Азбука веры Православная библиотека архимандрит Пимен (Благово) Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря
Распечатать

архимандрит Пимен (Благово)

Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря

Содержание

Предисловие Глава первая. Общий обзор истории монастыря Глава вторая. Летопись событий Период первый. 1381–1700 г. Период второй. 1700–1834 г. Период третий 1834–1871 г. Глава третья. Здания монастыря Угрешский монастырь в 1739 году Угрешский монастырь в 1763 году Строения вне монастыря I. Конный двор, II. Скотный двор, III. Гуменный двор Монастырские здания с 1763 до 1840 г Монастырские здания в 1871 г. Петро-Павловский скит Монастырские здания вне монастыря Глава четвертая. Достопримечательности ризницы I. Вклады царские II. Вклады разных лиц III. Облачения Глава пятая. Список настоятелей и судьбы их Глава шестая. Владения, доходы, пожертвования I. Прежние владения II. Владения нынешние III. Доходы IV. Пожертвования Глава седьмая. Синодик I. Роды княжеские II. Роды дворянские III. Роды старцев Источники и сокращения в примечаниях Источники печатные Источники рукописные Приложения Беседа синодального члена высокопреосвященнейшего Филарета митрополита Московского, произнесенная к братству Николаевского Угрешского общежительного монастыря Переписка Царя Михаила Феодоровича и Инокини Марфы с Патриархом Филаретом, во время путешествия Государя и Матери Его на богомолье в Угрешский Николаевский монастырь 1620. Мая 8. Письмо Царя Михаила Феодоровича Патриарху Филарету, с известием о приближении к Угрешскому Николаевскому монастырю 1620. Мая 8. Письмо инокини Марфы патриарху Филарету, с известием о приближении к Угрешскому Николаевскому монастырю 1620. Мая 8. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету, о прибытии в Угрешский Николаевский монастырь 1620. Мая 9. Письмо патриарха Филарета Царю Михаилу Феодоровичу, о благосостоянии Москвы 1620. Мая 9. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету о принесении молебных благодарений и ослушании литургии в Угрешском Николаевском монастыре 1620. Мая 9. Письмо патриарха Филарета Царю Михаилу Феодоровичу, о препровождении к нему освященной просфоры и святой воды 1620. Мая 10. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету, с благодарностью за присылку освященной просфоры и святой воды Списки с жалованных грамот Николаевскому Угрешскому монастырю 1546–1678 гг № 1. 1545. Генваря 26 № 2. 1567. Июня 20 № 3. 1599. Марта 3 № 4. 1613, Апреля 17 № 5. 1623. Августа 28 № 6. 1648. Сентября 7 № 7. 1652. Ноября 22  

 

Предисловие

Не смотря на свое давнее, почти пятисотлетнее существование. Угрешская обитель не имела до сих пор подробного исторического описания. Были краткие очерки помещенные в различных сборниках; так

1) В Географическом Словаре Российского Государства Максимовича и Щекатова. Изд. 2-е. 7 частей. Москва. 1801–1809. 4°.

2) В Истории Российской Иерархии. Амвросия. Префекта Новгородской Семинарии. 6 ч. 1807–1815 г. Моск. 8°.

3) В Описании Монастырей в Российской Империи находящихся, (имело 8 изданий: 1-е 1812 г. 158 и X стр. 8-е издание – 1834 и 80 стр. 8°). Это описание было приложено к Новому Полному месяцеслову.

4) В Полном Собрании Исторических сведений о всех в древности бывших и ныне существующих Монастырях и примечательных церквах в России. А. Ратшина. 1852. Москва. 8°, и наконец

5) В Воспоминаниях о Угреше, соч. Я. Горицкого. 1867. изд. 2-е. Москва, 8° 60 стр. (в продаже более уже нет).

Но все приведенные описания, не исключая и последнего были кратки, неполны и не обнимали всей истории Угрешской Обители; между тем, с ежегодно возрастающим числом богомольцев, увеличивались и требования Исторического Описания Угрешского монастыря, почему два года тому назад приступлено было к собиранию письменных и печатных источников для истории нашей обители.

Предлагаемый ныне Исторический Очерк есть ни как не более как опыт очерка, на скоро составленный одним из братий обители, и издаваемый, как Путеводитель по Угреше для посетителей-богомольцев, желающих иметь подробное описание монастыря и замечательных событий из его истории с древнейшего времени.

Много еще осталось материалов, собранных и не разработанных, вероятно найдутся и еще новые, и ежели время не положит преграды трудящимся, можно надеяться, что при помощи Бога споспешествующего – Угрешская Обитель издаст второе, более подробное описание своей истории, к тому времени когда исполнится пятьсот лет от ее основания.

Один из меньшей Угрешской братии: Димитрий. 1871 г. Октября 1 дня. Угреша.

Глава первая. Общий обзор истории монастыря

Николаевский-Угрешский мужской 3-го класса Общежительный монастырь, на левом берегу Москвы реки, к юго-востоку от столицы, находится ныне между двумя чертами железных дорог: южной – Феодосиевской и Рязанско-Козловской, расстоянием от Царицынской станции – в 10, от Люберской – в 6, от Москвы же, по прямой конной дороге, в 151 верстах, почти безразлично, как от Спасской, так и от Покровской заставы.

Местоположение монастыря живописное: в полуверсте от Москвы-реки, орошающей обширную долину, он красуется на небольшой площадке, окруженной скатами гор, обрывистыми оврагами, зеленеющими холмами, многочисленными селами и деревнями. С южной стороны, за долиною, по которой извивается Москва-река, на возвышенном холме в густой зелени тенистой рощи разросшегося сада – виднеются церковь и строения села Острова, древней родовой отчины московских великих князей, не раз упоминаемой в их духовных грамотах: далее, на далеком небосклоне лежит белою полосою село Ориненское, существовавшее уже во времена Калиты2; на восток – на высоком холме из-за березовой рощи проглядывает село Петровское, – ныне достояние семейства Чернышевых; левее на восток и к северу тянутся горы и холмы, по которым здесь и там селения – Гремячево, Кишкино, Денисьево – когда-то собственность монастыря, (имевшего в Островецком стану и в Капотенском около двух тысяч душ крестьян в трех селах и тринадцати деревнях и приселках, жалованных, вероятно, московскими великими князьями или царями, и жертвованных на помин души в дом Святителя Николая благочестивыми боярами по духовным грамотам и отписным записям). Наконец на севере и западе отчасти выглядывает между холмов село Капотенское, синяя даль, село Беседы с своею изящною древнею церковью и деревни Дроздово и Слобода, раскинувшиеся у окраин оврага с своими зеленеющими пустырями, огородами и садами.

Основание Угрешской обители относят к 1380 или 1381 году и приписывают великому князю московскому Димитрию Иоанновичу. Существует предание, что на том месте, где икона, возле Николаевского собора, там явилась великому князю икона Святителя Николая над сосною в звездном сиянии, в то время когда великий князь вел свои войска на приближавшегося врага Руси – Мамая, и что смущаемый сомнением на счет исхода войны, он был так обрадован этим видимым проявлением благоволения Божия, что воскликнул, внезапно оживленный надеждою, что сия вся Угреша сердце его, отчего с тех пор и место, где было явление, прозывается Угреша. На возвратном пути, после Куликовской битвы и славной победы над врагом, когда великий князь снова пришел на место, ознаменованное чудесным явлением иконы, совершено было молебное пение, и велел Димитрий Иоаннович воздвигнуть храм во имя Святителя Николая и устроить обитель иноческую3.

Подобно многим другим древним и богатым монастырям, приближенным к столице, и Угрешский в течении долгого своего существования не мало испытал бедствий в годины тяжкие для отечества: не раз он видал в стенах своих полчища врагов – хищных Нагайцев, Крымцев, Литовцев, и в последнее столетие – Французов. Он был сожигаем, разграбляем, разоряем, причем, вероятно, утратил он много древних и драгоценных утварей, а, быть может, древнейших и письменных памятников, которые поведали бы нам о прежнем его быте и строе, о созидании храмов, о постепенном его возвышении и приращении его средств от щедрот великих князей и бояр, любивших своими вкладами содействовать благостоянию обителей иноческих. Самая древняя из жалованных грамот4, до нас уцелевших, не восходит далее половины 16 столетия и то не в подлиннике, а в списке; тогда как, по всей вероятности, были грамоты данные и основателем обители Димитрием Донским, преемниками его и иными князьями и святителями, усердными ревнителями благолепия храмов. Еще можно, отчасти, объяснить это отсутствие древних грамот существовавшим обычаем при каждом новом государе возобновлять5 грамоты, данные его предшественниками. Весьма естественно, что старые акты, замененные новыми, становясь уже излишними, у монастырей отбирались, а иногда и самими монастырями по небрежению уничтожались.

Давность обители не подлежит, впрочем, ни малейшему сомнению: до ныне существует в книгохранилище Троицкой Лавры рукописная книга житий святых6, переписанная рукою Игумена Угрешского Ионы, который, (как значится в надписи, сделанной его рукою на книге) списывал эту рукопись с иной по благословению Троицкого игумена Зиновия, бывшего после Преп. Сергия третьим настоятелем с 1432 и по 1443 год; но Иона мог и весьма за долго до 1432 быть Угрешским Игуменом. Во всяком случае мы утвердительно можем сказать, что в первой половине 15 века Угрешская обитель уже существовала и находилась под игуменским управлением.

В летописях имя Угреши встречается впервые не ранее 1479 года; именно: летописец, описывая один из тех пожаров, которые так часто опустошали Москву, застроенную деревянными зданиями, – упоминает о Угрешском подвории, находившемся в Кремле на Подоле7 т. е. под горою (где ныне церковь Благовещения на Житном дворе и Водяная башня) – там находилась до 1812 г. древняя башня, от взрыва разрушившаяся, в которой была церковь во имя Святителя Петра, принадлежавшая Угрешскому подворью; при упразднении в Кремле всех монастырских подворий, она была перенесена в иное место8.

В подтверждение предания приписывающего основание Угрешской обители Великому князю Димитрию Иоанновичу Донскому – приведем монастырский Синодик, писанный полууставом в первой половине XVII века (но, как видно по многим признакам, списанный с древнейшего, от времени, быть может, пришедшего в ветхость и впоследствии совершенно утратившегося) – там на 34-м листе, читаем: «Род Благоверного Великаго Князя Димитрия Ивановича Донскаго Создателя святыя Обители сея»9.

Что касается до предания о явлении святой иконы Великому Князю, скажем, что хоти летописи об оном и умалчивают, и нет иных памятников письменных, о том свидетельствующих – мы имеем в самом монастыре драгоценный памятник, который служит самым ясным доказательством, что явление иконы не есть вымысел наших предшественников – это самая икона Святителя. Она имеет вид глубокой древности, прославленная чудесами, издавна чтимая народом, она была чествуема царями, которые весьма часто приходили на Угрешу в весенний праздник Святителя Николая и иногда по нескольку дней проводили в монастыре в своих государевых келлиях.

О первом времени существования новозданной обители сведений не сохранилось, но думаем, что и на Угреше первоначально все здания были деревянные, как это водилось в древней Руси; как было в Троицкой обители Преподобного Сергия и в других. Летописец, повествуя о набеге крымцев в 1521 году, говорит, что монастырь на Угреши был сожжен10.

Великая любовь и доверие Димитрия Иоанновича Донского к Преп. Сергию дают повод думать, что и Угрешская обитель была основана Вел. Князем не без участия, или советов святого мужа; а быть может и по указанию его избран был первый игумен ее. Известно, что в 1385 г. по просьбе Московского Великого Князя Преподобный ходил зимою в Рязань для примирения его с Олегом Рязанским: шел он пешком, удаляясь от больших дорог, слишком многолюдных для любителя безмолвия и жителя пустыни. Уже ли не уклонился он несколько от прямого пути, чтобы посетить и благословить вновь возникшую обитель, созданную любимым его князем? Прибавим еще, что едва ли не было в то время дороги из Москвы в Рязань, шедшей на самую Угрешу; это можно заключить из того, что когда великая княгиня Рязанская Анна Васильевна, сестра Иоанна Васильевича, в 1497 году, возвращалась к себе из Москвы, Великий Князь посылал провожать ее до Угрешского монастыря11.

Через сто лет после его основания мы видим монастырь процветающим, имеющим свое подворье в Москве, в Кремле; игумены Угрешские возводятся на епископские престолы: так – Авраамий в 1491 г. хиротонисан в епископа Коломенского12; Силуан в 1493 г. в епископа Крутицкого или Сарского и Подонского13; Тихон в 1520 г. в епископа Коломенского14. – Принадлежа к числу степенных монастырей – Угрешский в разные времена занимал в этой лествице церковного чиноначалия не равные степени, и подобно другим, то восходил степенями выше, то становился ниже, когда в эту лествицу привходили новые монастыри.

Первый Постепенный список15 составлен в 1572 году по случаю Собора созванного в Москве для рассуждения о четвертом браке Иоанна IV. Угрешский игумен (Тихон) имел 13 степень16, но в рукоприкладстве под Соборным деянием он подписался 11-м17. В 1589 г. после Собора о учреждении Патриаршества под соборным деянием игумен Угрешский (Лаврентий) имеет уже 36 место18. В 1649 году составлена новая лествица настоятелей и Угрешский игумен поставлен 48-м, как можно видеть из списка напечатанного в Уложении Царя Алексея Михайловича19. До 1740 г. в Степенных списках в числе игуменов – Угрешский был 22-м20; в 1764 г. по учреждении духовных штатов архимандрии отделены от игуменств и монастыри разделены на 3 разряда, или класса, в числе монастырей 3-го класса Угрешский занял 8-е место21, выше Златоустова и Даниловского; в 1853 году из штатного монастыря преобразован в общежительный, и ныне во всей московской епархии он только один остался игуменством.

Игумены Угрешские с некоторыми другими настоятелями великих обителей принимали участие в важнейших делах государственных, присутствовали на соборах; так на Великом Соборе, созванном для избрания царя после смерти Феодора Иоанновича, упоминается игумен Угрешский Елеазар22, он же подписался под соборным деянием и на грамоте о избрании Бориса Годунова, на другой грамоте имя другого игумена – Тихона23; в посольстве отправленном Московскою Земскою Думою в 1610 году к Владиславу, королевичу Польскому, чтобы звать его на престол всероссийский – в числе духовных лиц сопутствовавших митрополиту Ростовскому Филарету Никитичу Романову находился игумен Угрешский Иона24; в числе подписавших при Петре I Духовный Регламент находим имя игумена Угрешского Феофана25.

В особых торжествах церковных, при служениях Патриарха с освященным собором, при освящении храмов, в больших крестных ходах, при освящении знамен, при отправлении воинства в походы, в нарочитые дни двунадесятых и храмовых праздников и проч. – чаще других в числе черных властей встречается имя игумена Угрешского, как показано в уставе Успенского Собора26, не смотря на то, что Угрешский монастырь не городской, а загородный. При венчании на царство царя Алексея Михайловича находился в соборе и на пиршестве в Грановитой палате игумен Угрешский Дионисий27; при Царском венчании Феодора Алексеевича – игумен Угрешский – Герасим28 и подавал скипетр; при венчании на царство царей Иоанна и Петра – игумен Угрешский Иосиф29 подавал бармы царя Иоанна. Вообще весьма заметно, что игумены Угрешские пользуются почетом и первенствуют перед многими Московскими, как-то: Крестовоздвиженским, Знаменским, Новинским, Даниловским; переводятся по большей части в первейшие монастыри – Владимирский, Рождественский30, Нижегородский Печерский31, в Троицкую Лавру32, иногда прямо хиротонисуются во епископов, как мы уже упоминали33.

Основанный Московским государем, по близости от дворцового потешного села Острова, любимый и часто посещаемый царями, Угрешский монастырь был царским монастырем, назывался Государевым Богомолием, а царские посещения обители назывались Угрешскими походами34. В царствование царя Михаила Феодоровича Угрешских походов было 9; при царе Алексее Михайловиче 13; особенное расположение этих двух царей к Угреше весьма заметно. Вследствие частых посещений Угрешского монастыря царями, – там были Государевы палаты и Патриаршие келлии, которые, как видно из описей в 1730 годах еще существовали. Часть оных сохранилась еще и до ныне и обращена в келлии настоятеля.

Монастырский Синодик свидетельствует, каким расположением, какою всеобщею известностью пользовалась Угрешская обитель: в него вписана большая часть из знатнейших родов князей и бояр35 приближенных к государю, процветавших при дворе московском в продолжении нескольких столетий и давших отечеству стольких славных и доблих мужей, имена которых, заповеданные обители и доныне еще молитвенно памятуются ею. На страницах этой книги мертвых, воспоминаемых пред Господом, да напишутся имена их в книге живых – записаны роды некогда сильные и славные ныне же угасшие; так читаем: Род Царевича Михаила Койбалина, род князя Мстиславского, князей Сицких; Щенятевых, Бельских, Шуйских, Елецких, Глинских, Волынских, Телятевских и многих других... Они исчезли, не оставив потомства, быть может, и под иными именами, и одни только убогие иноки той обители, которой они заповедали молиться о себе, памятуют еще пред Господом имена их и молятся о душах их, да они во благих водворятся. Между прочими внесен и Род Князя Димитрия Михайловича Пожарского36. Нет сомнения, что в усыпальнице под соборным храмом и на кладбище монастырском покоится прах многих из вписанных в синодике: видны камни, уцелели плиты, но время коснулось письмен, на камени иссеченных, и мы видим остатки начертаний, но смысл их для нас уже утрачен.

Сведений о том, велико ли было братство в древнейшие времена, до нас не сохранилось, но судя по Синодику, должно предполагать, что оно было значительно, ибо под вписано более 50 имен в том году преставившихся братий37. В то время, как известно, свирепствовала сильная моровая язва в некоторых местностях России, в особенности в окрестностях Москвы, в Звенигороде, в Коломне, что вызывало разные меры правительства, долженствовавшие по понятиям того времени предохранять от всеобщей заразы38. Во время этого смертоносного поветрия, с 1653 года до 1657 г. свирепствовавшего дважды, в Саввине-Сторожевском монастыре умерло более 130 человек из числа 300 братий, ежели справедливо показание архидиакона Павла Алеппского, описателя путешествия Антиохийского Патриарха Макария, бывшего в Москве за сбором с 1653 и до 1655 года39.

В 1713 году, как видно из Ландратских книг40 братии уже было только 33 человека, именно: а) игумен Мефодий, б) келарь Георгий, в) казначей Игнатий, г) архимандрит Феофан из Лужецкого монастыря, вероятно живший на покое; иеромонахов было 3, иеродиаконов 3; клирошан 5; пономарь 1; и монахов с послушниками, имевших различные послушания, 17 человек. Названия их послушаний и их лета представляют нам в очерке изображение тогдашнего монастырского быта. Мы читаем: Мефодий – игумен 50 лет; Георгий – келарь 60 л.; Игнатий – казначей 60 л.; Григорий – пономарь 67 л.; Иосиф – синодичный 70 л.; Моисей – крепостный (т. е. хранитель архива, ходатай по судебным делам и может быть письмоводитель) 85 л.; Иосиф – конюший 68 л.; Никифор – житейной 75 л.; Филарет – чашник 80 л.; Корнилий – большой хлебенной 70 л.; Боголеп – гуменный 64 л.; Пахомий – подкеларщик (погребщик) 66 л.; Герасим – больничный 80 л.; Феодосий – у часовен 59 л.; Иона – келейник игумена 55 л.; Иларион – келейник келаря 53 л.; Лука – при подворье в Москве 65 л. В Ландратской книге сказано далее: «по переписным книгам г. за оным же монастырем: а) конюшенный двор, в нем живут сторожа и крестьяне поденно; б) в смежной слободе дворов служних людей 16, в них 53 человека; в) двор казенного поддьяка – Карпа Борисова [а он Карп умре, двор его пуст], во дворе один человек; г) конюховых дворов 2, в них 7 человек; д) поваровых дворов 2, в них 3 человека; е) служебников двор, в нем 5 челов.; ж) работников дворов 4 , в них 11 челов.; з) Солодовников двор, в нем 2 человека; и) мельников двор, в нем 7 человек.

В 1739 году, как видно из ведомости братии было; а) игумен, эконом – иеромонах; б) казначей – иеродиакон; в) ризничий – иеродиакон; г) иеромонахов 3; д) иеродиаконов 2. Монахов: е) уставщик 1; ж) голосовщик 1; з) кононарх 1; и) псаломщиков 2; i) пономарь 1; и) будильщик 1; к) подкеларщик 1; л) полевой 1; м) житейной 1; н) часовенных 2; о) посельских 3; п) больничный 1; а всех монашествующих 27 человек. Кроме того служителей: а) стряпчий 1; б) подъячих 3; в) вотчинных приказчиков 6; г) слуг 6; д) церковных сторожей 4; е) конюхов 6; ж) истопник 1; з) поваров 2; и) вратарь 1; и) огородник 1; к) солодовник 1; л) часовод 1; м) скотник 1; п) дворник 1. Всего служителей монастырских 35 человек.

В 1756 году число братии в Угрешском монастыре до того умалилось, что игумен Иларион вынужден был войти в Моск. Дух. Консисторию с представлением о недостатке в монастыре монашествующих41.

В 1763 году по описи, представленной игуменом Гедеоном в Коммиссию о Церковных Имениях в монастыре было 23 человека, именно: а) игумен Гедеон, из малороссиян; б) ризничий Варлаам; в) казначей Антоний; г) иеромонахов 8, из них 2 из малороссиян; д) иеродиаконов 5 , из них 2 из малороссиян, е) монахов 7, из них 2 из малороссиян; кроме того белый поп 1 и белый диакон 142.

В 1821 году с настоятелем было всего 12 человек43.

В 1833 году после удаления от должности игумена Аарона было братии: а) казначей Иоанникий; б) иеромонахов 2; в) иеродиакон 1; г ) монахов 2; д) послушников 2; белый священник 1; белый диакон 1. Всего 10 человек44.

В 1846 году братии было 23 челов., при игумене Иларие45.

В 1853 году при преобразовании штатного монастыря в общежительный при московском митрополите Филарете, при игумене (бывшем казначее) Пимене братии было 36 человек46.

В 1870 году по прошению Угрешского настоятеля архимандрита Пимена – Святейший Синод разрешил штат монастыря увеличить на 80 человек, что с прежними по штату положенными 12 братиями составляет 92 человека; из коих 52 монаха постриженных и 40 указных бельцев; и ныне на лице; а) настоятель-архимандрит Пимен 60 л.; б) казначей и ризничий иеромонах Калист 46 л.; в) Благочинный и смотритель больницы иеромонах Мисаил 58 л.; кроме того очередных иеромонахов 13; иеродиаконов 8; монахов манатейных 10, бельцев и рясофорных послушников и указных 20. – При архиерейских палатах: а) смотритель иеромонах Мелетий; б) бельцев рясофорных указных 2. – В Петро-Павловском Угрешском ските; а) игумен Антоний (на покое) из Богословского – Череменецкого монастыря, С.-Петербургской губ.; б) Схииеромонах Симеон; в) иеромонах 1; г) монахов манатейных 2; д) указных и рясофорных послушников 4. А всего, как в монастыре, так и в архиерейских палатах и в ските; а) постриженных монахов 36; б) указных бельцев 22; в) проживающих по билетам 43. – Итого 101 человек. Старцев в монастырской богадельне всякого звания 50 человек, в том числе два белых диакона.

Угрешский монастырь имел две приписные пустыни; Дюдиковскую-Предтеченскую и Леонидовскую или Леванидовскую. Первая – находившаяся в предместии Вологды, неизвестно когда и кем основанная, существовала до начала 17 века; но разоренная Литовцами, вероятно во время нашествия их на Вологду в 1612 году, она была упразднена, обращена в приходскую церковь (существует еще и ныне) и со всею землею по челобитью Воложан приписана к городу, а Угрешскому монастырю в замену отдан Кременский посад в Боровском уезде. По сказанию Истории Российской Иерархии из Дюдиковой пустыни «братия выведена в Москву, в 15 верстах от которой и основала Угрешский монастырь47. Но мы видели, что Угрешский монастырь со времени своего основания, или по крайней мере с того времени, как о нем упомянуто в летописи под 1479 годом – он непрерывно существовал, и в особенности процветал при царях Михаиле и Алексие. Думаем, что можем, однако, согласить с истиною написанное в Ист. Рос. Иер. следующим образом: когда в 1655 году во время чумы умерли в Угрешском монастыре 50 чел. Братии (а может быть и более, ибо многие вероятно вписаны в их особые поминания) монастырь опустел, в следствии чего братия из приписной к нему, разоренной пустыни, была в него переведена и таким образом новопришедшая Дюдиковская братия, действительно, как бы положила основание братству в стенах древней обители, моровою язвою опустошенной. Это мнение наше, что именно к сему времени должно отнести соединение двух братств Дюдиковского с Угрешским, думаем отчасти подтвердить Угрешским Синодиком, в котором вскоре после 1655 года начинают встречаться имена крестьян Дюдиковой Пустыни, дотоле нигде не находившиеся; так в одном месте читаем: Род Кондратия Павлова Солоденика Николина крестьянина Дюдиковой Пустыни, в другом: Николина крестьянина Дюдиковой Пустыни Степана Козакова и многих других. Не суть ли это имена родственников вновь пришедших братий, или знаемых ими людей, близких им, заповедавших о себе молиться и Дюдиконскими иноками вписанные в Синодик Угрешский? Большие подробности о Дюдиковой пустыни сообщим далее в приложениях.

Леонидовская Пустынь48 находилась в Вологодской губернии в Тотемском уезде в Режской волости расстоянием от уездного города в 70 или 80 верстах; от губернского в 150 и в 700 от Угрешского монастыря, к которому была приписана. Она известна была также под именем Леванидовской, ибо находилась в урочище по прозванию Леванидовское Займище при слиянии двух рек Режи и Ваги, отчего и волость получила название Режской волости. Пустынь эта была основана в начале 16 века Преподобным Ефремом по дозволительной грамоте Московского великого князя Иоанна III и по благословению архиепископа Ростовского, так как в его епархии состоял тогда Тотемский округ. Пришедшая в упадок она впоследствии была возобновлена Преп. Феодосием, Тотемским49. Из описи 1763 г. видно, что в ней находились две церкви; соборная каменная во имя Преображения Господня, теплая и другая деревянная во имя Святителя Николая – холодная, обе крытые тесом. Келлии братские деревянные; возле них находился скотный двор с избою. Пустынь эта от двух храмов и по имени основателя называлась еще – Спасо-Николаевским-Ефремовым монастырем. В 1763 г. Монашествующих там показано 4 человека; строитель Сергий, иеродиакон 1 и монахов 2. На свое содержание от Угрешской обители они получали: 20 руб. денег; 20 четвертей ржи, 5 пудов трески и 4 четверика снетков. В 1764 г. обитель упразднена, и обращена в приходскую церковь, которая существует еще и ныне.

Что касается до внутренней духовной жизни Угрешской обители, скажем с прискорбием, что положительных сведений о ней не сохранилось и только по некоторым внешним, общим признакам можем мы отчасти угадывать настроение ее в различные времена, и угадывая от нас сокрытое, делать наши выводы и заключения. Сошлемся опять на монастырский Синодик. Перечитывая имена, в него записанные, замечаем, что весьма часто встречается прилагательное название схимонаха, схимонахини, схииеромонаха, повторяющееся почти на каждой странице много раз, как в помяннике знатного родича, так и убогого простолюдина. Так раскроем ли помянник какого-нибудь знатного вельможи, например князя Димитрия Тимофеевича Трубецкого † 24 Июня 1625 – читаем первое имя; князя Фотия (Тимофея), во иноцех – схимонаха Феодорита, княгиню Ксению – во иноцех Капетелину и т. д.; в помяннике князя Алексея Никитича Трубецкого (боярина Державца50 Трубчевского после того инока Афанасия † 1663 году) читаем: князя Феодора, – во иноцех Феодосия, князя Никитыво иноцех Ионы, княгиню Евдокию – во иноцех Евфимию; княжну Марию – во иноцех Марфу и т. д. Станем ли читать помянник князя Бельского, князя Козловского, стольника Юшкова и т. п., везде почти через строку вписано имя инока или инокини или схимонаха, и видно, что это имена не чуждых старцев или стариц, но близких, кровных их, вся презревших, все оставивших при жизни еще, за живо умерших, или, ежели и в предсмертный час пожелавших облечься во одежды иноческие, то потому именно, что считали их твердым оплотом от врагов воздушных, светлою, брачною ризою, достойною невестника Христова. Все это служит только доказательством того сильного, нравственного влияния, которое монашество за два века тому назад имело на все слои общества вообще, а на высшее даже и в особенности; но таковое влияние монашество могло стяжать не иначе как своею строгою, подвижническою жизнию, внушавшею уважение, как простолюдину так и знатному вельможе. Но это замечание общее. Рассматривая далее помянник новопреставившейся братии в 1655 году и общий братский помянник и отдельно вписанные роды игуменов и старцев, мы находим великое множество имен схимонашеских, из чего заключаем, что подвижничеством обитель не оскудевала.

Кроме того видим, что в Угрешский Синодик вписаны роды людей всяких званий и изо всех концов православной Руси: так за родом знатного боярина следует иногда род какого-нибудь крестьянина Вознесенского монастыря, или род Дьяка Ивана Горохова; р. Торгового человека Пушного Ряда; р. старицы Каптелины – Предтеченского монастыря; р. Кадашевца Ивана Булыгина; р. Казенного Приказу – дьяка Максимова; род Думного Дьяка Дурова; и Чашниковского священника; и Государева Духовника, и крестьянина Девичьего монастыря и Иконника – Ярославца и проч. проч. словом сказать все и каждый несли свою лепту в обитель, вписывали имена своих усопших в ее Синодик и желали молитв ее о упокоении душ преставльшихся.

Не скоро и не легко приобретаются обителию доверие и уважение; не иначе, как строгою подвижническою жизнию иноков стяжевает она благорасположение мирских людей, что не так легко было в те времена, когда и сильные мира сего – вельможи и бояре строго придерживались Устава Церковного, – ныне весьма не многим известного и почти уже исключительно предоставленного церквам и инокам и только еще в обителях соблюдаемого.

Воспоминая о древле – подвизавшихся на Угреше братиях упомянем о двух тяжелых железных веригах и поясах с толстыми крестами, до нас сохранившихся и находящихся в монастырской рухлядной палате. Они были найдены, как рассказывали старожилы, от старожилов про то слышавшие, в подпольи келий при разборке прежних ветхих монастырских построек. Эти орудия добровольного мученичества и самоумервщления действительно могут свидетельствовать и о крепости телесной и бодрости духовной прежде почивших отец и братий наших, возбуждая в нас более удивление, чем желание подражать их подвигам, соделавшимся для нас недоступными и не мыслимыми при ослаблении нашего немощного тела и еще немощнейшего духа, скованного бессилием воли и пораженного маловерием.

Угрешский монастырь в различные времена был избираем как место жительство святителями и настоятелями отходившими на обещание. т. е. жительствовавшими на покое. Так в числе преставившейся в 1655 г. Угрешской братии и записанной в Синодике, находим имя Митрополита Сильвестра, и трех Архимандритов; Ферапонта Илии и Серапиона. Из митрополитов с именем Сильвестра в то время знаем только одного Крутицкого. Из архимандритов находим Ферапонта в Чудове монастыре, где он упоминается в 1653 году, и Илию в Симонове монастыре с 1643 – по 1654 год; они ли это или другие жительствовали на Угреше на покое и опочили с братиею в 1655 году – неизвестно. Но в 1681 году, Июля 29 преставился на Угреше жительствовавший на покое, бывший Архиепископ Коломенский Иосиф IV хиротонисанный из архимандритов Нижегородского Печерского монастыря в 1672 г. и находившийся на епархии до 1679 г. После того он был переведен в Москву и состоял при Архангельском соборе, при котором были архиереи для поминовения государей51; наконец восприял схиму на Угреше, куда удалился на покой, преставился там и был положен против Николаевского собора к юго-востоку от алтаря. Род его вписан в синодик; вклады его 500 рублев.

В 1713 году, как видно из Ландратских книг, в Угрешском монастыре жительствовал архимандрит бывший прежде в Лужецком можайском монастыре – Феофан; известно только, что ему тогда было 75 лет, иных подробностей о нем не сохранилось.

В 1771 г. Марта 14 уволенный на покой от епархии Крутицкий епископ Сильвестр Страгородский52 поселился в Николо-Угрешском монастыре. Он был сын придворного священника и крестник императрицы Елисаветы Петровны, обучался в Невской семинарии, где после того был префектом и ректором; в 1761 году из архимандритов Переяславского Никитского монастыря хиротонисан во епископа Переяславского; в 1768 г. переведен на Крутицы, где находился до 1771 г. На Угреше он пребывал до 1788 г., в этом же году в Феврале месяце перешел в Московский Спасо-Андроньевский монастырь, препорученный ему с настоятельством; там он пребывал до самой своей кончины, последовавшей 19 Октября 1802 года, там и был погребен.

Предпочтение, оказываемое Угрешской обители в различные времена святителями, оставлявшими свои престолы и настоятелями, слагавшими с себя бремя правления, чтобы жительствовать в ней на покое, не есть ли свидетельство о благоустройстве обители?

Таково было состояние Угреши в минувшем столетии; она живет еще воспоминанием прошлого, но здание уже потрясено и зыблется и заметно разложение монашеского общества; проходит еще пол столетия и обитель оскудевшая во всех отношениях и внутреннею жизнью и внешнею обстановкою в совершенном упадке, в безвыходном положении; здания рассыпаются, кровли обрушились, окна без рам, келлии без печей и нет средств исправить ветхости и в 1833 году в числе братии собственно монашествующих только 6 человек!

Отчего такой быстрый упадок в обители, некогда богатой, славившейся, процветавшей, спросят быть может некоторые? Скажем в ответ на это: 1) потому что все гораздо легче и скорее разрушается чем созидается, в особенности же в жизни духовной, где и малейшее невнимание человека к себе погубляет плоды усиленных трудов и подвигов в течении многих лет; во 2) главною причиною упадка Угрешского монастыря почитаем частую перемену настоятелей, не всегда удачный выбор их, их недобросовестность и невнимательность, не менее предъосудительную в лице правителя как и преднамеренная злоумышленность; и наконец в 3) великое влияние на судьбы Угрешской обители имело удаление царского двора из Москвы.

В 1721 году вновь поступивший в Угрешский монастырь игумен – Варлаам Овсянников, (бывший ассессором и оберсекретарем Святейшего Синода), жалуется Св. Синоду на Угрешского келаря Георгия, исчисляя все его злоупотребления при своем предместнике игумене Аароне II; именно:

1) Московское Угрешское подворье, купленное за 1100 рублев продано (келарем) за 230 руб. и 30 руб. взяты подъячими.

2) С 1715 года Георгий держал на откупе все монастырские луга за 300 р. ежегодно; монастырь же не имеет иных покосов, отчего в монастыре нет ни скота, ни лошадей; луга он (Георгий) косил монастырскими крестьянами; сено развозил по подячим и их лошадей держал и держит в монастыре на монастырском корму.

3) Из монастыря выведены 30 кобылиц в вотчины Чудова монастыря слугою сего монастыря Василием Тихоновым, который ведал того Чудова монастыря и Угрешского вотчины всяким правлением.

4) С крестьян монастырских (Георгий) собирал доходы в свою пользу и всегда вдвое.

5) Сообща с подъячими расхищал монастырское имущество, монастырь разорил и наконец неизвестно куда бежал53.

Весьма естественно, что при таковой неурядице и подобных злоупотреблениях и самоволии управителей, келарей и подьячих и, как видно, беспечности настоятелей – монастырь оскудевал в своих средствах и терпел недостатки, не смотря на многочисленность крепостных крестьян и обширность своих владений. Со времени же учреждения штатов, когда в 1764 году и от Угрешского монастыря, как и ото всех вообще, отошли прежние владения и крестьяне отобраны в казну – плачевное его положение сделалось еще ощутительнее; обнищавший и опустелый монастырь, как придача к окладу, как покормка, стал переходить из рук в руки. То отдается он Чудовскому наместнику, то Троицкому казначею, то Сретенскому игумену, которые изредка, на короткое время, на несколько дней, а быть может даже только и на несколько часов приезжают навестить в их опеку отданную чужую обитель... Чего же хорошего можно было ожидать от подобного управления, которое, без сомнения, ограничивалось только поверкою приходо-расходных книг и делением скудных прибытков, тощей кружки.

Но не мало содействовал к разложению монашеских нравов – существовавший в прошлом столетии несчастный обычай посылать в монастыри на жительство не только духовных лиц на покаяние по распоряжению духовного начальства, но и отставных служилых людей и очень часто колодников и преступников. Так в 1759 году Угрешский игумен Ефрем просит Московскую Духовную Консисторию о выводе из монастыря колодников, присланных из Тайной Канцелярии; в 1760 г. игумен Ириней жалуется духовному начальству на одного канцеляриста сообща с солдатами чинившего в монастыре буйства и беспорядки. Из донесения игумена Гедеона видно, что в 1763 году в Угрешском монастыре жительствовали на монастырском содержании и получали денежное жалование отставные солдаты, кроме поручика Ярославцева больного и раненного при осаде Очакова (вероятно в 1737 г.) и одного сержанта – получавших от монастыря содержание и жалование, но проживавших в Москве. В том же донесении упомянуты еще присланные по распоряжению правительства: подсудимый священник, умоповрежденный церковник и умоповрежденный крестьянин по указу Канцелярии Тайных Розыскных Дел. Вследствие таковых распоряжений, монастыри становились ни более ни менее, как смирительными домами, казармами для старых инвалидов, лечебницами для умоповрежденных людей, острогами и тюрьмами для преступников и колодников. Нет никакого сомнения, что превращая монастыри в застенки и казематы – правительство неумышленно тлило нравы монашествующих, для которых и простое сопребывание с мирянами и частое с ними обращение редко бывает полезным, тем более постоянное жительство в черте ограды людей беспокойных и подсудимых зазорного поведения. Вредное влияние токового общества очевидно отозвалось в жизни братии, в чем не трудно убедиться по частым жалобам игуменов духовному начальству на беспорядки и побеги монашествующих, и на различные их провинности, ясно доказывавшие до какой распущенности дошла Угрешская братия.

В 1833 году Угрешский монастырь находился в таком плачевном, безвыходном, казалось, положении, что уже шла речь о совершенном его упразднении и приписке к соседней церкви села Капотни; но Господь, грех наших ради, попустивший придти ему в таковое запустение, не допустил его, однако, до всеконечного погубления, яко весть Господь путь праведных: нива приуготована уже была для избранных от века и предуставленных, и новые делатели стояли уже при вратах монастырских; – то были – Оптинский иеромонах, постриженник Соловецкий, старец Иларий, и келейник его, родом Вологжанин, двадцати двух летний юноша – послушник Петр. О игумене Илларие, муже духовном и подвижнике строгом, жившем под старчеством великих и богомудрых старцев, из жизни которых он, как бы из самого источника, черпал отеческие предания, имея перед собою живые примеры делания духовного – мы подробно будем говорить в списке настоятелей; о преемнике же его, бывшем послушнике Петре, мы умолчим вовсе, ибо думаем, лучше не сказать ничего, чем сказать не вполне. Само собою многое скажется потомством, оно вернее современников судит о делах людей и беспристрастною похвалою вознаграждает дела истинно достойные похвалы.

Глава вторая. Летопись событий

Обозревая всю историю Угрешского монастыря от начала его основания и до нашего времени, мы видим резко обозначающиеся три периода; первый – с 1380 до 1700; второй – с 1700 до 1834, и третий – с 1834 до нашего времени.

Период первый: в этот промежуток времени, обнимающий более трех столетий, обитель возникает, растет, процветает, часто посещается царями и вельможами, пользуется почетом и достигает высшей степени славы и известности; второй период: начинается со времени перенесения столицы из Москвы и уничтожения патриаршества, – время очевидного упадка всех монастырей, в особенности покровительствованных царями, время оскудения монашества и отчасти гонения на него. В течение этих ста тридцати лет Угрешский монастырь, не посещаемый более царями, не вспомоществуемый ими – мало по малу оскудевает, братия умаляется, строения приходят в ветхость, и монастырь, дошедший до совершенного упадка, назначается к упразднению; третий период: начинается со времени настоятельства игумена Илария, мужа духовного, ученика великих старцев и при содействии щедрых благотворителей, которые дают средства монастырю – монастырь и внутри благоустрояемый, и извне обновляется; число братии увеличивается, заводится общежитие, здания исправляются, храмы умножаются числом; устраиваются больница, богадельня, скит, открывается школа при монастыре, и он достигает той степени благосостояния, на которой мы теперь его видим.

Сказав это, приступаем к изложению событий, строго придерживаясь смысла подлинника и дозволяя себе только делать некоторые сокращения для большей ясности рассказа и из опасения утомить читателя, или затруднить его выражениями и словами находящимися в летописях, но ныне устаревшими и уже вышедшими из употребления.

Период первый. 1381–1700 г.

Лета 1380 г. в Августе месяце дошли вести до великого князя московского Димитрия Иоанновича, что враждебный ему татарский властитель Мамай, в прешедшее лето потерпевший от него поражение на берегах Вожи, собирается походом на Россию , и что уже полчища его пустошат пределы Воронежские. Возросший под руководством Святителя Алексия – Димитрий прежде всего призвал на помощь силу Вышнего, и укрепив себя молитвою во храме Успения Пресвятыя Богородицы, разослал гонцов во все пределы своих владений – с наказом собирать войска и созывать к себе другов своих и князей подвластных. Города и веси, князья и бояре – все восставало и ополчалось на всеобщего врага Православия и Руси, – все спешило под знамена великого князя московского.

Напутствованный благословением теплого своего ходатая перед Господом и усердного молитвенника, – Преподобного Сергия предрекшего ему жестокую и кровавую сечу, но одоление врага; сопровождаемый двумя иноками – витязями Троицкой обители – Ослябом и Пересветом, облеченными в брони колчатые и в схимы; окруженный сонмом князей и бояр, – великий князь уже готов был сесть на коня и выступить в поход. Уже многочисленное воинство, собранное под стенами кремлевскими в нетерпении ожидало знака к выступлению. Духовенство, стоя во вратах Никольских, Флоровских и Константино-Еленинских со святыми иконами и хоругвями, окропляло дружины святою водою. Еще раз поклонившись праху своих праотцев, приняв напутственное благословение от святителя Киприана, и простившись со своею горестною и плачущею супругою, – великий князь сел на коня и выехал за ограду кремлевскую. Утро было тихое и ясное, солнце ярко сияло на небе, озаряя блещущие кресты и главы соборов, златоверхий терем великокняжеский и казалось всем радостным предзнаменованием победы.

Дружина, собранная Димитрием, была так многочисленна, что не могла совместиться на одном пути, а потому и разделили ее на три отряда, вышедшие из кремля тремя святыми воротами; Никольскими, Флоровскими (ныне называющиеся Спасскими) и Константино-Еленинскими. Двоюродный брат великого князя – князь Владимир Андреевич, вел свою дружину дорогою Брашевскою; князья Белозерские пошли Болвановкою; сам же великий князь отправился на село Котлы54, и миновав его, в 15 поприщах от стольного града на берегу Москвы реки со всем воинством своим расположился, и имел чудесное видение; над сосною, на воздухе явилась ему икона Святителя и Чудотворца Николая; воспоминание этого явления обитель и ныне празднует в 9-й день Августа месяца.

Вот подробности самого явления согласно тексту старинной записи сохранившейся в монастыре и неизвестно когда и кем составленной:

«Благоверный Великий Князь, Димитрий Иоаннович Донской изыде из града Москвы противу нечестиваго Мамая Царя Татарскаго, и отшед от Москвы пятьнадесять поприщ ста в шатрах на месте злачнем для преупокоения с воинством своим, и явися ему на оном месте пречуден образ Николая Чудотворца, вапою украшенный, звездами светло окружаемый и великим светом осияваемый, стоящ о себе на воздусе над древом, зовомым сосною, ту стоящею, ни кем же держимый, и молящуся ему Великому Князю Димитрию Иоанновичу Донскому – сниде сама с высоты святая оная икона и вдадеся в честные руце его.»

«По возвращении же Благоверному Князю от брани с преславною победою, – достиже паки онаго места на нем же оный образ с явлением чудесне в честные руце его вдадеся, и о дарованней ему победе, благодарив Бога и Угодника Божия Николая, моляся соверши молебное пение с воинством своим, и в то время сам Благоверный Великий Князь Димитрий Иоаннович с Благоверными Князи и Боляры нарече оное место прозванием Угреша, еже зовется тем именем и до сего дне; и повеле на оном месте сооружити храм, во имя и в честь Святителя Угодника Христова Николая Чудотворца; и воздвигну ту обитель славну, и удовольствова ю и к пропитанию всеми потребными не скудно»55.

Но в чем именно выразились щедроты великого князя создателя обители от нас сокрыто, должно, однако, думать, что некоторые из селений ближайших к обители пожертвованы им.

Первое указание на существование Угрешской обители, известное нам, есть надпись, сделанная Угрешским игуменом Ионою на книги Житий Святых им списанной и принадлежащей ныне Троицкой Лавре, (смотри выше страницу 3).

В 1479 году сентября в 9-й день в 6 час. вечера с четверга на пятницу вспыхнул пожар в Москве внутри города (в Кремле) у церкви Чудотворца Петра, что на Угрешском дворе. Пожар произошел на подворской поварне, бывшей за оградою под стеною; загорелась сперва кровля на ограде, но бывшие на подворье уже спали, и не заметили, как начался пожар и были пробуждены только тогда уже, когда из заречья (замоскворечье) раздались громкие крики «город горит» Пожар мгновенно разлился по подолу, достиг до двора владыки Коломенского (Никиты), до хором Феодора Давидовича... Великий князь и сын его, сев на коней выехали на пожар, длившийся всю ночь и четыре часа дня; и едва, говорит летопись, сам великий князь с многими людьми переметали и угасили.

В 1491 году, Ноября в 16 день, Угрешский игумен Авраамий хиротонисан Московским митрополитом Зосимою во епископа Коломенского56; впоследствии, в 1495 году он присутствовал с прочими епископами при возведении на престол Московской митрополии Троицкого игумена Симона57; а в 1498 году Февраля 4 дня находился в московском Успенском соборе при торжественном венчании на царство внука Иоанна III – Углицкого князя Димитрия Иоанновича58, которого дед его избрал себе в преемники мимо второго сына своего Василия, и при жизни своей венчал на царство.

В 1493 г., когда бывший Крутицкий епископ Прохор, оставив свою епархию, удалился на покой в московский Богоявленский монастырь, Московский митрополит Зосима 4-го мая хиротонисал во епископа Крутицкого, (именовавшегося также Сарским и Подонским) игумена Угрешского – старца Силуана59. В 1495 году он также участвовал в поставлении Моск. митр. Симона60, и, таким образом, на этом торжестве находились в одно и тоже время два епископа – Авраамий и Силуан, бывшие оба в свое время игуменами Угрешскими. Силуан епископствовал только три года и в 1496 году удалился на покой.

В 1497 году в Августе месяце вдовствовавшая великая княгиня Рязанская Анна Васильевна, сестра Иоанна III приезжала в Москву посетить брата своего и была принята им с великим почетом. В день ее приезда великий князь, сопровождаемый детьми своими и любимым внуком своим Димитрием, окруженный вельможами и боярами выехал на всполье что за Болвановкою, а великая княгиня София – супруга Иоаннова, и сноха его, вдовствовшая вел. княгиня Елена, прибыли туда же, сопутствуемые боярынями и там встретили гостью.

Великая княгиня Рязанская прогостила в Москве до праздника Крещения, и когда она собралась в обратный путь, великий князь отпустил ее с почестью и богатыми дарами и послал брата своего Юрия и бояр провожать ее за Москву до самого Угрешского монастыря. Здесь князь Юрий простился с сестрою, так как она спешила в Рязань на свадьбу дочери своей, уже сговоренной за князя Феодора Ивановича Бельского61.

В духовной грамоте своей, писанной, как полагают, около 1508 или 1509 года Углицкий князь Димитрий Иоаннович, (дедом своим венчанный на царство и после того лишенный им престолонаследия и заключенный в темницу) просит великого князя, чтобы он «пожаловал душу помянуть, велел дати по душе вклады в различные церкви и монастыри и между прочим; к Спасу в Андроньев, на Симоново, к Спасу к Новому, к Николе на Угрешу и проч62.

В 1519 году в Мае месяце великий князь Василий Иоаннович выехал из Москвы на Угрешу, а оттуда в Остров, где и прожил до Петрова заговения, по возвращении в Москву жил все лето до самой осени в селе Воронцове63.

В 1520 году Февраля 14-го на место Митрофана епископа Коломенского (хиротонисанного в 1517 году из архимандритов Андроньевских и в 1518 году удалившегося на покой) митрополит Московский Варлаам посвятил игумена Угрешского Тихона64. В 1522 году имя его встречается в поручной записи данной князем Василием Васильевичем Шуйским о бытии ему в верности у своего государя65.

В 1521 году хан крымский Магмед-Гирей, по завоевании Казани, усилив свою дружину полчищами Ногаев, подкрепляемый атаманом Литовских казаков Дашкевичем, приблизился к берегам Оки и поджидал брата своего казанского царя Саип-Гирея, дабы соединившись с ним, идти далее и опустошать пределы Московские. Великий князь, заранее уведомленный о приближении врага, выслал ему на встречу свою дружину под начальством молодого князя Димитрия Бельского и брата своего князя Андрея, дав им наказ предупредить неприятеля и не допускать его переправиться через Оку. Но молодые вожди не захотели последовать совету опытных воевод: расположились с дружиною не там, где надлежало, дали врагу перейти через Оку, сразились не во время и, потерпев поражение – бежали. Видя, что путь к Москве открыт, толпы хищников рассеялись, пустоша Рязанские и Коломенские пределы, грабя и сжигая селения, убивая, или уводя в плен жителей. Один из отрядов вражиих напал тогда на Великокняжеское потешное село Остров и сжег соседственный с ним монастырь Николы что на Угреше66.

В 1540-х год., как видно из списка древнейшей жалованной грамоты до нас дошедшей, – обитель имела уже много вотчин в Московском уезде, в Коломенском, в Переяславском и в костромском в Нерехте, – всего четырнадцать сел и деревень с их приселками и угодьями. В обширных лесах и рощах, находившихся в монастырских владениях, соседственные крестьяне часто производили порубки, в следствие чего Угрешский игумен Зиновий с братиею ударил Государю челом, подал челобитную, прося защиты и ограждения от своеволия лесокрадов.

В 1545 г. Января в 26 день царь Иоанн IV Васильевич пожаловал монастырю за своеручною подписью Опасную грамоту, запрещавшую, и сельчанам, и деревеньщикам-крестьянам великокняжеским, и митрополичьим, и боярским, и монастырским и чьим бы то ни было, и всем людям без отмены – ездить в леса и рощи монастырские и производить в них порубки, и дан был монастырю на всех людей Пристав да ново-певчий дьяк Гридя Жерд. Эта грамота в 1551 г. Мая вторично государем подтверждена, а в 1563 г. октября 20 подтверждена царем Феодором Иоанновичем.

В 1546 году пронесся слух, что Крымский хан Девлет-Гирей собирается совершить набег на Московское государство. Царь вознамерился предводительствовать своим войском сам и перед отъездом в стан, Мая 6-го в четверток на второй неделе по пасхе ездил по Москве реке в судах на богомолье к Николе на Угрешу, а от Николы на Угреше пошел на Коломну также водою и стоял на Коломне до Августа месяца67.

В 1555 году в Апреле месяце приходили к царю с Вятки священники от Николы Великорецкого объявить, что святою иконою угодника и святителя Божия совершаются чудеса, и вместе с тем бить челом государю, чтобы он пожаловал – велел поновить икону, так как она от времени попортилась и давно уже не была поделована, т. е. поновляема. Государь указал святую икону принести в Москву и велел прибыть с нею водою. Икону везли реками – Вяткою, Камою, Волгою и Окою; с Коломны шли в судне Москвою рекою до Угрешского монастыря, к которому приплыли Июня 29. Сюда для встречи царь отрядил брата своего князя Юрия Васильевича; сам же царь встретил икону под Симоновым монастырем; у Яузского моста встречу делали владыки со властями, а у Кремля и Флоровских ворот митрополит Московский Макарий. Искусный в иконном писании, митрополит пожелал исправить икону сам; ее богато украсили золотом, жемчугами, каменьями и через год в августе месяце отпустили обратно, но везли ее уже не на Угрешу, а иным путем – на село Ростокино68.

В 1572 году, когда царь Иоанн Васильевич, овдовевши в третий раз, задумал вступить в четвертый брак, – пример дотоле еще не бывалый в православной церкви, – созван был в Москве собор, на котором упоминается в числе черных властей – угрешский игумен Тихон; имя его находится и на разрешительной грамоте, данной царю69.

В 1589 году, когда царь Феодор Иоаннович решился учредить в России патриаршество, созван был собор, на котором в числе прочих игуменов находился Угрешский игумен Лаврентий; он также участвовал в избрании в патриархи Иова и присутсвовал в Успенском соборе на его поставлении70.

В 1598 г. Января в 7 день в час утра скончался царь Феодор. С ним пресеклось потомство Рюриково; на утро совершилось погребение; Москва присягнула царице Ирине, но она помышляла не о земном царстве; оставила Кремль, уехала в Новодевичий монастырь с твердым намерением не оставлять более своей келлии и облеклась в одежды иноческие. Узнав о ее пострижении, Москва пришла в уныние: Патриарх, духовенство, бояре все недоумевали на кого возложить венец Мономахов; положили созвать Великий собор. На соборе кроме выборных людей ото всей земли русской присутствовало 4 митрополита, 9 епископов, 25 архимандритов и 24 игумена, не считая строителей и соборных старцев. Два раза уже патриарх Иов со всем освященным собором, с боярами и выборными всего государства неотступно и слезно молили Бориса Годунова – соизволить на царство; он отказывался... царица сестра его – не благословляла. Наконец, 21 Февраля, во вторник на сырной неделе, в третий раз со святыми иконами и хоругвиями, с молебным пением иконе Одигитрии, сопровождаемый всем духовенством и сигклитом бояр – крестным ходом снова пошел патриарх Иов в Новодевичий монастырь; соборно совершил литургию и потом со всею святынею, со всеми его сопровождавшими направился к келлиям царицы. Все умоляли ее благословить брата на царство. Патриарх, духовенство, бояре пали к ногам ее... Царица не устояла против такой неотступной мольбы – Борис был провозглашен царем. Два Угрешских игумена – Елеазар71 и Тихон72 подписались на двух грамотах о избрании Годунова на царство. Елеазар был участником великого собора и имя его находится на первой грамоте.

В 1599 г. марта 3-го дня, на имя угрешского игумена Тихона пожалована царем Борисом и сыном его Феодором безпошлинная грамота, которая была впрочем только возобновлением прежней, данной еще при Иоанне IV. В силу этой грамоты подтверждались за монастырем право безпошлинно торговать на возах и на судах по всей России, кроме Нижнего Новгорода; старцы и слуги монастырские могли ездить всюду с монастырским товаром, не платя ни тамий, ни мыта, ни явки, ни вещее, ни пошлины сумежной, ни побережной ни повичной, ни зорной, ни иной какой. В грамоте говорится далее: «Ни наместники, ни тиуны, царские, ни слуг монастырских, ни старцев не судят, а судит их один только царь; а кто что возьмет у монастыря, или посланных его, или чем изобидит и быть тому в казни от царев.» Грамота эта в 1606 году была подтверждена царем Василием Ивановичем Шуйским.

В чине венчания на царство Василия Ивановича Шуйского Июня 1-го г. упоминается о присутствии на венчании Угрешского игумена, без означения его имени. Вместе с двумя архимандритами – Троицким и Владимирским он подавал на золотом блюде Животворящий крест.

В 1610 году, после разорения Пафнутиева Боровского монастыря, второй Самозванец направился к Москве и поселился на Угреше; вскоре прибыла к нему сюда и Марина. Здесь принимал он послов гетмана Жолкевского; они именем Сигизмундовым убеждали его отказаться от притязаний на Русский престол и упасть к ногам короля, обещая ему в удел Самбор или Гродно: «Скорее соглашусь просить хлеба у холопа, чем милости у короля.» Марина, вошедшая в палату при этих словах стала осыпать короля укоризнами и с насмешкою прибавила: «выслушайте и мое предложение, пусть король уступит царю Димитрию Краков, и как милость примет от него Варшаву.» Переговоры не обошлись мирно, междоусобие готово было вспыхнуть между дружинами Сапеги и Жолкевского, уже начиналось кровопролитие под стенами обители... «Но Сапега, пишет Карамзин, выехал из рядов, снял шапку перед гетманом, протянул ему руку в знак братства... и скоро все усмирилось». Многие из приверженцев Самозванца его оставили, и он в ночь на 26 августа с Мариною, с атаманом Заруцким, с шайкою казаков, татар и немногих из россиян ускакал верхом в Калугу73.

Сентября в 11-й день того же 1610 года патриарх Гермоген и Московская Земская Дума отправили посольство к королевичу Владиславу предложить ему; отказаться от латинства и принять венец Русского Царя. Посольство составляли – митрополит Ростовский Филарет Никитич Романов (в 1601 году по подозрению Годунова неволею постриженный и сосланный в Сийский монастырь), князь Голицын Вас. Вас. и князь Мезецкий и, кроме того, из духовенства в нем находились; Авраамий Палицын, знаменитый келарь Троицкий, Новоспасский архимандрит Евфимий, игумен Угрешский Иона и Вознесенский протоиерей Кирилл74, мужи разумные и грамоте досужие, замечает летописец. Игумен Иона не возвратился на родину; отправленный с прочими послами по повелению Сигизмундову в заточение, он умер в изгнании; могила его от нас сокрыта.

В 1611 году марта 27, обитель Угрешская избирается, как сборное место московскими воеводами, которые сходятся сюда изо всех городов; Ляпунов прибыл из Коломны, Заруцкий из Тулы, пришли и другие воеводы с своими дружинами и 28 Марта все вместе двинулись к Москве опустошенной пожаром75.

Окрестности Угрешского монастыря, покрытые лесами, служили притоном для станичников и казаков, производивших разбои около монастыря. Воевода Плещеев поймал 20 казаков и велел их кинуть в Москву реку; их товарищи спасли их и привели в стан московский76.

В 1613 году Угрешский игумен Сергий с братиею ударили челом новоизбранному царю юному Михаилу и положили пред его царским лицом грамоту, данную монастырю на воды и рыбные ловли в Нижнем Новгороде на Волге еще при Иоанне IV Васильевиче, прося царя, чтобы он пожаловал велел старую грамоту переписать от своего имени. Михайлова грамота, им самим подписанная, дана 15 Апреля 1613 года.

В 1614 году Мая 5-го дня, в первый раз посетил царь Михаил Феодорович Угрешский монастырь, куда приходил на освящение храма (вероятно Николаева собора). Там он пожаловал бояр и дворян – велел быть и смотреть в столы (чего не бывает когда государь кормит братию); в большой стол велено было смотреть Василию Петровичу Шереметеву, в кривой стол Ивану Никифоровичу Трахониотову. И при этом произошел один из тех частых случаев, которые повторялись по временам при дворе московском. Трахониотов бил государю челом на Шереметева, что ему быть меньше его не вместно. Государь ему велел сказать «что он бьет челом не делом, не по своей мере.» Трахониотов подчинился воле государевой и в кривой стол смотрел77.

В 1616 году, государь был на Угреше в Николин день, 9-го Мая, у государя был стол, за которым были бояре; Василий Петрович Морозов, князь Димитрий Михайлович Пожарский и окольничий Никита Васильевич Годунов. Опять вышел спор из-за мест; Годунов счел себя обиженным и ударил государю челом, что ему с Морозовым быть не вместно. В свою очередь боярин Морозов и бояре Салтыковы Борис и Михаил били челом государю на Годунова; они говорили; «Никита Годунов бьет тебе, великому государю, не делом, ему очень можно быть меньше Морозова; Годуновым с Морозовыми никогда нельзя равняться, а что он поминает о том что было при царе Борисе, на то ему ссылаться нельзя; в те поры была воля государева, царь Борис по свойству своих выносил и противиться ему было невозможно. Тебе самому, государю, ведомо каково тогда было, Годунов Борис многих погубил своею неправдою и разослал. Годуновым с нами тягаться не приходится.» Выслушав это царь приказал Годунову, чтобы он бояр являл и за стол сел прибавив: «А будет тебе до кого дело, до Морозова, или до иного кого и о том бей челом после.» Годунов, однако, не послушался, бояр являть не захотел и за стол не сел. Государь приказал его посадить в тюрьму за ослушание, а за бесчестие Морозова его возили, потом, с повинною головою к Морозову на двор78.

В 1620 году царь Михаил Феодорович приходил молиться на Угрешу Мая 5-го. Этот раз государь пожелал идти пешком, все ему сопутствовавшие бояре, окольничий, стольники и проч. Шли также пеший, а дворяне московские и жильцы ехали за государем на лошадях. Угрешский поход не обошелся без спора за места. Дворянин Карамышев бил государю челом на окольничего Феодора Васильевича Головина. Карамышеву царь велел отказать, кроме того он сидел в тюрьме и выдан был головою Головину79.

В этом же году царь прислал на Угрешу воздухи низанные жемчугом, как значится в шитой надписи 23 Июня80.

В 1622 году царь приходил на Угрешу 8 Мая81.

В 1623 году 8-го Мая государь назначил поход на Угрешу; по станам, вместо окольничих, посланы были пред царем дворяне; князь Никита Гагарин да Артемий Пулаев. На стану, в селе Граворонях на речке Голядях, был у государя стол, у стола были бояре. В день праздника Мая 9-го в монастыре был у государя стол, у стола были бояре; в столы смотрели стольники: в большой – Морозов, в кривой Головин; вина наряжал стольник князь Василий Петрович Ахшумаков-Черкасский82.

В 1625 году 7 Мая было объявлено, что государь идет к празднику к Николе на Угрешу; вместо окольничих царь велел у себя быть в походе дворянам; князю Петру Ивановичу Рыбину Иранскому и Семену Ивановичу Чемоданову. Пронский бил государю челом, что Пронские и в прямых окольничих в походах не бывали, по назначению не поехал, и государь положил на него опалу, велел посадить его в тюрьму, в которой просидел с 7 Мая до 20 , быть может, он просидел бы и долее, ежели бы патриарх не упросил государя освободить его для праздника Святителя Алексия. 8-го Мая государь пошел с Москвы; на стану (в селе Граворонях) на Голедях раскинут был столовый шатер, в котором у государя бы стол, у стола были бояре. В праздник 9-го Мая после обедни у царя был стол в монастыре, у стола были бояре, в столы смотрели стольники, князья Куракин и Ромодановский; вина наряжал кн. Хованский83.

В 1628 и 1629 годах 8–9 Мая царь приходил к празднику на Угрешу, но ни чем особым не ознаменованы эти два похода84.

В 1634 году, вместо Мая месяца, царь Михаил посетил Угрешу в Июле месяце. В 14 день месяца Июля по государеву цареву указу сказано – на Москве быти без Государя, а государю идти к Николе на Угрешу. В 15 день Июля государь послал перед собою вместо окольничих дворян князя Мезецкого и Приклонского, а сам пошел молиться 16 числа с утра. Это был последний поход царя Михаила Феодоровича на Угрешу, по крайней мере в разрядах более не упоминается.

В 28 день, Сентября 1645 г. в недельный день – царь Алексей Михайлович венчался на царство; на венчании кроме патриарха присутствовало 3 митрополита, архиепископы, архимандриты и игумены в числе которых упоминается и Угрешский игумен Дионисий; после окончания торжественного обряда – патриарх был зван к царю хлеба есть и с ним все черные власти больших мест находившиеся в соборе, и сидели власти за столом (в Грановитой палате) по левую сторону от Благовещения85.

В 1646 году Угрешский игумен Дионисий и келарь Ефросин били челом царю Алексею Михайловичу о монастырских владениях и рыбных ловлях в Волжских водах в Курмышском уезде, прося чтобы некоторые оброчные статьи, которыми пользовался монастырь приписаны были к безоброчным, и царь указал Угрешскому монастырю теми водами владеть безоброчно.

В 1647 году, 8 Мая царь приходил молиться к Николе на Угрешу, но иных подробностей о сем походе не сохранилось86.

В 1648 году, государь пошел на Угрешу Мая 6-го; Мая 8 вечерню он слушал в монастыре у праздника; на государе был зипун белый без обнизи, чуга из гладкой желтой камки или штофа, ферезя темно-вишневая, камлотовая с узорчатыми кругами вынизанными жемчугом; шапка из двоеморхого бархата, шафранного цвета с соболию опушею и запанами. Во время всенощного бдения и на следующий день за обеднею, которые государь слушал у праздника, одежда на нем была та же, только другая ферезя – теплая на соболях, крытая камкою дымчатого цвета. Царь ходил в трапезу и кормил братию87.

Царь Алексей Михайлович часто посещал Угрешу, с 1645 года и по свою кончину – 1676 года он приходил на Угрешу тринадцать раз, исчислив все походы, более замечательные приведем с подробностями; описания в подлиннике читатель найдет в главе – Угрешские походы.

В 1652 году, царь приходил молиться на Угрешу 8 Мая88.

В 1653 году, у всенощного бдения царь был у праздника, на утро 9 Мая был у обедни, братию кормил в трапезе, но сам не кушал, а кушал в селе Острове в передней избе89.

В 1657 году, государь пришел на Угрешу 8 Мая, а после того ходил в село Покровское90.

В 1661 г. приходил молиться на Угрешу мая 2 дня91.

В 1662 г. государь пошел молиться на Угрешу Апреля 29; а с Угреши в село Остров92.

В 1663 г. государь всенощную слушал у себя во дворце, в церкви препод. мучен. Евдокии, но на утро Мая 9-го ходил к обедни, к празднику в Угрешский монастырь93.

В 1664 г. всенощную под праздник 9-го Мая и обедню государь слушал в Угрешском монастыре94.

В 1668 году 11 Июня Угрешский монастырь посетили царь и три патриарха; Московский – Иоасаф, Антиохийский – Макарий, и Александрийский – Паисий. Это самый замечательный изо всех, Угрешских походов, и потому приводим его со всеми любопытными подробностями. Вселенские патриархи, как известно, вызванные для окончательного суда над патриархом Никоном, – прибыли в Москву в 1666 году, Ноября 2 дня, и провели в ней около двух лет оба вместе; Паисий провел еще более года и выехал 4 Июля 1669 г. Патриарх Макарий посещал Россию дважды, первый раз он приезжал за сбором и провел два года в России с 1653 г. по 1655, тогда Никон был во всей силе своей власти95.

Для большей ясности и полноты рассказа, как царь провожал патриарха Макария при его отъезде, скажем несколько слов о его отпуске из Москвы.

Июня 5 , государь был в Грановитой палате и у него на отпуске был патриарх Макарий; Июня 6-го сопутствуемый Московским патриархом и Александрийским в сопровождении крестного хода и всего освященного собора по окончании литургии Макарий направился из Успенского собора к Живому мосту, у которого ожидал его струг, т. е. ладья. На мосту служили молебен, по окончании которого патриархи прощались друг с другом, святейший Макарий благословлял все власти и бояр и с патриархом Паисием вступили в струг и разоблачились. Отпустив крестный ход – святейший Иоасаф также разоблачился на мосту и поехал к себе; простившись с Макарием Паисий тоже поехал домой. Патриарх Антиохийский в тот же день отчалил и ночевал на Москве реке под Ново-Спаским монастырем; на утро он слушал в монастыре обедню. На следующий день к вечеру патриаршее судно остановилось под Симоновым монастырем. Июня 9-го государь посылал к нему в дорогу спросить о спасении (т. е. узнать о здоровье). Июня 10 в третьем часу дня государь пошел из Москвы в карете в дворцовое свое село Остров; шел на Измайлово и на Коломенское. В селе Коломенском государь кушал и после стола отправился далее; он ехал на Борисов приселок и на село Беседы. В Острове государь слушал в своих хоромах вечерню и утреню.

В тот же день, Июня 10, святейшие патриархи Иоасаф и Паисий, также выехали из Москвы в карете и поехали на Угрешу, и там ночевали в келлиях, а патриарх Макарий провел ночь под монастырем на своем струге.

На следующее утро Июня 11-го, до прибытия государя из Острова, была послана за Антиохийским патриархом карета из монастыря; а ездили за ним греческий диакон Мелетий и патриарший пристав князь Прозоровский; а в карете с патриархом ехали митрополит Сибирский Корнилий и Чудовский архимандрит Иоаким. Как только увидели, что государь выехал из Острова; в монастыре ударили в колокол и начался благовест, а когда государь подъехал ко святым воротам и вышел из кареты – стали трезвонить.

Государя встретили в святых воротах игумен Викентий и прочие сослужащие в облачении, а диаконы с кадилами; государю кадили, игумен подносил ему Животворящий крест и кропил святою водою. От святых ворот до Никольского собора перед государем шел игумен со крестом, сопровождаемый братиею и дьяконами. Пришедши в церковь, государь прикладывался к местным иконам и к иконе Святителя; потом принимал благословение от трех патриархов. Тогда начали литургию. Служили два патриарха; Иоасаф и Макарий, митрополит Сарский и Подонский – Павел; архимандриты Чудовский и Симоновский, игумны Саввы-Сторожевский и Угрешский и проч. Святейший Паисий не служил96, а стоял рядом с государем. На государе было платье: ферезя холодная суконная ярко алого цвета с широким кружевом, ферези холодные белые, атласные с пухом; зипун белый тафтяный с обнизью городами, шапка шафранного цвета из двоеморхого бархата с большими запанами, посол был индейский с костями.

По окончании богослужения государь вторично прикладывался к местным иконам и принимал от патриархов благословение, и звал их к себе в Остров к столу, и сопровождаемый игуменом и братиею направился ко святым воротам. Здесь игумен и братия ударили государю челом хлебом и живою рыбою, и он указал их принять.

По отъезде государя, патриархи также поехали в Остров: Вселенские сели оба вместе в государеву карету, а патриарх Московский поехал в своей собственной.

Стругам велено было двинуться из под монастыря и остановиться напротив Острова. Патриархов встретили в Острове у церкви со крестом и кадилами; они из карет вышли и пошли в церковь (во имя Преображения Господня) где, приложившись к местным иконам, сели опять в кареты и поехали на государев двор. Государь вышел к ним на встречу, принял их на площадке нижнего крыльца и с ними вместе пошел в хоромы. Вошед в комнату патриархи говорили; «достойно» и по достойнее государю ударили челом. Священники и диаконы говорили благословение трапезе. В комнате, в которой кушал государь, было три стола; за первым – сидел государь и с ним вместе все три патриарха; за вторым столом были митрополит Павел, архимандриты и игумены; за третьим столом сидели бояре и окольничий. В передней комнате было два стола; за одним обедали белое духовенство, патриаршие ризничии и старцы Вселенских патриархов, а за другим столом – Стрелецкие полковники, головы и стольники. По благодарении трапезы государь сам подносил патриархам красные меды в кубках. После того патриархи из хором пошли, и государь провожал их до нижнего крыльца. Святейший Макарий сел в карету и поехал на свой струг патриарх Иоасаф поехал в Никольский монастырь на Угрешу, а Кир Паисий Александрийский для упокоения телесного чувства пошел в шатры, раскинутые на государевом дворе, против царских хором. После того патриарх Паисий ходил в хоромы к государю, и, побыв у него, поехал в карете на струг к святейшему Макарию; приехал к нему из монастыря и патриарх Московский; поехал и государь из Острова. Он ехал в карете, на большом месте поставлена была икона Богоматери явления именуемого Тихвинския, в серебряном золоченом окладе, с венцем и цатою, а по полям с жемчужною обнизью; а сам государь сидел напротив иконы, в дверях кареты – протопоп Благовещенский Андрей. Не доезжая Москвы реки посреди луга, государь вышел из кареты, и пошел пеший за иконою, которую несли священники, а диаконы шли со свечами и кадилами. Не доходя Москвы реки встречена была икона патриархами, митрополитами и всем собором, без облачений. Патриархи икону кадили и к ней прикладывались; после того государь взял ее из рук протопопа и передал святейшему Макарию, который снова приложился к иконе, отдал своим старцам, и государю сказав речь, благословил его. Государь пошел провожать его до реки; все вступили на струги и они тронулись с места и пошли Москвою рекою до Ориненского Приселка и там стали; патриархи говорили эктенью и отпуск. Святейший Макарий еще раз благословил государя, а государь жаловал к руке его старцев и всех людей, сел в карету и обратно поехал в Остров. Простились друг с другом и патриархи; святейший Макарий направился по течению Москвы реки к Коломне, патриарх Московский поехал в Угрешский монастырь, а Александрийский в село Остров к государю. На следующий день, Июня 12, царь возвратился в Москву, куда прибыли и патриархи, заехав по пути в село Коломенское и отслушав там обедню97.

В 1669 г. Мая 9-го царь был в Угрешском монастыре с царевичем Феодором Алексеевичем, и на обоих были опошени, ферези, зипуны и шапки смирные (т. е. траурные) по случаю преставления царицы Марии Ильиничны в 4-й день Марта месяца сего года98.

В 1671 году, под праздник 9-го Мая государь у вечерни и у всенощной был в церкви преп. муч. Евдокии, а у обедни был в Угрешском монастыре99.

В 1672 г. Февраля 17, в субботу сырной недели преставился патриарх Иоаким, а тело его скутовали, во святительские одежды облачали и во гроб клали по благословению прилучавшихся архиереев – Угрешский игумен Викентий, ризничий и проч.100.

В 1675 году, Мая 14, государь отправился в поход в Остров и к Николе на Угрешу; ему сопутствовали бояре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки, ближние люди, стольники, походные стряпчие и жильцы и все, которым указано было быть в походе. Государь ехал в карете, в которую было впряжено 6 гнедых возников; с ним сидели бояре; кн. Яков Никитич Одоевский и кн. Михаил Юрьевич Долгорукий. Ехал запасный возок; за постелькою шли 20 человек стрельцов; провожали государя за земляной город и около кареты шли пешие головы и полуголовы московских стрельцов, да около же кареты шли Стрелецкие головы с ботожьем; за царем был обычный обоз; на телегах ехали ключники путные, чарочники и стряпчие со всех дворцов. В этом же походе у Николы на Угреше да в Острову были, столповые прикащики, стременные конюхи, приказу большого дворца очередные дьяки, подьячие старые и молодые очередные же, подьячие приказу тайных дел, сокольники и охотники. Поход этот продолжался до 19 Мая. в 7 часу дня государь возвратился в Москву101.

Это был последний поход на Угрешу, о котором упомянуто в дворцовых разрядах: всего известных походов царя Алексея Михайловича в Угрешский монастырь 13; вероятно была обитель посещаема им и кроме того, но описаний не сохранилось. Знаем из сказаний протопопа Аввакума, содержавшегося в Николо-Угрешском монастыре с 14 Мая 1666 года 17 недель, (след. приблизительно до начала Сентября месяца) «что царь приходил в монастырь, походил около темницы – постонал» и проч.102.

О походах царя Феодора Алексеевича в Угрешский монастырь сведений не сохранилось.

В 1676 году, Июня 16, при венчании на царство царя Феодора Алексеевича, упомянут игумен Угрешский Герасим103. (Гордеев), он подавал скипетр патриарху104.

В 1682 году, Июня 25, в венчании на царство царей Иоанна и Петра Алексеевичей участвовал игумен Угрешский – Иосиф (Шохнев), он и архимандрит Андроньевский Авраамий подавали бармы царя Иоанна105.

В 1683 году 2 Мая, царь Петр Алексеевич возвратился в Москву из Николаевского-Угрешского монастыря в 3-м часу ночи106.

В 1690 году, Апреля 27 царь Петр, снарядив флотилию из мелких гребных судов, среди коих под парусами красовался знаменитый (Измайловский) бот, отправился по течению Москвы реки к Николаевскому монастырю. Впереди плыли стрельцы в лодках; за ними шел на парусах царь, за ним следовали бояре, царедворцы, иноземцы в гребных судах. В один день прошли 20 верст и на закате солнца причалили к берегу близ Угрешского монастыря. Государь посетил дом боярина Алексея Петровича Салтыкова и 2 Мая возвратился в Москву. Больших подробностей о сем походе не известно107.

В 1691 году, 14 Марта, спущена была на воду новая яхта, в которой могло вместиться до 30 человек, царь в ней катался по Москве реке до Угреши в бурную погоду108.

В 1697 году, 25 Июня, ночевал под монастырем на своем судне ближний боярин, наместник Вятский, Борис Петрович Шереметев, со всею своею свитою ехал вниз по Москве реке, отправляясь путешествовать в чужие края109.

В 1698 году, во время розысков после 2-го стрелецкого бунта – стрельцы были разосланы в монастырские тюрьмы, как-то Симонов, Ново-Спаский и проч., содержались заподозренные и в Угрешском монастыре110.

Период второй. 1700–1834 г.

В 1721 году в числе подписавших Духовный Регламент находим имя игумена Угрешского Феофана, бывшего не долгое время настоятелем обители после Мефодия, смененного за злоупотребления при нем бывшего келаря Георгия, впоследствии бежавшего и пропавшего без вести111.

В 1722 г. Прибавление к Духовному Регламенту подписал Игумен Угрешский Варлаам Овсянников, находившийся прежде того оберсекретарем Святейшего Синода и Ассесором, в 1723-м году Февраля 5-го по проискам Феофана Прокоповича лишен монашества; в 1725 г. 11 Мая сослан в Соловецкий монастырь, где и умер в 1732 году112.

В 1739 г. Мая 29 изволением Божиим во время сильной бури на церквах поломало кресты; в соборе вырвало рамы из под главы и переломало; снесло кровли братских келлий, с гостиных палат; с сушиленной башни шатер снесло и раскрыло братскую поварню113.

В 1742 г., здания Угрешского монастыря перестраивались и исправлялись при игумене Ионе114.

В 1754 г. у святых ворот выстроена часовня при игумене Иларионе Завалевиче115.

В 1764 г. 26 Февраля учреждены штаты монастырей; пред отобранием монастырских имений. Николо-Угрешский монастырь имел 3787 душ крестьян, платил в Коллегию Экономии 578 рублев деньгами и 210 четвертей хлеба. По штату он отнесен к 3-му классу, по счету 8-м, в нем положено число монашествующих 12, со включением настоятеля116.

В 1771 году, в страшный год морового поветрия, посетившего Москву, Угрешский монастырь был избран правительством, как врачебница для несчастных, одержимых этим заразительным недугом. Вот некоторые подробности о состоянии столицы и монастыря в это печальное время. Первые признаки губительной язвы обнаружились в половине 1770 года в Молдавии и Валахии; в Августе месяце болезнь проникла уже в Польшу и Малороссию. Россия в то время вела войну с Оттоманскою Портою и не смотря на предохранительные меры правительства – не избежала болезни; 17 Декабря 1770 года в Московском главном военном госпитале больных оказалось 27 человек, из коих умерло 22 человека. На некоторое время, казалось, болезнь утихла; но с 1-го Января она обнаружилась на Московском Суконном дворе, близь Каменного моста, куда по всей вероятности она проникла с тюками шерсти привозимой с юга России, и по 9 Марта на Суконном дворе умерло 130 человек; там было в то время до 2000 работавших учеников. По распоряжению правительства, 10-го Марта Суконный двор был оцеплен, и приставлен к нему караул, но это ни к чему не повело; ибо с 12 Марта число больных внезапно возросло, и тогда прибегли к новым мерам. Главнокомандующий в Москве – граф Петр Семенович Салтыков, по соглашению с правительствующим сенатом и архиепископом Московским Амвросием (Зертис-Каменским), определил открыть лазарет в Николаевском Угрешском монастыре117.

Вследствие такого распоряжения всех монашествующих из монастыря перевели в ближайший от Угреши монастырь – Николо-Перервинский.

В то время в Угрешском монастыре были обширные здания (судя по описи 1763 года): 1) корпус, и котором были братские келлии – имел 33 сажени в длину и был в два яруса; 2) Государевы, патриаршие и настоятельские келлии были на 26 саженях, в два яруса; 3) Трапезная палата – в 11 саж.; 4) Гостинный двор; кроме того были длинные крытые переходы между храмами и государевыми келлиями, которые, по нужде, в летнее время могли служить лазаретом. К исправлению треб в Угрешском монастыре назначены были; иеромонах из Московского Златоустова монастыря – Иоасаф, Июля 14, и иеродиакон Мельхиседек (откуда неизвестно), 19 Июля. Караульный капитан Елагин, состоявший при Симонове монастыре на карауле – Августа 1-го известил Петра Дмитриевича Еропкина (генерал-поручика и сенатора) принявшего начальство над Москвою (когда гр. Салтыков, губернатор Юшков и об.-полицеймейстер Бахметев, объятые страхом, разъехались из Москвы), что находившиеся при Угрешском лазарете иеромонах Иоасаф и иеродиакон Мельхиседек, совершенно здоровые до того времени, – умерли, о чем Еропкин сообщив преосвященному Амвросию, просил о назначении на Угрешу иеромонаха с причетником. Преосвященный Августа 2-го отвечал Еропкину и между прочим писал: «в сие зараженное место (т. е. на Угрешу) здоровых людей, как на явную смерть определять уже не смею, тем наипаче, что сохранение жизни и для духовных, которые для того из монастыря сего и выведены, столь нужно и желательно, сколько и для всякого светского... Что же следует до исповеди, то оную могут и приходские, или же нарочно к тому определенные, (буде вашему пр-ству сие заблагорассудится) священники снабдевать их при отправе в предписанные места, и то – со всевозможною от прикосновенности к отправляемым осторожностью, а приобщать их Св. Таин, для неизбежного при сей требе прикосновения, признавается дело вовсе уже опасное.» Августа 5-го Еропкин спрашивал преосвященного «выпускать ли (присланного священника) в монастырь по состоянию изображенной опасности; а как весьма необходимо быть для исповеди содержащихся в Симонове и в Угрешском монастырях больных священнику, или иеромонаху, то я имея неоспоримый резон согласиться с замечанием вашего преосвященства, прошу о присылке из людей предписанного звания в означенные монастыри по одному, которые уже не будут впущены в монастырь, а находиться будут в палатках вне оных и входить имеют в те для исповеди только больных с осторожностью на несколько часов» и проч.

В Угрешский монастырь послан из находившихся в праздности, бывший священник Моск. уезда, в селе Знаменском, Марко Дмитриев.

Смертность в Москве была ужасная; в Апреле умерло 770 челов., в Мае 878 , в Июне 1099. в Июле 1708, в Августе месяце умерло в Москве 7268 чел.; с 19 и 24 Августа присутственные места стали закрывать; Сентября 15-го, во время бунта вспыхнувшего в народе, был убит преосв. Амвросий у стен Донского монастыря. В Ноябре месяце число больных стало убывать – в течении месяца умерло 5253; в Декабре 805 человек, и в исходе 1771 года приступили к очищению Москвы.

О сиротах оставшихся по смерти родителей особенное попечение имело градское общество; для содержания нищих и бездомных был очищен Угрешский монастырь. С 1771 г. по 1 Ноября 1772 года игуменом Угрешским был Сильвестр (Буявинский); 1-го Ноября его посвятили в архимандрита Пафнутиева Боровского монастыря.

В 1772 г. Февраля 17 разосланы из Москов. Дух. Конс. экземпляры благодарственного слова о прекращении моровой язвы соч. протоиерея Левшинова, брата митр. Моск. Платона), а 25 Ноября в Москве и в С.-Петербурге совершено благодарственное молебствие о совершенном прекращении губительной язвы118.

В 1778 г. монастырские здания были перестраиваемы119, таким образом совершенно изгладились следы чумы.

В 1781 г. Февраля 7 освящал Успенскую трапезную теплую церковь120. Архиепископ Московский Платон.

В 1795 г. в Январе месяце вторично перелит большой колокол; веса в новом 301 п. 3 ф.121.

В 1806 г. весною от сильного разлития реки снесло постоялый двор, принадлежавший монастырю и находившийся на берегу Москвы реки; вместо прежнего выстроен новый и из предосторожности укреплен 4-мя батареями122.

В 1812 году, перед пришествием Французов в Москву, когда стали вывозить из столицы святыню и сокровища церковные и царской казны, – и из Угрешского монастыря ризница была вывезена в Вологду, что стоило монастырю 417 р. – в продолжении 7 недель. Долго ли продолжалось пребывание неприятеля в монастыре, и чей именно конный отряд занимал оный – неизвестно. Так как драгоценности были вывезены, то неприятелю нечего было разграблять, и, сколько видно из сохранившихся кратких сведений о сем времени, – утрата монастыря ограничилась преимущественно истощением съестных припасов. Впрочем, судя по отчетам о повреждениях в храмах Божиих, можно заключить, что враги и в Угрешском монастыре не оставили святыни без поруганий; ибо после удаления неприятеля оказались необходимыми некоторые поправки; престол в Успенской церкви нужно было сделать вновь. В настоятельских келлиях, во втором покое у крайнего окна, и по сие время висит на стене изображение Спаса Нерукотворенного, вставленное в золоченную резную раму времен императрицы Елисаветы Петровны, а перед оным хрустальная на хрустальных цепях лампада. Старожилы рассказывали, что пол возле окна перед иконою был прожжен и видно было круглое отверстие, как бы для котла; но образа и лампады ни кто не тронул и они остались совершенно целыми123.

В 1820 г. вне монастыря был выстроен новый деревянный Гостиный-Странноприимный дом для приходящих богомольцев124.

В 1824 году в 11 часов ночи с 22 на 23 Февраля сделалась сильная буря, во время которой многие монастырские здания были сильно повреждены125.

В 1825 г. июля 2 при игумене Израиле было сделано значительное похищение в ризничной палатке, находившейся в правом предалтарии Николаевского собора. Перелезши через ограду похитители взломали у св. ворот внутренние затворы для свободного выхода, взломали дверь в соборе, сшибли замок в ризнице и беспрепятственно похитили; монастырских билетов Моск. сохранной казны на 8700 р. Серебряной утвари более 12 ф. и много древних дорогих облачений на которых было слишком 3 ф. жемчуга. Немедленно о том было дано знать начальству, были приняты меры к открытию злоумышленников, которые вскоре и пойманы в Москве и почти все похищенное возвращено монастырю126.

В 1825 году в Октябре месяце игумен Израиль был отрешен от должности...

В 1833 году преемник Израиля – игумен Аарон был удален из монастыря127.

Период третий 1834–1871 г.

В 1834 г. Марта 13 назначенный управлять монастырем – Оптинский иеромонах Иларий, постриженник Соловецкого монастыря, прибыл на Угрешу.

В 1840 году Октября 22 освящен новый храм во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи, устроенный в палатке на колокольне иждивением Московского купца И. П. Пятницкого. Освящение совершали благочинный архимандрит Высоко-Петровского монастыря – Гавриил и Иларий – игумен Угрешский128.

В 1841 году начали перестраивать Николаевский собор129.

В 1843 году в соборе вновь вызолотили иконостас. Сентября 2-го по утру приехал Московский митрополит Филарет, прямо прошел в церковь, все осмотрел и всем остался доволен. Всенощное бдение слушал в игуменских келлиях. На следующий день владыка освящал собор; с ним служили: 1) благочинный – Высоко-Петровский архимандрит Гавриил; 2) Знаменский архимандрит – Митрофаний; 3) Перервинский игумен Пармен; 4) Угрешский игумен Иларий; игуменов владыка наградил палицами; к вечеру он уехал в Перервинский монастырь130.

В 1849 г. иждивением Моск. куп. жены Анисии Михайловны Зубовой росписан Николаевский собор; паперть и алтарь и пожертвован ею большой серебрянный золоч. напрестольный ковчег для хранения св. Даров131.

В 1850 году Мая 1-го совершили закладку храма Препод. Марии Египетской на иждивение М. Гр. Александровой.

В 1851 г. Сентября 16-го освящен храм Преп. Марии Египетския Московским митрополитом Филаретом; с ним служили: 1) благочинный – архимандрит Андроньевский Платон; 2) игумен Угрешский Иларий.

В 1852 г. Августа 10, освящен Успенский храм Московским митрополитом Филаретом с ним служил один только игумен Угрешский Иларий и монастырские старцы. В оба освящения погода была превосходная и стечение народа неимоверное: в 1851 г. накормлено обителью до 8000 человек богомольцев, а в 1852 г. число их простиралось даже до 12,00; вся внутренность монастыря была усеяна густою толпою.

Ноября 16, того же года игумен Иларий подал прошение об отставке; 17 Ноября, казначей иеромонах Пимен назначен управителем Угрешского монастыря; 19 Ноября игумен Иларий выехал на покой в Николо-Песношский монастырь.

В 1853 году Июля 2-го дня обитель посетил преосвященный Алексий епископ Дмитровский, викарий Московский (ныне архиепископ Рязанский); стоял у обедни и нашел Угрешское столповое пение превосходным.

Октября 16-го того же года открыто в Угрешском монастыре общежитие. Все необходимые для учреждения оного издержки были сделаны на иждивение благотворителя обители Мануфактур Советника Павла Матвеевича Александрова. Октября 15-го утром прибыл в монастырь Московский владыка выс.-преосв. Филарет. Всенощное бдение владыка служил соборно в Успенской трапезной церкви, в числе служащих был и благочинный архимандр. Андроньевский – Платон. Приготовленные для общежительного братства одежды положены были в алтаре близ престола. При окончании бдения, владыка, по тайной молитве, благословлял и окроплял святою водою каждую одежду, подносимую ему управителем Угрешского монастыря, казначеем Пименом. На утрие облекшись в эти новые одежды все общежительное братство явилось к Божественной литургии, которую так же соборно совершал сам владыка и управлявшего монастырем – казначея Пимена посвятил во игумена. Пред окончанием литургии владыкою произнесена была беседа (см. приложения) и пред выходом из храма новому настоятелю вручен был игуменский посох.

По окончании литургии общежительное братство с своим настоятелем в преднесении Панагии (пли Пречистой, просфры в честь Пресв. Богоматери) из храма направилось к трапезной палате; за братиею шествовал владыка и разделил с иноками их братскую трапезу, продолжавшуюся при безмолвном слушании чтения из житий святых: (муч. Логгина сотника и преп. Евфимия) и заключившуюся совершением установленного чина Панагии. В тот же день владыка оставил обитель, благословив всю братию.

В 1854 г. Мая 23, заложена игуменом Пименом церковь при братской трапезе во имя св. апостола Матфея и св. великом. Параскевы.

Октября 26, (того же года) означенная трапезная церковь, устроенная иждивением М. С. П. М. Александрова, освящена игуменом Пименом.

В 1855 г. Апреля 21 совершена закладка новой каменной монастырской ограды с северной стороны.

Сентября 8-го (того же года) освящена новая часовня что в стене ограды у святых ворот.

Октября 23-го (того же года) освящен водопроводный канал что у (задних) Водяных ворот.

В 1857 г. Июля 14-го, игуменом Пименом совершена закладка больничного корпуса с церковью во имя иконы Пресв. Богоматери Всех Скорбящих Радости.

В 1858 г. Мая 28–29, обитель посетил владыка Московский митрополит Филарет. Осматривал новые здания, служил всенощное бдение и литургию согласно желанию благотворителя обители – Александрова и нашел «что хорошо исполняется столовое пение132.

Августа 24 (того же года) на Троицком подворье в день святителя Петра владыка Московский Филарет служил литургию и игумена Угрешского Пимена посвятил в архимандрита; 27 числа архимандрит возвратился в обитель и братия делала ему встречу.

В 1859 г. Марта 13-го скончался в Москве благотворитель обители – П. М. Александров на 68 году от рожд., отпевали его в приходской церкви Ржевской Богоматери, (что на Поварской) 16 числа, и после того повезли в Угрешский монастырь. Во всю дорогу попеременно сопровождали тело два иеромонаха и два иеродиакона; встреча была самая торжественная и когда гроб приблизился к святым воротам; настоятель и вся братия памятуя благодеяния положили земной поклон. Тело было поставлено в Успенской церкви; совершено заупокойное бдение; на следующий день, Марта 17-го после литургии и панихидного пения тело проводили до склепа, устроенного под алтарем церкви апостола Матфея, что при трапезной.

Мая 12-го (того же года) положено основание скиту: архимандрит Пимен освятил основание ограды и положено звено келлии – схииеромонаха Илии, бывшего игумена; Илария (келлия что возле садовых ворот).

Сентября 30 (того же года) в 4 часа пополудни окончали кладку колокольни (которую надстраивали); начали благовестить в большой колокол; братия собралась в Успенскую церковь; настоятель соборно совершил благодарственное молебствие, и провозглашена была благотворителю вечная намять.

Октября 18-го (того же года), заложена архимандритом Пименом в скиту церковь во имя св. апостол Петра и Павла, что было в день недельный. Накануне в субботу погода была ненастная и бурная в день же закладки погода разгулялась, так что во время закладки храма солнце пекло в голову и птицы щебетали и пели в скитской роще.

Октября 24-го (того же года). Высочайше разрешено, пожертвованный – по духовному завещанию М. С. П. М. Александрова дом в пользу Угрешского монастыря, за монастырем укрепить. Дом в Москве, в Таганке, Рогожской части, 3 кв., в приходе Воскресения, куплен был за 110 тыс. руб. сер. у почетн. гражд. Колесовых.

Ставили крест на новой колокольне.

В 1860 г. Июля 24, освящен храм во имя иконы Богоматери всех Скорбящих Радости, что при больничных палатах; освящение совершал владыка Московский митрополит Филарет и настоятель обители архимандрит Пимен. Благословив братию, в 5 часов по полудни, владыка оставил обитель. Присутствовавшим на освящении по благословению владыки роздано до 1000 малых финифтяных икон – Всех Скорбящих радости.

Сентября 15-го было освящение скитской церкви во имя Первоверховных апостол Метра и Павла. Владыка Московский митрополит Филарет прибыл накануне и пожелал остановиться в скиту в настоятельской келлии. Соборно совершено было владыкою всенощное бдение, а на утрие – освящение храма. Владыка уехал в тот же день, это было его последнее посещение.

Скит оставался открытым три дня и женщины беспрепятственно могли его посещать, на четвертый день, после литургии соборно совершенной преосвященным Леонидом, его закрыли, и с тех пор женщины допускаются в него только два раза в году; 26 Мая, в день кончины – храмоздателя и 29 Июня – в день храмового праздника.

В 1860 г. перелит прежний колокол, слитый в 1824 году при Игумене Амвросие и Казначее Варфоломее, имевший 318 п. 10 ф. и от времени надтреснувший; в новом вес 355 п. 10 ф., повесили на колокольню Марта 17; в тот же день повесили и второй колокол весом в 168 пудов, пожертвованный Москов. Поч. Гражданкою Матреною Ивановною Логиновою.

В 1861 г. Октября 6-го Обитель посетил Преосвященный Игнатий (Брянчанинов) Епископ Кавказский, ехавший на покой в Костромский Николо-Бабаевский монастырь.

В 1862 г. Апреля 15, скончалась в Москве Мария Григорьевна Александрова – благотворительница обители; 19-го числа совершилось отпевание в церкви Риз Положения, что на Донской улице, в тот же день тело повезли в Угрешский монастырь, и погребение происходило тем же порядком, как и погребение ее мужа; тело ее погребено в склепе под алтарем трапезной церкви.

Мая 1-го в 12 часов ночи на верхнем пруде, что за оградою, прорвалась плотина, вода свалила башню и ограду на протяжении 12 саженей, снесла все, кирпичи, камни и промыла землю на 4 аршина глубины до самых свай. В среднем пруде плотину прорвала, на прежде бывшем нижнем пруде промыла на 16 арш. ширины и на 9 глубины и вышла за ограду вынесши с собою все что разрушила – все это совершилось в продолжении одного часа. Возобновление всего поврежденного стоило монастырю более 6000 руб. сер.

Мая 21 (того же года) Всемилостивейше пожалована монастырю лесная дача в 136 десятин в Рузском уезде, называемая Богаевская, находится в 12 верстах от Одинцовской стан. Смоленской жел. дороги.

В 1862 г. Августа 9, 16-го и Сентября 23-го обитель посетил преосв. Леонид, епископ Дмитровский, викарий Московский.

В 1863 г. Июня 12–13, обитель посетил преосвященный Иларион митрополит Черногорский, которому обитель весьма понравилась.

Июня 15 (того же года) приехал преосвященный Леонид; на следующий день, служил литургию в Николаевском соборе и трапезовал с братиею в трапезе.

Июня 21 (того же года), посещена обитель преосвящ. Саввою, епископом Можайским, вторым викарием Московским (ныне епископ Полоцкий и Витебский).

Июня 24 (того же года), преосвященный Леонид совершил литургию в соборном храме и трапезовал с братиею.

Июня 28–30, посещение преосвящ. Леонида, совершал всенощное бдение в скитском храме, а в день храмового праздника, 29 литургию и трапезовал со скитскою братиею в скитской трапезе.

Июля 22–27. Посещение преосв. Леонида; 22 совершал литургию в соборе; с ним служили; настоятель, архимандрит Пимен и от. Галактион, наместник Саввина-Старожевского монастыря; после литургии служили соборно панихиду по иеросхимонахе Илии, бывшем Угрешском игумене, скончавшемся того же 1863 года, Июля 9 дня на 67 году от рожд., после 11 летнего пребывания на покое в Гевсиманском скиту; погребен в церкви Тарбеевской пустыньки, что близь скита. Во время литургии было два посвящения двух Гуслицких монахов; во иеродиакона и во иеромонаха.

Сентября 30 (того же года), посещение преосв. Леонида.

Октября 25. За монастырем укреплен дом у Покровской заставы в Москве, пожертвованный Моск. Почет. гражд. Михаилом Феодоровичем Соколовым, умершим Февраля 22 сего же года.

В 1864 г. Февраля 13. Посещение преосв. Леонида.

Июня 28 до Июля 14-го преосвящ. Леонид пребывал на Угреше; Июля 12 преосвященный совершал литургию в соборе.

Июли 25–36 Посещение преосв. Леонида. 26 соборно совершал литургию в соборе.

Августа 8–9 посещения преосвященного Леонида; 9-го числа (в день явления иконы св. Николая благ. В. Кн. Димитрию Иоанновичу) соборне совершал литургию в соборе, было молебствие; трапезовал с братиею.

Сентября 26–27. (т. – г.) Посещение преосв. Саввы (Можайского). 26 совершал соборне всенощное бдение, а 27 литургию и после молебствия Препод. Савватию, Соловецкому чудотворцу в тот день празднуемому.

В 1865 г. Мая 26, скончался в Москве П. И. Куманин на 72 г. от рождения, отпевание было в церкви Знамения Пресв. Богородицы что на Знаменке, Мая 29, и в тот же день к 8 ч. вечера тело привезли в Угрешский монастырь. Встреча была торжественная, в святых воротах настоятель с монастырскими старцами, белым духовенством служили литию; тело поставили в Николаевском соборе, совершено заупокойное всенощное бдение, на следующий день, 30 мая – после соборне совершенной литургии и панихиды (с Чудовским хором певчих), тело усопшего благотворителя торжественно проводили в скит, где в склепе под алтарем и предали земле. День был ненастный.

Июня 28–29 (т. – г.) Посещение преосв. Саввы, 28 совершал соборно в скитском храме всенощное бдение, а 29 литургию и панихиду по ктиторе скита – П. И. Куманине.

Июля 13 (т. – г.) посетил обитель преосвященный Филарет Епископ Уфимский и Мензелинский, переночевал и уехал.

Августа 27–29 (т. – г.) Посещение преосв. Леонида в день памяти Пимена великого; трапезовал с братиею; 29 совершал литургию в соборе, к вечеру уехал.

Декабря 21–23 посещение преосв. Леонидам неделю Святых Отцев, служил к Успенской церкви.

1866 г. Марта 19 Лазарево Воскрешение. Посещение преосвящ. Леонида; 19 служил в Успенской церкви.

Апреля 8 в пяток второй недели по Пасхе открыто при монастыре народное училище, в монастырском здании, вне монастыря на берегу Москвы реки находящемся.

Июля 12 (т. – г.) посещение преосв. Леонида; его сопровождал Американский Архиепископом Гейнрих Джон, которому показывали весь монастырь, и ему все чрезвычайно понравилось.

Июля 31 – августа 3, посещение преосв. Леонида. В навечерие праздника Происхождения Древ Честного Креста, преосвящ. совершал бдение в соборе, выносил крест; совершал в праздник литургию, был в крестном ходу на малый пруд и освящал воду.

Август посещение преосвящ. Саввы был у бдения в соборе и на утрие соборне совершал литургию.

Октября 10–11, посещение преосвящ. Игнатия, прибыл 10-го числа вечером; 11-го соборно совершал раннюю литургию в Успенской церкви; с ним служили архимандрит Пимен, игумен Давыдовской Пустыни – Иосиф и наместник Саввинский О. Галактион.

Ноябрь. – Посещение преосв. Леонида; провел несколько дней.

В 1867 г. Май. Посещение преосв. Игнатия.

Июня 28–30 (того же года). Посещение преосв. Леонида, служил у праздника в скиту 28 выходил на литию и величание; 29-го выходил встречать крестный ход совершал литургию; пребывал в скиту, жил 3 дня.

Июля 24. От. архимандрит провожал от. казначея Сергия назначенного в строители Старо-Голутвина монастыря за Коломною.

Июля 25–28. Посещение преосв. Леонида, пребывал в скиту.

Августа 3-го. Отец архимандрит поехал в Троицкую лавру к 5-му числу ко дню празднования 50-ти летнего юбилея (1817–1867) святительства владыки Московского митрополита Филарета и повез подносную икону.

Августа 10-го. Посещение преосв. Леонида, с ним приезжал архиепископ Нижегородский Нектарий, бывший с другими на юбилее в лавре.

Августа 27–29. Посещение преосвященного Леонида, 27 приехал во время братской трапезы; 29 служил и говорил слово.

Октября 10 (того же года). Посещение преосв. Игнатия, с ним приезжал и благочинный, Даниловского монастыря архимандрит Иаков.

Октября 26–28 (того же года). Посещение преосв. Леонида. 27 числа в 40-й день по смерти духовника своего, Угрешского иеромонаха Афанасия совершал литургию в Успенской церкви и панихиду и был в трапезе за поминовенною трапезою с братиею; 27 числа в навечерие дня памяти св. великомученицы Параскевы был у праздника в трапезной церкви; за бдением выходил на литию и величание; 28 отслушав раннюю обедню (в 5 часов) в скиту уехал.

Ноября 21 (т. – г.). Отец архимандрит (Пимен) поехал вечером в Москву, получив известие о кончине владыки Московского митрополита Филарета (сконч. 19 Ноября), участвовал во всех панихидах, был на отпевании в Чудове монастыре; сопровождал тело в Троицкую Лавру, и после погребения возвратился.

В 1868 г. Мая 1-го, посещение преосвящ. Леонида.

Июля 8–9 (т. – г.), посещение преосвящ. Леонида; 9 служил в скиту панихиду по отце Афанасие и ходил на кладбище на его могилу; и служил панихиду по бывшем игумене Иларие (в схимонахах Илии) в соборе.

Июля 17–19 (т. – г.). Первое посещение владыки Московского митрополита Иннокентия. Он прибыл из Перервинского монастыря 17 числа в 5 ч. по полудни; у святых ворот ему была торжественная встреча; настоятель и братия все стояли под сводами башни в которой св. ворота; настоятель подал крест. Владыка приложился и возвратил оный и, надев мантию, предшествуемый настоятелем всем братством и крестным ходом, направился к собору, где прикладывался ко святым иконам и после эктении и возглашения многолетия, благословив всю братию и многое множество народа – прошел в келлию настоятеля. Всенощное бдение слушал в Успенской церкви в алтаре; 18 числа совершал литургию в соборе; с ним служили; архимандрит Пимен, строитель Старо-Голутвина монастыря – Сергий и протоиерей Гавриил Вениаминов (сын владыки). Владыка осматривал монастырь и входил в братские келлии; посетил также скит; был в церкви и в келлиях, переночевал и 19 числа утром уехал.

Июля 20–22 (т. – г.). Посещение преосвящ. Леонида; прибыл 20 числа; 22 служил и посвящал во священника.

Июля 30 (11 Августа). Посещение Американского епископа (James Ridsway) Джемса Райтсуэй, с женою осматривали обитель с великим любопытством и были в полном восторге133.

Июля 31 до Августа 7. Посещение преосвященного Леонида; приехал вечером, 1-го числа служил и ходил с крестным ходом на водоосвящение; 5-го числа служил панихиду по покойном владыке Московском митрополите Филарете; говел; 6, в день праздника Преображения совершал литургию в соборе, трапезовал с братиею в трапезе, пребывал в скиту, 7-го числа уехал.

Августа 27–29. Посещение преосвящ. Леонида. 27 служил, был в трапезе.

Октября 4–7. Посещение преосв. Леонида. Прибыл 4-го после обеда в сопровождении отца ректора Московской Духовной Семинарии, архимандрита Никодима. Преосвящ. занял настоятельскую скитскую келлию; отец ректор поместился у отца архимандрита в монастыре. 6-го числа преосвящ. соборне служил в соборе с обоими архимандритами. В 2 часа по полудни от. Архимандрит поехал в училище, где должно было происходить испытание мальчикам (из окрестного населения) там обучающимся; вскоре после того прибыл и преосвящ. с от. ректором и начался экзамен ученикам. Ответы учеников, на вопросы предложенные им, вполне оказались удовлетворительными. Преосвящ. Некоторым ученикам наиболее оказавшим успехи раздавал книги для того приготовленные. На следующий день преосвященный и ректор слушали (в 7 часов) обедню в скитской церкви и, откушав в настоятельских келлиях, перед вечернею обратно поехали в Москву.

В 1869 г. Марта 10–17. Посещение преосвящ. Леонида. Прибыл в понедельник 2-й недели поста, Марта 10; 13 числа в день кончины П. М. Александрова преосвящ. с настоятелем соборно совершал литургию в Успенской церкви и панихиду; на литию ходили в склеп и после трапезовал с братиею в трапезе; 16 числа в неделю совершал литургию в Успенской церкви за трапезой не был; 17 числа преосвящ. и отец архимандрит отправились в Москву. Марта 21-го отец архимандрит поехал в С.-Петербург хлопотать по монастырским делам; (об увеличении монастырского штата, о покупке дома что рядом с Ильинским монастырским подворьем, и о пожаловании лесной дачи в пользу училища) и возвратился в монастырь во вторник 5-й недели поста.

Мая 12 (т. – г.). Посещение преосвящ. Леонида; посвятил во игумена строителя Старо-Голутвина монастыря (бывшего до 1867 г. казначеем Угрешским) отца Сергия.

Июня 18 (т. – г.). Настоятель Угрешский назначен быть благочинным над всеми общежительными монастырями Московской епархии, вместо архимандрита Иакова (Данилова монастыря) хиротонисанного во епископа Муромского.

Июня 28. Июля 1-го. Посвящение преосвящ. Леонида; 28 служил у праздника (в скиту) выходил на литию и величание; 29 встречал крестный ход; соборне совершал литургию, трапезовал в монастырской трапезе (в новой) с братиею. Во все время пребывал в скиту.

Августа 3–6; посещение преосвящ. Леонида. В навечерии праздника Преображения служил, выходил на литию и величание. 6-го служил.

Августа 9–11. Посещение (второе) владыки Московского митрополита Иннокентия. Намерение владыки было посетить монастырь в день празднования явления иконы Святителя, но задержанный в Екатериненской пустыни (за Каширскою дорогою в 12 верст. от Угреши) прислал известить, что будет 9-го числа к вечеру. В 3-м часу по полудни с высокой монастырской колокольни завидевши издали приближение владыки, ударили в большой колокол и стали благовестить на всех монастырских колокольнях; при приближении владыки стали звонить во все колокола. Настоятель соборно в облачениях, с крестным ходом сопровождаемый всею братиею встретил владыку у святых ворот и поднес ему крест; приложившись ко кресту и возвратив его настоятелю владыка облекся .в поданную ему мантию и с посохом в руке, предшествуемый настоятелем, братиею, крестным ходом, диаконами с кадилами и свещеносцем направился к соборному храму; где прикладывался к местным иконам и к иконе Святителя. По окончании литии и возглашении многолетия благословил всю братию и великое множество народа, наполнявшее храм и путь до настоятельских келлий, по которому ему надлежало идти. День был субботний, в 7 часов ударили ко всенощному бдению; отец архимандрит служил в соборе, а владыка слушал всенощную в Успенской церкви (без звона) стоял в алтаре. На утрие в неделю владыка совершал литургию соборне в Николаевском соборе; в служении с ним были; наместник Чудова монастыря, архим. Вениамин, настоятель архим. Пимен; протоиерей от. Гавриил (Вениаминов, сын владыки) и случайно приехавший – наместник Саввинский-Сторожевский игумен Галактион. Владыка пожелал почтить своим присутствием братскую трапезу и после краткого отдыха в настоятельских келлиях, он и все прочие возвратились в собор, откуда в предношении Панагии (пли Пречистой) и святой иконы при колокольном звоне пошли в новую трапезную палату; по окончании трапезы возвращение было тем же порядком. Вечером владыка посетил строящуюся при монастырской богадельни Казанскую церковь; новую деревянную часовню на братском кладбище и строящиеся архиерейские палаты и все одобрил. В понедельник (11 числа) после ранней обедни владыка ходил в скит, входил в церковь и в одну из братских келлий. В 1-м часу по полудни вся братия собралась в соборный храм, потом пришел владыка, он прикладывался ко св. иконам и благословил всех; его проводили за колокольню; он сел в карету и поехал при колокольном звоне.

Августа 31 (т. – г.), была закладка церкви во имя Сошествия Св. Духа при строящемся за монастырем новом училище. 30-го числа вечером, от. архимандрит совершил соборно всенощное бдение в Николаевском соборе, служба была праздничная, как бывает в день Сошествия Св. Духа. После литургии 31 с крестным ходом ходили на место закладки. Молебствие было с коленопреклонением; пред многолетием один из старших учеников монастырского народного училища выдвинулся вперед, остановился перед от. архимандритом, и сказал ему краткую речь; сперва он благодарил настоятеля от лица всего училища за отеческие о них попечения, упомянул число учеников уже вышедших и воспользовавшихся благостынями обители и в заключение прибавил; «И так будем молить Всевышнего да возрастет и процветет на месте сем рассадник народного образования Животворящим действием Духа Святого, жизни Подателя, просвещающего разум и ниспосылающего дары премудрости всем во истине к Нему прибегающим и просящим у Него милости.»

Замечательный был случай во время закладки. Одна женщина средних лет, с Бирюлевской станции, пришедшая на богомолье на Угрешу, видя, что каждый кладет сколько может на сооружение храм а, также пожелала быть участницею, но не имея при себе, ни сребра, ни меди, подобно евангельской вдовице, отдала все что могла – сняла с руки железное кольцо со словами; От мощ. св. Великомуч. Варвары, (выложенными медью) и стала просить одного из братии, чтобы ее кольцо заложили. Пока она еще не знала; принято ли будет ее приношение, она стояла в недоумении с выражением грусти на лице, но как скоро один из близьстоящих братий сказал ей; «Ну, вот смотри, старушка, твое кольцо закладывают.» Лицо ее мгновенно просветилось, глаза наполнились слезами умиления и она стала с неописанным восторгом креститься и класть земные поклоны, шепотом повторяя: «Благодарю Тебя, Господи, благодарю Тебя Матерь Божия, Царица моя небесная.» – Во истину это лепта вдовицы, сто крат приятнейшая Господу пышных жертв, приносимых без любви сердечной134.

Ноября 21-го от. архимандрит вторично поехал в С.-Петербург хлопотать по тем же делам, по которым ездил весною (об доме и лесе) и возвратился в монастырь 14-го Декабря.

В 1870 г. Мая 9, перед литургиею приехал Московский генерал-губернатор кн. Владимир Андреевич Долгорукий прямо в архиерейские палаты, только что оконченные. Был у литургии, ходил в крестный ход около монастыря, трапезовал в трапезе с братиею и в 4 часа поехал обратно в Москву. В тот же день в 5 часов по полудни приехал преосвящ. Леонид в новоотстроенные палаты; всенощную слушал в палатах; 10-го служил в соборе; 11-го уехал.

Июля 12. Посещение преосвящ. Леонида. Служил в соборе с от. архимандритом и строителем Песношским, которому дал набедренник.

Августа 27–28. Посещение преосвящ. Леонида. Совершал литургию в соборе, с ним служили от. архимандрит, игумен Старо-Голутвинский Сергий и монастырские старцы; 28 уехал.

Сентября 1-го. Угрешский казначей иеромонах Нил назначен в строителя Николо-Берлюковской пустыни на место бывшего Ионы, пожелавшего на покой.

Сентября 3–6. Посещение (третье) владыки Московского, митрополита Иннокентия. Владыка прибыл перед вечером прямо к архиерейским воротам. Большой встречи не было; настоятель и братия встретили у западных ворот, владыка вышел из кареты благословил всех и вошел в палаты; 4-го чрез скитский сад ходил пешком в скит к обедни (в 7 часов); 5-го числа также слушал обедню в скиту; в этот день в церкви были от. архимандрит и игумены Сергий Голутвинский и Иоанникий Белопесоцкий. Владыка посетил в этот день Остров, где был встречен со звоном и со крестом и возвратившись в монастырь осматривал Казанскую церковь и богадельню. Малая вечерня была в Казанской церкви; акафист читал от. архим. Всенощное бдение совершал у Казанской от. архим. соборне, а владыка слушал у себя в Крестовой церкви. Сентября 6-го день был ненастный и владыка ездил к Казанской церкви в карете при звоне, у крыльца была встреча, за святыми мощами крестным ходом ходили в собор. В служении со владыкою были; от. архимандрит; игумен Перервинский Никодим, игумен Старо-Голутвинский Сергий, протоиерей от. Гавриил Вениаминов, игумен Белопесоцкий Иоанникий и строитель Бобреневский Феоктист. После освящения владыка поехал в архиерейские палаты, потом ездил в трапезу и в 3 часа поехал в Москву.

Сентября 24–29. Посещение преосвящ. Леонида. Приехал 24. Всенощное бдение было у праздника в Крестовой церкви, во имя Преп. Сергия Радонежского, служил преосвящ., от. архим. и монастырские старцы; 25 было освящение Крестовой церкви; за св. мощами преосвящ. ходил крестным ходом в скитскую церковь; трапеза была праздничная преосвящ. и все трапезовали с братиею. Преосвящ. уехал 29 числа после обедни.

Октября 5–6. Посещение преосвящ. Игнатия. Приехал с Голутвинским игуменом Сергием при возвращении из объезда по епархии, всенощную преосвящ. слушал в Крестовой церкви и обедню на следующее утро; 6 числа после обеда уехал.

В 1871 г. Июня 19–20. Посещение преосвящ. Игнатия. Слушал всенощное бдение в Крестовой церкви, на следующий день совершал литургию в соборе, ходил трапезовать в новую братскую трапезу.

Августа 1 (т. – г.). Посещение преосвящ. Леонида, 1-е число преосвящ. совершал литургию в соборе, ходил с крестным ходом, в этот день посвятил во диакона.

Августа 27–30. Посещение преосвящ. Леонида. Приехал к концу обедни. Служил молебствие, с ним служили; от. архим., от. игумен Антоний (Череменецкий живущий в скиту на покое). Игумен Ново-Голутвинский Сергий, – строители: Екатерининский Арсений. Нил Керлюковский, Старо-Голутвинский Варлаам (с 18 Августа поступивший на место от. Сергия переведенного в Мае в Ново-Голутвин-Троицкий монастырь на место умершего Тихона) монастырские старцы и белые священники – всех на молебствии кроме преосвящ. было 24 человека. Трапеза была праздничная; на 29 и 30, преосвящ. выходил за всенощной на величание и в оба дни служил, посвятил двух Гефсиманских монахов во иеродиаконы. Утром после обедни 30-го преосвященный уехал в Москву.

Октября 25–26. Посещение преосвящ. Леонида. Приехал во 2-м часу по полудни с К. Ш. осматривал весь монастырь и скит, входил в две братских келлии кушал в архиерейских палатах; был у всенощного заупокойного бдения у Казанской (по храмоздателе Димитрие П. Рогаткине), выходил на литию; 26-го был у обедни в Крестовой домовой церкви в алтаре; служил от. архимандрит и два старца. После литургии утром уехал.

Декабря 11–12 (т. – г.). Посещение (четвертое) владыки Московского митрополита Иннокентия по случаю освящения храма во имя Первосвятителя Московского Петра митрополита и Святителя Иннокентия первого епископа Иркутского в здании богадельни для бедных семей и лиц духовного звания в селе Острове.

Освящение храма и открытие богодельни предполагалось совершить в самый день памяти Святителя Иркутского Иннокентия. Ноября в 26 день, но необычное по времени разлитие Москвы реки, затрудняя сообщение с селом Островом было причиною, что владыка отложил освящение храма и открытие богадельни до установления зимнего пути.

Владыка прибыл в Угрешский монастырь 11-го числа, около полудня, прямо в архиерейские палаты, в сопровождении преосвящ. Игнатия, епископа Можайского, и сына своего, протоиерея Гавриила Вениаминова. Большой встречи не было, по случаю холода зимнего времени, но был надлежащий обычный звон во все колокола на всех монастырских колокольнях, и монастырская братия, встретив владыку в сенях архиерейских палат, приняла от него благословение. В три часа у владыки был стол; за столом были; преосвящ. Игнатий, протоиерей Гавриил Вениаминов, настоятель обители архимандрит Пимен и Московские протоиереи, члены и сотрудники Островского Комитета.

Владыка, преосвящ. Игнатий и преосвящ. Леонид (перед вечером прибывший прямо в скит), всенощное бдение слушали в Крестовой церкви архиерейских палат. Служили монастырский казначей и соборный протодиакон. Кроме того у бдения присутствовали; настоятель обители, архим. Спасо-Андрониева монастыря Модест и игумены: Перервинский Никодим и Давыдовский Иосиф.

На утро 12-го числа архим. Андроньевский с двумя иеромонахами служил раннюю литургию в скиту. На часах преосвящ. Леонид посвятил четырех из братии в стихари и, разоблачившись, возвратился в келлии, так как готовился участвовать в освящении Островской церкви.

В 8 часов утра оба преосвящ. архимандриты; Угрешский, Андроньевский и Богоявленский Никодим, игумены Перервинский и Давыдовский и все приглашенные к торжеству протоиереи собрались в Острове, куда к 9 часам прибыл и владыка. Освящение совершал Владыка и с ним служили: преосвященные, настоятель Угрешский, протоиерей Иоанн Рождественский (от Черниговских Чудотворцев, что на Пятницкой, в Москве) и еще два протоиерея. Во время причастного стиха протоиерей Капустин (от Никиты мученика, что в Басманной, в Москве) произнес слово на текст (из Евангелия от Матфея). Приидите ко мни, вси труждающиеся и обремененнии и аз упокою вы. Пели во время освящения и на литургии Угрешские братии на правом клиросе и весьма удачно, на левом клиросе певчих не было. По совершении литургии владыка, преосвященные и все прочие прошли в трапезную палату богадельни: владыке поднесли на деревянном блюде хлеб-соль, и был читан Акт о учреждении богадельни, составленный иереем Антушевым. В след за тем после непродолжительной закуски, владыка посетил все здание – всем остался вполне доволен и, благодарив Угрешского настоятеля, бывшего главным распорядителем и деятелем во время устроения зданий богадельни – поехал в Угрешский монастырь прямо к новой трапезной палате.

Трапеза была изготовлена на 110 человек, и хотя яства подносили и служили у стола не монастырские братии, но мирские служители, тем не менее по чину монастырскому во время трапезы было читано толкование на Евангелие дня – в неделю праотец. – Провозглашено было протодиаконом здравие – Государя Императора и всего Царственного Дома; Святейшего Синода и члена его Высокопреосвященного Иннокентия митрополита Московского, г-на Обер-Прокурора Свят. Синода, графа Толстого, г. Министра Зеленого; преосвященных; настоятеля обители архимандрита Пимена; всех участвовавших в устроении Островской богадельни, всех жертвователей, всех присутствовавших при освящении храма и всех призреваемых. Протоиерей Рождественский, сидевший за столом напротив владыки, по возглашении здравий вставал и обратившись ко владыке произносил краткие речи. Под конец и сам владыка обратившись ко всему присутствовавшему духовенству произнес краткую речь; благодарил всех содействовавших ему в устроении богадельни в селе Острове и заключил следующими прекрасными словами свою не длинную, но выразительную речь: «Напрасно приписываете вы мне более, нежели сколько я сделал, вы говорите, что я устроил, что я учредил – это не совсем верно; мне принадлежит начинание – это правда, но что бы мог я сделать, ежели бы не нашел деятелей, и не имел бы сотрудников, которые бы мне споспешествовали? Итак не говорите, что я строил богадельню, что я открыл ее – скажите, что она устроена при мне, что было это сделано в мое время – и это будет вернее, и так еще раз благодарю всех принимавших участие» и проч.

По окончании трапезы владыка благословил всех находившихся в трапезе, поехал в архиерейские палаты и поспешил в обратный путь в Москву, так как на следующий день он намеревался ехать на чреду в С.-Петербург. В тот же вечер разъехались и все прочие участвовавшие в торжестве, которое на долгое время останется памятным для обители, ибо в течении более двух столетий, именно с 1668 года (когда 11 Июня ее посетили царь Алексей Михайлович и три патриарха135 она никогда не была еще посещаема тремя святителями вместе и при таком многочисленном сонме настоятелей и высшего белого духовенства. На утро 13 числа преосвящ. Леонид отслушав раннюю обедню в скиту с от. архимандритом поехал в Москву провожать владыку.

Глава третья. Здания монастыря

Нет ни каких указаний на древнее устройство монастыря, ни о времени построения храмов, знаем только, что в 1614 году царь Михаил Феодорович приходил на Угрешу «на освящение храма», но какого именно не упомянуто, по всему вероятию – Николаевского собора.

Самое раннее подробное сведение о монастырских постройках мы можем почерпнуть из донесения архитектора Ивана Мичурина, который в силу данной ему инструкции из Коллегии Экономии осматривал здания монастыря и представил смету материалов необходимых для исправления ветхостей – 1740 года Февраля 6 дня. Не вдаваясь в мелочные подробности архитекторских показаний постараемся составить общий очерк внешности монастыря.

Угрешский монастырь в 1739 году136

1) Ограда около монастыря каменная, в окружности имеет 301 сажень, в вышину до зубцов более 4-х аршин, а в толщину 1 сажень и 4 вершка. Зубцы были вероятно выведены только местами, а в других, должно полагать, стены оканчивались остроконечным гребнем, который был крыт тесом.

2) У Святых (передних) ворот две большие иконы – Живоначальной Троицы и Святителя Николая в железных киотах – первая мерою 4 1/2 аршина ширины и 3 вышины, вторая в диаметре полукружия 6 арш., выпиты 3 арш. С противоположной стороны монастыря над полуденными воротами Деисус с изображениями Господа Саваофа и разных святых – шириною 5 арш., вышиною 2 аршина, а по другую сторону тех ворот икона с изображением Рождества Пресвятой Богородицы, шириною 1 аршин 2 вершка, выш. 1 арш. 6 вершков.

3) Гостиные две палаты каменные, крытые тесом, длиною 10 саженей шириною 6, находились при входе в святые ворота по левую сторону, где ныне конный двор. К гостинице примыкали обширные сени мерою без малого 5 саж. и 3. Первая палата была размером – 3 саж. с 1 арш. и 2 саж. 2 аршина; окончины были везде слюдяные весьма малые, вышиною 1 1/4 арш. шириною 1 аршин.

Храмов было три: Соборный – во имя Святителя Николая; Успения Пресвятыя Богородицы и во имя иконы: Спаса Нерукотворенного.

4) Собор Николаевский каменный (там где и ныне) был окружен с трех сторон каменною папертью со сводами, мерою в диаметре более 2 саженей, в протяжении же имевшей 17 саженей; к паперти примыкали с трех сторон каменные три ступенчатые крыльца под навесами на каменных столбах, крыльцы были обширные – 7 арш. шир., 5 длиною. Храм был крыт железом, глава жестью, крест был железный с цепями. Как на паперти, так и в храме окончины были составлены из небольших квадратиков слюды. Алтарная часть помещалась в выступе (как и ныне) и разделялась на три части; по правую сторону алтаря в предалтарии находилась Ризничая палатка со сводами, по левую сторону, в предалтарии находился жертвенник. Внутренность собора, алтаря и паперти была украшена стенным иконным писанием. К северо-востоку от собора шли крытые переходы каменные с тесовою кровлею, они имели 6 саж. длины, и 5 арш. ширины, были в два яруса и примыкали к зданию, в котором находилась теплая церковь.

5) Успенская трапезная церковь. О времени ее построения достоверно неизвестно, но из приписки на нолях монастырского синодика видно, что в году. – Иерей Григорий Никитин – церкви входу Иерусалимского, что на Москве в кремле – даль вкладу, бочку немецкого железа (цена 12 рублей) на Успенскую главу.» Церковь каменная у оной паперть с двух сторон мерою вокруг 15 саж., шириною 3 саж., кровля тесовая. При церкви (внизу) трапеза, была мерою в длину 8 саж. 1 арш. в ширину 8 саженей. В этой-то трапезе во время своих посещений (Угрешских походов) цари иногда кушивали сами, или только кормили братию.

6) Хлебная палата – в связи с трапезою, длиною 9 саж. 1 арш., шириною 2 саж. 2 арш., кровля тесовая, при трапезе и хлебенной каменное крыльце длиною 5 арш. шириною 4 арш., вышиною 10 аршин; окончины везде слюдяные. В связи с трапезою и Успенскою церковью.

7) Государевы, патриаршие палаты и Игуменские келлии. Задние сени имели длины 22 саж., ширины 5 аршин, крыльце длиною 4 сажени 2 арш., ширин. 3 саж. с половиною. На всем здании кровля тесовая. Окончины игуменских келлий (вероятно также и в царских чертогах и в патриарших палатах) вышиною 1 арш. 7 вершк. шириною 15 верш. и были слюдяные. От этих палат тянулась стена вдоль среднего пруда, который был вне ограды, и примыкала к святым воротам.

8) Церковь Спаса нерукотворенного Образа – каменная и над нею колокольня, находились там, где ныне памятник над могилою архиепископа Коломенского, Схимонаха Иосифа.

9) Колокольня осьмисторонняя, в диаметре 2 саж. с половиною, около колокольни кровля тесовая на первом ярусе мерою в окружности 16 саж., шириною местами по 2 1/2 саж. и по 2 саж., кровля второго яруса в окружности 12 саж., на главе, крытой жестью, крест с цепями железный. Окончины были слюдяные, в церкви вышиною 2 арш. без четверти, шириною в 1 аршин. Возле церкви находились:

10) Больничные келлии, далее тянулись:

11) Братские келлии, каменные, длиною на 39 саженях, шириною в 6 1/2 саженей, крылец при этом здании (крытом тесом) было четыре, каждое длиною 7 арш. шириною 4 арш., позади келлий четыре чулана, каждый длиною по 4 арш., шириною по 6 арш., при каждом чулане сенцы по 5 и 4 аршина каждые. Окончины слюдяные, вышиною 1 1/2 арш., шириною 17 верш., все здание крыто тесом. В верхнем ярусе, в числе прочих келлий упоминаются две келлии келарские, длиною 15 , шириною 7 арш. В 1828 году при игумене Аароне часть этого здания разобрана, остальная снесена впоследствии при увеличении внутренней монастырской площадки для построения нынешних обширных братских корпусов.

12) Братский погреб, каменный, в 2 яруса, крытый тесом, длиною 7 саж. шириною 4 саж. вышиною 2 1/2 саж., при этом здании, (находившемся там где ныне богадельня и Казанская церковь), два крыльца, длиною по 13 арш., ширин, по 6 арш., кровли тесовые.

13) Квасоварня каменная, длиною и шириною по 20 арш., под тесовою кровлею.

14) Поварня каменная длиною 6 саж., шириною 4 1/2 саж., крыта тесом. По всей вероятности примыкала к трапезе.

15) Сушило каменное (называлось также сушиленною башнею), длиною 8 саж., шириною 4 1/2 саж., с крытым крыльцом, длиною 4 саж., шириною 4 арш., все здание было крыто тесом, находилось за нынешним скитом.

16) Солодовня каменная длиною 13 1/2 саж., ширин. 4 саж., кровля тесовая.

17) Две житницы каменные длиною 10 саж. 1 арш., шириною 5 саж. 2 арш. крыты тесом, пред дверьми тесовые навесы 7 и 6 арш. Рядом с ними:

18) Четыре житницы деревянные, длиною 13 саж., ширин. 3 саж., крыты тесом.

Вне монастыря.

19) Конюшенный двор, деревянный с сушилом, длиною 22 саж. 2 арш., шириною 3 саж. 2 арш., на дворе две избы служительские, соединенные сенями, длина коих 9 саж. 1 арш., ширина 3 саж. 2 арш., все крыто тесом. Эти здания находились, где ныне зимняя гостиница и лавочка.

20) Скотный двор, деревянный, обнесен деревянным забором, длиною 18 саж. 1 арш., вышиною 4 арш., деревянный сарай длиною 4 саж. 1 арш., шириною 3 саж. и 1 арш., крыт тесом. Он находился по левой стороне дороги из монастыря в Гремячево, расстоянием шагах в 30 от гостиницы.

Все означенное строение в монастыре и вне его пришло в чрезвычайную ветхость, почему в 1737 году игумен Варлаам подал в Коллегию Экономии доношение о ветхостях зданий, прося присылки архитектора для освидетельствования показания и составления сметы. В том же году архитектор все осмотрел, была составлена смета и представлена в Коллегию Экономии для рассмотрения, но прошел почти целый год и никакого распоряжения не воспоследовало. Тогда Мая 3-го 1738 года игумен Варлаам вторично вошел с представлением в Коллегию Экономии, прося новой сметы и осмотра, ибо в течении года еще более обветшали здания. Вторично приезжал архитектор Иван Мичурин, и все осмотрев составил опись и смету, которые представил в Коллегию Экономии, и тем дело и кончилось. Коллегия никакого распоряжения не сделала. В 1739 году Мая 29 во время бури в Угрешском монастыре раскрыло многие здания, вырвало окончины и проч., почему игумен Варлаам в Июле месяце того же года в третий раз просил о присылке архитектора для составления новой описи и новой сметы. Августа 10-го Иван Мичурин получил инструкцию, все повреждения и ветхости осмотрел и представил свое доношение в Коллегию Экономии 10 Декабря 1739 г., а ведомости и смету представил 6 Февраля 1740 года. Прошел еще год – Коллегия Экономии ограничилась тем, что представила смету и доклад президенту Коммерц-Коллегии графу Мусину-Пушкину. Стали просить Высочайшего разрешения, между тем игум. Варлаама сменил Иона, который по вступлении своем в управление монастырем подавал прошение в Коллегию Экономии в Ноябре месяце 1741 года. На доношении была сделана помета: «Ноября 26 д. 1741 года, записав взять к делу и справясь росписав предложить немедленно.» Наступил 1742 год, а распоряжений о поправках ветхостей никаких не было сделано; наконец в последних числах Мая месяца 1742 года, своды в братской поварне обрушились и кровля развалилась и все строения от непоправления развалились и игумен Иона 28 Июня 1742 г. подал прошение на Высочайшее Имя. После сего прошения последовало наконец Высочайшее разрешение и Коллегия Экономии, наведши справки о доходах, получаемых монастырем с его имений разрешила употребить на поправку ветхостей по смете архитектора Мичурина 929 р. 25 к. и выданы были приходорасходные книги для записки денег и материалов. Работы окончены были в 1743 году, многие каменные здания разобраны и заменены деревянными. Очевидно, что при таковой непонятной медлительности Коллегии Экономии монастыри не могли быть в цветущем положении и с каждым годом все более и более разрушались.

Угрешский монастырь в 1763 году137

В описи, составленной поручиком Ваксель и представленной 2 Июля 1763 года, в Комиссию о Духовных Имениях читаем следующее:

В том монастыре каменных церквей три, и таковое же число престолов, именно:

1) Соборная церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая, при ней Ризничная палата (в предалтарии с правой стороны) и от той церкви каменные переходы. Иконостас (в соборе в 4 ярусе резной, золоченный с тумбами, в том иконостасе с правой стороны в первом ярусе местная икона Спаса Всемилостивого на престоле, в серебр. золоч. окладе; венец и цата серебр. золоч. чеканной работы с репьями украшены драгоценными каменьями. Образ Николая Чудотворца; в житии, в серебр. золоч. чеканной ризе; венец и цата серебр. золоч., украшены драгоценными каменьями и жемчугом, на венце митра золотая с алмазами, яхонтами, изумрудами и жемчугом. Образ Пресвятой Богородицы Всех Скорбящих Радости, в золоч. ризе, венец и цата серебряные резные золочен., венцы с самоцветными каменьями. На южн. дверях изображение св. Архидиакона Лаврентия, писан на золоте; над дверьми икона Богоматери явления, именуемого; Страстныя, в окладе серебр. золоч. резном, венец и цата с каменьями и жемчужинами. Налево от царских дверей икона местная – Пресвятой Богородицы – Одигитрии в окладе серебр. золочен, басменной работы; венцы и цаты сер. золоч. гладкие, убрус жемчужный с каменьями. Образ Нерукотворенного Спаса, по сторонам два ангела, внизу Положение во Гроб. Венец, цата, оклад серебр. золоч. чеканной работы. На северн. дверях изображение св. Архидиакона Стефана, писано на золоте; над дверьми икона Умиления Пресвятой Богородицы, в возглавии изображение св. Троицы; оклад серебр. золоч. резной, венцы, цата, серебр. золоч. с финифтью и каменьями. Царские двери резные золоченные с иконами Пресвятой Богородицы, Архангела Гавриила и четырех Евангелистов. Над дверьми в сени икона Пресвятой Богородицы Казанския, в серебр. золоч. окладе, чеканной работы, венец и цата серебр. резные, чеканные золоченные с каменьями и крупными жемчужинами, ожерелье шито жемчугом и каменьями. Во втором, третьем и четвертом ярусах иконостаса икон по двадцати шести с изображениями праздников Господских, Богородичных, св. Апостолов и Пророков писаны на красках. Над иконостасом в самом верху – Распятие писанное; перед оным лампада опускная, серебр. чеканная, прорезная, накладная, внутренняя подкладка медная, а чаша, ставки для свечей цепи и зацепки серебряныя. Три паникадила – медные, среднее большее в 22 подсвечника, внизу привешено яйцо строфокамиловое; боковые паникадила меньшего размера, одно о 16, другое о 15 подсвечниках. Своды храма поддерживаются двумя столбами, около них иконы. Хоругви писаны по холсту красками и золотом, на одной Вход во Иерусалим и Благовещение, на другой Успение и Явление иконы Святителя Николая. Одежда напрестольная полосатая, золото с серебром, внизу кайма зеленая атласная с вышитыми золотом словами, с передней стороны крест составлен из серебряных золоченых дробниц круглых в числе девяти обнизанных кругом жемчугом.

2) Церковь Успения пресвятой Богородицы. Иконостас столярный, золоченный в четыре яруса. Царские двери сверху полукруглые с изображениями Богоматери, Арх. Гавриила и четырех Евангелистов, обложены кругом серебром басменной работы, венцы таковые же, все вызолочено. Над оными в сени образ Спаса Нерукотворенного, по сторонам два ангела и два святителя, венцы и оклады по полям серебряные гладкие, золоченные. Направо местный образ Успение Пресвятыя Богородицы, писан на красках, венцы серебряные золоченные, украшены самоцветными каменьями и жемчугом, ожерелья жемчужные; на предстоящих угодниках, венцы серебренные золоченые, басменной работы без каменьев. Обр. Святителя Николая, писан красками на твореном золоте, в житии; венец серебр. золоч., чеканной работы с финифтию, украшен каменьями и бурмицкими зернами. Налево местный образ Богородицы Смоленския, писан на красках твореным золотом; венцы серебр., резные золоч. убрусы и ожерелья низаны жемчугом с каменьями и запонами, также и зарукавья. Налево за северными дверьми образ Спаса Нерукотворенного в чудесах, писан красками и творенным золотом. В верхних ярусах икон с изображением праздников и святых двадцать две. Над входною дверью в церковь, напротив царских дверей, икона Лазарево Воскресение, писана красками.

3) Церковь Спаса Нерукотвореннаго, каменная, над нею колокольня. По ветхости иконостаса с 1757 года в сей церкви служений не совершается.

4) Колокольня, что над церковью каменная, колоколов над нею десять. Сколько веса в большом неизвестно; во втором 40 пудов, третий застольный, на нем трещина, вес оного и прочих семи меньших колоколов не известен. При оной колокольне:

5) Каменная часовня.

6) Трапеза братская, каменная (возле церкви что во имя Спасителя) с кладовою и крыльцом; длина оной 11 саж. 2 арш., ширина 4 саж.; при оной трапезе:

7) Кухня в длину 4 саж. 1 арш.; в ширину 2 саж. 1 арш. Против трапезы садик с яблонями и для посева огородных овощей – длиною 30 саж ., ширин. 33 сажени.

8) Государевы палаты, в два яруса с каменным крыльцом, внизу сени и два покоя и наверху два покоя. В той же связи келлии настоятельские в два яруса, на верху, числом 5, кладовая и напротив келлий сени и чулан, а внизу три келлии, из них одна кладовая и четвертая – погреб. Государевы, Патриаршие и Настоятельские келлии в длину мерою 26 саж. 1 арш., в ширину в один конец 4 1/2 саж., в другой 5 саженей.

Напротив настоятельских келлий сад с яблонями и другими деревами, с одной стороны огороженный деревянными перилами, длина сада 29 , ширина 9 1/2 саж. Возле оного сада:

9) Два погреба каменные в два яруса, над ними сушило в длину 9, в ширину 4 сажени.

10) Хлебня каменная в два яруса, на верху сушило длиною 11 саж. 1 арш., шириною 5 саж. 1 арш.

11) Колодезь обнесен балясами под тесовым шатром в длину и ширину по 7 аршин.

12) Солодовня каменная, в длину 14; в ширину 4 саж., над нею сушило в два яруса.

13) Келлий братских 6: в два яруса, в длину всех оных 33 сажени, в ширину 6 саженей, в верхнем ярусе 9 чуланов.

За келлиями огород длиною 33 саж., шириною 8 саженей.

Между Государевыми и братскими келлиями застроена каменная церковь с колокольнею, при игумене Варлааме в 1758 году. Выведено два яруса, вышиною 9 саж., шириною 8 и 1 арш. Близ начатой колокольни:

14) Два магазина каменных, длиною в 10, шириною в 5 саженей.

15) Гостиный двор каменный в два яруса, примыкает к угловой башне, в верхнем ярусе два покоя, да один в башне, а в низу один и сени, под башнею погреб длиною 9 ½ саж., шириною 5 саженей.

Напротив гостиных палат при входе в монастырь по правую сторону огород с яблонями и другими деревьями, длиною в 35, шириною в 26 1/2 саженей, с одной стороны огорожен деревянною решеткою.

При въезде в монастырь у передних ворот:

16) Две караульные каменные палатки, из коих та что направо, под башнею, другая налево, примыкает к ограде.

17) Ограда около монастыря каменная: с северной стороны от угловой башни, где гостиные палаты – в стене длины 39 саженей, среди оной четвероугольная башня, под которою первые въездные в монастырь ворота, по правую сторону оных Часовня выстроенная бывшим игуменом Иларионом в 1754 году; с западной стороны до другой башни длины в оградной стене 128 ½ саженей; от той башни с полуденной стороны 65 саж. длины, в средине башня под которою третьи въездные ворота, (вдоль этой полуденной стены каменная солодовня, во всей ограде 329 саженей с половиною. К ограде примыкают по правой стороне от въездных ворот:

18) Житница деревянная в два яруса на каменном фундаменте при ней как изнутри монастыря, так и снаружи дворы; здание длиною 9 саженей, шириною 6, крыто тесом.

С западной стороны к ограде пристроена:

19) Баня с сенями, деревянная в длину 6 саж., поперек 3 саж. В той же западной стене ворота и возле оных:

20) Пивоварня каменная длиною 7 саж., шириною 4 1/2 саж. Против оной находится:

21) Баня деревянная с передбанником длиною 5 саж. и шириною 5. С оной взимается ежегодного оброка в Московскую Губернскую Канцелярию по 1 рублю.

К восточной стороне ограды пристроен:

22) Сарай деревянный в два яруса длиною 9 саж., шириною 4 сажени.

По той же линии сад с яблонями и для огородного овоща – мерою не более 3 десятин, огорожен бревенчатым забором.

Все строение в монастыре (кроме Собора крытого железом), покрыто тесом.

Строения вне монастыря

I. Конный двор, II. Скотный двор, III. Гуменный двор

I. Конный двор. 1) У оградной стены по правую сторону ворот – 8 переделов; 2) Каретный сарай; 3) Конюшня со стойлами; 4) Два сарая для выпуска лошадей; 5) Сарай с сушилом для телег, колес и прочего; и 6) Кузница примыкающая к Гостиному двору. Всего под конным двором земли мерою 35 и 30 саженей.

II. Скотный двор. Находится вне монастыря расстоянием от оного в 30 саженях; строения: 1) Изба с двумя сенями при входе направо для богомольцев, в роде странноприимной; 2) Омшанников три и навес; 3) Сенной сарай; 4) Омшанников три и погреб; 5) Изба скотная при входе налево; 6) Омшанник; 7) Два сарая – все строения деревянные, крыты соломою.

III. Гуменный двор составляют:

1) Гуменный овин с навесом для молотьбы; 2) Сарай деревянный; 3) Мякинница. Все оное строение крыто дранью, кругом огорожено бревенчатым забором.

Под Скотным и Гуменным дворами земли в длину 67, в ширину 28 саженей.

За монастырем на берегу Москвы реки Часовня каменная, мерою 2 1/2 и 2 сажени, в оной икон и утварей: 1) местный образ Спаса Всемилостивого на престоле; 2 ) образ Федоровской Богоматери; 3) обр. Николая Чудотворца; в облаце Спаситель и Богоматерь. О времени построения часовни сведений нет, известно только из приписки в синодике, что в «1714 году – крестьяне села Верхнего Мячкова Павел Козырин и сын его Димитрий дали вкладу; 12 рублев; 2 рубля 16 алтын, да 4 рубля и 10 бочек извести к Часовне Береговой.» В 1786 году весною от напора льда Часовня разрушена; белый камень в количестве 650 штук и 200 штук лещади половой куплены Троицкою Лаврою.

На берегу Москвы реки – монастырский Харчевенный двор строение оного: 1) Изба; 2) Погреб с вышкою; 3) Амбар на дворе, двор обнесен плетнем, этот харчевенный двор сдается в арендное содержание. Из ведомостей 1805 года видно, что этот постоялый двор сдавался за 140 руб.; в 1806 году он был перестроен.

При монастыре (вне ограды) четыре пруда мерою; 1-й (верхний) 83 и 40 саж.; (средний) 73 и 24; 3-й (нижний) 32 и 39; 4-й пруд 18 саж. и 24 сажени.

Монастырские здания с 1763 до 1840 г138

Подробных описей монастыря с 1763 года до 1840-х годов не сохранилось и мы имеем только отрывочные известия, почерпнутые нами из некоторых указов и других бумаг находящихся в архиве монастыря.

В 1778 г. Сентября 1-го дня по имянному Ее И. В. (Екатерины II) указу на строение монастырских зданий и исправление ветхостей в Угрешском монастыре выдано было 9835 р. 20 к., на записку денег выданы были из Государственной Коллегии приходо-расходные шнуровые книги, которые в 1785 г. для поверки были вытребованы в Коллегию, где они, должно полагать, и остались, и потому потребностей о постройках мы не знаем, но, по всей вероятности к этому времени должно отнести окончание колокольни, которая, как видно из описи 1763 года была еще не достроена.

В 1781 году Успенская церковь была исправляема; в ней переменяли (верхние) накаты и в этом же году она была освящена.

В 1782 году исправляли Николаевский собор и за хлопоты и надсмотр за работами игумен Варнава выдал архитектору и его двум помощникам 91 рубль.

В 1784 году (из донесения в Моск. Духовн. Консисторию Угрешского игумена Варнавы мы знаем, что) в монастыре были следующие здания: 1) Церковь во имя Святителя Николая каменная с папертью, под оною выходы для поклажи монастырского припаса; 2) Настоятельские келлии каменные в два яруса, через сени в связи с оными; 3) Церковь Успения пресвятыя Богородицы, каменная теплая без приделов. Под нею – 4) Трапеза братская; 5) Погреба; 6) Кладовая; 7) Колокольня каменная (до колоколов) в два яруса, в ней назначено быть церкви, но оная еще не сделана; 8) Келлии каменные; 9) Пекарня; 10) Поварня каменная, в два яруса и 11) прочие Службы; 16) Около монастыря Ограда каменная с двумя воротами и 8-ью башнями. Вероятно, в это-то время иконостас Успенской церкви был покрыт ярью по серебру (как упомянуто без означения года в одной описи) ибо в 1763 году в описи он значится золоченым, а в 1830-х годах он был белый, с карнизами крытыми желтым кроном. На колокольне до 1791 г. упоминаются башенные часы, существовавшие уже в 1739 году, . ибо в числе монастырских служителей значится Часовод. Из расходных книг 1827 года видно, что заплачено за починку колокольных часов.

В Январе месяце 1795 году вторично перелит большой колокол, он был весом 301 пуд 3 фун.

В 1796 году Мая 27 перелит второй колокол, разбившийся в 1794 году и имевший 53 пуда 23 фунта; по перелитии в нем оказалось 66 п. 22 ф.; при игумене Иоанафане.

В 1799 году монастырские строения, что на берегу реки, состояли из следующих зданий; изба восьмиаршинная, погреб 10-аршинный с амбаром на верху.

В 1804 г., при правителе Амвросие в монастыре перестраивали братские келлии; в том же году Октября 19, по предписанию Моск. Духовн. Консистории в монастырь приняты иконы и материалы упраздненной деревянной древней церкви во имя Великомученика Георгия, находившейся в селе Бедрин, которое принадлежало владельцам Пашковым. Весьма вероятно, что древняя икона Великомученика Георгия, находящаяся ныне в Николаевском Соборе с левой стороны от входа в притворе была храмовою иконою означенной Георгиевской церкви.

В 1806 году Постоялый двор, что на Москве реке снесло весною во время водополья и вместо оного выстроен новый с укреплением 4-х батарей.

В 1810 году усердием и иждивением Московского купца Ивана Федоровича Крутицкого устроена трапеза при Успенской церкви.

В 1812 году, во время пребывания Французов в Угрешском монастыре сделаны были многие повреждения в храмах, так что в Успенском – престол, после выхода неприятеля, нужно было сделать новый. Обе церкви после того освящены.

В 1815 году, построена братская баня, что стоило 365 руб. 65 коп.

В 1820 году, построен новый деревянный гостиный двор для пристанища приходящих богомольцев.

В 1821 году, слит новый колокол (впоследствии разбившийся и перелитый) на нем была надпись:

«Во Славу Пресвятыя, Животворящия и Неразделимыя Троицы, перелит сей колокол в Угрешский монастырь, в Царствование Государя Императора Александра II-го По благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита Московского Серафима, при игумене Амвросие и Казначее Иеромонахе Варфоломее, 1821 г. Апреля 30 дня – 318 пуд. 10 Фунт. Лит в Москве, на заводе Купца Михаила Богданова. Мастер Василий Каталымов.» На колоколе были следующие изображения; 1) Распятие Господа нашего Иисуса Христа с предстоящими; 2) Спаситель, сидящий на престоле; 3) Успение Божией Матери; 4) Собор Архистратига Михаила; 5) Святитель Николай Чудотворец.

В 1824 году, во время сильной бури 22 Февраля монастырские здания были попорчены и разрешено было 17 Марта повреждения исправить.

В 1827 году, Мая 24, дозволено в монастыре ветхий каменный корпус (в котором были братские келлии), разобрать и кирпич употребить на починку стен и ограды.

В 1834 году, при вступлении в управление монастырем Оптинского иеромонаха Илария (бывшего впоследствии игуменом), всех жилых келлий в монастыре было 13; прочие были без оконных рам, без полов и без печей.

В 1838 году, над задними воротами отделаны 2 келлии; башни перекрыты тесом, а беседка что у келлий настоятеля покрыта железом.

В 1840 году, отделано в монастыре помещений для 20 человек.

Монастырские здания в 1871 г.

Ныне в монастыре всех церквей числом 9, а именно:

1) Николаевский собор древний.

2) Теплая Успенская церковь старинная.

3) Иоанна предтечи над колокольнею, устр. в 1840 г.

4) Во имя Преп. Марии Египетской 1851 года, придел при Успенской церкви.

5) Во имя Св. Апостола Матфея и Великом. Параскевы, трапезная церковь, 1854 года.

6) Во имя иконы Богоматери Всех Скорбящих Радости, 1860 г., больничная.

7) Во имя иконы Богоматери Казанския, 1870 г.

8) Во имя преп. Сергия Радонежскаго, 1870 г., крестовая церковь в архиерейских палатах, и

9) Скитская во имя Св. Апостол Петра и Павла, 1860 года.

Исчислив церкви приступаем к последовательному описанию всех монастырских зданий в том порядке, в котором они следуют одно за другим. С северной стороны при входе в монастырь находятся первые:

1) Святыя ворота139, в древней обширной четвероугольной башне в два яруса, под шатровою остроконечною кровлею из белого железа; затворы ворот в две половины, железные решетчатые, сквозные на подобие сетки, устроены вновь при игумене Пимене при возобновлении башни в 1855 году иждивением Мануфактур Советника Павла Матвеевича Александрова. Вправо от святых ворот к ним примыкает:

2) Часовня140, вдавшаяся в ограду; вход в нее извне монастыря; каменное высокое ступенчатое крыльце под навесом ведет во внутренность оной; там на стене изображение явления иконы Святителя Николая благоверному князю Димитрию Донскому, и древняя икона Святителя именуемая Николы Радонежского. Часовня первоначально была выстроена в 1754 году при игумене Иларионе, впоследствии пришла в совершенное разрушение и была упраздненная, по тщанием игумена Пимена в 1855 году вновь устроена и освящена им 8 Сентября. По левую сторону от святых ворот, рядом с ними.

3) Иконная и книжная лавка открытая при монастыре архимандритом Пименом в 1862 году.

Прямо против входа в святые ворота идет битая дорожка к колокольне; направо и налево она обсажена акациями стрижеными на подобие стены; направо за акациями длинное деревянное штукатурное здание в один ярус, крытое железом – совмещающее в себе:

4) Амбары.

5) Закрома.

6) Погреба141; другое подобное здание находится по левую сторону дорожки за акациями в оном:

7) Кладовая142, для строительных материалов: железа, изразцев, пакли и проч. Это здание находится на Конюшенном дворе, на котором по левую сторону от входа в ворота (налево от монастырской лавки).

8) Келлии вратарей.

9) Кучерская изба в углу, в круглой башни, под которой погреб. Она была в прежнее время угловою башнею ограды и примыкала к гостиным палатам, строенным во время Патриаршества Иова (следовательно между 1589–1605 годом), как значилось в надписи иссеченной на каменной плите, которая была вделана в стену против входа. Вверху башни была горница для гостей. К юго-востоку от башни и рядом с нею длинное каменное здание с сушилом и сеновалом на верху, в нижней части оного.

10) Сараи для телег, сбруи и т. п.

11) Каретный Сарай.

12) Конюшни со стойлами.

13) Квасной погреб; к этому зданию примыкает далее.

14) Квасоварня с жилыми для квасоваров келлиями.

15) Колокольня143, ныне оная каменная в 6 ярусов, вышиною в 37 саженей, глава крыта железом, крест вызолочен через огонь. Под колокольнею высокая арка (со сводом и с глубокими по обеим сторонам впадинами), из нее выход прямо на монастырскую площадку (о которой далее будем говорить подробно) налево лестница, устроенная в толстоте стены, ведущая на колокольню. Над первым ярусом широкая площадка и с оной вход в:

16) Церковь во имя Усекновения Главы Св. Иоанна Крестителя144, устроена вновь в 1840 году усердием и иждивением Московского купца Ивана Петровича Пятницкого. Иконостас в два яруса белый, гладкий, местами украшенный золоченною резьбою и отливами около икон. Замечательно не большое медное посеребренное паникадило XVII столетия. Церковь освящена в том же 1840 году, Октября 22 , при игумене Иларие, благочинным Гавриилом, архимандритом Высоко-Петровского монастыря. В четвертом ярусе повешены колокола, коих числом 11; веса в них, в 1-м, большом 355 п. 10 ф., во 2-м 168 п. 7 ф., в 3-м 111 п. 36 ф., в 4-м 72 п. 5 ф., в 5-м 37 п. 18 ф., в 6-м. 15 п. 25 гривен 7-й без означения веса, в 8-м 4 п. 4 ф., в 9-м 2 п. 6 ф., в 10-м 1 п. 25 ф., и в 11-м 1 п. 16 ф. Первоначально колокольня была застроена в 1758 г. при игумене Варлааме, но не была докончена и в 1763 году (как видно из описи сего года) было только два яруса вышиною в 9 саженей шириною в 8 саженей с 1 арш. Должно полагать, что она была совершена после 1778 года, когда выдано было из Государственной Коллегии 9835 р. на монастырские постройки, ибо в 1774 г. упоминается о колокольне в 2 яруса до колоколов. В 1858 г. верхний ярус был снят, оставлены только два нижние и над ними надстроено еще четыре яруса и 30 Сентября 1859 года совершено соборно архимандритом Пименом благодарственное молебствие о окончании здания. В окна второго яруса вставлены чугунные решетки, по всем ярусам в пролетах железные решетчатые поручни, снаружи и внутри все здание оштукатурено, кругом и под арками вымощено диким камнем. Перестройка сделана на иждивение Ман. Сов. П. М. Александрова.

Налево и направо (на восток и запад) к колокольне примыкают два здания; налево – больничный корпус, направо – Успенская Трапезная церковь и находящееся в связи с оною здание – Настоятельские келлии.

17) Больничный корпус145, каменное двухэтажное здание, крытое железом, имеющее в длину 25 саж., в шир. 7; одною стороною оно выходит на конюшенный двор, другою – южною на монастырскую площадку. В нижней части, под сводом, въездные на монастырь ворота, по обеим сторонам которых братские келлии. Вверху:

18) Келлии; Больничного старца – смотрителя; помощника врача; больничных служителей, кухня (больничная), Аптека и пять больничных палат, из коих четыре отдельных по сторонам коридора и пятая общая, большая, со сводом, из оной вход в:

19) Больничную церковь во имя иконы Богоматери Всех Скорбящих Радости. Снаружи церковь обозначается шатрообразною кровлею из белого железа с пятью главами также крытыми белым железом, внутри, под высоким каменным сводом иконостас темносиний с золоченными карнизами и порезками оканчивающийся вверху полукружием, в три яруса. Местная икона по правую сторону от царских дверей Спаса Нерукотворенного, весьма древняя, с венцем и цатою и с окладом пополам серебр. золоченым, чеканной работы, украшена самоцветными каменьями. Полагают, что эта икона работы известного русского иконописца и инока Андрея Рублева, жившего в конце XIV и начале XV века. Храмовая икона также древняя обложена серебр. золоченною ризою новейшего времени. Над царскими вратами Деисус в серебренных золоченных окладах с венцами. Во всю длину здания с полуденной стороны с большими окнами галерея, предназначенная для прогулки больных в холодное и ненастное время. Больница устроенная собственно только на 12 коек по нужде может вместить и более. Строение здания было начато в Июле 1857 года, а окончено в 1860 году и Июля 24-го Церковь освящена митрополитом Московским Филаретом при архимандрите Пимене. С западной стороны к колокольне примыкает, каменное двухэтажное, крытое железом здание; в оном, внизу сени в трапезную палату и из них направо:

20) Часовня146, в которой хранится деревянный гроб Препод. Николы Святоши, князя Черниговского, (в миру называвшегося Святославом-Панкратием-Давидовичем), преставившегося в конце XII века, Октября 14; святые мощи его почивают в Киеве в пещерах Препод. Антония. Над гробом стекольчатая накрышка и деревянная золоченная на резных столбах сень. В какое время и кем пожертвован в монастырь гроб Преподобного неизвестно, но из старых монастырских дел видно; «что в 1780 г. Октября 23-го по приказанию Его Высокопреосвященства (архиепископа Платона Левшина) выдано из Угрешской казны в Чудовскую казну казначею иеромонаху Ираклию за гроб с поставкою к сени Николы Святоши 30 рублев.» Стены в часовне в 1851 году (усердием и на иждивение Ман. Сов. П. М. Александрова) были обложены иконами на подобие иконостаса, темно-малинового цвета с золотыми порезками и украшениями. Из сеней дверь в

21) Трапезную братскую палату, окна которой выходят на север, к пруду, на противоположную монастырю сторону. В конце трапезы с левой стороны на северо-восток проделана арка из под которой вход в

22) Церковь во имя Св . Апостола Матфея и Св. Великомуч. Параскевы147. Иконостас черный с серебренными украшениями; царские двери медные, чеканные, прорезные посеребренные. Снаружи эта церковь обозначается выступом; наружные стены украшены иконами, кровля крыта железною черепицею, глава чешуйчатая синяя с золотом, крест над оною золоченный. Под алтарем каменный со сводами склеп, в котором погребены тела храмоздателей и благотворителей обители Александровых Павла Матвеевича и жены его Марии Григорьевны. Церковь устроенная на иждивение Александровых, освящена игуменом Пименом 26 Октября 1854 года.

В том же здании рядом с трапезою:

23) Братская поварня и хлебенная и келарские келлии. Из тех же сеней (что ведут в трапезу) напротив входного с монастыря крыльца чугунная лестница в три поворота, приводящая в верхние сени, стены украшены иконным писанием. Из верхних сеней две двери, направо – в верхние же сени Настоятельских келлий, налево в

24) Церковь во имя Успения пресвятыя Богородицы148. Эта церковь, в прежнее время, будучи в связи с Государевыми и Патриаршими палатами вероятно называлась или Крестовою церковью, или что у Государя на сенях. Снаружи этот храм возвышается на целый ярус выше всего здания, кровля над ним железная зеленая в виде четвероугольного, несколько выгнутого и отчасти скругленного купола, который оканчивается круглою главою с медным через огонь золоченым крестом. Внутри своды и арки, или пояса между сводов разделяют церковь в длину на четыре почти равные части, из коих две первые, составляют притвор или паперть церкви, третья самую церковь, четвертая алтарь. Паперть вправо от входной двери имеет по длинной стене своей четыре окна с довольно большими простенками, в которых помещаются иконы в золоченных резных рамах, стены и своды притвора украшены иконным писанием, арки между оными и окаймления сводов покрыты лепными вызолоченными украшениями. Церковь вдвое выше паперти и алтаря находится под высоким шатрообразным сводом и имеет с каждой стороны и внизу и вверху по два окна. Иконостас гладкий в пять ярусов, вызолоченный сплошь, украшен по карнизам ярусов порезками, а по поясам и местами плоскою золоченною резьбою. Царские двери (о которых упоминалось уже в монастырской описи, составленной в 1763 году) в XV веке находились в Московском женском Ивановском монастыре, что на Кулишках близ Солянки, в котором за переделкою иконостаса оказались лишними и были пожертвованы в Угрешский монастырь. Верх оных оканчивается полукружием, в шести клеймах изображения Богоматери, Архангела Гавриила и четырех Евангелистов, весьма древней и хорошей живописи; поля обложены серебренным золоченным окладом чеканной работы. Направо от царских дверей местная икона преображения Христа Спасителя и налево храмовая икона Успения Пресвятыя Богородицы, в серебренных золоченных ризах. Над царскими вратами в сени, также икона Успения, в меру находящейся в Печерской Лавре; в ней части св. мощей. Икона в серебренном золоченном окладе, украшена каменьями и жемчугом, около оной серебренное золоченное сияние; веса в ризе с сиянием 54 ф.149. Икона устроена так, что она с сиянием спускается вниз.

По сказанию старожилов эта икона принадлежала знаменитому Фельдмаршалу Графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому, которому сопутствовала во всех его походах, перешедшая в семейство Графа Зео, была пожертвована в монастырь вдовствующею графинею в начале нынешнего столетия.

В верхних ярусах иконы праздников Господских и Богородичных, изображения св. Апостол, Пророк, Отец и Праотец, всех числом 55. За правым клиросом икона Святителя Николая в житии (мерою в настоящую, что в соборе), в серебренной, золоченной ризе; за левым клиросом икона Пресвятыя Богоматери явления именуемого Угрешской, иначе Взыграние; празднество оной совершается Ноября 7 дня. Стены Успенской церкви и своды оной украшены иконным писанием. Влево от паперти на столбе поддерживающем свод, икона Иверская Богоматери в серебренной золоченной ризе. Налево от входной двери придел:

25) Во имя преподобныя Марии Египетския. Иконостас в три яруса, золоченный с резьбою, царские двери резные, золоченные. Две местные иконы Спасителя, Божией Матери и храмовая Марии Египетския в серебренных золоченных ризах. В Успенской церкви, на паперти и в приделе Преподобной Марии, три больших паникадила медных посеребренных с разноцветными хрустальными лампадами. Стены в приделе украшены иконным писанием – изображениями заимствованными из жития Препод. Марии; своды также покрыты живописью и золоченными лепными украшениями. В 1851 г. придел освящен Митрополитом Московским Филаретом и благочинным архимандритом Платоном, а в 1852 году, Успенская церковь освящена митрополитом Московским Филаретом, при игумене Иларие. Влево из придела вход в

26) Ризничную палатку, которая также под сводом, со шкафами вокруг стен; двери железные двойные. Все здание, в котором означенные церкви, распространено, и храмы украшены на иждивение Александровых.

Из верхних сеней Успенской церкви вход в сени:

27) Настоятельских келий. Здание, в котором они находятся каменное, двухэтажное крытое железом; Лицевою стороною оно обращено на юг (напротив северного крыльца собора), северною стороною оно выходит на монастырский сад к пруду; с южной стороны в верхнем этаже оно имеет 11 окон. Сени и первые два покоя настоятельских келлий, передняя и зал отчасти сохранили следы древности: своды, окна узкие, двери низкие и узкие; остальные четыре комнаты, были, к сожалению, в 30-х годах нынешнего столетия переделываемы, и утратили свой первобытный вид. В древнее время это были Государевы и Патриаршие палаты, о которых в последний раз упоминается в монастырской описи 1763 года. В нижней части здания находятся:

28) Просфорня, келлии просфоряков, кладовые. Через небольшой крытый стекольчатый переход в верхнем этаже, а внизу остатком древней оградной стены настоятельские келлии сообщаются с каменною осьмистороннею

29) Беседкою, которая окружена небольшою площадкою. Это остаток прежней Угловой башни долго бывшей в совершенном запустении и обновленной в 1838 году. Внизу под беседкою жилье. Из беседки вниз на монастырь ведет открытый покатый сход, устроенный в виде битой дорожки на остатках прежней ограды и приводит к западному, главному входу в собор.

30) Николаевский собор, каменный, крыт железом, имеет одну главу, белую усеянную золотыми звездами и осененную медным через огонь золоченным крестом. Этот храм древний, но когда именно и кем выстроен о том не сохранилось ни малейшего сведения. Первоначально он не имел того пространного притвора, который мы видим теперь, но был окружен с трех сторон каменною не очень широкою папертью, крытою тесом, и пришедшею в ветхость, почему в 1841 г. и разрешено было оную отнять и пристроить новую. Соборный иконостас также обветшавший был в 1843 году исправлен и вызолочен вновь; он имеет в вышину 11 1/2 арш., а в шир. 14 аршин. Сентября 3-го – 1843 года храм был освящен митрополитом Московским Филаретом при игумене Иларие. В 1849 года по усердию и на иждивение Московской купеч. жены Анисьи Михайловны Зубовой, новая паперть, внутренние стены и своды соборного храма и алтарь с двумя предалтариями украшены иконным писанием, позолотою и лепною работою150.

Иконостас, напоминающий зодчеством своим наше русское художество начала XVII столетия, подтверждает догадку, что в 1614 году 5 Мая именно на освящение собора приходил царь Михаил Феодорович, и хотя с тех пор протекло более двух с половиною столетий он не утратил своего первобытного характера и сохранил его в малейших своих подробностях. Весьма вероятно, что в смутное время самозванцев и Междуцарствия Угрешский монастырь, стоявший на пути к Москве и попеременно находившийся то в руках самозванцев и поляков, то занимаемый казаками и дружинами Московскими, потерпел не мало невзгод и поруганий святыни; был возобновлен в первый год воцарения Михаила Феодоровича и, как царский монастырь, посещен им при освящении главного своего храма.

Из числа икон, находящихся в соборе, кроме иконы Святителя, конечно самой древнейшей и драгоценнейшей для обители, в особенности замечательны следующие: местная икона Спаса Всемилостивого, сидящего на престоле; она писана, как значится в надписи при игумене Викентие; «Лета 7180 (1672) писал сей образ Царев писец Пимен Федоров, по прозванию Симон (Ушаков). О иконе Спаса Нерукотвореннаго с изображением положения Христа Спасителя во гроб (которое находится на той же иконе под Убрусом), приводим слова известного нашего археографа, Сахарова. О иконе Нерукотвореннаго образа он говорит: «Сия святая икона, замечательная для иконописцев, имеет все признаки глубочайшей древности. Лик Спасителя изображен с брадою и власами, имеющими вид омоченных (выражение Русских знатоков); лице несколько обращено в правую сторону. Русские знатоки иконописания полагают, что писание лика с обращением на правую сторону было основано у Греков на тексте Евангелия, читаемого 16 Августа: «лице его бе грядущее во Иерусалим.» О изображении, положения Спасителя во гроб. Сахаров продолжает: «Сия св. икона, Положения во гроб Спасителя иначе называемая, не рыдай мене Мати – замечательна по своему высокому художественному пошибу. Здесь усопший Спаситель представлен как бы сидящим, с правой стороны Богоматерь, с левой Иосиф и Никодим плачущие. Точно в таком виде писал это изображение ученик Цареградских Греков Чимабуэ. Итальянский живописец XIII века.» На паперти собора с правой стороны от входа в западные двери между третьим и средним окном в простенке икона Св. Иоанна Предтечи проповедующего в пустыни, (в житии). О сей иконе Сахаров говорит: «На иконе Св. Иоанн изображен проповедующим в пустыни. В этом изображении наблюдательный иконописец найдет: письмо замечательное по своему характеру, раскраску, сохранившую все тоны Византийского искусства, пошиб без поновлений, художество в полном виде Византийское.» На иконе оклад по полям и венец серебряные золоченные, басменной работы, древние, весьма ветхие. Наконец упомянем еще икону Владимирской Божией Матери в чудесах, находящуюся в соборном храме налево за столбом; замечательная по письму, и упоминаемая Сахоровым в числе других икон сего явления, она не менее замечательна по работе вполне художественной и изящной, венца и цаты, которые чеканной работы, с финифтию, убрус низан мелким жемчугом с каменьями; оклад по полям басменной, серебряный золоченный, древний и ветхий далеко не соответствующий работе венца и цаты.

Из вещей новейшего времени находящихся в соборе, упомянем о хоругвях151 серебряных золоченных изящных и довольно ценных, в них веса около 33 фун.; на местных иконах дорогие серебряные золоченные ризы, из коих некоторые украшены драгоценными каменьями и жемчугом; на престоле большая серебряная вызолоченная дарохранительница152, пожертвованная А. М. Зубовою и в числе лампад висящих перед иконою Святителя средняя самая большая, серебряная золоченная весьма изящная вклада графа Н. Д. и графини М. Д. Толстых.

Напротив собора к юго-востоку от алтаря видны следы оснований древнего храма. Они были открыты при планировке монастырской площадки под земляною насыпью, имевшею более полутора аршина толщины. В 1858 г., когда покойный владыка при посещении обители осматривал это место, он подтвердил общее предположение, что это остатки древнейшего храма, воздвигнутого, как говорит предание на месте явления иконы Святителя Благоверному князю Димитрию Иоанновичу. Когда и кем строен был этот храм, в какое время упразднен и окончательно разобран, все это от нас навсегда сокрыто.

Посреди этого четвероугольного очертания древнего основания храма, выложен камнями крест; тут же четыре древних надгробных каменных плиты с надписями, из коих три довольно ясны, но четвертая плита изрыта временем; некоторые слова совершенно изгладились и разобрать невозможно. Вот три надписи: Лета 7063 (1555 г.) зде погребено тело Андрея Пушкаря. 2-ая Лета 7078 (1570.), преставися старец инок Селиверст. 3-ия Лета 7090 (1590.), Февраля 4-го преставися Давид Иванович Марков во иноцех Даниил Схимонах. Несколько правее и ближе к собору (на том месте, где была старая колокольня при Спаской церкви вместо плиты над могилою бывшей), поставлен над телом Архиепископа Коломенского схимонаха Иосифа (преставившегося Лета 7189 (1681 г.) Июля 29 ), новый надгробный памятник из дикого камня. Далее на юг, влево от памятника (на месте алтаря древней Спаской церкви) возвышение с деревянным крестом, на котором изображение распятия; площадка выстлана диким камнем, над нею каменный шатер, или сень под железною кровлею, белою и по-видимому совершенно простою, но тем не менее чрезвычайно изящною по своему очертанию. Этот шатер весьма походит на сень, которая над кладезем в Афонском монастыре Хиландари.

Обширная площадка, занимающая всю внутренность монастыря, почти совершенно квадратная, некогда густо застроенная строениями неправильно лепившимися одно к другому (как видно из прежних описаний монастыря), много выиграла с тех пор, как ветхие здания были разобраны, а новые отодвинуты гораздо далее. Красивые цветники, зеленеющие лужайки и битые дорожки, как пестрый ковер раскинулись теперь там, где лет тридцать тому назад ветхие здания осыпались среди печальных пустырей, поросших крапивою и покрытых высокими кучами заросших развалин, наводивших тоску и уныние на случайного и редкого посетителя. Благодаря влажности места и тучности почвы самые обыкновенные растения в монастырских цветниках достигают неимоверных размеров и удивляют зрителя своею необычайною громадностью. Почти в самой середине цветников на подобие скалы возвышается весьма большей камень, дар монастырю, одного окрестного каменосечьца Ивана Алексеева из сельца Выткорена (принадлежащего княгине Чернышевой). Так, как этот камень имел несколько значительных углублений, ими воспользовались их расширяли, местами посверлили и проведши под него воду (из подземной вблизи его проходящей водопроводной трубы), обратили его в украшение обители, служащее вместе и на пользу, ибо вода в изобилии текущая из камня наполняет большой чан из которого ее черпают для поливания цветников.

Всю восточную сторону монастырской площадки, имеющей в протяжении 52 сажени, занимает, так называемый – первый братский корпус153, выстроенный вновь при игумене Пимене в 1855–1857 годах. В этом двухэтажном каменном здании, находящемся между двумя церквами; больничною – Скорбященскою и Казанскою, что при богодельне, внизу помещаются:

31) Поварня.

32) Хлебня и братские келлии, а вверху

33) Новая трапезная палата154 и также братские келлии, которых во всем здании числом 48. Новая трапезная, доконченная в 1868 году, устроена и отделана на частные пожертвования. Стены и потолок украшены лепною работою и иконным писанием, (изображения заимствованы, как из ветхого, так и из нового завета); подоконные доски из белого мрамора, пол штучный дубовый; столы и скамьи также дубовые. В верхнем этаже в здании 29 окон, а внизу 23 окна и 6 каменных крылец крытых железом; во всем здании длины 52 саж., ширины 15 арш. вышины 11 аршин.

34) Церковь во имя иконы Казанския Богоматери, находится в юго-восточном углу монастыря между первым братским корпусом и вторым155, в котором помещаются:

35) Богодельня.

36) Рухлядная палата.

37) Братские келлии.

38) Пекарня.

39) Переплетная.

40) Чеботарня, где работают сапожники и

41) Швальня, мастерская портных.

Казанская церковь, снаружи возвышается над зданиями, которые к ней примыкают, крыша ее шатрообразная, крытая белым железом, пять глав также крыты белым железом. Храмоздателем этой церкви был Московский Потомственный Почетн. Гражд. Д. П. Рогаткин156; освящение храма совершено 6 Сентября 1870 года Московским митрополитом Иннокентием. Иконостас белый из искусственного мрамора, местных икон четыре; Спасителя, Божией Матери Казанския, Великомуч. Димитрия и Преподобные Елисаветы Чудотворицы все в новых золоченных серебряных ризах; царские двери резные золоченные. Паникадило старинное, медное, литое, о 16 подсвечниках вновь вызолоченное, чрезвычайно красивое. В описи 1763 г. оно упомянуто, как висевшее в Николаевском соборе. Из Казанской церкви одна дверь в сени, в которых лестница и выход на монастырь, другая в западной стене напротив царских дверей, ведет в верхнее отделение богодельни. Первоначально богодельня была устроена по желанию Александрова и на его иждивение на 10 человек, впоследствии увеличена, когда П. И. Куманин положил капитал на ее содержание и когда явились и другие вкладчики, так что теперь, число призреваемых возросло до 50 человек157. Богодельня занимает часть нижнего этажа и часть верхнего в означенном, втором братском корпусе, имеющем в длину 42 сажени в ширину 15 арш., в вышину 11 аршин. В связи с нижним отделением богодельни находится кухня для богоделенных старцев. Под тем же зданием есть ворота, называемые водяными, ибо ведут на дровяной двор, где есть другие против них ворота, обращенные к Москве реке, в которые, вероятно, в прежнее время ввозили воду. Над водяными воротами (над верхним этажом) высокий, осьмигранный куполообразный шатер из белого железа. Рухлядная палата, есть хранилище всего нужного для общежительного монаха; как то одежды, белья, обуви, посуды и др. келейных принадлежностей и книг выдаваемых братиям для чтения.

Рядом со вторым братским корпусом:

42) Водяная башня, в которую проведена ключевая вода, минеральная, серно-железноватая, имеющая целебное действие в болезнях, порождаемых худосочием, золотухою и тому подобных, что неоднократно на самом деле подтверждаемо было опытом.

43) Водопроводы158 для снабжения монастыря водою прежде не существовали, они устроены при игумене Пимене в 1855–1857 годах. Они состоят из трех водоточных подземных труб, из коих первая, имеющая в протяжении 130 саж. доставляет воду (из ключа находящегося вне ограды) в водяную башню; вторая, длиною в 180 саж. проводит воду из верхнего пруда в квасоварню, в поварню, в братские келлии и прочие места, и третья, которая имеет в длину только 70 саж., проведена из среднего пруда в братские бани и в прачечную. Над минеральным источником, который вне ограды, устроен каменный шатер, крытый железом. Рядом с водяною башнею, вдоль ограды тянется:

44) Сушильня, предназначенная для сушки белья – длинный, деревянный оштукатуренный, крытый железом сарай, снабженный большими решетчатыми отверстиями, на подобие полукруглых окон, в нем на длинных повешенных шестах развешивается братское белье, которое моется, братиями, имеющими прачечное послушание (так как в монастыре все послушания лежат на братиях). Рядом с сушильнею

45) Прачечная, снабженная большими котлами, чанами и катками. Далее:

46) Братская баня159.

47) Дровяной сарай, и снова тянется ограда, которая обогнув новое братское кладбище, архиерейские палаты, скитский сад, Петро-Павловский скит и повернув вправо мимо среднего пруда на северной стороне монастыря опять примыкает к святым входным воротам.

На запад и север от собора и настоятельских келий между монастырем и архиерейскими палатами довольно обширное пространство занимается березовою рощею и средним монастырским прудом, около которого идет широкая битая дорожка и изгороди с толстыми из дикого камня тумбами. Напротив пруда часовня деревянная, ведущая в скит.

На пути от собора к архиерейским палатам находится, на новом братском кладбище,

48) Деревянная часовня160, строенная в 1868 году при архимандрите Пимене на частные вклады, на построение оной данные. Благословение на построение оной дано покойным владыкою Московским митрополитом Филаретом Ноября 13, следов. за 6 дней до его кончины. Часовня осьмисторонняя, на подобие небольшой башни, с высокою остроконечною кровлею, темно-синего цвета, оканчивающеюся посеребренною прорезною главою на которой крест также посеребренный и прорезной; по гребням крыши идут узорчатые посеребренные украшения в роде кружевов, около часовни площадка окаймленная невысоким фундаментом из белого камня; над площадкою, как обширный зонт во все стороны спускается железный навес поддерживаемый столбами.

В часовне 5 больших икон фряжского пошиба писанных на золоте; 1) Средняя против входа – Сошествие Спасителя во Ад; направо и налево; 2) Господа Вседержителя и 3) Богоматери; 4) Распятие Христа Спасителя и 5) Знамение Креста на Небеси, бывшее при царе Константине. Иконы в прекрасных орехового дерева киотах. Над ними стены облицованы лимонным деревом; вместо карниза, деревянными выпуклыми словами изображены антифоны 8-ми гласов. На потолке изображение св. Града Иерусалима, выложенное разным деревом; под оным земной шар с водруженным в него крестом (из кипарисного дерева). Часовня освещается с верха небольшими узкими тремя окнами; пол чугунный; дверь деревянная, прорезная, сквозная.

Ежегодно Мая 7-го, после литургии в часовне соборно совершается молебное пение с акафистом честному Кресту, так как часовня во имя Знамения Креста на Небеси бывшего во дни царя Константина в IV веке.

Напротив часовни через дорогу.

49) Архиерейские палаты161. Двухэтажное деревянное, снаружи оштукатуренное здание, крытое железом и со всех сторон окруженное в верхнем этаже крытою галереею. В нижнем этаже несколько келлий, занимаемых монастырскими братиями, вверху покои для приезда владык. Из теплых, пространных сеней идет вверх широкая дубовая лестница; стены сосновые филенчатые в ёлку, потолок сосновый узорочный разводами. С верхней площадки лестницы открываются трое дверей; налево, на крытую галерею окружающую дом; направо, в залу; а прямо – сдвижная стекольчатая дверь ведет в домовую крестовую церковь во имя преподобного Сергия Радонежского, освященную 25 Сентября 1870 года Московским викарием, епископом Дмитровским Леонидом. Этот храм устроен по подобию Крестовой церкви находящейся в Ливанском доме покойного митрополита Платона. Стены и потолок сосновые наборные из того же дерева большими разводами; иконостас, аршина в 2 1/2 вышины из темного дерева, прорезной, сквозной; восточная стена алтаря украшена иконостасом из белого кипариса; горнее место с сению в полукруглом углублении, в котором три иконы большего размера – Деисус, направо и налево по две иконы внизу и по одной наверху; все иконы писаны на золоте фряжским пошибом; подсвечники и предъиконные малые паникадила деревянные.

Покои для владык следующие: направо с лестницы, зал; далее – гостиная, небольшая столовая, кабинет и опочивальня, в которой и стены и потолок липовые, филенчатые в ёлку; все прочие покои из соснового дерева; полы штучные, стены и потолки наборные с узорами. Двери, косяки окон, рамы, высокие панели до подоконников (около всех, стен) лавки, столы, стулья все дубовое. В гостиной дубовые лавки с прислонами окружающие всю комнату и стулья на подобие старинных с высокими прислонами обиты шелковою куфтерию дымчатого цвета.

Архиерейские палаты достроенные весною 1870 года, перестроены из старинных графских хором, купленных на свозе в соседнем селе Острове, принадлежавшем в начале нашего столетия графине Анне Алексеевне Орловой-Чесменской162.

К нижнему этажу архиерейских покоев пристроен крытый переход, ведущий в кухню, погреб и дровяник для архиерейского обихода устроенные.

С северной стороны над галереею возвышается небольшая квадратная деревянная колокольня крытая белым железом; с галереи деревянная лестница ведущая в Скитский плодовитый сад, довольно обширный, засаженный яблонями, вишневыми деревами и ягодными кустарниками; он окружен с северной и западной стороны стеною ограды, а с восточной отделяется от скита каменною стеною в которой проделаны ворота ведущие в

Петро-Павловский скит

Скит устроен в 1857 году иждивением П. И. Куманина, положившего неприкосновенный капитал для содержания скита и давшего, кроме того, средства для построения скитских зданий, которыя суть следующие:

1) Деревянная келлия скитского старца (направо при входе из садовых ворот).

2) Келлия настоятеля, в этой келлии пребывали владыки во время своих посещений обители, когда еще не было архиерейских палат; здесь, в 1860 году, в Сентябре месяце, останавливался покойный владыка Московский митрополит Филарет, когда приезжал на освящение скитского храма; неоднократно гостили и преосвященные викарии Леонид, Савва и Игнатий.

3) Келлии вратаря, близ часовни, или святых ворот ведущих из монастыря.

4) Келлия схимонаха, влево от садовых ворот. Далее за церковью:

5) Две келлии соединенные сенями.

6) Келлия в каменной оградной башне, вдавшейся в скит.

7) Деревянная Скитская трапеза.

8) Пять деревянных келлий соединяемых крышами, но имеющих каждая свой особый вход, ибо по скитским правилам в каждой келлии жительствует отдельно только один брат, или старец. Все келлии деревянные, крытые железом; внутри везде широкие около стен лавки, столы, скамьи, койки, все из елового, или соснового некрашеного дерева163.

В средине скита находится:

9) Петро-Павловский скитский храм , во имя св. Апостол Петра и Павла. Он деревянный, двух ярусный, с притвором и алтарем в один ярус и с прямою квадратною колокольнею; снаружи обшит тесом, крыт железом над папертью и алтарем, а шатровые остроконечные крыши храма и колокольни крыты белым железом, главы чешуйчатые с позолотою, кресты вызолоченные. На колокольне колоколов числом 7; в 1-м веса 40 пуд. 25 ф., во 2-м 20 п., в 3-м 10 п. 12 ф., в 4-м 5 п., в 5-м 3 п. 4 ф., в 6-м 1 п. и в 7-м 29 фунтов. Во внутренности своей храм чрезвычайно прост: стены оставлены деревянными в первобытном виде; иконостас в четыре яруса, крашенный, с небольшими золотыми отводками; иконы фряжского пошиба, писаны на красках, все без окладов, исключая той, которая над царскими вратами, на ней серебряная, золоченная риза. В нижнем ярусе икон всех 6, во втором и двух верхних по 9, а всех 33. Царские врата резные позолоченные. На северных и южных дверях изображения преп. Иоасафа царевича Индийского и преп. Иоасафа Каменского. Лампады перед иконами везде хрустальные, а большое паникадило, висящее посреди церкви, малые предиконные и подсвечники все точенные из дерева и крытые лаком. Под храмом и алтарем, в пол этажа каменный со сводами склеп, в котором погребено тело скитского ктитора и вкладчика монастырской богадельни П. И. Куманина; та часть склепа, которая под алтарем со сводами из подольского мрамора, а иконостас на восточной стене и надгробный памятник из белого итальянского мрамора. В средине иконостаса икона св. Апостол Петра и Павла, новейшей живописи, но замечательная по художественной работе серебряной золоченной ризы. По обеим сторонам иконы Святых дней тезоименитств семейства ктитора164. Церковь освящена в 1860 г. Сентября 15, митрополитом Московским Филаретом, при архимандрите Пимене. По уставу скита вход женщинам в него воспрещается, исключая двух дней в году; 26 Мая (день кончины храмоздателя) ради творимого по нем поминовения, и 29 Июня в день Храмового праздника. Во весь год утреня в ските начинается в полночь; большие подробности о скитском жительстве отлагаем до главы о уставе монастырском.

Часовня, находящаяся между монастырем и скитом (служит вместе и входною дверью), внутри повешены иконы; между прочими икона Иерусалимская Божией Матери – особенно благоговейно чтимая окрестным населением.

Во внутренности ограды примыкает к ней против среднего пруда небольшая деревянная тепличка, для посева летних семян для монастырских цветников и для сохранения некоторых растений, требующих прикрытия во время зимы.

Ограда монастырская имеющая ныне в окружности 800 саженей, выстроена вместо старой, разобранной в 1855 году и окончена в 1866 году. В вышину она имеет от 7 до 9 арш. башен различной величины 16 и 8 ворот165.

К северной стене ограды, против гостинного двора, ворота ведущие в плодовитый сад, находящийся в черте ограды, а далее за оным дровяной и лесной дворы, на полуденной стороне монастыря.

Монастырские здания вне монастыря

1) Часовня напротив Святых ворот.

2) Странноприимный дом.

3) Гостиный двор.

4) Монастырское народное училище.

1) Часовня находится напротив святых ворот перед въездом в монастырь, на подобие крестообразного четвероугольного столба, вышиною сажени в две; выступы украшены колоннами и крыты железом, верх тоже крыт железом в виде купола и осенен крестом; на четырех сторонах за стеклами четыре иконы; 1) Спаса Всемилостивого; 2) Икона Смоленския Богоматери; 3) Явление иконы Святителя Николая благоверному князю Димитрию Иоанновичу и 4) Изображение Святителя Николая Чудотворца.

2) Странно-приимный дом, через дорогу, напротив святых ворот, деревянное здание на каменном фундаменте, крыто железом с мезонином; шириною 12 арш. длиною 24 арш., выстроен при игумене Иларие в 1851 году для странников и богомольцев166.

3) Гостиный двор, рядом со странно-приимным домом. Гостиниц две, зимняя и летняя. Зимняя гостиница – деревянное двухэтажное здание на каменном фундаменте крыто железом, с 2-мя каменными крытыми подъездами с чугунными ступенями; длина здания 75 аршин, ширина 15 и 20; главная лестница на верх чугунная. Нумеров для приезжающих 30, кроме того кухня, кучерская и проч. Выстроена при игумене Пимене в 1854 году167.

Летняя гостиница, деревянное двухэтажное здание на каменном фундаменте крыто железом; длиною 75 арш., шир. 15 арш. В оном 45 номеров. Выстроена в 1866 году при архимандрите Пимене168. Оба здания снаружи и внутри оштукатурены.

Двор при гостиницах длиною 64 сажени, шириною 6 саж., северная часть оного с широким шатровым навесом, под которым зимние и летние конюшни и каретный сарай; по углам две башенки с остроконечными кровлями.

Обе гостиницы в верхнем этаже соединены обширным крытым переходом.

4) Здание, в котором помещается монастырское народное училище находится в полуверсте от монастыря на берегу Москвы реки, деревянное на каменном жилье, крыто тесом. В прежнее время было постоялым двором, впоследствии отдавалось под харчевню, с 1860 года обращено в училище, длиною в 10 саж.

Новое здание для училища за гостиницею на горе, начатое в 1869 году приходит к окончанию, по всей вероятности в 1872 году будет окончено и открыто.

Глава четвертая. Достопримечательности ризницы

В монастырской Ризнице, кроме богатой церковной утвари новейшего времени и прекрасных облачений, некоторые предметы замечательны или как вклады царские, или по своей старине, или по изяществу работы и по богатству своих украшений.

I. Вклады царские

1) 1620 г. Июня 23. Вклад Царя Михаила Феодоровича.

Воздух и два покровца красного атласа. На воздухе крест и слова вышиты золотом, а на покровцах вынизаны мелким жемчугом: «7128. Июня 23 дня сии покровцы положил в дом великому Чудотворцу Николаю, что на Угрешу, государь царь и великий князь Михаил Феодорович всея Русии Самодержец в седьмое лето государства своего.»

2) 1623 г. Вклад Царя Михаила Феодоровича.

Крест напрестольный , 8-ми конечный, 8-ми вершков, серебряный, чеканный, позлащенный, кругом обнизан довольно крупным жемчугом, с 16 частицами св. Мощей. На ручке по серебру вырезана надпись: «Жалованье достодолжные памяти Великого государя царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Русии самодержца Великого Государя Святейшего Филарета Патриарха Московского и всей Русии, сделан сей крест в обитель великого Чудотворца Христова Николая, что на Угреши, в десятое лето Государства его, лета 7131.»

3) 1671 г. Вклад Царя Алексия Михайловича.

Житие и Чудеса Святителя Николая в лицах. Книга в небольшой лист, писана полууставом на бумаге, листов счетом 421; переплетена в досках в синий бархат, застежки и спин серебряные. Изображений 407; раскрашены красками и золотом. По листам в книге написано: «7191 г. Сентября в 8-й день Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея великия и малыя и белыя Русии самодержец указал сию книгу: Житие Великого Чудотворца Николая отдать в свое Государево Богомолье в Угрешский монастырь, при Игумене Викентие, привозил сию книгу по иманному его Великаго Государю указу Боярин и оружейничей Богдан Матфиевич Хитрово.»

4) 1618 г. Вклад Государыни: Иноки Марфы Иоанновны.

Апостол Толковый, рукописный в лист; писан красивым полууставом на 776 листах; в кож. ветх. переплете; верхняя дека украшена медным гербом, который изображает окрыленное животное (грифона). По листам в книге надпись: «В лето 7126 (1617 ). Марта 26, сию книгу Апостол Толковый пожаловала в дом Великого Чудотворца Николы на Угрешу государыня инока Марфа Ивановна по своих родителях при Игумене Пафнутии да при келаре Виталии.» С 1863 г. эта книга хранится в Московской Епархиальной Библиотеке в Высокопетровском монастыре.

II. Вклады разных лиц

5) 1632 г. Вклад по Петре Никитиче Бунакове.

Воздух на котором вышито шелками – Положение во гроб Спасителя с предстоящими. Венцы одежды и прочие украшения вышиты битью и шелками, а вокруг довольно крупными словами тропарь; Не рыдай мене мати.

6) 1645 г. Вклад Князя Александра Львовича Шлякова.

Кадило очень большое серебряное, чеканное местами вызолоченное, весом в 4 фунта.

7) 1653 г. Вклад Стольника Феодора Ивановича Хрулева-Наумова.

Потир, дискос, два блюдца, лжица серебряные местами с позолотою.

8) 1664 г. Вклад дьяка Богдана (Захария) Силина.

Икона Алексея человека Божия. На ней надпись: «7172 г. писал Изограф Пимен Федоров по реклу Симон Ушаков. По обещанию Дьяка Богдана Силина.»

9) 1675 г. Вклад дьяка Семен Володимировича Румянцева.

Блюдо серебряное.

10) 1688 г. Вклад дьяка Григория Яковлевича Жихарева.

Чаша кропильная серебряная с двумя ручками, внутри золоченная.

11) Декабря 5-го. Вклад учителя Государя Ц. Алексея Петровича Князя Н. К. Вяземского.

Ризы, обьярь серебряная – травы золотые оплечье шитое.

III. Облачения

Кроме означенных редкостей, монастырская ризница имеет много облачений, из коих некоторые заслуживают особого внимания: так есть ризы – бархатные, шитые золотом с изображениями св. икон вышитых на оплечьях; есть пелены бархатные и воздухи шитые золотом и шелками, и великолепный подзор к иконе Святителя, шитый по пурпуровому бархату, золотом по карте. Изящный рисунок художественно исполнен; работа известного Московского золотошвея – Шадрина; этот подзор вполне достоин похвалы художника и знатока, и бесспорно должен быть причислен к самым великолепным существующим во всей России. Имя вкладчика остается сокровенною тайною между им и Господом, воздающим коемуждо по делом его.

Глава пятая. Список настоятелей и судьбы их

Имена настоятелей в первые 50 лет с основания обители нам не известны и не находятся далее и в полнейшем существующим во всей России списке, составленном известным нашим Археологом Павлом Михайловичем Строевым, которому мы преимущественно обязаны полнотою нашего списка, за что приносим ему искреннейшую и глубочайшую нашу признательность.

1) Иона I. 1433–1445 г. Имя его находится на одном древнем рукописном житии Святых, им самим списанном по благословению Троицкого игумена Зиновия, игуменствовавшего с 1433 по 1445 год. – Точное время игуменства Ионы не известно.

2) Авраамий, 1490–1491 г.; Ноября 18-го 1491 г. хиротонисан во Епископа Коломенского; сконч. в 1502 г.

3) Силуан 1493 г.; Мая 4-го 1493 г. хиротонисан во Епископа Крутицкого – (Сарского и Подонского); в 1496 г. удалился на покой.

4) Венедикт – 1509 г. По списку Строева.

5) Тихон I. – 1517–1520 г. Из игуменов Кирилло-Белоезерского монастыря (где находился 2 года); Февраля 14-го 1520 г. хиротонисан во Епископа Коломенского.

6) Зиновий. 1542–1545 г.; подписался под купчей крепостью на С. Сьяново и С. Хонятино; в 1545 году, на имя его дана жалованная грамота.

7) Дионисий I. 1555–1556 г.; Имя его упоминается в подтвердительной надписи на грамоте, данной при игумене Зиновие в 1545 г.

8) Ефрем I. 1556 г.; Сентябрь. По списку Строева.

9) Пимен I. (Садыков). 1561–1571 г. Переведен из Иосифова Волоколамского монастыря. Упоминается в беспошлинной грамоте 1567 г.

10) Тихон II. 1572–1573 г. Записан в синодике без лет; из рода (князей) Хворостининых; присутствовал в Москве на соборе 1572 года; Июля 5-го 1575 г. хиротонисан во Архиепископа Казанского и Астраханского; † Июня 14-го 1576 г.; был погребен в Троицком Казанском монастыре; в 1700 г. Ноября 15-го тело его перенесено в соборный храм.

11) Порфирий I. 1587 г. Упоминается в подтвердительной надписи Царя Феодора Иоанновича на грамоте 1545 г. записан в синодике без лет.

12) Лаврентий I. 1589 г. Участвовал в соборе, созванном при учреждении патриаршества.

13) Елиазар 1598 г. Участвовал в соборе, созванном пред избранием Годунова на царство; подписался под первою избирательною грамотою.

14) Тихон III, 1598–1599 г. В 1598 г. в Августе подписался под второю избирательною грамотою; в 1599 г. упоминается в подтвердительной надписи Бориса Феодоровича Годунова на беспошлинной грамоте 1567 года.

15) Марк. 1609 г. Упоминается в подтвердительной надписи Царя В. И. Шуйского на грамоте данной при Грозном в 1567 году.

16) Иона II. 1610 г. Находился в посольстве к Владиславу отправленном 11-го Сентября 1610 г. умер в заточении в Киеве, куда был сослан Сигизмундом с прочими послами.

19) Сергий I. 1613 г. Упоминается в жалованной грамоте 1613 г. на рыбные ловли в Нижнем Новгороде.

18) Киприан. 1613–1614 г. По списку Строева; о сих настоятелях не имеется ни каких сведений.

19) Кирилл I. 1617–1618 г. По списку Строева; о сих настоятелях не имеется ни каких сведений.

20) Пафнутий. 1618–1622 г. При нем дан вкладом в 1618 г. рукописный Апостол Толковый, в Угрешский монастырь Великою инокою Марфою Иоанновною, материею царя Михаила Феодоровича, как значится в надписи сделанной по листам.

21) Порфирий II. 1623–1627 г. (Лучанин). Упоминается в выписи с писцовых книг московского уезда 1623 и 1624 гг.; записан в синодике без лет.

22) Мефодий I. 1628 г. По списку Строева; о них сведений не имеется.

23) Никодим. 1629 г. Авг. По списку Строева; о них сведений не имеется.

24) Герасим I. 1631–1634 г. (Перфильев) записан в синодик без лет.

25) Сергий II. 1634–1643 г. (Бешенцев) Декабря 26-го 1634 г. поступил в Угрешский монастырь; Апреля 19-го 1643 г., переведен Архимандритом в Юрьевский Архангельский монастырь (в городе Юрьеве-Польском, Владим. губ.) на место Дионисия.

26) Дионисий II. 1643–1646 г. Архимандрит. Апреля 19, 1643 г. переведен из Юрьевского Архангельского монастыря на место Сергия II; Сентября 28-го, 1645 г., упоминается при венчании на царство Ц. Алексия Михайловича.

27) Нифонт. 1647–1651 г. Из ключарей Владимирского Богородицкого собора; назывался прежде Наумом; записан в синодике; упоминается в выписях 1650 и 1651 гг. на монастырские вотчины.

28) Кирилл II. 1651–1653 г. Упоминается в жалованной грамоте 1652 г.; при нем дана вкладою книга Одеатрис в 1653 году. (Книга эта из собрания Царского, ныне принадлежит гр. Уварову № 696).

29) Иона III. Между 1653 и 1657 г., в точности когда был игуменом не известно, в 1660 г. Июля 22 определен (как бывший Угрешский игумен) строителем в Курмышский Рождественский монастырь.

30) Аарон I. 1657 г. Июнь. По списку Строева.

31) Тихон IV. 1658–1663 г., упоминается в одном деле в столбцах поместного Приказа; в 1663 г. переведен в Пафнутьев Боровский монастырь, где находился недолго; имя его там записано по вкладной книге без означения года.

32) Никон. 1664–1665 г. Упоминается в переписных книгах Поместного Приказа.

33) Викентий. 1666–1672 г. Упоминается часто в Дворцовых разрядах; при нем в 1668 г. посетили Угрешский монастырь Вселенские патриархи Макарий Антиохийский и Паисий Александрийский и Московский Иоасаф; Февраля 17-го 1672 г. упоминается при кончине патриарха Иоасафа; имя его на местной иконе Спаса Всемилостивого в Николаевском Угрешском соборе (писанной Симоном Ушаковым в 1672 г.); в Сентябре переведен архимандритом в Ставропигиальный Рождественский Владимирский монастырь; Сентября 1-го, 1674 г., переведен архимандритом в Троицкую Лавру, где начальствовал 20 лет; Апреля 24-го 1690 года, по просьбе уволенный на покой возвратился в Рождественский Владимирский монастырь, там скончался и погребен; записан в синодике без лет. – Викентий пользовался особым благорасположением царя Алексия Михаиловича; будучи архимандритом Троицким, был в числе предложенных к избранию в патриарха, но жребий его не вынулся; а был избран Адриан митрополит Казанский и Свияжский.

34) Аврамий. 1672–1673 г. Строитель, управлял монастырем в промежутках времени между игуменством Викентия и Герасима; записан в синодике.

35) Герасим II. (Гордеев) 1673–1679 г. Упоминается в 3-х выписях на монастырские владения. 1673, 1678 и 1679 гг.; в 1676 году Июня 16, участвовал в венчании на царство царя Феодора Алексеевича; вместе с архимандритом Макарьева Калязина монастыря подавали патриарху скипетр. Записан в синодике.

36) Иосиф I. 1679–1683 г. (Шохнев). В 1682 г. Июня 25-го присутствовал при венчании на царство царей Иоанна и Петра вместе с архимандритом Андрониевским Авраамием подносил бармы царя Иоанна; упоминается в выписи с Вологодских писцовых книг 1680 г.; имя его вырезано на серебр. дарохранительнице, сделанной при нем в 1683 г.; Декабря 5-го, в 1683 г. переведен во Владимирский Рождественский монастырь, в котором находился еще в 1690 году.

37) Паисий. 1683–1686 г. Упоминается в трех выписях на владение монастыря 1683, 1684 и 1685 гг.

38) Маркиан. 1687 г. Упоминается в Марте месяце 1687 г.; в синодике записан без лет.

39) Иосиф II. 1688–1691 г. Поступил в Феврале; имя вырезано на окладе одного напрестольного Евангелия печат. В Москве, в 1688 г. и при нем украшенного в Декабре 1690 г., упоминается в двух выписях 1688 и 1690 гг.; Февраля в 1-й день 1691 г. в неделю мытаря и фарисея, переведен в Ярославский Спасо-Преображенский монастырь 1-го класса, (в котором архимандриты служат с осенением по чину архиерейскому).

40) Трифиллий. 1691–1692 г. (Инихов). Игуменствовал менее года; в 1692 г., переведен в Спасо-Андрониевский монастырь, откуда в 1695 г. посвящен архимандритом в Ново-Спаский; в 1697 г., хиротонисан в митрополита Нижегородского; в 1699 г. Июля 23 переведен в Крутицкую епархию, где и скончался Июня 28-го 1701 г.

41) Григорий. 1692 г. Имя его находится в надписи на финифтяных клеймах сосудов его тщанием устроенных в 1692 г. Марта 9-го.

42) Феодосий. 1692–1695 г. Мая 4-го 1695 года переведен в Спасо-Андрониевский монастырь.

43) Дионисий III. 1695–1708 г. (Воробьев) упоминается в приписке на полях синодика; Мая 19, г., при нем дан вклад; в синодике записан без лет; в Ноябре месяце 1708 г. отставлен; в последствии времени он был настоятелем в Царево-Константиновском монастыре.

44) Мефодий II. 1709–1717 г. Упоминается не раз в выписях 1709 г. и последующих годов; по списку братии в Ландратских книгах в 1713 году ему было 50 л. от рода; в 1717 г. он был отставлен.

45) Феофан I. 1717–1720 г. Подписал Духовный Регламент. Думаем, что это тот самый архимандрит из Лужецкого монастыря, который, как значится в Ландратских книгах 1713 года, жил на Угреше на покое, ему было тогда 75 лет.

46) Аарон II. 1720–1721 г. Находился недолго, был переведен в Борисоглебский монастырь, (по одним указаниям) в Переславль-Залесский что на Горе, а в делах архива св. Синода значится, что предместник Варлаама Овсяникова переведен в Дмитров Московский.

48) Варлаам I. 1721–1723 г. (Овсянников) иеромонах, ассесор и обер-секретарь св. Синода, с 31 Марта по 1 Октября; с 1-го Октября игумен Угрешский; Февраля 5-го 1723 г. по неприязни к нему Феофана Прокоповича – (несправедливо) лишен монашества; Мая 11-го 1725 года сослан в Соловецкий монастырь, где и умер в 1732 году.

48) Аввакум. 1724–1731 г. Из протопопов; упоминается в выписи на Кременский посад Боровского уезда 1731 г. – в 1731 г. был членом Московской Дикастерии – в Декабре (т. г.) переведен архимандритом в Высокопетровский монастырь, внесен в синодик.

49) Игнатий. 1731–1732 г. Наместник, управлял монастырем после Аввакума до назначения Феодора; записан в синодике без лет.

50) Феодор. 1732–1735 г. (Левонов). Января 2-го 1732 г. переведен из Московского Сретенского монастыря; Марта 11-го 1735 г., определен в ризничие московского синодального дома на место иеромонаха Филагрия, (уволенного по прошению за старостью) записан в синодике без лет.

51) Варлаам II. 1735–1741 г. Находился игуменом в Николо-Перервинском монастыре с 1722, по 1735 г.; в 173в г. Июня 22 представлен в архимандриты Спасо-Андрониева монастыря, но не был переведен и оставался на Угреше до 1741 г. Упоминается в деле о осмотре архитектором Мичуриным ветхостей монастыря; на представление его, что здания требуют поправки, разрешение Кол. Экон. последовало чрез 4 года; он умер 1 Апреля 1741 г. В синодике записан без лет.

52) Иона IV. 1741–1744 г. (Лещинский). В 1730 году он был вызван из Киева в Славяно-греко-латинскую Академию в учители; в 1732 г. пострижен; в 1739 г. послан в Крутицкую епархию для обучения ставленников; по смерти Варлаама, Июня 13, 1741 г. определен в Угрешский монастырь. В 1743 г. Августа 20, по резолюции преосвященного Иосифа назначен экзаменатором дьячков и пономарей; Апреля 18-го 1744 г. переведен в Спасо-Андрониев монастырь; где Ноября 7-го скончался и там погребен.

53) Феофил. 1744 г. Находился игуменом несколько месяцев; с Апреля (или Мая) до Октября; в Октябре переведен игуменом же в Серпухов, во Владычный монастырь.

54) Феофан. 1744 г. (Чариуцкий). Родом из Малороссиан, уроженец города Чернух; в мире Феодор, с 1739–1742 г. учитель в Московской Славяно-греко-латинской Академии; пострижен в 1740 году; 1743 г. игумен серпуховской Владычный; игумен Угрешский в Октябре месяце; Декабря 27 того же 1745 г. келарь Троицкой Лавры; Сентября 25-го 1749 г. наместник; Марта 14-го 1753 г. хиротонисан в епископа Нижегородского; Июля 1-го 1773 г. по прошению уволен на покой в Киево-Печерскую Лавру; на проезд получил 1000 р. и до кончины получал в год по 500 р. пенсии; Марта 8-го 1780 г. скончался в Киево-Печерской Лавре, где и погребен.

55) Иов. 1745–1748 г. Января 1-го 1745 г. переведен из московского Андреевского монастыря; в 1745 г., член московской Духовной Консистории; в Апреле 1748 г. удален от должности; в 1749 г. Марта 3-го отрешен и лишен монашества по суду.

56) Иоанн. 1749–1752 г. Переведен из Путивльского Молчанского монастыря; с 1750 г. член Консистории до Июня 1751 г.; отрешен от должности.

57) Иларион. 1753–1757 г. (Завалевичь) в 1743 году вызван из Киева в Феврале месяце; определен учителем пиитики в Славяно-греко-латинской Академии, в 1747 г. избран в проповедники; в 1748 г. переведен строителем в Перервинский монастырь; в 1749 г. назначен отправиться в Миссию, в Китай к архимандриту Гервасию, (неизвестно ездил ли он и возвратился, или оставлен), но в числе Перервинских настоятелей значится до 1753 года; в 1753 г. Августа 20 переведен игуменом в Угрешский монастырь; в 1757 г. игуменом же переведен в Ростовский Зачатиевский Яковлевский монастырь; в 1761 г. посвящен в архимандрита ростовского Борисоглебского монастыря; после, снова, возвратился в Перервинский монастырь, где и скончался в 1764 г. и там погребен.

58) Варлаам. 1757–1759 г. (Гловацкий) иеромонах в Московской Духовной Академии; учитель философии с 1749 по 1752 г., с 1753–1756 г. строитель Перервинский; в Феврале 1757 г. переведен в Угрешский монастырь; Января 28 , 1759 г. уволен по прошению. В 1766 г. мы его находим уже архимандритом Спасо-Андрониева монастыря; архимандритом Коломенского Старо-Голутвина монастыря, а по упразднении оного и перенесении в архиерейский дом он был– архимандритом Ново-Голутвина Троицкого монастыря где и скончался в 1802 году.

59) Ефрем II. 1759 г. Был родом Серб, игуменствовал несколько месяцев – с Февраля до Августа; вызванный в С.-Петербург, он был отправлен в Кенигсберг; в последствии был архимандритом в Спасо-Евфимиеве монастыре, где настоятельство игуменское.

60) Ириней. 1759–1762 г. (Братанович) воспитанник Киевской Духовной Академии и учитель; вызван в московскую – в Январе 1755 г.; проповедник; 1757 г. наставник философии; 1758 г. префект; в 1759 г. по слабости здоровья по прошению уволен и посвящен в игумена Угрешского; Августа 15-го 1762 г. архимандрит Брянского Петропавловского монастыря; Июля 31-го 1770 г. архимандрит ростовского Яковлевского монастыря; Апреля 16-го 1775 г. хиротонисан во епископа Вологодского; скончался Апреля 23-го 1796 г. На гробнице его надпись: «Слова его божественны гремели.»

61) Гедеон. 1763–1768 г. Родом из малороссиян; при нем в монастыре было много монахов малороссов; Декабря 4-го 1768 г. по указу преосвященного Амвросия отрешен от должности.

62) Антоний I. 1768–1770 г.

63) Сильвестр. 1772 г. (Буявинский) поступил из Лихвина Доброго монастыря (Крут. епархии) определен 14-го Января 1772 г. присутствовал в Московской Духовной Консистории и был проповедником в большом Успенском соборе. Ноября 1-го 1772 года посвящен в архимандрита Пафнутиева Боровского монастыря, где им открыта в 1776 г. семинария для священнослужительских детей; Октября 11-го 1799 г. по прошению за старостью и слабостью зрения уволен на покой в Московский Знаменский монастырь, где и скончался.

64) Соломон. 1772–1774 г. (Доброгорский) откуда поступил, неизвестно; с 1772–1774 г. был членом Московской Духовной Консистории, ему предписано отправиться к преосвященному Геннадию епископу Суздальскому, когда на его место прибудет игумен Шартомского монастыря Арсений. Переведен в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь.

65) Арсений. 1774–1775 г. Был иеромонахом, проповедником Московской Славяно-греко-латинской Академии; в 1774 г. игумен Угрешского монастыря, в который поступил в Августе месяце из игуменов Николаевского Шартомского монастыря; Декабря 12-го 1775 г., переведен в Велико-Устюжский Архангельский монастырь, 6 Марта 1776 г., посвящен в архимандрита; в 1786 г. переведен в можайский Лужецкий монастырь.

66) Симон. 1776–1777 г. Поступил в Феврале 1776 г.; Августа 14-го 1777 г. скончался в Угрешском монастыре.

67) Варнава. 1777–1791 г. Архимандрит наместник Чудова монастыря; живя в Москве он имел своего наместника в монастыре иеромонаха Иакова; в Июле месяце за старостью и болезнью уволен от должности.

68) Иероним. 1791 г. (Ершов). Учитель Перервинской Семинарии, Февраля 17-го 1784 г. пострижен в монашество; в 1786 г., переведен в Московскую Духовную Академию; настоятель Перервинского монастыря; Марта 16-го 1788 г. Префект Московской Духовной Академии; в 1790 г. по болезни уволен; с Июля 1791 г. по 24 Октября игумен Угрешский; переведен в игумены в большой Успенский собор; скончался в 1792 г.

69) Ионафан. 1791–1803 г. Декабря 25-го 1791 г. посвящен в игумена Угрешского из наместников Саввы-Сторожевского монастыря.

70) Амвросий I. 1803 (до 1804 г.). Иеромонах – правитель. Видно из собственноручных резолюций митрополита Платона, (который благоволил к Амвросию), что предписано было Богоявленскому архимандриту Ираклию осматривать монастырь каждые три месяца и владыке обо всем доносить.

71) Никандр. 1804–1807 г. Учитель Троицкой Семинарии; с 1800 г. проповедник при Московской Духовной Академии; с 1804 г. игумен Угрешский только числившийся, ибо, как видно из отчетов, монастырем управлял Амвросий, и управлял до 1815 г., а игумены числились, но не управляли.

72) Лаврентий III. 1808 г. (Бокшевский) в мире Лука Николаевич. Пострижен в 1800 г.; Января 6-го 1806 г. посвящен в игумена Перервинского монастыря; 1808 г. Января 25-го игумен Угрешский; Октября 24-го архимандрит Златоустовский; в 1813 г. архимандрит Богоявленский; в 1819 г. Января 19-го, хиротонисан в С.-Петербурге во епископа Дмитровского викария Московского; Августа 26-го 1820 г. епископ Черниговский; Августа 22-го 1826 г. архиепископ; Апреля 12-го 1831 г. по прошению, по болезни уволен на покой в Переяславский Данилов монастырь, где вел самую строгую подвижническую жизнь и скончался в ночь с 16 на 17 Декабря 1837 года.

73) Антоний II. 1809 г. (Левшин) учитель философии Троицкой семинарии; с Января 1808 г. проповедник при Моск. Дух. Академии; с Августа (т. г.) ректор Троицкой семинарии и игумен Угрешский.

74) Евгений. 1810 г. (Казанцев) Июня 5-го 1810 г. в день пятидесятницы посвящен в Лавре митрополитом Платоном во игумена Угрешского; Августа 6-го (т. е.) не побывавши ни раза в Угрешском монастыре посвящен в Дмитровский Борисоглебский монастырь архимандритом; в 1811 г. Августа 19-го переименован Лужецким; в 1814 г. архимандрит Заиконоспасский и ректор Московской Семинарии; в 1817 г. Июля 30 архимандрит Донского монастыря; в 1818 г. Июля 14-го хиротонисан во епископа Курского; был Архиепископом Воронежским, Ярославским и лишившись зрения пребывал на покое в Московском Донском монастыре, где и скончался в Июле 1871 г. и там погребен.

75) Иннокентий. 1810 г. (Смирнов) с 10 Августа по 14 Октября числился; Октября 14, игумен Знаменского московского монастыря; в 1813 г. архимандрит Сергиевской пустыни (близ Петербурга); в 1816 г. архимандрит Юрьева (Новогородского) монастыря; в 1819 г. Марта 2, хиротонисан во епископа Оренбургского; ук. 22 Марта назначен епископом Пензенским и Саратовским; Октября 10-го скончался.

76) Павел. 1811–1814 г. из учителей риторики Перервинской семинарии; числился Угрешским игуменом до 3 Июля; в 1814 г. переведен ректором в Иркутскую семинарию.

77) Феофилакт. 1814–1819 г. Купеческого звания, пострижен в Пешношском монастыре в 1801 г.; в 1806 г. Строитель Сретенского монастыря; в 1814 г. Января 16, наместник Чудовский; Февраля 12-го (т. г.) посвящен во игумена Угрешского монастыря с оставлением за ним и должности наместника; в Июне 1819 г. архимандрит Дмитровского Борисоглебского монастыря; в 1822 г. Февраля 22 архимандрит Златоустова мон., перемещен в Московский Данилов мон.; в 1831 г. Апреля 29, по прошению уволен на покой; удалился в Пешношский мон. и там скончался на 61 г. от рождения в 1842 году.

78) Амвросий. 1819–1821 г. (вторично) родом из малороссиян; пострижен в 1799 г. в Московском Новоспаском монастыре (иеромонах правитель Угрешский до 1814 г., как видно из приходорасходных книг), Игумены только числились, а он заведовал монастырем и пользовался особым доверием митрополита Платона; в 1815 г. Июня 2-го, ризничий Троицкой Лавры; в 1819 г. посвящен в игумена Угрешского, в Сентябре 1821 г. посвящен в архимандрита и переведен в серпуховской Высотский монастырь; управление Угрешским монастырем принял казначей Варфоломей.

79) Платон. 1821–1822 г. Ректор Троицкой семинарии, числился игуменом Угрешским.

80) Израиль. 1822–1825 г. Из Сретенского Московского монастыря посвящен в игумены Марта 15-го 1822 г. игуменствовал по Июль 1825 г.; отрешен от должности; в 1837 г. лишен по суду монашества, послан на жительство в Тобольск; умер в 60-х годах.

81) Аарон III. 1825–1833 г. из духовного звания; в 1794 г. поступил в Иосифов монастырь; в 1800 г. в Московский Богоявленский; в нем в 1805 г. посвящен во иеродиакона в Апреле, а в Мае во иеромонаха, и определен в казначеи и ризничии до 1818 г.; в Январе того же 1818 г. настоятель Перервинского монастыря; в 1822 г. посвящен в Угрешского игумена и переведен наместником в Московский Чудов монастырь и числился Угрешским игуменом до 15 Июля 1825 г., а 5 Октября 1826 г. вступил в управление; в 1833 г. отрешен от должности; жил на покое в Московском Данилове монастыре; в Берлюковой пустыне; в Екатерининской пустыне; умер в Москве в 1840 году, погребен в Покровском монастыре.

82) Игнатий. 1833 г. (Брянчанинов) из дворян. Полагал начало в Александро-Свирском монастыре под руководством старца Леонида, при настоятеле архимандрите Варсонофие; со старцем своим перешел в Площанскую пустынь Орловской губернии; оттуда переместились оба в скит Оптиной пустыни; определен в монастырь Дионисия Глушницкого. Июня 28-го 1830 года пострижен в Вологодском кафедральном соборе преосвященным Стефаном; восприемником его от Евангелия был ректор Вологодской семинарии архимандрит Евтихиан; в Июле того же года посвящен в иеродиакона и во иеромонаха. В начале 1831 г. назначен строителем Лопотова монастыря; в Июле 1833 г. посвящен в игумена; в Ноябре назначен настоятелем Угрешского монастыря и пока сдавал Лопотов монастырь, по Высочайшей воле вызван в С.-Петербург и Всемилостивейше определен в Сергиевскую пустынь архимандритом, где находился до 1857 г.; хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского; в 1861 г. удалился на покой в Николо-Бабаевский монастырь, Костромской епархии, где и скончался 30 Апреля 1867 г. и там погребен.

83) Иларий. 1834–1852 г. Полагал начало в Соловецком монастыре при архимандрите Макарие; в 1823 г. им пострижен; в 1827 г. Марта 5-го посвящен в иеродиакона; в 1829 г. Ноября 20-го рукоположен во иеромонаха; в 1830 г. поступил в Александро-Свирский монастырь; в 1832 г. переведен в Козельскую Оптину пустынь; в 1834 г. определен в Вологодский Спасокаменский монастырь; Марта 8 того же года назначен управляющим Угрешского монастыря; Сентября 4-го того же года посвящен митрополитом Московским Филаретом во игумена; Ноября 16, 1852 г. по прошению уволен на покой в Николо-Пешношский монастырь; удалился в Гефсиманский скит, принял схиму с именем Илии и скончался там в 1863 году Июля 9-го дня на 67 году от рождения и погребен в Тарбеевской пустынке, что близ скита.

84) Пимен II. 1853 г. Родился 10 Августа в 1810 году в Вологде; купеческого звания; полагал начало в Белоезерском монастыре; в 1834 г. Марта 13-го прибыл на Угрешу послушником (Петр Дмитриев) с оптинским иеромонахом Иларием, что был игуменом; в 1838 г. пострижен в монашество; в 1839 г. Февраля 23 посвящен в иеродиакона; казначей в Марте; в 1844 г. Февраля 26 утвержден казначеем Угрешского монастыря; в 1852 г. Ноября 17 назначен управителем монастыря; в 1853 г. Октября 16-го в день открытия Общежития в Угрешском монастыре Митрополитом Московским Филаретом посвящен в игумена; в 1858 г. Августа 24-го в Москве на Троицком подворье посвящен митрополитом Московским в архимандрита; 1869 г. Июня 18 назначен благочинным всех общежительных монастырей Московской епархии; управляет монастырем и по сие время.

В заключение сего списка скажем, что из числа Угрешских настоятелей четыре прямо из игуменов хиротонисаны во епископов, именно:

Авраамий, в 1491 г. Епископ Коломенский.

Силуан, в 1493 г. Епископ Крутицкий.

Тихон I, в 1520 г. Епископ Коломенский.

Тихон II, в 1575 г. Архиепископ Казанский.

Семь из бывших Угрешских настоятелей были в последствии времени иерархами в разных епархиях именно:

Трифиллий, в 1697 г. митрополит Нижегородский.

Феофан, в 1753 г. епископ Нижегородский.

Ириней, в 1775 г. епископ Вологодский; в 1826 г. архиепископ Черниговский.

Евгений, (Казанцев), в 1818 г. епископ Курский; в 1822 г. архиепископ.

Иннокентий, (Смирнов), в 1819 г. епископ Пензенский и Саратовский.

Игнатий, (Брянчанинов), в 1857 г. епископ Кавказский и Черноморский.

Пятнадцать из игуменов были Архимандритами, из числа коих в сане архимандритском были настоятелями Угрешского монастыря четыре.

Из числа братии и пострижеников Угрешского монастыря – было четыре (известных нам) настоятеля в нашем столетии, из коих трое в живых именно:

Феофил, урожд. Московский; пострижен в Угрешском монастыре в 1810 г.; в 1812 г. казначей Иосифова Волоколамского мон.; в 1824 г. Ризничий Троицкой Лавры; в 1831 г. Архимандрит Знаменский (в Москве); в Декабре (т. г.) переведен в Отроч, Тверской мон.; скончался в Троицкой лавре на покое.

Галактион. Постриженик Угрешский, пострижен в 1844 г.; в 1845 г. иеродиакон и иеромонах; поступил в 1848 г. в Саввин Сторожевский монастырь, где ныне наместник в звании игумена.

Сергий (Свешников) Моск. урож. из купеч. звания, с 1853 г. Казначей Угрешский; в 1867 г. Строитель Коломенского Старо-Голутвина монастыря; в 1870 г. игумен; в 1870 г. игумен Коломенского Троицкого-Ново-Голутвина монастыря.

Нил, урож. Рязанской губернии. С 1868 г. Казначей Угрешский; в 1870 г. Строитель Берлюковой пустыни.

Глава шестая. Владения, доходы, пожертвования

I. Прежние владения

Из самой древней, дошедшей до нас жалованной грамоты 1545 года, мы знаем, что у монастыря были владения: А) в Московском уезде: 1. Сельце Копотня с дер. 2. Сельце Мисайлово с дер. 3. Сельце Сьяново с дер. 4. Сельце Жирошкино. 5. Сельце Лешеново с дер. 6. Деревня Филимоново. 7. Деревня Денисово. Б) В Коломенском уезде: 10. Сельце Хонятино с дер. 11. Сельце Ганусово с дер. 12. Сельце Никитское с деревн.; В) В Переяславском уезде: 13. Сельце Горы с дер. и Г) В Костромском уезде в Нерехте – сельце Выголово с деревнями. Из числа означенных селений – Капотня и Жирошкино, издревле составлявшие собственность Московских Великих князей, с 1328 г. по 1425 г. пять раз упоминаются в духовных грамотах великих князей. По всей вероятности эти вотчины пожертвованы в монастырь, вел. кн. Василием Васильевичем, ибо в его духовной грамоте их уже не видим; он умер в 1462 году, след. приблизительное время их перехода в собственность монастыря между 1425 и 1462 годом. Костромские вотчины монастыря, сельце Выголово с деревнями (Крутою Горою и Пахомовым) пожертвованы (думаем мы) женою велик. кн. Василия, Мариею Ярославовною, владевшею Костромскойю округою, Галичем и Нерехтою; она в особенности благоволила к духовенству и щедро оделяла монастыри своими даяниями, как видно из данных ею грамот до нас дошедших. Костромские владения Угрешского монастыря были по близости от посада – Больших Солей, в которых живали Угрешские посельщики, управители вотчин, и полагают, что ими основан Николо-Бабаевский монастырь около 1500 года, как значится в описи Вельяминова. В Больших Солях Угрешский монастырь имел свой двор.

Еще с давнего времени принадлежала Угрешскому монастырю Дюдикова пустынь, в предместии города Вологды в городском стану. В 1651 году, когда в силу 8-й статьи 19 главы уложения стали отбирать у владельцев (не исключая и монастырей) земли и соприкасавшиеся городским землям селения, и положено было отписать Дюдикову пустынь на Государя и приписать к посаду; – Игумен Угрешский показал, что означенная пустынь искони, с самого основания монастыря, была его собственностью; что по сошной крепости 1544 года она числилась за монастырем, утверждена за ним грамотою Царя Феодора Иоанновича, каковую подтвердил ц. Михаил Феодорович в 1614 и 1622 гг. Пустынь была однако отписана к городу а вместо оной дан монастырю в Боровском уезде – Кременской посад.

Сьяново и Хонятино куплены монастырем в 1542 г. у владельцев Марковых и у матери их княгини Антониды, жены кн. Ивана Засекина-Бататева – за тысячу пять сот рублей, и игумен в пополнку дал коня.

Из грамот 1567 и 1613 года видно, что монастырь имел свои рыбные ловли в Нижнем Новгороде в Лысковских водах на Волге и в смежных водах и озерках. В 1646 году дворцовые села Лысково и Мурашкино царь Алексей Михайлович пожаловал свояку своему – боярину Борису Ивановичу Морозову, женатому на сестре царицы, на Анне Ильинишне Милославской, но право ловли осталось за монастырем; до какого времени впрочем неизвестно, ибо при отобрании в 1764 году вотчин от монастырей, в списке Угрешских владений о ловлях нет речи.

В 1678 году упоминается в царской грамоте о приписной Решской пустыни или Преображенском (Николаевском Ефремове) монастыре, находившемся в Тотемском округе, и до Тотемских соляных варницах, упоминаемых уже в грамоте царя Ивана Васильевича в 1555 году; в Тотьме было Угрешское подворье и соляные усады.

В 1744 году по народной переписи за монастырем числилось 3721 душа, а селений 40.

Подворья монастырь имел с давних времен, так в 1479 году по случаю пожара в Кремле упоминается о Угрешском дворе в Кремле внизу, под горою. В 1721 году в жалобе игумена Варлама Овсяникова на келаря Георгия, говорится о монастырском подворье купленном за 1100 рублей, и проданном за 230 рублей, где оно было неизвестно.

II. Владения нынешние

Под монастырскими постройками и около монастыря земли 30 десятин.

2) В Бронницком уезде (Московской губернии), в Фаустовской волости на реке Нерской, близ деревни Ваниловой – мукомольная мельница о 4 -х поставах. Она принадлежала прежде Спаскому Коломенскому монастырю, упраздненному в Коломне и переведенному в 1800 г. в Уфу.

3) Подворье в Москве на углу Моросейки и Лубянской площади; уже состоявшее за монастырем в 1737 году. О времени укрепления его не известно. Рядом с оным дом Лаврентьевых приобретен монастырем куплею в 1870 году.

4) Каменный двухэтажный дом с лавками в Таганке, пожертвованный благотворителем обители Александровым и стоивший 110 тысяч руб. сер. укреплен за монастырем в 1859 г.

5) Дом деревянный на каменном жилье у вала, что близ Покровской заставы, пожертвован московским Почетным Гражданином Соколовым и укреплен за монастырем в 1863 году.

6) Лесная дача в 136 десятин Багаевская, находящаяся в Рузском уезде, в 20 верстах от Смоленско-железной дороги, Всемилостивейшее пожалованная в 1863 году.

7) Лесная дача в 238 десятин, в 1870 году Всемилостивейше пожалованная монастырю для находящегося при нем народного училища, состоит в Александровском уезде расстоянием от Троицкой Лавры и от Хотькова монастыря в 12 верстах.

III. Доходы

В отчете составленном в 1763 году и представленном в Коллегию Экономии перед учреждением штатов в 1764 г. показано, что с определенных и заопределенных имений монастыря кроме сельских произведений денежного дохода получалось 3750 руб., а за взносом в разные канцелярии оставалось на монастырский обиход – 2667 рублей;

в 1833 году окладного и не окладн. дохода 14,308 р. асс.

в 1843 году окладного и не окладн. дохода 6,608 р. асс.

в 1853 году окладного и не окладн. дохода 7,766 р. асс.

в 1858 году окладного и не окладн. дохода 10,689 р. асс.

в 1863 году окладного и не окладн. дохода 22,528 р. асс.

в 1868 году окладного и не окладн. дохода 27,594 р. асс.

Этот доход получается частью со вкладных капиталов, частью с подворий, домов, кружечных и кошельковых сборов, от просфорной и свечной продажи и подаяний доброхотных дателей, за исключением ассигнованной суммы, выдаваемой из казны на содержание монастыря – 460 руб. сер.

IV. Пожертвования

До 1840-х годов значительных денежных вкладов мы не видим; самый давний денежный вклад упоминаемый в синодике – архиепископа Коломенского в схимонасех – Иосифа, в 500 руб. относится к 1681 или 1682 году.

Благотворителем Александровым и другими на обновления храмов и на строения выдано в разное время с 1850 года до 1859, около 300 тыс. руб. сер.; Куманиным пожертвовано; на устроение Скита и на содержание его и братий оного 50,000 р.

На устроение и содержание богадельни 60,000 р.

От разных вкладчиков разных пожертвований 20,000 р.

С 1842 года и до 1872 года пожертвовано более 120 различных облачений на сумму 15,000 р.

Серебряных риз на иконы и разной утвари церковной серебряной на 28,000 р.

Медной церковной утвари на 1,000 р.

Книг Богослужебных и духовных 1,000 р.

Итого в течении тридцати лет пожертвовано в обитель:

1) Два дома в Москве стоящие более 130,000 р.

2) На постройки от Александрова и других 300,000 р.

3) От Куманина на Скит и богадельню 110,000 р.

4) Денежных единовременных пожертвований от разных лиц на разные предметы 20,000 р.

5) Икон в ризах, окладов на иконы, хоругвей, серебряной утвари и проч. 23,000 р.

6) Более ста двадцати церковных облачений, одежд напрестольных, воздухов пелен привесных и проч. 15,000 р.

7) Книг церковных и духовных 1,000 р.

8) Медной и серебряной утвари 1,000 р.

Всего 600,000 р.

И две Всемилостивейше пожалованные лесные дачи в 136 и 243 десятин.

Глава седьмая. Синодик

В заключение обозрения истории Угрешского монастыря и описания его достопамятностей прилагаем алфавитный указатель древнего синодика обители, или помянника, который со временем предполагается издать вполне с подробными примечаниями и объяснениями. Для большего удобства отдельно помещаем княжеские роды, дворянские и имена некоторых из братий Угрешских.

I. Роды княжеские

Род князя Ивана Дмитриевича Бельского.

Род князей Волконских.

Род болярина князя Феодора Феодоровича Волконского.

Род князя Иоанна Алексеевича Воротынского.

Род князя Никифора Кондратовича Вяземского, учителя царевича Алексея Петровича.

Род Глинских.

Род болярина князя Бориса Алексеевича Голицына, воспитателя Петра I-го.

Род болярина князя Иоанна Андреевича Голицына.

Род князей Горбатых.

Род князя Феодора Андреевича Елецкого.

Род царевича Михаила Кайбалина.

Род князя Савелия Ивановича Козловского.

Род болярина князя Бориса Михаиловича Лыкова.

Род князя Михаила Ивановича Мещерского.

Род князя Феодора Ивановича Мстиславского.

Род князя Димитрия Михайловича Пожарского.

Род болярина князя Василия Петровича Прозоровского.

Род царевича князя Петра Сибирского.

Род князей Сицких.

Род князей Телятевских.

Род болярина князя Алексея Никитича Трубецкого.

Род княгини Анны Васильевны и князя Димитрия Тимофеевича Трубецкого.

Род князей Хованских.

Род князя Черкасского.

Род князя Юрия Ивановича Шаховского.

Род княгини Анны Петровны Шуйской.

Род Благоверного Государя Царя и вел. кн. Василия Ивановича Шуйского.

Род князей Щенятевых.

II. Роды дворянские

Род Аргамаковых.

Род Баима Феодоровича Болтина.

Род Вдовы Параскевы Димитриевны Бороздиной.

Род Петра и Илии Никитичей Бунаковых.

Род Никиты Ивановича Бутурлина.

Род Бухариных.

Род Бухариновых.

Род Васильчиковых.

Род Волынского Симеона Ивановича.

Род Дубенских.

Род Едды Михаила Ивановича.

Род Ермолиных.

Род Еропкина.

Род Заболотских.

Род Захарьичь (Романовых).

Род Зубовых.

Род Измайлова Семена Артемьевича.

Род Колотовских.

Род Колычевой боярыни Мавры Димитриевны, жены Симеона Иоанновича.

Род Леонтьева Андрея Ивановича.

Род Матюшкина Ивана Павловича.

Род Матюшкина Максима Григорьевича.

Род Мишуриновых.

Род Михалкова Константина.

Род Монастырева Ивана Леонтьевича.

Род Мордвинова Мокия Ивановича.

Род Морозовых.

Род Мосолова Ивана.

Род Нарбекова Феодора Саввича с братиями.

Род Наумовых.

Род Нащекиных.

Род Нащекина Феодосия.

Род Плещеева стольника Михаила Львовича.

Род Салтыкова боярина Бориса Михайловича.

Род Самарина Михаила Григорьевича.

Род Сартаковых.

Род Свиязева Авраамия Ивановича.

Род Свиязева Ивана Захариевича.

Род Сверчковой вдовы.

Род Собакиных.

Род Стрешнева Семена Лукьяновича.

Род Стрешнева Феодора Стефановича.

Род Стрешневой Марии Алексеевны жены Семена Лукьяновича.

Род Сукина Феодора.

Род Толочанова Ивана Михайловича жены Александры Юрьевны.

Род Толочанова Феодора Михайловича с братиею.

Род Тургеневых.

Род Хитрово болярина Иоанна Богдановича.

Род Хрущевых.

Род Шереметевых.

Род Шестовых.

Род Яковлева Семена Дементьевича.

Род Юшкова стольника Иосифа Михайловича.

III. Роды старцев

Род Болобанова, старца Корнилия.

Род Бибикова, старца Давида.

Род Богданова, старца Дионисия келаря.

Род Буланова, монаха Епифания.

Род Воробьева, игумена Дионисия.

Род Гордеева, игумена Герасима.

Род Есипова, старца Авраамия.

Род Ермолина, старца Иоакима.

Род Оборина, старца Дионисия.

Род Ощерина, старца Афанасия.

Род Хворостинина (князя) игумена Тихона.

Род Царегородцева, старца Иова.

Источники и сокращения в примечаниях

Источники печатные


1. Выходы Государей Царей и Велик. Князей Мих. Феод., Алекс. Мих. и Феод. Алекс., изд. П. Строева. 1844. М. 4°. Вых. Гос.
2. Дворцовые, разряды изд. II. Отд. С. Е. В. Канцелярии 4 т. и доп. 1850–1856. С.-Пб. 8°. Дв. Раз.
3. Древняя Российская Вивлиофика 20 т. и прибавл. 11 т. (изд. 2-е). 1788–1791, 1786–1801. С.-Пб. 8°. Др. Винл.
4. Житие протопопа Аввакума им самим писанное: 1862. С.-Пб. 12°. Ж. Авв.
5. История Государства Российского. Карамзина. 3 кн. (12 частей и ключ П. Строева), изд. Эйнерлинга. 1842 года. М. 8°. Ист. Кар.
6. История Царствования Петра Великого. II. Устрялова. 6 ч. 1858–1865. С.-Пб. 8°. Ист. Устр.
7. История Московского Епархиального Управления. (1721–1821 г.). Н. Розонова, 1869–1871. 3 ч. 5 томов. М. 8°. Ист. М. Еп. Упр.
8. Историческое Описание Свято-Троицкия Сергиевой Лавры. 1857. М. 8°. Оп. Тр. Лав.
9. Историческое Описание Моск. Златоустовского монастыря. Арх Григория. 1871. М. 8°. Оп. Злат. Мон.
10. Историческое Описание Моск. Знаменского монастыря. Ар. Сергия. 1866. 4°. Оп. Знам. Мон.
11. Ист. Российской иерархии. Амвросия. 1815. 6 ч. в 7 кн. 8°. Ист. Р. Иер.
12. Книга Большому Чертежу. 1838. С.-Пб. 8°. Кн. Б. Черт.
13. Летопись о многих мятежах. Изд. 2-е, 1788. М. 8°. Лет. о мят.
14. Москва. Подробное Историческое и Археологическое описание города. Изд. Мартынова и Снегирева. Ч. I. 1865 г. Моск. 4°. Моск.
15. Новый летописец в царст. Мих. Феод. 1853 г. М. 8°. Нов. лет.
16. Никонову списку (Летопись Русская по) 1767–1792. 8 ч. С.-Пб. 4°. Ник. лет.
17. Описание Русских и Словенских рукописей, Румянцевского Музея, сост. Востоков. 1842. С.-Пб. 4°. Рум. Муз.
18. Полное Собрание Русск. летоп. 16 ч. 1842–1870. С.-Пб. 4°. П. С. Р. Л.
19. Повседневных дворцовых времен Госуд. и Цар. и Вел. Кн. Ц. Мих. Феод. и Ал. Мих. Записок. 2 ч. 1769 г. С.-Пб. 4°. Зап. Дв.
20. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария. Изд. на Пут. Мак. Англ. язык. – Travels of Macarius. 2 vol. 1833–38. Lond. 4°. Trav. of Mac.
21. Рукописи Славянские и Российские И. Н. Царского, сост. П. Строев (ныне собств. Гр. Уварова). 1842. М. 4°. Р. Царск.
22. Словарь Духовных Писателей. Обзор Русской Духовной Литературы, соч. Фил. Арх. Харьковского. 2 ч., 1859–1863 г. Харьк. и Черниг. 8°. Сл. Д. Пис.
23. Собрание Государственных Грамот и Договоров. 4 ч. 1813–1824 г. С.-Пб. в лист. С. Гр. и Дог.
24. Уложение Царя Алекс. Мих. в книге. Уставы В. Кн. Влад. Правда Яросл. Судебн. Ц. I. Вас. и Улож. 1808. М. 4°. Улож.
25. Царственная Книга, т. е. Летописец Царствования Царя Иоанна Васильевича, 1534 7042 1553 7061 1769. С.-Пб. 4°. Царст. кн.

Источники рукописные


1. Выписи на мон. владения. Вып.
2. Грамоты Царские. Гр. Цар.
3. Дела из Архива Св. Синода. Д. Ар. Св. Син.
4. Дела Моск. Духовн. Консистории. Д. М. Д. К.
5. Ландратские книги. Л. Кн.
6. Описи Монастырских владений. Оп. вл.
7. Описи Ризницы 1763 № 1 1784 № 2 1832 № 3 1846 № 4 годов. Оп. Р. №.
8. Список всех Российских Архиереев, настоятелей и настоятельниц бывших и существующих монастырей в России, принадлежащий известному нашему Археографу Павлу Михайловичу Строеву. Этот список еще не издан; единственный во всей России, самый полнейший. Из него почерпнули мы сведения о настоятелях нашей обители, благодаря обязательности его составителя П. М. Строева. Спис. Строева.
9. Синодик монастырский. № 1. XVII столетия. Син. Мон. № 1
10. Различные монастырские бумаги и записки О. Арх. Пимена Мон. бум.

Приложения

Беседа синодального члена высокопреосвященнейшего Филарета митрополита Московского, произнесенная к братству Николаевского Угрешского общежительного монастыря

1853 года, Октября 16.

Рече ему Иисус: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим; и имети имаши сокровище на небеси; и гряди в след Мене (Мф.19:21)

В сих словах мы имеем учение о нестяжании, преподанное Самим Иисусом Христом.

Случай к сему подал некто, которого Евангелист Матфей называет юношею, а Евангелист Лука князем, следственно человек не без достоинства и не без образования, как и слова его показывают. Он вопросил Христа Спасителя: что благо сотворю, да имам живот вечный? Господь ответствовал, что для сего должен он соблюсти данные Богом заповеди десятословия, и особенно глубокую и многознаменательную заповедь: возлюби ближнего, как самого себя. На сие юноша отозвался, что все сие исполнил с малолетства. Отзыв конечно не обдуманный: потому что истинные ревнители исполнения заповедей всегда чувствуют и признают свои несовершенства и недостатки в исполнении оных, а хвалящиеся исполнением заповедей обнаруживают чрез сие то: что они не довольно познали себя и силу заповедей. Но кроткий Божественный Учитель не благоволил противопоставить слову самохваления слово обличения: а указал путь совершенства, и предоставил хвалящемуся самому обличить свое несовершенство делом. Рече ему Иисус: аще хощеши совершен бытии, иди, продаждь имение твое и даждь нищим; и имети имаши сокровище на небеси; и гряди в след Мене. Что же юноша? Можно ли, кажется, не пожелать сделаться совершенным? Можно ли не пожелать следовать за Христом, и особенно когда Он Сам приглашает к сему? – Но нет. Юноша не вступает в путь совершенства; не хочет идти за Христом: жаль ему, что не имеет духа решиться на сие; однако не решается; отступает вспять: отъиде скорбя. От чего это так? От того, что он не расположен жить в совершенном нестяжании; не хочет расстаться с богатством; отъиде скорбя; бе бо имея стяжания много. И вот делом обличил себя в том, что напрасно на словах представил себя исполнителем заповеди, повелевающей любить ближнего, как самого себя. Если бы он любил ближнего, как самого себя: то ему не трудно и даже приятно было бы раздаянием своего имения утешать и успокоивать любезных ближних, нуждающихся и нищих.

Заключенное в изложенном теперь повествовании Евангельском учение о нестяжении очевидно есть истинное и спасительное: потому что есть учение Божественное, преподанное Иисусом Христом, Который Сам есть истина и источник спасения. Не смотря на то, упоминаемый в Евангелии юноша, который и сам признавал Иисуса Христа Учителем благим, в применении учения его к жизни встретил затруднение, которого не умел преодолеть. Не найдутся ли подобные сему юноше и ныне, и между нами?

Не скажут ли некоторые, что учение о совершенном нестяжании Спасителя во время Его земной жизни, когда оскудение пособий естественных легко исполняемо было Его чудодейственною силою: что напротив того учение сие в общем виде не применимо к благоустройству общественной и частной жизни, потому что если бы все богатые роздали свое имение нищим, то и те, которые честным трудом в пользу богатых снискивают себе пропитание, сделались бы нищими и весь мир сделался бы беспомощным?

Сии недоумения о возможности нестяжательной жизни кажутся на рассуждении: но сокровенное их основание есть маловерие и мудрование плотское, затмевающее духовный свет.

Вы боитесь, что нестяжательный не возможет жить, если не будет с ним видимо Христос, питающий пятью хлебами пять тысяч человек. Напрасно. После времени видимого на земли пребывания Христова мы знаем многих нестяжательных; и не знаем ни одного из них, который бы в следствие нестяжания умер от голода или наготы. Провидение Божие было для них, большею частью, невидимым, но непрерывным чудом к их сохранению и снабдению; а иногда, когда они естественным путем не могли доставать себе пропитания в пустыне, Ангел видимо представлял им пищу, подобно, как древле Илии пред путем в Хорив.

Вы боитесь, что чрез распространение нестяжания обнищает весь мир. Напрасно. Если бы дух нестяжательности объял всех людей и богатых и бедных: то нищих просящих осталось бы очень мало; их не достало бы для того, чтобы истощить богатых: и богатые, оставаясь любителями нестяжания по своей готовности все отдать нищим, остались бы еще богатыми, по недостатку нищих, приемлющих расточаемое богатство; мир нестяжательный был бы богатее мира любостяжательного. Впрочем, кто и не верит сему: то еще может себя успокоить. Нынешний мир не подает причин к опасению, что в нем окажется недостаток в любостяжательных и богатящихся. Если ему что может угрожать, то это не алчущая правды нестяжательность, а ненасытное любостяжание, всепожирающая роскошь и праздное, изобретательное на зло тунеядство.

Можно ожидать, что скажут еще некоторые: поелику Спаситель призывает к совершенному нестяжанию тех, которые хотят быть совершенны, а мы находим себя недостойными иметь притязание на совершенство, то совет Христов о нестяжании не относится к нашему исполнению. Это можем, и могут сказать все до одного. И в следствие сего слово Христово может остаться совершенно без исполнения. Для чего же оно и сказано? Господь не повергает Своего слова на ветер. Глагол Его не должен возвратиться к Нему тощ (Ис.55:11). Духовное семя слова Христова не должно пасть на землю бесполезно, а должно хотя на меньшей части ее прозябнуть и принести плод. Итак, благовидная отговорка недостоинством иметь притязание на совершенство, не должна воспрепятствовать действию учения о совершенстве. Если от самопознания и смирения рождается у тебя помышление, что ты не достоин иметь притязание на совершенство: то это помышление правильное; и оно не должно тебя останавливать, или воспящать на пути учения Христова, а должно побуждать тебя простираться в предняя, подвизаться, чтобы как-нибудь уменьшить свое недостоинство, и сделаться не недостойным спасения вечного. На встречу сему стремлению идет благодать Божия, и поддержит тебя, и поведет тебя от недостоинства к достоинству, от несовершенства к совершенству, в легкости ли нестяжания, если ты чувствуешь тягость стяжения и искушение богатства, или в бременоношении честного стяжания и беспристрастного обладания; потому что Христос Спаситель указал нестяжание, как пособие к совершенству полезное для некоторых, а не как необходимое для всех. Буди совершен, сказал Бог Аврааму, и он был совершен, тогда как он бе богат зело (Быт.13:2), но к богатству не пристрастен, и следственно хранил нестяжание в душе, обладая стяжаниями в доме.

Но душа, в которой слышится голос, внушающий, что она не достойна домогаться совершенства вообще, и в особенности совершенства нестяжания, должна стараться верно распознать, чей это голос. Точно ли это голос смиренного самопознания? Не есть ли напротив это голос лености, или любостяжания, скрывающихся под личиною смирения? В сем последнем случае душа подвергается опасности не только не возвыситься к совершенству, но и погрязнуть в пороке. Когда упоминаемый в Евангелии юноша услышал от Христа Спасителя призвание к совершенству при помощи нестяжания: он решился не домогаться совершенства, оставаясь, конечно, в надежде достигнуть вечного живота обыкновенным исполнением заповедей. Но каким жалким образом обмануло его любостяжание! Отъиде скорбя. Он удалился не от совершенства только, но удалился от Спасителя, следственно и от спасения.

Братия монашествующие! К нам особенным образом относится Христово учение о нестяжании. Для других это есть совет, предлежащий свободному избранию: для нас это есть обет, который, вместе с обетом целомудрия и послушания, мы уже приняли на себя пред олтарем Господним. Если непринятие доброго совета может быть погрешностью и погрешностью опасною: то нарушение данного обета есть решительно вина, подвергающая правосудию Божию. Итак надлежит нам заботливо благоустроять образ нашей жизни, чтобы он сколько возможно сообразен был с нашим обетом.

Обитель дает вам легкий способ соблюсти нестяжание в отношении к жилищу: ибо дает вам жилище готовое. Дополняйте ваше непритяжание тем, чтобы не желать жилища, по вашему вкусу, пространного украшенного: довольствуйтесь необходимым.

Представляя вам готовую трапезу, обитель освобождает вас от необходимости иметь собственное стяжание для пищи. Дополняйте ваше непритяжание тем, чтобы всегда безропотно довольствоваться предлагаемым и не требовать ничего изысканного.

Обычай многих обителей предоставляет каждому брату самому пещись об одежде и о некоторых других потребностях данными способами. Как тут соблюсти нестяжание? Можно соблюсти, если данное тебе будешь почитать не собственностью, а благодеянием и даром, если будешь иметь одежду и прочее только необходимое и простое, не будешь иметь излишнего, не позволишь себе желать изящного, если избыток вверенного тебе не удержишь и не умножишь, а употребишь на пользу души и на благотворение ближнему.

Но не простее ли, не полнее ли дело нестяжания в тех, которые, приемля на сие обет, и вступая в обитель, решаются не иметь ни одежды, ни плата, ни обуви, ниже лепты, как собственности, но поручают себя попечению начальства обители и от него ожидают всего им потребного? Сим решительным отсечением собственности вдруг отсекается не мало забот и искушений.

Если тебе на твои нужды дают деньги: тебе предлежит забота, достанет ли их; предстоит искушение употребить их не на нужду только но и на удовлетворение какой-нибудь прихоти. Если тебе надобно приобрести вещь по твоему произволу: легко подкрадываются вещелюбие и тщеславие и побуждают тебя приобрести красивое вместо простого, твоему званию свойственного. Сим заботам и искушениям нет места: если ты отрекся от всякой произвольной собственности.

Если ты сам для себя покупаешь одежду приличную и смиренную; она приходит к тебе просто, как и всякая купленная вещь, не принося тебе особенного благоволения: а если покупаешь не смиренную; то покупаешь с нею свое осуждение. Но если в послушании приемлешь одежду от руки начальства обители; ты приемлешь ее, как дар Божий, как благословение Божие чрез начальство. Так простые вещи для нестяжательного благословляются и некоторым образом освящаются.

Если бы ты для удовлетворения твоим собственным нуждам употребил собственный труд и время: сие трудолюбие было бы достойно одобрения и угодно Богу; впрочем не обещало бы тебе особенной награды в том отношении, что ты был бы работником на самого себя. Но если, отрекшись от собственности, весь свой труд и все свое время ты посвящаешь Богу и обители: то чрез сие ты приносишь жертву Богу и службу обители, и жертва твоя призывает тебе особенное благое воздаяние.

Братия святыя обители сея! Прославьте Человеколюбивого Бога, Который в сердце человека, живущего в мире, вложил попечение о вас, отрекшихся от мира, чтобы способствовать очищению вашего духовного пути от внешних забот. Два благолепные храма непрестанно призывают вас к молитвам о добродеющих во святей Церкви и во святей обители: нынешний день подтверждает для вас сию обязанность, которую вы должны передать и будущим по вас.

От вас, братия, зависит, чтобы благодеяния, которые несомненно принесут благословение благодетелю, принесли истинную и совершенную пользу вам облагодетельствованным. Подвизайтесь не с оскудевающею, но с возрастающею ревностью в исполнении принятых вами на себя обетов. Потщитесь в легкости совершенного нестяжания идти в след Христа, имети имате сокровище на небеси, бесценное, вечно не отъемлемое. Аминь.

Переписка Царя Михаила Феодоровича и Инокини Марфы с Патриархом Филаретом, во время путешествия Государя и Матери Его на богомолье в Угрешский Николаевский монастырь

1620. Мая 8. Письмо Царя Михаила Феодоровича Патриарху Филарету, с известием о приближении к Угрешскому Николаевскому монастырю

Пречестнейшему и всесвятейшему отцу отцем и учителю Христовых велений, евангельские проповеди рачителю, церковному благолепию, изрядно сиятельному столпу благочестия, великому во Архиереех, Богодохновенну в человецех, великому государю отцу нашему, Филарету Никитичу, Божьею милостию патриарху царствующего града Москвы и всея Великия Росия, сын вашего по плоти благородия, пачеж и по духу присвоения, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея Русии челом бьет. Ведомо, государь, буди вашему святительству, яко, по благословению превысочайшего вашего святительства, мы и мать наша, государыня благородная инока Марфа Ивановна путное шествие, по обещанию нашему, радостно шествуем. Аще и пешима стопама мал труд наносит, но, по вере нашей, пачеж превосходящих ради молитв, радостен и удобошествен путь показася; разумехом бо, яко молитвы ваши шествуют с нами, и благословение вашего преподобия зело облехчевает нам прехождение, вкупеж и желание веры нашея, яко легкома крылома, умне возводит нас: и на неже обещахомся дойти честныя лавры великого во святителех и чюдотворца Николы, уж близь есмя, паче же и надеемся праздновати светло в радости духовней. Вашеж святителство молим, да возслеши о нас ко всемогущему Богу честныя ваша молитвы, яко да сподобит нас всесилный Бог, обещания наша исполнив, возвратится к царствующему граду и видети равноангелное и святолепное ваше лице и целовати руку вашу со усердием и стопам вашим в радости поклонится и челом ударить.

Отпуск писан столбцем, на двух листках. Внизу второго помета: Мая в 8 день, з жилцом с Степаном Скрыпиным.

1620. Мая 8. Письмо инокини Марфы патриарху Филарету, с известием о приближении к Угрешскому Николаевскому монастырю

Вышеестественному в подвизех и равноангелному изволением, истинному кормчию Христова корабля, неблазнено той направляющу во пристанище благочестия, великому государю святейшему Филарету Никитичу, Божьею милостию патриарху Московскому и всея Русии, старица Марфа вашему святительству челом бьет. Возвещаю, государь, вашему преподобию, яко мы и сын наш, Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея Русии, по благословению вашего святительства, по обещаниюж нашему, путное шествие в радости шествовахом и твоя священныя молитвы удобошествен путь показаша нам, и уж честныя обители великого чюдотворца Николы близ есмя. Молим же ваше преподобство, яко да сподобит нас всемогущий Бог, по обещанию нашему, великому святителю Николе в радости духовней празновати, и оттоле здраво в царствующий град возвратитися и с веселием свято лепное ваше лице видети и стопам вашего святителства поклонитеся и челом ударить.

Отпуск писан столбцом, на одном листе. Внизу помета: Мая в 8 день з жилцом с Степаном Скрыниным.

1620. Мая 8. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету, о прибытии в Угрешский Николаевский монастырь

Всесвятейшему и пречестнейшему о Бозе отцу отцем и учителю Христовых велений, евангелския проповеди рачителю, истинному столпу благочестия, церковному благолепию, недремателну оку, кормчию Христова корабля, неблазнено той направляющу во пристанище спасения, великому государю отцу нашему, святейшему Филарету Никитичию, Божьею милостию патриарху Московскому и всея Русии, сын вашего по плоти благородия, изряднеиж по духу свойства, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея Русии челом бьет. По благословению, государь, вашего святительства, по обещанию ж нашему, во обитель великого чюдотворца Николы пришли есмя Мая в 8 день, за три часа до вечера, и вечернее пение всемогущему Богу и тому угоднику принести сподобихомся. Молимжеся человеколюбию Божию, яко да, молитв ради вашего преподобия, сподобит нас Бог во утренний день всенощная пения и молебная благодарения и божественныя литоргия слышати, и оттоле в царствующий град возвратится здраво и с веселием святолепное лице вашего святителства зрети и целовати руку вашего преподобия, пачеж и всесвятейший и преочистованный верх честнейшия вашей главы, и поклонитись и челом ударить. А что государь, пожаловал ты, государь, присылал к нам и велел о своем государевом душевном спасении и о телесном здравии возвестить: и мы на вашем государевом святителском отческом благословении, вкупеж и возлюбии, челом бьем.

Отпуск писан столбцем, на одном листке. На обороте помета: Мая в 8 день, з жилцом с Федором Племянниковым из Угрешского монастыря, в последнем часу дни.

1620. Мая 9. Письмо патриарха Филарета Царю Михаилу Феодоровичу, о благосостоянии Москвы

Божиею милостию Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю, всея Русии Самодержцу, Богом хранимому и Богом венчанному и Богом избранному, победоборнику великого истинного православия, по плотцкому рождению сыну, о Святем же Дусе возлюбленейшему сыну нашего смирения, в православии радоватися о Господе, и радость дабудет ти мир и победа на враги и на супостаты православные нашие истинные веры, в жизнь живота безнаветна. Многолетствием, Государь, здравствуй душевне, вкупеж и телесне, во всяких благопотребных и душевных спасений. Пожаловал еси, Государь, возвестил к нам о своем Царском здравии и о путном шествии своим Царским писаньем: и я, Государь, отец твой и богомолец, слыша ваше Царское здравие и путное шествие здраво и весело, духовне обрадовался и всемилостивому, в Троице славимому Богу и пречистой Богородице хвалу и славословие воздал; и молю всемилостивого, в Троице славимого Бога и пречистую Богородицу и всех святых, наипачеж предивного в чюдесех великого святителя Николу, да сподобит Бог вам, Великому Государю, путное шествие здраво и радостно прейти и на свой Царской престол возвратитися, и мнеб ваши Царские пресветлые очи, света моего Государя и сына, в радости видеть, егож и надеемся получити о Христе Иисусе, Господе нашем. А на вашем Царском жалованье на посещенье вам Великому Государю, Бога моля, челом бью. Ащели, Великий Государь, пожалует похочешъ спросити о нашем пребывании и я, милостию Божиею и пречистые Богородицы и великих чюдотворцев Петра, Алексея и Ионы и всех святых молитвами, телесне жив, а душевне Бог весть; а здесь, Государь, в вашей Царской отчине, в пресловущем граде Москве, Мая по 9-е число, вашим Царским счастьем и верою к Богу, дал Бог все здраво. Молю Ваше Царское Благородие, да повелити в нам о своем Царском здравии и о путном шествии почасте возвещати, чтоб я, отец твой и богомолец, слыша ваше Царское путное шествие здраво и весело, духовно веселился. А милость Божия и Пречистые Богородицы и великих чудотворцов Петра и Олексея и Ионы и всех святых молитва, и нашего смирения благословение да есть и будет с Вашим Царским Благородием ныне и вовеки, аминь.

Подлинник писан столбцем, на двух листах. На обороте первого надпись Божиею Милостию Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичю, всея Руссии Самодержцу, Богом хранимому и Богом венчанному и Богом избранному, победопоборнику великого истинного православия. Есть знак, что была приложена красная восковая печать. Внизу второго листка помета: 128, Мая в 9 день до обедни, с Степаном же Скрыниным; а другие грамоты, какова прислана от патриарха к государыне, неотдано. Принес сю грамоту Исак Иванов сын Семенова.

1620. Мая 9. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету о принесении молебных благодарений и ослушании литургии в Угрешском Николаевском монастыре

Пречестнейшему и всесвятейшему о Бозе Отцу отцем и учителю Христовых велений равноангельному жизнию, истинному столпу благочестия, евангельския проповеди рачителю, недремательну оку, церковному благолепию, кормчию Христова корабля, не близнено той направляющу во пристанище спасения, великому государю отцу нашему, святейшему Филарету Никитичю, Божиею Милостию патриарху Московскому и всея Руссии, сын вашего по плоти благородия, изряднееж по духу свойства, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея Руссии челом бьет. По благословению, государь, вашего святительства, по обещанию же нашему, во обители великого чудотворца Николы всенощная пения и утренняя славословия и молебная благодарения принести и божественныя литоргии слышати сподобихомся; а из монастыря, государь, пойдем тогож дни. Молим же ваше святительство, да возслеши о нас ко всемогущему Богу Честныя Твоя Богу приятныя молитвы, яко да сподобит нас.

Отпуск писан столбцем, на одном листе. Конца недостает.

1620. Мая 9. Письмо патриарха Филарета Царю Михаилу Феодоровичу, о препровождении к нему освященной просфоры и святой воды

Божиею Милостию благородному и благоверному, благочестивому и христолюбивому, Богом избранному и Богом венчанному Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю, всея Русии Самодержцу, отец твой и богомолец Филарет, патриарх Московский и всея Русии, благословляю и вам, Великому Государю, челом бью. В вашей Государев отчине, в царствующем граде Москве, в твоем Государев богомолье, в церкве великого чудотворца Николы Гостунского, Мая в 9 день, молили всещедрого, в Троице славимого Бога нашего и Пречистую Богородицу и великих чюдотворцев Петра и Алексия и Иону и всех святых, соборне с митрополитом и со архиепископы и с архимандриты и игумены и со всем освященным собором, о благостоянии святых Божиих церквах и о вашем Царском многолетнем здравии и о мире всего мира и о христолюбивом воинстве и о всем православном христианстве, чтоб милосердый Бог, молитв ради Пречистые Богородицы и великих чюдотворцев Петра и Олексея и Ионы и всех святых, умилосердился на нас и даровал бы тебе, Великому Государю, многолетное здравие и душевное спасение, и твое бы Государево царство мирно и безмятежно устроил и миром оградил и исполнил всякой благодати, и даровал бы тебе Великому Государю, в нынешнем твоем Царском подвиге сладкое утешение и благоденствие, егож и надеемся получити; и пев вечерню и заутреню и молебны, и воду освятив и божественную литургию соборне служив, послал к вам, Великому Государю, освященную просфору и святую воду с Николским протопопом Иваном да з дьяконом Ильею. А милость Божья и пречистые Богородицы и великих чудотворцев Петра и Олексея и Ионы благословение и молитва, и нашего смирения благословение да есть и будет с Вашим Царским Благородием ныне и во веки, аминь.

Подлинник писан столбцом, на двух листках. На обороте первого надпись: Божиею Милостию благочестивому и христолюбиному, Богом избранному и Богом венчанному, Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю, всея Руссии Самодержцу. Есть знак, что была приложена красная восковая печать.

1620. Мая 10. Письмо Царя Михаила Феодоровича патриарху Филарету, с благодарностью за присылку освященной просфоры и святой воды

Всесвятейшему и высокопрестольнейшему отцу отцем и учителю православных велений, недремателну оку, непоколеблему столпу православия, церковному украшению, по плотскому рождению отцу нашему, ныне же, по превосходящему от херувимского Владыки огнезрачному престолу, со ангелы в премирных умне равностоятелю и ходатаю ко всемогущему и вся содержащему, в Троицы славимому Богу нашему, и Того человеколюбия на нас проливающу, великому государю, святейшему Филарету Никитичю, Божьею милостию патриарху Московскому и всея Русии, сын вашего по плоти благородия, изряднееж по духу свойства, Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Русии челом бью. Писал еси, государь, к нам в своей государевой святительской грамоте, что вы, великий государь, и весь яж о вас священный собор в церкви великого во святителех чудотворного и многоцелебного архиерея Николы, в день пресветлые его памяти, божественная пения и молебная благодарения, яж церкви Божией прикладно, совершили и о благочестивой нашей вере и о всемирном устроении, вкупеж и о нас честныя ваша молитвы предложили есте: и пожаловал еси, государь, прислал к нам с освященными водами протопопа Ивана да дьякона Илью. И протопоп и дьякон к нам приехали и вашего святительства благословение и молитвы возвестили: и мы слыша вас великого государя отца нашего, о нас и о всем православном христианстве священныя подвиги и молитвы, вашему святительству челом бьем. А мы и мать наша, государыня благородная инока Марфа Ивановна пообещанию нашему, пачеж по благословению вашего святительства в честней обители великого архиерея Николы всенощная пения и молебная благодарения принести и священныя литоргия слышати сподобихомся и духовне праздновахом, надеемжеся, аще Бог повелит и твоя священныя молитвы поспешествуют, днесь равноангелное и святолепное ваше лицо видети и руку вашего святительства целовати и с веселием стопам вашим поклонится и челом ударити.

Отпуск писан столбцем, на двух листках. Внизу второго помета: Мая в 10 день, с Матвеем Унковским в стану.

Списки с жалованных грамот Николаевскому Угрешскому монастырю 1546–1678 гг

Извлеченные из тетради, писанной в начале XVIII столетия, на 10 гербовых полулистах, принадлежащей Николы Угрешскому монастырю.

№ 1. 1545. Генваря 26

Се яз князь великий Иван Васильевичь, всея Русии, пожаловал есми Николского монастыря игумена Зиновья с братьею, или хто по нем будет в том монастыре иные игумены. Били челом игумен Зиновей с братьею, а сказывают, что их села и деревни в Московском уезде около монастыря селцо Копотня с деревнями, да селцо Мисайловское с деревнями, да на Похре селцо Сьяново с деревнями, да селцо Жирошкино, да селцо Лешенево с деревнями, да в Быковском стану деревни Филимоново, да на Мытищи у Николы деревни Гавриково, да в Сотенном стану деревни Спирово, да в за Московской волости в Раменейце деревни Денисово, да в Коломенском уезде селцо Хонятино с деревнями, да селцо Ганусово с деревнями, да в Барашевской волости селцо Никитское с деревнями, да в Переславском уезде Нерехте селцо Выголово с деревнями, и у тех де сел и деревень их рощи монастырские, и в те де их рощи приезжают к ним сечи лесу сплою мои великого князя крестьяне, селчане и деревенщики, и митрополичьи, и владычны, и княжие, и боярские, и монастырские, и помещиковы. И яз князь великий Иван Васильевичь, всея Русии игумена Зиновья с братьею, или хто по нем в том монастыре иный игумен будет, пожаловал в те есмы их рощи у тех сел и у деревень Угрешского монастыря моим, великого князя, крестьяном, селчаном, и деревенщиком и митрополичьим, и владычным, и княжим и боярским, и монастырским, и помещиковым, и всем людем, безотменны, чей хто нибудь, ездити и рощ сечи не велел никому, а хто к ним в те монастырские врощи учнут ездити и рощи сечи сильно и яз князь великий Иван Васильевич, всея Русии, игумену Зиновью или понем иные игумены будут, дал на тех на всех людей пристава да новопевчего дьяка Гридю Жерд, а велел есми ему тому приставу в тех в монастырзких в рощех тех людей имати, да давати на поруки, да ставити перед своим дворецким большого дворца. А дана грамота лета 7053, Генваря в 26 день.

У подлинной назади пишет: князь великий Иван Васильевич всея Русии.

Лета 7059. Мая в 17 день царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии, сей грамоты слушав, и выслушав сю грамоту Николы Чудотворца Угрешского монастыри игумена Дионисья збратьею или понем в том монастыре иный игумен будет, пожаловал велел им сю грамоту подписать на свое царево и великого князя имя и сей у них грамоты рушати не велел никому ни чем, а хто у них будет даной пристав и он у них ходит о всем посему, как всей грамоте писано.

А подписал царя и великого князя дьяк Юрья Сидоров.

Государь царь и великий князь Федор Иванович, всея Русии, сея грамоты слушал и, выслушав Николы Чудотворца Угрешского монастыря игумена Порфирья с братьею или кто понем иный игумен в том монастыре будет, пожаловал велел им сю грамоту подписати на свое царево и великого князя имя и сея у них грамоты рушити ни в чем никому ни чем, а велел ходити о всем по тому, как в сей грамоте писано. Лета 7095. Октября в 20 день.

А подписал государев царев с большого дворца и великого князя дияк Никита Румяной.

У подлинной грамоты печать красная вислая.

№ 2. 1567. Июня 20

От царя и великого князя Ивана Васильевича, всея Росии, в Нижний Новгород гостю нашему Алексею Алексеевичю Хозяйкову да с ним Таможником Якову Григорьеву с товарыщи или хто вперед иные наши гости или таможники в Нижнем Новегороде будут. Бил нам челом Николы чудотворца Угрешского монастыря игумен Пимен с братьею и клал пред нами нашу жалованную грамоту и в грамоте написано: в нашем государстве поедут куды ни буди Николы Чудотворца Угрешского монастыря старцы и слуги с монастырзким товаром на возех или в лодьях купити или что продати, ино с них тамги и мыту и всех таможных пошлин не имати, опричь Нижнего-Новогорода, а в Нижнем де Нове городе занимии наше жалованье, Лысковские воды, и что де в тех водах уловят рыбы и тое де рыбу привозят к ним в монастырь на монастырский обиход зимою, и нам бы их пожаловати с их монастырские рыбы, что они повезут на монастырской обиход, в Нижнем Новегороде таможенных пошлин имати не велети. И мы Николы Чудотворца Угрешского монастыри игумена Пимина с братьею пожаловали велели им с Лысковских вод возити рыбы на монастырской обиход по 20 возов зиме одинова в год, а таможных пошлин с тое монастырские рыбы в Нижнем Новегороде имати есмя не велели и как Николские Угрешского монастыри старцы или слуги повезут с Лысковских вод рыбу на монастырской обиход на 20 возех одинова в год, и вы б у них с тое монастырские рыбы с 20 возов, и с старцов, и с людей с монастырских, которые стою рыбою поедут тамги, и мыта, и явки, и всех таможных пошлин не имали, отпущали б есте их из Нижнева Нова города без всякия зацепки, а прочитай сю грамоту монастырским старцом. и слугам, и они ее держат вперед для иных наших гостей и таможников. Писан на Москве. Лета 7075, Июня в 20 день.

У подлинной грамоты пишет: царь и великий князь всеа Росии.

Государь царь и великий князь Федор Иванович, всея Русии, сее грамоты слушал и, выслушав Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумена Порфирия с братьею или хто понем иный игумен в том монастыре будет, пожаловал велел им сю грамоту подписати на свое царево и великого князя имя и сее у них грамоты рушити не велел ни кому ни чем, а велел ходит о всем по тому, как в сей грамоте писано. Лета 7095, Октября в 20 день.

А подписал государев царев и великого князя дьяк Микита Румяной.

Божиею Милостию, Мы великий государь и великий князь Борис Феодорович, всея Русии самодержец, и сын наш царевич князь Федор Борисович всея Русии, по сей грамоте Николского монастыря с Угреши игумена Тихона с братьею или понем в том монастыре иный игумен будет пожаловали, сее у них грамоты рушит не велели никому ни чем, а о всем велели ходити потому, как в сей грамоте писано. Лета 7107. Марта в 1 день.

А подписал государя царя и великого князя Бориса Федоровича, всея Росии, диак Андрей Арцыбашев.

Лета 7114, Июля в 31 день царь и великий князь Василий Иванович, всея Русии, сее грамоты слушав, и выслушав Николы Чудотворца Угрешского монастыря игумена Марка с братьею или кто понем иный игумен в том монастыре будет, пожаловал велел им сю грамоту подписать на свое царево и великого князя Василия Ивановича, всея Русии имя и сее у них грамоты рушити не велел никому ни чем, а велел ходите о всем потому, как в сей грамоте писано.

А подписал государев царев и великого князя Василии Ивановича, всея Росии, диак Сыдавной Васильев.

У подлинной грамоты печать на конце столбца черного воску, орел двоеглавной.

№ 3. 1599. Марта 3

Божией Милостию, Мы великий Государь и великий князь Борис Феодорович всея Русии Самодержец, и сын наш царевичь князь Федор Борисович, всея Русии, пожаловали есма Николы Чудотворца Угреши игумена Тихона збратиею или хто понем в том монастыре иный игумен будет. Бил нам челом, что у них блаженныя памяти великого князя Ивана Васильевича, всея Русии, жалованная безпошлинная грамота, и та грамота ветха, и нам бы их пожаловать велет тое грамоту переписати на свое царево и великого князя Бориса Феодоровича, всея Русии, имя, да и грамоту старую перед нами положили ветху. И мы Никольского монастыря с Угреши Игумена Тихона збратьею пожаловали, дали есмя им сю свою царскую жалованную грамоту: куды игумен пошлет своих старцов или слуг с монастырским товаром, на возех или в лодьях, купить и продати, ино им не надобе во всем нашем государстве с их товару тамга, ни восмичья, ни мыт, ни явка, ни вещее, ни сумежная, ни побережная, ни новичная, ни иззорная, ни иная которая пошлина, опричь Новагорода Нижнева, а намесницы наши, ни их тиуни, тех старцов и слуг Николского монастыря ни судят ни в чем, а где хто у них поимаетца за улишнее, и оне их над тем поличным не судят, а сужу их яз царь и великий князь Борис Федорович, всея Русии, а чрез сю нашу царскую грамоту хто что на них возмет или чем изобидит и ему быти от меня царя и великого князя Бориса Федоровича, всея Русии, в казни. Дана ся наша царская грамота на Москве, лета 7107, Марта в 3 день.

У подлинной назади пишет: Божиею Милостию великий государь царь и великий князь Борис Федоровичи, всея Русии самодержец. Лета 7114, Июля в 31 день, царь и великий князь Василий Иванович, всея Русии, сей грамоты слушал, а выслушав Николы Чудотворца Угрешского монастыря Игумена Марко с братьею или кто по нем иный игумен в том монастыре будет, пожаловал велел им сю грамоту подписати на свое царево и великого князя Василья Ивановича, веса Русии, имя и сее у них грамоты рушити не велел ни чем, а велел ходити о всем потому, как в сей грамоте писано.

А подписал государев царев и великого князя Василья Ивановича, всея Русии, диак Василий Нелюбов.

У подлинной грамоты печать вислая, красная.

№ 4. 1613, Апреля 17

Божиею Милостию, Мы великий государь царь и великий князь Михаил Федорович, всея Русии самодержец, пожаловали есмя Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумена Сергия с братьею или хто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, что били они нам челом и положили перед нами жалованную грамоту блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Ивана Васильевича, всеа Русии, на монастырские воды, что в Нижнем Новегороде, и нам бы их пожаловать велети тое грамоту переписать на наше царское имя. И мы великий государь царь и великий князь Михаил Федорович, всея Русии самодержец, Николы Чюдотворца Угрешского монастыря Игумена Сергия с братьею или хто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, пожаловал велел тое их режнюю жалованную грамоту переписать на наше царское имя. А в той их прежней жалованной грамоте написано, что у них в Нижнем Новгороде воды на реке на Волге Лысковские, на луговой стороне Чернышевская заводь с песком, да на горней стороне река Бобровая Сундовик, да в Лысковском лугу озера, Макарьево с истоком, Оленино с истоком, да иные озера, западные, Караиш, да на Лысковском же лугу Орлово подвалье с песком да Китмерское подвалье с песком, да в тех же водах на другой стороне песок Боговской, и они теми водами и пески владеют по сей нашей грамоте, а не вступеетца у них в те воды и пески никто и силы и обиды монастырским ловцам не чинит с горную сторону от речки от Кимра, а с луговую сторону по речку по Киржанец. Дана ся наша царская жалованная грамота на Москве. Лета 7121, Апреля в 17 день.

А подписал государев царев и великого князя Михаила Феодоровича, всеа Русии, диак Патрекей Насонов.

У подлинной назади пишет: царь и великий князь Михаил Федорович, всея Русии. Справил подьячей Павлик Богданов.

У подлинной грамоты печать красная, вислая.

№ 5. 1623. Августа 28

(Начала нет)… да на Семен день летопровтца. а опричь тех наших указных трех сроков их монастырских людей и крестьян не судити и на поруки не давати, а кто на них накинет срок силно, не по тем нашим указным трем сроком, и мы им к тем сроком ездити не велели, а кто по них и судимую, или зазывную грамоту, или пристава возмет не по тем же сроком, и те грамоты не в грамоты, а пристав езду лишен. Также семи пожаловали, случитца у них в монастырской вотчине от городцких или от волостных людей разбой, и татба, и убивство монастырским людем и крестьяном, и учнут монастырские слуги и крестьяне бита челом бояром нашим, и воеводам, и дьяком и всяким приказным людем о приставе, и им пристава на поличное давати и всяких людей имать. А случитца у них в монастырской вотчине какое душегубство, кто с древа убьетца, или в воде утонет, или мертвого вода принесет, или кого возом, или на мельнице колесом сотрет, или убитым человеком подкинут, или обеситца, или кого громом убьет, и обыщут прото, что учинилось без хитрости, и с тех людей наши намесницы и их тиуны поголовщины не емлют. Также есми игумена Перфирья да келаря старца Виталия с братьею пожаловали: воеводы наши и дьяки и всякие ратные проезжие люди в их монастырской вотчине не ставятца и подвод, и проводников, и кормов своих и конских у них не емлют, а кому у них лучитца стати, и они у них корм свой и конской купят по цене, как им продадут. Также к их монастырским людям и кокрестьяном ни кто и ни какие люди на пир и на братчины не званы пити не ездят, а кто к ним приедет пить незван, и они его сошлют с двора безпенно, а не послушает, с двора не пойдет, и учинитца у них в том пиру какова гибель, и тому незваному ту гибель платить вдвое, без суда и без исправы. Также есмы игумена да келаря старца Виталия с братьею пожаловали, по нашему государскому указу, купить им на монастырской обиход годовых всяких запасов на Москве и в городех на церковной обиход воску, и ладону и вина церковного на 70 рублев да на братью и на слуг сукон чернеческих и мирских, и всякого платья на 40 рублев, да рыбы и масла коровья на 50 рублев, да им же купити лошадей, и коров, и всякия животины на 40 рублев, да которого года не уродтица в монастырских вотчинах хлеба и им купити всякого хлеба 200 четьи, а в котором году в монастырских уродитца хлеба и сойдетца за монастырским обиходом с лишком, и им для монастырского строения продати хлеба, против куплиж 200 четьи, да лошадей и коров и всякия животины продати на 40 рублев, да купити осетрины и белужины 100 рыб, да им же возить на монастырской обиход из Нижняго, из Лысковских монастырских рыбных ловель по 50 бочек лещей и щук просолных, да на монастырской же обиход возить с Тотмы из варниц по 10 рогож соли; да на Тотме продать из монастырских варниц 5000 пуд соли на год. А как ими те всякие монастырские годовые запасы учнут что в котором годе покупати или что монастырское учнут продавати, и с того их со всего монастырского, с покупного и с продажного, наших ни каких пошлин с них не имати, пропущати их везде безпошлинно, а что они в котором городе купят и чего, против нашего государского указу, по сей нашей жалованной грамоте, не купят или что монастырское продадут, и в городех воеводам нашим, и дьяком, и всяким приказным людем монастырским старцем, и слугам, и крестьяном, которые те всякие монастырские годовые запасы учнут покупать и продовать, давать им отписки, а таможенным головам и целовальником имать у них отписки, чтоби им те всякие монастырские годовые запасы покупати и продавати по нашему указу, противо сей нашей жалованной грамоты, одинова годом, а не двое, зимою и летом, а что сверх того нашего государского указу, учнут они что покупати или продавати, и с того их покупного и продажного всякие наши пошлины имать потомуж, как и с торговых со всяких людей. А для береженья сю нашу государскую жалованную грамоту указали держат в монастыре в казне, а с сей нашей государское жалованной грамоты по городам для наших бояр, и воевод, и всяких приказных людей списывати списки, слово в слово, и держат те списки в городех за дьячьею приписью, а где они явят сю нашу государскую жалованную грамоту и с сее грамоты список за дьячьею приписью, и они явки недают ничего. А кто чрез сю нашу государскую жалованную грамоту игумена и келаря с братьею, и их слуг, и крестьян чем изобидит, и тому от нас великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии, быти в опале. Дана ся наша царская жалованная грамота на Москве, лета 7131, Августа в 28 день.

У подлинной грамоты позади пишет: царь и великий князь Михаил Федорович, всея Росии самодержец.

А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича, всея Росии, дияк Прокофей Пахирев. Свравил Жданко Рамаданов.

Лета 7186, Июня в 20 день, Божиею Милостию, Мы великий князь Феодор Алексеевич, всея великия и малыя и белыя Росии самодержец, сей жалованной грамоты слушав, пожаловали Николаевского Угрешского монастыря игумена Герасима да келаря старца Софрония с братьею, велели им и кто по них впредь игумен и келарь, и братья будут в Московском, и в Коломенском, и в Тотемском уезде, и в иных городех приписным Преображенским Режским монастырем, и монастырскими вотчинными селы, и деревнями, и соляными варницами, и рыбными ловлями, и дворами и всякими угодьи владеть по писцовым, и переписным книгам, и по сей жалованной грамоте, по прежнему, а о наших великого государя доходех, и о всяких поборех, и о судных, и о пошлинных статьях быть потому, как в указе отца нашего государева, блаженный памяти, великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца, и в соборном уложеньи по приговором бояр наших, которые вновь состоялись, опричь Вологодские вотчины села Дюдиковы пустыни, которая взята к Вологде в посад в 159 году, а в то место дано им в монастырь в Кременску посад. Припись дьяка Федора Тютчева.

У подлинной грамоты печать красная, вислая.

№ 6. 1648. Сентября 7

От царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Русии. на Курмыш воеводе нашему Сергею Ивановичю Чоглокову. В приказ Казанского дворца в приходной книге прошлого 159 году написано: Курмышского уезду нашего дворцового села Лыскова с рыбных ловель, с реки Сундовика да с озера Плоскова, да с озера Пятитонного, и с западных озерков, и с падучих речек. Николы Чюдотворца Угрешского монастыря и игумена с братиею оброку и пошлин 8 рублев, 18 алтын, полторы деньги, а даны им те рыбны ловли на оброк. Марта с 1 числа 151 году Марта по 1-же число 156 году, на 5 лет безперекупно и впредь до иных перекупщиков. И в прошлом во 154 году били нам челом Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумен Дионисий да келарь старец Ефросин с братиею, а сказали наше де жалованье Николы Чюдотворца Угрешского монастыря рыбная ловля в Курмышском уезде под селом под Лысковым, в Волге и в озерах, а меж де тех Никольских вод наши оброчные воды, река Сундовик, да озеро Плоское, да озеро Пятитонное и западные озерка, и падучие речки держали на оброке они игумен Дионисий да келарь Ефросин с братьею для того, что которые рыбные ловцы те воды прежде их держали на оброке они монастырским рыбным ловцам от тех людей чинилась обида великая, а оброку де с тех оброчных рыбных ловель платят в нашу казну, в приказ Казанского дворца по 8 рублев, по 17 алтын, по 1 1/2 денге на год, и нам бы пожаловать их игумена Дионисия и келаря Ефросина с братьею, велеть те оброчные воды приписать к нашему жалованью, к их монастырским к старым Волгским рыбным ловлям, в дом Чюдотворцу Николе, по отце нашем, блаженные памяти, по великом государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии, ввек безоброчно, чтоб вперед тех рыбных ловель от рыбных ловцов обиды не было. И в прошлом, в 154 году, Сентября в 2 день пожаловали мы Николы Чудотворца Угрешского монастыря игумена Дионисия да келаря старца Ефросина с братиею, велели те оброчные воды, реку Сундовик с озеры, и с западными озерки, и с падучими речками, приписать к их монастырским, к старым Волгским водам в дом Чюдотворцу Николе по отце нашем, блаженные памяти, по великом государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче, всея Русии, а оброку с тех вод ныне и вперед имать не велели и нашу грамоту на те рыбны ловли, почему им теми рыбными ловлями вперед владеть, дать велели. Помета о том на челобитных их думного дьяка нашего Ивана Григорьева. А после того в 154 году Сентября в 26 день пожаловали Мы боярину нашему Борису Ивановичю Морозову наши Курмышские дворцовыя села, Мурашкишо да Лысково, в вотчину со всеми угодьями и с денежными доходы, и наша грамота на те села боярину нашему Борису Ивановичу Морозову из Приказу Казанского дворца дана, а денежных доходов Курмыжских дворцовых сел боярину нашему Борису Ивановичю Морозову из приходные казны приказу Казанского дворца дана выпись, за приписыо дьяка нашего Пятово Спиридонова, и в той выписи те рыбные ловли, что пожаловали мы в Николской Угрешской монастырь, описано именно, что теми рыбными ловлями указали мы Угрешского монастыря игумену с братьею владеть безобрачно, и с тех мест и по ся место Угрешского монастыря игумен Дионисий да келарь старец Ефросим с братьею на те рыбные ловли нашие грамоты из приказу Казанского дворца не имели. И ныне били нам челом Николы Чудотворца Угрешского монастыря игумен Нифонт да келарь старец Мисайло с братиею, чтоб нам пожаловать их велеть им на те рыбные ловли, на реку Сундовик с озеры и с западными озерками и с падучими речками, дать нашу жалованную грамоту, по чему им теми водами вперед владеть, и по нашему указу Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумену с братьею велено на те рыбные ловли дать нашу грамоту, по прежнему нашему указу, по чему им нашим жалованьем, теми рыбными ловлями, рекою Сундовиком, да озером Плоским, да озером Пятитонным, и с западными озерами, и падучими речками, вперед владеть. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б теми рыбными ловлями, рекою Сундовиком да озером Пятитонным, и с западными озерками, и падучими речками, велел владеть Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумену Нифонту, да келарю Мисайлу с братьями, почему им теми рыбными (ловлями) вперед владеть, а в съезжей избе с сеи нашие грамоты оставил список, слово в слово. Писан на Москве, лета 7157, Сентября в 7 день.

У подлинной грамоты позади пишет: Лета 7157, Июня в 30 день, Божиею Милостиею, Мы великий государь царь и великий князь Феодор Алексеевичь, всеа великия и малыя и белыя Росии самодержец, сей грамоты слушав, пожаловали Николаевского Угрешского монастыря игумена Герасима да келаря старца Софрония с братьею, велели им и кто по них впредь иный игумен и келарь, и братия будут в Курмышском уезде рыбными ловлями, рекою Сундовиком с озерами и с западными озерками, с падучими речками, владеть по писцовым книгам и по сей грамоте, по прежнему, безоброчно. Припись дьяка Федора Тютчева, по склейкам припись дьяка Томилы Перьфильева.

№ 7. 1652. Ноября 22

Божиею Милостию, Мы великий Государь Царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии Самодержец, пожаловали есмя богомольцов своих Николы Чюдотворца Угршского монастыря игумена Кирила азбратьею или кто по нем в том монастыре иный игумен азбратьею будут. Били нам челом они Угрешского монастыря игумен Кирило азбратьею, чтоб мы пожаловали их вместо взятые монастырские вотчины села Дюдиковы пустыни к чюдотворцу Николе в Угрешский монастырь вотчиною Кременским посадом и по нашему де указу тот Кременский посад к чудотворцу Николе в Угрешский монастырь отказан, и отказные книги к нам к Москве в Галицкую четь присланы, а нашей вотчинной грамоты на тот Кременской посад в монастырь не дано, и нам бы их пожаловали, велети на тот Кременский посад к Чюдотворцу Николе в Угрешской монастырь дати нашу жалованную грамоту, а на челобитной их помета нашего думного Диака Лариона Лопухина пожаловали есмя будет Кременск дал им в вотчину, велели им дать нашу жалованную грамоту и в вотчинной грамоты на тот Кременской посад в монастырь не дано, и нам бы их пожаловати, велети на тот Кременский посад к Чюдотворцу Николе в Угрешской монастырь дата нашу жалованную грамоту, а на челобитной их помета нашего думного Диака Лариона Лопухина пожаловали есмя будет Кременск дал им в вотчину, велели им дать нашу жалованную грамоту и в Приказе Галицкие четверти сыскано в прошлом во 159 году Июня в 21 день в Приказ Галицкой чети к окольничему нашему ко князю Ивану Ивановичю Ромодановскому да к Диаку нашему к Ивану Тимашову и с Приказу сыскных дел боярина нашего князя Юрья Алексеевича Долгорукого в памяти за приписью диака нашего Богдана Обобурова написано в Приказе сыскных дел в вологодских в сыщиковых в переписных книгах столника князь Самойла Шейсунова прошлого 157 году написано: взято на нас Николы чюдотворца Угрешского монастыря вотчина Дюдикова пустыня на реке на Вологде, а от посадцких дворов, что была Кирилова монастыря Еремевская слободка вверх по реке по Вологде до тое пустоши до крестьянского крайнего двора по мере по берегу церковные и крестьянские пашни восьмдесят две сажени, а в той слободе церковь Пречистые Богородицы Знамение, церковь Николы чюдотворца, у церкви Поп да дьякон да пономарь; да в том же оне по нашейных и пашенных торговых и промышленных и ремесленных людей, и которые кормятца черною работою, и на судах в ярышках ходят, и подсоседников восьмдесят шесть дворов людей в них самих, и вдов, и племянников, и внучат двестесемнадцать человек, и о той вотчине селе Дюдикове били нам челом Николы чиодотворца Угреш- ского монастыря Игумен Нифонт да келарь старец Мисайло збратьею, а сказали; отписал де у них сыщик князь Самойло Шейсунов старинную вотчину село Дедюкову пустыню а та вотчина Николы чюдотворца, как монастырь построен и нам бы их пожаловать, не велеть у них той их старинной вотчины отнять и подал в приказ сыскных дел Угрешского монастыря служка Васка Останков на то село крепости сошную писца Тимофея Карамышева с товарыщи 7052 году, да жалованную грамоту отца нашего, блаженные памяти Великого Государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии 129 году, какова дана с прежней жалованной грамоты блаженныим памяти Великого Государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии, да таж грамота подписана на наше имя, да выпись с вологотцких книг Семена Коробьина да подъячего Федора Стогова 136 и 137 и 138 году, и Воложаня посадцкие люди били нам челом чтоб нам их пожаловать, не велеть того села Дюдикова с лавочными с торговыми и с промышленными людьми от города от Вологды от посаду отнять, и в нашем в указе и в соборном уложенье в печатной книге в девятой надесять главе в осьмой статье написано: «которые в городе на посадех и около посадов патриарши властелинские и монастырские вотчины и боярские, и окольничичъ, и думных, и всяких чинов людей вотчиныжъ и поместья, а владеют они теми вотчинами и поместьями по дачам и покрепостям, и сошлись те вотчины и поместья с посады дворы здворами или близко посадов, и те вотчины и поместья взять за нас и устроить к посадам податми и службами, а против тех взятых поместей и вотчин указали мы дать им в ином месте из наших сел», и во 159 году Марта в 21 день Мы указали и бояре наши приговорили Николы Чюдотворца Угрешского монастыря село Дюдиково взять совсем в посад к Вологде, а в то место дать в монастырь к Николе Чюдотворцу Кременской посад совсеми угодьи. Помета о том на докладной выписке нашего думного диака Семена Заборовского, а но памяти из Галицкие четверти за приписью диака нашего Ивана Тимашова написано в писцовых книгах Юрья Поливанова 134 году в Кременску на посаде двенатцать дворов, людей в них тож, да дворовых тридцать два места, и с тех жилых дворов из дворовых мест платить в нашу казну по два рубли с полтиною на год да в Кременскужь в слободах пустых дворовых и огородных мест и отводной пахатной пашни и перелогу, опричь старинново болшого лесу сто двадцать семь десятин, а по списку с переписных книг 145 году, каков список прислан в Галицкую четь и с поместного приказу, написано: в Кременску на посаде пятдесят один двор, людей в них сто семь человек, а оброку с них за всякие доходы положено по сороку рублев на год, да с мельницы оброку по рублю по десяти денег на год, а 154 году в переписных книгах написано всего в Кременску на посаде посадцких людей в них сто пятнадцать человек; и во 159 году по нашему указу посылан в Кременск Емельян Ялчин а велено ему в Кременску посадцких людей дворы и во дворех людей по имяном, и Кременского посаду всякие угодья переписати, а переписав тот Кременской посад совсеми угодьи отказать по переписным книгам Федора Засецкого да подъячего Нестера Яковлева 145 году к Николе Чудотворцу в Угрешский монастырь игумену Нифонту да келарю старцу Мисаилу збратьею. И Мы Великий Государь Царь и Великий князь Алексей Михайловичь всея Русии Николы чюдотворца Угрешского монастыря игумена Кирила з братьею или хто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут пожаловали, велели им на Кременеск на посад дати сю нашу жалованную грамоту, и велели им Кременским посадом со всеми посадцкими людьми и с пашнею и всякими угодьи владеть по сей нашей жалованной грамоте и по писцовым и по переписным книгам вместо взятые их монастырские вотчины Вологотцкого уезду села Дюдиковы пустыни. Дана ся наша Государьская жаловалная грамота в нашем царьствующем граде Москве. Лета 7160 года Ноября в 22 день. В конце сей грамоты приложена печать красного воску.

На обороте сей грамоты написано: Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Русии Самодержец.

Лета 7186 году Июня в 30 день Божиею Милостию Мы великий Государь Царь и великий князь Феодор Алексеевичь всея великия и малыя и белыя Росии Самодержец, сей жалованной грамоты слушав, пожаловали Николаевского Угрешского монастыря игумена Герасима да келаря старца Софрония збратиею, велели им и кто по них впредь иный игумен и келарь и братья будут Кременским посадом, и посацкими людьми, и пашнею, и всякими угодьи владеть по писцовым и по переписным книгам и по сей жалованной грамоте по прежнему, а о наших великого Государя доходех и о всяких поборех и о судных и о пошлинных статьях быть потому, как в указе отца нашего Государя, а блаженныя памяти великого Государя Царя и Великого князя Алексея Михайловича, всея великия, и малыя, и белыя Росии Самодержца и в соборном уложенье напечатано и после соборного уложенья по приговором бояр наших, которыя вновь состоялись. Подписали диак Федор Тютчев, диак Тимашов, справил Степка Лелеков.

* * *

1

Кн. Б. Черт., стр. 127.

2

Др. Вивл. Ч. I, стр. 48. Первая дух. Гр. 1328–1341 годов.

3

Д. Ар. Св. Син. №488. 1781 г.

4

Гр. Царская. 1545 г., см. в прилож.

5

Гр. Царская тамже.

6

Оп. Тр. Лав., стр. 157. Рукопись № 16.

7

П. С. Р. Л. Ч. IV, стр. 152.

8

М. 17 стр.

9

Син. Мон. № 1 См. в прилож.

10

Ист. Кар. Ч. VII, стр. 66, прим. 219.

11

П. С. Р. Л. Ч. XVIII. (Воскресенский лет.), стр. 234.

12

Там же, Ч. IV, стр. 159; Ч. 5, стр. 39.

13

Там же, Ч. VIII, стр. 162 и 165.

14

Ист. Р. Иер. Ч. I, стр. 245. Ист. Кар. Ч. 7, прим. 383.

15

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

16

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

17

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

18

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

19

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

20

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

21

Ист. Р. Иер. Ч. II. Гл. 5. О степенях Российских монастырей. Стр. LXV–LXXXVII.

22

Др. Вивл. Ч. VII, стр. 113–122.

23

Акты Истор. Грамота о избр. Бориса Годунова (утвержденная). Ч. II, стр. 42.

24

С. Гр. и Дог. Ч. II. Стр. 450; Ист. Кар. Ч. 12. Стр. 148 и пр. 61.

25

Дух. Регл. л. 88.

26

Др. Вивл. Ч. X. Устав Успенского Собора во мн. местах.

27

Тамже, Ч.VII, стр. 240.

28

Тамже, Ч. VII, стр. 313–343.

29

Тамже, Ч. VII, стр. 414–443.

30

Ист. Р. Иер. Ч. II, стр. 534.

31

Список Настоятелей (Глава V).

32

Тамже.

33

См. Выше прим. 14, 15, 16.

34

Выходы, см. сл. Походы.

35

См. Оглавление Синодика (Глава VII).

36

Тамже л. 50 на обор.

37

Тамже л. 111.

38

С. Гр. и Дог. Грамота Царевича во время чумы 1653 г.

39

Пут. Макария, Travels of Macarius. Ч. II, стр. 243.

40

Ландр. кн. 1713 г. (Моск. Архив. Старых дел в Кремле).

41

Д. М. Д. К. 1756 г. 14 Июля, № 55.

42

Опись № 1.

43

Монастырские списки означ. годов.

44

Монастырские списки означ. годов.

45

Монастырские списки означ. годов.

46

Монастырские списки означ. годов.

47

Ист. Р. Иер. Ч. IV, стр. 76.

48

Там же, Ч. IV, стр. 88 и след.

49

Ист. Р. Иер. Ч. VI, стр. 429 и след.

50

См. Родосл. кн. Петра Долгорукого. Ч. II,стр. 321. № 30; стр. 324.

51

Ист. Р. Иер. Ч. I, стр. 246.

52

Сл. Дух. Пис. Ч. II, стр. 149. 83 и Ист. Р. Иер. Ч. I, стр. 240.

53

Д. Арх. Св. Син. 1721 г. № .

54

П. С. Р. Л. Заимствовано из Соф. Врем. и Ник. лет. и из Ист. Г. Р. Кар.

55

Из Архива Св. Синода. Дело № 488. 1781 г.

56

П. С. Р. Л. Лет. Новгор. IV-я, стр. 159.

57

Там же, Соф. Врем. (ч. V Полн. Собр.), стр. 39 и Лет. Новгор. стр. 165.

58

Соф. Врем. стр. 241 и Воскр. Лет. (ч. VIII, II. Соб. Р. Л.) 234 стр.

59

Там же стр. 162.

60

Там же стр. 165.

61

Там же стр. 234.

62

Соб. Гр. и Дог. Ч. I, стр. 405 и Др. Вивл. Ч. I, стр. 405 т ч. 3, стр. 7.

63

Ник. лет. стр. 219, Ист. Кар. Ч. 7, пр. 349.

64

Ист. Рос. Иер. Ч. I стр. 245. Ист. Кар. Ч. VII, пр. 383, несогласие в числах: по одному – 9 Февр. по другому 14 Февр.?

65

С. Гр. и Дог. Ч. I, стр. 414.

66

Син. Лет. № 365, 543, см. Ист. Кар. Ч. VII, стр. 66 и пр. 219.

67

Царств. Кн., стр. 123, и Ист. Кар. Ч. VII, стр.51.

68

Ник. Лет. Ч. VII, стр. 237. Ист. Ч. VIII, пр. 587.

69

Др. Вивл. Ч. VIII, стр. 108. В четвертый раз Царь женился на девице Анне Григорьевне Васильчиковой (во иноч. Дария † 1626 г. 7 Янв.)

70

Соб. Гр. и Дог. Ч. II, стр. 99.

71

Др. Вив. Ч. VII, стр. 122.

72

Акты Истор. Ч. II, стр. 42.

73

Ист. Кар. Ч. XII, стр. 146 и прим. 604, 607.

74

Соб. Гр. и Дог. Ч. II, стр. 450; Ист. Кар. Ч. XII, стр. 148, прим. 616, и Ник. Лет. см. под годом.

75

Ник. Лет. стр. 159; Ист. Кар. Ч. XII, стр. 175, пр. 739.

76

Ист. Кар. Ч. XII, стр. 194, пр. 435.

77

Дв. Раз. Ч. I, столб. 131.

78

Там же, стр. 226.

79

Там же, стр. 451.

80

См. Главу о Вкладах.

81

Дв. Раз. Ч. I, стр. 509.

82

Там же, стр. 554.

83

Там же, стр. 680.

84

Там же, Ч. II, стр. 60, 384.

85

Др. Вивл. Ч. VII, стр. 240.

86

Дв. Разр. Ч. III, стр. 60.

87

Дв. Разр. Ч. III, стр. 89 и Вых. Гос., стр. 180.

88

Дв. Разр. Ч. III, стр. 312.

89

Вых. Гос., стр. 283.

90

Дв. Раз., Ч. III, стр. дополн., стр. 102.

91

Дв. Раз., Ч. III, стр. дополн., 262.

92

Дв. Раз., дополн., стр. 333.

93

Дв. Раз., Ч. III, дополн., стр. 316 и Вых., стр. 410.

94

Вых. Гос., стр. 419.

95

Во время своего первого путешествия, Патр. Макарий находился в Москве на освящении новоотстроенных Патриарших палат (там где ныне Патр. Ризница). Весьма подробное и любопытное описание пира, по случаю новоселия находится в опис. Пут. Мак. (Travels of Makarius) ч. II, стр. 244 и след.

96

По другому списку совершал Лит. не Макарий, а Паисий: но гораздо правдоподобнее, что Макарий пожелал еще раз отслужить перед отъездом в присутствии Царя. См. Дв. Раз. Ч. III, стр. 786, пр. 2.

97

Дв. Раз. Ч. III, стр. 775–790; Вых. Гос., стр. 497.

98

Вых. Гос., стр. 513.

99

Там же.

100

Др. Вивл. Ч. VI., стр. 327.

101

Дв. Раз. Ч. III, стр. 1390–1393.

102

Жит. Протоп. Аввакума им самим писанное; изд. под ред. Тихонравова. С.-Пб. 1862., стр. 74–76.

103

Др. Вив. Ч. I, стр. 313–343.

104

Там же, стр. 414–443.

105

Дв. Раз. Ч. IV, стр. 213.

106

По всей вероятности, что Боярину Ал. Петр. Салтыкову принадлежало Село Петровское, находящееся в 3-х верст. от Угреши; оно на берегу Москвы реки, на горе; видимо из монастыря.

107

Ист. Петра I. Устрял. Ч. II, стр. 134–135; Дневн.Гордона, 1690 г. 2 Мая, 1691 г. 14 Марта.

108

Там же.

109

Др. Вив. Ч. V, стр. 258. Дневник Шереметева.

110

Ист. П. I. Устрял. Ч. III, стр. 219.

111

Дух. Регл.

112

Там же, см. подписи и Ист. Рос. Иер. Ч. VI, стр. 874.

113

Дело о ветхост. мон. Из дел Арх. Ст. Дел; Кн. Монаст. Ведом. № 5, стр. 174–177.

114

Из Дел Мон. Архива.

115

Из Дел Мон. Архива.

116

Ист. Рос. Иер. Ч. II, стр. LXXXVII и Ч. VI, стр. 1056.

117

См. Жизнеоп. Преосв. Амвросия, соч. Бантыш-Каменского.

118

Ист. Моск. Еп. Упр. Ч. II, кн. 2-я, стр. 77–92 и пр. 147–186.

119

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

120

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

121

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

122

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

123

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

124

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

125

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

126

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

127

Дела Монаст. Арх. и записн. тетради.

128

Отчеты Монаст.

129

Отчеты Монаст.

130

Отчеты Монаст.

131

Отчеты Монаст.

132

Письма Митр. Фил. К Ан. Ник. Муравьеву – Письмо 352-е, 16 Июня 1858 г. Подробности о посещениях Владык – заимствованы из собственно-ручных заметок О. Архимандрита Пимена, некоторых братий очевидцев и из записок составителя сей летописи с 1867 г.

133

Через год после своего посещения Джемс Райтсуэй прислал от. Арх. «Книгу Молитв общественных Англиканской Церкви, на Латинском языке: Liber Precum Publicarum Ecelrsiae Anglicarum; a Gulieimo Bright».

134

Московск. Ведомости. 1869 г. Сентября 6.

135

См. выше прим. 44.

136

Из Дела об освидетельствовании ветхостей в Николо-Угрешском монастыре архитект. Иван. Мичуриным. 1737–1743 г. Из Гос. Арх. (Старых дел) Минист. Юстиции, Кн. Монаст. Ведом., № 5, стр. 174–177.

137

Опись монастыря составленная в 1763 г. Июля 2-го Поручиком Ваксель.

138

Из монастырского архива.

139

Св. Ворота – см. ниже в счете ограды, прим. 30-ое.

140

Часовня – см. ниже в счете ограды, прим. 30-ое.

141

Амбары, погреба, закрома стоили 1,700 р. с.

142

Кладовые, конюшни, ледники, квасоварня и келлии вратарей 6,850 р. с.

143

Колокольня 40,000 р. с.

144

Церковь во имя Усекнов. Главы Св. Иоанна Предтечи (на колокольне) 1,500 р. с.

145

Больничный корпус со всеми принадлежностями аптекою и Скорбященскою Церковию – стоили 20,000

146

Часовня где Гроб Пр. Николы Святоши иконостас. 300 р. с.

147

Церковь Трапезная, Св. Ап. Матфея и Вел. Мучен. Параскевы 2,600 р. с. Склеп в котором погребены храмоздатели Александровы 685 р. с.

148

Распространение здания, в котором Успенская церковь и Трапезная Палата, пристр. Прид. Марии Египетской, отделка церквей, позолота, стен. Живопись. 30,000 р. с.

149

Риза и сияние на икону Успения, что над Царскими вратами 52 ф. в., 2,320 р.; Девять сер. золоч. риз на местн. иконах – весом 4п. 9 ф. 7,000 р. с. Оклад царских дверей весом 32 ф. 1,340 р. с. Итого оклады в Успенской церкви 10,660 р. с.

150

Перестройка Николаевского Собора, поновление и позолота иконостаса, стенная живопись и лепная работа 14,000 р. с.

151

Хоругви – весом 33 ф. сереб. Золоч. 1,500 р. с.

152

Дарохранительница пожертвованная Анисиею Мих. Зубовою в 1849 г. 500р. с.

153

Первый Братский корпус в кот. 48 келлий 31,000 р. с.

154

Новая Трапезная Палата 6,400 р. с.

155

Второй Братский корпус без отделки 13,000 р. с.

156

Казанская церковь 9,300 р. с.

157

Богадельня, рухлядная Палата, мастерские 13,000 р. с.

158

Водопроводы, чистка прудов, плотины, мосты и пр. 3,000 р. с.

159

Сушильня, прачечная, баня 3,000 р. с.

160

Часовня на Братском кладбище 1,880 р. с.

161

Архиерейские Палаты 13,300 р. с.

162

Островской дом, кухня и каменная около сада ограда были куплены монастырем с публичного торга в 1867 году за 2,500 р. с. Вот материал извлеченный из оных: Кирпичу 500 тыс. стоимость 7,500 р. Камню белого 6,000 шт. 1,200 р. Железа листового и иного 1,000 пуд. 2,000 р. Дубов. Дверей, панелей, косяков и пр. 600 р. Лещади половой и изразцов на 100 р. Около 80 кубик. буту и лому 600 р. Дом: стены, балки, накаты, полы 1,000 р. Всего 13,000 р. Дерево: – стены соснового леса почти балочной толщины, дубовые двери, колоды окон и дверей, дубовые панели, лестница – все употреблено на дом Архиерейский; белый камень, частью употреблен на Арх. Дом, на строющееся училище – и осталось еще более половины. Кирпичу кроме изведенного для Арх. Д., осталось еще много для постройки училища.

163

Скитские постройки кроме Церкви стоили 10,000 р. с.

164

Церковь, часовня, склеп, камен. стена 32,000 р. с.

165

Ограда около монастыря без малого имеет в окружности 800 саж. в оной 8 ворот, 16 башен из коих 14 новых. Часовня у Святых ворот; – на все пошло кирпичу (нового и частью старого из прежней разобранной ограды) до 2-х миллионов, построение всего стоило 52,000 р. с.

166

Странно-приимный дом 1,200 р. с.

167

Зимняя гостиница, летняя гостиница, двор и надворное строение 26,000 р. с.

168

Зимняя гостиница, летняя гостиница, двор и надворное строение 26,000 р. с.


Источник: Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря / [авт. предисл. Димитрий]. - Москва : Тип. В. Готье, 1872. - 121 с., I-IX, 32 c.

Комментарии для сайта Cackle