протоиерей Пётр Смирнов

Господь Спаситель, Учитель истины и Великий Чудотворец

Благословение хлебов

Господь Иисус Христос желал дать некоторый отдых апостолам, которые нуждались в нем после трудов проповедания по стране иудейской, куда послал их Господь, постепенно подготовляя к проповеди всемирной, а между тем народ постоянно окружал как самого Спасителя так и учеников Его, так что им не было времени даже для принятия пищи. И сам Господь желал уклониться от злобы Ирода Антипы, который усиленно искал видеть Его, вообразив в беспокойной своей совести, что в лице Спасителя воскрес умерщвленный им, по наущению беззаконной жены Иродиады, обличитель их порочной жизни, Иоанн Креститель.

Чтобы удалиться на время из пределов Галилейских, Господь с учениками сел в лодку и тайно отправился на другую сторону моря, в пустыню, находящуюся в окрестностях Вифсаиды Юлии (во владении Филиппа). Однако же, многие из народа заметили отплытие Господа и сухим путем побежали по направленно Его лодки, так что, когда Иисус Христос вышел на берег, то он весь был усеян людьми. Господь сжалился над ними, потому что они были, как овцы без пастыря, долго им проповедывал и многих больных исцелил. Когда день стал склоняться к вечеру, ученики предложили Иисусу Христу отпустить народ для того, чтобы шли в окрестные селения и купили себе пищи, но Спаситель сказал им: «вы дайте им есть». Апостол Филипп отвечал Ему: «им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу». Иисус Христос сказал: «пойдите, посмотрите, сколько у вас хлебов». Они пошли. Вскоре возвратился апостол Андрей и сказал: «здесь есть у одного мальчика пять ячменных хлебов и две рыбки, но что это для такого множества?» Господь сказал: «велите им возлечь». Когда все возлегли на траву и разместились в правильном порядке по сто и по пятидесяти человек, то оказалось, что всего народа, кроме женщин и детей, было около пяти тысяч. Иисус взял хлебы и обе рыбы и, воздав хвалу Богу, благословил их, потом стал преломлять и раздавать ученикам, а ученики возлежащим, сколько кто хотел. Когда все насытились, Господь велел собрать оставшиеся куски хлеба и рыбы. Их собрали и наполнили целых двенадцать корзин. Видя это великое чудо, многие из народа стали говорить: «это истинно тот пророк, которому должно придти в мир», – и хотели было силою взять Иисуса и отвести в Иерусалим, чтобы провозгласить Его царем. Иисус же не допустил народу войти в соглашение с учениками и повелел им тотчас сойти в лодку и переправляться на другую сторону Галилейского моря, а Сам незаметно удалился на гору и там целую ночь провел в молитве. Насыщение пяти тысяч пятью хлебами и двумя рыбами показывает, что бедный народ еврейский, во множестве следовавший за Божественным Наставником, нуждался не в одном хлебе духовном, и в Евангелии указаны два случая, когда нужно было подкрепить его и телесною пищею. Господь наш Иисус Христос явил Себя не только провозвестником истины, но и великим Чудотворцем, напитавшим несколькими малыми хлебами тысячи алчущих, после чего оставались еще целые корзины кусков хлеба. Побуждением к совершению чудес было у Спасителя милосердие к бедствующим и нуждающимся, целью чудес было помочь бедности, исцелить болящих, изъять несчастных из-под власти исконного врага человеческого рода, мучителя и человекоубийцы диавола. Вместе с сим обнаруживалась царственная власть Господа Спасителя над природою и её грозными и разрушительными стихиями, над болезнями и смертью, над диаволом и его демонами.

Благословение хлебов. С картины классного художника 1 степени Фомы Родионовича Райляна, 1870−1930.

Исцеление расслабленного у овчей купели

В Иерусалиме близ храма у ворот, через которые прогоняли овец для жертвоприношения, находился особенный дом, в роде богадельни, называвшейся по-еврейски Вифезда (то есть дом милосердия). При нем была целебная купальня, а вокруг её пять крытых ходов (или галерей), в которых размещалось множество больных, расслабленных, слепых, хромых. Все они ожидали случая выкупаться в целительных водах купальни, чтобы исцелиться от своих болезней, потому что каждый год ангел Господень сходил в купальню и возмущал воду. Кто первый успевал броситься в воду тотчас по её возмущении, тот исцелялся, какою бы ни страдал болезнью. Тут же среди других находился расслабленный, т. е. разбитый, как у нас говорят, параличом. Тридцать восемь лет он ждал случая броситься в воду, как только услышит её движение, и не мог дождаться. И как трудно таким несчастным делать какие-либо движения? Родного близкого человека, кто бы мог пособить ему, у него не было. Положение жалкое, безнадежное. Однако же он надежды не терял. Уповал он на единого Бога. Чем меньше надежды на людей, тем сильнее вера и упование на Господа. «Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь-ли быть здоров?» (Ин. 5:6). Больной сказал Ему: «так, Господи: но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода. Когда же я прихожу, другой уже сходит раньше меня» (Ин. 5:7). Какая кротость в ответе человеку незнакомому! Не напрасно прошли для больного эти тридцать восемь лет. Они воспитали в нем дух терпения и кротости. Не напрасно столько времени ждал и Господь, чтобы явить ему Свою великую милость. Иисус говорит ему: «встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас же выздоровел, и взял постель свою и пошел» (Ин. 5:8). В наши дни явилась целебная купель от источника, вызванного, по молитвам Саровского подвижника преподобного Серафима, жезлом Богоматери из-под глубин земли. Тысячи приходящих к ней получают чудесное исцеление от болезней и немощей. Но в церкви совершается еще большее чудо. Не раз в год, а, ежедневно, и не ангел Господень, а Святой и Животворящий Дух сходит в купель крещения и духовно возрождает поврежденное грехом естество человеческое, от которого (греха) и все болезни происходят.

Исцеление расслабленного у овчей купели. С картины проф. Александра Александровича Киселева (1838 − 1911).

Воскрешение дочери Иаира

Господь Иисус Христос возвращался из страны Гадаринской в город Капернаум. Пред сим Он сотворил два великих чуда: укротил бушующее море двумя словами: «молчи, утихни», и еще несравненно большую бурю, бушевавшую в сердце несчастного бесноватого, изгнав из него целый легион бесов. Только что Он вышел на берег, встретила Его многочисленная толпа народа. Из этой толпы вышел Иаир, человек почтенный в городе, начальник синагоги, пал пред Ним на колени и со слезами просил: «дочь моя умирает, но приди, возложи на нее руку Твою, и она будет жива». Господь Иисус Христос пошел с ним и ученики Его. Иаир, хотя и просил милости Божией, но был слишком подавлен скорбью и изнемогал духом. Чтобы оживить его дух и усилить в нём веру, Господь на пути к нему исцелил женщину, страдавшую двенадцать лет. Исцеление её совершилось тайно, от одного прикосновения к Его одежде, но Господь вызвал её пред всеми исповедать милость, ей явленную, и сказал: «дерзай, дщерь, вера твоя спасла тебя, иди в мир и будь здорова от болезни твоей». Вера в душе Иаира оживилась, но ей нужно было выдержать искус. Пришли из дома слуги и сказали ему: «дочь твоя умерла, не утруждай Учителя!» Господь и здесь поддержал несчастного отца, сказав: «не бойся, только веруй: дочь твоя спасена будет». Подошли к дому Иаира. Там было большое смятение. Уже готовились погребать умершую, что делалось у Евреев в день самой смерти. Кроме родных и знакомых, на дворе толпились наемные плакальщики и свирельщики, и уже слышны были плач и рыдание. Господь сказал: «что смущаетесь и плачете? Девица не умерла, но спит». Слова эти для многих показались странными, а некоторые (наемные плакальщики) даже позволили себе смеяться над Ним. Тогда Он выслав всех из дома, взял с Собою только отца и мать девицы и трех избранных учеников – Петра, Иакова и Иоанна, и вошел в комнату, где лежала умершая. Господь подошел к ней, взял ее за руку и сказал ей: «талифа, куми», что значит: «девица, встань». Девица тотчас встала и пошла. Она была лет двенадцати, но, вероятно, от тяжкой болезни, она ослабела. Для подкрепления её, Господь велел дать ей есть. Видевшие это чудо пришли в великое изумление, но Господь строго воспретил им разглашать о Нем. История эта весьма поучительна. Господь не только совершает чудо, но и помогает несчастному отцу, чтобы он не пал духом и мог принять милость Господню. Двенадцати лет была умершая дочь Иаира, и двенадцать же лет страдала от болезни женщина, исцеленная Господом на пути в дом Иаира и своею верою оживившая веру в его страдавшей душе. Жена и дева, не знавшие одна другую, в путях божественного Промысла существовали одна для другой. Так глубоки и таинственны пути сии.

Сколько глубоких мыслей, какой обильный предмет для размышления дают эти слова Господни: «девица не умерла, но спит». Некоторые видят как бы постепенность, своего рода градацию или лествицу в воскрешении Господом трех умерших. Дочь Иаира только что умерла. Душа её витала около тела. Посему для оживления её достаточно было двух слов: «талифа, куми», которые как бы нарочито сохранены на Сирском (древнее название сирийского) языке. Юноша, сын вдовы Наинской, долее пробыл в смертном сне. Его уже несли на погребение. Посему в словах Господа видно возвышение силы и власти: «юноша! тебе говорю, встань!» (Лк. 7:14). Чтобы призвать душу Лазаря, который был уже погребен и четыре дня уже был в гробе, Господь, говорится в Евангелии от Иоанна, воззвал громким голосом: «Лазарь, иди вон» (Ин. 11:43). Но воскрешением трех мертвецов не ограничится сила Господня: на всех нас некогда прострётся повелительная сила этого всеоживляющего гласа. Три мертвеца, воскрешенные Господом, лишь наши предшественники на этом смертном поле: «Истинно, истинно говорю вам: наступаешь время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и услышав оживут» (Ин. 5:25).

Воскрешение дочери Иаира. С картины проф. Ильи Ефимовича Репина (1844 − 1930). Академия Художеств.

Преображение Господне

Господь Иисус Христос за несколько дней до славного Преображения вопросил учеников своих: за кого они Его принимают. Здесь апостол Петр выразил живость и твердость своей веры, ответив за всех: «Ты еси Христос, Сын Бога живого», и за cиe исповедание удостоен был особой похвалы от Божественного Учителя. Но этот же пламенный ученик Христов и вслед за сим исповеданием живой и твердой веры обнаружил колебание по поводу слов Спасителя о предстоявших Ему страданиях и смерти в Иерусалиме, за что подвергся осуждению Господню. Из беседы Господа с учениками открылось, что они веруют в Него, но в то же время ужасаются предстоящих Ему страданий. Посему Он восхотел хотя некоторых из них особенным образом удостоверить как в истине Своего Божественного посланничества, так и в необходимости Ему пострадать для спасения человеческого рода. Господь взял с Собою апостолов Петра, Иакова и Иоанна и взошел на гору помолиться. По церковному преданию, это была прекрасная гора Фавор, покрытая богатою растительностью с подошвы до вершины. Господь предался весь молитве, а апостолы скоро утомились и заснули. Вдруг разбудил их сильный свет, и они увидели Господа Иисуса Христа в необыкновенной славе. Лице Его сияло, как солнце. Одежды Его стали белы, как снег. Вблизи Него стояли пророки Моисей и Илия в небесной славе и беседовали с Ним о страданиях и смерти, который предстоят Ему в Иерусалиме. Апостолы при этом дивном видении чувствовали неизъяснимое блаженство и в молчании внимали беседе Господа с пророками. Но вот Петр заметил, что пророки хотят отойти от Господа, и в избытке душевного волнения воскликнул: «Господи, хорошо нам быть здесь, если хочешь, сделаем здесь три кущи (палатки), Тебе одну, и Моисею одну и одну Илии». Он сам не сознавал, что говорил. Как бы взамен предлагаемой им кущи, явилось светлое облако. Апостолы знали, что светлое облако в древние времена (на Синае, в скинии, в храме) означало особое явление Божие, и убоялись, особенно когда почувствовали, что сами входят под сень этого облака. Вдруг из облака послышался глас: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение: Его слушайте». Апостолы в страхе упали на землю. Через некоторое время Господь, подошедши, прикоснулся к ним и сказал: «встаньте, не бойтесь!» Он был уже в Своем обыкновенном виде и запретил им рассказывать об этом видении до тех пор, пока Он не воскреснет из мертвых.

Преображение Господне. С картины проф. Владимира Егоровича Маковского (1846 – 1920) для Храма в селе Борки.

Исцеление бесноватого глухонемого отрока

Когда Господь Иисус Христос и три ученика Его, свидетели славного Его преображения, сходили с горы, то увидали внизу вокруг оставшихся учеников множество народа и книжников, спорящих с ними. Внезапное появление Господа радостно встречено было народом. Многие подбегали к Нему и приветствовали Его. Подошедши к книжникам, Господь спросил: о чем вы спорите. В эту минуту от толпы народной отделился один человек, подошел к Иисусу, пал пред Ним на колени и воскликнул: «Учитель, Господи, умилосердись над сыном моим, он один у меня. Он одержим духом немым и в новолуние беснуется. Злой дух схватывает его так, что он вдруг вскрикивает, терзает его так, что он испускает пену и окостеневает, и насилу отступает от него, когда уже измучит его. Я при водил его к ученикам Твоим и просил, чтобы выгнали злого духа, но они не могли исцелить мне сына». Иисус Христос, в ответ на это, сказал: – «о род неверный и развращенный! доколе Я буду с вами? доколе буду терпеть вас?» – Засим повелел отцу: – «приведи сюда сына своего». И привели к Нему. Но лишь только бесноватый увидал Иисуса Христа, тотчас бес потряс его; несчастный упал на землю, стал валяться и испускать пену. Иисус Христос спросил отца его: – «давно ли это приключилось ему?» – Тот отвечал: «с детства; и много раз бросал его то в огонь, то в воду, чтобы погубить его, но, если сколько-нибудь можешь, сжалься, помоги нам». Иисус Христос сказал ему: «если можешь верить, все возможно для верующего». – И вдруг отец того отрока со слезами возопил: «верую, Господи! помоги моему неверию!» «Иисус Христос, видя, что сбегается народ, сказал духу нечистому: дух немой и глухой! Я повелеваю Тебе: выдь из него и впредь не входи в него!» И, вскрикнув и сильно потрясши отрока, дух вышел; в эти минуты отрок как бы помертвел, так что многие говорили: «он умер». Но Иисус, взяв его за руку, поднял и отдал отцу его. Ученики, оставшись с Господом наедине, спросили Его: «почему мы не могли изгнать его?» – «По неверно вашему, отвечал Господь, ибо истинно говорю вам, что если будете иметь веру с горчичное зерно и скажете этой горе: перейди отсюда туда, то она перейдет, и ничего не будет невозможного для вас» А потом прибавил еще: «этот род (бесов) может быть изгнан только молитвою и постом».

Исцеление бесноватого глухонемого отрока. С картины Ивана Ефимовича Крюкова (1823 – 1857). В 1850 г. за исполнение картины он удостоен первой золотой медали и получил звание классного художника.

Воскрешение Лазаря

В Вифании сделался тяжко болен Лазарь – брат Марфы и Марии. Сестры его послали сказать Господу: «тот, кого Ты любишь, болен». Господь отвечал посланным: «эта болезнь не к смерти, но к славе Божией», – и пробыл на том месте, где находился, два дня, как бы совсем забыв о Лазаре. На третий день Он сказал ученикам: «Лазарь, друг наш, уснул. Я иду разбудить Его». Ученики сказали: «Господи, если уснул, то выздоровеет». Господь прямо сказал им: «Лазарь умер. И радуюсь за вас, что Меня там не было, дабы вы уверовали; но пойдем к нему». В то время, как Иисус Христос шел к Вифании, Лазарь был уже погребен. Первая встретила Господа Марфа и сказала ему: «Господи! если бы Ты был здесь, брат мой не умер бы, но и теперь знаю, что, чего Ты попросишь, даст Тебе Бог». Иисус сказал ей: «воскреснет брат твой». «Знаю, что воскреснет, – сказала Марфа, – в воскресение, в последний день». Иисус сказал ей: «Я есмь воскресение и жизнь: верующий в Меня, если и умрет, оживет, и всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» Марфа ответила: «так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, Которому надлежало придти в мир». После этого Марфа пошла в дом свой и сказала сестре: «Учитель здесь и зовет тебя». Мария тотчас встала и пошла к Иисусу. В доме их было в это время много иудеев, собравшихся для утешения печальных сестер. Увидев, что Мария поспешно вышла из дому, они подумали, что она пошла плакать ко гробу брата своего, и также последовали за нею. Мария пала к ногам Иисуса и сказала то же, что и Марфа: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой!» Иисус, когда увидел ее плачущею и пришедших к ней Иудеев

плачущих, Сам воскорбел духом и прослезился. Затем спросил: «где вы положили его?» Ему сказали: «пойди и посмотри». Это была пещера, и вход в нее был завален камнем. Иисус сказал: «отнимите камень». Марфа, оберегая могильный покой своего брата, возразила: «Господи! уже смердит: ибо четыре дня, как он во гробе». Но Он заметил ей: «не сказал-ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию!» Отняли камень. Господь Иисус Христос возвел очи к небу и сказал: «Отче, благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня, но сказал это для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня». После сего громким голосом воззвал: «Лазарь, иди вон». И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его было обвязано платком. Среди всеобщего изумления и страха, Господь спокойно сказал: «развяжите его: пусть идет».

Воскрешение Лазаря. С картины Павла Александровича Сведомского (1849 – 1904). Киев. Владимирский собор.

Торжественный вход Господа Иисуса Христа в Иерусалим

В Иерусалим по случаю приближающегося праздника Пасхи, во множестве стекался народ. Все говорили о новом великом чуде Господа – воскрешении четверодневного Лазаря и, зная определение первосвященников убить Его, спрашивали друг друга: «как думаете, придет-ли Он на праздник». Слышно стало, что Господь не далеко, в Вифании. Многие хотели пойти туда, чтобы посмотреть на Него и на Лазаря. А первосвященники положили, чтобы вместе с Иисусом умертвить и Лазаря. Среди такого волнения в народе вдруг разносится молва, что Спаситель идет в Иерусалим. Мгновенно является в народе желание торжественно встретить Его, как царя. И множество народа, взяв пальмовые ветви, вышли навстречу Господу. Господь добровольно и торжественно шел в Иерусалим, несмотря на злой умысел врагов Своих. Достигнув селения Вифагии, Он послал туда двух учеников, и они привели к Нему ослицу и молодого осленка, положили одежды на осленка, и Господь сел поверх их. Ослица шла позади. Тут встретились с Ним евреи, пришедшие из Иерусалима, и стали постилать свои одежды по дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали по дороге. Идя впереди и сопровождая Господа, народ восклицал: «Осанна (даруй спасение, помоги Господи) Сыну Давидову! Благословен Грядый во имя Господне! Осанна в вышних» (да услышат клик нашей радости и вопль нашей мольбы на небесах!) При этом все радостно вспоминали и рассказывали друг другу о чудесах, совершаемых Господом. Но среди всеобщей радости Господь был печален. Когда с Елеонской горы открылся Иерусалим, то Он прослезился и сказал: «о, если бы ты, хотя в этот день, узнал, что служит к миру твоему! Но это скрыто от глаз твоих. Вот придут дни, когда враги твои разорят тебя, побьют детей твоих и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего». В Иерусалиме Господь направил шествие к храму и, вступив в него, изгнал всех торгующих там. После сего приступили к Нему слепые и хромые, и Он исцелил их. Между тем со стороны начальников иудейских употреблены были все усилия, чтобы утишить народное вoлнeниe, и народ, боясь начальников, замолчал. Но они никак не могли остановить детей, которые и в стенах храма продолжали восклицать: «осанна Сыну Давидову!» Слыша эти восклицания и видя чудеса Христовы, первосвященники в негодовании сказали Господу: «слышишь-ли, что они говорят?» Господь ответил им: «разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты у строил хвалу» (Пс. 8:3), и, прорекая о дне Своих страданий, прибавил: «если и они умолкнут, то камни возопиют» (Лк. 19:40).

Торжественный вход Господа Иисуса Христа в Иерусалим. С картины Павла Александровича Сведомского (1849 – 1904). Киев. Владимирский собор.

Тайная вечеря

Накануне Своих крестных страданий, в четверток (четверг) утром, Господь Иисус Христос повелел апостолам Петру и Иоанну идти в Иерусалим и приготовить все нужное для празднования Пасхи. К вечеру пришел сюда и Сам с другими апостолами. Лицо Его сияло особенною любовью к ученикам. «Возлюбив Своих сущих на земле, – говорит Евангелист Иоанн, – до конца возлюбил их» (Ин.13:1). И во время вечери, можно думать, в самом начале её, зная, что Отец все предал в Его руки и что Он от Бога исшел и к Богу идет, при всем представлении и сознании Своего Божественного могущества и ожидавшей Его славы за предлежащий подвиг, Господь Иисус Христос явил ученикам дивный знак Своего смирения и любви: «Встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воду в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем которым был препоясан» (Ин.13:5). Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: «Господи! Тебе ли умывать мои ноги?» (Ин.13:6). Иисус сказал ему в ответ: «что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин.13:7). Петр говорит Ему: «не умоешь ног моих во век». Иисус отвечал ему: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин.13:8). Симон Петр говорит Ему: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову» (Ин.13:9). Иисус говорит Ему: «омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь. И вы чисты, но не все» (Ин.13:10). Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: «не все вы чисты» (Ин.13:11). Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: «знаете ли, что Я сделал вам?» (Ин.13:12). «Вы называете Меня Учителем и Господом и правильно говорите, ибо Я точно то» (Ин.13:13). Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу» (Ин.13:14), «ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали тоже, что Я сделал вам» (Ин. 13:15), то есть служить друг другу. После сего совершена была иудейская пасха с усвоенными ей обрядами. «Очень желал Я, – сказал Господь, – есть с вами cию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в царствии Божием», т. е. пока не исполнится все, прообразованное ею в спасение рода человеческого. Засим наступили важнейшие минуты в истории Церкви и Мира. Подан был новый хлеб – не опресночный, а квасный. Новым вином наполнена была чаша. Господь Иисус Христос взял хлеб, возблагодарил Бога Отца за все милости, явленные Им роду человеческому, благословил хлеб, преломил и дал Своим ученикам, говоря: «Примите, ядите, cиe есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов». Взяв засим чашу, также возблагодарил Бога Отца, благословил ее и, подав ученикам, сказал: «Пейте от нея вси, сея есть Кровь Моя Нового Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». Причастив апостолов, Господь сказал им: «cиe творите в Мое воспоминание». Так установлено было важнейшее из таинств христианской веры – таинство Причащения. Господь соединил в нем все, что приобрёл для нас Своим добровольным ради нас уничижением и крестными страданиями и преподал нам высочайший дар Своей неизреченной и безграничной любви к нам – тело и кровь Свою.

Во время совершения верхозаветной пасхи и на Тайной вечери, Господь несколько раз вразумлял Своего предателя. После намека о том, что не все ученики чисты, Он сказал: «истинно говорю вам: один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня» (Ин. 13:21). Ученики пришли в ужас и начали с беспокойством спрашивать: «не я ли, Господи». Иуда молчал. Тогда Господь, чтоб сильнее подействовать на ожесточенное его сердце, сказал: «Сын человеческий идет (на страдания), как написано о нем, но горе тому человеку, которым Сын человеческий предается; лучше было бы этому человеку не родиться». Снова началось волнение между апостолами и посыпались вопросы: «не я ли, Господи?». Пламенный Петр дал знак Иоанну, который возлежал ближе всех к Иисусу Христу, чтобы он спросил Его о предателе. Иоанн припал к груди Господа и тихо спросил: «Господи, кто это?» (Ин. 13:25). Господь открыл Своему другу тайну предателя, сказав «тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам» и, обмакнув кусок подал Иуде Искариоту (Ин. 13:26). Один Иоанн только понимал значение этого действия, в глазах же других оно было знаком особенного внимания Господа к Иуде. Наконец, и Иуда решается прервать мoлчaниe и спрашивает Иисуса Христа вместе с другими: «Господи, не я ли?» – «Ты» – отвечает ему Господь, но так тихо, что никто, кроме Иуды, не слыхал этого слова. В Евангелии не сказано, удостоен ли был Иуда причащения Святых Таин, но можно полагать, что Господь не лишил Своего предателя и этого высшего знака Своей любви и, по принятии хлеба (т. е. недостойного причащения), вошел в Иуду сатана и окончательно овладел им. Видя его беспокойство, Господь сказал: «что хочешь делать, делай скорей» (Ин. 13:27). Иуда тотчас встал из-за стола и вышел вон (Ин. 13:30). И теперь еще никто, кроме Иоанна, не понимал слов Господних, и все думали, что Господь повелевает Иуде или купить что-либо к празднику, или подать бедным, так как у него находились общие деньги (Ин. 13:29).

Oмовение ног. С эскиза проф. Василия Петровича Верещагина (1835 – 1909) (исполнено в его мастерской).

Тайная вечеря. С картины Павла Александровича Сведомского (1849 – 1904). Киев. Владимирский собор.

Гефсиманская молитва

Крестным страданиям Господа Спасителя предшествовал молитвенный подвиг Его в саду Гефсиманском. Это было в четверток, поздним вечером, вскоре после Тайной вечери. Не смотря на то, что на этой вечери был Иуда предатель, который наравне с другими удостоен был и омовения ног и участия в вечери и с этой вечери ушел творить свое злое дело, настроение Господа и учеников, по изображению Писания, нельзя вообразить иначе, как самым радостным. Господь радовался, что преподал ученикам, а через них и необозримому множеству верующих, высший дар Своей любви – тело и кровь Свои; ученики в первый раз ощущали радость приобщения, которую и мы, грешные, ценим, как высшую из радостей жизни. Радость сия сказалась в пении торжественных пасхальных песней, с которыми вышли участники вечери из сионской горницы – этого первого в мире христианского храма, и веяние её слышится в той трогательной прощальной беседе с учениками, которая вызывает и теперь в благоговейно слушающих ее слезы сердечного умиления. Но чем ближе было к окончанию пути, тем более и более стала надвигаться на душу Спасителя страшная туча: это – разверзалась пред Ним бездна наших бесчисленных грехов от всех родов, когда-либо существовавших, существующих и тех, которые будут существовать. Как всеведующий и сердцеведец, Господь знал эти грехи и видел эту бездну во всей ужасающей её глубине и наготе, и теперь надлежало Ему весь тот грех мира принять на Свою чистую совесть и прочувствовать всю мерзость его и всю тяжесть страшной за него ответственности. И вот, подошедши к знакомому всем им месту у подошвы горы Елеонской – это известный сад Гефсимания, – Господь выделяет трех особенно близких Ему учеников из среды других, берет их внутрь сада и открывает им Свое духовное томление: «Душа моя болит смертельно, побудьте здесь и пободрствуйте со Мною» (Мф. 26:38). Затем, отошел от апостолов на вержение камня (т. е. как далеко можно бросить камень) (Лк.22:41), пал на лице Свое и молился так: «Авва, Отче! Всё возможно Тебе. О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет!» (Лк.22:42). Три раза Господь возносил к Отцу Своему эту умиленную молитву. Последующая молитва разнится от первой несравненно большим самообладанием и решительною покорностью воле Отца. Он как бы убедился – (говоря по человечески), что другого средства, кроме Его страдания, нет для спасения людей, и совершенно уже предавал Себя на волю Отца. «Отче Мой! – говорил Он, – если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить её, да будешь воля Твоя!» Господь молился в третий раз так же, как и во второй, но молитва Его была еще прилежнее, так что пот Его был, как капли крови, падающие на землю (Лк.22:44). После этого великого молитвенного подвига, явился к Нему ангел Господень и укреплял Его (Лк.22:43).

Что же ученики? Разделили ли они скорбь и труд Учителя и Господа? Увы, нет. Как бы нарочно в эти важнейшие минуты их жизни давил их страшный сон. Два раза подходил к ним Господь, возбуждал их спящих, просил пободрствовать не для Него уже, хоть для себя самих. Встанут, посмотрят, выслушают тупо и снова, как мертвые, повалятся на землю. «Спите же почивайте, сказал Он им, пришедши в третий раз. Но не дадут вам спать, вот идет предающий Меня!» В эту минуту показался Иуда с воинами и слугами архиерейскими, чтобы взять Господа Спасителя, после чего начался в эту же ночь беззаконный суд над Ним.

Гефсиманская молитва. С картины худ. Фёдора Антоновича Бруни (1799 – 1875), СПб. Музей Императора Александра III. Ныне – Государственный Русский музей.

Бичевание Господа Спасителя

Иудейские начальники присудили Господа Иисуса Христа к смертной казни, но этот приговор должен был быть утвержден римским правителем Иудеи, которым был в то время Понтий Пилат. Это был человек холодный к вере, без твердых нравственных правил, искательный, двоедушный, вообще судья неправедный, в то же время властолюбивый и жестокий. Пилат ясно видел, что пред ним стоит Человек ни в чем не повинный, обвиняемый лишь по злобе и зависти евреев, но вместо того, чтобы действовать прямо и решительно к Его оправданию, он изыскивает к сему разные сторонние поводы. Сначала посылает Господа к правителю Галилеи Ироду, пользуясь сим случаем и для скрепления связи с ним в видах политики, затем приказывает воинам бить Иисуса Христа, полагая, что этим будет насыщена злоба евреев. По приказанию его, воины отвели Господа внутрь двора и там, привязав к столбу, избили Его бичами, потом сплели венец из терновника и надели Ему на голову, одели Его в багряницу (красный плащ, подобный тому, который иногда надевали цари) и начали с насмешками приветствовать Его: «радуйся, царь Иудейский», и били Его по ланитам. И вот избитого и истерзанного жестокими воинами Иисуса Пилат поставляет пред глазами народа и возглашает: «се Человек». Смотрите, как бы так он говорил народу, как Он измучен и изранен! Ужели вам Его не жаль? Народ был поражен видом Божественного Страдальца, но затем, подстрекаемый первосвященниками и начальниками, опять стал требовать Его казни: «распни, распни Его». Пилат решился было отпустить Иисуса; но евреи знали слабую сторону двоедушного правителя и погрозили ему судом кесаря, как будто он не охраняет его чести и власти. «Если отпустишь Его, – сказали они, – то ты не друг кесарю». Надо изумляться, как быстро эта угроза подействовала на двоедушного судью. Пилат вдруг заторопился, поспешно сел на свое судейское место и стал быстро кончать свой беззаконный суд. В бессильной злобе на евреев, он бросил им упрек, с жалкою попыткою иронии, сказав: «се царь ваш, царя ли вашего распну». Евреи настойчиво отвечали: «мы не имеем другого царя, кроме кесаря». Пилат потребовал воды и, умыв пред народом руки, сказал: «неповинен я в крови Праведника сего: смотрите», и за сим, этими умытыми руками, с публично заявленным сознанием, что осуждает на позорную казнь Праведника, подписал Его смертный приговор.

Бичевание Господа Спасителя. С картины проф. Алексея Егоровича Егорова (1776 – 1851). СПб. Академия Художеств. 1814. Холст, масло. 260 x 207 см. Ныне – Государственный Русский музей

Крестный путь

По утверждению римским правителем смертного приговора, Господь Спаситель, в сопровождении римских воинов, веден был на распятие, причем Сам должен был нести крест. В этом кресте, по приблизительному расчету, не могло быть менее трех пудов (50 кг). Измученный предшествовавшими страданиями, Иисус Христос несколько раз останавливался и падал под бременем креста. В это время на встречу Спасителю шел некто Симон Киринеянин и, вероятно, показал на лице своем сострадание к Божественному Страдальцу. Воины тотчас остановили его и заставили нести крест Господень, но, чтобы кто не подумал, что Симона ведут на казнь, велели Иисусу Христу идти впереди, а Симон шел за Ним и нес Его крест. Несущий крест за Господом Спасителем Симон – это образ каждого христианина: возьми каждый верующий человек тот крест, который для твоего спасения посылает тебе Господь, и иди вслед за Божественным Страдальцем, неуклонно стараясь подражать Его терпению и любви и укрепляясь молитвенно Его животворною силою. За Господом шла толпа народа, и женщины плакали навзрыд о Нем. Господь обратился к ним и сказал: «дочери Иерусалимские, не плачьте обо Мне, плачьте о себе и о детях ваших». По древнему сказанию, одна из этих женщин, по имени Вероника, пробилась сквозь народную толпу и отерла лицо Спасителя полотенцем, смоченным в холодной воде. За это её усердие страдальческий лик Спасителя отпечатлелся на её полотенце. Наконец, через так называемые Судные ворота, достигли до места казни. Это был небольшой холм (в 200 шагах от Судных ворот), называвшийся «Голгофою» или лобным местом.

Крестный путь. С картины худ. Виктора Михайловича Васнецова (1848 – 1926)

Hесение Креста. С картины проф. Николая Андреевича Кошелева (1840 – 1918). Храм при палестинской православной миссии.

Кошелев Николай Андреевич. «Не плачьте о мне, дщери Иерусалимские!"

Крест Господень. Знамение в час крестной смерти Спасителя

Перед пригвождением ко кресту, дали Ииcycу Христу пить уксус смешанный с миррою, горькой как желчь. Это питье, несколько притупляя чувства, облегчало страдания. Испытав и этой горечи, Спаситель не захотел ее пить, потому что хотел страдать и умереть с полным сознанием. По римскому обычаю, над головой распятого прибивалась дощечка с указанием вины его. Пилат, желая хоть чем-либо отомстить иудеям, велел на трех языках – еврейском, греческом и латинском – написать на дощечке к кресту Господню: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». Когда кресты были поставлены, то воины приподняли Господа Иисуса Христа, распростерли Его руки и пригвоздили ко кресту. По обеим сторонам Спасителя были распяты приведенные с Ним разбойники. Господь, во время распинания, не произнес ни одного слова жалобы, или ропота, но молился за врагов Своих: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». В час смерти Христовой завеса в храме отделявшая святилище от святого святых, разорвалась сверху донизу, земля потряслась, расселись скалы и открылись находящиеся в них гробовые пещеры. При этом некоторые из умерших святых воскресли и, по воскресении Спасителя, явились многим в Иерусалиме. Евреи возвращались с Голгофы в трепете, с поникшими головами, ударяя себя в грудь, а сотник, стоявший у креста, и другие воины с ним, видя все происшедшее, со страхом говорили: «воистину Он был Сын Божий!»

Распятие. С картины проф. Владимира Егоровича Маковского (1846 – 1920) для комплекса в селе Борки.

Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух (Лк. 23:46). С картины Павла Александровича Сведомского (1849 – 1904). Киев. Владимирский собор.

Плач Богоматери

В Евангелии очень редко и то в кратких чертах упоминается о Матери Господа Иисуса Христа по Его человечеству, как будто нарочито священные писатели избегали упоминания о Ней, благоговея пред Её дивным смирением или уступая просьбам о сем самой Богоматери. Но святая Церковь, Таинница благодати, в трогательных выражениях изображает страдальческое состояние Приснодевы-Матери, как во время стояния её при Кресте Господа Спасителя, так и по кончине её Божественного Сына. Вот некоторые из сих изображений.

«Вижу Тя ныне, возлюбленное мое Чадо и любимое, на кресте висяща, и уязвляюся горько сердцем, – рече Чистая, – но даждь слово, Благий, рабе Своей».

«Ныне моего чаяния, радости и веселия Сына моего и Господа лишена бых: увы мне, болезную сердцем» – Чистая плачущи глаголаше.

«Се, Свет мой сладкий, надежда и живот мой благий, Бог мой угасе на кресте, распаляюся утробою» – Дева стенящи глаголаше.

Приемше Его с плачем, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызающи, горце же рыдающи и восклицающи: «едину надежду и живот, Владыко Сыне мой и Боже, во очию свете раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое мое Чадо и любимое».

«Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы мне, видящи Тя, Чадо мое возлюбленное, нага и уединена и вонями помазана мертвеца».

«Увы мне, что вижду! Камо идеши ныне, Сын мой, и мене едину оставляеши?»

«Душевную мою язву ныне исцели, Чадо мое; воскресни и утоли мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и твориши, аще и погребся ecи волею».

Плач Богоматери. С картины худ. Виктора Михайловича Васнецова (1848 –1926). СПб. музей Александра III. Ныне Русский музей.

Cнятие со креста и погребение Господа Иисуса Христа

После того, как Господь Иисус Христос предал Свой дух Богу Отцу, Иосиф, богатый человек из города Аримафеи, член синедриона, пошел к Пилату и испросил у него позволение похоронить Его в саду своем, находившемся близ Голгофы. Иосиф был до сих пор тайным учеником Спасителя и не принимал участия в Его осуждении. Получив дозволение Пилата, он принес чистое полотно (плащаницу), а другой знаменитый член синедриона, Никодим, который приходил к Нему ночью и также был тайным Его учеником, принес в изобилии благовонных мастей, смирны и алоя. Они с благоговением сняли тело Иисуса Христа со креста, помазали его мастями, обвили плащаницею и с погребальным пением отнесли в пещеру Иосифа и вход в неё загородили большим камнем. Пещера эта была изсечена из цельной скалы, и никто еще не был в ней погребен. При обряде погребения были Мария Магдалина, Мария Иосиева и некоторые другие благочестивые женщины. По окончании погребения, они в невыразимой горести сидели против камня, скрывшего тело Господне. Но та же любовь к Спасителю, которая источала из глаз их горькие слезы, и ободрила их. Видя, с какими почестями Иосиф и Никодим погребали Спасителя, они и со своей стороны захотели выразить Ему усердие и помазать тело Его миром драгоценным. Они поспешили в город, чтобы приготовить миро, но уже настал вечер, с которого начиналась пасхальная суббота, и они должны были отложить свое намepeниe до дня, следующего после этого праздника. Первосвященники, однако же, и в пасхальную субботу не знали покоя. Рано утром они пришли к Пилату и сказали ему: «господин, мы вспомнили, что этот обманщик говорил: после трех дней воскресну. Итак, прикажи охранять Его гроб до третьего дня, чтобы ученики Его ночью не украли и не сказали народу: Он воскрес из мертвых. Тогда этот последний обман будет хуже первого». Пилат сказал им: «вы имеете стражу, пойдите, охраняйте, как знаете». Они пошли, поставили у гроба стражу и приложили к камню свою печать. Таким образом, хотя первосвященники старались очернить даже память умершего Господа, сделали то, что гроб Его, как по истине царский, был охраняем воинами.

Снятие со креста. С картины худ. Виктора Михайловича Васнецова (1848 – 1926). СПб. музей Александра III. Ныне Русский музей.

Погребение спасителя. С картины проф. Кошелева Николая Андреевича (1840 – 1918). СПб. Музей Александра III. Ныне – Русский музей.

Лицо Спасителя

Во введении к собранию картин из жизни Спасителя было сказано, что, при всех успехах живописи, изображение Господа нашего Иисуса Христа, Бога, явившегося во плоти, до сих пор остается для художников неразрешенною проблемой, и окончательного разрешения этой проблемы нельзя предвидеть, так как идеал, предносящийся здесь умам художников, в существе своем недосягаем. Тем не менее идеал этот движет ум и фантазию художников к тому, чтобы хотя малою частью приблизиться к его осуществлению. Попытки к начертанию лика Спасителя представляют целую историю, весьма интересную и поучительную. В первые века христианства Господь наш Иисус Христос был изображаем большей частью под разными символами, из коих наиболее употребительными были образы Пастыря, взыскавшего погибшую овцу, и Агнца, приемлющего грех мира. В этих изображениях мы видим не самого Христа, как лицо историческое, а лишь один намек на Него, и различие в формах этих намеков в иных случаях до такой степени велико, что не без труда приходится узнавать в двух различных изображениях одно и то же лицо. На древних памятниках II и III веков встречаются и прямые изображения Спасителя, воскрешающего Лазаря, умножающего хлебы и т. п., но и здесь видим тоже разнообразие: иногда Он является в одном виде, иногда в другом. К изображениям сим применялись иногда черты древних героев. Из этой постановки дела видно, что каких-либо определенных, так сказать, портретных черт лица Спасителя не было, и художники изображали Его по своему усмотрению. Однако же с течением времени все более и более выясняется определенный тип изображения Христа Спасителя. С IV века тип этот окончательно укрепляется в христианском искусстве и наконец становится неизменным. Из описаний черт этого типа заслуживает особенного внимания следующее описание, принадлежащее святому Иоанну Дамаскину: Иисус Христос, по словам Дамаскина, был высок и строен, имел прекрасные глаза, прямой нос, вьющиеся волосы, черную бороду, голову, склоненную несколько вперед, цвет тела желтоватый, как пшеница, подобно Матери Своей. Сходными чертами описывает этот тип другой христианский писатель XIV века, Никифор Каллист. По словам его, Христос был прекрасен лицом, имел волосы русые, не особенно густые, брови черные не особенно наклонные, глаза русые и веселые, нос длинный, бороду не длинную, шею наклоненную, лицо круглое, выражение безгневное, важное и умное и т. д., во всем подобен Своей Матери. То же самое, с некоторыми вариациями, повторяют апокрифическое письмо Публия Лентула к Пилату, наши иконописные подлинники и составители отдельных статей о наружном виде Спасителя в наших славяно-русских сборниках (Очерки памятников православной иконографии и искусства Н. Покровского. СПб. 1894 г.). На утверждениe этого типа изображений Спасителя несомненно имело влияние предание о нерукотворенном образе Спасителя, данном Едесскому князю Авгарю. Это предание излагается у Евсевия, епископа Кесарийского, именуемого отцом церковной истории, жившего в IV веке. Известен, под именем нерукотворенного, еще другой образ, данный Веронике, которая, по преданию, подошла к Господу Спасителю, когда Он, тяжко страдавший, шел на распятие, и отерла лицо Его омоченным в холодной воде платом, на котором и отпечатлелся лик Его. Но в церкви более известно было и большим уважением пользовалось первое предание. Образ же Авгаря отличается от Вероникина тем, что черты лика Господня на нем дивно спокойные и царственно-величественные, тогда как на другом образе Вероникином черты скорбные и страдальческие.

Но так как и сей нерукотворенный образ, данный Авгарю, не сохранился (был похищен Венецианами и потонул в волнах Мраморного моря), то, дав направление художникам в их поисках лика Христова, он оставляет им полную свободу для возвышенных полетов их творческой фантазии, которая заявляет свои более или менее могучие силы, как в изображении лика Спасителя вообще, так и в частности в начертании самого нерукотворенного Его образа. В нашем собрании представляются изображение лика Спасителя, данное известным нашим художником Маковским, и принадлежащее прославленной кисти знаменитого художника Васнецова.

Лик Спасителя. С картины проф. Владимира Егоровича Маковского (1846–1920) для Храма Христа Спасителя, воздвигнутого в 1891 – 1894 годах в селе Борки на месте крушения императорского поезда в 1888 г. Икона написана в 1890 г. Храм разграблен после революции и уничтожен в ходе Отечественной войны.

О Внешности Иисуса Христа говорит послание Публия Лентула, направленное сенату еще во времена земной жизни Спасителя. Сенатор писал: «Этот человек высокого роста и строя. Его русые волосы опускаются гладкими до низа ушей и оттуда падают волнистыми локонами на самые плечи. Они разделены наверху головы, как у назареев. Нос и рот весьма правильные, борода довольно густая, небольшая, одинакового цвета с волосами головы, разделяется на две части на подбородке. Глаза голубые и чрезвычайно живые. Его никогда не видели смеющимся, но видели плачущим».

Святитель Иоанн Златоуст (ок. 347 – 407) в Беседах на Евангелие от Матфея (Беседа 27, п. 2) говорил о Божественной красоте Господа, ссылаясь на псалмопевеца, который восклицал: «Ты прекраснее сынов человеческих; благодать излилась из уст Твоих; посему благословил Тебя Бог на веки» (Пс. 44:3).

Нерукотворённый Образ. С картины худ. Виктора Михайловича Васнецова (1848 – 1926). Во время работы над образом Христа Васнецов писал: «Я опять ищу лик Христа – немалая задача, задача целых веков! Искания мои в соборе, конечно, слабая попытка найти его образ, но я истинно верую, что именно русскому художнику суждено найти образ Мирового Христа… И как радостно, что у искусства нашего такой великий идеал, – есть чем жить». «Я верю, что нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как украшение храма, – это уже поистине и дело народное, и дело высочайшего искусства».

Сошествие во ад

Премилосердый Господь не только сошел с неба на землю, восшел на крест и сошел в землю при погребении, но и нисшел во ад, нашего ради спасения, и посетил там умерший род человеческий, от самых дней Адама туда переходивший. Духовное Солнце наше зашло под землю и взошло в другом, так сказать, духовном полушарии, в мире душ, отшедших отселе, чтобы озарить и их светом веры и извести из тьмы в царство света. Предвозвестивший на земле близкое явление Спасителя Мира и указавший на Него народу, святой Иоанн Креститель предтек и туда, чтобы сущим во аде возвестить Бога явившегося во плоти и дарующего всем Bocкресенье. Патриархи, праотцы и отцы богоизбранного народа, среди которого явился Спаситель Мира, ожидали Его явления во главе с Адамом первозданным и праматерью Евой, которые, поддавшись греховному искушению, с верою приняли великое обетование о семени жены – Спасителе Мира и первые приняли здесь радостную весть о совершившемся примирении с правдой Божией. Апостол Петр действие спасительной вести простирает на безграничное пространство, удостоверяя в своем послании, что Господь, сошедши, проповедывал находящимся в темнице духам, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть, восемь душ спаслись от воды (1Пет. 3:20), а в водах потопных погибли наиболее развращенные, совсем оплотянившиеся и отвергшиеся от Бога люди.

Сошествие во ад, представляя крайнюю степень снисхождения Спасителя к падшему роду человеческому, представляет вместе с тем и начало восхождения Его во славу, окончившегося вознесением на небо и сидением одесную Бога Отца.

Сошествие во ад. С картины проф. Евграфа Семеновича Сорокина (1821–1892).

Москва. Храм Христа Спасителя.

Воскресение Господа нашего Иисуса Христа

После полуночи с субботы на следующий после неё день (ныне воскресенье), Господь наш Иисус Христос, силою Своего божества, воскрес из мертвых. Стража стояла у гробовой пещеры, камень лежал, и печать была цела. Только сотряслась земля, когда Господь выходил из Своего гроба. Вслед за сим явился Ангел Господень, отвалил камень от двери гроба и сел на него. Вид его блистал, как молния, а одеяние его было бело, как снег. Приставленные ко гробу воины помертвели от страха. Опомнясь, бросились бежать. Прибежав в город, они рассказали первосвященникам обо всем, что случилось. Первосвященники, сделав совещание со старейшинами, дали стражам денег и сказали: «говорите всем, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда вы спали. Если слух об этом дойдет до правителя, то мы уговорим его и избавим вас от неприятности. Воины, получив деньги, поступили так, как им было приказано. Но ложь эта, обличающая себя саму, как всякая ложь (спали и видели учеников), не могла сокрыть великой и светоносной истины, и христиане с первых веков торжественно прославляют Воскресшего Господа, радостно воспевая Пасхальную песнь: «Христос воскрес из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во грехах живот даровав».

Воскресение Господа нашего Иисуса Христа. Автор картины Васильев Михаил Николаевич (1830–1900) – русский художник, академик и адъюнкт-профессор Академии художеств, профессор исторической живописи. Картина размещалась в Житомирском соборе. За время советской довоенной эпохи и немецкой оккупации интерьер собора серьезно пострадал. Были разграблены или полностью уничтожены алтари, иконы и часть внутреннего декора. Картина была уничтожена.

Явление воскресшего Господа Марии Магдалине

По древнему церковному преданию, Господь Иисус Христос, по воскресении, явился прежде всех Своей преблагословенной Матери, но об этом явлении не говорится в Евангелии. Первою, видевшею Господа, упоминается здесь Мария Магдалина (Мк.16:9) (Лк.24:10). Получив от Господа Спасителя избавление от мучивших ее семи бесов, она предалась Ему всеми силами своей любящей души. По силе усердия, по горячности и преданности благодарной любви, она превосходила всех жен, сопровождавших Господа и служивших Ему, и всегда упоминается между ними первою. По силе любви, она одна имела мужество встать у самого креста Господня вместе с Матерью Господа, сестрою Богоматери Mapией Клеоповой и любимым учеником Его Иоанном. Она шла первою в числе других жен ко гробу Господа, чтобы помазать тело Его миром, и далеко упредила их. Ранее всех она подошла ко гробовой пещере и видит: страшный камень отвален от гроба (Ин.20:1). Стремительно побежала она назад к апостолам Симону Петру и Иоанну и говорит им: «унесли Господа из гроба и не знаю, где, положили Его» (Ин.20:2). Петр и Иоанн побежали ко гробу. И Мария пошла за ними, пришла в сад Иосифа, встала у гроба и плакала (Ин.20:11). Вдруг свет осиял ее из гроба и она увидела двух Ангелов в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало Тело Иисуса (Ин.20:12). Ангелы говорят ей: «жена! что ты плачешь?» Говорит им: «унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его» (Ин.20:13). Сказавши cиe, как бы невольно, обращается назад и видит Иисуса, но она не узнала Его.(Ин.20:14). Иисус говорит ей: «жена! что ты плачешь? Кого ищешь?» Думая, что это садовник, Мария говорит Ему: «господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его» (Ин.20:15). Иисус говорить ей: «Мария». Она, обратившись говорит Ему: «Раввуни! Учитель!» (Ин.20:16). Иисус говорит ей: «не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему, а иди к братьями Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин.20:17). Столь знаменательным явлением Своим Господь наградил Марию за её горячую и самоотверженную любовь и мужество, которые обнаружила она особенно в последние три дня. В объяснение этой великой милости, явленной Марии, представляются еще следующие мысли. Жена (праматерь наша Ева) первая услышала льстивые слова Сатаны и поверила им. Жене первой возвещена и радостная весть о спасении. Верующая и любящая Мария, при возвещении столь радостной вести, явилась апостолом для самих апостолов, отчего и называется равноапостольною. Здесь каждой верующей и любящей матери-христианке указуется быть первою провозвестницей своим детям высоких истин Веры христианской.

Явление воскресшего Господа Марии Магдалине. С картины худ. Александра Андреевича Иванова (1806–1858). СПб. Музей Александра III. 1835 г., холст, масло. Ныне Государственный Русский музей, зал 15.

Явление Господа ученикам на пути в Еммаус

В тот самый день, когда Господь Иисус Христос воскрес из мертвых, двое учеников шли в Еммаус – селение, отстоящее стадий на шестьдесят (10 верст) от Иерусалима. Один из учеников был Клеопа, родственник Иисуса, другой, должно думать, сам евангелист Лука, так как он описал это событие с особенною подробностью, а себя не назвал по общему всем евангелистам смирению (Лк. 24:13). Они шли в глубокой печали и разговаривали между собою о происшедших в последние дни событиях (Лк. 24:14). Во время разговора незаметно приблизился к ним Иисус Христос и, поравнявшись, спросил их: «о чем рассуждаете между собою и отчего вы так печальны?» (Лк. 24:17). Клеопа, не узнав Его, отвечал: «неужели ты один в Иерусалиме не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?» (Лк. 24:18) «О чем?» спросил их Господь. Ученики объяснили Ему, как они веровали в Иисуса Христа и надеялись, что Он именно и есть посланный от Бога Mecсия, но первосвященники предали Его на страдания и смерть (Лк. 24:20). Затем передали Ему о мироносицах, что они не нашли Господа во гробе и услышали от Ангелов весть, что Он жив (Лк. 24:23). Хотелось им слышать подтверждение об этом от апостолов (Петра и Иоанна) ходивших ко гробу, но апостолы нашли только гроб пустым, Самого Воскресшего не видели (Лк. 24:24). Приметив, что ученики главным образом смущаются мысли о страданиях Господних, которые они не могли согласовать с достоинством Mecсии, незнакомый Спутник стал объяснять им, начав от Моисея, из всех пророков ту истину, что Христу следовало прежде пострадать, а потом уже прославиться. Ученики с наслаждением слушали утешительные речи своего Спутника и незаметно дошли до Еммауса. Пришедши в это селение, Господь показал вид, что хочет идти далее (Лк. 24:28), но они пригласили Его зайти к ним в дом и остаться у них переночевать. Иисус Христос согласился. Когда подан был ужин, то Он взял хлеб, благословил, как это делал прежде, преломил и подал ученикам. Теперь только открылись Очи учеников и они узнали Господа, но в ту же минуту Он стал им невидим (Лк. 24:31). Это еще более убедило их в действительности явления Господня, и они сказали друг к другу: «не горело-ли в нас сердце, когда Он говорил нам на дороге и изъяснял нам Писания?» (Лк. 24:32). Несмотря на то, что уже день склонялся к вечеру и наступала ночь, они устремились опять в Иерусалим, нашли апостолов, собравшихся вместе и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба. Когда же они говорили об этом, Сам Иисус стал посреди них и сказал: «мир вам» (Лк. 24:36). Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Можно представить радость учеников, увидевших Господа! От этого радостного свидания Еммаусских путников и апостолов, приветствовавших друг друга радостною вестью о воскресении Господа, пока не явился всем им Господь Спаситель, можно думать, осталось навеки в церкви Христовой в радостные дни Светлого пасхального торжества приветствовать друг друга при взаимном лобзании словами мира: «Христос воскресе, Воистину Воскресе!»

Явление Господа ученикам на пути в Еммаус. Михаил Васильевич Нестеров. 1895 г. Бумага на картоне, темпера, бронза, графитный карандаш. Государственный Русский музей.

Явление Господа апостолу Фоме

Во время явления Иисуса Христа апостолам, не было между ними одного из двенадцати – апостола Фомы (Ин.20:24). От природы, по свойству ума своего, Фома был недоверчив, любил точность, стремился все изведать собственным опытом. Посему, когда апостолы передали ему об явлении Господа, не поверил им и сказал: «если я не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу руки моей в бок Его, не поверю» (Ин.20:25). Спустя восемь дней по воскресении Господа, все апостолы собрались в один дом, где вместе с ними был и Фома. Вдруг посреди них, хотя двери были заперты, явился Иисус Христос и сказал им: «мир вам!» Потом, обратившись к Фоме, сказал: «подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в бок Мои и не будь неверуюшим, но верующим!» (Ин.20:27). Удостоверясь лично в воскресении Христовом, Фома от всего верующего сердца воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» (Ин.20:28). Иисус сказал ему в ответ: «вот ты поверил, когда увидел Меня, блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин.20:29).

«О доброе неверие Фомино, – поется в одном церковном песнопении, – верных сердцем в познание приведёт». В лице апостола Фомы мы видим такого свидетеля истины воскресения Христова, который прошел через трудный и тяжелый путь её искания и непоколебимо и победоносно был в сей великой истине – основе и утверждении веры христианской – утвержден. Доброе неверие апостола Фомы особенно поучительно в наше время. Оно внушает нам: храни свет веры в душе твоей, это сокровище безмерной цены, но, если невеpиe и уныние омрачили твою душу, не теряй надежды, ищи истины. Лишь было бы это стремление к истине, Господь укажет тебе путь к ней и благодатным посещением любви осветит твою душу.

Явление Господа апостолу Фоме. С картины проф. Василия Петровича Верещагина (1835–1909).

Вознесение Господне

В сороковой день по воскресении Господь явился Своим ученикам в Иерусалиме. В последний раз прошел с ними по стогнам (улицам) этого славного и несчастного города и вышел из ворот на гору Елеонскую до Вифании. Дорогой Он заповедал им не расходиться из Иерусалима и ожидать сошествия Святого Духа. «Иоанн крестил вас водою, – сказал им Господь, – а через несколько дней после сего вы будете крещены Духом Святым. Вы приимете силу, когда снидет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли». После сих слов Господь воздвиг Свои руки для благословения, но не остановил его лично ни на ком из предстоявших, и так с распростертыми для благословения руками отступил от земли и стал возноситься на небо (Лк. 24:51). Благословение Господне простерлось на всех апостолов, чрез них и преемников их простирается на всех людей, на всю землю, на которую снисходил Господь для совершения Своего великого подвига, на всю вселенную, и доныне всем нам преподается «Того благодатию и человеколюбием» в основанной и управляемой Им церкви христианской.

Апостолы с благоговением взирали на Него до тех пор, пока облако не скрыло Его от глаз их. В эти минуты явились среди них два Ангела в белых одеждах и сказали им: «мужи галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, опять придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо». Тогда апостолы поклонились вознесшемуся Господу и с великою радостно возвратились в Иерусалим, прославляя и благословляя Бога. Господь же вознесся на небо и воссел одесную Бога Отца, то есть и по человечеству восприял те же силу и славу, какую имел по Своему Божеству.

Вознесение Господне. С картины проф. Василия Петровича Верещагина (1835–1909).

Царственное величие Господа Спасителя

Апостол Павел в послании к Филиппийцам пишет о Господе Спасителе нашем: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человеку и по виду став как человек, смирил Себя, быв послушным даже до смерти и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всяк язык исповедал, что Господь Иисус в славу Бога Отца» (Флп. 2– 10). По сим словам Апостола, прославление Господа Иисуса Христа по человечеству ставится в неразрывную связь с Его уничижением, добровольно принятым Им на Себя ради нашего спасения и как бы наградою за совершенный Им подвиг. «Страдание и прославление Господа Спасителя, – говорит святитель Филарет, – составляют один стройный состав спасительного для нас домостроительства Божия, одну златую цепь, выработанную в горниле премудрости Божией, для вовлечения на небо падшего из рая человечества» (в слове на Вознесение Господне).

«Где предел славы, которую восприял Господь по Своем вознесении? «Если возможен для слова человеческого некоторый для сего ответ, – говорит тот же святитель, – то его можно найти в слове Апостола (Павла): «сшедый той есть и восшедый превыше всех небес, да исполнит всяческая» (Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все. Еф. 4:10). «Слыша, что Христос сидит одесную Бога Отца, помышляй, что Он имеет единую со Отцом Вседержителем власть, единую с Ним славу, единое царственное промышление о всем Мире и особенно о Церкви спасаемых... Вообще не устремляй дерзностного полета испытующей мысли в сию безмерную высоту: там свет живой неприступный» (1Тим. 6:16).

Более доступно нам и необходимо нужно для назидания в вере и жизни христианской «размышлять о том, что ныне разорвано рукописание грехов и изменилось определение о нашем осуждении, потому что то самое естество, которому было сказано: «земля еси и в землю отъидеши, ныне вознесено на небо». Псалмопевец о прославлении Спасителя говорит: «Ты восшел на высоту, пленил плен, принял дары для человеков, так чтоб и из противящихся могли обитать у Господа Бога» (Пс. 67:19). Восшедши на высоту, Он подлинно пленил плен, ибо силою Своего нетления истребил наше тление, и даровал даяние человекам, потому что ниспослал благодать Святого Духа на Апостолов. В силу Его искупительных заслуг ниспосылаются нам те разнообразные дарования, которыми Дух Святой оживляет нас, возрождает, укрепляет, питает и врачует нас в таинствах, скрепляет брачные узы, помогает в молитве и во всяком добром делании и руководит нас к спасению. Господь же, Спаситель наш, царствует в основанной Им церкви, как единый и вечный Глава её, и будет царствовать, пока не покорит всех врагов нашего спасения. Но при сем требует от нас соответствия Его спасительному подвигу, повиновения Его закону и собственного нашего соучастия в Его страданиях, если желаем быть участниками Его небесной славы и наследниками царствия.

На рисунке художника Господь наш Иисус Христос изображен на престоле славы. В венце начертаны греческие буквы имени Божия: ό ώ Η означающие сущий, вечный. Десница приподнята для благословения: с этою благословляющею десницею Он и поднялся на небеса. Раскрытая книга Евангелия гласит о заповеди Христовой:

«аще хóщет по мне́ ити́, да отвéржется себé, и вóзмет крéстъ свóй, и по мне́ грядéтъ» (Мк. 8:34).

Царственное величие Господа Спасителя. С картины худ. Виктора Михайловича Васнецова (1848 – 1926).

Этот вариант картины является росписью купола Владимирского собора г. Киева. В этом храме Васнецов исполнил 15 композиций, 30 отдельных фигур и медальоны. Общая площадь росписи более 4000 квадратных метров. Собор отапливался плохо. Васнецова мучали простуды, мерзли руки. Один раз во время росписи купола он сорвался с громадной высоты. Его спасло то, что его холщевая куртка зацепилась за металлический крюк. По завершению работ Виктор Михайлович сказал: «Я поставил свечку Богу».

Величие Богоматери

Слова Апостольского послания о внутренней неразрывной связи уничижения и страданий Господа Спасителя с Его прославлением по человечеству возглашаются в праздники, посвященные Пресвятой Матери Божией, Приснодеве Марии. Этим означается, что она приняла особое участие в несении креста Своего Божественного Сына, претерпела великие страдания, которые, по предречению праведного Симеона, как бы мечем пронзали её сердце, и, совершив сей подвиг, удостоена великой чести и славы у Господа, превзошла своим величием самые горние чины Ангельские и так же, как и Господь Спаситель, Своею близостию к самому Престолу Господню, своими силою, величием и могуществом пользуется для того, чтобы ходатайствовать за нас пред Богом и помогать нам. Нет скорби человеческой, какой бы она не видела и не испытала, и в которой бы не могла она сочувствовать и помочь нам. Она первая и самая могущественная ходатаица наша пред Богом. Она милосердая Мать рода Христианского. За нею уже идут многочисленные чины Ангелов и Святых Божиих человеков. К ней первой по Бозе прибегаем мы с мольбою сердца: Пресвятая Богородица, спаси нас!

Знаменитый наш художник Васнецов начертал на восточной стене алтаря Владимирского собора в Киеве дивный образ Богоматери с Богомладенцем на руках, на Которого с трепетом взирают Серафимы, как бы шествующею по воздуху с небес во храм, чтобы принимать здесь и возносить к небесам молитвы верных.

Протоиерей Петр Смирнов.

4 марта 1904 года.

За создание проекта оформления и отделки Свято-Владимирского собора взялся археолог и профессор искусствоведения Адриан Прахов. Для росписей он пригласил Виктора Васнецова (впоследствии также Михаила Нестерова и Павла Сведомского). Васнецов вначале отказался от росписи Собора. Он сидел дома и в какой-то момент был поражен образом своей супруги с сыном младенцем на руках. Он знал (это было написано в газетах), что некоторые люди видели на оштукатуренной стене собора образ Богородицы – и он принял решение расписывать собор. Когда художник представил эскиз росписи, Прахов показал ему набросок проступившего изображения. Васнецов поразился совпадению и сказал: «Это заказ Божий». Около двух лет писал Васнецов образ Богоматери.

Карта Палестины, 30 год нашей эры

С годами живопись становится понятней,

Мы к ней все чаще обращаемся опять.

Московских пригородов солнечные пятна,

Головки грезовской светящаяся прядь,

Вакханки Рубенса, и Тауэр в тумане

Припоминаются все ярче и ясней.

Изображенья, раз увиденные, манят,

Вдруг проступившие из юношеских дней.

С годами живопись становится нужнее,

Все остальное ускользает и течет.

Стареет сцена и театры вместе с нею,

Кино и музыка иные, что ни год.

Одна лишь живопись внушает нам надежду,

Что неизменными останутся всегда

И эти складки у пророка на одежде,

И эта серая в промоинах вода.

И мироздания распавшиеся звенья

Соединяются в музейной тишине,

Где продлеваются летящие мгновенья,

Запечатленные на сером полотне.

Александр Городницкий


Источник: Спаситель мира : 50 картин из истории земной жизни Спасителя мира, известных исключительно русских художников, с объясн. к ним текстом, и карта Палестины / [П. Смирнов]. - Санкт-Петербург : П. Смирнов и Д. Дубенский, 1904. - [4], 35 с., 51 л. ил., карт.

Комментарии для сайта Cackle