митрополит Платон (Левшин)

Слово сказыванное при погребении, Господина Генерал-фельдмаршала, Сенатора, Действительного Тайного Советника и обоих Российских орденов, Белого Орла и святой Анны Кавалера, бываго Канцлера, Графа Алексея Петровича Бестужева‑Рюмина, Апреля 15 дня 1766 года

Блажени мертвии умирающии о Господе отныне: ей: глаголет Дух: да почиют от трудов своих.

Откр. 14:13.

Сей печальный гроб представляет пред очи наши общую человеческую судьбу, которой никто из смертных избежать не может. Но почто я сказал, избежать? ибо о смерти разные суть человеческие мнения. Иные подлинно смерти страшатся, и всемерно оной избежать желают. А другие напротив не только смерти не ужасаются, но некоторым образом оной и желают. Одни говорят: О смерть! коль горька есть память твоя:13 а другие вопиют: Мне еже жити, Христос: а еже умрети, приобретение есть.14 Увы мне! яко пришельствие мое, то есть, странствование в жизни сей, продолжися.15 Сия о смерти мнений человеческих разность происходит, от того, что одни будучи пленены страстями, чрезмерно привязывают себя к жизни сей: другие будучи пленены любовию Бога, совершенного с ним ищут соединения. Мы, Слушатели, суще чада церкви и дети воскресения, благочестивых да подражаем примеру, и приходящую смерть небоязненным должны встречать духом. Но чтоб нам в том больше уверенными остаться, посмотрим, что мы чрез смерть теряем в жизни сей, и что приобретаем в жизни будущей?

Смертию разрушается сей наш телесный состав, и душа, аки обнаженная, из жилища своего выходит. Но вемы, яко аще земная наша храмина тела разорится, создание имамы от Бога, храмину нерукотворенну вечну на небесех.16 Почему не о том скорбеть надобно, что одежду тела на время с себя скидаем, но паче о сем воздыхаем, в жилище наше небесное облещися желающе.

Смертию лишаемся жизни сей, которая, сколь многими горестьми есть наполнена, кому из вас неизвестно. Чрез все течение краткой жизни сей боремся мы с болезнями, с бедами, с несчастьями, а паче всего со страстями. Сколько в свете есть болезненных Лазарей, сколько, страждущих Иовов, сколько несчастливых Иосифов! яко в Океане волнуемся житейскими попечениями, и одна, так сказать, волна не успеет пройти, как надобно встречать другую. И сии тяжкие удары дотоле не престают нас поражать, пока напоследок не опровергнут во гроб, яко разбитый корабль в пристанище. Так мы чрез смерть лишаемся жизни.

Но вместо тоя приобретаем жизнь вечную, безболезненную, жизнь, в которой нет страсти смущающей, нет зависти иссушающей, нет бед оскорбляющих, в которой нет дряхлой старости, нет же и младенческой слабости, но состояние присноцветущее, никаким переменам не подлежащее, пребывание блаженное никаких пределов не имущее, житие непорочное ровное от всяких несовершенств удаленное. Сие в высокой мысли своей воображая блаженный Давид с радостным восторгом возопил: Господи сил! блажени живущие во дому твоем! во веки веков восхвалят тя. Лучше день един во дворех Твоих паче тысящ.17

Смертию лишаемся мы всех богатств. Ибо как наги взошли в мир сей, известно, что наги и выйдем. Но не знаю, должно ли нам печалиться о сей утрате, ежели рассудим, сколько надобно суетиться, чтоб их приобрести, а не меньше заботиться, чтоб оные сберечь. Ежели богатство честным образом снискивать, надобно весьма много труда; ежели бесчестным, надобно отяготить совесть свою: ежели его ни на что не жалеть, надобно впасть в беспутную роскошь; ежели его чрезмерно беречь, надобно обесславить себя гнусным скупости пороком. Но положим, что богатство здесь для всяких житейских нужд есть полезно; да можно ли сказать, что оное теряем мы, когда его промениваем на богатство небесное? Не в наших ли ушах слышно всегда оное Евангельское слово: Не скрывайте себе сокровища на земли, идеже червь и тля тлит, идеже татие подкопывают и крадут: скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкопувают, ни крадут. Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше.18

Смертию лишаемся мы честей. Подлинно надобно здесь оставить все гербы нашего достоинства и проститься со всеми титлами славы нашей. Но не высочайшей ли есть чести степень, чтоб удостоиться участником быть сокровенных Божиих советов, и пребывать в его вечной любви? Святый Богослов видел во откровении блаженных, сидящих на престолах, облеченных в белые ризы, носящих торжественные ветви, и имяху венцы златые на главах своих.19

Смертию лишаемся мы приятелей и другов. Но каких? Часто неверных, часто ласкателей, которые больше пользу свою, нежели нашу смотрят; а хотя и подлинно лишаемся искренних приятелей и верных другов: но вместо того входим в сожитие с чистейшими Ангелами, с Пророками, с преславным Апостольским ликом, с торжествующими мучениками, с увенчанными преподобными и со всяким праведным духом. Их обращением будем веселиться, услаждаться беседою, играть от шума празднующих. Да еще и того нельзя сказать, чтоб мы верных друзей лишались: нет! мы только им предшествуем, и за несколько времени наперед как бы из потопления на берег выплываем. Рано ли, поздно ли, все к единой мете поспешаем.

Смертию наша телесная красота помрачается, все части согнивают и в прах обращаются, рассыпаются кости, разрываются жилы, и весь состав истлевает.

Но некогда в последний день воскреснем со славою, и тогда пред имеющим воссиять солнцем правды Христом предстанем веселыми и радостными; очистятся наши чувства, просветится мысль, все душевные и телесные силы прославятся, Еже бо сеется, по Апостольским словам, в немощи, то постает в силе, сеется в тление, постает в нетлении: сеется не в честь, постает в славе.20

Смертию расстаемся мы с светом, и все вещи при западе нашем из глаз наших пропадают. Но вместо того входим торжественно во врата вечности, и соединяемся с крайним добром, Богом. Сей блаженного с Богом союз столь будет крепок, что Бог будет в нем, а он в Боге, будет обожен, или, по Павлову слову, Бог будет всяческая во всех:21 то есть, он будет разуму свет, сердцу веселие и тишина, очам радость, вкусу сладость, приятность ушам, он будет телу красота, пища и одежда: он будет всяческая во всех. И тогда исполнится пророчество Исаино: Приидут в Сион с радостию и веселием вечным: на главе бо их и веселие и хвала и радость приимет я: отбеже болезнь, я печаль и воздыхание.22

Теперь видеть мы можем, Слушатели, сколь смерть мало есть страшна человеку, христианским упованием утвержденному, и потому можно заключить, что кто лишаясь жизни сей, получает жизнь вечную, безболезненную; лишаясь богатства земного, восприемлет богатство небесное, лишается другов, удостаивается сожития святых; кто расставшись с светом сим, сподобляется участником быть блаженного лицезрения Божия: тот не умирает, но преставляется от смерти к жизни, и от земли к небеси; на малое время сном смерти засыпает, чтоб светлее воскреснуть в соборе святых, тот не умирает, но возобновляется, прославляется, и от всех своих трудов успокаивается. Блажени мертвии умирающии о Господе отныне: ей! глаголет Дух, да почиют от трудов своих.

Таковою блаженною кончиною, опочил в Бозе сей высокопочтенный и многими титлами прославленный муж, имярек, которого тело предаем земле, из коей оно и создано, а дух молитвами всея церкви препоручаем щедротам и милосердию Божию. Блажен тот, по словам писания святого, за которым благия дела в след его ходят! Муж сей знаменитыми своими делами еще в жизни сей заслуживал себе бессмертие, и собирая сокровище добродетелей, предуготовлял себя чрез то к сокровищу небесному некрадомому. От самых младых лет посвятил он себя общей пользе своего отечества, и так восходил по степеням честей, что одно достоинство другого было основанием и заслугою. Был он уже в знатнейших должностях еще при оном бессмертия достойном Государе Петре Великом: и к сему преславному Монарху отправлен был от Королевского Аглицкого Двора с кредитивом Министра: чем как премудрого оного Самодержца сердце было особливо обрадовано; так и он отменную получил себе славу, и от щедрого Государя награждение. Был также Министром и при других разных иностранных Дворах, и отличал себя прозорливою политикою в неопущении пользы дражайшего отечества своего. Потом будучи возведен на высокое главного Министерства достоинство, тяжесть многих государственных дел на раменах своих нес столь благополучно, что тем чувствительно Атласа Российского бремя облегчалося. И по всему тому был верный Самодержцев Всероссийских слуга, общества полезный член, отечества истинный Патриот.

Все сии добродетели может не так бы видны были, ежели бы Бог, по неведомым своим судьбам, не посетил его некоторыми несчастиями: но которые он столь великодушно снес, что показал себя и безроптательным судеб Божиих послушником, и благочестивым Христианином. Почему наконец и обрадовал его Бог в награждение терпения его высочайшим к нему благоволением ныне благополучно царствующей Всепресветлейшей Великой Самодержицы нашей. В сем состоянии последние свои дни посвятил богомыслию и приготовлению себя к вечному покою, и в глубокой старости достигши 73 лет преставился благочестиво. И может с Павлом сказать: Подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох.23 А мы со всею церковию помолимся о нем, да венец правды воздаст ему Господь праведный судия, и в лике блаженных да устроит его в святой своей вечности, Аминь.

Говорено в Невском монастыре Апреля 15 дня, 1766 года.

* * *


Источник: Том второй. В Москве 1780 года

Комментарии для сайта Cackle