Азбука веры Православная библиотека профессор Павел Александрович Юнгеров Отзывы о сочинении В.И. Протопопова "Переход евреев через Чермное море"
Распечатать

профессор Павел Александрович Юнгеров

Отзывы о сочинении В.И. Протопопова «Переход евреев через Чермное море»

(История его и религиозное значение по книгам В. и Н. Завета, по святоотеческим творениям, и по церковным песнопениям)».

Автор раскрывает предмет в четырех главах сочинения сообразно с теми пунктами, которые намечены самою темою. В первой главе, после краткаго, но живого изображения чуднаго события по точному смыслу библейскаго повествования, автор, имея в виду, что значение этого события основывается на его достоверности и чудности, счел необходимым критически разобрать важнейшия, так называемыя, научныя гипотезы, из которых одни совсем отвергают факт перехода чрез море, а другия отрицают его чудесный характер. Прежде всего он разобрал гипотезу прославленнаго египтолога Бругша, совсем отрицающую переход евреев чрез Чермное море, получившую известность не за свои научныя достоинства, а благодаря имени своего составителя. Бругш усиливается доказать, что евреи спаслись от преследования египтян, пройдя по узкой косе, отделяющей Сирбонидское озеро от Средиземнаго моря, заливаемой иногда водою. Указавши на то, что Бругш, предполагая движение евреев из Егиипта по берегу Средиземнаго моря, (совершенно пренебрегает библейским свидетельством об их исходе, автор на основании свидетельства английскаго изследователя Честера доказал, что Бругш, так хорошо изучивший самый Египет, совсем не знает местности, сопредельныя Египту, по которым предполагает путь евреев, потому что приписывает им свойства, которых оне в действительности не имеют. Этим подрывается всякая научная значимость гипотезы Бругша. Далее автор критически разбирает гипотезы, в основании которых лежит мысль, будто евреи воспользовались для перехода чрез море обыкновенным его отливом. Определив с точностию время, в течение котораго при отливе могло обнаруживаться дно моря в месте перехода евреев, и длину этого перехода, он справедливо находит, что этого времени совершенно недостточно для передвижения 3.000,000-й массы евреев, совершавших путь со всем движимым имуществом, с детьми, слабыми стариками и больными. Здесь автору попутно пришлось доказывать многочисленность евреев, вышедших из Египта, которую рационалисты, предвидевшие вышеизложенное соображение, отвергали. Хотя автор, и допустил некоторую ошибку при расчете, однако не более, чем 2.000,000-е количество евреев выходит, и тогда, когда вносится поправка в исчисление. Жаль, что автор упустил здесь из внимания еще одно обстоятсльство, а именно: масса евреев, вышедшпх из Египта, состояла не из одних прямых потомков Авраама, Исаака и Яакова, но и из потомков тех домочадцев, которых Авраам обрезал в доме своем и которые стали чадами его по вере. Наконец автор разсматривает гипотезы, имеющия целию определить собственно пункт перехода евреев чрез залив. На основании историческихь и геологических данных он отвергает мысль о переходе севернее нынешняго морского залива, который хотя и простирался когда-то на север далее нынешняго, но только в эпоху доисторическую. Он отдает предпочтение тем гипотезам, которыя, согласно и с библейскими данными, и с преданием, указывают, как пункт прехода, северную оконечность нынешняго морскаго залива. Определить точно пункт перехода чрез море автор считал необходимым потому, что этим отстаивается мысль о чудесности события. Так как несомненно, что залив в течение тысячелетий укорочивался, и там, где теперь уже земля, некогда была вода, то при предположении перехода севернее пункта, указаннаго автором, неверующий мог бы сказать, что в эпоху перехода евреев воды было уже так мало, что перейти пересыхающий залив не было никакого затруднения. – Во второй главе сочинения автор раскрывает то значение для религиознаго сознания евреев, которое имел чудесный факт перехода чрез море и которое определяется многочисленными местами свящ. писания, касающимися этого чудеснаго факта. Автор собрал все эти места и так хорошо их систематизировал, что они одно другое дополняют и раскрывают, и в ходе разсуждений подлинныя слова библейскаго текста часто служат естественным продолжением формулируемой автором мысли. Из сопоставления и объяснения этих мест ясно открывается, что чудесный переход чрез море уяснил для евреев следующия истины: Иегова есть единый истинный Богь, Бог неба и земли, и кроме Него нет никаких других богов. Свойства Иеговы – безконечное всемогущество над природою, безпредельная любовь к избранному народу, абсолютная верность Его данным обетованиям, правосудие, милующее праведников и карающее нечестивых и упорных. С другой стороны тоже чудо внушало евреям, что они сами должны были любить своего Владыку и Отца и повиноваться Его заповедям, твердо верить в Его помощь во всех обстоятельствах жизни, но и не должны превозноситься в сердце своем, помня посрамление гордых египтян. Наконец переход чрез море по объяснению Ап. Павла проообразовательно указывал евреям на новозаветное таинство крещения, и даже являлся образом будущих судеб мира и церкви, как это видно из некоторых мест Апокалипсиса. – Третья глава посвящена объяснению значения чудеснаго события по разуму св. отцов и древних церковных писателей. Автор почерпнул из древне-отеческой литературы все, что относится существенным образом к данному предмету. В древне-отеческом учении раскрывается со всею подробностию прообразование переходом чрез Чермное море таинства крещения и религиозно-воспитательное значение этого прообраза. Усматривая прообразовательное значение не только в самом факте перехода чрез море, но и в обстоятельствах, непосредственно предшествовавших и последовавших, св. отцы проводили параллель с положением и душевным состоянием человека пред крещением, во время крещения и после него. Злобный Фараон, преследовавший евреев – это враг рода человеческаго, удерживающий человека от обращения ко Христу; потопление Фараона – это уничтожение водою крещения греха и проклятия: победная песнь по переходе чрез море – это восторженное настроение человека, облагодатствованнаго крещением. Чудесный переход чрез море по мысли св. отцов прообразовал еще отречение христианина от всего суетнаго, мирскаго, пострижение в чин равноангельский, и наконец – победу воинствующей церкви в, конце веков над всемя ея врагами, видимыми и невидимымыми... Разсматривая переход чрез море, как великое чудо, с нравственно-воспитательной стороны, св. отцы и учители церкви видят в лице Фараона разительный пример кары нераскаяннаго грешника, а в лице евреев – милосердия Божия по отношению к праведникам; при чем глубокомысленно решают вопрос: каким образом Бог, ожесточая сердце Фараона, не был виновником его гибели. Переход чрез море, как чудо, являя всемогущество Творца и милосердие Его к человеку, побуждает последняго видеть в Боге своего всемогущаго Покровителя, безусловно веровать в Него и всецело на Него надеяться, а также воздерживаться от пороков и преступлений, чтобы не быть наказанным подобно Фараону и его нечестивому воинству... Все эти мысли автор раскрывает подлинными словами св. отцов и учителей в многочисленных цитатах из их творений. – В четвертой главе автор сделал свод всех церковных песнопений, в которых так или иначе упоминается о чуде на Чермном море. Из этого свода автор усматривает, что в одних песнопениях переход евреев чрез море является прообразом победы Христа над диаволом чрез крестную смерть, а в других прообразом безсеменнаго зачатия и воплощения Христа от Присно-Девы Марии. Автору не удалось осмыслить содержание этого отдела сочинения несколько пошире. Он ограничивается указанием только на то, что так именно понимали дело песнотворцы; но он не объясняет, почему же песнотворцы нашли нужным ввести этот прообраз в известныя песнопения, какое отношение эти песнопения имеют к составу и характеру тех частей богослужения, в которыя они введены, и почему молящемуся нужно было привести на память в известные моменты богослужения именно этот прообраз. Литургика в данном случае не оказала ему никакого пособия, потому что сама она не дошла до определеннаго представления о всенощном богослужении, как об органическом целом, части которого – разныя молитвы и песнопения – по своему содержанию представлялись бы имеюшими то или другое отношение к общей идее богослужения.

В общем автор успешно выполнил взятую на себя задачу. С замечательным усердием он собрал из подлежащих источников потребный для сочинения материал, с большим уменьем систематизировал его, осветил и сделал ясные и определенные выводы, хотя и не все, какие были возможны. Особеннаго труда требовала третья глава сочинения, в которой автор собрал и расположил в системе массу замечательных по глубине и тонкости догматических и нравственно-психологических суждений св. отцов и учителей церкви. Конечно, он извлек из древне-отеческих творений не все подробности, какия можно в них найти; но если бы он извлек еще больше, то это увеличило бы достоинство сочинения только в смысле, обилия материала, сгруппированнаго в сочинении, а не в смысле наибольшаго уяснения того вопроса, который поставлен темою сочинения. Для последняго совсршенно достаточно того материала, который он извлек и обработал, как самаго существеннаго и подходящаго для цели сочинения. Язык и изложение сочинения почти не оставляют желать ничего лучшаго. Сочинение, так удовлетворительно раскрывающее значение одного из важнейших фактов ветхозаветнаго домостроительства, имевших влияние на развитие религиознаго сознания ветхозаветнаго человека, и так обстоятельно знакомящее с пониманием этого факта в новозаветвое время, заслуживает быть напечатанным и дает автору право на степень магистра богословия.

Проф. Я. Богородский.

Отзыв

о рукописном сочинении профессорского стипендиата Василия Протопопова, под заглавием: „Переход Евреев чрез Чермное море (История его и религиозное значение по книгам Ветхаго и Новаго Завета, по святоотечским толкованиям и по церковным песнопениям)», представленном на соискание степени магистра богословия.

 

Сочинение г. Протопопова состоит из небольшаго предисловия и четырех глав главной части. Содержание их следующее. В небольшом предисловии автор замечает, что по избранному им вопросу была у него лишь некоторая ученая литература на первую главу его сочинения: о мнениях ученых о переходе Евреев чрез Чермное море, а на остальныя главы он не только не имел ученых пособий, а даже и вообще никаких руководительных, хотя бы малейших, указаний и даже механических сборников или симфоний. Таким образом, труд автора вполне самостоятельный.

В первой главе сочинения излагаются многочисленныя, древния и новыя, рационалистическия теории о переходе Евреев чрез Чермное море, теории, пытающияся лишить это событие чудеснаго его характера и представить его чисто-естественным явлением. Критически разбираются эти теории, даказывается их полная несостоятельность и утверждается исторически чудесный характер события. Затем излагаются и разбираются различныя предположения ученых, и рацианалистов и ортодоксальных, иностранных и русских, о месте перехода Евреев чрез Чермное море. Из всех этих предположений автор избирает местом перехода Евреев верховья Суэцкаго залива, согласно свидетельству слова Божия и предания народов. Общее заключение первой главы таково: „подобное решение вопроса о пункте перехода Евреями Чермнаго моря является новым доказательством в пользу чудеснаго характера означеннаго события. В самом деле, если и в настоящее время верховье Суэцкаго залива настолько полноводно, что переход чрез него, при тех обстоятельствах, при каких он был совершен Евреями, необъясним без чудесной помощи свыше, то тем более эта помощь была необходима во времена Моисея, когда Суэцкий залив в данном месте был еще глубже, свободный от той массы наноснаго песка, который не переставал сыпаться в него из окружающих пустынь в течении целаго ряда веков, отделяющих наше время от времен Моисеевых“.

Во второй главе излагается религиозное значение перехода Евреев чрез Чермное море по учению Библии. По взгляду священных Ветхозаветвых и Новозаветных писателей, переход Евреев чрез Чермное море убеждает Израиля в том, что Иегова есть единый истинный Бог и что для Израиля не должно быть других, кроме Него, богов. Это событие, далее, в высшей степени ясно доказывало, что Иегова всемогущ, что Он любит Израиля, верен данным его предкам обетованиям и все самое необычайное совершает ради исполнения этих обетований. В том же событии являлось истинное могущество единаго Бога-Иеговы и всему языческому миру. Но явленныя в этом событии свойства Иеговы, по слову Божию, обязывали и Израиля стоять на нравственной высоте народа Божия, достойнаго Единаго Бога, обязывали его любить Иегову, как величайшаго своего благодетеля и спасителя, непоколебимо веровать в Него и быть пред Нимь смиренными и покорными. Наконец, по учению Апостола Павла и Иоанна Богослова, переход Евреев чрез Чермное море имел прообразовательное значение: Ап. Павел признавал его прообразом христианскаго крещения, а Ап. Иоанн – прообразом будущаго всеобщаго суда над злом и всем его проявлением в мире. – Таково содержание второй главы.

В третьей главе излагается религиозное значение перехода Евреев чрез Чермное море по разуму Святых Отцов и Учителей церкви и церковных писателей. Отцы церкви в своих воззрениях на переход Евреев чрез Чермное море руководились учением о том же Священнаго Писания и лишь некоторыя мысли последняго подробнее раскрывали. Так, исходя из учения Ап. Павла о прообразовательном значении этого события, они видели в нем прообраз христианскаго крещения, погибели сатаны и человеческих страстей крестящагося, свободы крестившагося от греха. В подвижнической христианской письменности это событие признавалось прообразом удаления из греховнаго мира лиц, принимающих монашество, и вообще – иноческаго пострижения и его обетов. Наконец, по руководству Апокалипсиса, некоторые отцы церкви и церковные писатели видели в этом событии прообраз всеобщаго будущаго суда. – Таково, по их учению, прообразовательное значение события. Руководясь, далее, данным же в Священном Писании пониманием этого события, отцы церкви раскрывали его нравственно-воспитательное значение. Так, они видели, согласно учению слова Божия, в этом событии проявление Господня величия, всемогущества, милосердия, правосудия, и находили здесь уроки и наставления для христиан к непоколебимой вере в Господа, усердной Ему молитве и любви к Нему от всего сердца. Затем, они обращали внимание на нравственное состояние Египтян и Евреев, послужившее причиною погибели первых и спасения вторых, и отсюда нравственно-поучительныя приложения о необходимости для христиан избегать грехов Египтян, каковы: гордость, высокомерие, жестокосердие, распутство Фараона и его воинства, и подражать добродетелям Моисея и послушных ему Евреев, каковы: смирение, телесное и душевное целомудрие, чистосердечное покаяние. – Таково еодержание третьей главы.

В четвертой главе излагается религиозное значение перехода Евреев чрез Чермное море по церковным песнопениям. Церковные песнопевцы в своем взгляде на это событие руководились также учением Священнаго Писания. Преимущественно исходя из учения Ап. Павла о прообразовательном харавтере перехода Евреев чрез Чермное море, они раскрывали прообразовательный его смысл. Они видели и указывали в этом событии прообраз победы над диаволом и грехом, совершенной Иисусом Христом. В частности, священные песнопевцы признавали, что жезл Моисея, разсекший воды Чермнаго моря, прообразовал крест Христов; – вхождение в море и исхождение оттуда Евреев прообразовали смерть, погребение и воскресение Иисуса Христа. Кроме того, очень часто песнопевцы указывали в переходе Евреев прообраз безсеменнаго зачатия Иисуса Христа от Богоматери. Наконец, также руководясь учением свящ. Писания, песнопевцы находили в этом событии нравственные уроки для христиан: избегать высокомерия Фараона, водражать усердной молитве и вере Евреев и вообще уроки борьбы и победы над мысленным Фараоном и Египтом т.е. над царством греха. – Таково содержание четвертой главы, а вместе и всего сочинения г. Протопопова.

При оценке труда г. Протопопова я считаю нужным обратить внимание на след. его качества: самостоятельность работы, прекрасную и отчетливую выработку ученаго материала и обширность материала, которым принужден был автор пользоваться для своей работы.

На первый пункт должно сказать вместе с автором, что у него не было под руками (кроме первой главы), не только какого-либо обработаннаго научнаго труда по данному вопросу, но даже никакой маленькой статьи, хоть с некоторым подбором нужных мест из Библии или Отеческих и песнопевческих творений, и даже хоть некоторых руководящих мыслей для нужнаго ему подбора, не было даже механических указателей, конкорданций и симфоний. А потому автор принужден был вполне самостоятельно вести свою работу: сначала прочитывая Библию, отеческия и песнопевческия творения, отыскивая места в нпх, где говорится о переходе Евреев, механически записывая и выписывая цитаты нужныя, потом систематически все нужное подбирая и выбирая, подводя к определенным рубрикам, наконец уже все оформливать и обобщать, оттенять разности и соединять сходное, придавать всему механически собранному материалу вид систематическаго ученаго труда, с содержанием коего мы выше ознакомились. – Без сомнения, всякий самостоятельный ученый труд заслуживает глубокаго уважения и должен пользоваться ценой гораздо высшей, нежели труд не самостоятельный, имевший пособников и предшественников. Первый, во всяком случае, требует и обнаруживает более умственныя способности, чем последний.

Во вторых, нужпо обратить внимание на обширность научнаго материала, над которым работал автор. Нельзя скрывать, что на первый взгляд этой обширностп не видно. Событию перехода Евреев чрез Чермное море в Библии уделено лишь несколько стихов (Исх. 14, 21 – 28); в богословских системах очень широкаго и всеобъемлющаго значения в истории спасения человеческаго рода этому событию, как показывает и труд автора, не придается; все сочинение автора не велико по объему и в рукописи (ок. 45 листов), а еще меньше, конечно, будет в печати. Но нужно принять во внимание, что автору на этот вебольшой вопрос и небольшой по объему ответ довелось перечитать довольно внимательно всю Библию, все святоотеческия творения в русском переводе и наконец; весь круг богослужебных книг. Думаю, что все это хоть бегло пересмотреть и то нелегко и немного из академических воспитанников найдется на такое чтение охотников, но между тем автор, как видно, не очень бегло, а по местам весьма – и весьма внимательно все это перечитывал и отыскивал упоминания о переходе Евреев чрез Чермное море. И я уверен, что малый объем его сочинения, при такой обширности материала, должен быгь поставлен ему в честь и заслугу, пот. что он мог-бы едва не в 10 раз увеличить объем сочинения, если-бы был пощедрее на выриску цитат. Из сочинения видно, что автор выписывал лишь самое существенное, опуская много других цитат и часто лишь под строкой замечая, что „о том же говорится еще“ там-то.

В третьих, при самостоятельности труда и обширности материала, нужно обратить внимание на прекрасную обработку сочинения. Автор стройно обработал свой материал, очень связно и разумно все расположил и осветил определенной системой и строго проведенным планом. При самостоятельности работы, обычно встречать некоторую неотделанность в ней, хаотичность, малосвязность, множество повторений, неясность основной мысли, и т. п. недостатки вполне естественные и извинительные. Но к чести автора нужно сказать, что у него этих недостатков нет. Сочинение отличается ясностию плана, чистотою речи, чисто литературным языком, читается легко и с интересом.

Общее богословское направление сочинения имеет строго-православный характер; полно благоговения к Слову Божию, отеческим творениям и богослужебным книгам. Первая глава сочинения имеет библейско-апологетический характер и достоинство. В этом ея научно-богословское значение и ценность. Что касается важности и значения остальных глав сочинения в православно-богословской науке, то я, как преподаватель Св. Писания, считаю долгом указать на следующее. Иностранная богословская наука небогата изследованиями по истории толкования св. книг (могу указать 5–6 сочинений), а русская и вовсе бедна (есть небольшая статья проф. Сольскаго, книжка Виноградова о 1–3 вв. христ. толкования, и А. Михаила о русском толковании). Тем более бедна богословская литература систематической историей толкования по библейским вопроеам или отделам. Разсматриваемое же сочинение представляет, для русской литературы, первый опыт подобной истории толкования и таким образом, пролагает путь новой и очень полезной отрасли богословской науки. Этот труд почтенен еще более за то, что автор в нем впервые коснулся вопроса о толковании Библии в богослужебных книгах. Обозрения богослужебных книг, как толковательной письменносги, в русской богословской литературе еще не касались, а между тем для решения вопроса о православно-церковном понимании Библии такое обозрение существенно необходимо и весьма поучительно. Как известно, католические богословы не редко ссылаются на православныя богослужебныя книги и их толкование, в подтверждение своего учения (по вопросу о главенстве Апостола Петра, и др.). И православным богословам в интересах православно-богословской науки весьма полезно экзегетическое изучение богослужебных книг. В заключающемся здесь понимании св. книг и современный православный толковник может найти себе не мало нужпых примеров и руководств, особенно для назидательнаго толкования. – На основании всех приведенных соображений я не могу не признать за разсматриваемым трудом очень важнаго значения в русской богословской науке.

Чтобы не бросились в глаза читателям изложенныя мною похвалы сочинению и автору его и не показаться из – за этих похвал пристрастным, могу указать и некоторые, преимущественно формальные, недостатки в нем. К числу их, прежде всего, должно – бы отвести необычайную краткость предисловия и заключения к сочинению: то и другое почти ничего не говорит о характере, методе, значении работы. Обо всем этом доводится уже составлять суждение самому читателю после внимательнаго прочтения всего сочинения и наведения нужных справок. Автор, впрочем, при личном разговоре сознался мне, что он «не хотел хвалиться» самостоятельностию и обширностию своего труда и потому был краток во введении и заключении. Если так, то и у меня не поднимается рука и перо судить его за этот недостаток… Могу, пожалуй, указать еще на то, что иногда приводятся цитаты из отеческих творений и богослужебных книг, мало или очень отдаленно относящияся к разсматриваемому автором событию (напр. на 154–61. 173–174 стр.), но таких цитат очень немного: 2–3, а потому их в вину также не могу ставить... Других же важных недостатков не нахожу.

В заключение всего, считаю долгом донести Совету, что за сочинение г. Протопопов, по моему мнению; вполне заслуживает степени магистра богословия.


Источник: Юнгеров П.А. Отзывы о сочинении В.И. Протопопова "Переход евреев через Чермное море" // Православный собеседник, 1897, т. 1, Прил., [4], 136-147 с.

Комментарии для сайта Cackle