Азбука веры Православная библиотека митрополит Платон (Левшин) Описание монастыря Спасо-Вифанского и воспоминание о московском митрополите Платоне



Н.Д. Горчаков

Описание монастыря Спасо-Вифанского и воспоминание о Московском Митрополите Платоне

В 1785 году Митрополит Платон собственным иждивением основал монастырь Спасо-Вифанский, в 5 верстах от Троицкой Лавры, или от дома Преподобного Сергия, как называют эту знаменитую Обитель древние летописцы. В 1787 году монастырь Вифанский совсем отстроен, но не был самостоятельный, а принадлежал Лавре – до 1797 года, когда Император Павел I-й, посетив его после своей Коронации; повелел числить во втором классе и при нем устроить Семинарию, для содержания которой назначена, по тогдашнему времени, значительная сумма. Наместнику Лавры Троицкой велено быть и Архимандритом Вифанским; из них первый был Назарий.

К основанию монастыря Вифанского Платон приступил, когда последовало дозволение от

Екатерины II – й , иметь ему по своей воле пребывание и в Троицкой Лавре, поруча Епархиальное правление назначенному Викарию, Крутицкому Епископу Амвросию, в последствии бывшему Митрополиту Новгородскому и С.-Петербургскому: – Архипастырь Московский желал в построенной им Обители окончить жизнь свою, назначив тут и место для своего погребения.

Монастырь имеет каменную ограду с башнями; к большей Московской дороге вид его отрыт и хотя не представляет великолепия и огромности, но привлекает зрение воспоминанием о незабвенном его основателе и близости к Лавре величественной, часто посещаемой Особами Августейшего Императорского Дома, усердствующими богомольцами из всех стран Государства Российского и Иностранными путешественниками. – В Монастыре соборная церковь Преображения Господня, по внутреннему устройству, может назваться единственною: другой подобной нигде нет. Она стоит против св. ворот, над которыми колокольня имеет фигуру кругло-продолговатую. При первом входе в нее, она поражает удивлением. На месте, где по обыкновению должно быть иконостасу, представляется искусственная гора, на которой виден позлащенный иконостас и Престол. Эта мысль принадлежала самому Митрополиту Платону и она показывает, какой гениальный дар имел в изобретении этот достойно славимый Иерарх, которого известный Киевский Проповедник Леванда называет отцом отцов. – В самой горе придел Воскресения Лазаря, а в стороне хранится деревянный гроб, в котором обретены мощи Св. Сергия Радонежского. Тут же погребен и сам Основатель этой церкви и обители, Митрополит Платон. Над гробом его многие посетители совершают панихиды, испрашивая блаженства душе Святителя, которого имя и теперь еще произносится с уважением и воспоминанием важных заслуг его Церкви, Отечеству и Просвещению оказанных. – На крышке гробовой следующая самим Платоном сочиненная надпись: «Здесь погребен телом Преосвященный Платон, Митрополит Московский, Архимандрит Троицкой Лавры и сея Вифанския обители и при ней Семинарии основатель».

Для входа на гору к Алтарю по обеим сторонам устроены лестницы; они ведут к клиросам, от которых по стенам хоры и вокруг их искусно написанные небольшие Образа Св. Отцов, Учителей Вселенской Церкви, а над ними икона Спасителя.

По правую сторону храма Архиерейский дом и в нем церковь Сошествия Святого Духа, устроенная подобно древней Скинии. Пред домом стоит Памятник с надписью, из которой видно, что в 1797 году, Апреля 24 дня Император Павел I-й с Государынею Императрицею Мариею Феодоровною и со всею Августейшею фамилиею благоволил посетить Вифанию и имел здесь трапезу, а Мая I Государь эту Пустынь во второклассный монастырь преобразил и еще повелел устроить в нем училище просвещения (Семинарию). Тут же на аллегорической картине слова:

M. P. Hie condit illam.

P. I. Conditam ornavit iste.

За церковию кладбище, где погребаются братия Троицкой Лавры и монашествующие в Вифании. В самом монастыре и вне оного: Гостинница, келии для братии, богадельня, дома для монастырских служителей и Семинария, – здание обширное, недавно увеличенное. Она открыта в 1800 году, в день храмового праздника Преображения Господня, 6 Августа.

Дорога, ведущая к обители Вифанской, идет из Троицкой Лавры, в Александров, уездный город – Владимирской Губернии. На ней, не доезжая Вифании, с давних времен был дом, принадлежащий Лавре, называемый Корбуха, с рощею, регулярным садом, с беседками, прудами и плотинами. Все место обнесено с трех сторон каменною оградою. Здесь воспитанники Семинарий: Троицкой и Вифанской, во время вакации, в присутствии самого Платона, певали Духовные кантаты, гуляли и веселились. Для развлечения после трудов учебных и для упражнения в произношении и движении, он дозволял Студентам и ученикам в комнатах семинарских представлять избранные Трагедии Сумарокова и Княжнина, также сцены из Греческой и Римской Истории.

Внизу небольшого возвышения, где стоит монастырь, пространный луг и плотина, замыкающая пруд, называемый Ершовским, начинающийся от прудов Корбушских. Этот пруд при плотине довольно обширен, разливается далеко и представляет озеро, чрез которое вдали видна вся величественная Лавра.

Незабвенный основатель Обители Вифанской наречен в 1776 году Архиепископом Московским, 1778 г., в присутствии Императрицы Екатерины II-й, в большом Успенском Соборе провозглашен Митрополитом; а в Ноябре 1812 г. скончался; но память об нем до сего времени сохраняется как бы о живом в народе и особенно в Духовенстве Московском, которого он был преобразователем, а можно сказать и отцом. – Заслуги его Церкви и Отечеству оказанные, могут составить особый отдел в Истории Иерархии Российской. – Более двадцати томов Творений его останутся вечным памятником высоких дарований Иерарха, бывшего славою века Екатерины II-й, Александра I. – При рождении этого Государя в 1777 году, он принеся Господу Богу благодарение о таковом радостном событии, произнес в Успенском Соборе Слово, ознаменованное счастливым предсказанием о Благословенном, – он между прочим говорит: «Новорожденный Князь, заимствуя кровь и бытие от столь славных начал, несомненную подает надежду, что будет Он в свое время украшением Царскому роду, подпорою благочестия, утехою России».

Достопамятная Речь Платона при Короновании Александра, останется навсегда образцом неподражаемого витийства; она переведена на Французский, Немецкий и Английский языки. Ученые мужи в этих Государствах отзывались об ней с отличного похвалою и поставляли ее примером красноречия и величия мыслей в подобных Речах. – В ней он между прочим сказал, обращаясь к Императору: «Предстанет лицу Твоему пространнейшая в Свете Империя, каковую едва видала Вселенная и будет от мудрости Твоей ожидать во всех своих членах и во всем теле совершенного согласия и благоустройства. Узриши сходящие с Небес весы правосудия co гласом от Судьи Неба и земли: да судиши суд правый и весы Его да не уклониши ни на шуее, ни на десное. Узриши в лице благого Бога сходящее к Тебе милосердие, требующее да милостив будешь ко вручаемым Тебе народам. – Достигнут престола Твоего вдовицы, и сироты и бедные, стесняемые во зло употребляемою властию и лицеприятием; мздоимством лишаемые прав своих, и вопить не престанут, да защитиши их, да отреши их слезы и да устроиши их везде проповедовать Твою промыслительную Державу. – Предстанет и самое человечество в первородной своей и нагой простоте, без всякого отличия порождений и происхождений: взирай, возопиет, общий Отец, на права человечества! Мы равно все чада Твои. Никто не может быть пред Тобою извергом, разве утеснитель человечества и подымающий себя выше пределов его. – Наконец благочестию Твоему предстанет и Церковь, сия мать, возродившая нас духом, облеченная в одежду, обагренную кровию Единородного Сына Божия – и к Тебе, Благочестивый Государь, яко первородному Сыну своему прострет руки свои и ими объяв Твою любезнейшую выю, умолять не престанет: да сохраниши не для Себя токмо, но паче да явиши Собою пример благочестия и тем да заградиши нечестивые уста вольнодумства, и да укротиши злой дух суеверия и неверия».

В 1812 году Платон услышав о вступлении Наполеона в Россию, заплакал и сказал: «Боже мой! до чего я дожил,!» Когда Александр в июле того года прибыл в Москву, то Митрополит прислал ему Образ Св. Сергия при следующем достопамятном писании: «Всемилостивейший Государь Император! Первопрестольный град Москва, новый Иерусалим, приемлет Христа своего яко мать в объятия усердных сынов своих и сквозь возникающую мглу провидя блистательную славу Твоея Державы поет в восторге: «Осанна! – благословен грядый! Пусть дерзкий и наглый Голиаф от Пределов Франции обносит на краях России смертоносные ужасы; но кроткая Вера, сия праща Российского Давида, сразит внезапно главу кровожаждущей его гордыни! Се Образ Преподобного Сергия, древнего Ревнителя о благе нашего Отечества, приносится Вашему Императорскому Величеству – болезную, что слабеющие мои силы препятствуют мне насладиться любезнейшим Вашим лицезрением: теплые воссылаю к Небесам молитвы, да Всевышний возвеличит род правых и исполнит во благих желание Вашего Величества».

В ответ на это писание последовал Рескрипт следующего содержания: «Преосвященнейший Платон! Я получил от Вас письмо и при нем Образ Преподобного о. Сергия. Первое принял Я с удовольствием как от знаменитого и Мною уважаемого Пастыря Церкви, второе с благоговением. Образ Св. Поборника Российских военных сил велел Я отдать составляющемуся для защиты Отечества Московскому ополчению: да сохранит Он его Своим предстательством у Престола Божия и да продлит молитвами Своими украшенные честию и славою дни Ваши. Препоручая себя молитвам вашим, пребываю вам благосклонный, и проч.»

Образ, посланный Императору, устроен из гробовой доски Преподобного Сергия; он сопутствовал Царю Алексею Михайловичу и Петру Великому в походах и сражениях. В 1814 году возвращен опять в Лавру и стоит теперь над южными дверьми Алтаря в Троицком Соборе. На задней серебряной доске сего Образа описаны сражения, приступы и взятие крепостей и городов, при коих он обносим был.

Приближение неприятельской армии к Москве, куда Платон приехал из Троицкой Лавры в день ужасной Бородинской битвы, поразило eгo гopecтию: он пред Образом Спасителя упал на колена и долго молился со слезами. Силы его ослабели до того, что едва мог передвигать ноги, самое зрение помрачилось. Он уехал в Махрицкий Монастырь, но оттуда скоро возвратился в Вифанию. – Командовавший Тверским Ополчением Князь A. А. Шаховской первый известил Платона об изгнании врагов из Москвы. С этим уведомлением отправлен был к нему Адъютант Палицын. И весть и фамилия вестника, памятная по Келарю Троицкой-Лавры Аврамию Палицыну, участвовавшему в бессмертных подвигах Минина и Пожарского, при освобождении за два пред тем века, Москвы и России от Литвы и Поляков, восхитили маститого Архипастыря; он от радости заплакал, перекрестился и сказал: «Слава Богу! Москва свободна и я умру спокойно!» Ровно через месяц, 2 Ноября, он скончался на 76 году от рождения. – При отпевании его в соборе Троицкой Лавры, Ректор Семинарии, нынешний Архиепископ Ярославский Евгений произнес трогательное надгробное Слово, в котором он между прочим, сказал: «не стало Платона, столько лет полночный край освещавшего и своею зарею проникшего во все страны Европы. Закатилось светило, Венценосцам Российским толико любезное, и не редко в исполинском их шествии предходившее. Закатилось светило Церкви, слава нашего века, удивление потомства, украшение и образец Пастырей и проч.»

В Духовном Завещании Митрополита Платона особенно замечательны следующие слова: «Исповедаю Тебе, Господи, всем сердцем моим, – благодарю Тебя, что благоволил быть мне в причте Владычнего Дома Твоего, Церкви Твоей, и хотя сосуд есть скудельный, но невозгнушался Ты обратить его в малейшее служение и употребление в Священном и Царском Доме Твоем; – благодарю Тя, яко во многих моих делах к назиданию премудрого устроения Церкви Твоей, во благий успех мой содействовать и благодатию вспомоществовать благоволил. – Прошу и молю всю Церковь Божию, да пред Священным жертвенником приносимой таинственно духовной и умилостивительной жертвы Христовой, и о мне грешном рабе Платоне пролиются богоугодные молитвы, в отраду душе моей, и проч.»

Несколько сочинений Платоновых переведены на Французский, Немецкий, Английский и Италианский Языки. Его Богословие на Английском, переведенное Пинкертоном, принято в Великобритании с громкою похвалою и недавно напечатано уже вторым изданием. Переводчик оказал важную услугу Православной Восточной Церкви, о которой Англичане прежде имели превратное понятие.

Церковная Российская История его есть первая на отечественном языке. Она употребляется во всех духовных Училищах. Вот что сказал об ней Император Александр в своем рескрипте к сочинителю: «Преосвященнейший Митрополит Московский Платон! С особенным удовольствием получил Я писание Ваше и приложенное при нем сочинение, в котором столь достойно изображаете происшествия Церкви Российской. Будучи одним из знаменитейших Пастырей оныя, Вы почтили память предшественников, которых славу разделяете. История сохранит подвиги ревности Вашей, между тем, как красноречивые отворения Ваши доставят потомству те же утешения, которыми услаждали они современников. – Желая Вам усерднейше всякого блага, пребываю на всегда доброжелательный и проч.»

Славу Платона составляют: уважение к нему и доверенность Екатерины II, поручившей ему на рассмотрение Наказ свой, бессмертный памятник мудрости Великой Монархини; – дружба Императора Павла I, которого он был Наставником в законе Христианском и Императрицы Марии Феодоровны. – Этот Государь прежде всех в Москве первого Платона уведомил о рождении Великого Князя, ныне благополучно царствующего Императора Николая Павловича. Его, вскоре по рождении, Екатерина вынесла на руках своих к народу, принявшему Августейшего внука Ее с радостными восклицаниями, и сказала: «Вот дети, моя радость, а ваша надежда».

Римский Император Иосиф II, путешествуя по России в 1780 году, посетил Москву и Троицкую Лавру, где осматривал все с большим вниманием и рассуждал с Платоном о разных предметах учености. – Когда Екатерина II после того спросила Иосифа, что нашел он достопримечательного в Москве? «Платона» – отвечал Император.

Речь, произнесенная Платоном над гробом Петра Великого, при торжестве об истреблении в 1770 году Турецкого флота при Чесме, тогда же переведена на Французский язык и сделалась известною во всей Европе. – Достопамятен случай, когда Проповедник в этой Речи своей все великие дела Петровы исчислив, наконец подошел ко гробу Его и прикоснувшись к нему своим посохом, возвыся голос, произнес: «Восстань теперь Великий Монарх, Отечества Нашего Отец! восстань и возри на любезное изобретение Твое; оно не истлело от времени и слава его не помрачилась. Восстань и насладись плодами трудов Твоих! Флот Тобою устроенный, уже не на море Балтийском, не на море Черном, не на Океане Северном. Но где? Он на море Медитерранском, в странах восточных, в Архипелаге, близ стен Константинопольских и проч. О как бы Твое сердце, Великий Петр возрадовалось, если бы . . . . Но слыши! мы Тебе, как живому вещаем, – слыши: флот Твой в Архипелаге, близ берегов Азийских, Оттоманский флот до конца истребил. Российские высокопарные орлы торжествуя именем Твоим весь восток наполняют и стремятся предстать пред стены Византийские». Столь сильный и необычайный оборот речи Платоновой изумил Екатерину, присутствовавшую при этом торжестве с Государственными Сановниками и всем Двором своим.

Известный наш Археолог и Издатель жизнеописания Платонова И. М. Снегирев заключает этот труд свой следующими словами: «Уважаемый многими из великих мужей, которыми славился век Елизаветы, Екатерины II, Александра I, Платон своими деяниями соединил в Истории с их именами и свое имя; как ревностный строитель внешней и внутренней Церкви в своем отечестве, столь им любимом, он искоренил плевелы расколов, суеверия и безверия; в духовных Училищах, им умноженных, распространил вместе с благочестием свет просвещения; много содействовал к успехам красноречия, при нем процветавшего; бывши добрым Пастырем, он воспитал многих достойных Пастырей и справедливо наименован Отцом Μοсковского Духовенства».

Кому из просвещенных почитателей знаменитого Иерарха неизвестны стихи, в честь его сочиненные, их можно видеть в творениях: Державина, Петрова, Кострова, Мерзлякова и проч. – Кто не вспомнит трогательной Элегии на кончину его, Князя M. М. Долгорукого и в ней следующих двух стихов:

В училищах Отец,в беседе Любослов,

В Обители Монах, – а в кельи Философ.

Для Церкви и Отечества Платон останется незабвенным еще и потому, что под его руководством воспитывались и образовались в Академии Московской и в Семинариях: Троицкой и Вифанской многие знаменитые Архипастыри, коих имена Иерархическая История передаст потомству. Он предызбрал себе, еще в юношах, трех своих преемников: Августина, Серафима и Филарета.

Ему же обязан был своим начальным образованием и Михаил Десницкий, бывший Митрополит Новгородский и Санкт-петербургский. – Архиепископ Августин пред нашествием неприятелей в Москву в 1812 году и по изгнании их, действовал с ревностию, достойною преемника Платонова. Подвиги его займут несколько страниц в Истории достопамятных событий того времени. Серафим, после непродолжительного управления Московскою Епархиею, был Митрополитом Новгородским и С. Петербургским, Святейшего Синода первенствующим Членом.

Преосвященный Митрополит Филарет более 20 лет управляет паствою Московскою. Кроме исполнения дел высокого звания своего, он оказал важные услуги Церкви и Просвещению изданием классических сочинений своих: Церковно-Библейской Истории,Записок на Книгу Бытия, им же с Еврейского переведенной, – Разговора о Православии Восточной Кафолической Церкви, с приложением выписки из Окружного послания Константинопольского Патриарха Фотия к Восточным Патриархам же, и Катихизиса, употребляемого во всех духовных и светских Училищах в Государстве.

Разговор о Православии есть произведение не только важное, но можно сказать и единственное из всех прежде изданных сочинений об этом предмете. Преподаватели Церковной Истории могут с великою пользою, из этой книги объяснять учащимся, почему наша Церковь называется Православною и проч. Предуведомление в этом Разговоре Сочинитель заключает следующими достопримечательными словами: «Будем, единоверный читатель, блюстися от таких делателей в Вере, которые от Христа ведут нас к какому-нибудь земному учителю; но потщимся ко всем соблюдать миролюбие, которое, по моему мнению, есть венец нашей Церкви».

Поучительные Слова Московского Архипастыря проникнуты высокими истинами Св. Писания; они, по достоинству их, уважаются всеми любителями Духовного просвещения. Желательно видеть полное Издание их, которое принесет важную пользу читателям: в них есть мысли и доводы глубокие и оригинальные. – Его же Рассуждение о нравственных причинах неимоверных успехов наших в войне 1812 года, напечатанное в собрании Образцовых Русских Сочинений, по справедливости может назваться образцовым; в нем, между прочим следующие места в высшей степени превосходны:

«Участь Государств определяется вечным законом истины, который положен в основание их бытия и который, по мере их утверждения на нем или уклонения от него, изрекает на них суд, приводимый потом в исполнение под всеобъемлющим судоблюстительством Провидения».

«Что есть Государство? некоторый участок во всеобщем владычестве Вседержителя, отделенный по наружности, но невидимою властию сопряженный с единством всецелого. И так чем постояннее оно удерживает себя в союзе верховного Правителя Мира, соблюдением Его закона, благочестием и добродетелию, тем точнее входит во всеобщий порядок Его правления; тем несомнительнее покровительствуется Им; тем обильнее приемлет от Него силы к своему сохранению. Оставив Бога, оно может быть на некоторое время оставлено самому себе, по закону долготерпения, или в ожидании его исправления, или в орудие наказания для других, или до исполнения меры его беззакония; но вскоре поражается правосудием, как возмутительная область Божией державы».

«Что есть Государство? – великое семейство человеков, которое по умножению своих членов и разделении родов, не могши быть управляемо, как в начале, единым естественным отцом, признает над собою в сем качестве избранного Богом и законом Государя. И так чем искреннее подданные предаются отеческому о них попечению Государя и с сыновнею доверенностию и послушанием исполняют Его волю; чем естественнее Государь и поставляемые им Правители народа, по образу Его представляют собою отцов меньших семейств, украшая власть благотворением, растворяя правду милосердием, простирая призрение мудрости и благости от чертогов до хижин и темниц, тем узы, соединяющие правление с подчинением – неразрывнее, ревность ко благу общему – живее, деятельность – неутомимее, единодушие – неразлучнее, крепость – необоримее и проч.»

«Верует Российское Царство, что владеет Вышний Царством человеческим и, неотступно держась верою и упованием всемощного сего Владыки, от Него прияло мощь, дабы не колеблясь, удержать на раменах своих всю тяжесть своего бедствия, когда всеми земными силами было или боримо, или оставляемо. Когда правота и великодушие упражнены были в мерах безопасности вероломством и нарушением народных прав: благочестивейший Монарх не поколебался, но поручил свое дело Богу, и несумнился в народе своем.1 Верный народ непоколебался, но вверил судьбу свою Богу и Монарху и проч.»

«Крепкий союз любви между подданными и Государем, которого приобыкли они видеть нежным Отцом своим и мудрым и неусыпным Промыслителем, есть другой источник силы, сохранивший невредимую целость Государства против напряженных усилий к его потрясению и проч. Можно сказать, что в Москве, в самое несчастное ее превращение из Столицы Российской в ужасный стан Французский, подданные Александра были вернее своему Государю, нежели рабы Наполеона своему Повелителю: – известно, что своевольство Французского войска, еще более пагубное для него самого, нежели для опустошенной им Столицы, не могло быть укрощено ни присутствием, ни повелениями, ни самою жестокостию Наполеона; между тем как граждане Московские сохраняя послушание к единому законному Государю, по многократным и ласковым и грозным требованиям, не хотели даже предстать иноплеменному Властителю, решась страдать и умирать, но убегать с ним сообщения, и оставляя его с одними телохранителями, носиться по безлюдным путям вокруг Кремля, как привидения около надгробных памятников, и проч.»

«Свет видел, что мудрость, неусыпность и мужество управляли нашим делом; но как часто над ними виден был собственный перст Божий! Не Бог ли, в руце Которого сердце Царево, внушил Ему в самом начале брани сие решительное, даже прорицательное чувствование, – не полагать оружия, доколе ни одного врага не останется в пределах России, – чувствование, которое всему народу вдохнуло столь же непоколебимую решимость, и проч.»

«Ныне благословенная Богом Россия познай твое величие и не воздремли, сохраняя основание, на котором оно воздвигнуто! и проч.»

Столь знаменитый познаниями своими и усердием ко благу Церкви и Отечества, Митрополит Филарет, как и Платон, известен и в Англии, где некоторые поучительные Слова его переведены и напечатаны в Лондонском Журнале, под названием: Русский Проповедник. – Об этих Словах известные Английские Рецензенты отзываются с большою похвалою, а Проповедь, говоренную в Великую Пятницу в Невской Лавре, когда он был еще Ректором Духовной Академии, называют они образцовою и указывают особенно на следующие места в ней:

«Чего теперь ожидаете, вы слушатели, от Служителей Слова? Нет более Слова».

«Слово, собезначальное Отцу и Духу, рожденное для нашего спасения, начало всякого слова живого и действенного (Евр. 4:12) умолкло, скончалось, погребено и запечатано. Дабы вразумительнее сказать человекам пути живота, (Пс. 15:11) Слово сие оставило Небеса и облеклося плотию: но человеки не восхотели внимать Слову; растерзали плоть Его, и се взят oт земли живот Его, (Ис. 53:8). Кто же теперь даст нам Слово жизни и спасения?»

«Поспешим исповедать тайну Слова, которое долженствует обезоружить гонителей Его и которое возвращает Его душам, готовым принять оное. Слово Божие не связуется смертию. Как устное слово человеческое не совсем умирает в ту минуту, когда престает звук его, но паче восприемлет тогда новую силу, и прошед чрез чувства вселяется в умах и сердцах слышавших: так и ипостасное Слово Божие, Сын Божий, в Своем спасительном вочеловечении, умирая плотию, в то же время исполняет всяческое (Еф. 4:10) Своим духом и силою. По сему то, когда Иисус Христос изнемогает и умолкает на Кресте, тогда и небо и земля дают Ему глас свой, и умершие проповедуют воскресение Распятого и самые камни вопиют о Нем. И померче солнце и завеса церковная раздрася (Лк. 23:45) и земля потрясеся, и камение распадеся и телеса усопшах Святых восташа (Мф. 27:51–52).

«Христиане! Воплощенное Слово умолкает токмо для того, чтобы сильнее и действеннее глаголать к нам; сокрывается для того, чтобы внутреннее вселиться в нас (Ин. 1:14), умирает, чтобы даровать нам Свое наследие. Будучи собраны Церковию беседовать с умершим Иисусом, слышите живое Слово (Евр. 4:12) умершего, слышите данное от Него вам завещание: Аз завещаю вам, яко же завеща Мне Отец Мой Царство (Лк. 22:29) и проч.»

«Наше слово изнемогает, слушатели, чтобы сопровождать еще Великого Страдальца от Гефсимании до Иерусалима и Голгофы, от внутреннего Креста до внешнего. Но совершаемые ныне Церковию тайнодействия уже преднаписали вам сей путь и сей последний Крест. Он столь болезнен, что солнце не могло взирать на него и столь тяжек, что земля потряслась под ним, и проч.»

«Боже наш! Боже наш! вскую оставил еси возлюбленного Твоего? Ей, Господи! Ты оставил Его вмале, дабы на веки не оставить нас, Тебя оставивших. Отныне Он воцаряется, облекается в лепоту, препоясуется силою и утверждает вселенную, да неподвижится. Вознесенный от земли (Ин. 12:32) Крестом, Он простирает его на землю, и вся привлекает к себе на небо, и проч.»

Недавно в одном Немецком Журнале начали печатать отрывки из поучений Филаретовых, которые, вероятно, обратят на себя внимание многих Ученых в Германии, где лучшие сочинения наших известных Писателей не редко помещаются в тамошних Журналах.

* * *

1

Ни один из новых народов не имеет в Архивах своих столь знаменитого памятника, который оставил Александр в Объявлении своем народу, когда Французы вошли в Москву; – вот Его заключение: – «Боже Всемогущий! обрати мидосердые очи Твои на модящуюся Тебе с коленопреклонением Российскую Церковь; Даруй поборающему в праве верному народу Твоему бодрость духа и терпение. Сим да восторжествует он над врагом своим, и спасая себя, спасет свободу и независимость Царей и Царств!» – Изд.


Источник: Москва. В типографии С. Селивановского, 1843

Комментарии для сайта Cackle