Источник

1. Краткое руководство к познанию правоты святой церкви и неправоты раскола1

Беседы двух старообрядцев, старца и юного, о их религиозном положении

Беседа первая

Старец. Трогательно для меня, юный друг мой, твое ко мне расположение и то доверие, с каким принимаешь ты мои советы и наставления. Только ты просил у меня и я давал тебе советы и наставления все в делах житейских. Осуетились мы в земных попечениях, в заботах о питании тела, о покойной жизни, о приобретении тленных стяжаний. Но, друг мой, «едино есть на потребу» (Лк.10:42), o едином нужно и заботиться – о спасении души: «кая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? или что даст человек измену за душу свою?» (Мф.16:26). А об этом, о главном-то, о спасении души, мы с собой совсем почти не беседовали доселе. Нужно, друг, весьма нужно нам попещись, чтобы не погубить души своих и на страшном судищи Христовом не остаться неключимыми рабами, о которых сказано: «неключимаго раба вверзите во тму кромешнюю» (Мф.25:30)!

Юный. Рад я, отче, побеседовать с тобой о таком важном для нас предмете, и благодарю тебя за попечение о мне. Но как спасти душу, это, мне кажется, известно: нужно только с истинным покаянием прибегнуть к Богу – и спасемся!

Старец. Смутил ты меня, юный друг мой, этим своим словом и в великое привел недоумение.

Юный. Каким же образом, отче, мое благое и полезное слово могло смутить тебя?

Старец. Вем и аз, что слово твое благое и полезное; не оно само по себе смутило меня, а смутило недоумение, как нам совершить покаяние, чтобы оно было угодно Христу и чтобы мы получили грехов оставление.

Юный. О чем же тут недоумение? Надобно идти к наставнику, как ходят все наши собратья, не имущие священства, покаяться пред ним во грехах и впредь блюстися, чтобы не согрешать.

Старец. Вот в этом-то и состоит мое недоумение: к кому идти на покаяние? Где найти отца духовного? Наши наставники не имеют таинственного рукоположения на священство от епископа, а только избраны нашим обществом и получили благословение быть духовниками от нас же самих, простолюдинов, чрез семипоклонный начал, или, во Уставе так именуемые, поклоны приходные; а даров Духа Святого на тайнодействия чрез епископское рукоположение не получили, и потому к ним не лежат оные Христовы глаголы: «Якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы. И сия рек, дуну и глагола им: приимите Дух Свят, имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся» (Ин.20:21–23). Сии слова Спасителя св. Златоуст толкует сице: «Яко же бы некий царь, князей посылая, власть во узилище вметати и отпущати дает, тако и сих посылая сею облекает силою» (на Иоанна беседа 86). Сего-то посольства, сего дара, сей силы Святого Духа – отпущать грехи людей наши наставники и не имеют; имеют его точию те, иже посланы от Христа, т. е. апостолы и их наместники – епископы, и от них рукоположением приемшие оные дары – пресвитеры. О сем вот что пишет Никон Черногорец, во второй его книге, именуемой Тактикон: «Яко презвитером священнодействующим исповедем бывати, а не ко инем; все божественное писание глаголет» (гл. 14 л. 72). Вонми, что этот исследователь священного писания глаголет: все божественное писание свидетельствует, что к пресвитерам, а не ко инем подобает исповедям бывати. От этих писаний я тебе приведу хотя немногие свидетельства. Вот в Кормчей, на листе 581-м, вопрос 14-й Иоанна мниха: «Аще подобает духовные дети приимати не призвитеру сущу?» – и на него ответ Святого Собора: «И весма убо о сем речем, яко онем достойно есть приимати и вязати дети духовные, и разрешати, иже от духовныя благодати власть прияша, иже суть первое епископы, и потом презвитери, иже от епископов повеление о сем приемше. Сии бо известнейшие правители, и к рассуждению помыслов прехитри, ими бо исповедания ради оставление грехов бывает. А емуже несть достойно оставляти, вотще отнюдь к таковому исповедание. Рече бо и Великий Василий, в 51-й главе мнишеских книг, яко нужда есть, имже поручено строение Таин Божиих, к тем и исповедати грехи». Не зриши ли, что глаголет Собор? «Ему же несть достойно оставляти грехи», то есть не к священнику, «исповедь вотще». Не должно ли нас с тобою устрашить сие изречение, ясно показующее, яко к нашим неосвященным наставникам, не имущим власти от Бога оставлять грехи, исповедь вотще? Страшно и прискорбно зело по совершении исповеди не получить оставления грехов, вотще быти покаянию! Вот это, друг, и должно устрашать нас, и удерживать от того, чтобы идти на исповедь к нашим наставникам. Приведу и еще несколько свидетельств об этом, дабы не подумал ты, что я вотще устрашаю тебя, как бы желая отвлещи от исповеди. Не думай того, – я и сам трепещу, не удостоившись доселе приять таинство покаяния. Вот что сказано в малом Катехизисе о пятой Тайне (л. 36): «Вопрос: Которая есть пятая Тайна? Ответ: Покаяние, еже за грехи бывает с сокрушением сердечным, во исповедание грехов, с надеждой отпущения ради излияния честныя Крове Сына Божия, и то разрешением священническим, имже сила дана есть от Христа вязати же и решати. (Ниже Разрешити кающегося никтоже может, точию православный священник, понеже кроме церкви несть спасения, ни разрешения». И в Номоканоне читаем следующее наказание духовнику: «Ведомо буди, аще кто без повеления местного епископа дерзнет приимати помышления и исповеди, сицевый по правилом церковным казнь приимет, яко преступник Божественных правил, ибо не точию себе погуби, но и елицы у него исповедашася, не исповедани суть, и елицех связа, или разреши, неисправлени суть, по шестому правилу иже в Карфагене Собора, и по четыредесять третиему того же Собора». В книге о священстве святого Иоанна Златоуста (сл. 2 гл. 4, стр. 57): «Сими (священниками) яже на небесех суть строити повелена быта, и власть прияша, юже ниже ангелом, ниже архангелом даде Бог. Не бо ко онем речено бысть: елика аще свяжете на земли, будут связана и на небеси, и елика аще разрешите на земли, будут разрешена и на небеси. Имеют убо и обладающии землею еже вязати власть, но телес токмо. Сей же союз самой касается души и проходить небеса: и яже аще соделают доле иереи, сия Бог горе известна творит, и рабский совет Владыка подтверждает. И что бо ино, разве всю им небесную даде власть? Имже бо, рече, отпустите грехи, отпустятся: и имже аще держите, держаны суть. Кая была бы сея власть большая? Весь суд даде Отец Сынови: зрю же всю сию врученную им от Сына». Приведу еще следующее сказание из книги Никона Черногорца (Тактикон, сл. 14, л. 72). « В нем же ныне жительствуем пресловущем граде Антиохии бе некий князь, и болев к смерти, исповедася презвитеру. Паки же устрабився, и разумен сый и добродетелен, суди се в себе, яко аще и бысть исповедь моя, но к смерти сущу ми бысть: елма убо Богу благоволящу здрав уже бых от болезни, лепо есть прочее по чину, и якоже подобает сотворити ми исповедь. И се убо добре совеща; не ведяше же, яко к священником лепо есть бывати исповедем. Имея же веру к некоему мниху, того призва, не сущу же священнику. Да яко ему рече, исповеди ради, той, имея ведение: не смею, рече, за еже не имети ми священнический сан. Князь же рече: аз доспех исповедатися и презвитеру, но за еже к смерти быти ми, того ради, творю се. Мних же, паки слышав,. отлагаше, дóндеже рассмотрит. И убо отшед, заутра возвратися паки, и глагола князю, елика уведе же и виде, и рече: видех некоего, яко во образе духовного моего отца, яко дающа в руце мои древо зело тонко, на нем же бе оплетено уже, и рече ко мне: возьми се, и развяжи и паки свяжи. Мне же, рече, вземшу и не возмогшу разрешити, паки дах ему. И давый ми рече: яко ведети подобает, яко ни решиши, ни вяжеши; но рекшему ти исповеди ради рцы, яко да сотворит подобающая, и призовет презвитера и исповесть грехи своя». Можно бы привести и более свидетельств о том, что исповедь пред простолюдином не подает оставления грехов и нивочто же есть; но ты должен и приведенными мною убедиться.

Юный. Как же апостол Иаков повелевает исповедовать друг другу согрешения? Вот сам апостол узаконяет пред простолюдином исповедь!

Старец. Мы должны сие апостольское слово разуметь так, как научает разуметь его Святая Церковь, а не самовольно толковать. Толкование же на сие апостольское слово обретается в древлепечатном малом Катехизисе. Здесь, в ответе о пятой Тайне, Покаянии, (л. 36 об.) читаем: «К сему и заповедь апостольская послушествует, сице глаголющи: исповедайте убо друг другу согрешения. Исповедатися убо никому же иному имамы, точию пред теми, иже имут силу разрешити, и сведением нам совещати». Зри, как должно нам разуметь, по учению Катехизиса, апостольскую заповедь: исповедайте друг другу согрешения. Чтобы получить разрешение в грехах, должно исповедатися точию имущим силу разрешати; а если нужно только посоветоваться о том, как воздержаться от грехов, то возможно обратиться и к имущим силу совещати. Но нам с тобой нужно разрешение грехов: посему и должно исповедь совершит пред имущим силу разрешати.

Юный. Но вот есть в Номоканоне ясное повеление исповедоваться пред простолюдинами: «Аще кто есть священник, неискусен же, и другий не священник, искус же имея духовного деяния, сему паче священника праведно есть помышления приимати и правильно исправляти» . На поле против этого даже напечатано вот что: «Старча исповедь прията». По сему правилу Номоканона, мне кажется, возможно и пред нашими старцами, не освященными, совершать исповедание грехов и можно от них получить правильное исправление, то есть разрешение грехов.

Старец. Ты, юный друг мой, неправильно понял смысл сказанного в Номоканоне о исповеди пред старцем, т. е. монахом, но не священником. В Номоканоне идет речь о двух видах исповеди. Одна исповедь – таинство, в котором чрез священника, имущего на то власть, преподается кающемуся разрешение грехов; другая исповедь – иноческая, нравственная, исповедь юного монаха пред старцем, с тем, чтобы научиться духовному деланию, то есть борьбе со страстями и помыслами, для чего нужен искусный, опытный в иноческой жизни руководитель, сам прошедший деянием эту борьбу. Такая исповедь требует не разрешения от грехов, а только наставления на борьбу со страстями, потому она дозволена и не освященному, но опытному в духовной жизни наставнику, или старцу. А что действительно в Номоканоне дается позволение неосвященному лицу совершать только руководственную исповедь, принимать помышления и давать руководство к борьбе со страстями, а не исповедь таинственную, в которой подается разрешение грехов, – это видно из самых слов Номоканона, тобою приведенных. Тут говорится: «не священник, искус же имея духовного деяния», то есть искусный в духовной монашеской жизни, знающий, как бороться со страстями, таковой может «помышления приимати», т. е. слушать признания иноков о нападении на них страстных помыслов, и «правильно исправляти», то есть направлять на правильное духовное житие и деяние, в которых сам искусен. Вот вся мысль в указанных тобою словах Номоканона; о разрешении грехов в этой старчей исповеди ничего здесь не говорится. Напротив разрешение грехов лицом несвященным и без епископского позволения здесь же, в Номоканоне, даже в той статье, где говорится о старчей исповеди, полагается ни во что. И действительно, кто не получил чрез таинство хиротонии власть от Бога разрешать грехи, тот как может подавать сие разрешение? Никто же может оставлять грехи, токмо един Бог, и только те, им же от Него дана на сие власть. А нам с тобой, много согрешившим, нужно получить в исповеди не наставление только, но наипаче разрешение грехов от имущего данную Христом власть вязать и разрешать грехи людей, чтобы и на страшном судищи быти не осужденными, но разрешенными. Таковой власти наши простолюдины, приемлющие исповедь, не имеют, потому и исповедь пред ними не может служить нам ко спасению.

Юный. Благодарю, отче, что ты показал мне различие между исповедаю пред священником и исповедью пред простолюдином. Я понял теперь, что пред священником исповедь есть таинство, в котором истинно кающимся подается оставление грехов полученной на то священником от самого Христа властью, а исповедь пред простолюдином не есть таинство и не подает оставления грехов кающимся, потому что простолюдин не принял от Христа власти оставлять грехи, а может быть она только полезным руководством к добродетельной жизни, если простолюдин имеет искус духовного делания. Но наши беспоповские наставники говорят, что они, хотя и не имеют священного сана, однако предки их получили благословение совершать исповедь от Павла епископа Коломенского, и это благословение передается от них друг другу доселе, подобно хиротонии. Скажи мне: не преподается ли и им чрез это благословение власть вязать и разрешать грехи, а потому и покаяние пред ними не имеет ли силы таинства?

Старец. Каждый епископ имеет власть преподавать другим благодать Святого Духа на разрешение грехов кающегося, но только преподает ее такой формой, какая установлена от самовидцев Слова, святых апостолов, то есть возложением рук священничества, и только тем лицам, над которыми сам непосредственно совершает сие таинство хиротонии; приемший же от него в таинстве хиротонии власть оставлять грехи кающихся передать оную власть другим не может, ибо не имеет власти рукополагать, т. е. сам не есть епископ. Посему и Павел Коломенский мог только сам непосредственно, чрез рукоположение кого-либо во иерея, преподать рукоположенному власть на оставление грехов, а не другой коей формой и не тем, которые непосредственно от него самого не получили рукоположения. Установить, чтобы и другие, не чрез него непосредственно, а чрез поставленных им на священство, получали власть оставлять грехи, он не имел права и силы, как не имеет и ни один епископ. А если Павел Коломенский придумал такое новое устроение, чтобы посредством благословения лиц, даже не посвященных хиротонией в сан иерея, потомственно подавать другим власть на оставление грехов, как утверждают беспоповцы, то он придумал, вопреки апостольскому преданию, какое-то новоизмышленное и чуждое Христовой Церкви учреждение. И беспоповские наставники чрез эту новую форму ни от Павла ничего не приняли (если бы он и установил такую форму, что, однако, недостойно вероятия), ни иным ничего не могут преподавать, ибо такового учреждения, чтобы простолюдины один другому чрез семипоклонный начал преподавали власть на разрешение грехов, во Святой Церкви неслыханно. Что беспоповские наставники чрез это новоизмышленное благословение не получают власти оставлять грехи, это доказывается и самым их действием: ибо они на исповеди разрешительных молитв, положенных в Потребнике, в чипе исповеди, читать не дерзают.

Юный. Но беспоповские наставники совершают чин исповеди по Потребнику: и грехи спрашивают, и псалмы и тропари читают все, как положено в Потребнике. Вот, они исповедь совершают совершенно так, как и священники.

Старец. Не в том состоит таинство исповеди, чтобы только по Потребнику расспросить грехи, но в том, чтобы по молитвам и властью священника, данною ему от Христа, разрешить кающегося, как я тебе выше показал. А эти молитвы и разрешение и сами беспоповские наставники, как не данное им, пропускают: посему и исповедь их без оных молитв и разрешения священнического не есть таинство. Да если бы они и касались того, то еще более подвергли бы себя осуждению, как недарованного касающиеся. Псалмы же и тропари положены в чине исповеди для возбуждения в кающемся умиления и сокрушения сердечного, а не в разрешение грехов: посему чтение псалмов и тропарей при исповеди, без разрешения священнического, не подает оставления грехов. Исповедь от читаемых псалмов и тропарей таинством не бывает, а только служит прельщением для простейших, что аки бы беспоповская исповедь, как совершаемая по Потребнику, есть таинство.

Беседа вторая

Юный. Из предыдущей беседы я понял ясно, что беспоповщинская исповедь пред простолюдинами не подает разрешения грехов, что ссылка беспоповцев на Павла Коломенского, будто чрез его благословение преемственно передастся их наставникам власть на совершение исповеди, не согласна с Писанием и нимало их не оправдывает, что исполняемое по Потребнику вопрошение грехов и чтение псалмов и тропарей не делает их исповедь таинством, а только служит прельщением для простейших, как это и сам я испытал. Но прошу тебя, отче, скажи мне: как разуметь и о другом таинстве, совершаемом нашими беспоповскими стариками, – о крещении младенцев возрастных?

Старец. Крещение, по нужде смертной совершенное простолюдином чрез троекратное погружение крещаемого в воду, с призыванием триипостасного Божества, Святою Церковью приемлется без повторения, и только навершается таинством Миропомазания. Но таковым случаям, допускающим совершение крещения мирянами, подвергаются лишь немногие частные лица, а не Соборная Церковь; у беспоповцев же вся их именуемая Церковь подверглась такой нужде, чего со святой Церковью никогда не бывало и быть не может. Притом же, во Святой Церкви, по нужде смертного случая совершенное от простолюдинов крещение навершается, как я сказал, таинством Святого Миропомазания; а у беспоповцев не только вся их именуемая Церковь лишена Миропомазания, но и самые совершители таинства Крещения святым миром не помазаны; без миропомазания же, по свидетельству Великого Катехизиса (л. 376), не может никто быть и совершенным христианином: «без сея тайны совершен христианин быти не может». По сему свидетельству Великого Катехизиса общество беспоповцев не только не может быть и именоваться Соборной и Апостольской Церковью, без которой несть возможно получить спасение, но даже не могут беспоповцы именоваться и совершенными христианами. А притом еще каждый должен креститься с верой, исповедуемой в Символе, который при крещении и читается. В Символе же исповедуется вера во единого Бога Отца Вседержителя, то есть крещаемый должен исповедать Бога Вседержителем, содержащим и хранящим созданные Им твари, и вера в созданную Богом едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь, то есть крещаемый должен исповедовать веру во всегдашнее ее существование вседержительным промыслом Божиим. Беспоповцы же федосеевского согласия и других не исповедуют от лет патриарха Никона существования на земле законного брака, и сим отметаются исповедовать вседержительство Божие, коим продолжается существование на земле рода человеческого; также все старообрядческие согласия, и беспоповщинские и поповщинские, не исповедуют от лет патриарха Никона во Святой Соборной и Апостольской Церкви совершения таинства Хиротонии, чрез которое преподаются дары Святого Духа на совершение и всех прочих церковных таинств, а сим они отметают исповедуемое при крещении в Символе веры вседержительство Божие, коим Святая Церковь сохраняется неодолимою от врать адовых, имущей все дары Святого Духа на священнодействие таинств, существующей в том виде и устройстве, как создана Господом. Итак, совершаемое у старообрядцев крещение совершается не с полной верой, изложенной в Символе, то есть без веры во вседержительство Божие, соблюдающее Церковь в неизменном ее виде, а у федосеевцев без веры и во вседержительство Божие, сохраняющее существование рода человеческого.

Юный. Наставники старообрядческие говорят, что они вполне веруют во Святую Церковь, существовавшую до лет патриарха Никона; посему укорять их, что они не веруют в полноту церковную, или не исповедуют вседержительного о ней промышления Божия, справедливо ли?

Старец. Самые эти слова, приводимые старообрядческими наставниками в их оправдание, ясно свидетельствуют, что они веры во вседержительство Божие, неизменно и непрерывно соблюдающее Церковь, не имеют и не исповедуют, а исповедуют его только бывшим до лет патриарха Никона, но не навсегда. Итак, они веруют, по их же словам, в Церковь когда-то только бывшую, и в промысл Божий о ней когда-то существовавший, а не в существующий неизменно и всегда соблюдающий Церковь непреклонну и недвижиму.

Юный. Так как все старообрядцы исповедуют, что аки бы во Святой Церкви преподание благодати Святого Духа на совершение всех таинств, сообщаемое чрез таинство Хиротонии, от лет патриарха Никона прекратилось, а федосеевцы исповедуют еще и прекращение брака, т. е. продолжения рода человеческого, то я вижу, что таинство Крещения совершается у них с недостатком исповедуемой в Символе веры во вседержительство Божие, хранящее Церковь и род человеческий. Но ты сказал еще, что так как у них нет таинства Святого Миропомазания, то их крещение остается ненавершенным и они сами аки бы несовершенные христиане. А беспоповские наставники в этом их лишении приводят себе оправдание из Номоканона, где сказано, что если «умрет крестивыйся (то есть крещенный от простолюдина), прежде нежели постигнута к священнику, то божественная благодать совершает его». Посему они надеются, что их и без помазания святым миром божественная благодать совершит и что крещение их имеет полную силу.

Старец. Свидетельство Номоканона, приведенное тобой, ясно показывает, что божественная благодать навершает крещенных простолюдином, если сей крещенный умрет «прежде нежели постигнута к священнику», только в том обществе, где есть священники, по воле епископа действующие, к которым крещенные, по случаю, мирянином должны быть приносимы для навершения крещения святым миром. Итак, речь идет в Номоканоне о крещенных в Соборной и Апостольской Церкви, имущей полноту иерархии и таинств, – говорится, что если здесь, в православной Церкви, крещенный по случаю простолюдином умрет «прежде нежели постигну ти к священнику», божественная благодать совершает его. К обществу же, где нет священства и некому навершить крещение чрез миропомазание, – к такому обществу сказанное в Номоканоне не относится и не может относиться. Такому обществу Номоканон никакой надежды на спасение крещенных мирянами не подает. В таковых обществах и сами наставники, сами совершители крещения, святым миром не помазаны и божественной благодатью не навершены, потому что благодать, по свидетельству Номоканона, если относить его к беспоповцам, навершает крещенного мирянином по смерти: «аще умрет крестивыйся, то божественная благодать совершает». А наставники безпоповские еще живы, и значит, не совершенны благодатью, то есть, по свидетельству Великого Катехизиса, несовершенные христиане. Как же они берутся быть наставниками других и навершать их благодатью?

Беседа третья

Юный. Еще спрошу тебя, и ты мне скажи: без причастия Святых Таин Тела и Крови Господних возможно ли иметь несомненную надежду на спасение, и справедливо ли наши наставники обещают такую надежду спасения и без причастия тела и крови Господних?

Старец. Слышится мне в твоем вопросе скорбь и печаль о нашем положении без причастия Святых Таин, и желал бы я своим ответом не только не опечалить тебя, но и утешить благими надеждами на наше положение. Но что сотворю, когда их не обретается во святых книгах, обретается же противное, то есть обвиняющее нас и наше положение? А ложными обещаниями утешать тебя, и сам знаешь, не только не полезно для тебя и для меня, но и крайне пагубно. Выслушай же на вопрос твой страшный Господень ответ, отнимающий всякую надежду на спасение без причастия Святых Таин: «аще не снесте плоти Сына Человеческого, не пиете крови Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53). После сих Господних непреложных словес как возможно иметь надежду на спасение без приобщения Святых Таин? О сих словах Спасителя в Книге о вере (гл. б, л. 50 об.) читаем: «Страшен ответ Христовых словес! И яко истинна суть словеса Его, сим заключает: небо и земля мимо идут, словеса же Моя не мимо идут. Кто не ужаснется от вышереченного запрещения, и не послушает гласа Господня? Разве той, иже живот вечный погубити хощет». Видишь, как Святая Церковь учит благоговеть к словесам Господним, трепетать пред ними и веровать в их непреложность. Так и мы должны поступать, если не хощем погубить живот свой на веки.

Юный. Наши наставники успокаивают нас тем, что и одним желанием причащения Святых Таин возможно заменить самое их причащение, что поэтому и без действительного причащения Тела и Крови Господних несумнительно получить спасение.

Старец. Не сказал Господь, что только не желающий вкушать тело Его и пить Его кровь живота не имате в себе, но прямо сказал: аще не снесте плоти Сына Человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате в себе. Итак, заповедь Господа не о желании токмо, но о действительном ядении и пиитии Тела и Крови Его. Посему не ядущие Его Тела и не пиющие Его Крови, по собственному словеси Его, лишены вечного живота. И если бы достаточно было для спасения одного желания вкушать тело и кровь Христовы, то для чего было бы в действительности и преподавать таинство Святого Причащения? Можно было бы удовольствоваться только одной беседой о нем, чтобы только возбудить желание приобщения. Но Он приемлет хлеб, благословляет, преломляет и преподает ученикам, такожде и чашу по вечери, – и не только преподает, но и повелевает творить сие в Его воспоминание. Ясно таким образом, что одно желание причаститься Святых Таин не есть исполнение Господних словес и посему недостаточно для получения вечного живота. У святого Григория Богослова есть рассуждение о том, что желающий крещения, но не исполнивший сего желания, не сподобляется царствия Божия. Рассуждение это вполне может быть приложено и к тем, которые считают достаточным для получения вечной жизни одно желание приобщения Святых Таин без действительного приобщения оных. Вот слова святого Григория Богослова: «Что же, скажешь, разве Бог не милосерд? Он знает помышления, испытует расположение, и желание креститься не приемлет разве за самое крещение?» Поставив этот вопрос, св. Григорий Богослов вот что отвечает на него: «Ты говоришь похожее на загадку, если у Бога, по человеколюбию Его, непросвещенный есть то же, что просвещенный, или с восшедшим в Царствие Небесное равен и тот, кто желает только получить оное, хотя и не творить дел Царствия... Если ты признаешь убийством одно намерение убить, без совершения убийства: то почитай крещенным желающего креститься, но не крестившегося действительно. Если же не признаешь первого, то почему признаешь последнего? Не вижу причины. Но когда хочешь, рассудим и так: если достаточно желания вместо силы крещения, и вместо славы удовольствуйся одним желанием. И какой для тебя вред не сподобиться оной, когда имеешь желание»? (Тв. св. Григория Бог. т. 3, стр. 293–295). Вот видишь, по свидетельству святого Григория Богослова, одно желание крещения не заменяет действительного крещения и недостаточно для получения славы Царствия Небесного. Точно так и желание причащения Святых Таин не может заменить самого причащения, и потому не может служить источником бессмертия и жизни вечной. Господь объявил одинаково чуждыми права на наследие Царствия Небесного как не просвещенных крещением, так и не причащающихся Тела и Крови Его, ибо Он сказал: иже веру иметь и крестится, спасен будет, и Он же сказал: аще не снесте плоти Сына Человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате в себе.

Юный. А мало ли известно издревле примеров, что иные из православных христиан умерли в пути, иные в пленении, не сподобившись причащения Святых Таин? Ужели они не сподобятся Царствия Небесного? Сицевых обнадеживают в наследии сего царствия многие отеческие писания, которые ты и сам знаешь.

Старец. О, сын мой! Все те, о которых ты упомянул, принадлежали к живому и совершенному, все члены имущему телу Церкви Христовой, которой глава есть Христос; все они от младенчества, от самого крещения, по обычаю Святой Церкви, того негиблющего брашна были насыщены; все от самого крещения причащались Святых Таин Тела и Крови Христовых; все имели в себе оное брашно не гиблющее, но пребывающее в живот вечный (Ин. зач. 20). Посему к нашему обществу, которое не имеет приношения бескровной жертвы тела и крови Господни, члены которого во весь живот свой не приемлют оного негиблющего брашна, твои примеры не могут быть приложены.

Юный. А святые мученики, которые пострадали, лишь только познавши Христа, – сколько их умерло без причастия Святых Таин! Ужели и они не получили вечного живота, не удостоились венцов страдания? Их спасение и нам подает надежду спастись и без причащения Святых Таин.

Старец. Святых мучеников, пострадавших не только не сподобившись причащения святых таин, но даже и крещения, сам Господь оправдал, потому что они Его чашу пили и Его крещением крестились (Мф. зач. 81). Некоторые мученики, как я сказал, и без крещения спаслись; но ведь наставники наши и сами не осмеливаются проповедовать спасение без Святого Крещения, по подобию мучеников. Как же они осмеливаются, в противность Господню повелению, проповедовать спасение без причащения Святых Таин, – и спасение не только некоторых отдельных лиц, а и всей их именуемой Церкви?

Юный. Наши наставники обнадеживают нас, что лишение причащения Святых Таин можно восполнить прилежным деланием добрых дел.

Старец. Это учение наших наставников возникло не от духа смирения и благодарности пред Христом Спасителем нашим, искупившим нас от греха и смерти Своею Кровию, которой и заповедал нам приобщаться во оставление грехов и жизнь вечную, но возникло от гордыни и самонадеяния, что якобы можно оправдаться и очиститься от грехов своими собственными делами. Ты помяни, колико было до распятия Христова пророков и праведников великих, каковы Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф, Моисей законодавец; но все они оправдаться не могли своею правдою, а оправданы все Кровью Христовой, по слову апостола: благодаряще Бога и Отца... «иже избави нас от власти темныя, и престави в царство Сына любве своея, о Немже имамы избавление кровию Его и оставление грехов» (Кол.1:13, 14). Апостол глаголет, что избавление и оставление грехов мы имеем Кровию Христовою; а наставники наши, вопреки апостольскому учению, проповедуют, что оправдаться и получить царство небесное можно и без крови Господней, одними своими делами! Помяни и Апостола Иоанна Богослова, в соборном послании глаголющего: «кровь Иисуса Христа Сына Его (Божия) очищает нас от всякого греха» (1Ин.1:7). И апостол Петр возвещает, что мы «избавлены честною кровию агнца непорочна и пречиста Христа» (1Пет.1:18:19). А в толковом Апостоле (л. 545) о жертве тела и крови Христовы прямо говорится, что ее никакие добродетели заменить не могут. Вот что именно читаем здесь: «Сия несть ни жертва хвалы, ни сокрушенного сердца, ни молитвы, ни милостыни, ибо сии не суть новая жертва, ибо быша и в древнем законе и в новом, но имеет едину жертву, в законе древнем никогда не бывшую, Тело и Кровь Господню, якоже и сам Господь рече: сия чаша новый завет Моею кровию, яже за вы проливается. Сию Церковь христианская присно на всяк день Богу Отцу в жертву приносит ради восприятия благодати и милосердия, на воспоминание смерти Сына Его на кресте». Также и в Кирилловой книге (л. 78 об. – 79), в изъяснение слов пророка Малахии о жертве чистой, сказано: «Невозможно приложити (оных слов) к жертве хваления, ино (и не) ко иной внутренней жертве нашей. Ибо никто не обрящется чист пред лицем Божиим. Якоже пишет: кто похвалится чисто имети сердце, или кто может чист быти от грехов? И еще инде пишет: и небо несть чисто, и звезды не суть чисты пред ним. Никоим бо образом тех словес разумети ни о которой иной жертве, кроме тоя, иже от вознесения Господня на небеса и доныне в церкви христианской во всяком месте приносится чистая жертва Тела и Крови агнца Божия, иже греха не сотвори, ни обретеся лесть во устех Его. И ту святую жертву еще от апостол церковь Христова ядением прием действует». Дозде из Кирилловой. Зри, коль ясно глаголет Писание, что только Кровию Иисуса Христа очищаются грехи наши, и что никакие наши добродетели заменить таинство Тела и Крови Христовы не могут. Посему учение наших наставников, что аки бы можно заменить причастие Тела и Крови Господни добродетелями, есть учение ложное, порожденное нашею гордостью. Ибо поистине гордыня – сопоставлять наши дела с излиянной за мир Кровию Господней, искупившей нас!

Юный. Но наставники наши говорят, что ныне уже время последнее, и на сие время слово Писания о причащении Святых Таин не лежит.

Старец. Если сказанное в Писании о причастии Святых Таин на нынешнее время не лежит, то что же лежит? Ужели для нынешнего времени Бог положил что-то особенное, чем должны мы получать спасение? – И где о том определение Божие? – В каком Евангелии возвещено и написано? А когда такого нового положения во святом Евангелии не находится, то значит, наставники наши повелевают нам слушать не Евангелия, а их самих, проповедают то, чего в Евангелии не извещается. Они учат, что словеса Господни о причащении Святых Таин на нынешнее время не лежат, что для нынешнего времени они потеряли силу. А сам Господь свидетельствует, что словеса Его никогда не прейдут: «небо и земля мимоидет, словеса же Моя не имут прейти» (Лк.21:33). На сии словеса Господни в Благовестнике (л. 224 об.) читаем такое толкование: «Небо и земля изменятся, словеса же Моя и Евангелие Мое не разорится, но пребывают. Аще и вся двигнутся, но о Мне вера не оскудеет. Являет же зде, яко Церковь честнейшу имать всех тварей: ибо аще и тварь изменится, верных же Церкви, и словеса ее, и Евангелие никогда же». Зри, как Господь за непреложность своих словес, имеющих выну сохраняться во Святой Церкви, ручается! Посему говорить, как говорят наши наставники, что аки бы ныне, в мнимое ими антихристово время, всему Евангелию существовать уже нельзя, – что, напр., слова Господни: аще не снесте плоти Сына Человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате в себе, потеряли уже силу и не могут быть исполняемы, значит не веровать во святое Евангелие и проповедовать другой, не евангельский, а свой самоизмышленный закон. О таковых, т. е. верующих и проповедующих не по Писанию, в Толковом Евангелии (л. 125) сказано: «Мнози мнеша веровати, но не якоже рече Писание, а якоже тии своим изволением последоваша, тии все еретицы». Посему, кто хочет не быть еретиком, должен веровать по Писанию. А что нужно веровать всему Евангелию, а не части только, и веровать, что Евангелие дано не на время только, а навсегда, что и при последнем антихристе нужно будет веровать согласно всему, сказанному в Евангелии, а неверующие тако будут осуждены, – это видно из слов самого Господа, сказанных Им при послании апостолов на проповедь: «Шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам. И се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века, аминь» (Мф.28:19, 20). Вот, Господь повелел апостолам учить людей всему Евангелию, а не части: учаще их блюсти вся, елика заповедах вам; и с учащими тако Он обещался быть до скончания века: се Аз с вами есмь до скончания века. Значит, и во время антихриста Он пребудет с верующими всему заповеданному в Евангелии. А кто, как наши наставники, признает ненужным веровать во все словеса Евангелия Христова, утверждая, что якобы некоторые из них потеряли силу для времен антихриста, о таковых сам же Господь сказал: «отметаяйся Мене и не приемляй глагол Моих, имать судящаго ему: слово, еже глаголах, то судит ему в последний день» (Ин.12:48). Зри, – и суд будет по Евангелию, то есть кто какое слово Евангельское не приемлет в руководство своей веры и жития, тем словом и осужден будет в последний день: то судит ему в последний день. Апостол Павел, в послании к Тимофею, заповедует: «аще кто не приступает к здравым словесем Господа нашего Иисуса Христа и учению, еже по благоверию, разгордеся, ничто же ведый... отступай от таковых» (1Тим.6:3, 4, 5). Вот, не следовать евангельскому учению есть, по апостолу, разгордение, и от таковых апостол заповедует отступать. Так, по заповеди апостола, должны мы относиться и к нашим наставникам, не приемлющим словес Господних и проповедующим, что на нынешнее время они не лежат.

Беседа четвертая

Юный. Привел ты, отче, в предыдущей беседе свидетельства о том, как тяжко погрешают и какому прещению Божию подвергают себя наши наставники, проповедуя, что якобы слова Спасителя: аще не снесте плоти Сына Человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате в себе, на нынешнее время не лежат и утратили свое значение. Сказанное тобой повергло меня в великий страх и поколебало мое прежнее к наставникам доверие, и входят мне о них таковые помыслы, что они не суть учители истины. Однако припоминается, что они против указанных тою доводов находят оправдание, – говорят: и о Ветхом Завете было сказано Богом, что он дан на вечные времена, пребудет вечно; но Ветхий Завет вечно не пребыл грех ради народа иудейского: подобно сему и завещания о вечности приношения Тела и Крове Христовы могли не сбыться грех ради наших, и не сбылись.

Старец. Несправедливо наставники старообрядческие утверждают, что Ветхому Завету аки бы назначено было Богом пребывать вечно и аки бы он прекращен ради грехов иудейского народа. По свидетельству святого апостола Павла, Ветхий Завет дан был только как пестун во Христа, то есть для приготовления нас к вере во Христа ; а пестун дается не навсегда, но только на время несовершеннолетия. Вот что именно говорит апостол: «Прежде пришествия веры под законом стрегоми бехом, затворени в хотящую веру открытися: темже закон пестун нам бысть во Христа, да от веры оправдимся. Пришедшей же вере, уже не под пестуном есмы» (Гал.3:23–25). Вот, по учению апостола, Ветхий закон отменен не за грехи иудеев, как несправедливо утверждают старообрядческие наставники, но по той причине, что как младенцу, пришедшему в возраст, не требуется уже пестуна, так и пришедшему Новому Завету, как совершеннейшему, Ветхий Завет, как пестун, стал не нужен. А что не Ветхому Завету, но Завету Новому предназначена Богом вечность от начала, о том я приведу тебе свидетельства из Писания. Еще в раю, нашим прародителям, после их грехопадения, обещал Бог, что семя жены сотрет главу змия: это есть обетование о Христе, а с Ним и о Новом Завете, а не о Ветхом. Также и Аврааму обетовал Бог, что о семени его благословятся вси язы́цы: и здесь обетование о Христе и о Новом Завете, а не о Ветхом. О сем апостол глаголет: «Аврааму речени быша обеты и семени его. Не глаголет же: и семенем его, яко о мнозех, но яко о едином: и семени твоему, иже есть Христос» (Гал.3:16). И паки: «Не законом бо обетование Аврааму, или семени его, еже быти ему наследнику мирови, но правдою веры» (Рим.4:13). Вот самые первые обетования Божии человеческому роду, данные еще прежде закона, – о сотрении главы змия семенем жены, о благословении всех языков в семени Авраама, даны о Христе, о Новом Завете, а не о Ветхом. Значит, изначала обещана вечность Новому Завету, а не Ветхому. Если же обетования Божии, изреченные еще прежде нежели дан быль Ветхий Завет, относились к Новому Завету, как имеющему вечно существовать, то уже это самое показывает, что Ветхому Завету прекращение назначалось даже прежде его появления. И потом, когда уже дан был Ветхий Завет, пророку Давиду Господь обещает от семени его по плоти воздвигнути Христа (Деян.2:30). Таковое обетование праотцам о новом законодавце ясно указует, что ветхому законоположению назначен конец. И согласно сим обетованиям Ветхий Завет прекращен, дан же Новый, – и сие последовало не в наказание за грехи иудеев, но как изменение к лучшему. Ибо, если бы прекращение Ветхого Завета и установление Нового было наказанием, как говорят старообрядцы, то о Новом Завете не было бы и обетований прародителям. О сих обетованиях праотцам – Адаму, Аврааму и Давиду писали и пророки. Один из них, Иеремия, глаголет: «се дние грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву и дому Иудову завет нов, не по завету, егоже завещах отцем их» (Иер.21:31, 32). И паки: «И дам им путь ин и сердце ино, боятися Мене вся дни, на благоту им и чадом их по них. И завещаю им завет вечный, егоже не отвращу последи их» (Иер.32:39, 40). Приводя сие свидетельство пророка о завещании Завета Нового, св. апостол Павел замечает: «внегда глаголет: нов, обветши перваго; а обветшающее и состаревающееся близ есть истления» (Евр.8:13). Вот, апостол именует Ветхий Завет обветшающим и состаревающимся; Новый же присно нов, не ветшающ и не состаревающийся, как и св. Златоуст называет его «юным» «за новую и растущую проповедь» (Маргарит, л. 480 об.). Апостол Павел показует и причину, ее же ради отменен Ветхий Завет и дан Новый: «аще бы первый он непорочен был, не бы второму искалося место» (Евр.8:7). Вот, вместо недостаточного, дан лучший завет. У беспоповцев же что дано лучшее вместо отмененного будто бы Нового Завета? Ужели они думают, что их бестаинственное пребывание, с неосвященными чрез таинство хиротонии наставниками, лучше, нежели пребывание с полнотой Нового Завета? А что в Писании говорится иногда о вечности Ветхого Завета, то сие относится не к нему, а к Новому Завету, которого он был предобразованием: в нем, как в образе, завещана вечность Новому Завету. О сем вот что пишет блаженный Августин в книге своей «О граде Божием» (ч. 3-я кн. 19, гл. 6): «Усомниться кто может не без основания и сказать: как можно верить, что предреченное в священных книгах исполнится, если обещанное Богом: дом твой и дом отца твоего предидут предо Мною во веки, исполниться не могло? Ибо видим, что оное изменилось, и исполнения обещанного дому ожидать никак не можно, поскольку то, что на место его вступило, наипаче проповедуется вечным. Сие кто говорит, тот не воображает и не разумеет, что священство по чину Ааронову как тень будущего вечного священства установлено, и потому, когда оному обещана вечность, то не тени обещается и образу, но проповедуемому и прознаменуемому». Сие рассуждение блаженного Августина имеет себе твердое основание в словах апостола: «сень бо имый закон грядущих благ, а не самый образ вещей» (Евр.10:1). Из всего сказанного ты можешь видеть, что Новый Завет предуставлен изначала и ему обетована вечность, а Ветхий Завет дан как образ его и как пестун, предуготовляющий людей к, приятию Нового Завета; посему и находящиеся в Писании обетования вечности принадлежат не ему, ибо образу и тени обетования принадлежать не могут, но предобразуемому им и предзнаменуемому Новому Завету, существу и истине. Когда, по милосердию Божию, пришел Новый Завет, завет вечный, тогда временная тень уступила место вечной истине, несовершенное совершенному, предзнаменующее предзнаменованному, худшее лучшему, как говорить Апостол: «ныне же лучшее улучи служение» (Евр.8:6). Посему старообрядцы несправедливо и противно всему священному Писанию, и Ветхому и Новому, утверждают, что аки бы Ветхий Завет отменен за грехи иудеев, то есть по гневу Божию. Сие мнение не только что противно всему священному Писанию, но и хулу наносит на Новый Завет и на самое таинство воплощения Господня. Ибо если Ветхий Завет отменен за грехи людские и по гневу Божию, то выходит, что если бы евреи не согрешили, Ветхий Завет пребыл бы непрекращенным, не был бы дан и Новый Завет, не пришел бы и новый Законодавец, не явился бы и Искупитель рода человеческого, не была бы принесена и жертва на Голгофе, не была бы сотрена и глава змиева. Но несть тако, несть! Прекращен Ветхий Завет и дан Новый не по гневу Божию, но по милости и щедротам Бога Отца, пославшего нам великого совета своего Ангела. Он дал нам вместо Ветхого Новый, лучший Завет на благоту нам, а не в наказание. И евреи рассеяны и наказаны не потому, что не сохранили Ветхий Завет, но потому, что не приняли нового Законодавца и данного им Нового, лучшего Завета. Подобно им и беспоповцы удалили себя от новозаветной Церкви, остались без всякого завета и без града Божия, т. е. без Церкви Божией, рассеяны по различным дебрям раскола. Также и поповцы, не имея благодатной струи Святого Духа, подаемой чрез таинство Хиротонии, вне Святой Церкви жительствуют, – где-то на стране далече, подобно блудному сыну.

Юный. Как это, отче, говоришь ты про наших наставников, что аки бы они пребывают без Нового Завета! Они во Исуса Христа, Законодателя Нового Завета, веруют, богослужение все совершают в точности по старопечатным церковным книгам,– как-то: вечерню, утреню, часы, – кроме литургии, – и святые посты соблюдают.

Старец. Я знаю, что старообрядцы в нового Законодателя, Исуса Христа, веруют; но установленного Христом Нового Завета они не имеют: ибо Христос на Тайной вечери, преподавая таинство Святого Причащения, сказал: «сия чаша Новый Завет... сие творите в мое воспоминание» (Лк.22:19, 20). О сем же св. апостол Павел в первом послании к Коринфянам (1Кор.11:23–26) пишет: «Аз приях от Господа, еже и предах вам, яко Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб, и благодарив, преломи, и рече: приимите ядите, сие есть тело мое, еже за вы ломимое: сие творите в мое воспоминание. Такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша Новый Завет есть в моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в мое воспоминание. Елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дóндеже убо придет». Итак, по слову самого Господа и по свидетельству святого Апостола Павла, совершенное и установленное Господом таинство Тела и Крови Господни есть Новый Завет: посему только то общество имеет Новый Завет, в котором совершается оное таинство, и совершается иереями, которые по преемству, чрез таинство Рукоположения, прияли на сие власть и силу Святого Духа от апостолов, приемших сию власть непосредственно от самого Господа чрез оное повеление: сие творите в мое воспоминание. Беспоповцы же преемственных от апостолов совершителей оного таинства не имеют, и оное таинство в воспоминание смерти Господней у них не совершается: посему и быть чадами Нового Завета они не могут. И не только совершения таинства Нового Завета они не имеют, но и Господним обетованием о неодоленном пребывании Святой Церкви со всей полнотой таинств не веруют. А таковых христиан, которые хотя и веруют во Христа, но не веруют Его обетованиям, св. Златоуст, за их непоследовательность, почитает хуже язычников, совсем не верующих во Христа. Он пишет: «Почто убо приходиши, аще не веруеши Писанием, аще не веруеши Христу? Не бы рекл такового христианина быти, – не буди, но и еллинов горшего. По чесому? Посему, яко Христа непщуяй быти Бога, не веруеши аки Богу. Оное убо последования держится нечестие: не непщующему бо Бога быти Христа нужда есть ниже веровати; сие же нечестие ниже последования имать, – Бога исповедати, и не мнети достоверного быти, о нихже рече» (Колос. нравоуч. 2-е, л. 2054). Вот видишь, св. Златоуст признает «горшим еллинов» того, кто во Христа верует, а слову Его (аще не снесте плоти Сына Человеческаго... сия чаша Новый Завет моею кровию, и проч.) не верует. Ты указал на то, что у беспоповцев совершаются молитвы, то есть, вечерня, утреня и часы, по старопечатным книгам. Но это не есть Новый Завет, данный Христом, это лишь молитвы христианские. Притом стихиры и каноны, писанные во Октоихах и Триодях, составлены и церквам преданы после Седьмого Вселенского Собора, в восьмом столетии (зри о том в Книге о вере гл. 16, л. 136). Ясно, что они не составляют сущности Нового Завета, когда явились так поздно. А псалмы, положенные в Часослове, и кафизмы, суть песнопения пророка Давида, употреблявшиеся и в Ветхозаветной Церкви. Посему за одно употребление стихир, канонов, псалмов, без совершения таинства Нового Завета, т. е. тела и крови Христовы, старообрядцы еще не могут быть признаны чадами Нового Завета. А притом заметь, что беспоповцы, совершая вечерню, утреню и часы, совершают их не вполне по уставу, – все ектении и возгласы священнические пропускают: значит, и молитвы их не имеют полноты молитв христианских. Да и самые собрания их на богомоление без священника, на то определенного но воле епископа, по соборным правилам подлежат осуждению, ибо Гангрского Собора правило шестое глаголет: «Аще кто кроме Соборныя Церкве о себе собирается и, не радя о Церкви, церковная хощет творити, не сущу с ним презвитеру по воли епископа, да будет проклят». Ты сказал еще, что беспоповцы соблюдают посты христианские. Но и посты их, по слову Иоанна Златоуста, не соответствуют цели христианского пощения, ибо не служат приготовлением к приятию таинства Причащения: а посему и бесплодны. Послушай, что говорит св. Златоуст: «Востани (человече) и от земли пременися и на небо взыди. Но ли влечет тело и принуждает доле? Но се возводят посты, легце убо душевнеи соделовающе крыле, легко же сотворяюще душевное бремя, аще и олова всякого тягчайше приимут тело. Но убо еже о посте, да пождет слово; а еже о таинствех, да подвижется, ихже ради и посты бывают. Якоже бо иже во олимпийских подвизех борением конец есть венец, сице и посту конец пречистое приобщение. Яко аще не исправим сего, ради дний сих, туне и всуе претруждше себе, не венчани и кроме мзды от подвига постного отыдем. Сего ради и отцы простроша постное поприще, предуставление дающе нам, яко да, очищше и умывше себе, сице приступаем» (Сл. 6-е о серафимах, Марг. л. 224). Вот, по свидетельству святого Златоуста, беспоповцы, совершая посты не для приготовления к принятию Тела и Крови Христовы, а даже в замену приобщения святых таин, никакой мзды не получают «от подвига постного – посты их бесплодны для душевного спасения.

Юный. Наставники наши в оправдание свое говорят, что приношения бескровной жертвы тела и крови Господни лишились они не по своей воле, или вине, но чрез говорения от патриарха Никона, или самого антихриста.

Старец. О, сын мой! Это оправдание наставников не только не оправдывает их, но и паче осуждает, обличая в неверии святому Евангелию и в хуле на самого Христа Господа.

Юный. Как же это? – Докажи мне от писания. А мне кажется, что ты, отче, ошибаешься, говоря так, ибо наставники наши люди набожные, постятся и прилежат к молитве.

Старец. Если бы я сам обвинял наставников беспоповских, обвинение мое ничего бы не значило; но их обвиняет слово Божие и его обвинению ты должен верить, как имущему непререкаемую силу. Господь наш Иисус Христос, во Святом Евангелии, о себе и о противнике своем диаволе (аве яко и о служителях диавола) притчею глаголет: «егда крепкий вооружився хранить свой двор, во смирении суть имения его; егдаже креплей его, нашед, победит его, все оружие его возьмет, на неже уповаше, и корысть его раздает» (Лк.11:21, 22). И паки: «Никтоже может сосуды крепкого, вшед в дом его, расхитити, аще не первее крепкого свяжет, и тогда дом его расхитит (Мк.3:27). Из сих слов самого Господа ты должен видеть, что Святая Церковь, сей двор Его, который Он хранит, о котором обещал, что врата адова не одолеют его, никто не может расхитить, потому что крепчае Его никто же есть. Итак, Святая Церковь, хранимая всемогущим Владыкою ее, до скончания века пребудет неодоленной и не расхищенной от диавола и слуг его; и не только пребудет таковой, но и самого диавола изженет из остатка двора языческого и иудейского, где он водворяется: ибо язычников и иудеев приведет в познание истинной веры, как свидетельствует апостол: «егда исполнение языков внидет, тогда весь Израиль спасется» (Рим. зач. 107). А старообрядцы, противясь слову самого Господа, проповедуют, что будто бы патриарх Никон, или чрез него сатана, двор Христа Бога на всей вселенной, т. е. святую Его Церковь, расхитил, лишил ее благодатных даров на совершение таинства Тела и Крови Господни и прочих таинств. Не ясно ли всякому, имущему ум, что таковая проповедь есть великая хула на всемогущество Христа Спасителя? Разве мог бы патриарх Никон расхитить дом Христов, если бы даже и хотел того? Не только никто из людей, но и сам диавол могущества Христова одолеть не может. А патриарх Никон и власть имел только в Великой России; даже и в Малой России он не властвовал, а кольми паче над четырьмя патриархами и прочих мест православными христианами никакой власти не имел. Да и в Великой России он не имел власти самодержавной, потому сильно отводить всех христиан от православия не мог. Но если бы патриарх Никон имел власть и над всей вселенной, и тогда Святой Церкви одолеть не мог бы: ибо по слову Спасителя, если бы сам ад и вся сила его вооружились на Церковь Его, и тогда одолеть ее не могли бы: созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. И самый опыт подтвердил уже непреложную истину сих слов. Ибо цари римские, владевшие вселенной, 300 лет воевали на Церковь Христову, но одолеть ее не могли. О сем св. Златоуст так говорит (Маргар. о Озии царе сл. 3-е, л. 192): «Да слышат иудеи исправления наша и первопрестолство церковное. От колицех ратована бысть церковь, но никогдаже побеждена бысть. Колицы мучители, колицы воинства, колицы царие, Август, Тиверий, Гаий, Клавдий, Нерон, человецы словесы почтенны, силии, толико ратоваша юнеющу, но не искорениша; но ратовавшеи умолчени и забвению предани, ратованная же небес превзимается... Церкви бо паче небеси укоренилася есть. Но всяко безумие ми вменит еллин; но да пождет вещем указания и навыкнет истины крепость. Како? Удобнейше есть солнцу угаснути, нежели церкви без вести быти. Кто есть проповедуяй и сия рече? – основавый ту: небо и земля мимо идет, словеса же Моя, не мимо идут. И сия не токмо рече, но и пополни». Итак, оправдание, приводимое беспоповцами, что аки бы чрез гонение от патриарха Никона жертвоприношение тела и крови Господни прекратилось на всем свете, не только не оправдывает их, но и паче обвиняет в хуле на всемогущество, верность и всеведение Христа Спасителя, яко бы Он не силен был сохранить Свою Церковь, не исполнил своего обетования, что врата адова не одолеют ей, и дал сие обетование не предвидевши предстоящего одоления Церкви. Не есть ли все это крайняя степень нечестия!

Юный. Но наставники наши не потому проповедуют прекращение священства и бескровной жертвы, что аки бы Христос не мог соблюсти Церковь; они говорят, что это прекращение только попущено Богом за грехи наши.

Старец. И сие оправдание наставников беспоповских также обвиняет их в хуле на Христа, Сына Божия, аки бы Он не предвидел, что люди, во время патриарха Никона, в такое придут нечестие, что их грехами одолена будет Церковь Его, подвергнется лишению священства и таинств, посему неверно обещал, что врата адова, то есть и грехи, не одолеют Церкви Его.

Юный. Некоторые из наших не вовсе отрицают и ныне совершение таинства тела и крови Христовы, – думают, что оно где-нибудь, в безвестных нам местах, и совершается.

Старец. И это мнение о скрывающейся где-то Церкви, имущей полноту иерархии и таинств, несогласно с учением евангельским. Господь Иисус Христос в Евангелии сказал: «Никтоже светильник вжег, в скрове полагает, ни под спудом, но на свещнице, да входящии свет имут» (Лк. зач. 59). Если Спаситель глаголет о иных, что никто не полагает светильника под спудом, но ставит на свещнице, да входящии свет видят, сиречь да не горит праздно, но приносить пользу входящим: кольми паче сам Он не положит светящую светом истины Церковь свою под спудом, то есть в неизвестных миру местах, где от нее никто не просветится. И какая была бы польза миру от ее светения в неизвестных местах, где света ее никтоже может видети? Нет, она поставлена Христом на свещнице, да вси чрез нее видят свет Евангелия и получать спасение. Итак, и сие мнение некоторых старообрядцев, что аки бы ныне Церковь скрывается в неизвестных миру местах, несогласно с евангельским учением.

Беседа пятая

Юный. Теперь, из приведенных тобою свидетельств слова Божия и писаний святоотеческих, я вижу, что принадлежа к беспоповскому обществу нельзя иметь надежды на получение спасения. Но у нас в старообрядчестве есть поповцы, которые имеют священников и совершаемые ими таинства, есть отрасль поповцев – приемлющие австрийское священство, у которых имеются и епископы. Не надежно ли у них получить спасение, тем паче, что у них и служба совершается по старопечатным книгам?

Старец. О книгах старопечатных и исправлении их мы не станем говорить теперь. Рассмотрим только: указанные тобою поповцы и их отрасль – имущие австрийское священство составляют ли собою Святую Соборную и Апостольскую Церковь, созданную Господом с полнотой священных чинов и всех даров Святого Духа? – Законное ли у них священство и можно ли, принадлежа к их обществу, иметь несомненную надежду на спасение? Но прежде нежели вступить в рассмотрение законности того и другого священства, – бегствующего и австрийского, – считаю нужным кратко изложить тебе историю их происхождения. Тогда, из самой этой истории, ты поймешь, что поповцы не имеют преемственного от апостолов рукоположения епископского, посему и созданной Христом Соборной Апостольской Церкви не составляют, а суть какое-то самовольное скопище людей.

Когда именуемые старообрядцы за бывшее в России исправление книжное отделились не только от Российской Церкви, но и от Восточной, то есть от четырех патриархов восточных и сущих под ними православных христиан, у которых даже никакого исправления церковных книг и обрядов не происходило, – словом, когда они сделали отделение (или раскол) от Вселенской Церкви, то на такое отделение от Церкви не согласился с ними ни один из российских архиереев. Хотя и был на их стороне Павел, епископ Коломенский, восставший, впрочем, не против исправления книг вообще, а только против замены 12-ти поклонов земных поясными на «Господи и Владыко животу моему», но и он старообрядцам епископа не поставил. Итак, ревнители неизменяемости книг и обрядов времен патриарха Иосифа остались совсем без епископов, только с несколькими иереями, и у них, в их обществе, прекратилось таким образом совершение таинства священной Хиротонии, которое могут совершать только епископы, – прекратилось с сим таинством и преподание даров Святого Духа на священнодействие всех вообще таинств. И вот, не имея епископов для поставления иереев, они должны были неизбежно ожидать, что совсем лишатся иереев, когда умрут те, которые вместе с ними произвели церковный раскол. Ввиду этого одна часть их решила оставаться без иереев, – это и есть общество беспоповцев; а другая решилась призывать к себе священников от Церкви Российской, – это и есть общество беглопоповцев. Они решили принимать этих священников, якобы от ереси к ним приходящих, подлагая их под чин проклятия ересей и под вторичное миропомазание чрез своего священника. Так у них и делалось. Приятый таким образом иерей самовольно вступал у них в священнодейство и принимал паству без воли епископа, в противность 39 правилу святых апостол. Около двухсот лет существовала в таком положении вся поповщина, не имея епископа и совершения таинства Хиротонии, окормляясь одними беглыми попами (а беглопоповцы в таком положении существуют и доныне). И так как иереи не имеют права освящать миро, то поповцы должны были остаться и без святого мира: во избежание этого они решились малую часть мира, какую обычно дают в приходские церкви, принесенную на Ветку, – притом мира, освященного уже после патриарха Иосифа2, – разбавлять из лампады деревянным маслом, и тем разбавлением наполнили все страны жительства старообрядцев поповского согласия. Без епископа не могло быть у поповцев и освящения антиминсов, а посему не могла совершаться у них и литургия. В устранение этого лишения они употребляли древние антиминсы, и тем освящали свои церкви, без воли архиерея, что также противно правилам. К такому-то обществу, не имущему епископов, пребывающему с одними беглыми иереями, пристал в 1846 году бежавший из Константинополя митрополит Амвросий. Он был принят, как и беглые иереи, по второму чину еретиков, с проклятием ересей и помазанием мнимым миром, – принят бежавшим же от своего епископа иереем Иеронимом. После этого Амвросий, без воли Собора епископов, в противность 16-му правилу Антиохийского Собора, самовольно принял не врученную ему паству в Белой Кринице, и с тех пор началось существующее теперь у поповцев белокриницкое, или австрийское священство. Многие поповцы не приняли этого священства и остались по-прежнему беглопоповцами; а принявшие разделились между собою на разные толки – окружников и противоокружников. Вот тебе краткая история происхождения беглопоповского и из него выродившегося австрийского согласий.

Юный. Из истории этой я вижу, что как беглопоповское, так и австрийское священство не есть священство, идущее преемственно от святых апостолов чрез таинство Хиротонии. Желаю теперь, чтобы ты объяснил мне от Писания, может ли Церковь с таким священством быть Церковью Христовой и можно ли, находясь в такой Церкви, иметь надежду на спасение.

Старец. Как беглопоповцы, так и австрийские одному должны подлежать суждению, потому что австрийское священство своим основанием имеет беглопоповство, на нем создано и из него выродилось, ибо, как я уже говорил тебе, беглопоповский бежавший священник Иероним принимал и исправлял Амвросия митрополита, учредителя австрийской иерархии. А прежде нежели доказывать, что общество тех и других не составляет собою Святой Соборной и Апостольской Церкви, считаю нужным сказать – что есть Соборная и Апостольская Церковь. Потом, сличивши с нею общество беглопоповцев и австрийских, ты и сам поймешь, что то и другое не суть Соборная и Апостольская Церковь, в которой одной только можно получить спасение.

Святая Соборная и Апостольская Церковь не есть какое-либо человеческое учреждение, случайно составившееся, или умышлением людей собравшихся воедино устроенное, но создана самим Господом, божественной Его мудростью и всемогущею силою. Его же всепремудрым промыслом стоит и содержится. Как в первобытии мира, по Писанию, рече Бог: «сотворим человека... и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его» (Быт.1:26, 27); так же точно всемогущий Творец человека, воплотивыйся нас ради Сын Божий, сказал: созижду церковь Мо», и Сам же показал, какое о ней будет иметь промышление: и врата адова не одолеют ей. Сими словами Спасителя ясно показуется, что Церковь создана и содержится в бытии своем не человеческой силой и тщанием, но всемогущей силой Божией. И что обещал Христос о Церкви своей, то и исполнил. Пострадав за нас, искупив нас своею кровью, Христос по воскресении своем явился святым апостолам своим и рек им: «якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы. И дунув на них, глагола им: приимите Дух Свят: имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся» (Ин.20:21–23). Сим вседейственным словом Господь даль апостолам власть и дар Святого Духа оставлять грехи людей и показал, что власть сию будут иметь только те, кто Им самим посланы. Ибо прежде сказал: Аз посылаю вы, и потом уже, дунув, облекает посылаемых властью оставлять и удерживать грехи людей. Не посланные Господом, не получившие от апостолов по преемству сие посланничество Господне, не могут иметь и власти, данной Господом посылаемым от Него, если бы и присвоили ее себе, о чем и апостол свидетельствует, говоря: «како проповедят, аще не послани будут» (Рим.10:15). Итак, из приведенных мной слов Господних ясно открывается, что совершаемые в созданной Им Церкви таинства не суть простые действия, которые всякий мог бы совершать, но действия совершаемые силою и благодатью Святого Духа. Приимите Дух Свят: имже отпустите грехи, отпустятся. Значит, именно поданною от Бога властью и силою Святого Духа, а не человеческими словами оставляются грехи людей, а равно той же властью и благодатью Святого Духа и прочие совершаются таинства.

Непреложен был совет Божий о создании человека; непреложно и слово Господа о создании Церкви Его, а вместе о неодоленности созданной Им Церкви. И как человек создан Богом с различными, потребными для жизни его удами, то есть членами, так и Церковь, тело Христово, создана с потребными для церковной жизни удами. И несвойственно телу Христову быть лишенным каких-либо частей его. О сем св. апостол Павел, в первом послании к коринфянам, глаголет: «Якоже бо тело едино есть и уды имать мнози, вси же уди единого тела, мнози суще, едино суть тело: тако и Христос» 12), или, по толкованию святого Златоуста, тако и церковь Христова. И еще здесь же говорить Апостол: ибо тело несть един уд, но мнози; и паки: аще быша вси един уд, где тело? В послании же к Римлянам являет и причину, еяже ради Церковь создана с различными удами: «уди вси не тожде делание имут» (Рим.12:4), то есть, соответственно потребности различных действий, в Церкви является потребность и различных удов церковных, как и в чувственном теле человеческом для зрения потребны очи, для делания – руки, для хождения – ноги. И хотя все члены в теле церковном имеют каждый свое делание, но все необходимы и друг для друга и для общей жизни тела церковного, как свидетельствует тот же апостол Павел: «не может око рещи руце: не требе ми еси, или паки глава ногам: не требе ми есте» (1Кор.12:21); однако же есть между ними и различие в отношении их значения, есть пред прочими имущие преимущество, более других потребные члены, якоже о том пишет св. Златоуст: «Суть инии убо уди господственнейшии, инии же мние. Яко глава всего тела господственнейшая есть, чувствиа же вся в себе имуща, и души владычнее. И главы кроме жити не может, ногам же отсеченным бывшим, мнози много время пожиша. Темже не точию положением сия лучшая онех, но и самым действом и чином» (на послание к Ефесеям, нравоучение 10). Такое преимущественное назначение одного члена пред другим положено самим Богом, как подтверждает сие апостол, глаголя: «вы есте тело Христово и уди отчасти: и овых убо положи Бог первее апостолы, второе пророки, третие учители» (1Кор.12:27, 28). Толкуя сии слова апостола, св. Златоуст говорит: «Первое зде и второе не просто рече, но в своем чину предлагая предпочтеннейшее и меньшее показуя: темже и апостолы предложи, иже вся в себе имяху дарованиа» (На послан. к Коринф. бес. 32-я). Сего телеси церковного, имущего различные члены, апостол указует и главу в следующих словах послания к Ефесеям (Еф.1:22, 23) «и вся покори (Бог Отец) под нозе Его (Христа), и того даде главу выше всех церкви, яже есть тело Его, исполнение исполннющаго всяческая во всех». Достойно внимания, как толкует эти слова св. Златоуст: «И того даде главу превыше всех Церкви. Оле, паки где и Церковь взведе? Якоже некоим ухищрением влеча, на высоту велию возведе ю, и посади ю на оном престоле: идеже бо глаза, ту и тело; ни единем бо посредством расстоит глава и тело; аще бо расстояло бы, не было бы тело, ни бы была глава». (Там же) «Исполнение, рече, исполняющего всяческая во всех. Аки не довлеющу сему показать сродство и близость, что глаголет? Исполнение Христово Церковь, ибо исполнение телу глава. Зри, колик чин полагает Павел. Како ни единого же щадит глагола, еже представити Божию славу. Исполнение, рече, сиречь яко главе исполняется от тела; всеми бо частьми составил есть тело, и единое коеяждо требует. Зри, како того обще всех требующего вводит; аще бо не будем мнози, и ин убо рука, ин же нога, ин же иная кая часть, не исполняется все тело. Всеми убо исполняется тело его. Тогда исполняется глава, тогда свершенное тело бывает, егда вси будем съединены и слеплени» (к Ефес. беседа третья). Вот как ясно, толкуя слова апостольские, св. Златоуст свидетельствует, что где нет различных удов, потребных на различные действия тела церковного, там нет и тела церковного, и что различные уды в своей совокупности составляют исполнение главе церковного телесе, Христу. Итак, если нет даже единого уда церковного, и то есть уже лишение для главы. Посему общество, не имеющее всех членов церковных, потребных на совершение различных действий благодати, не может нарицать Христа своим главой, ибо Бог Отец положил Христа главой такому телеси, которое имеет все уды, потребные для жизни церковной, и нарицать Христа главою тела, не имущего всех сих удов, есть уничижение главе. Отсюда ты должен понять, что общества, не имущии епископа, главнейшего члена телеси церковного, не могут иметь главою своею Христа; а не имея главою своею Христа, не могут нарицаться и быть телом Его, то есть Святой Церковью Христовой.

Выше я указал тебе, что Апостол, исчисляя уды тела церковного, данные ему самим Христом, первее всех называет апостолов, которые получили от Христа всю полноту благодатных даров. По учению же Церкви, наместники апостолов суть епископы. В толковании 14-го правила Неокесарийского Собора пишется: «Епископы убо градстии по образу суть двоюнадесяти апостолу, на нихже дунув Господь, приимите, рече, Дух Святый: имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся им; се же по сих им же даровано есть и благодать Святого Духа инем раздавати». А в толковании на 55-е правило святых апостол епископы именуются главою церковного телесе, а пресвитеры и диаконы уподобляются точию рукам: «Епископы убо по образу суще Господа нашего Иисуса Христа, и глава церковного телесе именуеми, и большие чести суть достойны... Пресвитеры же и диаконы по образу суще рук, яко теми церковное правление содевает епископ. Чести убо и тии суть достойны, но не тако, якоже епископы: глава бо рук честнейши есть». Посему церковные учители исповедуют, что в Церкви должны быть три чина священной иерархии: епископ, пресвитер и диакон. О сем в Благовестнике читаем: «В Церкви чин совершение имать предстоящими украшении: и ни большим лепо быти, ни мнее, еже Слова благодатью трие сии образу в Церкви: очищение, просвещение и совершение. Три сия действа последуема чинов: диаконы очищают оглашением учения, пресвитери очищают крещением, архиереи же священные чины поставляют и совершают, еже есть рукоположение. Видиши ли, чины к действом, ни вящше, ни мнее, реку, предстоящих» (л. 205). И сии во Святой Церкви поставленные от Бога на священнодействие таинств чины столь необходимо нужны, что без них и спастись невозможно, как свидетельствует Катехизис Великий во гл. 72-й: «Аще бо и не всяк должен есть священствовати, но убо потребовати священничества всяк должен есть: без него бо спастися не может». И в 25 гл. Катехизиса говорится, что церковь Божия состоит под управлением священных, от Бога поставленных, чинов, и что общество, не состоящее под таким управлением, есть сонм злых и нечестивых людей: «Вопрос. Что есть Церковь Божия? Ответ. Церковь Божия есть собрание всех верных Божиих, иже непоколебимую держат едину православную веру и в любви пребывают, облобызают же учение евангельское непоколебимое, иже суть достойны приимати святые в божественные совершенные тайны... и иже суть под единой главой, Господом нашим Исусом Христом, а под управлением совершенных святых, от Него поставленных. (Ниже). Знай прочее добре церковь Божию и претерпевай в ней до конца вся нападения, соборища же бесовского блюдися: зане и собрание нечестивых обыче такожде нарицатися Церковью Божией. Но ты веждь и бегай от бесовского Вавилона, сиречь от сонма злых и нечестивых людей, и приимет тя Господь Бог».

Итак, Церкви, телу своему, даровал Христос три чина иерархии, и в таковом устроении она пребудет до скончания мира, по неложному Его обетованию: созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей, и по слову Его, реченному при послании апостолов на проповедь: «се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Мф.28:16). Апостолы не пребыли в земной жизни до скончания века: ясно, что Господь не только апостолам, но и преемникам их обещал тогда быть с ними до скончания века. О том свидетельствует и св. апостол Павел в приведенных уже мною словах: «И той (Христос) дал есть овы убо апостолы, овы же пророки, овы же благовестники, овы же пастыри и учители, к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова: дóндеже достигнем вси в соединение веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова» (Еф.4:11–13). Из сих слов апостола Павла видно, что данные от Бога пастыри и учители определены служить соединению всех людей в единство веры, посему и существование их должно продолжаться дотоле, пока не будет затворена дверь познания веры. А дверь познания веры отверста будет до дня второго пришествия Христова. Посему пастыри и учители в Церкви Христовой будут существовать до самого скончания века, до дня второго пришествия Христова.

Я показал тебе от божественного Писания, что церковь свою Господь создал с различными членами, чтобы она достойна была быть телом своей главы и имела возможность на совершение всех спасительных тайнодействий, или таинств святых. О таинствах и считаю нужным сказать теперь. Ты знаешь, что таинств церковных семь:

Первое – Крещение. «Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф.28:19). По сему Господню повелению, реченному апостолам, обдержно совершать святое таинство Крещения могут и должны только приемшие на сие повеление от Господа апостолы и их преемники – епископы, и епископами поставленные пресвитеры.

Второе – Миропомазание. Преподавание верующим, по крещении, дарований Святого Духа прежде совершалось чрез возложение рук апостольских (Деян. зач. 18 и 42). Потом же Святая Церковь начала преподавать сии дары чрез помазание крещенных святым миром, освящаемым епископами, преемниками апостольской власти, согласно слову апостола: «помазавый нас Бог, иже и запечатле нас и даде обручение Духа в сердца наша» (2Кор.1:21, 22). Миро освящается епископом, а освященным от епископа миром имеет власть помазывать крещенных, т. е. совершать таинство Миропомазания, и пресвитер.

Третье таинство – Евхаристия, или причащение Тела и Крови Христовых. таинство сие сам Христос назвал Новым Заветом: «сия чаша Новый Завет Моею кровию» (Лк.20:22, 1Кор.11:25); совершать сие таинство Он же сам на тайной вечери повелел апостолам: сие творите в Мое воспоминание; а приступать к сему таинству заповедал всем верным, глаголя: «аще не снесте плоти Сына Человеческого не пиете крови Его, живота не имате в себе» (Ин.6:53, 54).

Четвертое таинство – таинство Священства, или Хиротонии, т. е. рукоположение во священные чины. Его совершали посланные от Господа апостолы и совершают их преемники – епископы (Деян. зач. 35, 1Тим. зач. 287, к Титу зач. 300).

Пятое таинство – Покаяния, т. е. отпущения грехов кающимся. Сию власть – отпущать грехи даровал Господь апостолам: приимите Дух Свят: имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся (Ин.20:22, 23); посему оставлять грехи кающимся могут только апостольские преемники – епископы и от них приемшие на сие власть – пресвитеры; точию та исповедь есть таинство, в которой кающийся получает оставление грехов от имущих на то власть – епископа, или пресвитера, по повелению епископа.

Шестое таинство – Брак. О нем св. Апостол Павел пишет, что брак должен быть точию о Господе (1Кор. зач. 139), т. е., по учению Церкви, должен чрез иерея получить благословение Божие, как свидетельствует св. Игнатий Богоносец в послании к Поликарпу: «подобает женящимся и посягающим с волею епископа сочетаватися, да брак будет о Господе, а не в похоти».

Седьмое – таинство Елеопомазания, на исцеление недугов телесных и душевных. Сие таинство получило свое начало еще до распятия Господня, – тогда, когда посланные Господом апостолы, «исшедше, проповедаху (людям), да покаются... и мазаху маслом многи недужныя, и исцелеваху» (Мк. зач. 23); святой же Иаков апостол повелевает совершать оное таинство только священнослужителям Церкви: «болит ли кто в вас, да призовет пресвитеры церковные, и да молитву сотворят над ним, помазавше его елеем во имя Господне, и молитва веры спасет болящего, и воздвигнет его Господь, и аще грехи сотворил есть, отпустятся ему» (Иак.5:14, 15).

Что во Святой Церкви должны совершаться сии семь таинств, о том в Катехизисе Великом вот что сказано: «веждь убо без всякого сомнения, яко в Церкви Божией не две точию суть тайне, но всесовершенно седмь» (гл. 72). И о том, что строителями таин могут быть только поставленные от Господа епископы и пресвитеры, а не простолюдины, вот что читаем в Катехизисе Великом (во главе 72): «Вопрос. Кто может сия тайны строити? Ответ. Никтоже разве святителей хиротонисанных, имже дана есть власть от Господа Бога рукоположением наследников апостольских».

Считаю нужным объяснить тебе и то, почему дары Святого Духа в таинствах преподаются под видимыми знаками. Вот что сказано в Катехизисе Великом (глава 72): «Яко Господь Бог, глубиною мудрости своея, человеку, видимым телесем облеченному, под видимыми и телесными знамении невидимые дары своя дает: ибо аще бы точию едину имел душу, без телесе, яцы же суть ангели, то убо без сих вещественных и чувственных и видимых знамений взимал бы дары Божия; но понеже телесем обложен есть человек, сего ради кроме видимых и чувственных знамений благодать Божию не может прияти».

А что таинства сии необходимо потребны ко спасению человека, о том говорится в том же Катехизисе (во главе 80) следующее: «Сия Святые Тайны (Господь Бог) вложити благоизволил есть, да мы плотстии обложени, употреблением их невидимую Его божественную благодать имамы, и оное место ангельское на небеси исполним. Сих же Таин аще кто по чину Святой Соборной и Апостольской Церкви Восточной не употребляет, но пренебрегает я, той без них, яко без известных посредств, оного крайнего блаженства сподобитися не может». таинства же сии совершаются точию во Святой Церкви, имущей полноту иерархии. А посему пребывание вне Церкви не могут получить и спасения, как свидетельствует тот же Катехизис (во гл. 25-й): «Кроме Церкви Божией нигде же несть спасения: якоже бо при потопе вси, елицы с Ноем в ковчезе не бяху, истопоша, тако и в день судный вси, иже ныне в Церкви Святой не будут, тии во езеро оное огненное ввержени будут».

Теперь все, что я говорил тебе о церкви Божией и об ее устройстве, изложу кратко, в нескольких положениях.

Первое. Церковь не есть какое-либо самоутвердившееся общество, или какое человеческое учреждение, но создана самим Богом, стоит и существуете Его всемогущим промыслом.

Второе. Церковь создана Богом по подобию тела человеческого с различными удами, то есть членами, соответствующими назначенному им служению в Церкви.

Третье. Церковь верховным главой имеет самого Христа, и потому всегда иметь должна всю полноту членов, чтобы быть телом достойным своей главы и вполне удовлетворять всем потребностям своим, т. е. строению всех таинств Божиих.

Четвертое. Для полноты членов в Церкви должны существовать три чина иерархии: епископы, пресвитеры и диаконы, из которых вящего дарования сподобляется епископ, преемственно получающий полноту апостольских дарований.

Пятое. Как в теле человеческом един уд не составляет целого тела, так и Церковь без полноты положенных в ней от Бога священных чинов не может быть Церковью Христовой, телом своей главы – Христа.

Шестое. В таковом устройстве, т. е. с полнотой чинов, потребных на строение Таин Божиих, Святая Церковь должна существовать до второго Христова пришествия, дóндеже будет отверста дверь веры во Христа.

Седьмое. В Церкви Богом установлены семь таинств, и быть их должно отнюдь не менее.

Восьмое. Таинства церковные не суть только видимые знаки благодати и значение их не в формальном только их совершении, но в них, под видимыми знаками, чрез формальное совершение, преподается невидимая благодать Божия верующим, посему и не может быть совершителем таинств, т. е. преподавателем оные благодати, не поставленный от Бога на их строение.

Девятое. Без общения с Церковью, в которой поставленными от Бога лицами совершаются Богоуставленные семь таинств, и без употребления сих таинств спастись невозможно: посему все, находящееся вне Святой Церкви, в которой совершаются оные таинства богопоставленными лицами, надежды на получение вечного блаженства иметь не могут.

Десятое. Обетование Христово, что врата адова не одолеют Церкви, не может относиться, как иные думают, к Церкви Небесной, потому что против Церкви, сущей на небеси, и врата адова вооружаться не могут; обетование соблюсти Церковь не одоленной вратами адовыми может относиться только к Церкви, воюемой вратами ада. Не может оно прилагаться и к Церкви праотцев, прежде воплощения Господня бывшей, потому что в самом обетовании Христос говорит о будущем времени: созижду, и: не одолеют.

Вот я изложил тебе кратко, по учению слова Божия и святых отец, что есть созданная Богом Святая Соборная Апостольская Церковь, в каком устройстве создана она Богом и должна пребывать до скончания мира. Теперь посмотрим, имеет ли сходство с сей Церковью общество поповцев, как приемлющих бегствующее священство, так и приемлющих священство австрийское.

Первое и самое важное, в чем общество поповцев представляет очевидное и решительное несоответствие истинной Церкви Христовой, заключается в том, что общество сие не имело, и не имеет, таинства Хиротонии, чрез которое преподается благодать Святого Духа на совершение всех прочих таинств. Это есть таким образом общество безблагодатное и не могущее преподавать благодать Святого Духа на священнодействие.

Второе. Не имея таинства Хиротонии, поповщинские общества не могут иметь и трех чинов священства, посему не могут составлять полного тела Церкви Христовой не могут иметь своим главой Христа, не составляют Его Церкви.

Третье. Не имев епископа, общества поповщинские лишены возможности совершать все Богоустановленные таинства, чрез которые преподается благодать Божия на спасение приемлющим сии таинства.

Четвертое. На обществах поповщинских не сбылось Христово обетование о неодоленности Церкви, и они даже не имеют веры в сие обетование, а также и во всемогущество Христа Спасителя, коим Он, по своему обетованию, хранит Церковь неодоленной от врат адовых, ибо они проповедуют, что епископство, чрез которое преподаются благодатные дары на совершение всех Богоустановленных таинств, от лет Никона патриарха прекратилось, и благодать Святого Духа чрез таинство Хиротонии на совершение сих таинств не преподается, т. е. Церковь подверглась одолению, и обетование Христово о ее неодоленности не исполнилось, как будто Христос не силен был исполнить его и даже не предвидел, что дает обетование, которое не исполнится. Этим поповцы обличают себя и в неверии всеведению Божию.

Суди же сам теперь, можно ли назвать и признать общество поповцев истинною Церковью Христовой и можно ли, пребывая в нем, получить спасение.

Беседа шестая

Юный. Я согласен, что у поповцев не совершается таинства хиротонии, то есть внутри их общества не преподаются дары Святого Духа на священнодейство, а принимали они приходящих к ним от Церкви Великороссийской священников. Но они так поступали по восьмому правилу Первого Вселенского Собора. А когда принимали приходящих к ним священников по соборному правилу: значит, имели священство законное, правильное. По сему же правилу они приняли и митрополита Амвросия: значит, и священство от митр. Амвросия, как от принятого законно, есть законное же священство.

Старец. Я показал и доказал тебе от Писания, что Церковь есть Божие здание, – показал, с какими она создана членами, какие силы и какие дары Святого Духа преподаются внутри нее, и каковы об ее неодоленности Христовы обещания; показал, что все это неприложимо к обществу поповцев, которое посему и нельзя признать за Соборную и Апостольскую Церковь. Но ты все сказанное мною от Писания как будто забыл и ни во что положил, – думаешь, что Церковь Христова может существовать с приходящим отвне священством, приемлемым по восьмому правилу Первого Собора, без подаваемых внутри нее благодатных даров. Значит, ссылаясь на восьмое правило, ты отвергаешь все установление Христово о Святой Церкви и все апостольское и святооческое о ней учение; ты хочешь как будто создать Церковь на одном восьмом правиле, которое случайно появилось уже в четвертом столетии, составлено по случаю возникшего тогда вопроса о принятии еретиков в Церковь. Но ведь Церковь существовала и до восьмого правила. Если же, по-твоему, восьмое правило есть основание Церкви, то скажи мне: как и на чем Церковь существовала до издания оного правила? Это я говорю, не уничижая восьмое правило Никейского Собора, но только хочу тебя вразумить, что напрасно ты оставил все приведенные мной свидетельства о том, как создана Богом Святая Церковь и в каком виде и устройстве должна неизменно существовать, а хочешь показать утверждение Церкви на одном восьмом правиле. Теперь, пожалуй, скажу тебе и о правиле, – скажу, что есть правило и почему именуется правилом. Для лучшего тебе понятия объясню это примером. При корабле есть древо, которым управляется корабль в своем шествии,– оно называется кормилом. Им корабельщик направляет корабль, куда ему благоугодно, и без него корабль не может плавать и малое время, будет неизбежно бедствовать. Это кормило, или правило, не есть корабль, а только находится при корабле, как необходимая его принадлежность. При корабле бывает одно лишь кормило, или правило; а во Святой Церкви, имеющей подобие корабля, правил множество, – по каждому особому предмету свое особое правило; и когда по какому предмету нет надобности рассуждать, тогда нет потребности и в правиле, относящемся к этому предмету. Есть также различие между правилами церковными: одни всегда нужны для потребности самой Церкви, как-то первое апостольское правило: «два или три епископа поставляют епископа», и второе апостольское правило: «един епископ поставляет пресвитера и диакона», также и прочие им подобные; другие служат только на какой-либо случай, даже и составлены по какому-либо временному случаю. К числу последних принадлежит и восьмое правило Первого Вселенского Собора, изданное на случай принятия в Церковь приходящих от ереси новатиан, и оно в подлинном смысле только при принятии оных еретиков служило и должно служить руководством. А так как ныне еретиков новатиан не обретается, то и правило оное остается без употребления. Вновь же явившиеся еретики на приятие их требует нового, собственно об них, церковного рассуждения и распоряжения. Притом и о самих новатианах есть правила других Соборов, Вселенских и Поместных, не согласные уже восьмому правилу Никейского Собора. Именно правилами Второго и Шестого Вселенских Соборов и Поместного Лаодикийского помазывать миром новатиан повелевается, а о приятии их хиротонии ничего не постановлено; в послании же Константина-града Собора к Мартирию епископу Антиохийскому (Кормчая гл. 37) прямо сказано, что приходящих от новатиан священных лиц должно снова хиротонисати в сан, в нем же беша. Итак, когда не было новатиан; не было ни восьмого, ни прочих правил о принятии новатиан, а по прекращении сих еретиков и правила сии остались без употребления. Церковь же и прежде и после сего существовала и существует, изобилуя в ней самой непрерывно и неизменно присущими благодатными дарами. Притом ты должен знать и помнить, что восьмое правило дано в руководство Святой Церкви, имеющее всю полноту даров Святого Духа, и не ради сообщения ей благодатных даров чрез приятие еретиков. Это доказывается самым правилом, где сказано: «приходящих ко Святой Соборной и Апостольской Церкви». Еретики приходят к церкви: значит и без их прихождения Церковь существует во всей полноте благодатных даров. И обладавшие сими дарами 318 епископов первого Никейского Собора изложили восьмое правило для спасения приходящих к Церкви еретиков, а не для принятия от них благодати, чтобы ей восполнить свое безблагодатное существование. А беглопоповцы принимали священников, по их мнению, от ереси именно для того, чтобы ими восполнить лишение в своем обществе благодатных даров, для своего спасения: ибо если бы к ним еретики не пришли и, как они думают, даров Святого Духа им не принесли, они должны были бы погибнуть без причастия таинств. Итак приятие ими приходящих к ним священников не согласно и с самою целью 8-го правила Первого Вселенского Собора, на которое поэтому напрасно они ссылаются. Этим своим действием они противятся и у становлению Божию и всем правилам святых апостолов и Вселенских Соборов, ибо Бог положил, как уже сказано выше, чтобы Святая Церковь сама, внутрь себя, изобиловала благодатной хиротонией, а не от еретиков заимствовалась ею, апостольские же правила ясно повелевают, чтобы два, или три епископа поставляли епископа (пр. 1-е) и чтобы един епископ поставлял пресвитера и диакона (пр. 2-е). Теперь ты можешь видеть, что поповщинское общество, пробавляясь священством чрез приятие от ереси, не составляет Церкви Христовой, в которой самим Богом установлено непрерывное продолжение священства чрез совершение в ней самой таинства Хиротонии. Значит, находящиеся в сем обществе находятся не в Церкви Христовой и надежды на спасение иметь не могут, доколе пребывают в сем обществе.

Юный. Вижу действительно, что восьмое правило дано в руководство Святой Церкви, имеющей всю полноту благодатных даров, – дано на спасение приходящих к ней от ереси, а не в восполнение ее самой благодатными дарами, что поэтому сим правилом поповцы пользуются несогласно с его назначением. Но они говорят, что это у них делается по нуждному случаю; а учения о том, что таинство Хиротонии должно совершаться внутри самой Церкви, они не отвергают.

Старец. Нужде подвергаются лица и частные места; а поповцы распространяют нужду на всю Вселенскую Церковь, признавая прекращение православной иерархии во всей вселенной. Это есть неверие во обетование Христово о неодоленности Святой Церкви.

Юный. Скажи мне, отче, и еще о незаконности священства у поповцев, если что знаешь, чтобы я мог составить полное и правильное о нем понятие.

Старец. Из собственного учения поповцев о их священстве нетрудно видеть, что они не могут иметь надежды на получение спасения чрез совершаемые сим священством таинства. По их мнению, не только Церковь Российская, но и Церковь Восточная есть якобы Церковь еретическая, и чрез совершаемые в ней таинства благодать Святого Духа якобы не преподается: потому и приходящих к ним от Церкви Грекороссийской они приемлют чрез проклятие ересей3 и чрез повторение таинства Миропомазания. Этим они именно выражают свое верование, что в Церкви Грекороссийской и чрез таинство Хиротонии благодать Святого Духа не преподается, а совершается только одна видимая форма таинства. Но когда они в таинствах Церкви Грекороссийской преподание благодати Святого Духа не исповедуют, то спрашивается: откуда же их иереи получили благодать Святого Духа на священнодейство? Иереи их, приемлющие новых приходящих к ним иереев, преподать сим последним Святого Духа на священнодейство не могут, ибо если бы они могли преподавать благодать Святого Духа на священнодейство, то преподавали бы оную чрез таинство хиротонии. Скажут, что она преподается им чрез таинство Миропомазания, которое совершается над приходящим иереем? Но таинство Миропомазания благодати Святого Духа на священнодейство не преподает; а если бы преподавало, то всякий верный, помазанный миром, мог бы священнодействовать. Зри о том у Симеона Солунского в первой его книге, во главе 664. Итак, в Церкви Грекороссийской преподание благодати Святого Духа на священнодейство чрез таинство Хиротонии поповцы сами отрицают, иереи же их не могут преподать благодать приходящему от Великороссийской Церкви иерею, и миропомазание того дара приходящему преподать не сильно: оказывается таким образом, что и по мнению самих поповцев их иереи священнодействуют без благодати Святого Духа. С таким же неверием в благодатность таинств Грекороссийской Церкви принят был поповцами и митрополит Амвросий: значит, и все совершенные им в Белой Кринице священнодействия, по суду самих поповцев, также лишены благодати Святого Духа. И еще. Приходившие к поповцам иереи самовольно принимали не врученную им от епископа паству, что запрещается 39-м правилом святых апостол; также и митрополит Амвросий принял самовольно не врученную ему от Собора епископов паству, за что по 16-му правилу Антиохийского Собора подлежал извержению из сана. Приведу и самые правила, указанные мной. 39-е правило святых апостол: «Без воли епископа своего пресвитеры, или диаконы да не творят ничтоже, тому бо суть поручени людие господни. Толкование. Несть достойно пресвитеру, или диакону, без повеления епископа своего, ни людей связовати, еже есть отлучити, или умножити или умалити епитимию, сиречь запрещение, или ино что таковое творити, аще не будет дано им от епископа о том писание, сиречь приимати в покаяние, и вязати и решити, свене (кроме) того не могут ничтоже творити: яко епископу суть поручени Господни людие, и той хощет воздати слово о душах наших». Вот что гласит апостольское правило, – не только повелевает пресвитеру без воли епископа ничего не творить, но сказует и причину такого повеления: «яко епископу суть поручени Господни людие», посему епископ порученных ему людей поручает и пресвитеру. У поповцев же приходящему от ереси пресвитеру кто поручает паству? Какой епископ? Итак, он самовольно приемлет не порученную ему паству, и сие дело есть не что иное, как точию неданного восхищение. О епископе же, самовольно восхищающем паству без воли Собора епископов 16-е правило Собора Антиохийского глаголет сице: «Иже кроме совершенного Собора, иже самого митрополита на праздный церкви престол наскочив, аще и сам празден есть от епископии, да будет извержен. Толкование. Праздного убо епископа, не имущего епископии, в праздную церковь, не имущую епископа, поставляти от совершенного Собора, ту сущу и митрополиту тоя области се правило повелевает, а не самому о себе престол восхитити, аще и от всех людей града того нудим есть, аще не хощет быти извержен». Не ясно ли, что митрополит Амвросий поступил вопреки сему правилу? Не только самовольно, без воли Собора, принял он паству, но и оставил своего патриарха, не указав никакой за ним ереси, что прежде удаления от патриарха неотменно должен был сделать; но он ни прежде своего удаления, ни после, когда уже бежал от патриарха, Греческую Церковь ни в какой ереси не обличил, а только выставлял личные свои обиды, из-за которых никак не должен был и права не имел оставлять Греческую Церковь. И оставив так незаконно Греческую Церковь, имущую полноту иерархии и таинств и не зазренную в ереси, Амвросий пришел к обществу безиерархическому, не имущему семи таинств, безблагодатному: значит, он пришел не к Церкви, как повелевает восьмое правило 1-го Собора, но к толпе людей, ничего похожего на Вселенскую Церковь не имущей. Присмотрись теперь и еще ближе, согласен ли восьмому правилу переход Амвросия от Греческой Церкви к беглопоповщинскому обществу. Восьмое правило принимать еретиков повелевает Соборной и Апостольской Церкви, имущей полноту даров Святого Духа на строение Церкви, на совершение всех семи церковных таинств; а беглопоповщинское общество было не таково, не имело всех сих принадлежностей Церкви, посему и оным правилом не могло руководствоваться. Когда же Амвросий пришел не к Соборной и Апостольской Церкви, а к обществу безблагодатному, не могущему преподавать чрез хиротонию благодать Святого Духа на совершение таинств, то он и не мог быть в сем обществе основателем иерархии, не мог создать из сего общества Соборную и Апостольскую Церковь, ибо учредитель иерархии и создатель Церкви один Христос. Восьмым правилом требуется, чтобы приходящий от ереси обещался повиноваться Соборной и Апостольской Церкви; Соборная же и Апостольская Церковь повелевает иерею ничтоже творити без воли епископа, а епископу не приимати паствы без воли Собора епископов, и приемшего паству без соборного повеления извергает из сана. А в обществе поповцев все совершалось вопреки воемому правилу Первого Вселенского Собора: приходящие к ним иереи и сам митрополит Амвросий пришли не к Соборной Церкви и повиновения Церкви не оказали, самовольно приняв паству. Итак соборные правила сих иереев и самого Амвросия не оправдывают, а паче осуждают, саны их и действия их в санах нивочтоже вменяют. Номоканон же за таковые самовольны действия произносит осуждение: «о духовном же служении, подобен есть согрешению нерукоположне действующего, иже без повеления и заповеди святительские действует» (лист 57, об.). Зри, согрешение без воли архиерейской священнодействующего Номоканон уподобляет согрешению нерукоположне действующего. А у старообрядцев приходящий к ним иерей, отрекшись от Церкви и своего архиерея, без воли архиерейской совершает все священнодейства: значит, по изречению Номоканона, он подобен нерукоположне действующему; сей же, то есть без рукоположения священнодействующий, в Номоканоне (на л. 57) осуждается даже и горше тех самых нечестивых бесов, во ангела светла преобразующихся, но не сущих, от которых ни божественные гласы, ни божественная дела. Сказанное мною о бегствующих к поповцам иереях должно сказать о бежавшем к ним митрополите Амвросии. Итак, поповщинское общество, по суду Церкви, подлежит крайнему осуждению.

Юный. Ты упомянул, что поповцы не имели даже благодати Святого Духа на освящение мира. Но мне кажется, они в том и нужды не имели, ибо за оскудением мира дозволяется оное разбавлять.

Старец. Святая Соборная и Апостольская Церковь получила от Бога благодать – в потребное время освящать святое миро, а не разбавлением мира удовлетворять потребность в оном. Разбавление мира в случае нужды дозволялось только частным лицам, по отдаленности пути не могущим достигнуть его получения; но и тем дозволялось только временно разбавить, а не всегда разбавлением удовлетворяться. Такового позволения нигде не обретается. А если общество поповцев, считающее себя Церковью, утратило дар Святого Духа на освящение мира, это явный признак, что общество сие не сообразно Соборной и Апостольской Церкви, имеющей полноту даров, есть общество безблагодатное, не имущее надежды на получение блаженства, и апостольские слова: «вся нам божественные силы Его (Сына Божия), яже к животу и благочестию, подана разумом призвавшего нас» (2Пет.1:3), на сем обществе не исполняются.

Юный. Благодарю тебя, отче, за разъяснения. Из них я понял, что поповцы, подобно как беспоповцы, не имея епископства, не имели в своем обществе и преподания даров Святого Духа на священнодейства, к каковому безблагодатному обществу пришел митрополит Амвросий; понял, что восьмое правило Первого Вселенского Собора поэтому нимало не оправдывает поповцев, ибо дано в руководство Соборной Церкви, имущей всю полноту благодатных даров на священнодейства, и правилом сим установлено принятие приходящих от ереси для спасения самих же приимаемых, а не для того, чтобы безблагодатную Церковь восполнить дарами благодати, чего ищут от принимаемых иереев поповцы; и по сему правилу приходящие должны покоряться церковным законам, а по законам церковным, тобою указанными., иерей должен принять паству по воле епископа, а епископ по воле митрополита с Собором епископов, чего у беглопоповцев не было и быть не могло за неимением епископа. Из всего этого я понял, что восьмое правило Первого Вселенского Собора к поповщинскому обществу не принадлежит, и напрасно поповцы хотят на нем утвердиться. Понял и то, что поповцы, приемлющие бегствующих иереев и приемлющие австрийское священство, подобно безпоповцам, не веруют во всемогущество Христа Спасителя, – не веруют, что Он силен сохранить свою Церковь от врат адовых неодоленной: ибо проповедуют прекращение в Церкви епископского чина, а с сим вместе и прекращение во Святой Церкви преподания даров Святого Духа на священнодейства. Итак, поповцы, в сущности, не отличаются от беспоповцев, ибо попы их (и сам Амвросий) восхищают не дарованное им, без воли епископа, без повеления архиерейского дерзают присваивать не порученную им паству и без воли же епископа священнодействовать дерзают, как и беспоповские неосвященные старики пасут паству, не будучи на то поставлены, и в собраниях предстоятельствуют никем не уполномоченные. Думаю даже, что поповцы более виновны, чем беспоповцы, ибо видимостию священства удобнее могут прельщать простейшх. Все это стало понятно для меня после того, как ты разъяснил, что старообрядцы, не имея епископов в непрерывном от апостолов преемстве, не могут иметь и благодатных даров на совершение семи таинств, кои необходимо должны совершаться в Церкви Христовой для спасения и жизни ее членов. Но вот что приходит мне на мысль, – ведь Римская и Армянская Церкви имеют от апостолов преемственную иерархию и совершение всех седми таинств. Ужели поэтому следует признать их православными? В Книге о вере сказано: «И еретицы в раздрании своем подобные имут Церкви, подобные епископы и иные в духовном чину клирики» (гл. 23, л. 215 об.). Что ты мне на это скажешь?

Старец. Ты предлагаешь мне не новый вопрос. Старообрядцы, желая оправдать себя в лишении иерархии и Святых таинств, именно говорят, что и у латинян-де, есть полная иерархия, все совершаются семь таинств, однако они неправославны, а мы-де хотя без иерархии находимся и не все у нас семь таинств совершаются, да все же мы православные. Но это говорят они, чтобы только прикрыть свое безблагодатное существование. А твое недоумение я поясню. Церковь Римско-католическая не соблюла вполне православное исповедание веры, но к евангельскому откровению о Святом Духе: иже от Отца исходит, прибавила: и от Сына, – этим она нарушила Символ веры, изложенный на Втором Вселенском Соборе; также и Церковь Армянская зазирается в противности учению Четвертого Вселенского Собора о двух во Христе естествах. А притом этих Церквей нововведения в догматах веры уже издревле Восточной Церковью объявлены, потому о них нам и рассуждать излишне. Ты привел свидетельство из Книги о вере, что и еретики в раздрании своем имеют епископов, и из этого свидетельства заключаешь, что если где существуют епископы, это еще не означает, что там есть и православие. Правда, – и еретики имеют епископов, но в раздрании, то есть епископов, оторвавшихся от Церкви, подобно тому, как и Амвросий оторвался от Грекороссийской Церкви. Об этом, что таких епископов имеют и еретики, Книга о вере говорит, – это правда; а того, чтобы истинная Церковь могла быть без епископов, не только в Книге о вере, но и нигде в божественном Писании и в отеческих творениях писанного не обретается; напротив, говорится решительно, что без епископа ниже христиане. Посему указывать на Римскую и Армянскую Церкви, со ссылкой на Книгу о вере, чтобы оправдать пребывание старообрядцев без полноты церковной, несправедливо.

Юный. Вижу теперь, что то положение, в котором мы пребывали, то есть беспоповщинское, не оставляет нам никакой надежды на спасение; да и положение поповцев не лучше нашего, – если перейти к ним, у них также нельзя иметь надежды на спасение. Что же теперь делать нам? Куда приклонить главу с несомненной надеждой на спасение?

Старец. Нам должно, сын мой, благодарить Бога, что Он дал нам рассмотреть и уразуметь несправедливость и бедственность того положения, в котором мы доселе пребывали; на Него же мы должны возложить надежду, что по своему великому милосердию Он поможет нам обрести и истинную церковь Его, в которой несомненно получается спасение. Но знай и помни, сын мой, что к Нему, милосердому Избавителю, должно притекать с усердной молитвой, – со смирением сердца и кротостью просить у Него разума, на познание истины, – молиться Ему, как научает пророк Давид: скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду! Без Божией помощи не можем мы обрести истину, как о том сказано и во святом Евангелии: «никтоже может приити ко Мне, аще не Отец, пославый Мя, привлечет его» (Ин.6:44). А чтобы сподобиться привлечения от Отца небесного, должно творить дела достойны покаянию, то есть должно исполнить заповеди Христовы, полагая исполнение оных не столько во внешних подвигах, сколько в делах милосердия и любви. Должно также с прилежанием и вниманием читать священные книги, наипаче же святое Евангелие и Апостольские послания с толкованиями на них святых отец. И искать истину должны мы беспристрастно; а обретши истину, должны никого и ничего ей не предпочитать, – ни сродников, ни ближних, ни благая мира сего. Еще помни, что, читая книги, должно отличать богооткровенные истины, то есть догматы веры и богопреданные таинства, которые неизменяемы суть, от обрядов и обычаев, которые могут быть отменяемы и изменяемы по церковному распоряжению и усмотрению, как самой Церковью установленные, о чем ясно говорится в 11 и 13 правилах Лаодикийского Собора. Так должны мы, для спасения нашего, искать истинную Церковь Христову, соблюдшую и соблюдающую неизменно догматы веры, по изъяснению семи Вселенских Соборов, имеющую непрерывную от святых апостолов иерархию и все богопреданные семь таинств. И когда Бог поможет познать таковую Церковь, необходимо должно вступить в нее и пребывать в ней безо всякого сомнения на спасение, при соблюдении Христовых заповедей. Сомнение же есть причина колебаний и мать неверию; оно ослабляет человека и в исполнены заповедей Христовых.

* * *

1

Соединенные под сим заглавием три статьи, по напечатании их в «Братском Слове», были напечатаны в Синодальной типографии особой книгой (Москва, 1894 г.) со следующим «предисловием» автора: Под заглавием: «Краткое руководство к познанию правоты Святой Церкви и неправоты раскола» были напечатаны в «Братском слове» (1891 г.) и отдельной книжкой «Разговоры между православным и старообрядцем» о Грекороссийской Церкви. В предисловии к этому изданию я писал: «В сем малом сочинении содержится краткое изложение предметов, необходимо нужных к познанию истинности Православной Церкви и незаконности отделения от оной именуемого старообрядчества, более или менее подробно раскрытых уже мною прежде, в моих беседах и замечаниях на Поморские Ответы, на вопросы Никодима, на книгу Пешехонова. К составлению такового сочинения я побужден был желанием сообщить сии важнейшие сведения читателям, занятым житейскими необходимыми делами и не имеющим свободы читать пространные книги». Потом напечатаны мной также в «Братском слове» (1892 г.) и отдельно «Дружеские беседы двух старообрядцев, старца и юного, о их религиозном положении»; а вслед затем (1893 г.) дополнительный «Разговор православнаго со старообрядцем о том, была ли нужда в исправлении богослужебных книг».

В общей совокупности эти сочинения могут служить для старообрядцев именно кратким руководством к познанию правоты Святой Церкви и неправоты раскола, и дабы дать такое руководство «читателям, занятым житейскими необходимыми делами и не имеющим возможности читать пространные книги», я признал за полезное соединить их вместе и издать в одной книжице, поместив сначала «Разговоры двух старообрядцев», где показано бедственное религиозное положение последователей обоих раскольнических толков – поповщины и беспоповщнны, а потом «Разговоры православного со старообрядцем», где решаются для усомнившегося в своем религиозном положении старообрядца его сомнения и вопросы о Православной Церкви, несправедливо удерживающие его от подчинения ей и соединения с нею.

Повторю сказанное в предисловии к первому изданию «Краткого руководства»: «Молю Бога, да поможет читателям сей малый и, может быть, последний труд мой уразуметь истину Православной Церкви и погибельность раскола, – чад Церкви да утвердит в преданности и повиновении оной, а отторгшимся от Церкви да поможет возвратиться под спасительный кров ее».

2

Бегство на ветку попа Козмы, принесшего это миро, было уже много времени спустя после патриарха Иосифа, посему иосифовского мира он иметь не мог.

3

Поповцы приходящих к ним от Церкви Грекороссийской заставляют проклинать ерѳои, начинал так: «Прихожу я от никонианской ереси»; но так как ересей никаких в Российской Церкви указать не могут, то употребляют при этом чин проклятия, положенный приходящим от яковитян.

4

Вот слова Симеона Солунского: «Крестивыйся и показывайся в самом себе имать божественные дары и воссловно открываются тому сии во-время, поскольку достойна себе самого, еже действовати сия в себе, покажет, кроме божественного точию священства: сие бо, яко дар особный и едино дело Божие, хиротониею даруется».


Источник: Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. - 1-е изд., посмерт. Братство св. Петра митрополита - Т. 1, 2, 4. - Москва: Тип. Г. Лиссера и А. Гешеля, 1897-1899. / Т. 4. - 1899. - 605 с.

Комментарии для сайта Cackle