?»

Ответа не было. Только ветер взвыл и, подняв облако горячей золы, рванулся с кручи… Бедный путник упал на землю и долго-долго плакал…

В борьбе за жизнь в земной тревоге

Нам суждены удары в грудь.

Но лишь сойдя с большой дороги,

Мы обретаем правый путь.

Все не сбылось, о чем мечтали,

Бредем и мы в толпе калек,

Но чрез утраты и печали

Растет духовный человек.

И если на глазах «скосились»

Твои друзья, отдавши жизнь,

То не напрасно вы трудились…

«Ибо Я не буду больше миловать земли сей, говорит Господь Бог» (Зах. 11:6).

«Скажите робким душам: не бойтесь. Вот Бог ваш идет с отмщением и воздаянием» (Ис. 35:4).

МИХАИЛ ВЕЛИКИЙ

И произошла на небе война. Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли… (Откр. 12:7–8.)

Испокон веков существует благочестивое поверие, что в последнее время на защиту верующих христиан выступит Великий князь Михаил. Он со своей стальной ратью защитит гонимых и мучимых христиан и даст решительную победу правде над ложью, добру – над злом.

И вот верующее сердце, измученное и истерзанное, поднимает свои надежды к Богу – когда же он пошлет им, верным людям, Великого Михаила, защитника мучеников?

Но кто же будет этот победоносный воевода? Скоро ли он придет к нам?

Известно, что во времена древнего Израиля, когда правда Божия была в поношении и гонении, святой Архангел Михаил, архистратиг всех сил небесных, выступал на защиту гонимых и уничтожал зло. И у нас, на Руси, во время смутных времен (XVII в.), когда поляки рвались в Троице-Сергиеву Лавру, монахи ночью, при лунном свете, видели на белом коне светоносного всадника, который молнией носился по вражьему стану и косил мечом целые полки врагов. Это был Архистратиг Михаил. Значит Великий небесный воевода был защитником ветхозаветного Израиля и ныне является поборником Израиля новозаветного – всей христианской Православной Церкви.

Что может быть отраднее этой великой истины?! Наш защитник и заступник Архангел Михаил со всеми небесными силами! Так чего же нам бояться за себя и за Церковь Православную, если борется за нее сам небесный Воевода?!

«Так-то это так, – скептически говорит отец Макарий, худенький безволосый иеромонах, – вот если бы Архангел с небесными силами пришел к нам на землю и схватился бы с супостатами, тогда была бы очевидной его помощь».

Старина говорил правду и возразить ему на это было трудно. Беседовавший с ним на эту тему отец Климентий, серьезный и вдумчивый протоирей, видевший «огни и медные трубы», сказал, щуря свои глубокие глаза:

– Эх, как мы все хотим скоро да враз! А Бог все делает иначе.

– Ну как же иначе? – волновался отец Макарий. – Мы видеть хотим своими глазами эту силу. Где она, помощь-то Архангела Михаила?

Отец Климентий не стал больше возражать приятелю. Он тихо встал, накинул на себя епитрахиль и сказал кротко:

– Давай, отче, совершим молебен Архангелу Михаилу.

И как он молился! Как он горячо призывал на помощь Архангела Михаила и все небесные силы!..

И сразу отец Макарий почувствовал, что келия наполнилась Ангелами. Их было так много, такие они были сильные и могучие, что сразят любого врага! Ангелы стояли стройными рядами и готовы были исполнить любое послушание. Отец Макарий перекрестился, упал на пол и долго не мог подняться… С этого таинственного момента отец Макарий изменился. Он стал всех умолять со слезами и всем говорил: «Милые братья и сестры! В какое время мы живем! Какая ужасная гибель грозит миру! Если праведник едва спасется, то где обрящемся мы, грешные? Умоляю вас, милые и дорогие! Чтобы нам не погибнуть навеки в грядущем огне, читайте каждый день святое Евангелие Христово! Идите с этим Евангелием по жизни смело и решительно! А еще умоляю вас – каждый вечер и утро на молитве призывайте святого Архангела Михаила с небесными силами, заказывайте в храмах чаще ему молебен и, охраняемые этой небесной силой, бодро и мужественно встречайте грядущую звезду!..

…С этого времени заговорили о Енохе и Илии. Слухи упорно ползли по разбуженной от сна земле. Говорили, что пророки ходят и даже многие их видели… Однако слухи эти были неосновательные и преждевременные. Но голос тихий и предостерегающий звучал. Это был голос отца Макария. «Выброшенный» своими из родного скита, он жил где придется, терпел, сколько хватало сил, все плакал и говорил: «Милые братья и сестры! Живите по Евангелию и слезно молите Архангела Михаила со всеми Небесными Силами да защитит он нашу Православную Церковь и весь мир от гибели...»

Над родной Русью и всем миром восходила новая звезда… Она, казалось, была больше, чем другие. Но почему, увидя ее, встревожился весь мир?.. Звезда была очень близка к солнцу, и столкновение ее с ним было неизбежным…


Источник: С Евангелием Духовное наследие старцев нашего времени / Архимандрит Тихон (Агриков). Изд. Свято-Успенская Почаевская Лавра – 2011. – 463 с.

Комментарии для сайта Cackle