Азбука веры Православная библиотека профессор Павел Александрович Юнгеров Отзыв о сочинении Ивана Григорьева под заглавием "Пророчества Исаии о Мессии и его царстве"
Распечатать

профессор Павел Александрович Юнгеров

Отзыв о сочинении Ивана Григорьева под заглавием «Пророчества Исаии о Мессии и его царстве»

Сочинение г. Григорьева начинается кратким обычным предисловием о цели, характере и плане его труда. Главной целью и задачей своего труда автор поставляет экзегетику мессианских пророчеств Исайи. Но чтобы при подробном выяснении всех отдельных пророчеств Исайи, у читателя представлялся ясно и отчетливо общий образ Мессии и Его царства, предначертываемый пророком, автор предпосылает экзегетик отдельных пророчеств. Введение довольно пространное, в коем систематически излагается общее содержание пророчеств Исайи о Мессии и Его царствии. За экзегетикой следует обширный заключительный отдел, в котором по содержанию объединяются и систематизируются все мессианские пророчества Исайи и определяются их значения среди всех ветхо-заветных мессианских пророчеств. Таким образом, все сочинение разделяется : на Введение, Главную часть и Заключение. Рассмотрим подробно их содержание и сделаем научную оценку всему сочинению.

В Введении автор, как выше сказано, излагает общее содержание пророчеств Исайи о Мессии и Его царствии: Мессия, по пророчествам Исайи, есть истинный Бог, и действительный человек, или Богочеловек, Он есть Искупитель людей, и искупление совершить должен служением первосвященническим, пророческим и царским; Он создаст на земле царство благодати, внутреннюю жизнь членов коего пророк Исайя ясно предизображает; это царство благодати, по пророчествам Исайи, преобразится некогда в царство славы. – Так объединяет и систематизирует автор содержание мессианских пророчеств Исайи. Все перечисленные рубрики наполнены множеством цитат из книги пророка Исайи и объединены внутренне ясно и сознаваемой и выражаемой автором одной мыслью – представить мессианские пророчества Исайи в ясной, живой, отчетливой форме. Здесь начертывается ясно и пластично образ мессии и Его царства по книге пророка Исайи, и читатель с ним, как с руководством, вступает в дальнейшее чтение и изъяснение отдельных пророчеств Исайи. В таком виде и характер, рассматриваемый отдел, является очень нужным и полезным в сочинении. Даваемые автором ответы на указанные вопросы, отличаются точностью, обстоятельностью, и в тоже время компактностью, обнаруживают в авторе чрезвычайно отчетливое представление о всей книге пророка Исайи и о всех его пророчествах.

Главная часть сочинения, озаглавливаемая – Экзегетический анализ пророчеств Исайи о Мессии и Его царствии, начинается перечислением ученой эгзегетической литературы, относящеейся к мессианским пророчествам Исайи и ко всей его книге. Перечень очень подробен, но библиографических сведений не заключает. В какой мере перечисляемыми трудами автор пользовался, здесь не сказано, а равно не сказано и того, как относится его труд к обозреваемой литературе, что содержит в себе нового и т.д. После, пред анализом 42ой главы, подобный же перечень несколько пополняется толковательной литературою на вторую часть (40–66 гл) книги пророка Исайи, но также не сопровождается библиографическими суждениями. Конечно, отмечаемые пропуски, составляют некоторые пробелы и пропуски в сочинении, но более важен тот факт, что из дальнейшего экзегетического анализа, вполне несомненно весьма близкое и вполне основательное знакомство автора с перечисляемой экзегетической литературой и самостоятельное, часто критическое, отношение к ней.

По содержанию эта часть, естественно, внешне и внутренне, разделяется на два отдела ; пророчества Исайи о Мессии и пророчества о Его царствии. Обозрим первый отдел: пророчества Исайи о Мессии.

Предлагаемый автором в первом отделе экзегетический разбор обнимает следующие мессианские пророчества Исайи: VII, 13–14; IX, 1–5; XLII, 1–9; XLIX, 1–9; L, 4–11; LII, 13-LIII, 1–12; LXI, 1–13 и LXIII, 1–6. Так как план, метод, приемы экзегеса всех пророчеств, принимаемые у автора, почти одинаковы, то можно и нам анализ их в своем обозрении объеденить. Обыкновенно автор первее всего излагает дословно каждое пророчество по еврейскому тексту и славянскому переводу. Далее излагается, если указывается самим пророком ( напр. VII, 13–16) или имеет твердую научную постановку (IX, 1–7; XI, 1–5), история произнесения пророчества и значение его для современников и слушателей пророка, затем выясняется общий мессианский смысл и христологическое значение обозреваемого пророчества. После того отводится много места разнообразным доказательствам истинности мессианского понимания каждого пророчества. Здесь автор сначала излагает различные древние иудейские (упоминаемые у святых отцов и принятые в средневековой еврейской литературе) критические взгляды на каждое пророчество, толкования, отрицающие его мессианское значение. Все эти взгляды, суждения и анти-мессианские толкования, очень обстоятельно и основательно, благодаря близкому знанию апологетической литературы и твердости собственного православно -богословского суждения, опровергаются. Затем излагаются многочисленные доказательства ( из Священного Писания Ветхого Завета, из иудейского древнего толковательного предания, из Священного Писания Нового Завета, из христианского предания и из контекста речи каждого пророчества) единственно-истинного мессианского понимания каждого пророчества. Все эти доказательства отличаются замечательной полнотою, основательностью и обстоятельностью, подбор и группировка их обнаруживают тщательное изучение автором современной западной апологетической литературы.– После выяснения и установления мессианского смысла каждого пророчества, автор занимается обстоятельнейшим и подробнейшим объяснением особенно затруднительных и важных в научно-богословском отношении отдельных слов и речений, находящихся в обозреваемом пророчестве. Для точнейшего выяснения этих слов и речений автор обращается всегда к еврейскому тексту, затем часто к древним переводам : 70 толк., к таргуму, пещито, вульгат; к новым переводам: немецким ( Лютера, Эвальда, Розенмиллера, Гезениуса и др.), французским (Рейса и др.), английским (авторизованному и ревизованному), славянскому и русским ( синодальному, британского библейского общества и др.). Целью многочисленных, часто приводимых, переводных цитат и параллелей у автора был желание «уловить малейшие оттенки в понимании библейских изречений» переводчиками и воспользоваться этими «оттенками» для точнейшего уяснения библейского слова и изречений. Поэтому все древние и новые переводы в нужных случаях приводятся в подлиннике, а близкое знакомство автора с древними и новыми языками дает ему возможность точно «улавливать оттенки» а этих переводах. – Кроме переводов, здесь же автор цитирует не меньшее количество толкований древнего и нового времени на каждое затруднительное место, особенно если оно вызывает разногласия среди толковников. Тут в обилии цитируются, как Отцы и Учителя церкви, так и новые толковники западные, ортодоксального и рационалистического направления, и русские. Все их мнения оцениваются, сопоставляются, если ошибочны отвергаются, и затем устанавливается собственное, всесторонне мотивированное, мнение автора. Все упомянутые цитации возможны лишь вследствие близкого знакомства автора с древнею и новою толковательной литературой на пророчества Исайи; он уверяет, что выше помещенный им перечень толковательной литературы указывал на действительное , а не на мнимое, знакомство с ней автора. С чужих слов, со вторых и третьих рук, такие цитации невозможны, да таких пособий с цитациями и нет.

Нужно, впрочем, заметить, что указанному разбору подвергаются (и вполне резонно!) лишь некоторые слова: Дева (7,14), Еммануил, Бог крепок (9,5), Чудень, жезл и корень (9,1), отрок Господень (62, 1–5, и 80 гл.) и др., вызывающие разные рационалистические и антимессианские толкования и имеющие особенное значение в ветхозаветной мессиологии и новозаветной Христологии. Общий вывод их всего обстоятельного вышеуказанного разбора всегда у автора получается строго православный, апологетический. – Но автор не ограничивается в своей экзегетике лишь некоторыми только словами и изречениями, он объясняет вполне научно, часто филологически, исторически и богословски, весь текст обширных мессианских пророчеств Исайи. В случаях несогласия еврейского масоретского текста с переводом 70 и славянским, автор приводит нередко мотивы для предпочтения того или другого чтения и в разных местах дает предпочтение то еврейскому, то переводу 70, смотря по соответствию их общехристианскому православному пониманию. Православно -богословское, особенно же святоотеческое, понимание пророчеств Исайи всегда служит для автора руководственною питью в экзегетик. Его обзор пророчеств Исайи- не краткий лишь экзгетический анализ ( как стоит в оглавлении), а полное обстоятельное, вполне научное, объяснение всего теста пророчеств Исайи о Мессии и точнее может быть дано оглавление : объяснение пророчеств… Против общей постановки предлагаемого автором экзегеса, как в выборе руководительных начал, так и в выполнении экзегетической задачи, ничего возразить не находим, принимаемого им понимания священного текста в общем не оспариваем, хотя в частностях, конечно, и могут найтись спорные суждения, а тем более филологические исследования и выводы. Эти частности на общий наш приговор об удовлетворительности предлагаемого втором экзегеса влияния не имеют и не должны иметь. – Таково содерждание первого отдела главной – экзегетической- части. Из сделанного обозрения его видны его достоинство и научно – богословское значение. Он поражает эрудицей автора и отчетливым православно-богословским отношением к обильному и хорошо известному материалу в ученой литературе предмета. Конечно, можно указать и недостатки в нем: напр. По местам излишнюю дробность и полноту, без коих можно бы обойтись автору, как строго не требуемых темою, вербальность отдела и т.п., но охотно можно мириться с подобными недостатками.– В русской литературе, насколько нам известно, это- первый труд, по эрудиции, в области ветхозаветной мессиологии. При скудности в русской богословской литературе изучения еврейского библейского текста, настоящий отдел должен быть справедливо признан очень ценным вкладом в невеликую и вообще экзегетическую сокровищницу русской литературы.

Второй отдел той же экзегетической части заключает в себе экзегетичекий анализ пророчеств Исайи о царствии Мессии. Автор объясняет, или точнее экзегетически обозревает, здесь след. отделы из книги пророка Исайи: 2,1–4; 4,2–6; 11, 6–9; 25, 6–9; 26,19; 35, 1–10; 40, 3–5; 54, 1–3; 55, 1–5; 58, 11; 59, 21; 65, 17–20.

Все пророчества, зключающиеся в перечисленных главах, автор по содержанию делит на два класса: пророчества о благодатном царстве Мессии и пророчества о славном Его царствии. Но при последовательном экзегетическом обозрении это подразделение не соблюдается; автор, как и в первом отделе, держится библейского порядка, расположения пророчеств в порядке глав и стихов книги, иногда лишь соединяя несколько однородных по содержанию и изложению пророчеств в один отдел. Экзегетическое обозрение этого отдела, нужно заметить, значительно короче, чем в предыдущем. Свое сокращение автор объясняет ( и вполне резонно!) тем, что пророчества о царствии Мессии находятся в теснейше связи с рассмотренными в предыдущем отделе пророчествами и лице Мессии, иногда даже в одних главах и стихах (11, 1–9), а потому некоторые вопросы, напр. Доказательства мессианского понимания их, довелось бы повторять, также общие апологетические рассуждения и споры с рационалистическим и антимессианским пониманием их довелось бы повторять. Все подобные повторительные обозрения законно опускаются. В этих пророчествах, с другой стороны, не встречается таких особенных слов и изречений, какие вызывают многообразное и разнообразное разъяснение у толковников и вынуждали автора долго останавливаться над обстоятельным, с цитатами из переводов и толковников, в первом отделе толкования их. Автор в этом отделе преимущественно положительно раскрывает пророчественные мысли о царствии Мессии, заключающиеся в обозреваемых пророчествах и изредка более подробно объясняет затруднительные и спорные в экзегетической литературе слова и изречения библейского текста; иногда даются, хотя не пространные, но содержательные и дельные и последовательные изъяснения отделам. – Объяснение и обозрение и этой группы пророчеств Исайи вполне удовлетворительно. Автор соединяет здесь с отчетливым знанием всех деталей и экзегетических частностей отчетливое представление об общих идеях и мыслях, заключающихся во всех пророчествах Исайи. Излагаемые автором пророчества являются как бы пластично нарисованными художественными картинами жизни новозаветной Церкви. Читается этот отдел, не с напряжением, а с увлечением. Должно быть и автор с увлечением писал его. Как в первом отделе выделяется эрудиция автора, так здесь философско- богословские обобщающие способности.

Заключение содержит в себе библейско-богословские выводы из обозренных обоих отделов главной, экзегетической части и излагает образ Мессии и Его царства по книге пророка Исайи, и определяет значение мессианских пророчеств Исайи среди всех других ветхозаветных пророчеств. Здесь, при отчетливом строго-научном и в тоже время художественном, православно -богословском начертании образа Мессии, автор выполняет труднейшую для экзегетов всех веков задачу: соединить в одном лице страждующего Отрока Господня и царствующего Эммануила, выяснить, как действия, по видимому, столь различных лиц могли у пророка соединяться в одном лице – Богочеловека- Мессии. В этом- немалая заслуга атвора пред многочисленными западными современными богословами, не находящими подобного единства и допускающими, не только двух, а даже трех пророков, предвозвестивших заключающиеся в книге Исайи мессианские пророчества.– При обзоре пророчеств Исайи о царствии Мессии, автор выделяет пророчества о состоянии членов благодатного царства Мессии и славного царства Его, отчетливо начертывает их жизнь, по пророчествам Исайи, в Церкви воинствующей и торжествующей. – В последних вопросах автор сравнивает пророчества Исайи о Мессии и Его царствии со всеми другими ветхозаветными мессианскими пророчествами, находит у Исайи объединение многих пророчеств, раскрытых в отдельности другими пророками, и возвещение многих новых пророчеств. Здесь довольно подробно сравниваются ветхозаветные мессианские пророчества, заключающиеся во всех ветхозаветных книгах, с параллельными им пророчествами Исайи и определяется их взаимоотношение. Этот отдел очень ценен в изучении ветхозаветной мессиологии и обнаруживает в авторе отчетливое знание, не одной только книги пророка Исайи, но всех ветхозаветных книг и наполняющих их мессианских пророчеств. В русской богословской литературе подобные отделы очень редко встречаются, а в западной окрашиваются в своеобразный, часто рационалистический, колорит, зависящий от предвзятых исагогических суждений о происхождении ветхозаветных книг. Думается, что автору стоил последний отдел очень немалого труда и напряжения мысли, как плод самостоятельных занятий.

Сочинение г. Григорьева заканчивается апологетическим выводом, в коем автор сличает «образ и действительность», т.е. пророчества Исайи и историческое исполнение их в слежении Иисуса Христа и жизни Его Церкви. Автор оттеняет их взаимное сходство и соответствие и делает апологетический вывод о божественности ветхозаветной и христианской религии : только Господь мог открыть пророку- евангелисту новозаветные события с такой точностью и соответствие действительности.

Итак, г. Григорьев всесторонне, строго-научно, в православно – богословском направлении, преимущественно экзегетически, обозревает все пророчества Исайи о Мессии и Его царствии. Совету известно, что на эту тему он писал в 1896/7 учебном году кандидатскую диссертацию, в коей обозрена была лишь часть пророчеств Исайи о Мессии. Эта часть в настоящее сочинение вошла, но в значительной переделке, пополнении и улучшении. Свой отзыв тогда я заканчивал разъяснением, что автор не имел физической возможности, в короткий срок изготовления кандидатских диссертаций, обозреть все мессианские пророчества Исайи, для этого нужно значительно больше времени. Поэтому я ходатайствовал об оставлении его профессорским стипендиатом, что было исполнено. Из настоящего сочинения видно, что автор стипендиатский годен, да и последующее время, употреблять значительное пополнение кандидатской диссертации – обозрения всех других, ранее необозренных, мессианских пророчеств Исайи, их объяснением и систематизацией, установлением их значения в обзей системе ветхозаветной мессиологии, а равно и значительной экзегетической обработкой пророчеств, обозревавших в кандидатской диссертации. С радостью приветствую новый труд г. Григорьева, как добросовестное исполнение моих ожиданий и пополнение значительного пробела в русской богословской литературе. В последней доселе было лишь кратенькое собрание и объяснение некоторых мессианских пророчеств Исайи (Ярославль. 1872 г. Имени автора нет). А между тем отческая письменность и западная богословская литература отводит им очень и очень много места и посвящают на разъяснение их много труда.

В заключение, оттеняя выдающиеся достоинства сочинения : обширное знакомство с литературой предмета, отчетливое православно- богословское понимание его, вполне научную постановку и решение вопросов темы, твердое богословско-философское обощение и освещение всех частностей обширной темы, чистый литературный язык сочинения, считаю догом перед Советом заявить, что по моему мнению, сочинение г. Григорьева вполне удовлетворительно для присуждения автору степени магистра богословия.

 

Источник: Православный собеседник, 1904, т. 1, прил., с. 1–9.

Комментарии для сайта Cackle