Азбука верыПравославная библиотека Богослужение Толковый путеводитель по Божественной Литургии святителя Иоанна Златоуста


митр. Ионафан (Елецких)

Толковый путеводитель по Божественной Литургии святителя Иоанна Златоуста

Содержание

Краткая схема Божественной литургии Божественная литургия святого Иоанна Златоуста Входные молитвы Молитва личного благочестия Проскомидия Молитва предложения Великая ектения Молитва первого антифона Первый антифон Малая ектения Молитва второго антифона Второй антифон Единородный Сыне Малая ектения Молитва третьего антифона Во Царствии Твоем Молитва входа во святилище Молитва трисвятого славословия Трисвятое славословие Молитва на чтение святого Евангелия Ектения усердного моления Молитва усердного моления Ектения об усопших Молитва об усопших Ектения об оглашаемых Главопреклонная молитва Ектения верных Молитва верных первая Ектения верных вторая Молитва верных вторая Молитва личного благочестия Херувимская песнь Просительная ектения Первая Молитва приношения Символ веры Анафора Просительная ектения Молитва о спасительном причащении Главопреклонная молитва Молитва о причащении от руки Христовой Дополнительные молитвы перед причащением Молитвы перед причащением Благодарственные гимны по причащении Благодарственная ектения Благодарственная молитва Заамвонная молитва Молитва на потребление святых даров Приложение Иларион (Алфеев), епископ Венский и Австрийский. Божественная Литургия Иеромонах Микаэл Арранц. О древней практике произнесения ектении и чтении евхаристических молитвословий Борис Сове. Евхаристия в древней Церкви и современная практика Образ чтения молитв божественной литургии. Окружное послание Синода Элладской Церкви Архимандрит Роберт Ф. (Тафт). Было ли традиционно для ранней церкви чтение вслух литургических молитв?  

 

Опыт изложения молитвословий и ектений Божественной литургии святителя Иоанна Златоуста на русском языке с историко-богословским комментарием. Евхаристологические статьи.

Обновлённое издание

Апрель, 2017 год

На молитвенную память о блаженнопочившем Митрополите Никодиме (Ротове)

+ 05.09.1976 г.

Краткая схема Божественной литургии

(архиерейский чин)1

1.Проскомидия (протесис) – приготовление евхаристических Даров в жертвеннике.2

2.Вход епископа в притвор и в алтарь храма, преподание «мира» общине верных.3

3.Синаксис – чтение Священного Писания и поучение предстоятеля.

4.Перенесение Святых Даров из жертвенника в алтарь, вручение их епископу.

5.Анафора – молитва освящения евхаристических Даров, прошения о Церкви.

6.Молитва о «добром» причащении («Отче наш»).

7.Общение Святого Духа – причащение верных и благодарение за него.

8.Обряды и молитвы исхода епископа и народа из храма.

Божественная литургия святого Иоанна Златоуста

Входные молитвы

Перед тем как войти в алтарь, священник становится перед Царскими вратами и читает начальные молитвы: Благословен Бог наш, Царю Небесный, затем Трисвятое по Отче наш, тропари Христу и Богородице, целуя их иконы. Затем, наклонив главу, читает нижеследующую молитву.

Молитва личного благочестия

(перед вхождением в алтарь)

Господи, подай мне руку Твою из святого вышенебесного жилища Твоего и укрепи меня для предстоящего служения Тебе, дабы неповинно предстать страшному Престолу Твоему и совершить священнодействия Бескровной Жертвы. Ибо у Тебя Сила и Слава4 во веки веков! Аминь.

Заходя в алтарь, священник читает стихи 5-го псалма:

Господи, я войду в Дом Твой в страхе пред Тобой и поклонюсь святому Храму Твоему. Наставь меня в заповедях Твоих и направь по верному пути, дабы, насмехаясь, не злословили меня враги мои. Ибо нет в устах их истины, сердце их полно суеты, гортань их подобна зияющей могиле и язык свой они изострили, как у змеи. Разсуди их, Боже, и пусть оставят коварные умыслы свои! Из-за отступлений их и Ты их отвергни, ибо они оскорбили Тебя, Господи. Все же надеющиеся на Тебя, да возвеселятся, да возрадуются вечно, ибо Ты станешь жить среди них. И да воздадут хвалу Тебе во веки возлюбившие Имя Твое! Ибо Ты, Господи, благословением Твоим благословляешь праведника и благоволением Твоим, как щитом, покрываешь его.

Облачившись в священные одежды, священник омывает руки, читая стихи 25-го псалма:

Омою водой неповинности руки мои и обойду Жертвенник Твой, Господи, дабы услышать голоса воздающих хвалу Тебе, вещающих о всех чудесах Твоих. Мне возлюблена Красота Твоего Дома – место обитания Славы Твоей! Так не погуби душу мою, как отступника, и жизнь мою, как душу убийцы, в руках коего беззаконие и десница коего полна мздоимствований. Сохрани меня, Господи, и помилуй, ибо хожу в одежде непорочности и нога моя стоит на верном пути, и в собраниях (Народа Твоего) благословлю Тебя, Господи.

Проскомидия5

Подойдя к жертвеннику и трижды поклонившись, священник поёт или читает тропарь (глас 4) и затем целует священные сосуды:

Искупил Ты нас от клятвы нарушенной заповеди,6 / пролив, Спасе наш, честную Кровь Свою. / Когда же ко кресту Тебя пригвоздили / и копием пронзили, / Ты источил людям бессмертие! Слава Тебе! /

Или:

Пролив Свою драгоценную Кровь, Спасе наш, / Ты освободил нас от проклятия нарушенной заповеди. / Когда же Тебя пригвоздили ко кресту и копием пронзили, / Ты источил людям бессмертие! Слава Тебе!/

И начинает проскомидию:

Благословен Бог7 наш всегда, ныне и во век, и во веки веков! Аминь.

Зятем священник берет просфору и, трижды делая над ней знак креста копием, говорит:

Да будет сей знак креста в воспоминание (спасительных страданий) Господа, Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Надрезая просфору (с правой стороны печати), он произносит применительно ко Христу древнее пророчество Исаии (Ис.53:7–8) о страданиях Спасителя: Как овца, Он был веден на заклание (с левой стороны): и, как агнец непорочный перед стригущим его бывает безгласным, так и Он не отверзает уст Своих; (с верхней стороны): как обычный Человек, после темницы и суда Он был взят для распятия, (с нижней стороны): но таинственное происхождение Его кто изъяснит? (извлекая копием агничную центральную часть из просфоры): подобно сему действию, отнималась у Него земная жизнь Его.

После диаконских слов: «Принеси в жертву, владыко».

Делает крестовидный надрез на Агнце, который в этот момент повернут печатью вниз на Дискосе, проговаривая: В память принесения (крестной) Жертвы Агнца Божия, взявшего на Себя грехи Міра, ради Жизни Міра и его спасения.

Затем диакон говорит: «Пронзи Святый Агнец, владыко».

Священник делает копием небольшой надрез в правой стороне Агнца:

Один из воинов копьем пронзил Ему ребра и тотчас истекла кровь и вода; и видевший это (св. ап. Иоанн) засвидетельствовал о сем, и истинно свидетельство его (Ин.19:34–35).

Затем диакон (по греческому чину говорит): «Соедини, владыко, Святые Дары».

Священник, вливая в Чашу вино и несколько капель воды, произносит:

Благословенно соединение Даров Твоих всегда, ныне и во век, и во веки веков! Аминь (из последования греческого служебника).

Извлекая частицы из просфор и располагая их на Дискосе вокруг Агнца, он говорит:

В честь и память Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы8 Марии9 и ради Её молитв прими, Господи, жертву сию на Вышенебесный Твой Жертвенник (Полагая частицу справа от Агнца): Предстала справа Тебя Царица, облачённая в украшенные золотом одежды.

И также в честь и память всечестного и всехвального пророка, предтечи и крестителя Иоанна;

─ святых и прославляемых пророков: Моисея и Аарона, Илии и Елисея, Давида и Иессея, святых трех юношей и Даниила пророка, и всех святых пророков;

─ святых, прославляемых и всеми восхваляемых апостолов Петра и Павла, и всех иных святых апостолов;

─ святых отцов наших, иерархов: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, Афанасия и Кирилла, Николая Мирликийского, Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена Московских, Никиты Новгородского, Леонтия, епископа Ростовского, и всех святых иерархов;

─ святого апостола, первомученика и архидиакона Стефана, святых великомучеников Димитрия, Георгия, Феодора Тирона, Феодора Стратилата и всех святых мучеников, и мучениц: Феклы, Варвары, Кириакии, Евфимии и Параскевы, Екатерины и всех святых мучениц:

─ преподобных и богоносных отцов наших: Антония, Евфимия, Саввы, Онуфрия, Афанасия Афонского, Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского, Варлаама Хутынского и всех преподобных отцов, и преподобных матерей: Пелагии, Феодосии, Анастасии, Евпраксии, Февронии, Феодулии, Ефросинии, Марии Египетской и всех преподобных матерей;

─ святых чудотворцев и безсребреников: Космы и Дамиана, Кира и Иоанна, Пантелеимона и Ермолая и всех святых бессребреников;

─ святых и праведных праотцов Господа по плоти – Иоакима и Анны, святого (храма и дня), святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, Учителей славян, святых равноапостольных Великого Князя Владимира и Великой Княгини Ольги, и всех святых, по молитвам коих посети нас, Боже;

─ святого отца нашего Иоанна, архиепископа Константинова града, Златоуста.

─ Помяни, человеколюбивый Владыка, святейших православных патриархов и Великого господина и Отца нашего (имя), Святейшего Патриарха (титул), господина нашего преосвященнейшего (имя и титул епархиального архиерея) и всех епископов православных; помяни достойных пресвитеров, Христовых диаконов и всех, в священном сане пребывающих: братьев и сослужителей наших, священников, диаконов и всех братьев наших, коих Ты по милосердию призвал к Общению с Тобой, Всеблагой Владыка.

─ Помяни, Господи, богохранимую страну нашу и живущих в ней по вере православных.

Затем священник или диакон поименно поминает живых верных, читая их диптихи:

─ Помяни, Господи, (имя)

Затем священник или диакон также поминает усопших верных:

─ В память и оставление грехов почивших святейших патриархов и (если преставились) блаженных создателей этого святого храма. Затем поименно: Помяни, Господи, (имя). После этого: И всех с надеждой на воскресение для жизни вечной и общения с Тобой усопших православных отцов и братьев наших помяни, человеколюбивый Господи (читает диптихи об усопших).

Затем: Помяни, Господи, и меня недостойного, и прости мне все грехи –вольные и невольные.

Благословляя кадильницу с фимиамом, священник говорит:

Каждение, Тебе ныне приносимое, Христе, Боже наш, да будет пред Тобой как благоухание  (любви) душ наших. Прими его на Вышенебесный Твой Жертвенник и возниспосли нам благодать Пресвятого Твоего Духа.

Окадив звездицу и ставя ее над Агнцем, священник говорит:

И, придя, звезда остановилась над местом, где был Младенец (Мф.2:9).

Окадив первый покровец, и накрывая им Дискос:

Господь царствует, в Красоту облачившись. Опоясан Господь Своим могуществом, коим Вселенная тверда и не колеблется. И Престол Твой, Господи, утвержден искони Тобой – от начала веков. Реки, Господи, устремляют к Тебе воды свои, поднимая ввысь волны свои. Но превыше всех вод и волн морских – Твоя Сила, о, Всевышний Господь. И откровения Твои – всегда верны, и Святый Дом Твой, Господи, во веки пребывает (Пс.92).

Покадив второй покровец и накрывая им Чашу:

Слава Твоя, Христе, объяла все Небеса и наполнила всю землю.

Покадив большой покров («воздух») и накрывая им Дискос с Чашей:

Ты укрой нас, как крыльями, отгони от нас всех врагов и противящихся, даруй Твой Мир нашей жизни, Господи, помилуй нас и Мір Твой, и спаси души наши, ибо Ты – Бог благой и человеколюбивый.

Окаживая Дискос и Чашу с уготованными для Евхаристии хлебом и вином («предложение»), священник трижды говорит:

Да благословляется всеми Бог наш, изволивший так совершить (спасение наше), и да славится Он всегда, ныне и во век, и во веки веков! Аминь.

Диакон: Господу помолимся.

Молитва предложения

Священник: Боже, Ты – Бог наш, пославший в пищу всему Міру небесный Хлеб,10 – Господа и Бога нашего Иисуса Христа, Спасителя, Освободителя и Благодетеля, благословляющего и освящающего нас! Ты Сам благослови предлежащие Дары и вознеси их на вышенебесный духовный Твой Жертвенник11 и, по милости и человеколюбию Твоему, помяни принесших и то, ради чего их принесли, и сохрани неосужденными во священнодействии Божественных Твоих Таин. Ибо освящается и славится пречестное12 и величественное (величественное) Имя Твое13Отца и Сына и Святого Духа – и ныне, и во век, и во веки веков! Аминь.

ОТПУСТ

Священник: Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе.

Диакон: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу – и ныне и во век, и во веки веков! Аминь. Господи, помилуй (трижды). Благослови.

 (Воскресший из мертвых), Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистой Своей Матери, (на Литургии св. Иоанна Златоуста: святого отца нашего Иоанна, архиепископа Константинова града, Златоуста; а на Литургии св. Василия Великого: святого отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Кападокийской) и всех святых, помилует и спасет нас, ибо Он благ и человеколюбец. Аминь.

НАЧАЛЬНЫЙ ВОЗГЛАС БОЖЕСТВЕНОЙ ЛИТУРГИИ

Священник: Благословенно Царство14 Отца и Сына и Святого Духа ВСЕГДА, ныне и во век,15 и во веки веков16!

Люди:    Аминь.17

Великая ектения

Диакон: Миром18 Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О Свышнем Мире19 и о спасении душ наших Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О мире всего Міра20, о благом стоянии (в истине) святых Божиих Церквей, и соединении (в них) всех (людей) Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О святом храме сем и о входящих в него с верою, благогопочтением и страхом Божиим, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О великом господине и отце нашем святейшем патриархе (имя), и о господине нашем высокопреосвященнейшем митрополите (имя главы митрополии), и о господине нашем (высоко)преосвященнейшем (архи)епископе (имя епархиального архиерея), о достойном чести пресвитерстве, во Христе диаконстве, о всем причте21 и людях22 Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О богохранимой стране нашей, властях и воинстве ея (её) Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О граде нашем (селении, святой обители сей), о всех городах и странах, и по вере живущих в них, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О благоумеренности воздухов (ветров),23 о изобилии плодов земных и временах мирных Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О плавающих, путешествующих, болящих, страдающих, плененных и о спасении их Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Об избавлении от всякой скорби, ненависти и притеснений24 Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.25

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше,26 сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу27 Христу Богу предадим28.

Люди:    Тебе, Господи.

Молитва первого антифона29

Священник: Господи!30 Ты – Бог наш, могущество Коего необъятно, Слава31 непостижима, милость безмерна и человеколюбие неизреченно. Ты, Владыко, по милосердию Твоему призри на нас и на святый храм сей, и яви на нас и на молящихся с нами32 обилие милостей Твоих и щедрот33 Твоих. Ибо подобает Тебе от всех слава, честь и поклонение – Отцу и Сыну и Святому Духу34 и ныне, и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Первый антифон35

1       Благослови, душе моя, Господа и всё то, что внутри меня – Имя святое Его.

2       Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его.

3       Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои;

4       избавляет от истления жизнь твою, венчает тебя милостию и щедротами;

5       насыщает благами желание твое, обновится в тебе, словно орел, юная сила твоя.

6       Господь творит правду и суд всем обиженным.

7       Он показал пути Свои Моисею, сынам Израилевым – дела Свои.

8       Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив:

9       не навсегда гневается и не на веки негодует.

10     Не по беззакониям нашим сотворил нам и не по грехам нашим воздал нам:

11     ибо как высоко небо над землею, так велика милость [Господа] к боящимся Его;

12     как далёк восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши;

13     как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его.

14     Ибо Он знает состав наш, помнит, что мы – персть.

15     Дни человека, как трава; как цвет полевой, так он отцветет.

16     Пролетит над ним ветер – и нет его, и даже место, где он был, уже не узнают.

17     Милость же Господня – от века и до века на боящихся Его,

18     и правда Его на сынах сынов, хранящих завет Его и помнящих заповеди Его, дабы исполнять их.

19     Господь на Небесах поставил престол Свой и Царство Его всем обладает.

20     Благословите Господа все ангелы Его, крепкие силой, исполняющие слово Его, повинуясь гласу слов Его;

21     благословите Господа, все небесные воинства Его, служители Его, творящие волю Его;

22     благословите Господа все творения Его во всех местах владычества Его. Благослови, душе моя, Господа!

Малая ектения

Диакон: Вновь и вновь36 миром Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Люди:    Тебе, Господи.

Молитва второго антифона

Священник: Господи, Боже наш, спаси людей Твоих37 и благослови достояние Твое, Полноту Церкви Твоей38 сохрани, освяти любящих благолепие Дома Твоего и божественной Твоей Силой облачи их во Славу Твою39, и не оставь, на Тебя уповающих. Ибо Твоя Власть40 и Твое Царство, и Сила, и Слава – Отца и Сына и Святого Духа – ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Второй антифон

1       Хвали, душе моя, Господа.

2       Восхвалю Господа, доколе жив; воспою Богу моему, доколе есмь.

3       Не надейтесь на князя, ибо он есть сын человеческий, в коем нет спасения.

4       Выйдет дух из него – и тогда возвратится он в землю свою; в тот день исчезнут и все замыслы его.

5       Блажен, кто ищет помощи у Бога Иакова, упование коего на Господа Бога своего,

6       сотворившего небо и землю, море и все, что в них, вечно хранящего верность,

7       творящего суд обиженным, дающего хлеб алчущим.

8       Господь разрешает узников, Господь отверзает очи слепым, Господь восставляет униженных, Господь любит праведных.

9       Господь хранит бездомных, сироту и вдову укрепляет, и путь грешных разрушает.

10     Господь будет царствовать во веки, Бог твой, Сион,41 в род и род.

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу – ныне, и во век, и во веки веков! Аминь.

ГИМН В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

(Можно петь как самостоятельное музыкальное сочинение)

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу и ныне, и во век, и во веки веков! Аминь.

Единородный Сыне42

Глас 6

Единородный43 Сыне и Слове Божий, безсмертно сущий, 44 / изволивший спасения нашего ради воплотиться45  / от святыя Богородицы и Приснодевы Марии,46/ неизменно вочеловечившийся,47 / отдавший Себя на распятие, Христе Боже48, / смертию смерть поправший,49 / один из Лиц Святыя Троицы, / спрославляемый с Отцом и Святым Духом,50 / спаси нас! /.

Иное изложение.

Единородный Сыне, / бессмертное Божественное Слово! / Ты изволил воплотиться/ от Богородицы святой и приснодевственной Марии / и неизменно вочеловечиться ради нашего спасения! /

О распятый Христе Боже, / поправший смертью смерть,/ Один из Троицы Святой, / сопрославляемый с Отцом и Святым Духом,/ спаси нас! /

Иное изложение.

Глас 6.

Единородный Сыне, Бессмертное Божественное Слово! Ты воплотиться соизволил спасенья ради нашего От Богородицы святой и приснодевственной Марии И неизменно вочеловечиться.

(далее петь, начиная с первой мелодической строки гласа)

О наш распятый Христе Боже, Поправший смертью смерть, Один из Троицы Святой, Спрославляемый с Отцом и Святым Духом, – Спаси нас!

Малая ектения

Диакон:       Вновь и вновь миром Господу помолимся.

Люди:  Господи, помилуй.

Диакон:       Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:  Господи, помилуй.

Диакон:       Пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Люди:  Тебе, Господи.

Молитва третьего антифона

Священник: Господи, даровавший нам эти общие и единодушные молитвы и обещавший исполнить прошения двоих или троих, собравшихся во Имя Твое!51 Исполни же ныне прошения рабов Твоих ко общей нашей пользе, подавая в сем веке познание Твоей Истины и в Будущем веке52 – жизнь вечную даруя. Ибо Ты – Бог благий и человеколюбивый и Тебе славу возсылаем – Отцу и Сыну и Святому Духу – и ныне, и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Во Царствии Твоем

ВО ЦАРСТВИИ ТВОЕМ ПОМЯНИ НАС, ГОСПОДИ,

КОГДА ПРИИДЕШЬ ТЫ ВО СЛАВЕ ЦАРСТВЕННОЙ ТВОЕЙ!»53

Блаженны54 нищие духом55, ибо у них Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они ею насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божьими нарекутся. Блаженны изгнанные за правду, ибо у них есть Царство Небесное. Блаженны те, коих поносят и изгоняют, и всячески неправедно злословят Меня ради. Радуйтесь и веселитесь, ибо мзда ваша многа на Небесах!

Молитва входа во святилище

Священник: Господи, Боже наш, Ты наполнил небеса стройным воинством ангелов и архангелов56  для служения Твоей Славе. Повели, Владыко, со входом нашим (во святилище) свершиться и входу святых Твоих ангелов, дабы нам вместе сослужить и сославословить Твою Славу. Ибо всем подобает воздавать Тебе славу, честь и поклонение – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне и во век, и во веки веков! Аминь.

Диакон:      Премудрость!57 (Шествуем) прямо!58

Клирики:    Придите, поклонимся и припадем59 ко Христу! Спаси нас, Сыне Божий, воскресший из мертвых, поющих Тебе: «Аллилуйя!»

Молитва трисвятого славословия

Священник: Боже Святой, во святых почивающий, серафимами трисвятой песнью прославляемый и херувимами славословимый, принимающий поклонение от всякой небесной силы! Ты всю полноту сущего призвал из небытия в бытие, создал человека по образу Твоему и подобию, и украсил его всеми дарами, Ты просящему подаешь премудрость и познание, и грешника не отвергаешь, предлагая ему спасение через покаяние, Ты и нас, немощных и недостойных рабов Твоих, сподобил ныне предстать пред Славой Твоего Жертвенника, дабы воздать подобающее Тебе поклонение и славословие. Прими же, Владыко, от уст нас, грешных, трисвятую песнь и посети нас во благости Твоей, прощая нам все согрешения – вольные и невольные, и освящая наши души и телеса. И дай нам в праведности  служить Тебе все дни жизни нашей, молитвами святой Богородицы и всех святых, от века Тебе благоугодных.

Ибо Ты – святой60 Бог наш, и Тебе славу возсылаем – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне и во век…,

Диакон: Господи, спаси Благочестивых61

Люди:    Господи, спаси Благочестивых…

Диакон: и услыши Их!

Люди:    и услыши Их!

Диакон: (заканчивает возлас священника) и во веки веков!

Люди:    Аминь.

Трисвятое славословие

(СВЯТЫЙ БОЖЕ)

Люди:  Святый Боже, Святый Крепкий62, Святый Безсмертный, помилуй нас (трижды).

     Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне, и во век, и во веки веков. Аминь.

Святый Безсмертный, помилуй нас.

     Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас.

    

Диакон:        Внемлем!

Священник: Мир всем!

Чтец:           И духу твоему!

Диакон:                  Премудрость!

 

И далее всё по чину чтения Апостола, затем пение Аллилуария.

Молитва на чтение святого Евангелия

Священник: Озари сердца наши, Владыка человеколюбивый, предвечным Светом Твоей божественной Премудрости, и отверзи очи нашего разума к познанию Твоего Евангелия. Вложи в нас страх перед Тобой, дабы не нарушать нам Твои спасительные заповеди, но, отразив им все житейские соблазны, провести жизнь духовно, думая и исполняя то, что Тебе благоугодно. Ибо Ты, Христе Боже, Обновление душ и телес наших, и Тебе славу возсылаем со безначальным Твоим Отцом и Всесвятым, и благим, и животворящим Твоим Духом ныне и во век, и во веки веков!

Диакон: Благослови, владыка, благовестника писаний святого славного апостола и евангелиста (Матфея, Марка, Луки, Иоанна Богослова).

Священник: Бог, молитвами святого славного и всехвального апостола и евангелиста (Матфея, Марка, Луки, Иоанна Богослова), да даст и тебе, благовествующему, слово в силе (благодати) многой:63 во исполнение Евангелия64 возлюбленного Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа.

Диакон:     Премудрость!

Станем благообразно (благовидно)!

Услышим святого Евангелия!

Священник:      Мир всем!

Люди:         И духу твоему!

Диакон:      От (Матфея, Марка, Луки, Иоанна) святого Евангелия чтение.

Люди:         Слава Тебе, Господи, слава Тебе!

Диакон:     Внемлем!

Священник:       (по чтении Евангелия)

Мир тебе, благовествующему.

Ектения усердного моления

Диакон:         Возгласим все всей душой и всем умом нашим возгласим!65

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Господи, Вседержителю, Боже отцов наших, молим Тебя, услыши и помилуй.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Помилуй нас, Боже, по великой милости Твоей, молим Тебя, услыши и помилуй.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о великом господине и отце нашем Святейшем Патриархе (имя), и о господине высокопреосвященнейшем митрополите (имя главы митрополии), и о господине нашем (высоко)преосвященнейшем (архи)епископе (имя епархиального архиерея), и о всех во Христе братьях наших.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о богохранимой стране нашей, властях и воинстве ея (её), дабы нам жить тихо66, мирно, в полноте правоверия67 и (душевной) чистоте68.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о братьях наших: священниках, священномонахах и о всем во Христе братстве нашем.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о блаженнопочивших и незабвенных святейших патриархах православных, об усопших создателях святого храма сего (обители сей), и о всех, прежде почивших православных, – и здесь, и повсюду погребенных.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о милости, жизни, мире, здравии, спасении, благоволении, прощении и отпущении грехов рабов Божиих, – братии святого храма сего (святой обители сей).

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Диакон: Еще молимся о плодоносящих и добро творящих во святом и всепочитаемом храме сем, о трудящихся, поющих и предстоящих людях, ожидающих от Тебя великой и обильной69 милости.

Люди:    Господи, помилуй (трижды).

Молитва усердного моления

Священник: Господи, Боже наш, прими усердное моление рабов Твоих и помилуй их обильной милостью Твоей, и дары Твои низпосли им и всем людям Твоим, ожидающим от Тебя изобильной милости и щедрот Твоих. Ибо Ты милостивый и человеколюбивый, и Тебе славу возсылаем – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Ектения об усопших

Диакон: Помилуй нас, Боже, по великой милости Твоей, молим Тебя, услышь нас и помилуй.

Люди:    Господи, помилуй (трижды здесь и далее).

Диакон: Еще молимся об упокоении душ усопших рабов Божиих (имена) и о прощении им всех их согрешений – вольных, и невольных.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Еще молимся, дабы Господь Бог водворил их души там, где праведные почивают.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Милости Божией, Царства Небесного и прощения грехов их у Христа, безсмертного Царя и Бога нашего просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Господу помолимся!

Люди:    Господи, помилуй.

Молитва об усопших70

Священник: Боже духов и всякой плоти, смерть поправший, дьявола упразднивший и жизнь міру Твоему даровавший! Ты Сам, Господи, упокой души усопших рабов Твоих в месте счастливом, в месте цветущем, в месте покойном, откуда сбежали болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, содеянное ими словом, делом или в помышлениях, Ты, как благой и человеколюбивый Бог, прости. Ибо нет человека, который жив будет и не согрешит. Ты – один без греха, правда Твоя – правда вовеки, и Слово Твое – истина.71 Ибо Ты, Христе Боже, –  воскресение, жизнь и покой усопших рабов Твоих (имена) и Тебе славу возсылаем72 со безначальным Твоим Отцом и всесвятым, и благим и животворящим Твоим Духом ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Ектения об оглашаемых73

Диакон:        Оглашаемые,  Господу помолитесь.

  Оглашаемые:      Господи, помилуй.

Диакон:         Верные, об оглашаемых помолимся, да Господь помилует их.

Верные:        Господи, помилуй.

Диакон:        Дабы уразуметь им Слово Истины.

Верные:        Господи, помилуй.

Диакон:        Дабы открылось им Благовестие оправдания.

Верные:        Господи, помилуй.

Диакон:         Дабы соединиться им во святой Твоей, соборной и апостольской Церкви.

Верные:        Господи, помилуй.

Диакон:         Спаси, помилуй, защити и сохрани их, Боже, Твоею благодатию.

Верные:        Господи, помилуй.

Диакон:         Оглашаемые, главы ваши пред Господом преклоните.

Оглашаемые:       (склоняя главы) Тебе, Господи.

Главопреклонная молитва

Священник: Господи, Боже наш, Живущий на Высоте74 и на смиренное взирающий, пославший для спасения человеческого рода единородного Сына Своего и Бога – Господа нашего Иисуса Христа! Воззри на рабов Твоих, оглашаемых, склонивших пред Тобой главы свои, и удостой их возрождающего Омовения,75 освобождения от грехов и безсмертной Одежды76. Соедини их в благоприятное для сего время во святой Твоей соборной и апостольской Церкви и сопричисли ко стаду избранников Твоих. Дабы мы вместе славили всеми чтимое и величественное Имя Твое – Отца и Сына и Святого Духа – ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Ектения верных77

Диакон: Оглашаемые,  удалитесь!78 Да никто из оглашаемых!

Только верные! Вновь и вновь миром Господу помолимся!

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Премудрость!

Молитва верных первая

Священник: Благодарим Тебя, Господи, Боже небесных Сил, ибо Ты удостоил нас и ныне предстать Святому Твоему Жертвеннику, припасть к милосердию Твоему и просить о прощении наших грехов и грехов человеческого неведения.79 Прими, Боже, сие моление наше,80 и соделай нас достойными приносить Тебе и моления, и воздыхания,81 и безкровные жертвы82 за себя и за всех людей Твоих. И предуготовь нас, поставленных силой Духа Твоего Святого для служения сего, в свидетельстве чистой совести, неповинно и неусужденно взывать к Тебе83 во всякое время и на всяком месте, дабы, услышав нас, Ты был милостив к нам обилием Твоей благости. Ибо подобает Тебе от всех слава, честь и поклонение – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Ектения верных вторая

Диакон: Вновь и вновь миром Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О Свышнем Мире и о спасении душ наших Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О мире всего Міра, о благом стоянии (в истине) святых Божиих Церквей, и соединении (в них) всех (людей) Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О святом храме сем и о входящих в него с верой, благопочтением и страхом Божиим, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Об избавлении от всяких бед, ненависти и притеснений Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Молитва верных вторая

Священник: О благой и человеколюбивый Боже, мы вновь и многочастно припадаем84 и Тебя умоляем: воззри на молитвы наши, омой наши души и телеса85 от всякой плотской и духовной скверны, и даруй нам неповинное и неосужденное предстояние Святому Твоему Жертвеннику. Даруй, Боже, и всем молящимся с нами86 преуспевание в жизни, в вере и в духовном ведении, и удостой их, всегда служащих Тебе с трепетом и любовью, неповинно и неосужденно причаститься Святым Твоим Тайнам и наследовать Твое Царство. Дабы под Властию Твоею87 всегда хранимые, Тебе мы славу возсылали – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне, и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Молитва личного благочестия

(перед херувимской песнью)

Священник: Никто из связавших себя плотскими желаниями и услаждениями88 не достоин войти (во святилище) и стать перед Тобой, дабы дерзнуть служить Тебе, о Царю Славы, ибо служение Тебе – великое и страшное даже небесным Силам.89 Но Ты, по неизреченному и безмерному Твоему человеколюбию, не подвигаясь с Небес90 и не изменяясь Божеством, вочеловечился,91 и стал нашим Первосвященником,92 и будучи Владыкой всех, заповедал93 нам совершать священнодействия сей безкровной Жертвы.

Ибо Ты один Господи, Боже наш, владычествуешь на Небе и на земле, Ты один сидишь на херувимском престоле,94 повелевая серафимами и царствуя над Израилем, Ты один Святой, во святых почивающий!

Посему молю Тебя, единоблагого и внимающего Бога: призри на меня, грешного и непотребного95 раба Твоего, и очисти мою душу и сердце от совести лукавой,96 и предуготовь97 меня, силою Духа Твоего Святого облеченного в благодать священства,98 к предстоянию святому Твоему жертвеннику99 и совершению священнодействий (Таинства) святого и пречистого Твоего Тела и честной Твоей Крови. К Тебе ныне прихожу и умоляю, преклонив главу мою: не отврати Лица Твоего от меня, и не изринь из сонма детей Твоих, но содействуй, дабы Дары, приносимые мною, грешным и недостойным рабом Твоим, были благосклонно приняты Тобой.

Ибо Ты, Христе, приносящий (Дары) и приносимый (Дар), принимающий и раздающий (Дары),100 и Тебе славу возсылаем со безначальным Твоим Отцом, и с пресвятым и благим, и животворящим Твоим Духом ныне и во век, и во веки веков! Аминь.

Херувимская песнь

Варианты изложения с глаголом «приимем» и «сопроводить»

1) Мы все херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь101 с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя.

2) Мы все херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

3) Мы все херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно) образ являюще  и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем в сонмах невидимо копиеносных ангелов. Аллилуя.

4) О вы, что херувимов (таинственно, символически, мистически, духовно)  образ являете и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспеваете, – всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех примем в сонмах невидимо копьеносных ангелов. Алллилуя.

5) Мы все, херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно)  образующе и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всего міра во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

6) Мы все херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно)  образ являюще и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всего міра во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

7) Мы все херувимов тайно (таинственно, символически, мистически, духовно)   образующее и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всего міра в сонмах невидимо копиеносных ангелов. Аллилуя.

Просительная ектения Первая

(после херувимской)

Диакон: Восполним молитву нашу Господу.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О принесенных, достойных чести Дарах, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О святом храме сем и о входящих в него с верой, благопочтением и страхом Божиим, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Об избавлении от всякой скорби, ненависти и притеснений Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Дня сего, обновляющего нас,102 святого, мирного и безгрешного у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Ангела мира – верного наставника, хранителя душ и телес наших, у Господа просим103.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Прощения и избавления от грехов104 и прегрешений105 наших у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Доброго и полезного для душ наших, и мира всему Міру106 у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: О прочем времени жизни нашей, дабы кончина была в мире и покаянии, у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Христианской кончины жизни нашей, безболезненной, непостыдной,107  мирной108 и доброго ответа на страшном и великом Суде Христовом просим.

Люди:    Подай,  Господи.

Диакон: Пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Люди:    Тебе, Господи.

Молитва приношения

Господи, Боже вседержитель, единосвятой, принимающий жертву хвалы от призывающих Тебя всем сердцем! Прими моления нас, грешных, и возложи их на Святой Твой Жертвенник, и предуготовь нас к приношению Тебе даров и жертв духовных за наши грехи и за человеческое неведение. Даруй нам Твое благоволение, дабы жертва наша была Тебе благоприятной и благодать Духа Твоей Благости снизошла на нас и на предлежащие Дары, и на весь Народ Твой. Ради щедрот Единородного Сына Твоего, с Коим Ты благословен со пресвятым и благим, и животворящим Твоим Духом ныне и во век, и во веки веков!

Люди:            Аминь.

Священник:  Мир всем.

Люди:            И духу твоему.

Диакон:         Возлюбим друг друга, 109 единомысленно исповедуя…

Люди:           Отца и Сына, и Святого Духа, – Троицу единосущную и нераздельную.

Диакон:        Двери, двери со вниманием храним!110

Символ веры

Верую во единого Бога Отца, вседержителя, творца неба и земли, всего видимого и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, единородного и от Отца рожденного прежде всех веков, – (в) Свет от Света,

Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу,

Коим всё стало быть. Коий, ради человек и нашего ради спасения, сошёл с небес и воплотился от Духа Святого и Марии Девы, и вочеловечился; (в) распятого же за нас при Понтии Пилате, и страдавшего и погребенного, и воскресшего в третий день по Писаниям, и возшедшего на Небеса

и сидящего одесную Отца, и вновь к нам грядущего во Славе, судить и живых, и мертвых, и Царству Коего не будет конца. И в Духа Святого, Господа  животворящего

и от Отца исходящего, со Отцом и Сыном споклоняемого и сославимого, глаголавшего через пророков. Во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов.

Чаю воскресения мертвых и жизни Будущего Века. Аминь.

Анафора111

(канон евхаристии)

Начальные взаимные приветствия и призывы

Диакон: Станем благообразно (благовидно),112 станем со страхом! Внемлем!113

Святое Возношение114 в мире115 будем приносить!

Люди:    Милость мира,116 жертву хваления!

Священник:  Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога и Отца,

и Причастие (Общение) Святого Духа117 будут со всеми вами!118

Люди:    И со духом Твоим.

Священник:  В Горнее стремим сердца!119

Люди:    Вознесли ко Господу!120

Священник:  Благодарим Господа!

Люди:    Достойно и праведно

(поклоняться Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущной и нераздельной).121

Священник:  Достойно и праведно122 Тебя воспевать, Тебя благословлять, Тебя величать, Тебя благодарить,

Тебе поклоняться на всяком месте владычества Твоего.123 Ибо Ты – Бог неизъяснимый,124 непознаваемый, невидимый,125 недоступный, всегда сущий, – Ты и Единородный Твой Сын и Дух Твой Святой.126 Ты вызвал нас из небытия в бытие127 и нас, отпадших от Тебя,128 Ты вновь к Себе призвал,129 и, не оставив попечения о нас, Ты возвел нас на Небо130 и даровал нам Твое Грядущее Царство.131

За всё сие благодарим Тебя132 и Единородного Твоего Сына, и Духа Твоего Святого: благодарим за то, что нам ведомо, и за то, что не ведомо,133 – за все Твои явные и тайные благодеяния, содеянные Тобою ради нас.134 Благодарим Тебя и за то, что Ты благоволил принять из наших рук сию безкровную Службу,135 хотя  предстоят Тебе тысячи архангелов и несметные сонмы ангелов, многоокие херувимы и шестикрылые серафимы, – стремительные, пернатые, –

победную песнь поюще,136 гласяще,137 (друг ко другу) взывающе и глаголюще:

Люди:    Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!138 Полны Славою Твоею Небо и земля!139 Осанна140 в Вышних!

Благословен Грядущий к нам

во Имя Господне!141 Осанна в(о) Вышних!142

Священник:  С сими блаженными силами143 и мы, Владыко человеколюбче,

взываем и глаголем: Ты  Свят и Пресвят, – Ты, и Единородный Твой Сын, и Дух Твой Святой!144 Ты – Свят и Пресвят и великолепна Слава Твоя!145 Ты так возлюбил Мір,146 что отдал ему Сына Твоего Единородного,147 дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел Жизнь вечную.148 Ибо Он, пришедши к нам и исполнив в полноте Твое о нас предусмотрение,

в ту Ночь, в которую предан был,

но, вернее сказать, когда Сам Себя отдал за жизнь Міра,149 взял хлеб во святые Свои пречистые и непорочные руки, возблагодарив и благословив150(Тебя), освятив (хлеб) и преломив, дал его святым Своим ученикам и апостолам, сказав:

Примите, ядите (вкусите)! 151 Это (сие) есть Тело Мое, за вас ломимое во оставление грехов”.152

Люди:    Аминь.

Священник:  Затем, по Вечери,153 то же самое совершив и над Чашей,154 подал им, сказав:

”Пейте от нея (неё) все!

Это (сие) есть Кровь Моя Нового Завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов”.155

Люди:    Аминь.

Священник:  Вспоминая сию спасительную заповедь156 и всю полноту, содеянного Тобою ради нас, (Христово) распятие, погребение, тридневное воскресение, на Небеса восхождение, (Его) одесную Тебя сидение, и второе Его во Славе пришествие,

Твоё из Твоего157 Тебе приносяще,158 за всё (Твоё) и во всём (Твоём)…159

Народ:   Тебя воспеваем (поём), Тебя благословляем, Тебя благодарим, Господи. И молимся Тебе, Боже наш.160

Священник: И также приносим Тебе словесную161 сию и безкровную Службу, и, повергаясь,162 просим и молим:

ниспосли  Духа Твоего Святого на нас и на предлежащие Дары сия,163

и сотвори хлеб сей

+честным Телом Христа Твоего, (Диакон: Аминь)

и то, что в Чаше сей,164 +честною Кровью Христа Твоего, (Диакон: Аминь)

+преложив165 Духом Твоим Святым.166 (Аминь, аминь, аминь. И творят все по обычаю боголепное поклонение святым Телу и Крови Христовым)

Священник: Да будут они (Дары Твои) причащающимся

к трезвению души,167 к свободе от грехов, к Общению Святого Духа,168 

к явлению им Полноты Царства небесного,169

к дерзновенному предстоянию Тебе

без опасения Суда и сурового осуждения.170

Мы приносим Тебе сию словесную службу171

и ради (памяти) почивших в вере праотцов, отцов, патриархов, пророков, апостолов, проповедников, благовестников, мучеников, исповедников, подвижников, и всякой души праведной, в вере скончавшейся.  

Изряднее же (наиболее же)172 ради (памяти) пресвятой,173 пречистой, преблагословенной, славной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии!174

(Люди поют «Достойно есть»)

А также (приносим службу сию)

ради памяти святого пророка, предтечи и крестителя Иоанна, и святых славных и всехвальных апостолов, и святых (имена), их же память ныне совершаем, и всех святых Твоих,

их же молитвами посети нас, Боже.

Помяни, Господи, и всех иных уснувших для жизни вечной, и дай им покой там, где осеняет175 их Свет Лица Твоего. 

Еще молим Тебя, Господи, помяни епископов, верно хранящих Слово Твоей Истины, честных пресвитеров и Христовых диаконов, и всех иных, во священном чине пребывающих.176

Еще мы приносим Тебе сию словесную Службу и о Вселенской,177 Святой, Соборной и Апостольской Церкви, о хранящих себя в чистоте и в благочестии, о богохранимой стране нашей, о власть в ней предержащих,

и о воинстве ея (её), дабы в их мире, и мы жили без мятежей, в полноте правоверия178  

и в (душевной) чистоте.179

Диакон: И всех, и вся (помяни, Господи).180

Люди:    И всех, и вся.

Священник: И среди первых помяни, Господи,

великого господина и отца нашего (имя), святейшего патриарха (титул),

и высокопреосвященнейшего (имя),

митрополита (титул главы митрополии), и господина нашего (высоко)преосвященнейшего (имя и титул правящего епископа), и ради блага святых Твоих Церквей соблюди их в мире, невредимыми, в чести, здравии, многолетии, право правящими по Слову Твоей Истины.

Диакон:          Помяни, Господи, господина нашего (высоко)преосвященнейшего (имя, сан и титул правящего епископа), приносящего Святые Дары сия Господу Богу нашему: о преосвященных митрополитах, архиепископах и епископах, о достойном чести пресвитерстве и Христовом диаконстве, о всем иноческом и монашеском чине, о прощении и отпущении грехов приснопоминаемых создателей святого храма сего, и о всех, преждепочивших православных, о предстоящих и молящихся во святом и всечестном храме сем,

                и о тех, коих они в помышлениях своих имеют, и о всех, и за вся181.

Люди:    И о всех, и за вся.

Священник:  Помяни, Господи, град наш (селение, святую обитель),

в коем мы живем, и все иные города и страны, и всех, по вере живущих в них.

Помяни, Господи, плавающих, путешествующих и больных среди тех, кто пребывает в ссылках и в тяжких работах в рудниках, в пленении и в рабстве сущих, и спаси их.

Помяни, Господи, приносящих плоды трудов своих (во храм сей),182 и всех благотворителей во святых Твоих Церквах,183 и заботящихся о бедных, и всем нам милости Твои низпосли.

И дай нам едиными устами и единым сердцем славить и воспевать всеми чтимое и величественное Имя Твое Отца и Сына и Святого Духа и ныне, и во век, и во веки веков!

Люди:    Аминь.

Взаимные заключительные пожелания

Священник:  И да будут милости великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами!

Люди:    И с духом твоим.184

Просительная ектения

(перед «Отче наш»)

Диакон: Всех святых воспомянувше,185 вновь и вновь миром Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: О принесенных и освященных,  достойных чести Дарах, Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Дабы человеколюбивый Бог наш принял их на святой вышенебесный и невидимый Свой Жертвенник, как благоухание душ наших, и низпослал нам божественную благодать, и Дар (Общения) Святого Духа, помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Об избавлении нас от всяких скорбей, ненависти и притеснений Господу помолимся.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Дня сего, обновляющего нас, святого, мирного и безгрешного у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Ангела мира, верного наставника, хранителя душ и телес наших, у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Прощения и избавления от грехов и прегрешений наших у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Доброго и полезного душам нашим и мира всему міру у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: О прочем времени жизни нашей, дабы кончина была в мире и покаянии, у Господа просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Христианской кончины жизни нашей, безболезненной, непостыдной, мирной и доброго ответа на страшном и великом Суде Христовом просим.

Люди:    Подай, Господи.

Диакон: Единство в вере и Общение (Причастие) Святого Духа испросивше, сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Люди:    Тебе, Господи.

Молитва о спасительном причащении

Священник: Владыка человеколюбивый, Тебе вручаем жизнь нашу,186 ибо Ты – наша надежда! Повергаясь пред Тобой,187 мы умоляем и просим Тебя: удостой нас, пребывая в мире со своей совестью, стать участниками Твоего святого духовного Пира с небесными и страшными Твоими Тайнами для прощения грехов, избавления от прегрешений, для Общения Святого Духа, наследования Царства Небесного и дерзновенного стояния перед Тобой без опасения Суда188 и ожидания сурового приговора.189

И сподоби нас, Владыко, со дерзновением, неосужденно взывать Тебе, небесному Богу-Отцу, и глаголати:

ОТЧЕ НАШ

Люди:            Отче наш, сущий (Коий есть) на Небесах, да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, как на Небесах, так и на земле. хлеб наш на(д)сущный дай нам на сей день, и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим, и не дай нам впасть во искушение, но избавь нас от лукавого.

Священник:  Ибо Твое есть Царство и Сила и Слава – Отца и Сына и Святого Духа – ныне и во век, и во веки веков!

Люди:           Аминь.

Священник: Мир всем.

Люди:           И духу твоему.

Диакон:        Главы ваши Господу преклоните!190

Люди:           Тебе, Господи!

Главопреклонная молитва191

Священник: Благодарим Тебя, Царю невидимый, ибо Ты неизмеримой Твоей силой создал весь Мiр и по великой милости Твоей всему сущему бытие даровал!192 Воззри с Небес, Владыко, на преклонивших главы свои не перед плотью и кровью,193 но перед Тобой – страшным Богом.194 Посему, Ты Сам, Владыко, предлежащие Дары раздели равно ко благу всех и сообразно нуждам каждого.195 Соплыви  с плавающими, сопутствуй путешествующим и, как Врач душ и телес, больных среди них исцели благодатью и щедротами, и человеколюбием единородного Сына Твоего, с Коим Ты благословен со пресвятым и благим, и животворящим Твоим Духом ныне и во век, и во веки веков! 

Люди: Аминь.

Молитва о причащении от руки Христовой

Священник: Господи, Иисусе Христе, Ты – Бог наш, сидящий с Отцом на небесах и здесь невидимо пребывающий, воззри на нас с Престола Славы Царства Твоего, из святого Жилища Твоего,196 и приди освятить нас и удостоить принять из Твоей могущественной руки Твое пречистое Тело и Твою драгоценную Кровь, и через нас раздать их всем Людям Твоим.197

Диакон:      Внемлем! Священник: Святое – святым!198

Люди: Един Святой,199 един Господь Иисус Христос (сущий) во Славе Бога–Отца!200 Аминь.

Дополнительные молитвы перед причащением

Молитвы перед причащением

Верую, Господи, и исповедую, что Ты воистину Христос, Сын Бога Живого, пришедший в Мір грешников спасти, среди коих  наигрешный аз!

 Еще верую, что сей хлеб есть пречистое Тело Твое и сие вино есть драгоценная Кровь Твоя.

Молю Тебя: помилуй меня и прости мне все прегрешения мои вольные и невольные, совершенные и в слове, и в деле, или по небрежению заповедей Твоих, или по их неведению.

И сподоби мне неосужденно причаститься святых Твоих Таин (-Тела и Крови) во оставление грехов моих, в напутствие к жизни вечной!

Вечери Твоея тайныя днесь (ныне), Сыне Божий, причастником мя приими, ибо врагам Твоим тайну (причастия) не расскажу,201 и лобызания Тебе не дам, словно  Иуда, но как разбойник (при Кресте), исповедаю Тебя: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем!».

И да будет мне Общение (Духа Святого) во святых Твоих Тайнах не в осуждение, но во исцеление души и тела моего. Аминь.

Молитва святителя Иннокентия Херсонского

Господи, я как человек согрешил, Ты же, как Бог милостивый, прости меня, видя немощь души моей. Иисусе, Боже сердца моего, приди и соедини меня с Тобою во веки! Аминь.

Благодарственные гимны по причащении

Священник:   Спаси, Боже, Людей Твоих и благослови наследие Твое!202

Люди:        Аминь.

Видевше Свет истинный, приняв Духа Небесного,203 обрели мы веру истинную в поклонении нераздельной Троице. Ибо Та – спасла нас!

Священник:   Благословен Бог наш всегда, ныне и во век, и во веки веков!

Люди:        Аминь.

Да наполнятся уста наши хвалой Тебе, Господи, дабы воспеть Славу Твою, ибо Ты сподобил нас причаститься святым Твоим, божественным, безсмертным и животворящим Тайнам. Сохрани нас во Твоей Святыне,204 весь день поучая нас заповедям Твоим.205 Аллилуйя (трижды).

Благодарственная ектения

Диакон: Встанем благообразно (благовидно),206 дабы, приняв божественные, святые, пречистые, безсмертные и животворящие, страшные Христовы Тайны, достойно благодарить Господа.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Защити, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Люди:    Господи, помилуй.

Диакон: Дня сего, обновляюшего нас, испросивше: святого, мирного, безгрешного, сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Люди:    Тебе, Господи.

Благодарственная молитва207

Священник: Благодарим Тебя, Владыко человеколюбивый и Благодетель душ наших, ибо Ты удостоил нас причаститься небесным и безсмертным Твоим Тайнам. Прямым соделай наш путь к Тебе, укрепи во всём (спасительным) страхом Твоим, сохрани нашу жизнь, утверди наши стопы, ради молитв и воздыханий о нас славной Богородицы и Приснодевы Марии и всех святых Твоих. Ибо Ты – Освящение наше и Тебе славу возсылаем – Отцу и Сыну, и Святому Духу – ныне и во век, и во веки веков!

Люди:           Аминь.

Священник: С миром исходим!208

Люди:           Во имя Господне.

Диакон:        Господу помолимся.

Люди:           Господи, помилуй.

Заамвонная молитва

Священник: Господи, Ты – Господь, благословляющих Тебя и на Тебя уповающих! Спаси людей Твоих и благослови достояние Твое, Полноту Церкви Твоей сохрани, освяти возлюбивших благолепие храма Твоего, коих божественною Твоею силою вновь прославь Славою Твоею, и не оставь, на Тебя уповающих. Твой Мир – всему Міру Твоему даруй, Церквам Твоим, священникам, властям и воинству их, и всем людям Твоим. Ибо все наши благие даяния и обновляющий нас Дар (Общения) Свыше,209 исходят от Тебя, – Отца (ангельских) Светов,210 и Тебе славу, благодарение и поклонение возсылаем – Отцу и Сыну и Святому Духу – ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь. Благословенно Имя Господне от ныне и до века! (Трижды).

Священник: Благословение Господне на вас, по Его благодати и человеколюбию, всегда, ныне и во век, и во веки веков!

Люди: Аминь.

Молитва на потребление святых даров

Священник:  Христе, Боже наш, живое исполнение Закона, пророчеств и Таинства Спасения, задуманного Твоим Отцом! Наполни сердца наши радостью и веселием ныне и во век, и во веки веков! Аминь.

Приложение

Иларион (Алфеев), епископ Венский и Австрийский. Божественная Литургия

(доклад в Киевской Духовной Академии 20.09.02)

Литургия есть «общее дело» и она, безусловно, требует присутствия и активного участия мирян. Православная практика не знает частных Литургий, которые бы священник совершал наедине с собой (как это весьма распространено в Католической Церкви). Вся структура Литургии предполагает наличие общины, которая, наравне со священником, является совершителем Литургии. Это община не «зрителей», но участников, чье участие в Литургии заключается в причастии Святых Христовых Тайн.

Справедливо отмечалось многими (в том числе с особенной настойчивостью о. Александром Шмеманом), что чинопоследование Литургии верных вообще не предполагает наличия в храме не причащающихся молящихся, и что современная практика, при которой многие довольствуются пассивным присутствием в храме, не соответствует практике Древней Церкви. Я полностью согласен с теми, кто считает, что практику Древней Церкви следует возродить и что мирянам надо позволять причащаться за каждой Литургией. При этом правила, касающиеся подготовки к причащению, должны быть одинаковыми для мирян и для духовенства.

Когда для духовенства устанавливаются одни нормы, а для мирян другие, это представляется несправедливым и противоречащим смыслу Литургии, на которой все – и епископ, и священник, и мирянин – предстают перед Богом и предстоят Богу в равном достоинстве, или, увы, в равном недостоинстве. Ибо «никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми и сластьми приходити или приближитися» к причащению Святых Христовых Тайн. Но еще преподобный Иоанн Кассиан Римлянин говорил: «Мы не должны устраняться от причащения Господня из-за того, что сознаем себя грешными. Но еще более и более надобно поспешить к нему для уврачевания души и очищения духа, однако же, с таким смирением духа и веры, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали более уврачевания наших ран. А иначе и однажды в год нельзя достойно принимать причащение, как некоторые делают... оценивая достоинство, освящение и благотворность Небесных Тайн так, что думают, будто принимать их должны только святые и непорочные; а лучше бы думать, что эти таинства сообщением благодати делают нас чистыми и святыми. Они подлинно выказывают больше гордости, нежели смирения, как им кажется, потому что, когда принимают их, считают себя достойными принятия их. Гораздо правильнее было бы, если бы мы со смирением сердца, по которому веруем и исповедуем, что мы никогда не может достойно прикасаться Святых Тайн, в каждый воскресный день принимали их для врачевания наших недугов, нежели... верить, что мы после годичного срока бываем достойны принятия их».

Активное участие мирян в Литургии предполагает и возможность для них отвечать на возгласы священника и слышать слова так называемых «тайных» молитв, в частности, молитву анафоры. В современной церковной практике эти молитвы, как правило, читаются священником про себя, что, во-первых, создает дополнительную преграду между священником и паствой, а во-вторых – и это главное – окрадывает молящихся, так как основное содержание Литургии проходит мимо них.

Приходится слышать много аргументов в защиту практики тайного чтения молитв: говорят, в частности, что нельзя, чтобы эти молитвы слышали непосвященные, случайно зашедшие в церковь люди; ссылаются на «тайную дисциплину» (disciplina arcana), существовавшую в Древней Церкви. Все эти аргументы мне представляются неубедительными. Так называемые «тайные» молитвы изначально не были тайными: предстоятель читал их во всеуслышание.

Думается, и в наше время верующие должны иметь право слышать эти молитвы целиком, а не только их заключительные придаточные предложения, обозначающие, что молитва прочитана, но не дающие ни малейшего представления о ее содержании («яко да под державою Твоею всегда храними», «победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще», «Твоя от Твоих Тебе приносяще» и пр.). По крайней мере, вслух следует читать молитву анафоры, в которой заключена вся суть Литургии.

Служение Литургии – творческий акт, в который вовлечена вся полнота Церкви. Текст Литургии всегда один и тот же, но каждая Литургия дает возможность духовно воспринять его по-новому и заново пережить радость встречи с Живым Богом.

Многое при совершении Литургии зависит от священнослужителей. Очень часто Литургия бывает «украдена» у верующих из-за поспешного или небрежного совершения ее священником. Служение Литургии, вне зависимости от того, совершается ли оно архиереем в кафедральном соборе или священником в сельском храме, должно быть неспешным и величественным. Все слова Литургии должны произноситься с возможной тщательностью, внятно и отчетливо. Очень важно, чтобы священнослужитель молился вместе с общиной, а не произносил механически слова, давно утратившие для него новизну и свежесть. Недопустимо привыкание к Литургии, восприятие Литургии как чего-то будничного, обыденного, даже если она совершается ежедневно.

В служении Литургии недопустима театральность, актерство, искусственность. Священнослужитель, кроме того, не должен открыто выражать свои эмоции, чувства, переживания, не должен своим служением привлекать внимание к себе, дабы основное внимание верующих было всегда обращено не на него, а на истинного совершителя Литургии – Христа.

Сказанное относится и к диаконам, которые в некоторых случаях превращают богослужение в театр, используя все богатство своих голосовых и актерских данных для того, чтобы произвести большее впечатление на публику. Роль диакона в Литургии чрезвычайно важна: он призывает общину к молитве и призван создавать молитвенное настроение, а не разрушать его.

Имеется особенность православной Литургии: в ходе ее совершения устанавливаются трогательные, теплые и доверительные отношения между предстоятелем и диаконом. «Помолися о мне, владыко святый», «Помяни мя, владыко святый» – с этими словами диакон неоднократно обращается к предстоятелю в ходе Литургии. «Да исправит Господь стопы твоя», «Да помянет тя Господь во Царствии Своем», – отвечает ему предстоятель.

Принимая от епископа благословение или подавая ему тот или иной священный предмет, диакон всегда целует ему руку; начиная или заканчивая священнодействие, кланяется ему. Все эти действия – не просто остатки древнего «церковного протокола». Они имеют иконный характер, символизируя те отношения абсолютного доверия и любви, которые существуют между людьми в Царстве Небесном и которые должны существовать между теми, кто живет в Боге.

Кроме того, эти действия подчеркивают иерархический характер Церкви, в которой, по учению Ареопагита, божественные «исхождения» и «светолития» переходят от высших к низшим: от ангелов к человекам, от епископа к священникам, от священников к диаконам, от клириков к мирянам. Наконец, почтение, оказываемое во время богослужения епископу-предстоятелю как совершителю Евхаристии, как видимой иконе Христа, (или совершающему её от имени правящего епископа настоятелю) сродни тому, которое оказывается священным изображениям: честь, воздаваемая образу священнослужителя-епископа восходит к Первообразу-Христу.

Архимандрит Киприан считал Божественную Литургию «самым мощным средством пастырского служения». Он подчеркивал, что «ни молебны, ни панихиды, ни акафисты (к которым, кстати сказать, относились очень неодобрительно и митрополит Антоний [Храповицкий], и приснопамятный святитель московский митрополит Филарет (Дроздов)), не могут заменить собою святейшую службу Евхаристии». Если уж молебны и панихиды необходимы, их следует совершать до, а не после Литургии. Впрочем, мне думается, что сама Литургия, будучи службой универсальной и всеобъемлющей, уже вмещает в себя все то, ради чего служатся молебны и панихиды, в том числе поминовение живых и усопших.

В Царствии Божием отпадут символы, останутся только реальности. Там мы не будем причащаться Тела и Крови Христовых под видом хлеба и вина, но будем «непосредственно (истее)» причащаться Самого Христа – Источника жизни и бессмертия. Но, хотя изменится вид, образ, форма нашего приобщения к Богу, не изменится его сущность: это всегда будет личная встреча человека с Богом, причем человека не изолированного от других, но находящегося в общении с другими. В этом смысле справедливо говорится о том, что Литургия, совершаемая на земле, – лишь часть той непрестанной Литургии, которая совершается человеками и ангелами в Царстве Небесном.

Иеромонах Микаэл Арранц. О древней практике произнесения ектении и чтении евхаристических молитвословий

(+2008), СПб.ДА, лекции.

О древней практике произнесения ЕКТЕНИи и чтении евхаристических молитвословий

В древности все ектении были «мирными», т.к. имели в начале призыв: «Миром (т. е. в полном душевном покое, в молчании) Господу помолимся». На первом прошении верные, молча, «ничтоже отвещавая», умиряли чувства и возводили свой ум «горе» – к невидимому Богу. Диаконские прошения на мирной ектении, начиная от «О свышнем мире…», верные уже выслушивали коленопреклонно. Внешним знаком к коленопреклонению на иных ектениях служило первое возглашение «Паки и паки («миром»), преклоньше колени, Господу помолимся». Знаком перехода к стоянию собрания верных служило возглашение: «Заступи, спаси, помилуй («возстави») и сохрани…» Просительные возглашения диакона («Дне всего совершенна») выслушивались всеми стоя и, как правило, без произнесения «Господи, помилуй» (как в Литургии св. Иакова). Некоторые молитвы Евхаристии полагалось читать «во услышание народа», а иные, чтобы слышали только сослужащие («тайно»). Молитва священника на ектении выслушивалась, как правило, также коленопреклонно. Место священнической молитвы было перед возглашением диакона «Заступи, помилуй…» или, что более естественно, перед распевным произнесением священником возгласа. Диакон часто подавал знак к общей молитве возглашением «Премудрость», т.е. «Внимание!». В состав почти каждой ектении включалась поминальная часть («Пресвятую, пречистую…») и увещевание о силе братской молитвы («…сами себе и друг друга…»). В необходимых случаях священник читал т.н. главопреклонную молитву, испрашивая для народа благословение Божие. Все верные при этом стояли с низко опущенной головой в знак послушания Божией воле (до произнесения распевного возгласа), подтверждая услышанное восклицанием «Аминь». Количество ектений на Литургии не всегда было одинаковым. В славянском чине Литургии просительных ектений две. И они почти дублируют друг друга. Первая – после Великого входа, а вторая – перед «Отче наш». Случилось это потому, что Великий вход стал совершаться, вклинившись в последование т.н. Песенной Утрени, каковой является, по сути, вся первая часть Литургии (до входа в алтарь священнослужителей). Песенная Утреня состояла из трёх псалмов, с разделяющими их двумя малыми, а в конце третьего псалма – одной просительной ектенией и заключительной (отпустительной) молитвой. Последнюю, по совершении Великого входа, заменила молитва на поставление Святых Даров на престол. Третий псалом по праздникам стал заменяться исполнением т.н. «блаженных стихов»: стихами из Нагорной проповеди («Во Царствии Твоем») с тропарями из второго канона праздника. Что же касается иных малых ектений около некоторых священнических молитв, то причины их появления исторической науке не достаточно известны. Вероятно, это было обусловлено появлением практики «тайного чтения» евхаристических молитв. В древности почти всю Литургию верные, в знак смирения и покаяния, стояли на коленях, следуя логике священнических молитв: «Вновь и многократно мы преклоняемся пред Тобой», «и милися деем», т.е., повергаясь. Позже коленопреклонения («поклоны») на ектениях по воскресеньям (но, отнюдь, не по будням), а также в период Пасхи и Пятидесятницы, были отменены некоторыми соборными правилами, т.к. стояние верных в День Господень должно было теперь символизировать веру Церкви во всеобщее воскресенье. Отвечая на вопрос: «можно ли совершить земной поклон освящённым в Тело и Кровь Христовы Святым Дарам на Литургии в воскресный день?», – необходимо помнить, что соборно было отменено покаянное коленопреклонное стояние народа на ектениях и молитвах лишь по воскресным дням и в период Пятидесятницы. Но никогда не упразднялось благочестивое евхаристическое «боголепное» земное поклонение истинным Телу и Крови Христовым (после «Тебе поем»), которое тонкими знатоками церковного Устава неотменно соблюдается «во вся лето», т.е. во все дни литургического года. (Это имеет место у старообрядцев). Творится ими также земной поклон «во вся лето» и в честь Пресвятой Богородицы после пения «Достойно есть» или задостойника. Известно, что богослужебные обычаи старообрядцев в РПЦ соборно признаны равночестными и православными (в том числе и двуперстное осенение). О коленопреклонном образе совершения священнических молитв святой Евхаристии, свидетельствует и святитель Иоанн Златоуст: «И в молитвах, как всякий может видеть, много содействует народ. Так, например, о бесноватых и о кающихся совершаются общие молитвы священником и народом, и все читают одну молитву – исполненную милосердия. Равным образом, когда изгоняем из священной ограды недостойных участвовать в святой трапезе (Евхаристии), нужна бывает другая молитва, – мы все вместе повергаемся на землю, и все вместе встаем». В чине Божественной Литургии святителя Иоанна Златоуста (во второй молитве верных) читаем: «Паки и многажды припадаем, и Тебе молимся, Благий и Человеколюбче...» Само церковнославянское выражение «мили ся деем», встречающееся в молитве призывания Святого Духа, буквально означает «простираясь», «покорно, рабски повергаясь телом». С ослаблением покаянной дисциплины и силы духа молитвы древнее покаянное уставное коленопреклонение общины на ектениях и молитвословиях Литургии повсеместно исчезло из практики во все дни церковного года. Однако остаток этого византийского обычая можно увидеть и услышать в РПЦ при гласном чтении трёх древних молитв на ектение вечерни в самый день Святой Троицы, которое производит сильное впечатление на молящихся. С этого момента период Пятидесятницы заканчивался, и все верные Древней Православной Церкви снова стояли коленопреклонно почти всю Литургию. Следует иметь в виду и то, что Литургия св. Иоанна Златоуста в древности долго совершалась по будням, а по воскресеньям отправлялась литургия св. Василия Великого.

Общая схема византийской ектении.

1. Введение в молитву («Паки и паки»…); 2. Коленопреклонение («О свышнем мире…»); 3. Переход от коленопреклонения к стоянию («Заступи, спаси, помилуй, возстави…»); 4. Окончание: поминальная часть («Пресвятую, пречистую…»), гласная молитва предстоятеля и «Аминь» народа.

Борис Сове. Евхаристия в древней Церкви и современная практика

(Из журнала «Православний вісник», № 4, 1998, сс. 11–30, в сокращении)

В великий день таинственной Пятидесятницы было положено начало новому благодатному царству – обществу Нового Израиля, Церкви Христовой – мистическому телу Христову. В Церкви воссоздано единство человеческого естества, расчлененного грехом. Горделивому строительству вавилонской башни, смешению языков и разделению человечества в богослужении Пятидесятницы противопоставляются огненные языки Св. Духа и богочеловеческое соборное тело Церкви, соединенное воедино любовью.

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21), – молился Христос своему Отцу в первосвященнической молитве. Эта молитва и предшествующая ей прощальная беседа Христа с собеседниками – друзьями апостолами в Сионской Горнице, этот гимн ликующей и торжественной любви, богословие Евхаристии, в Евангелии «богослова и друга Христова» Иоанна занимает место, соответствующее описанию Тайной Вечери в синоптических Евангелиях. На ней была совершена первая Евхаристия, установившая Новый Завет. «Сие творите в Мое воспоминание». Исполняя эту заповедь Христа в полном сознании великого значения Евхаристии, апостолы совершают это таинство. Реконструкция первоначальной формы Евхаристии представляет сложную проблему211. По всей вероятности, апостольская Евхаристия по форме походила, если не повторяла, чин иудейской вечери друзей (habura) – kiddush, может быть, пасхальной.

Книга Деяний повествует, что после первой проповеди Апостола Петра и крещения 3000 человек «они постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба» (Деян. 2, 42) и, «преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца» (Деян. 2, 46). Это преломление хлеба озаряло благодатными лучами всю жизнь первохристианской общины, живущей постоянно радостью блаженного сорокадневия. «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян. 2,44). «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа, и... не было между ними никого нуждающегося» (Деян. 4, 32–34). Жизнь христиан была проникнута сознанием, что если страдает один член, страдают с ним и все члены, славится один член, с ним радуются все члены» (1Кор. 12,26). У «чаши благодарения» для христиан указывался путь к разрешению социальной проблемы, мучительная острота которой в Римской империи и до сего времени волнует наши сердца, как она мучила и христиан первых веков. Евхаристия углубила остроту проблемы. Евхаристия соединяла и уравнивала всех – господ и рабов, богатых и бедных. Все члены Церкви – равны и свободны во Христе, все – дети Божии, все – друзья Христовы, братья и сестры. «Один хлеб, и мы многие – одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1 Kop. 10,17).

Это единство всех членов Церкви во Христе во образе Пресвятой Троицы и союз любви, даруемый в Евхаристии212, звучат во всех евхаристических молитвах, начиная с «Учения двенадцати апостолов», еще сохранившего словесные формы иудейских застольных ритуалов, но вложившего в них новое содержание – христологию и экклезиологию213.

«Да приидет благодать, и да прейдет мир сей», – молится совершающий Литургию. И община торжественным мессианским гимном приветствует Евхаристического Христа. «Осанна Богу Давида... Маран афа – Господь пришел». Он является верующим в Евхаристии. Наступает парусия. Исполняются видения и чаяния древних пророков. «Да приидет Царствие Твое». Начинается мессианское царство. «Се бо входит Царь славы». Христос царствует. Христиане участвуют в брачной вечере Агнца, в мессианской трапезе, соборно принося молитву благодарения и причащаясь Тела и Крови Христовых. Это и было тем весельем, о котором говорит книга Деяний. Это и было тем благодатным опытом, который вдохновлял на исповеднический и мученический подвиги.

Соборность Евхаристии, крестовоскресного праздника христианской общины, ярко выражена во всех чинах Литургии – «общего дела» Церкви, начиная с ее описания в «Апологии» Св. Иустина Мученика214 (написанной между 150 и 155гг.).

Евхаристия совершается в день воскресный – «день солнца». В ней принимают участие все члены общины. После чтения Священного Писания и проповеди все приносят приношение (1Кор. 16, 2) – дары – жертву Богу, вещество для таинства, участвуя этим в общем, евхаристическом жертвоприношении215. «Мы приносим Богу не как будто нуждающемуся, но в благодарение его господству и в освящение твари... Слово хочет, чтобы и мы приносили дары к алтарю часто и неопустительно»216. К этим дарам присоединялись и дары ближним, но не как простой акт благотворительности, а как жертва Богу. «Между тем достаточные и желающие, каждый по своему произволению, дают, что хотят, и собранное складывается у предстоятеля, и он имеет попечение о сиротах и вдовах, о всех нуждающихся вследствие болезни или по другой причине, о находящихся в узах, о пришедших в нужде»217. Без любви – жертва несовершенна (Мф. 5, 22–24). Участию в литургийном благодарении предшествовало примирение и врачевание взаимных отношений членов общины. Это требование предъявляется «Учением 12 апостолов» к участвующим в Евхаристии наравне с указанием допускать к ней только возрожденных в водах крещения. Примирение запечатляется «святым лобзанием любви» (1Кор. 16, 20), «лобзанием любви» (1Петр. 5, 14), «лобзанием примирения» (св. Кирилл Иерусалимский. Пятое тайноводственное слово), «божественным лобзанием» (Дионисий Ареопагит), которое «соединяет взаимно души». «Когда, – пишет Тертуллиан, – больше целование с братьями уместно, как не тогда, когда возносится более угодная Богу общая молитва, после которой они, как участники в нашем молитвенном подвиге, своим целованием хотят скрепить свой братский союз с ними. Какое моление цельно без скрепы святым целованием?»218. «Возлюбим друг друга».Без любви невозможно единомыслие. Источник любви – Христос219. Соединенная в единое тело этим «священнодействием мира» (Дионисий Ареопагит), которым достигается «единомыслие и единодушие, и словесное тождество» (св. Максим Исповедник), община приступает к евхаристической молитве, которая читается епископом, окруженным клиром. Молитва часто импровизируется, ибо анафора находится еще в “расплавленном состоянии”. Литург вслух от лица всех верующих приносит благодарение и «словесную и бескровную службу» «о всех и за вся». Он не отделен от верующих. Он – «предстоятель братии» (св. Иустин Мученик), «уста всех» (Феодор Мопсуэстийский и Нарсай), он – корифей хора «союзом любви связуемых» и дающих «благодарение и славу Дающему всем мир». Вся община творчески участвует в евхаристической молитве, в евхаристической жертве и благодарении, запечатлевая молитву общим торжественным «Аминь»220. Этим молитвенным подвигом выполнялось первое общественное дело – литургическое, одна из главнейших обязанностей не только иерархии, но и всех членов Церкви, народа «Нового Израиля», «народа избранного, царственного священства, рода святого» (1Петр. 2, 9; Анафора св. Василия Великого), ибо в Церкви Христовой осуществляется идеал, которого чаял Моисей (Исх. 19, 6) и пророки – всеобщее священство.

Конечно, это учение о всеобщем священстве не исключает богоустановленной иерархии, совершительницы таинств. «Только та Евхаристия почитается истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставил это»221.

Об участии народа в евхаристической молитве ясно учит св. Кирилл Иерусалимский222 и св. Иоанн Златоуст, глубоко скорбевший о равнодушном отношении многих христиан к Литургии. «В молитвах много содействует народ. Так, например, о бесноватых и о кающихся совершаются общие молитвы священником и народом... При самом совершении страшных тайн священник молится за народ, а народ молится за священника, потому что слова «со Духом Твоим» означают не что иное, как именно это. И молитвы благодарения также общие – потому что не один священник приносит благодарение, но и весь народ». Св. Иоанн Златоуст подчеркивает ответственность всех членов Церкви, продолжая: «Все же это сказано мною для того, чтобы каждый из подначальных трезвился, чтобы мы знали, что все мы едино тело и столь же различаемся один от другого, сколько член от члена, и чтобы мы не все возлагали на одних священников, но и сами пеклись о всей Церкви, как о теле всем нам общем»223.

Приглашение диакона «Станем добре, станем со страхом, святое возношение в мире приносити» относится ко всем верующим. Евхаристические молитвы обращены к Богу от лица всей общины. Например, в сирийской Литургии св. Иакова – после слов анафоры, произносимых священником: «Сие творите в Мое воспоминание…»

Народ. Смерть Твою, Господи, мы воспоминаем, Воскресение Твое исповедуем и второго пришествия Твоего ожидаем; просим у Тебя милости и благодати, молим об оставлении грехов; да будут милости Твои на всех нас.

Священник. Итак воспоминаем, Господи, смерть Твою и тридневное Воскресение Твое... Приносим Тебе сию страшную и бескровную жертву... Ибо Твой народ и Твое достояние умоляет Тебя, а через Тебя и с Тобой – Отца Твоего, и говорит:

Народ. Помилуй, Господи, Боже Всемогущий, помилуй нас.

Священник. И мы, немощные и грешные рабы Твои, Господи, благодарим Тебя, прославляем Тебя за всех и всё.

Народ. Прославляем Тебя, благодарим Тебя, поклоняемся Тебе, благодарим Тебя и молим у Тебя прощения, Господи Боже, помилуй нас и услышь нас.

Диакон. Как страшен настоящий час. Как ужасно, возлюбленные мои, то время, в которое... Святой Дух... почиет на этой Евхаристии... и освящает ее... Присутствуйте же со страхом и трепетом, стойте и молитесь... Воскликнем и скажем трижды: Господи, помилуй.

Священник произносит призывание Св. Духа.

Народ. Трижды: Господи, помилуй, и запечатлевает призывание Св. Духа двукратным «Аминь».

Далее народ приглашается диаконом к отдельным частям ходатайственной евхаристической молитвы, читаемой священником. Каждая из шести частей утверждается «Аминь» народа. Он же и заканчивает анафору словами: «Каким оно было и есть в роды родов» и (будет в продолжение) будущих веков во веки. Аминь224.

Это общее участие в принесении евхаристической жертвы завершается общим причащением св. Тела и Крови Христовых. Объединенные в молитве «единым сердцем и едиными устами», верующие соединяются со Христом и в Нем друг с другом. «Нас же всех от Единаго Хлеба и чаши причащающихся соедини друг ко другу во едино Духа Святаго Причастие» (Анафора св. Василия Великого). Причащение каждого члена запечатлевалось «Аминь»225.

Общее причастие за каждой Литургией было нормой в Древней Церкви. Оно было тесно связано с общей евхаристической молитвой и жертвой. Находящиеся под запрещением и лишенные права приступать к Св. Чаше не могли участвовать в Литургии226. Литургия совершалась по воскресным дням («Учение 12 апостолов», «Апология» Иустина Мученика, Деян. 20, 7). В IV веке Евхаристия совершается и в субботу в Александрии и вообще в Египте, в Малой Азии и Константинополе227.

В некоторых же частях Церкви причащение было более частым. Так, св. Василий Великий в письме к Кесарии, жене Патриция, пишет, «что мы причащаемся 4 раза каждую седмицу – в день Господень, в среду, в пяток и в субботу, а также и в другие дни, если бывает память какого святого», но «хорошо и преполезно каждый день приобщаться и принимать Святое Тело и Кровь Христову»228. Обычай ежедневного причащения был распространен и в Риме, и в Испании229. В конце III – начале IV в. постепенно устанавливается Великий Пост – время покаяния и сокрушения о грехах. В скорбные дни поста полная Литургия – праздник христианской общины с ее пасхальной крестовоскресной радостью Голгофы и Светозарной ночи – не могла совершаться. Однако верующим было разрешено причащаться и в дни поста. Было положено начало Литургии Преждеосвященных Даров, которая представляет собой соединение вечерни с причащением и говорит о возможности причащения вне полной Литургии. Это допускалось в Древней Церкви. Так, например, св. Иустин Мученик отмечает, что Св. Дары к не присутствовавшим посылаются через диаконов230. Древняя Церковь знала практику хранения Св. Даров на дому и самопричащения231. Она удерживалась впоследствии в монашеской практике232. Но, конечно, самопричащение, как и причащение больных, не могло заменить собою полной Литургии с ее соборной евхаристической жертвой и соборным причащением. Самопричащение допускалось «нужды ради», подобно тому, как в настоящее время допускается участие в анафоре и принесении даров без причащения или своего рода «духовное причащение»233.

Соборный характер Евхаристии требовал совершения одной только Литургии в каждом городе234. Впоследствии отсюда возникает западная практика fermentum235, посылаемого епископом в приходские храмы.

Эта соборность Евхаристии в Древней Церкви светила миру и его освящала. Участники Царства Христова в Храме за Литургией вдохновлялись желанием нести в мир любовь, радость и свет – для врачевания социальных болезней, уродующих прекрасный Божий мир. Вся жизнь христианина, освящаемая церковными таинствами, протекала около Евхаристии и освящалась ею, ибо все таинства были соединены с ней. Выходивший из купели возрождения, получавший блаженное право именовать Бога своим Отцом и запечатленный «печатью дара Духа Святаго» радостно в первый раз приступал ко Св. Чаше. У нее же соединялись во Христе вступавшие в брачный союз, получая церковное благословение236. Ради Св. Чаши несли долголетнее суровое покаяние грешники, которые так волновали церковную совесть. Благодатные дары священства и елеосвящения подавались за Литургией. На ней также совершались и другие священнодействия, например, пострижение в монашество237, освящение мира238.

Такова евхаристическая практика Древней Церкви. Евхаристия – радость в духовной жизни отдельного члена Церкви. Она – основа и благодатное вдохновение на подвиг восхождения по лестнице добродетелей. Она – «лекарство бессмертия, средство целебное, чтобы не умереть, но чтобы жить во Иисусе Христе постоянно». Она – обожение верующего во Христа, его теосис. Но Евхаристия имеет и соборный характер. Участие в ней – общее дело всех членов Церкви. И если кто-нибудь по какой-либо причине, чаще всего по небрежению к величайшему духовному сокровищу – Св. Дарам, по небрежению к своей обязанности члена Церкви и заповеди любви к другим членам Церкви, отказывался или уклонялся от этого общего дела, Церковь начинала беспокоиться и немедленно старалась выяснить причины этой духовной язвы, чтобы ее залечить. Этими заботами проникнуты правила соборов в послеконстантинову эпоху. Обращение Империи в Христианство привлекло в ряды Церкви многих номинальных христиан. «Из личного, чисто жертвенного подвига христианство для большинства людей превратилось в дело общественного приличия, а иногда даже и выгоды» (Митр. Сергий Московский). Духовная напряженность христиан ослабела, и создалось небрежное и недостойное отношение к Литургии. Учащаются случаи ухода из Церкви после чтения Священного Писания и проповеди. Это поведение огорчало св. Иоанна Златоуста. 2 правило Антиохийского Собора 341 года и 9 правило св. Апостолов отлучают «не пребывающих на молитве и святом причащении до конца» или, как читается последнее правило в Славянской Кормчей 1787 года, согласно толкованиям Зонары и Аристина, «не пребывающих в Церкви до последней молитвы, не причащающихся»239.

Затем вообще христиане перестали приходить к Литургии. Это небрежение к Евхаристии людей, «утративших крепость и теплоту веры и предавшихся делам и заботам мирским»240, побудило Церковь принять решительные меры. 21 правило Ельвирского собора (305 г.), 11 правило Сердикского собора (343 г.), повторенное 80 правилом Трулльского собора (692 г.) извергает из клира и отлучает клириков и мирян, «не приходящих к Литургии в три воскресные дня в продолжение трех седмиц». Но эти меры не оказали должного действия. Мы знаем, что в Византии иногда даже патриарх или император уходили из храма после чтения Евангелия241. Упадок духовной жизни продолжался и выражался в уклонении от участия в Литургии и причащении. Во времена св. Иоанна Златоуста242 некоторые причащались один или два раза в год, несмотря на обличение святителя. Эту практику редкого причащения осуждает и преп. Кассиан. Против нее же направлены «ежедневные епитимьи для монахов», приписываемые преп. Феодору Студиту243.

Происходят другие перемены в литургийной практике. Постепенно вводится тайное244 чтение евхаристических молитв. Некоторые литургисты видят зародыш этой практики в 19 правиле Лаодикийского собора (343 г.), что, однако, подвергается сомнению245. Тайное чтение анафоры распространяется в эпоху Юстиниана. Тщетно борется с этим нововведением император перед своей смертью, ссылаясь на послания св. Апостола Павла: «Повелеваем, чтобы все епископы и пресвитеры не тайно (sesiopimenon) произносили молитвы божественного приношения и святого крещения, но голосом (meta phonis), который был бы слышим верным народом, дабы умы слушающих возбуждались к большему угрызению совести... Приличествует молитве к Господу нашему Иисусу Христу, нашему Богу с Отцом и Святым Духом во всяком приношении и других службах возносить громко (meta phonis). Те, которые откажутся, дадут ответ у престола Божия, и мы, если узнаем, не оставим их без наказания»246.

К VIII веку тайное чтение анафоры становится общепринятой практикой247, хотя продолжаются недоумения, вопрошания и споры, отмечаемые литургистами, которые дают объяснение появлению заамвонной молитвы248 как заменяющей для мирян анафору. «Некоторые стоящие вне алтаря часто приходят в недоумение, спорят между собой и говорят: какая цель, мысль и сила тихо читаемых архиереем молитв, и желают получить об этом некоторое понятие, то поэтому божественные отцы и начертали (заамвонную молитву), как бы сокращение всего, о чем было просимо (в продолжение Литургии) и таким образом сообщают желающим понятие о платье по бахроме»249.

К VIII веку тайное чтение евхаристического канона, зародыш тихих месс, наблюдается и на Западе250. Высказывались разные предположения о причинах введения тайного чтения анафоры251. Предположение, что эта практика была принята для сокращения Литургии по той же причине, по которой, по свидетельству св. Прокла252, св. Василий Великий и св. Иоанн Златоуст сократили анафору, не может быть признана убедительной, так как в эту эпоху начинается процесс удлинения Литургии оглашенных и возникает практика процессий перед Литургией, положивших начало нашим молебнам, которые в течение долгого времени совершались и теперь совершаются в некоторых местах перед Литургией, а не после нее. Нельзя согласиться и с догадкой Дюшена о трудностях громкого чтения молитв в больших храмах253 или с гипотезой о недоразумении, возникающем от неправильного понимания слова mystikos, помещенного перед анафорой для указания какого-то особого таинственного способа ее чтения.

Едва ли правильна и гипотеза, что тайное чтение молитв возникло от сокращения числа причастников. Причащались за Литургией только священнослужители; они-то и читали анафору про себя, тайно254.

Однако, несомненно, что тайное чтение связано с евхаристическим небрежением церковного народа. Евхаристия – таинство, которое вызывает у верующих священный трепет. «Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом». Этот трепет присущ Литургии во все времена. Но евхаристическое небрежение народа заставило отцов и литургистов сосредоточить преимущественное внимание на раскрытии необходимости благоговения, священного страха и трепета перед Св. Дарами, перед которыми Ангелы закрывают лица. К Св. Чаше должно приступать «со страхом и любовью». Священный трепет дополняет обычное чувство недостоинства и греховности. В Евхаристии Христос – rex tremendae majestatis255. У св. Иоанна Златоуста, отмечавшего со скорбью упадок евхаристического пафоса и горения, встречаются постоянные напоминания о необходимости священного трепета перед страшными Тайнами256. Намеки на эти настроения встречаются у св. Кирилла Иерусалимского257. Св. Иоанн Златоуст, в эпоху которого анафора, вероятно, читалась вслух258, имел огромное влияние, в частности и в Сирии. И именно у сирийских писателей и литургистов особенно развиты мотивы священного трепета, которые почти отсутствуют в древних чинах Литургии, в Литургии Апостольских постановлений, в анафоре Серапиона Тмуитского и у отцов IV века, исключая упомянутых св. Иоанна Златоуста и св. Кирилла Иерусалимского.» В толковании на Литургию Феодора Мопсуэстийского (†428), данного им во второй книге Liber ad Baptizandos259 – постоянно встречается эпитет «страшный», употребляемый в применении к таинству Евхаристии, жертве, Св. Дарам. Здесь же даются указания о мистериальном молчании. «Когда мы пребываем в молчании в великом почтительном страхе, священник начинает анафору»260. Серафимовский гимн поется всеми присутствующими... «и священник присоединяется громко к невидимым воинствам»261. «Священник читает тихо эти молитвы»262. О чувствах страха и трепета и о тихом – тайном – чтении анафоры говорит и несторианский писатель Нарсай (†502), основатель Низибийской школы, находившейся под сильным влиянием Феодора Мопсуэстийского. В своей 17 гомилии263 он дает описание и истолкование современной ему Литургии, очень похожей, кроме анафоры, на несторианскую Литургию Фаддея и Мария264.

Например, после Символа веры «священник приносит таинство искупления нашей жизни, исполненный трепета и облеченный страхом и великим ужасом. Священник пребывает в ужасе и великом страхе с трепетом по причине его долгов и долгов всех детей Церкви... Трепет и страх за себя и за народ лежат на священнике в этот ужасный час. В страшных условиях и служении он предмет ужаса даже для серафимов, сын праха предстоит в великом страхе, являясь посредником265. Страшный Царь, таинственно закланный и погребенный, и страшные стражи (ангелы), стоящие в страхе в честь их Господа. С такими мыслями предстоит священник для священнослужения, почтительно, с великим страхом и трепетом»266. Этими чувствами проникнут и возглас диакона.

«Глашатай Церкви и теперь возглашает и предупреждает каждого исповедать свои грехи Господу и просить Его в чистоте сердца. «Станем добре», он говорит «смотрите вашим умом на происходящее великое таинство, которое совершаете вы, смертные. Страшные Тайны освящаются руками священника. Пусть каждый пребывает в страхе и ужасе, пока это совершается. Священник уже приступил один к молению: молитесь и вы с ним, чтобы ваш мир увеличился через его посредство. Склоните к земле взор ваших умов и просите горячо. Возносите прошения всех Богу в этот час, полный трепета и великого страха». За этим следует призыв к молчанию. «Пусть никто не осмелится сказать ни одного слова устами... пусть молится сердцем, а не устами, и пусть он просит умом, а не языком»267. После возгласа «Горе имеем сердца» вся община хранит молчание, и все готовятся к пламенной молитве в своих сердцах. Священник безмолвствует, и диакон пребывает в молчании, весь народ спокоен и безмолвствует... Священник, уста Церкви268, открывает свои уста и беседует тайно269 с Богом, как с другом270. Конец молитвы произносится вслух. После серафимовского гимна, произносимого всем народом, «вся Церковь возвращается к молчанию, и священник начинает общение с Богом»271. В конце молитвы он возвышает голос, чтобы его мог услышать народ... и рукою благословляет Тайны... и народ своим «Аминь» способствует и соглашается с молитвой священника. Тогда глашатай Церкви призывает народ и говорит: «Молитесь мысленно. Мир вам»...272. Во время призывания Святого Духа глашатай Церкви возглашает: «в молчании и страхе стойте: мир вам. Пусть весь народ пребывает в страхе в тот момент, когда совершается таинство сошествия Святого Духа». Священник возвышает голос и знаменует рукою Святые Тайны273.

У Феодора Мопсуэстийского и Нарсаи имеются первые сведения о тайном тихом чтении анафоры и мистическом евхаристическом молчании. Естественно предположить, что эта практика возникла в Сирии и распространилась первоначально по преимуществу в Восточной Сирии. На введение тайного чтения анафоры влияет и практика disciplina arcana, оберегающая святость и величие христианских таинств. Это ясно из ответа сирийского писателя Иакова, еп. Эдесского (640–708), на вопрос «Почему при закрытых дверях, с безмолвствием и по устному преданию совершались таинства?»274. Вероятно, требования disciplina arcana и объясняют отсутствие установительных слов в толковании Феодора Мопсуэстийского, в чинах несторианской Литургии Фаддея и Мария и устную их передачу275. На введение практики тайного чтения анафоры, безусловно, повлияли, наконец, некоторые идеи, выраженные в Corpus Areopagiticum, в частности, «О церковной иерархии»276. Corpus появился, вероятно, в Сирии277 в конце пятого века и был там очень популярен278. Его перевел на сирийский язык мистик Сергий Ришайнский (†536). Из Сирии Corpus попадает в Константинополь, находясь, первое время под большим подозрением279.

Литургия в книге «О церковной иерархии» чрезвычайно похожа или даже та же, что и у Нарсаи, с той только разницей, что в диптихи у Нарсаи включены и живые члены Церкви, а Символ веры положен после перенесения Даров на престол280.

Одной из главных идей памятника «О церковной иерархии», положившего начало богослужебной символике, является учение о иерархической структуре, – о разных степенях ведения божественных тайн, полнота которых доступна только священноначальнику – епископу. Он то и передает низшим степеням, в частности, второму – «созерцательному» чину мирян – священному народу, в чувственных знаках – символах – доступное им ведение.

«Божественный иерарх, хотя и низводит благоволительно к подчиненным ему свое, единое само в себе, священноначальственное ведение, пользуясь многообразием священных символов, но тотчас же, как неуловимый и неудержимый для низших, без всякой перемены в себе возвращается к своему начальственному служению и, совершив мысленный вход к единому в себе, в чистом свете созерцает единовидный смысл совершаемых действий, оканчивая человеколюбивый исход на вторичное (дело служения) боголепнейшим возвращением к первейшим»281.

Это отделение священноначальника от народа и мотив тайны подчеркивается при изъяснении Литургии, «таинства таинств», «совершеннейшего из таинств», «таинства собрания или общения». Например, «приобщившись и преподав богоначальное причастие (другим), (иерарх) обращается, наконец, к священному благодарению (вместе с народом, который участвует в благодарении, приникая к одним только божественным символам), а он сам, возводясь постоянно богоначальным Духом священноначальственно, в чистоте богообразного чина, к святым началам совершаемых (действий) в блаженных и мысленных созерцаниях»282. Или, как впоследствии перефразирует Георгий Пахимер, «толпа взирает только на божественные символы, так как не может рассуждать о чем-либо высшем, а сам иерарх возводится к тем первообразам – к самому честному Телу и Крови Господней, веруя, что предлежащие (символы) предложены в них (в истинное Тело и истинную Кровь) святым и вседействующим Духом»283.

Эти взгляды на мистериальный характер Евхаристии способствовали укреплению начавшейся в Сирии практике тайного чтения анафоры и развитию тех настроений страха и трепета284, которые особенно развиты в толковании Нарсаи, несомненно, знакомого, если не с Corpus Areopagiticum, то, во всяком случае, с его основными идеями, которые носились, так сказать, в воздухе Сирии. Надо заметить, однако, что тайное чтение евхаристических молитв первоначально не означало отстранения верующих от участия в принесении евхаристической жертвы.

По Феодору Мопсуэстийскому, «священник – язык церковной общины»285. «Все мы составляем одно Тело Христа нашего Господа, и все мы члены один другого, и священник только исполняет обязанности члена, который выше других членов тела, как, например, глаз или язык... Как язык, он приносит молитвы всех...286. Все мы приносим дар со священником, и хотя последний и встает один, чтобы принести его, но он приносит его, как язык, за все тело. Таким образом, приносимый дар принадлежит всем, и он полагается перед всеми нами так, чтобы мы могли одинаково участвовать в нем»287.

По Нарсаю, «вместе с прошением священник возносит молитву всего народа»288, и это подтверждает и монофизит Иаков Серугский (†521), младший современник Нарсаи, говоря в своей гомилии: «Вместе со священником весь народ просит Отца, чтобы Он прославил своего Сына»289. В сирийских и персидских чинах Литургии, несмотря на тайное чтение евхаристической молитвы, подчеркивается участие в ней и мирян, благодаря приглашениям – возгласам диакона перед каждым разделом анафоры. Эти возгласы в совокупности образуют ектению.

Хотя Corpus Areopagiticum, конечно, и не предполагал отрицать соборный характер великого «таинства собрания», но, вводя значительное различие между мирянами и священнослужителем, он ослабил у мирян сознание ответственности за евхаристическую молитву. В середине VI века Corpus распространяется по всему Востоку, проникает в Константинополь и имеет огромное влияние на последующее Византийское богословие. К Corpus пишет (530–540) схолии Иоанн Скифопольский 290. С Corpusom распространяется и практика тайного чтения анафоры. Почва к этому была подготовлена учением св. Иоанна Златоуста о страхе и трепете, с которыми надо приступать к Св. Дарам, и великими христологическими спорами. Тщетно борется с новой практикой Юстиниан. Его новелла не остановила начавшегося процесса. Иоанн Мосх говорит о громком чтении анафоры как о явлении, наблюдаемом только в некоторых местах. Вводится торжественный Великий вход с его символикой, Херувимская песнь, полная страха и трепета291.

К VIII веку практика тайного чтения, как уже отмечалось, становится всеобщей. Литургист последующих веков пишет: «Иерей приступает, входит в общение с ангельскими силами и стоит, как бы не на земле, но в пренебесном жертвеннике, перед страшным жертвенником престола Божия...292. Иерей с дерзновением приступает к престолу Божией благодати... Отверзая уста перед Богом, и один собеседуя с Ним, и взирая на славу Господню уже не в облаке, как некогда Моисей в скинии свидания, но откровенным лицем. И посвящается он в боговедение и в веру Святыя Троицы, и втайне изрекает пред Богом тайны, в таинственных действиях возвещения тайны»293.

После введения тайного чтения анафоры Литургия, конечно, осталась и не могла бы не остаться соборным богослужением, но с мирян как бы была снята ответственность за соборную евхаристическую молитву и жертвоприношение. Кроме начального диалога литурга и народа, вступления в анафору, восходящего к апостольскому веку, до мирян стали доходить только отдельные возгласы, большей частью придаточные предложения. «Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще»... «Твоя от Твоих Тебе приносяще, о всех и за вся». «Изрядно о Пресвятей Пречистей». Во время чтения анафоры народ слушает пение «Достойно и праведно», «Свят, свят», «Тебе поем», «Достойно есть» или задостойника. Пение хора разделило литурга и народ, и усилило пассивность последнего. Когда появился иконостас, то постепенно установилась практика чтения анафоры при закрытых святых или царских вратах, за исключением архиерейского служения294.

Введение тайного чтения анафоры способствовало дальнейшему ослаблению евхаристического благочестия и жизни. Величайшая молитва Церкви – евхаристическая, которую в древности многие знали наизусть295, стала забываться мирянами. Отсюда споры о ее содержании, отмечаемые литургистами. Большинство мирян не ощущает биения сердца Церкви, как оно слышится в анафоре, в которой слиты все молитвы Церкви «о всех и за вся», о преображении мира и о Царстве Божием. Анафоры литургий, и между ними молитва св. Василия Великого, поражают размахом всемирного космического моления, в которое вливаются благодарения и прошения определенных членов Церкви, глубиной и силой благодатной любви Церкви, точностью и пластичностью догматических формул. Этот гимн соборной молитвы не доходит до слуха и сознания верующих. Для многих утеряно понимание жертвенного характера Евхаристии и сознание ответственного участия в возношении анафоры, хотя просфоры и подача записок за живых и умерших (древние диптихи) свидетельствуют об этой стороне евхаристического общего дела296. Многие молящиеся в храме во время анафоры молятся своей самостоятельной, а не соборной молитвой, благодарят Бога за свои радости, несут к Нему свои скорби и просят у Него помощи в своих нуждах. Собрание верующих, к великому сожалению, не сознает себя единодушным и единомысленным и единым перед дискосом, на котором вся Церковь и мир окружают Главу – Христа. В отношении мирян к Евхаристии и Литургии наблюдается элемент соборного, социального распада, который усугубляется грехом редкого причащения. Это есть соучастие в социальном грехе, грехе нелюбви к ближнему.

Распад соборности на практике чувствуется и в способе причащения. Прежде священнослужители и народ причащались вместе. Теперь же священнослужители причащаются при закрытых царских вратах, задернутых завесою. Алтарь в это время, по истолкованию литургистов – Сионская горница, из которой миряне исключены. Во время причащения священнослужителей хор поет киноник – причастен, который в Древней Церкви пел причащавшийся народ297. Например, «Тело Христово примите, источника бессмертнаго вкусите». «Вкусите и видите, яко благ Господь». Впоследствии причастен стал варьироваться по дням и праздникам. Теперь он «поется для того, чтобы поддержать в предстоящих благочестивое настроение и занять их внимание на это время» (причащения священнослужителей)298. Это объяснение русского литургиста свидетельствует об упадке евхаристического благочестия, так как в Древней Церкви не надо было занимать верующих, когда они предстояли перед Евхаристическим Христом. Об этом же упадке говорит и произносимая часто после причастного стиха проповедь299, или пение «концерта» или стихир, ирмосов канонов, содержание которых очень часто весьма далеко от переживаемого момента, когда на престоле царствует Христос, и христиане участвуют в мессианском царстве – образе и предвосхищении «невечернего дня Царствия Христова», когда удобнее евхаристическое молчание.

Литургия для многих потеряла значение главнейшего центрального богослужения – радости церковной общины, которая готовилась к нему через участие во всех богослужениях суточного круга. Для многих, зачарованных красотами библейских элементов богослужения и поэзией великих духоносных церковных гимнографов, Литургия отходит на второй план перед всенощным бдением. Литургия обросла дополнительными последованиями – сокращениями утрени – молебнами и панихидами, которые в сознании верующих часто заслоняют жертвенно-умилостивительный характер Евхаристии.

Причащение стало редким. Для большинства оно оказывается замененным антидором300. Верующие причащаются раз в год. Причащение тесно связано с говением и таинством покаяния301. В этом заключается великая духовная правда. «Да испытывает себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего, и пьет от чаши сей. Ибо кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1Кор. 11, 28–29). Возглас («Учение 12 апостолов») – «если кто свят – пусть приступает, если же нет – то пусть покается», звучит во всех Литургиях. «Святая Святым». Св. Иоанн Златоуст, выражая пламенное желание, чтобы его пасомые возможно чаще приступали к Святым Тайнам302, требует причащения «с чистой совестью, с чистым сердцем, с безукоризненною жизнию303, в величайшем единомыслии и с пламенною любовию304, с трепетом и во всякой чистоте»305. Христианин в день своего духовного возрождения и запечатления печатью Св. Духа призывается к такой жизни, при которой он имел бы возможность, хотя и с глубоким сознанием своей греховности и недостоинства, возможно чаще приступать «со страхом Божиим и любовию» ко Св. Чаше и участвовать в молитвах святого возношения.

Древняя Церковь оберегала святость Евхаристии и явных грешников отлучала от Святой Чаши на долгое время, иногда до самой смерти. Впоследствии суровый устав покаянной дисциплины был ослаблен в связи с общим падением духовной жизни христиан. Возникшее монашество имеет огромное влияние на жизнь мирян. В монастырях Литургия совершалась один-два раза в неделю306, а все остальное время уходило на приготовление к таинству и на подвиг очищения сердца великими подвижническими «потами и трудами». В монастырях потребности напряженной духовной жизни создали практику почти ежедневной исповеди в двух формах: старческой и сакраментальной. Отсюда возникает тесная связь причащения с исповедью, которой не знала Древняя Церковь, следовавшая правилу «совесть человека есть руководящее правило для причащения Божественных Тайн»307. Новая практика из монастырей была перенесена и в мирянскую среду308 с той только разницей, что для иноков состояние приготовления к причащению было постоянным, а миряне стали приступать к причащению все реже и реже, находя предлог для извинения своего духовного нерадения и греха в необходимости особого приготовления309, забыв призыв св. Кирилла Иерусалимского, обращенный к просвещаемым, – «не отторгайте себя от причащения; не лишайте себя священных и духовных сил Тайн ради греховной скверны». Забылись и слова преп. Иоанна Кассиана: «Мы не должны устраняться от причащения Господня из-за того, что сознаем себя грешниками. Но еще более и более с жаждою надобно прибежать к нему для уврачевания души и очищения духа, однако ж, с таким смирением духа и верою, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали более врачевства для наших ран. Со смирением сердца, по которому веруем и исповедуем, что мы никогда не можем достойно прикасаться Святых Тайн, в каждый воскресный день принимали их для уврачевания наших недугов, нежели, превознесшись суетным убеждением сердца, верить, что мы после годичного срока бываем достойны приятия их»310.

Но еще во второй половине XI века митрополит Киевский Иоанн II (†1089), вероятно, следуя константинопольской практике, в своей «Заповеди святых отец к исповедующимся сынам и дщерям» говорит о причащении в великие праздники, во все воскресные дни Св. Четыредесятницы 311, всего насчитывая до 22 дней312. Однако видимо, ввести или удержать практику частого причащения было весьма трудно313.

В XV веке Симеон Солунский, следуя практике Древней Церкви, советует приступать к Св. Чаше «даже, если можно, и в каждую неделю»314.

Редкое причащение наблюдалось не только в Русской Церкви, но и в других частях Вселенской Церкви, например, на Балканах. Здесь часто из-за отсутствия причастников приходилось наблюдать сокращение или почти незаметное окончание Литургии. Собственно говоря, она для молящихся заканчивается причащением священнослужителей, за которым следует проповедь, раздача антидора и целование креста. Заключительная же часть Литургии проходит незаметно для народа и в стороне. Не раздается призыв на брачную вечерю Агнца, а если и раздается, то остается для подавляющего большинства, почти для всех молящихся «гласом вопиющего в пустыне».

Конечно, души, живущие напряженной духовной жизнью, чувствуют евхаристическую жажду и голод. «Как лань желает к потокам вод, так желает душа моя к Тебе, Боже». К сожалению, практика редкого причащения оказалась для многих возведенной чуть ли не в степень канонического «правила». «Развилась излишняя и уже нездоровая мнительность, боязливость, которая иногда заходит уже слишком далеко и нередко отгоняет членов Церкви от причастия на много лет» (Митр. Сергий). Известны печальные факты отказа со стороны священников в частом причащении или недопущении к Св. Чаше в «светозарную ночь» Св. Пасхи, хотя в некоторых случаях это отношение и может быть объяснено ревностью о достойном причащении и борьбой с небрежным отношением к таинству, выражающемся в легкомысленном желании поскорее «отговеть» в Пасхальную ночь.

Конечно механическое и насильственное введение ежедневного причащения без соответствующей духовной подготовки может создать для мирян духовную опасность «небрежного и невнимательного приступания ко Св. Таинству». Частое причащение тесно связано с общим духовным состоянием членов Церкви.

Мысль невольно обращается к практике Древней Церкви, к ярко выраженному соборному характеру ее Литургии, потускневшему от человеческого небрежения к великим благодатным Дарам и радости, данным верующим во Христа в Сионской горнице на Тайной вечери и в великий день Пятидесятницы, и к ослаблению сознания ответственности всех членов Церкви за участие в принесении евхаристической жертвы и соборном причащении, ответственности за судьбы Церкви и за зодчество Царства Божия на земле. Вспоминается проникновенное предупреждение св. Иоанна Златоуста, «чтобы мы не возлагали на одних священников, но и сами пеклись о всей Церкви, как о теле, всем нам общем. Это послужит и к большему утверждению и нас побудит к большему преуспеянию (в добродетели). В Церкви должно жить как в одном доме, как составляющие одно тело, все должны быть расположены друг ко другу... Слез достойно настоящее наше состояние. Так далеко отторгнулись друг от друга, между тем как надлежало бы изображать собою одно тело»315.

И путеводной яркой звездой сияют огненные слова евхаристических молитв. Как небесная музыка звучат слова анафоры св. Василия Великого: «Нас же всех от Единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу, во едино Духа Святаго Причастие. Всех нас прими в Царство Твое, сыны Света и сыны дне показавый, Твой мир и Твою любовь Даруй нам. И даждь нам едиными устами и единым сердцем славити и воспевати пречестное и великолепное Имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа».

Вестник. 1905. Апрель. С. 746–754.

Образ чтения молитв божественной литургии. Окружное послание Синода Элладской Церкви

АФИНЫ, 31 МАРТА 2004, N 2784

Достопочтеннейшим Митрополитам Греческой Церкви.

Тема: «Образ чтения молитв Божественной Литургии».

Достопочтеннейшие во Христе братья!

Священный Синод Церкви Эллады, в рамках Своей постоянной и неизменной заботы об укреплении «благоприятного служения Богу», и принимая во внимание выводы относительно этого вопроса Особой Синодальной Комиссии Литургического Возрождения, посредством настоящего Окружного Послания желает сообщить Вам – а через Вас и «всей полноте Святости нашей Святой Церкви Эллады» – нижеследующее, имеющее отношение к образу чтения молитв за Божественной литургией, чтобы соучастие всего «народа Божия» в совершаемом, читаемом и поемом за ней, стало кафолическим и, вместе с тем, вполне осознанным.

Образ чтения молитв в прошлом дал повод для высказывания противоположных суждений. А поскольку речь идет не только о вопросе обрядовой природы, но касается спасения народа посредством сознательного участия в Божественной литургии, требуется точное знание истории и богословской стороны этой проблемы, чтобы можно было сделать правильные выводы и применить их в современной литургической практике.

Свидетельства первых восьми веков (т.е. до первых сохранившихся рукописных евхологиев) указывают, что народ слышал молитвы Литургии. Это доказывается либо свидетельствами об ответе «Аминь» на молитвы иерея (Иустин, Дионисий Александрийский, Иероним), либо очевидными указаниями, что молитвы «слышались» народом (Дионисий Александрийский, 19-й Канон Лаодикийского Собора, житие прп. Мелании), либо употреблением глагола «говорить» в отношении к молитвам Божественной литургии (Василий Великий, Григорий Богослов), либо местами из Златоуста об иерее, который «принимает голос народа» и совершает богослужение, а также о церковном теле, которое возносит благодарственные молитвы «единодушно» и «единым гласом». Добавим сюда и косвенное свидетельство о чтении молитв божественной литургии в пределах слышимости народом, которое предоставляет важнейший текст Апостольского Предания, сообщающий, что епископ молится «про себя» во время обряда облачения, однако «возносит» евхаристические молитвы перед жертвенником.

Это единое предание созвучно посланию Павла (1Кор.14, 16–17) о том, что член народа Божьего (лаик) не может ответить «Аминь» на молитвы иерея, если не понимает их (следовательно, если и не услышит их). Ранее упоминавшееся 19-е правило Лаодикийского Собора ссылается на три молитвы верных на Божественной литургии: первая говорится «в молчании» и относится к достоинству служителя, тогда как другие две совершаются «через возглашение». Это свидетельство является также уникальным за первые шесть веков свидетельством о молитве, читаемой тайным образом, хотя и следует отметить, что она не составляет центрального ядра Литургии, т.е. Св. Анафоры. Только лишь на стыке 5–6 веков несторианский писатель Нарсис сообщает о чтении молитв анафоры «в молчании». Этой практике противодействовала Православная Церковь через 137-ю Новеллу Юстиниана, в которой утверждается кафолическое предание о том, что молитвы литургии следует воссылать «не в молчании, а слышимым для верующего народа голосом».

Предание об образе чтения молитв вслух народа – ясно, едино и кафолично.

В свете этого предания мы можем прийти к пониманию богословия «таинственности» и «тайны», которое запечатлелось в евхаристической терминологии многих церковных писателей после IV века и достигло наивысшего развития в сочинениях Ареопагитики и у византийских толкователей Божественной литургии. Речь идет не о чине тайного чтения молитв (как утверждается некоторыми), поскольку подобное направление противоречило бы литургическому преданию первых шести веков, а о стремлении к тому, чтобы Литургия стала отправной точкой «тайноводственного оглашения» («тайноводства» – по выражению святого Максима Исповедника).

Сохранившиеся рукописные евхологии конца VIII века подтверждают предшествующее им литургическое предание; они свидетельствуют, что «тайно» читаемыми (т.е. совершенно неслышными) были молитвы: «Никтоже достоин…» в Божественной литургии, «Благоутробне и милостиве Боже» в чине Крещения и «Господи Иисусе Христе Боже наш…» в последовании Великого освящения воды на Богоявление; а «произносимыми вслух» (т.е. мелодически читались торжественным голосом) были заамвонные молитвы Литургии, молитва «Велий еси Господи…» на Крещении и Великом освящении воды на Богоявление, а также «Пречисте, Нескверне…» последования Коленопреклонения. Относительно же почти всех прочих молитв евхологии ясно или косвенно свидетельствуют, что они возносились «тихим голосом», к чему призывает целый ряд уставных указаний.

Итак, мнение, что молитвы читаются либо тайно, либо «возглашаются», как обычно принято говорить, ошибочно. Верным, из исследования традиции рукописных евхологиев, является то, что очень мало молитв – и совершенно определенных – читается тайно или «возглашается», тогда, как большинство читается «тихим голосом», но «вслух» народа, т.е. так, чтобы народ их слышал. Это литургическая традиция Церкви, которую призвана воспринять современная литургическая практика. Кроме молитвы Херувимской, которую предстоятель должен читать для себя, и слышимо для сослужащих, и Заамвонной, которую он должен читать громко, все остальные молитвы нужно читать служащему тихим гласом, что сохраняет смысл Таинства, «Литургии», и укрепляет благоговение молящегося и, наконец, «тайноводит».

Образ чтения вслух тихим гласом сохраняет, одновременно, послекрещальную заботу «тайноводственного оглашения». Поскольку все верные после Крещения – «тайноводимые» и более не «оглашаемые». Для крещенных земная жизнь – это сплошная светлая седмица, соблюдение белых одежд Крещения до пришествия «Нового дня Господня» встречи грядущего Господа. Как «тайноводимые», они должны научаться в Таинстве богослужения, а это научение происходит, кроме иных аспектов, и посредством слышимого верными чтения молитв. Следовательно, образ произнесения молитв не должен оставаться всего лишь вопросом обрядовых правил, но должен стать поводом для научения («тайноводственного оглашения») со стороны пастырей и учителей Церкви.

На основании этих литургических и историко-канонических данных мы можем вынести суждение и в качестве заключения сказать, что:

а) Все в Божественной литургии имеет свое надлежащее положение, и ничего не должно зависеть от религиозного, или эмоционального, или пиетического настроя служащего иерея.

б) Действия, совершаемые на Божественной литургии, имеют эсхатологический характер и переживаются не столько посредством ума и мысли, сколько посредством «сердца», как этот термин понимается в святоотеческом богословии умного трезвения.

в) Кроме того, верные должны получить от этого пользу и осознать, что в Божественной литургии они не «совершают» Таинства вместе с иереем, но соучаствуют в нем; поскольку первая точка зрения, как вера и восприятие, есть чисто протестантское понимание и практика, которая упраздняет как «иерархичность» и «иерархию» в Церкви, так и различение в ней благодатных даров. Именно это и может случиться и неосознанно укрепиться «в качестве вероучительной истины» в православном Народе Божием в результате нерассудительного чтения всех молитв «возгласно» или «велегласно».

г) Чтение молитв «тихим гласом», но не «шепотом», как они обычно читаются в позднейшей практике, предоставляет верным возможность следования за очередностью смены молитв и возгласов и канонической структуре Божественной литургии, которую очень часто «совершает отрыв молитв от своего места и связи с читаемым и поемым контекстом» (Окружное Послание Священного Синода N 2683 от 8.11.1999).

д) Это указание на «тихогласие» молитвы, кроме всего прочего, будет оберегать иереев от нерадения или оставления сознательного чтения молитв, от механического их произнесения и вычитывания, от пробегания их, как говорится, «глазами», а верным помогать в разумении того, что иерей за Божественной литургией не произносит тайно некие магические фразы, но совершает и возносит от их лица «молитвы, моления и жертвы бескровные» за всю полноту Церкви.

е) Наконец, характерно, что издательская организация «Апостольское Служение» Греческой Церкви, после одобрения нашего Священного Синода и недавнего доклада на нем блаженнейшего Митрополита Сервион и Козани господина Дионисия, осуществила в недавнем прошлом указанную и согласную с древним и истинным преданием Церкви публикацию молитв и возгласов в соответствующих литургических изданиях (Архиерейском Служебнике и Служебнике) с заменой обрядового термина «тайно» термином «тихим гласом».

Имея это в виду, мы призываем Вас рекомендовать пресвитерам Вашей Священной Митрополии служить «со страхом Божьим, верой» и особенным благоговением на богослужении и содействовать сознательному участию в нем верных, в том числе и посредством чтения молитв «тихим гласом», удаляясь всякого формализма и пиетического восприятия и настроя в своем служении, также как и сакраменталистических проявлений и признаков «театральности», и устремляться, главным образом и, прежде всего, к эсхатологической Трапезе Царствия Божия, т.е. к «Божественному Причащению».

† Архиеп. Афинский ХРИСТОДУЛ, председатель.

† Дидимотихоса и Орестиады Никифор.

† Митилины, Ерессоса и Пломария Иаков.

† Лимноса и Св. Евстратия Иерофей.

† Гумениссы, Аксиополиса и Поликастра Димитрий.

† Верии и Наусы Пантелеимон.

† Дрийнуполиса, Погонианы и Коницы Андрей.

† Гитиоса и Итилоса Хризостом.

† Димитриады и Алмира Игнатий.

† Кифиры Кирилл.

† Фессалиотиды и Фанариоферсал Феоклит.

† Кесарианы, Вирона и Имитоса Даниил.

† Гидры, Спецон и Эгины Ефрем.

Секретарь † Архим. Хризостом Склифас.

Архимандрит Роберт Ф. (Тафт). Было ли традиционно для ранней церкви чтение вслух литургических молитв?

(из семинарских лекций)

1. Ранняя традиция. Эволюция литургической молитвы в ранней Церкви, как она описывается Алленом Боули, OSB, в его фундаментальной работе, озаглавленной «От свободы к формуле. Эволюция евхаристической молитвы от словесной импровизации к записанному тексту» (Catholic University of America Studies in Christian Antiquity 21, Washington DC 1981), может быть разделена на три стадии: 1) Первые два века христианской истории представляли собой период творчества и спонтанности, когда ещё не было фиксированных литургических текстов. 2) В течение II-IV вв. записанные тексты начали появляться, существуя параллельно с текстами, произносимыми экспромтом. 3) Наконец, к концу IV века мы видим постепенное распространение письменных, фиксированных формул, которые со временем становятся для всех обязательными к использованию. Эти три периода накладываются друг на друга, и указанные даты являются достаточно приблизительными.

В течение периодов 1–2, хотя у нас нет прямых свидетельств, явно говорящих о том, что импровизированные молитвы произносились вслух, трудно предположить, какой иной вывод мы могли бы сделать на основании имеющихся источников. Откуда было известно, что молитвы были импровизацией, если никто их не слышал? Далее, мы часто встречаем жалобы, что спонтанные молитвы не были православными. Ириней (†ок.202) в сочинении «Против ересей», I, 13:2 резко осуждает евхаристическую молитву еретика Марка, и Киприан (†258) «О единстве Церкви», 17, говорит новацианам: «составлять другую молитву из слов непозволительных». Но как могли Ириней и Киприан знать, что молитвы были еретическими, если бы они не слышали их читаемыми вслух? То же самое можно сказать и о критике способа произнесения молитв, и об указаниях, как они должны произноситься, чему Боули приводит много примеров. Если бы эти молитвы не читались вслух, кто бы мог знать, как они были сказаны?

Далее, в древности даже личные молитвы читались вслух. Новый Завет приводит многочисленные примеры такой молитвы вслух, и это подтверждается многими другими источниками, как языческими, так и христианскими, из классического и позднеантичного периодов. Св. Никита Ремесцианский (†после 414) в своём литургическом трактате «О пользе гимнов», 13–14, увещевает свою паству, что во время бдений они должны внимать чтению Писания, и не отвлекать чтеца и других собравшихся бормотанием вслух своих частных молитв: «Никто не должен молиться столь громким голосом, который мог бы помешать читающему». Столетие спустя св. Кесарий, митрополит Арля (503–542) поднимает тот же вопрос в своих Проповедях (72, 2): «Прежде всего, возлюбленные, когда мы приступаем к молитве, мы должны молиться в тишине и молчании. Если кто-то хочет молиться вслух, он может похитить плоды молитвы от стоящих рядом с ним».

Даже после появления фиксированных литургических формул, которые получают широкое распространение к концу IV века, литургические молитвы продолжают читаться вслух, поскольку именно так в те дни люди читали, даже будучи наедине и читая для себя. Деяния Апостолов, 8:27–35 приводят пример такой личной молитвы вслух, это же делает Августин в своей «Исповеди», VIII, 6 (15), IX, 4 (8). Наша современная практика молчаливого чтения, даже «чтения глазами», без произнесения слов вслух и даже без движения губ была для древних редким искусством, вызывавшим удивление при столкновении с ним, как это видно из «Исповеди» Августина, VI, 3 (3). Так что, даже когда предстоятели на Литургии читали фиксированный текст, всё равно можно сделать вывод, что они читали вслух, поскольку в древности именно так люди читали даже для себя.

На основании выше написанного, следует сделать вывод, что ранние христиане и христиане позднеантичного периода молились вслух независимо от того, была ли молитва личной или литургической, спонтанной или читаемой с написанного текста.

2. Что произошло с этой традицией? К окончанию периода поздней античности ранняя традиция начала приходить в упадок и литургические молитвы, такие, как Евхаристическая анафора, начали читаться тайно. Впервые мы это видим у сирийских христиан. В приписываемой Нарсаю (†502) Гомилии 17 о восточно-сирийской Анафоре говорится: «Одетый в яркие одежды священник, язык Церкви, открывает уста и тайно говорит Богу, как своему знакомому». В греческих источниках, ок.600 г. Иоанн Мосх в своём «Луге Духовном», 196, замечает, что «в некоторых местах у священников был обычай произносить [евхаристическую] молитву вслух» имея в виду, надо полагать, что это уже не было повсеместным обычаем.

Для Константинопольского патриархата это подтверждается 167 Новеллой императора Юстиниана I (527–565), датированной 565 г., которая постановляет: «Более того, мы предписываем всем священникам и епископам говорить молитвы, используемые в Божественном Приношении и святом Крещении не неслышно, но в полный голос, чтобы они были слышны верными, что побуждало бы души слышащих к большему благоговению и возвышало бы их к похвале Господа Бога». Далее Юстиниан в поддержку своего мнения перефразирует 1 Кор, 14:15–17, о том, как может кто-то сказать «Аминь» на ваше благодарение, если не слышит, что вы говорите. Ибо вы можете произносить много благодарений, но другого это не назидает. Далее Рим.10:10 «Ибо сердцем веруют к праведности и устами исповедуют ко спасению» надо знать, что говорят уста, чтобы верить в это и быть спасённым. Новелла заключает: «Отсюда следует, что молитвы Святого Приношения и другие молитвы должны быть произносимы епископами и пресвитерами слышимым голосом ко Господу нашему Иисусу Христу, нашему Богу, со Отцом и Святым Духом…» Юстиниан заканчивает угрозами санкций для тех, кто не станет исполнять его декрет – что доказывает, что он боролся с существующими злоупотреблениями и указывал вернуться к тому, что всё ещё считал истинной традицией.

Несмотря на постановление Юстиниана, с VIII века византийские литургические комментарии и рукописи свидетельствуют об оставлении ранней традиции. Уже в самой ранней византийской литургической рукописи, Barberini Gr. 336 (ок.750 г.) Божественная Литургия имела рубрики, указывающие, что молитвы должны читаться тайно. Глава 39 византийского литургического комментария, известного как Protheoria (ок.1085–1095) подтверждает не только то, что битва Юстиниана была проиграна, но и что молчаливая анафора вызывала недоумение и недовольство среди верных: «Некоторые из собравшихся озадачены и спрашивают: «Что всё это значит? Что священник про себя шепчет?» И они хотят знать, о чём эти молитвы».

Такой же процесс упадка можно наблюдать и на Западе. Около 750 г. Ordo Romanus I, 88, уже свидетельствует о молчаливом чтении канона, и с IX в. мы уже видим чёткое различие между Префацией, которая поётся, и следующими после Sanctus'а молитвами, начиная с Teigitur, часто предваряемыми заголовком Canon Missae или Canon Actionis, которые служащий священник читает тихо.

3. Что нам делать сейчас? Прежде чем ответить на этот вопрос, я должен предостеречь против того, чтобы делать из уже написанного неоправданные выводы. Это важное предостережение, поскольку люди часто ошибочно воспринимают прошлое с точки зрения современных реалий. На этом основании они могли бы предположить, что в прошлом молитвы читались вслух намеренно, чтобы собравшиеся в храме могли их слышать. Такой вывод был бы романтическим анахронизмом. Оставляя в стороне цитированную ранее Юстинианову Новеллу 176, можно найти крайне мало свидетельств, что в ранней и позднеантичной Церкви кто-то заботился о том, какая часть богослужения будет слышима, или видима собравшимися, и насколько они смогут в нём участвовать, за исключением чтения псалмов, Писания, проповедей и Святого Причащения.

Дело в том, что, читая молитвы вслух, ранние христиане просто следовали обычаям, существовавшим в окружавшей их иудейской и языческой среде, где не только публичные, но и частные молитвы и чтения произносились вслух. Но насколько вслух? Можно сильно усомниться, что в огромных базиликах постконстантиновского Востока не оборудованных современными звукоусилительными системами, многие присутствовавшие в храме могли слышать и понимать анафору, даже если бы предстоятель выкрикивал её слова во всю силу своих лёгких. Более того, уставные рубрики и иконография Византии показывают, что священник читал молитвы преклонясь, каковая поза явно не способствует хорошо различимому чтению. Около 600г. Иоанн Мосх (ок.540/50-†619) в своём Луге Духовном рассказывает о детях, запомнивших слова анафоры от того, что они часто слышали их в храме, но, добавляет он, это было потому, что «в те дни был обычай ставить детей во время богослужения перед святилищем». Это оставляет открытым вопрос, насколько была слышна анафора взрослым, стоящим в нефах, приделах и галереях, далеко от детей, собравшихся вблизи алтаря.

Наконец, даже если люди слышали молитвы, это ещё не означает, что они её понимали. Вплоть до современной эпохи большинство христиан были неграмотны и необразованны, говорили на диалектной форме языка и имели весьма ограниченный словарный запас. Язык, использовавшийся в богослужении, даже если это была литературная форма их родного языка, был совсем другого уровня, чем диалект, на котором они говорили, со словарным запасом, выходящим за рамки их восприятия. Даже проповеди в позднеантичной традиции греческих Отцов были трудно воспринимаемы простым народом, и свт. Григорий Назианзин, епископ Константинополя (380/381-†ок.390), мечтал о том, чтобы люди просили его проповедовать на понятном им языке. Так что, даже если литургия совершалась громко на литературной форме их родного языка, они могли мало что понять из того, что было читаемо.

Таким образом, нельзя автоматически сделать вывод, что в древности молитвы читались вслух по тем же самым причинам, по каким мы хотим, чтобы они читались теперь. Поэтому, когда я соглашаюсь, что молитвы должны быть слышимы и понимаемы людьми (с некоторыми нюансами, которые я упомяну позже), моё мнение не основано на том, что так делалось в прошлом.

Церковь никогда не была руководима ретроспективной идеологией, поскольку Предание это не прошлое. Это самосознание Церкви сейчас, которое передаётся ей не как инертное сокровище, а как динамическая внутренняя жизнь. Следовательно, решение сегодняшних пастырско-литургических проблем должно зависеть от сегодняшних нужд, вне зависимости от того, делали ли это христиане в прошлом.

Поэтому наша проблема – это новая проблема, происходящая не только от использования в литургии местных языков, но и от использования этих языков в современной культуре, где большинство верующих грамотны, имеют хотя бы какое-то среднее образование, и понимают современную литературную форму своего языка, даже если дома они используют диалектную форму языка.

При этом неверно считать, что данная проблема не относится к пастырству. Одна из основных фигур II Ватиканского Собора, патриарх католиков-мелхитов Maximos IV Saïgh (1878–1967), призывал Запад допустить использование местных языков в Литургии, основываясь на примере Востока, «где каждый язык, по сути, литургический». Но это, строго говоря, совершенно неверно. Современный русский язык не является «литургическим языком» на христианском Востоке, как не является им и Demotike или современный греческий. В Русской и Греческой Православных Церквах Литургия совершается на старых, вышедших из употребления формах языка, которые люди уже не понимают, так что нет большой разницы, читаются молитвы вслух, или нет.

Как бы то ни было, в одной литургической традиции за другой, современное литургическое движение отбросило многовековую практику тайного чтения литургических молитв, особенно наиболее торжественных молитв евхаристической анафоры. Сегодня большинство христиан соглашаются, что, так как Литургия совершается для всех, а не только для клириков, все крещёные имеют право слышать и молитвенно повторять святые слова Литургии. Такой взгляд, конечно, может встретить сопротивление со стороны самопровозглашённых «хранителей таинства», для которых секретность является необходимым дополнением к таинственной природе анафоры. Такой подход ложен исторически и непрочен с теологической точки зрения. После того как все молитвы были выслушаны и изучены, и все богословы сказали о них всё, что могли, Божественные таинства остаются таинствами по самой их природе, а не потому, что мы стараемся сделать их непонятными путём сокрытия их под покровом секретности!

Означает ли это, что молитвы сегодня должны быть читаемы вслух? Конечно, но КАКИЕ из них? Конечно, НЕ ВСЕ, поскольку принцип, правильный сам по себе, что Литургия совершается для всех, все крещёные имеют право слышать и молитвенно повторять слова молитв, не следует преувеличивать. Конечно, не все молитвы Литургии следует читать вслух. Некоторые из них являются поздними прибавлениями, некоторые – молитвы, выражающие личное благоговение клириков, которые только затемнят смысл обряда, если будут читаться вслух.

Так что для ответа на этот вопрос необходимо знать историю, структуру и динамику наших современных литургий. Нынешние восточные литургии имеют двухуровневую структуру, включающую священнические молитвы и диаконские воззвания, ектении и песнопения, предназначенные «выделения», «покрытия» и иногда даже «объяснения» священнических молитв, произносимых молча. Диаконские воззвания в таких, например, литургиях, как армянская и ассиро-халдейская, наставляют верных, выражая в более короткой и простой форме значение и содержание того, что тайно читается священником. Так что недостаточно просто дать указание, чтобы все молитвы читались вслух. Мы имеем дело не просто с молитвами, но с целой формой Литургии, и любые изменения должны это учитывать.

Но в такой краткой форме, как этот «раздел вопросов», невозможно дать полное объяснение всех этих подробностей для каждой литургии. Достаточно сказать, что в число молитв, читаемых вслух, должны входить молитвы анафоры и другие, которые отражают первоначальные структуры литургии и определяют значение входящих в литургию частей, но не должны входить те, что являются поздними повторениями более ранних молитв, выполняющих эту функцию, или являются молитвами личного благоговения священника, диалогом между священником и диаконом, священником и сослужащими и т.д.

* * *

1

В древние времена Литургию совершал только епископ, а позднее, по его поручению – иерей.

2

В древности проскомидия совершалась после синаксиса и исхода из храма оглашенных.

3

В представлении православных греков-византийцев епископ – это живой образ, икона Христа. Отсюда особая честь, воздаваемая епископу (целование рук, поклонения, торжественное облачение, тройное каждение во время богослужения, осенение трикирием и дикирием – символами Святой Троицы и Христа, и жезлом, как символом духовной власти и детовождения ко Христу. Встреча епископа в храме приобретала для них таинственное символическое значение.

4

Слава Божия – Таинственный огнезрачный Образ Присутствия Божьего, прикрывающий непостижимую сущность Бога. О Славе Божией читайте в дальнейших комментариях.

5

Слово «проскомидия» – состоит из двух греч. слов: «к» и «несу», отсюда «несу к…», «несу для…». На проскомидии в левом приделе алтаря предуготавливаются Святые Дары – евхаристические хлеб и вино, для последующего перенесения их на престол и освящения в Тело и Кровь Христовы. Греки «проскомидией» называют всю Литургию (или анафору) и предпочитают называть эту часть Евхаристии словом «протесис» – принесение. Ныне проскомидия (ради удобства) совершается в чине чтения определенных псалмов, т.н. часов. В древности проскомидия совершалась непосредственно в чине Литургии после ухода оглашаемых из храма (перед Херувимской песнью).

6

Имеется в виду нарушение заповеди, данной Богом Адаму и Еве в земном Раю не вкушать без Его воли плодов таинственного гносеологического Древа познания Добра и Зла.

7

Бог – святая, единосущная и нераздельная Троица – Отец, Сын и Святой Дух, безначальное, незримое, неизменное и бесконечное живое Бытие, благой Творец Неба и земли, всего видимого и невидимого (Символ веры).Согласно Библии, человек есть образ и подобие Божие.

8

«Приснодева» – титулование Пресвятой Богородицы, вытекающее из мариологического догмата Святой Церкви: Матерь Божия, безмужно родив Христа, естеством Своим чудесным образом навсегда (присно) пребывает Девой.

9

Тема принесения бескровной Жертвы в честь Пресвятой Богородицы в память Её молитвенного пред Богом предстательства повторится в ходатайственной части анафоры («Изрядно о пресвятой…»).

10

Хлебом Живым, сшедшим с небес, именовал Себя в Евангелии Господь Иисус Христос (Ин.6:51: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей, будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь міра»).

11

Тема т.н. восходящего эпиклесиса: моление Богу-Отцу о принятии Св. Даров на Превышенебесный Жертвенник (в латинской традиции «руками Ангела», т.е. Христа).

12

Церк. слав. «пречестное» – достойное чести от всех, многочтимое, предостойное, достославное, достойнейшее.

13

«Не произноси имени Божия всуе» – гласит заповедь Божия. Святость Имени Божьего отражает идею абсолютной «инаковости» Бога по отношению к тварному миру и непричастности Творца ко злу. Святые Отцы мыслили святость Божию как совокупность всех совершенств, как онтологическую предвечную Красоту, созерцание и приобщение к которой имеет следствием особое духовное состояние души – «сердечную сладость», блаженство (см. заповеди блаженства). Вспомните известное выражение одного из героев Ф.М. Достоевского: «Красота спасет Мір».

14

Царство Отца и Сына и Святого Духа – постепенно раскрывающееся Присутствие Троичного Бога, явление благодати Божией в мире и человеке. Царство Божие – ключевое понятие христианской жизни и содержание Христова благовестия (Мф.4:17), отнюдь не «потусторонний» мир, а знание Бога, любовь к Нему, единство с Ним и жизнь в Нем (Ин.17:3: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа»). Евхаристия есть приближение и явление Царства Божия, Небо на земле.

15

Во век (навек, до века,  впредь, на всякчас, по всякчас и др.) – значения церк. слав. слова «присно». Передаёт неизменность и постоянство чего-либо или кого-либо. Возлас «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа всегда, ныне и присно и во веки веков» утверждает идею единства и непрерывности библейского монотеистического богопоклонения для всех форм относительного бытия (Небо, земля и преисподняя) и времени (прошлое, настоящее, будущее). В титулатуре Пресвятой Богородицы «присно» указывает на постоянство и неизменность девственного естества Царицы Небесной, пребывающей и по рождении Ею Христа-Спасителя «приснодевой Марией».

16

«Веки веков» – вечные века, гебраизм, усиление значения слова «век». Эсхатологический, бесконечно длящийся «будущий век», когда в преображенном Міре Бог будет «Всем во всём» (1Кор. 15:28).

17

Аминь – истинно так, печать-утверждение молитвы (1Кор.14:16). В Откровении Иоанна – одно из имён Господа Иисуса Христа. Отк.3:14 «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:».

18

Т.е., в мире, в тишине, спокойствии, в молчании, в состоянии душевного умиротворения. В древности это был призыв к духовной молитве всего собрания. Громкий ответ «Господи, помилуй» не полагался. Великая ектения первоначально была более продолжительной, включая в себя прошения мирной+просительной ектении, и произносилась в древности на «литургии верных», а, несколько позднее, перед «Святый Боже». На всех ектениях преклоняли колени, как делают это и ныне на чтении трех коленопреклонных молитв на вечерне первого дня Святой Троицы: «Паки и паки, преклоньше колени…», и в конце молитв: «Заступи, спаси, возстави...» По свидетельству святителя Иоанна Златоуста молитвы Евхаристии также слушались коленопреклонно: «И в молитвах, как всякий может видеть, много содействует народ. Так, например, о бесноватых и о кающихся совершаются общие молитвы священником и народом, и все читают одну молитву – исполненную милосердия. Равным образом, когда изгоняем из священной ограды недостойных участвовать в святой трапезе (Евхаристии), нужна бывает другая молитва, – мы все вместе повергаемся на землю, и все вместе встаем». В чине Божественной Литургии святителя Иоанна Златоуста (во второй молитве верных) читаем: «Паки и многажды припадаем, и Тебе молимся, Благий и человеколюбче…» Об образе произнесения ектений и молитвословий Евхаристии в древности см. статью в приложении.

19

Свышний Мир –  феноменальная данность божественного Присутствия, уделяемая человеку. Здесь прошение о ниспослании общине непостижимого Мира Божьего (евр. «Шалом Ягве»), обладание которым способно  освободить человека из плена всех греховных желаний. См. Фил.4:7: «И Мир Божий который превыше всякого ума, соблюдёт сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе»; Кол.3:15: «И да владычествует в сердцах ваших Мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле (Церкви)…». Пожелание Мира Божьего в чине богослужения  (Мир всем!)  есть пожелание спасения души. Иной перевод: О Мире с Неба.

20

О мире всего Мiра – прошение о покое  (мире) во всей сотворённой Вселенной.

21

Причт церковный – это назначенные настоятелем прихожане, которые причастны (слав. причетны) к исполнению некоторых вспомогательных обрядовых действий за богослужением в храме: псаломщики (дьяки), чтецы, певцы, хоругвеносцы, свещеносцы, звонари, пономари.

22

и людях –   о православных общины.

23

Ц.слав. «О благо(рас)творении воздухов…Господу помолимся»-это прошение вседержителю Богу о творении (образовании) и распространении на все стороны света воздушных потоков (ветров) в пользу земледелия и всего живого, дабы ветры принесли всем благопотребные дожди, тепло или прохладу. Иные смысловые русские изложения: «О ниспослании (даровании) благопотребных, благоприятных, благоносных, благонесущих воздухов (ветров)… Господу помолимся». Филологическая справка: приставки рас, раз, разо образуют глаголы со значением всесторонности действия: рассеять, расколоть, расточить, развести. Существительное «воздух» состоит из ц. слав. «дух» (ветер, греч. аэр) и древнего предлога «воз» (иногда  «вз») со значением начала актуализации (осуществления, исполнения) мотивированного глаголом действия: возблагодарить, возносить, возлечь, возбранить, взимать. вз(о)йти. 

24

Об избавлении православной страны и христиан от всевозможных бед, ненависти и насилия от внешних врагов (от язычников, варваров и др.).

25

Бог действует в Мире посредством Своих Божественных нетварных энергий – благодати. По преп. Серафиму Саровскому – цель жизни человека состоит в стяжании дара благодати Духа Святого.

26

«Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше», т.е., молитвенно призывая помощь Пресвятой Богородицы и всех святых для совершения подвига служения Христу и друг другу.

27

Церк. слав. «живот» шире чем просто «жизнь» и означает совокупность всего, чем наделён и обладает человек.

28

Предадим – вариант перевода «отдадим».

29

В древности почти все молитвы Литургии и ектении выслушивались коленопреклонно. Об этом читайте приложение «О древней практике совершения ектений».

30

Господь, по-гречески «Кириос» – Владыка, т.е., Тот, Кто господствует. Одно из имен Божиих.

31

Слава Божия – отнюдь не простая известность. Пророку Иезекиилю на берегах реки Ховар было явление Славы Бога Израилева в виде величественного и прекрасного образа, сотканного из света и огня (Иезек.1). Херувимы – опора Славы Божией, являющейся Священным Началом, Присутствием Божиим. У Святых Отцов (свт. Григорий Палама) Слава Божия это то светлое облако или сияние нетварных Божественных Энергий, которое созерцали св. апостолы в Лице Христа (греч. «энергиа» – благодать). Бог есть Свет, и Христос есть сияние Славы Отца. См. Ин.1:14: «Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца»; Ин.17:24: «Отче! Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне». Сущность Божия (евр. Шихина) абсолютно непостижима и недоступна. Триединый Бог бытийствует в окружении Своих нетварных энергий, в Своей Славе. Он почивает во Своей святости подобно Солнцу, окруженному сиянием своей же плазмы – солнечной короны. Слава Божия, по библейскому учению, как бы прикрывает Шихину Божию – непостижимую сущность Бога. Слава Божия мыслится как совокупность всех совершенств. Слава Божия есть совершенная Красота Божия, нетварное одеяние глубинной сущности Бога, созерцание которой переживается как единое Благо. Это состояние блаженства пережили святые апостолы на Фаворе, созерцая облако Славы Божией. Благодать Божия посылается Богом и действует в Церкви через святые Таинства, особенно через Евхаристию. Причастники «одеваются» во Христа – в Предвечную Славу Отца. Ею обновляется (освящается) весь тварный мир. Еврейские раввины учили: «Там, где двумя или тремя читается Тора, там Шихина Божия посреди них». Христос повторил эту фразу по отношению к Себе: «Там, где двое или трое собрались во Имя Моё, там Я посреди них». Переживанием Присутствия прекрасной Славы Божьей и воспеванием Её пронизана вся Литургия Церкви.

32

Здесь молитва о всех членах местной Церкви (епархии), находящихся в молитвенном общении между собой и которые, по учению Церкви, составляют единое евхаристическое собрание, возглавляемое епископом. Возможно и те члены общины, которые по исполнении епитимии, могли стоять с верными за Литургией, но еще не получили права на причащение. И те, кто отсутствует на Евхаристии по благой «вине».

33

Церк. слав. «щедроты Божии» – благодатные дары жертвенной любви Божией к человеку: божественное благосердие, сострадание, сочувствие, милующая благость Божия, сопереживание Бога человеку, действие Божие, направленное на спасение его души. Сравните с выражением «щедрая земля». См.: Еф.5:9: «…плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине».

34

Вселенский Патриарх Фотий: «Лица Святой Троицы имеют общее действие... У Святой Троицы общее Царство, Сила и Держава, также и Слава, не только от нас возносимая, но и та, которую Сами Они – Лица Святой Троицы – принимают от Самих Себя». (См. Mai. Spicilegium Romanorum, t.10, Romae, 1844, p. 38–39, а также Успенский Н.Д. Из истории молитвы “Никтоже достоин”).

35

Антифон – попеременное (двумя хорами) пение псалмов или гимнов. По будням поются иные тексты псалмов. В двунадесятые праздники – с особыми припевами или тропарями. Все антифоны Литургии – остаток древней т.н. песенной Утрени.

36

Церк. слав. паки и паки.

37

Людей Твоих – избранный народ Божий.

38

Полнота Церкви – соборная полнота всех поместных Церквей.

39

Облеки их в Славу Твою – т.е., облачи всех любящих храм Божий невидимым облаком божественной Славы (Шихины).

40

Власть = церк.слав. держава.

41

Сион – возвышенность в Иерусалиме. Иносказательно – Церковь Христова.

42

Тропарь кафедрального храма Константинополя в честь Христа-Бога, Превечной Премудрости – Софии Божией. Тропарь – вид церковной гимнографии, песнь в честь Христа, праздника или святого.

43

Единственный.

44

Бог-Слово, божественное Слово – по-гречески «Логос», второе Лицо Святой единосущной и нераздельной Троицы, превечно рождаемое от Отца. Ин.1:1: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». На вопрос Моисея: «Кто Ты?», – последовал ответ Бога: «Аз есмь Сый», т.е., «Я есмь Сущий», «Я есть Тот, Который Есть» (см. Исх.3:14: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам»). Приснобытие в полной мере относится и ко второму Лицу Святой Троицы – Единородному Сыну Божьему. Ин.17:24: «Отче! Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира»; Откр.1:8: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель». Ин.8:58: «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде, нежели был Авраам, Я Есмь». «Бессмертен сый» – бессмертносущий, постоянно бытийствующий.

45

Неизменно, слав. «непреложно», т.е., исключая всякую перемену божественной и человеческой природы при воплощении Логоса – единородного Сына Божия.

46

Православная Церковь верует, что Пресвятая Богородица после безмужнего рождения Ею Христа осталась на все времена Девой.

47

Неизменно, слав. «непреложно», т.е., исключая всякую перемену божественной и человеческой природы при воплощении Логоса – единородного Сына Божия.

48

Иисус Христос, будучи воплотившимся Логосом, добровольно отдал Себя на распятие ради спасения человеческого рода.

49

Христос отдал Себя на распятие добровольно. На кресте было распято человечество Христа, ипостасно соединенное с Его Божественной природой и прославленное воскресением.

50

Боголепное славословие и поклонение в равной степени, равнославно, равночестно и одновременно воздаются всем Лицам Святой единосущной и нераздельной Троицы.

51

См. Мф.18:19–20: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

52

Будущий Век – бесконечно длящееся бытие преображенного Мира, где Бог будет Всем во всём.

53

Смысловой перевод. Иначе: «Во Царствии Твоем помяни нас, Господи, когда придёшь как Царь».

54

Блаженство – благодатное счастливое общение с Богом в вечной райской жизни.

55

Нищие духом – в древнем Израиле класс добровольных нищих странников. В Новом завете – Божьи люди, душа которых отрешена от стяжания богатства и земной славы. Эта заповедь положила идейное начало христианскому аскетизму, позднее скитскому и общежительному монашеству.

56

“Воинство небесное” в семитской языковой системе означает строй светил. Древние иудео-христианские предания предполагали связь светоносных ангелов с планетами по признаку стройности, размеренности, стремительности движения. Архангела Гавриила часто соединяли с Луной, Рафаила с Меркурием и т.д. В толкованиях Святых Отцов “небесные светы” – это ангелы. Об ангелах читайте: БТ, 27, изд. МП, 1985, с. 325–327. Богословие насчитывает девять ангельских чинов: серафимы, херувимы, престолы (троны), господства, силы, власти, начала, архангелы, ангелы, но точное их число ведает только Бог.

57

Премудрость! – по греч. «София!», возглас, указывающий на нечто необычное, важное, мудрое.

58

В древности это был призыв собравшимся в притворе клирикам, светским сановникам и верным торжественным шествием, согласно церковному и придворному протоколу, а также покаянной дисциплине, начать вход в храм и расположиться в нём.

59

«и припадем» – в древности молитвы евхаристии и ектении выслушивались коленопреклонно.

60

Святость Божия – абсолютная божественная непричастность злу.

61

Возглашение-молитва о Главе (Царе) и членах Императорского Дома (Фамилии). Благочестивейший – титулатура византийских и российских  православных Императоров.

62

Крепкий – могучий, победный. Тот, на Кого можно положиться.

63

Здесь пожелание диакону силы Божией  возвещать Евангелие (см. Деян. 1:8 «…но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли»; и  1 Коринфянам 2:4–5: «И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией».

64

Т.е. явить исполнение повеления  Спасителя: Мк. 16:15 «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари».

65

Это призыв к сосредоточенной молитве душой и умом, согласно учению св. ап. Павла: «Буду молиться духом, но и умом» (1Кор.14:15), а также: «Ищите горняго, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо.. жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге…» (Колос. 3, 1–4). И, согласно библейскому псалму 46,7–8: «Пойте Богу… разумно». Известно, что на Афоне иноки «умно» творят краткую молитву Иисусову. Особо усердные после многих лет молитвенного навыка её совершения сподобляются созерцания благодатного «фаворского света».

66

Мирно, т.е. безмятежно, без кровавых восстаний, без бунтов толпы или воинских мятежей.

67

Т.е. в условиях полноты свободного исповедования православной веры и совершения богослужения, предписаний и обрядов христианской религии.  Благочестие = православие. 

68

Церк. слав. «в чистоте» в данном контексте означает жить в благонравии, нелицемерно, не кривя душой из опасения дискриминации или гонений.

69

Богатая милость Божия – всеохватывающая безмерная, необъятная, совершенная, универсальная милость (любовь) Божия к кающемуся человеку.

70

Ин.5:27–30: «И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий. Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения. Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца».

71

Ин.17:17: «Отче Святый!… Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина». См. также Ин.14:6: «Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня». Об этимологии слова «истина» читайте: Священник Павел Флоренский «Столп и утверждение истины». Изд. Лепта, Москва, 2004, с. 21.

72

Славу воссылаем – хвалу воздаём, возносим.

73

Ектения содержит молитвенные прошения о слушателях огласительных школ, готовящихся принять Св. Крещение. В древности процесс обучения основам веры (катехуменат) был многолетним и делился на несколько периодов, заканчивающихся чтением молитв экзорцизма и помазания елеем. По окончании катехумената совершалось общее крещение катехуменов в присутствии всей общины накануне праздника Святого Богоявления и Св. Пасхи (в Великую Субботу), во время которого читались ветхозаветные чтения (паремии), после чего следовало первое причащение Тайнам Христовым вместе с верными. Подробнее об этом см. фундаментальный труд – Гаврилюк П. История катехизации в Древней Церкви. М., 2001.

74

Ср. Дан.14:25: «Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой». По о. Павлу Флоренскому этимологически славянское слово «Живый» восходит к санскритскому слову, которое означает буквально «Тот, Кто дышит, Тот, Кто живёт, Тот, Который Есть=Который Естина=Истина», т.е., Тот Кто есть истинное Бытие.

75

Возрождающее Омовение – заповеданное Христом водное погружение (крещение) для прощения грехов.

76

Через крещение оглашаемые мистически облачаются во Христа.

77

Верные – это крещёные христиане, которые пользовались в общине всеми правами своего статуса, и которым позволялось причащаться за Евхаристией.

78

Оглашаемые – обучаемые, ученики многолетних катехизических курсов, готовящих к принятию крещения.

79

Церк. слав. «о людских неведениих» – легкомысленные, религиозно невежественные вольные или невольные действия в слове, в деле или в намерениях ума (в помышлениях), совершаемые группой людей, по пренебрежению или по незнанию Божьего Закона, или в аффектном состоянии и объективно ведущие к греховной цели или к дурному результату; коллективное (общественное) деяние, совершённое вопреки голосу разума, сердца, совести, во гневе (напр., отступление или забвение Бога, не исполнение обществом религиозных предписаний, уклонение в ереси, расколы, следование языческим предрассудкам, массовая вера в судьбу, рок, реинкарнацию, гадания, спиритизм, технологические суеверия, демонологизация технических достижений, вера в магию чисел и символов), прямое идолопоклонство (напр., обожествление планет и явлений природы, космоса) или косвенное (астрология, уфология), как нарушающие 1 и 2 заповеди Декалога. Ср. Втор.6:4–6: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем (и в душе твоей)».

80

«моление наше» – в данном контексте это первая молитва верных, читаемая в древности иереем гласно.

81

1) «и моления, 2) и воздыхания (мольбы)» – в данном контексте это: 1) литургические молитвословия иерея, и 2) покаянные сердечные воздыхания верных («Господи, помилуй», «Подай, Господи»)  на ектениях (напр., на сугубой «Рцем вси от всея дущи…»), которые в древности не пели, а восклицали.

82

Безкровныя жертвы – евхаристические Дары, приносимые Богу «о всех и за вся» в священнодействии Божественной Литургии.

83

Ин.16:23: “Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам”. Ср. Ин.14:13–14: “И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю”.

84

В древности все ектении и молитвословия Литургии произносились вслух при всеобщем коленопреклонении народа. См. статью в приложении «О древней традиции…».

85

В древности иподиаконы разносили чаши со св. водой между рядами верующих для омовения и освящения всех 5 чувств. Во дворах храмов сооружались бассейны или фонтаны со святой водой. Остаток обычая – омовение рук иереев на литургии и стояние иподиакона с чашей у царских врат до херувимской песни на хиротонии.

86

«Молящиеся с нами» – члены иных общин епархии (диоцеза), находящиеся в молитвенном общении с епископом диоцеза. Возможно это верные, отсутствующие в храме по извинительной причине или те члены общины, которые согласно древней покаянной дисциплине, хотя и исполнили епитимью, но ещё не получили от епископа разрешения причащаться с верными. (В более поздние века, видя нерадение многих верных о причащении, святитель Иоанн Златоуст воскликнет: «Напрасна (евхаристическая) Жертва наша: никто не причащается!»).

87

Власть (держава) Бога –  Бог обладает абсолютной властью Сам от Себя (греч. автовасилия – букв. самоцарствие, самодержавие). Бог есть полновластный и единовластный Царь всех.

88

Ср. обширные тексты Гал.5:19–24: «Дела плоти известны…» и Рим.8:7: «…плотские помышления суть вражда против Бога…»

89

Т.е., приближение к Богу недоступно даже для безплотных ангельских Сил.

90

Сын Божий воплотился “недвижимо”, не покидая Отца и Небес, пребывая везде и оставаясь второй Ипостасью святой единосущной и нераздельной Троицы.

91

В ипостаси Христовой божественная природа Сына Божьего не претерпела никакого изменения, смешения или разделения.

92

Евр.4:14: «Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего»; Евр.6:20: «Иисус сделался Первосвященником навек по чину Мелхиседека».

93

Лк.22:17–19: «И, взяв чашу и благодарив, сказал: примите ее и разделите между собою; ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание».

94

Тема пребывания Христа в сонме ангелов присутствует и в гимне «Иже херувимы…» Многие древние иконы имеют название «Спас в силах», т.е., «Спаситель в ангелах».

95

Церк. слав. «непотребным» – ни к чему не пригодным.

96

Лукавая совесть – т.е., злая, испорченная, порочная, двоедушная, лицемерная.

97

Церк. слав. «удовли мя» – предуготовь, соделай, яви меня годным к…

98

Имеется в виду Таинство рукоположения в новозаветное священство, при котором благодать Божия поставляет священника через руки епископа.

99

Т.е., предстояния святому Престолу с Пищей Господней на нем.

100

Встречается перевод «Раздаваемый», как «Подающий», а также «Освящающий и Освящаемый» В Божественной Литургии актуализируется единое, совершенное (полное) и неповторимое Приношение Любви Бога-Отца человеческому роду во Христе-Искупителе, содействием Святого Духа. (См. Ин.3.16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную»). Евхаристия, как Таинство Общения Бога и человека есть, с одной стороны, дело всей Святой Троицы (Божественное Дело), с другой, по установлению Христа – дело всей Церкви (Литургия – Дело всей Церкви). Заключение молитвы намерения (возглас священника) – классическое православное учение о Христе, как истинном Совершителе Таинства Святой Евхаристии: Господь, Первосвященник Нового Завета, как Человек, безкровно приносит Себя в евхаристическом собрании верных в Жертву Любви «за жизнь Мира», предлагая Себя (как Дар) в Пищу верным для вечной жизни. Но эту же жертву принимает и всё единое Божество Святой Троицы. По словам святителя Кирилла Александрийского, Христос стал «Архиереем по человечеству, Божественно принимая жертву от всех, Сам будучи Жертвой по плоти». В древней анафоре, надписанной именем свт. Григория Богослова, это место изложено так: «Ибо Ты, Христе, и освящающий и освящаемый, приносящий и приносимый, принимающий и принимаемый, дающий и раздаваемый». В евхаристическом безкровном жертвоприношении участвует вся община верных, возглавляемая предстоятелем.

101

Трисвятая песнь – песнь сонмов ангелов, окружающих Господа Саваофа  «Свят, Свят, Свят!».

102

Обновляющий или совершенствующий нас день – это день Общения верных во Святом Духе в таинстве святой Евхаристии.            

103

Согласно преданию ветхозаветной Церкви эпохи второго Храма, молящегося, идущего домой из храма, сопровождает злой или добрый ангел (см. Об этом в статье H. Engberding-а Zum besseren Verstaendnis einiger diakonaler Aufforderungen des byzantinischen Ritus (OS. 1964. Vol. 13), а также в книге R.Taft-а Great Entrance (R., 1978)). В христианском предании «Ангел Мира» отождествляется с ангелом-хранителем, иногда – с Самим Христом, а злой – с бесом или дьяволом.

104

Грех – то, что отделяет человека от Бога, что достойно презрения и отвержения.

105

Прегрешения –  то, что ведёт к совершению реального греха (помыслы, влечения ума и воли).

106

Прошение о том, чтобы небо и земля, примиренные во Христе (Лк.2:13–14), друг с другом были не во вражде, но пребывали бы в Мире Божием. «Мир» с литерой «и» – это Божественный Покой, который, согласно св. ап. Павлу, «превыше всякого ума…» (Фил.4:7) и есть Жизнь в Боге. «Весь Мір» с точкой над ”і” – это все Мироздание, т.е., весь сотворённый видимый и невидимый (ангельский) Мір. В Новом Завете «мір» – это ещё и люди. Бог-Отец так возлюбил мір, что отдал Своего Единородного Сына, дабы всякий верующий в Него имел жизнь вечную.

107

Здесь прошение земной кончины не через позорную казнь, а естественной, в надежде на вечное спасение, т.е., прошение о достойном окончании земной жизни при всеобщем уважении.

108

Т.е., примиренными с Богом и людьми.

109

В древности верные обменивались поцелуем мира во Христе: мужчины с мужчинами, женщины с женщинами, для чего они стояли в храме раздельно. Ныне обряд сохранился у клириков.

110

Призыв хранителям ключей от храма закрыть входы в него (на время совершения молитвы освящения Св. Даров и причащения).

111

Анафора – возношение, пространная молитва освящения Святых Даров в Тело и Кровь Христовы, иначе называемая каноном Святой Евхаристии (Святого Благодарения). По свидетельству св. муч. Иустина Философа (+165 г) молитвы Евхаристии и анафора (благодарение) читалась во услышание народа: «Предстоятель произносит молитву и благодарение, как можно громче, а народ восклицает: «Аминь». Апология 1, гл. 27.

112

Благообразно. В древности верные в определённые моменты Литургии могли сидеть на полу или на седалищах. «Станем добре» – это призыв к верным стоять во время анафоры благообразно, благовидно, быть внимательными и благожелательными друг ко другу, дабы исключить суету при священнодействиях Евхаристии или при причащении (вместительный амвон в древнем храме св. Софии был посреди храма) из опасения, чтобы кто-либо из них не толкнул случайно дискос с Телом Христовым или не разлил бы чашу с Кровью Христовой.

113

«Внемлем!» – призыв к сосредоточенному вниманию разума к словам молитвы анафоры.

114

«Святое Возношение» – Святые Дары, которые, при возглашении священника «Твоя от Твоих Тебе приносяще…», возвышаются над престолом «пред Лице Божие». Этим кульминационным священнодействием совершается приношение Святых Даров Святой Троице, как Безкровной Жертвы, Жертвы Благодарения Богу «за всё и во всём».

115

Кол.3:15: «И да владычествует в сердцах ваших Мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны». Еф.4:1–3: «…умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира».

116

В древнейшем Евхологионе (Барбериновкий кодекс № 77) ответ народа изложен так: «Милость! Мир! Жертва Хвалы!» Это – древние взаимные восклицания верных перед началом евхаристического благодарения в подражание апостольскому приветствию: Тит.1:1–4: «Титу, истинному сыну по общей вере, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего». Евр.13:15: «Итак, будем через Него непрестанно приносить Богу Жертву Хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его». Сам «Христос есть Мир наш» с Богом (Еф.2:14), а, согласно 1Ин.2:2: «Он есть Умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего Мира». Христос есть подлинный «объект» и «субъект» новозаветной Жертвы Хвалы. Мистически три восклицания общины («Милость!», «Мир!», «Жертва Хвалы!») допустимо отнести и к Самому Спасителю, Богу и Господу Иисусу Христу, к Его Присутствию среди евхаристической общины верных. См. Мф.18:19–20: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

117

Общение (Причастие) Святого Духа – греч “κοινωνία” Святого Духа – сообщение, сотрудничество, сопричастие, помощь, взаимная связь, соучастие Духа Святого и верных. Здесь – пожелание общине верных помощи, содействия, сопричастности Святого Духа в совершении таинства Святой Евхаристии.

118

См. 2Кор.13:13: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога Отца, и Общение Святого Духа со всеми вами».

119

Или: «В Горнее стремим сердца!», т.е. на Небо, к Богу.

120

Иной вариант: «Мы вознесли их ко Господу».

121

Достойно и праведно – начальные слова единой молитвы анафоры. В скобках продолжение фразы – позднейшее славяно-русское расширение текста, которое у греков отсутствует.

122

«Праведно» – справедливо, истинно.

123

Антиязыческая тема. Бог един, Он – Дух, Которому поклоняться можно всегда и везде.

124

Неизреченен – неизъясним.

125

Термины апофатического богословия, отрицающие человеческие качества в Боге. Согласно Дионисию Ареопагиту выразить сущность Бога в категориях человеческого языка невозможно. В отношении сокровенного Бога он употребляет выражение «Божественное Ничто».

126

«и также всегда сущий – Ты и Единородный Сын и Дух Твой Святый» – позднейшая интерполяция, утверждающая единосущное ипостасное бытие Святой Троицы.

127

В библейском повествовании Бог сотворил Мир из небытия Своим Словом: «И сказал Бог…» (см. Быт.1). Согласно новозаветному учению и учению Святых Отцов, Вселенная сотворена из ничего Богом-Отцом через Его Превечное Божественное Слово – Сына Божьего, содействием исходящего от Отца Святого Духа. (В анафоре Литургии св. Василия Великого о Сыне Божьем сказано, что Сыном Божьим Бог-Отец «время сотворил и… утвердил (в бытии) всё сущее, ибо Он (Сын Твой) есть всесильное Слово Твоё»). Бытие Божие – истинное, несотворенное, бытие Мира – тварное.

128

Рим.5:12: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, [потому что] в нем все согрешили».

129

Быт.3:9: «И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты?»

130

Еф.2:5–6: «…и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, – благодатью вы спасены, – и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе».

131

Грядущее Царство=Будущее Царство. Грядущее Царство – это Царство Христово, постепенно раскрывающее себя как Присутствие Духа Святого и явление благодати Божией в мире и человеке. О Царстве Божием смотрите также сноску к начальному возгласу Литургии «Благословенно Царство…» Ср. прошение из молитвы Господней «Отче наш»: «…да приидет Царствие Твое…» и Мф.3:2:«Покайтесь, ибо приблизилось к вам Царство Небесное».

132

См. 1Фес.5:18: «За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе». Евхаристия и есть постоянное благодарение, возносимое-приносимое Богу Церковью Христовой. Тема благодарения постоянно присутствует в молитвословиях Божественной Литургии.

133

Златоуст прославляет Бога не только за благодеяния, которые нам очевидны, но и за те, истинная цель которых от нас сокрыта и они кажутся нам злом. Истинная цель присутствия зла в жизни людей и страданий человека откроется только в вечности. Последними словами умиравшего святителя Иоанна Златоуста были: «Слава Богу за всё!»

134

Рим.8:28: «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу».

135

Согласно учению святителя Иоанна Златоуста, Евхаристическое служение – это Безкровное Жертвоприношение, духовно-разумная «словесная» Жертва Хвалы.

136

Об ангелах см. Ис.6:3: «И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!»; Откр.4:8: «И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет».

137

Церк. слав. «вопиюще» – гласяще, т.е., оглушительно гомоня, стараясь перекричать друг друга (отсюда слово «глашатай»). Все глаголы («поют, вопиют, глаголют…») передают состояние устремлённости безплотных ангельских сил к Богу, их непреодолимое желание исполнить Его святую волю. В рус. яз. есть народное выражение: «Поднять несусветный глас».

138

Саваоф – Господь небесных воинств, одно из Имён Божиих.

139

«Полны Славою Твоею…» ( в ц.слав. «полны Небо и земля Славы Твоея») – перестановка слов продиктована стилистикой литературной русской речи и необходимостью удобного распевания текста на традиционные мелодии гимна. Вариант перевода: «Твоей Славою полны Небо и земля!».

140

«Осанна» – не переводимое восточное восторженное восклицание: «Хвала, спасение в небесах!»

141

То есть, Господь Иисус Христос, посланный Богом-Отцом для спасения человеческого рода и имеющий паки прийти для Суда.

142

Ин.12:13: «Тогда они взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!»

143

Т.е., с ангельскими Силами, которые вечно наслаждаются общением с благим Богом.

144

Позднейшая интерполяция, призванная подтвердить равночестность всех Лиц Святой Троицы.

145

Святитель Иоанн Златоуст восторгается надмирной Красотой Славы Божией, мистически созерцая ее при священнодействии Божественной Литургии. Пророку Иезекиилю на берегах реки Ховар было явление Славы Бога Израилева в виде величественного и прекрасного образа, сотканного из света и огня (Иезек.1). Херувимы – опора Славы Божией, являющейся Священным Началом, Присутствием Божиим.

146

«… возлюбил Мир» – в данном случае возлюбил Своё творение – человека.

147

Вспомните пророчество Исаии: «Яко Отроча родися нам, Сын, и дадеся нам» (Ис.9:6).

148

Ин.3:16: «Ибо так возлюбил Бог Мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

149

Христос отдал Себя на крестную смерть добровольно за спасение рода человеческого, ради восстановления единства между Богом и человеком, гармонии между творением и Творцом, нарушенной ранее грехопадением прародителей.

150

Господь совершает действия согласно ритуалу пасхальной еврейской трапезы. Благодарение и благословение предполагают произнесение особых молитв перед принятием пищи.

151

Ядите = вкусите.  Ср.: «Тело Христово приимите, Источника безсмертнаго вкусите», «Вкусите и видите, яко благ Господь».

152

Мф.26:26–28: «И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть Тело Мое».

153

В конце праздничной трапезы (ужин=вечеря) апостолам была предложена чаша с вином. Это вино Христос отождествил со Своей Кровью (Мф.26:28).

154

Т.е., повторив те же действия и над Чашей с вином: «возблагодарив и благословив, освятив…»

155

Мф.26:28. «И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов».

156

Т.е., заповедь о причащении: «вкусите, пейте» и «сие творите в Мое воспоминание». Для христиан освященные евхаристические Хлеб и Вино являются реальным Присутствием Христа в Его Церкви. По учёному литургисту иеромонаху Микаэлу Арранцу, «воспоминание (греч. анамнесис, евр. зиккарон) Мессии-Христа в Евхаристии не простой психологический акт, но настоящий «корван» (евр.), т.е., приношение, которое поднимается до небес и принимается Богом, как чистая, словесная (разумная) Жертва. К сожалению, слово «жертва» будет часто пониматься, как его понимали язычники, или, в лучшем случае, как ветхозаветные священники, но не по смыслу Послания к евреям, где говорится об однократно принесенной совершенной Жертве Христовой. См.: Евр.7:26–27: «Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те (ветхозаветные – авт.) первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого». См.: Евр.9:26–28: «…иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею». Евр.10:11–12: «И всякий священник (ветхозаветный – авт.) ежедневно стоит в служении, и многократно приносит одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов. Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога…». Евхаристическое жертвенное служение-благодарение актуализирует (являет) в человеческой истории принесенную за грехи Мира раз и навсегда единственную и неповторимую Жертву Христову – «словесно» и безкровно, но не повторяет её.

157

«Твоё из Твоего…» – заимствование из 1Пар.29:13–14: «И ныне, Боже наш, мы славословим Тебя и хвалим величественное имя Твое,... от Тебя все, и от руки Твоей полученное мы отдали Тебе». Возглас священника «Твоя от Твоих Тебе приносяще, о всех и за вся…» логически связан с хоровым его продолжением: «Тебе, поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи. И молимтися , Боже наш».  Эта связь была бы очевидна,  если бы священник своё громкое возглашение «Твоя от Твоих Тебе приносящее, о всех и за вся…»  соединил с его продолжением: «… Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим…», а хор затем респонсорно (отвещевательно)  завершил  его пением «… и молимтися Тебе, Боже наш». Или же исполнил гимн «Тебе поем» от начала и до конца.

158

В современном греческом тексте стоит глагол «приносим» – προσφέρομεν. Но в некоторых древних рукописях (Ср. Барб. с. 336 и Севаст. с. 474) в этом месте стоит «приносяще» – προσφέοντες. (Об этом см. Михаил Арранц, Евхаристия Востока и Запада, Москва, 1999, с. 24).

159

По-гречески “kata panta kai dia panta”, церк. слов. “о всех и за вся», т.е. за всё (Твоё) и во всём (по всему Твоему), – литургическое выражение, включающее в себя события т.н. божественного кенозиса (снисхождения), – совокупности промыслительных деяний Божиих ради спасении рода человеческого (боговоплощение, распятие, погребение, тридневное воскресение, вознесение на небеса и многие иные деяния Святой Троицы, человеку ведомые и неведомые),

160

Чтение тропаря 3 часа “Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа”, где имеется таковой обычай, прилично совершать после “И молимся Тебе, Боже наш”, дабы не разрывать последующую кульминационную молитву эписклесиса (“Еще приносим… и умоляем: ниспосли Духа Твоего Святого на… эти Святые Дары…”).

161

“Словесную” – духовноразумную.

162

«Мили ся деем» – словосочетание с архаической греческой частицей «ми», означающей в данном случае крайнюю степень самоумаления, самоуничижения и покорности иерея перед Богом (ср. миллиметр, миллиграмм, миниавто). Вероятно, имеет отношение к древнегреческому «καί ίκετεύομεν» – повергаться, простираться. Так, святитель Вениамин, архиепископ Нижегородский и Арзамасский, даёт следующее разъяснение этому словосочетанию: «Мили ся деем» означает здесь (в эпиклесисе – ред.) «рабски покланяемся и повергаемся телом» (см. Новая Скрижаль, Москва, издательство Православного Братства святителя Филарета Московского, 1999 г., с. 28). «Произнесши слова (Христова установления), – пишет вселенский канонист Николай Кавасила, священник потом покланяется до земли, молится и просит, чтобы Всесвятый и Всемогущий Дух Божий, почив на них (на Дарах), преложил хлеб в святое Тело Христа, а вино – в святую Кровь Его».

163

Низходящий эпиклесис: призывание Святого Духа на верных (!) и на Святые Дары.

164

В Византии в больших храмах совершали литургию на многих дискосах и чашах (см. Диакон Михаил Желтов. Конспект по литургике,  утреня Великой Пятницы). В эписклесисе древней литургии св. евангелиста Марка читается: « Ниспосли от высоты Святыя Твоея на нас и на хлебы сия, и на святыя чаши сия Духа Твоего Святаго, да тая освятит и совершит…». Митрополит Иларион (Алфеев): «Впервые о многих потирах за Божественной литургией упоминают «Апостольские постановления» (VIII. 12. 3) – сборник раннехристианских документов, окончательно отредактированный около 380 года в Антиохии (4). Применительно к Константинополю о множестве дискосов и чаш в чине Божественной литургии свидетельствует «Пасхальная хроника» VII века (5). Эти данные подтверждает преподобный Максим Исповедник, который дополнительно дает символическое толкование тому, почему на Литургии должно быть обязательно нечетное количество чаш (6). В целом ряде византийских сборников богослужебных текстов, начиная с «Барбериновского евхология», древнейшей сохранившейся рукописи византийского Служебника и Требника (Vat. Barb. gr. 336, кон. VIII в.), а в особенности – в списках, предназначенных для архиерейского богослужения, в рубриках чина Божественной литургии, говорится не о «чаше», а о «чашах» (7). Указания на многие чаши за Литургией содержатся в византийском чинопоследовании Патриаршей и архиерейской Литургии XIV века, составленном Димитрием Гемистосом (8). Наконец, иконография великого входа в византийских и балканских фресках XIV-XVI веков тоже представляет множество чаш. Помимо простого упоминания многих чаш на Литургии, некоторые византийские источники содержат и уставные указания о том, как следует совершать Евхаристию, если чаш несколько. Святитель Симеон Солунский пишет, что слова проскомидии не меняются, «даже если чаш бывает много» (9). В описанном Димитрием Гемистосом чине Литургии говорится, что по великом входе Патриарх ставит дискос на престол, а чаши попарно расставляет с обеих сторон дискоса (10). В написанном в конце XI века письме Константинопольского Патриарха Николая III Грамматика (11) епископу Галлипольскому Павлу подробно говорится о том, что дискосы ставятся в форме креста, а чаши – между плечами этого креста. Итак, совершение Божественной литургии на многих чашах и многих дискосах – это не просто некий казус, но совершенно обычная византийская практика, которая, более того, при архиерейском богослужении была даже нормативной». Чит. ЖМП № 9, сентябрь 2011 год. Евхаристическая чаша на соборной литургии. Справка. Плащаница Христова –  это древний евхаристический воздух для многих дискосов и чаш, переносилась в Великую субботу с этой целью из жертвенника на престол вместе со множеством уготованных дискосов и чаш.

165

«Преложив» – претворив. В догматическом «Послании патриархов Восточно-кафолической Церкви о Православной вере» термин «преложение» отождествлён с «пресуществлением» и одобрен в православном богословии о Евхаристии. У св. Василия Великого в эпиклесисе вместо глагола «преложить» использован глагол «яви», т.е., соделай Дары аутентичными Божественным Телу и Крови Христа. При этом, согласно учению Церкви, по освящении Святых Даров присущие вину и хлебу физические особенности сохраняются (вид, вкус и др.).

166

Важная освятительная кульминация в евхаристическом каноне. По толкованию Евхаристии канониста Николая Кавасилы к совершительной (освятительной) молитве следует относить не одну какую-либо фразу (напр., «преложив Духом Твоим Святым»), но весь анамнесис, т.е., слова установления Евхаристии («Примите, ядите…) и эпиклесис анафоры. «Произнесши слова (Христова установления), – пишет он, – священник потом покланяется до земли, молится и просит, чтобы Всесвятый и Всемогущий Дух Божий, почив на них (на Дарах), преложил хлеб в самое честное и святое Тело Христа, а вино – в самую честную и святую Кровь Его. После сих слов священнодействие окончено и совершено (полностью), Дары освящены, жертва уготована». Более того, он считает действенной и римо-католическую анафору с восходящим эписклесисом (См. Успенский Н. Д. Анафора. Богословские труды. Сб.13. М., 1975. С. 125–147). Православные греки Иерусалима, если закончились частицы от Агнца, начинают причащать частицами, изъятыми из печати просфоры на проскомидии (греки совершают проскомидию на одной большой просфоре с пятичастной печатью) как истинным Телом Христовым, влагая их с дискоса во Святую Кровь. Впрочем, в отличие от православных русских, они причащают и вином из Чаши на Преждеосвященной Литургии как истинной Кровью Христовой, полагая, что при вложении в чашу преждеосвященного Тела Христова с Его Кровью совершается преложение всего вина в чаше в истинную Кровь Христову. Об этом читайте: Успенский Н.Д. БТ, «Коллизия двух богословий». Ибо Преждеосвященная Литургия совершается, как думают греки, «ради освящения Чаши», напоения каждой из преждеосвященных частиц Вином из Чаши, освященным через срастворение Крови Христовой, и ради причащения ими множества людей.  Согласно разъяснениям древнего Владимирского собора 1274 г., частицами от Богородичной и девятичинной просфоры, равно и из иных просфор, возложенными на дискос на проскомидии и перенесёнными на престол, причащали в те времена как истинным Телом Христовым. Этот древний обычай был позднее отменён московским патриархом Иоакимом из-за споров русских с католиками о времени пресуществления Святых Даров (дабы отвести обвинения в причащении подобием «облаток» как у латинян). В своё время автор наблюдал как за патриаршей литургией в соборе Светицховели (Грузия) лежащий на престоле дополнительный дискос с крупными поминальными частицами из просфор на словах «и сотвори убо хлеб сей…» был пододвинут архидиаконом вплотную к евхаристическому дискосу и затем единожды осенён крестообразно литургисающим Патриархом Илиёй Вторым как единое целое с евхаристическим агнцем. На мой вопрос: «Что теперь находится на дополнительном дискосе после осенения?», последовал ответ сослужащего грузинского архиерея: «это Тело Христово», которым, однако, на службе не причащали (вероятно, под влиянием позднего русского обычая). Православные же греки Иерусалима, если закончились частицы от агнца, начинают причащать частицами на дискосе, ранее изъятыми из просфоры на проскомидии (греки совершают проскомидию на одной большой просфоре с пятичастной печатью) как Телом Христовым, влагая их во Святую Кровь. Греки, впрочем, в отличие от православных русских, причащают и вином из Чаши Преждеосвященной Литургии как истинной Кровью Христовой, полагая, что вложением в чашу преждеосвященного Тела Христова, напоённого Его евхаристической Кровию совершается преложение вина в чаше в истинную Кровь Христову. Об этом читайте: Успенский Н.Д. БТ, «Коллизия двух богословий».

167

Слав. «трезвение души» – у Святых Отцов – высшая степень напряжения духовной жизни, бодрствование, «хождение души пред Богом». Другое осмысление – к «очищению души» от следов, пятен первородного греха.

168

Общение Святого Духа – спасительный плод обожающего тайнодействия Святого Причащения.

169

Учение о приближении (явлении) Царства Небесного – главная тема в проповеди Спасителя: Ср. с проповедью Предтечи: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.3:2). В анафоре просьба о том, чтобы Общение во Святом Духе приблизило (явило) причастникам Полноту, целостность Царства Божия, в котором «Бог будет Всем во всем» (1Кор.15:28). Ср.: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь во Мне пребывает и Я в нем» (Ин.6:56). Иногда церк. слав. «во исполнение Царства Небесного» понимается как прошение наполнить Царство Небесное причастниками Святых Таин, подобно тому, как корабль наполняется матросами или воинами.

170

Ин. 5:24 «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня (Отца) имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь». Ин. 6:54: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день».

171

Словесная служба – бескровная, но мистически реальная духовно-разумная жертва – Евхаристия.

172

Изряднее же  (ц.слав. из-ряд-н-о) – т.е. вне ряда (святых).Синонимы: особо же, более же иных, наипаче же,  паче же иных, несравненно же более,  нарочито же, по преимуществу же, преимущественно же,  и т.п.

173

В чине праздника Торжества Православия в первую неделю Великого Поста испрашивается у Бога «вечная память» сонму защитников православной веры: святым равноапостольным Царю Константину и Царице Елене, Великому Князю Владимиру и Великой Княгине Ольге и др. По о. А. Шмеману прошения о том, чтобы Господь «вспомнил» Своих людей, пронизывают все церковное богослужение. Чтобы понять смысл этих просьб, следует знать, что в Библии памятью называется обращенность Бога к творению, сама любовь Божия, которая дает жизнь всему существующему. Память человека – это ответная любовь. Крайнее падение человека в народном языке описывается как забвение Бога: такой-то «забыл Бога». Забыть – значит отпасть от того, что предано забвению, перестать жить им. В таком «забвении Бога» человек оказался после грехопадения, и потому спасение соединено с восстановлением памяти о Боге. «С первых дней христианства, – пишет прот. А. Шмеман, – верить во Христа означало помнить о Нем и вспоминать Его. Не просто “знать” о Нем и об Его учении, а знать Его – Живого и Пребывающего среди любящих Его». Поминовением мы включаем людей в память Божию, и тем самым утверждаем, что поминаемые нами живы, поскольку у Бога никто не забыт. «В том и вся радость, и вся сила этого поминовения, – продолжает о. А. Шмеман, – что, включая поминаемых в животворную память Божию, оно стирает грань между живыми и мертвыми, ибо всех осознает и являет живыми в Боге». Поэтому Церковь вспоминает за Евхаристией наряду с Пресвятой Богородицей и святыми и всех усопших о Христе верных – всякого, кто в вере праведной (правой) скончался, т.е., умер в общении с Церковью. Через причащение Святых Таин участники Евхаристии духовно соединяются с поминаемыми святыми и усопшими близкими. Глубокая и непостижимая для разума тайна Общения во Святом Духе с умершими для древнего христианина являлась подлинным утешением в постигшей утрате близких. В этом отношении не причащение современных «заказчиков» заупокойных Литургий противоречит древнему заупокойному евхаристическому приношению. В древние времена панихида, т.е., совершение всенощного бдения по усопшим всегда предваряла собой Литургию – апофеоз поминовения умерших во Христе. После преложения Святых Даров в греческой традиции клирики и народ читают т.н. помянники – поминальные «грамотки» или диптихи с именами живих и усопших. (По Златоусту: «Когда Царь перед тобой, тогда и проси»).

174

Люди поют здесь песнь в честь Пр. Богородицы «Достойно есть».

175

Слав. «присещать», от др. греч. «έπισκοπέω», означает покрывать, наблюдать, заботиться, охранять, осенять, осиять, надзирать, посещать милостью, давать укрытие, лелеять.

176

Здесь читались диптихи епископов, учение которых было правилом истинной веры, а также пресвитеров, диаконов, а также чтецов, иподиаконов, диаконис как низших членов клира.

177

Вселенская Церковь – Церковь Римской Империи – “Ойкумены”, шире – весь Христианский Мир.

178

Т.е. в условиях полноты свободного исповедования православной веры и совершения богослужения, предписаний и обрядов христианской религии.  Благочестие = православие. 

179

Церк. слав. «в чистоте» в данном контексте означает жить в благонравии, нелицемерно, не кривя душой из опасения дискриминации или гонений.

180

О значении этих литургических выражений можно почитать: а) статью А. Раэса «Ta panta kai dia panta»; б) статью Р.Тафта схожего наименования; в) книгу Р. Тафта «Диптихи»; г) две книги Ч. Джираудо о структуре и богословии классических анафор; д) статью д. Михаила Асмуса «О всех и за вся». В данном контексте «и всех и вся» – полнота собрания евхаристической общины – братьях и сестрах во Христе.

181

И о всех, и за вся –  т.е. и о всех братьях и сестрах во Христе.

182

Вероятно те, кто приносит в храм хлеб и вино для Евхаристии, и дары для братской трапезы после Литургии. Ср. Втор.26:2: «…возьми начатков всех плодов земли, которые ты получишь от земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе, и положи в корзину, и пойди на то место, которое Господь Бог твой изберет, чтобы пребывало там имя Его»).

183

См. Евр.13:16: «Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу». При храмах находились церковные братства. Труждающиеся – это братчики.

184

«И со духом твоим» – народ Божий, как поставленный на общее священство, желает душе предстоятеля такие же дары благодати Божией. Ср. 1Петр.2:9: «… вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет».

185

Т.е. мысленно благодарно помянув и призвав в помощь всех святых.

186

Букв. «Вкладываем в Твои руки жизнь нашу». В античные века раб вкладывал свои ладони в руки господина, выражая свою покорность. Отсюда характерное молитвенное сложение рук у латинян.

187

Слав. «мили ся деем» означает ничтожность свою сознавая, будучи недееспособными, умаляя себя, простираясь долу, повергаясь ниц. Молитвы, в которых присутствовала фраза «мили ся деем» всегда выслушивались общиной коленопреклонно.

188

Ин.5:24: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».

189

К небесному Отцу через Христа верные имеют дерзновение и надежный доступ (Еф.3:12). А постоянно причащающиеся могут быть Им оправданы на Суде. См. Ин.6:54: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день».

190

Древняя замена обычая возложения руки епископа на каждого молящегося перед выходом его из храма (отсюда обычай целования креста в конце литургии). На литургии – три главопреклонных молитвы: 1) для оглашенных (которые после этого должны уйти), 2) для непричащающихся верных (после «Отче наш»). Для последних диакон произносит «Главы ваша… преклоните» вместо «Главы наша… преклоним»; и 3) для исхода из храма причастившихся (заамвонная молитва), на которой диакон не случайно стоит с преклоненной головой на солее.

191

В главопреклонной молитве прошение на раздробление Св. Агнца и о безопасности уходящих из храма (плавающих, путешествующих, больных).

192

Бог о Себе сказал: «Я есть Сущий» (См. Быт. 3:14). Он объял Собой всё бытие и обладает последним. И в этом смысле есть истинное абсолютное Бытие. Всё сотворённое призвано Богом из небытия (из ничего) к бытию. Всё, что бытийствует причастно Богу по бытию через уподобление Первообразу. Бытие есть присутствие Бога в творении. Но само сущее творение не есть сверхсущный Бог. Для христианина вопрос: «Что изначально первично: материя или дух (сознание)?» – лишен смысла. И то и другое – тварно, создано Творцом из ничего (как и время, и пространство). Только Бог – безначален. Он вне времени и пространства. Он не сотворен. О нём можно только сказать: Он – Есть. Во всём сотворенном Святые Отцы различают сущее (реально бытийствующее) от не-сущего, от мнимо бытийствующего. Например, человек наделён Богом реальным бытием. А тень от тела человека есть простое отсутствие света. Поэтому тень – «не-сущее», в ней нет реального сотворённого Богом бытия. Зло также есть «не-сущее», ибо не создано Богом, но есть следствие первородного греха человека, внесшего онтологическую дисгармонию в первозданную Красоту (греч. «kala») Космоса. Зло в Міре есть не-сущая «тень» грехопадения человека. Бог сотворил всё сущее – видимое и невидимое (ангелов) и поддерживает его бытие благодатными силами (божественными энергиями) Духа Святого. Св. Ин.анн Златоуст и другие Учители Церкви (в отличие от восточных дуалистических учений и манихейских представлений, трактующих материю как злое начало), рассматривали бытие Мира как благо и потому благодарили Бога за дарование бытия всему сущему и особенно человеку.

193

В церк. слав. тексте молитвы: «ибо преклонили не плоти и крови…» Выражение «плоть и кровь» – библейское, часто оно есть синоним человека (Мф.16:17: «Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах») или животного мира (См. Быт.7:21: «И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди»). Почитание же евхаристических Плоти и Крови Христовых совершается в силу священного Предания Церкви, в частности, халкидонского христологического догмата: в единой ипостаси Бога Слова воплощенного (во Христе Иисусе) нераздельно и неслитно существуют две природы – божественная и человеческая. По учению Леонтия Византийского (VI век от Р.Х.) превечной ипостасью Сына Божьего было воспринято человечество Христово, которое от Пресвятой Девы Марии, сообщив Ему индивидуальность. Причём так, что «она стала описуемой (в иконах), … что позволяло ей есть и пить» (преп. Феодор Студит). Плоть Христова (с Его Кровью) стала воипостасной. О термине св. отцов «воипостасность» читайте: Давиденков О. Традиционная христология нехалкидонитов с точки зрения святых отцов и Вселенских Соборов Православной Церкви, Православный Свято-Тихоновский богословский институт, Москва, 1998, с. 27–32.

194

“Страшный Бог” – это истинный Бог, величие образа Славы Коего повергает людей и ангелов в священный трепет. См. Иез. 1:26–2:1.

195

«сообразно нуждам каждого» – в древности верным вручались частицы Святых Даров для причащения в пути больных и умирающих.

196

Жилище Христово там, где Его Небесный Отец.

197

В древности Св. Причастие разносилось верным, отсутствовавшим на Евхаристии.

198

Т.е., Святые Дары для избранников Божьих – христиан, верных. В древней практике Святые Дары при этом возглашении возносились ввысь и показывались Святому Народу Божьему в знак приглашения к причащению Источнику вечной жизни. Слово «святой» здесь употреблено не в смысле нравственном, а в значении инаковости – «иной», выделенный из обычного порядка вещей или явлений, то, что причастно святому Богу или Его освящающей благодати. См. 1Петр.2:9: «Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет»; Ин.15:16: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам». Возглас отражает практику т.н. «тайной дисциплины» (disciplina arcana) – Святые Дары, часто приносимые домой для причастия больных и верных, отсутствующих на Евхаристии, не должны попасть в руки катехуменов (оглашаемых).

199

Евр.7:26: «Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес».

200

Ср. Фил.2:9–11: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца».

201

Из педагогических и мистагогических соображений, дабы тайна Евхаристии не была профанирована, в древности запрещалось выставлять Тело и Кровь Христовы напоказ катехуменам, чтобы язычники, по незнанию, не осмеяли их, а оглашаемые не соблазнились, слушая их (См. Св. Афанасий Великий. Апология против язычников. II: 46 (PG 25–268 SA). Известно, что закрытость Таинства Причащения порождала в массах язычников и недоброжелателей нелепые слухи и домыслы, что христиане на своих собраниях якобы совершают ритуальные убийства детей и пьют их кровь, и это вызывало ненависть к ученикам Христовым и расправу толпы над ними. Раскрытие учения о таинстве причащения приравнивалось к предательству Иуды. Поэтому молитва перед причащением имеет характер обещания сохранять тайну учения о Евхаристии.

202

Церк. слав. «Достояние Твое» = наследие Твое, синоним христианского народа Божьего и святынь Церкви.

203

«Приняв Духа Небесного» – т.е., получив через причащение дар Общения в Духе Святом, божественную освящающую благодать.

204

«Сохрани нас во Твоей Святыне» – иной перевод: «Сохрани нас в Тебе, о Святой…»

205

Слав. «…весь день поучатися правде Твоей…» – после Литургии христиане весь воскресный день старались общаться с Богом, слушая заповеди Христовы, ведущие к оправданию на суде Божием.

206

В древности все ектении выслушивались верными коленопреклонно. Но после причащения благодарственная ектения выслушивалась стоя. Церк. слав. «прости» означает прямо, благообразно, благовидно, пристойно, стоя на ногах. «Прости,… дабы достойно возблагодарить…» – призыв возблагодарить Бога стоя и благоговейно.

207

Произносилась вслух всего народа по сложении св. антиминса священником. Сейчас возглас произносится отдельно от предшествующей ему молитвы – при осенении Евангелием святого антиминса.

208

В древности это был призыв клиру и мирянам совершить исход из храма, согласно церковному протоколу, сохраняя тишину (мир).  Священник за амвоном – многоступенчатом возвышении на колоннах в центре храма для духовенства, начинал чтение последней т.н. «заамвонной» молитвы.

209

См. благодарственный гимн литургии: «Видехом Свет истинный».

210

В античной древности некоторые небесные светила отождествлялись с ангелами.

211

*См., например: Lietzmann H. Messe und Herrenmahl. Bonn, 1926; Карабинов И. Евхаристическая молитва. СПб., 1908; Gavin F. The Jewisch antecedent of the Christian Sacraments. London, 1928. C. 6097.

212

*Священнейшая Евхаристия – узы любви. Св. Иоанн Златоуст. Беседа 11 на Деяния. Полное собрание творений. Т. IX. 1903. СПб., С. 355.

213

*Интересны статьи Gibbins H. J. The problem of the liturgical section of the Didache. The Journal of theological studies. Vol. 36 (Oct. 1835), pp. 373386; Middleton R. D. The Eucharistic Prayers of the Didache. Ibid. (Juli), pp. 259267.

214

*Собрание древних литургий. Вып. I. СПб., 1874. С. 4043.

215

*Подробнее см.: Петровский А. Древний акт приношения вещества для таинства Евхаристии и последование Проскомидии. Христ. Чтение, 1904. Т. CCXVII, ч. I. С. 406 и след.

216

*Св. Ириней Лионский. Contra Haer., 1.4. с. XVIII. Собрание древних литургий. Вып. I. С. 46.

217

*Св. Иустин Мученик. Ibid. С. 42.

218

*De Oratione. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 58; Молитва перед целованием -а, Сирийская Литургия Иакова. Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 24; Сирийская Литургия Василия Великого. Вып. 2. С. 86; Александрийская Литургия св. Марка. Вып. 3. С. 29;. Эфиопская Литургия. Вып. 3. С. 99; Коптская Литургия. С. 53–54; Армянская Литургия. Вып. 2. С. 200–201; Мозарабская Литургия. Вып. 4. С. 144; Молитва перед целованием в русских рукописных служебниках, начиная с XIV в.; Орлов М. Н. Литургия св. Василия Великого. СПб., 1909. С. 159.

219

*Иерей целует покрытые дискос и потир, и край престола.

220

*1Кор. 14, 16; Чины древних литургий. Иустин Мученик. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 40; Св. Дионисий Александрийский. Из письма к Сиксту, еп. Римскому. Церковная история Евсевия, кн. VII, 9; Собрание древних литургий. С. 69 и др.

221

*Св. Игнатий Богоносец. К Смирнянам. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 39.

222

*«Мы должны благодарить... воспоминаем... повторяем... умоляем... воспоминаем... повторяем...» Св. Кирилл Иерусалимский. Пятое тайноводственное слово. Творения. СПб., 1913. С. 248–249.

223

*Св. Иоанн Златоуст. Толкование на Второе послание к Коринфянам. Беседа 18, 3. Творения в русском переводе. Т. X, кн. 2. СПб., 1904. С. 632–633.

224

*Собрание древних литургий. Вып. 2. СПб., 1875. С. 26–37; Brightman. С. 87–96; Сирийская Литургия Св. Василия Великого. Ibid. С. 89–101; Коптская Литургия св. Кирилла Александрийского. Ibid. Вып. 3. С. 54–70; Эфиопская Литургия. Ibid. С. 99–108; Мозарабская Литургия. С. 140–149.

225

*См. мученические акты св. Перепетуи. Ее сон. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 75.

226

*Возглас диакона в армянской Литургии «Целуйте друг друга лобзанием святым, и те из вас, которые не могут причаститься сего божественного таинства, да выйдут за двери» (Вып. 2. С. 200). Возглас в коптской Литургии св. Кирилла Александрийского – «непричащающиеся, изыдите» (Ibid. Вып. З. С. 99).

227

*Скабалланович М. Толковый Типикон. Вып. 1. Киев, 1910. С. 164.

228

*Св. Василий Великий. Творения. Изд. 3, ч. 6. С. Посад, 1892. С. 201.

229

*Скабалланович М. Op. cit. С. 165.

230

*Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 40, 42.

231

*Например: Причащение Серапиона. Церковная история Евсевия. Кн. VI, гл. XLIV. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 68.

232

*Например: Алмазов А. Тайная исповедь в Православной Восточной Церкви. Т. II. Одесса, 1894. С. 116–123.

233

*См.: Дмитриевский И. Историческое, догматическое и таинственное изъяснение на Литургию. Москва, 1823. С. 244–245. (Прим. автора).

234

*«Старайтесь иметь одну Евхаристию: ибо одна плоть Господа нашего Иисуса Христа и одна чаша в единение Крови Его. Один жертвенник, как и один епископ с пресвитерством и диаконами». Св. Игнатий Богоносец. К Филадельфийцам. Гл. IV. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 38–39.

235

*закваска (лат.)

236

*Покровский И. Брачные молитвы и благословения Древней Церкви (ІХвв.). Сборник статей в память столетия Московской Духовной Академии. 1913. П. С. 577–592.

237

*Большой Требник; Пальмов Н. Пострижение в монашество. Киев, 1914.

238

*Мансветов. Церковный Устав. Москва, 1855. С. 240.

239

*Никодим (Милаш). Правила Православной Церкви с толкованиями. Т. 1. СПб., 1911, С. 69.

240

*Св. Прокл. Слово о Предании божественной Литургии. Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 237.

241

*Голубцов А. Соборные чиновники и особенности служб по ним. Москва, 1907.С. 179, прим. 1.

242

*Например: Св. Иоанн Златоуст. Беседа пятая на Первое послание к Тимофею. Творения. Т. XI, кн. 2. 1905. С. 656–657. Беседа 17 на Послание к Евреям. Т. XII, кн. 1. 1906. С. 153–154.

243

*Н. Гроссу. Преподобный Феодор Студит. Его время, жизнь и творения. Киев, 1907. С. 296–299: 6. О том, кто по неведению не причащается. – Тот, кто свыше 40 дней без епитимии оставался без причастия, должен указать причину и, если окажется, что делал это по небрежности, должен подвергнуться епитимии в течение 40 дней. 41. Если кто в день Литургии не причащался, тот должен указать причину, а если не укажет, то должен поститься до вечера, делая 50 поклонов. 62. Монах или мирянин, не находящийся под епитимией и по своей небрежности сорок дней не приступивший к причастию, должен быть отлучен от Церкви на (один) год. Творения преподобного отца нашего и исповедника Феодора Студита в русском переводе. СПб., 1908. Т. II. С. 848, 850, 852.

244

*Греч. mystikos; Сир. gehontho.

245

*Например: Brightman. С. 520, прим. 9.

246

*6 глава 137 Новеллы Юстиниана 26 марта 565 года. Греческий текст у Mommsen'a. Corpus juris civilis. III, 1896. С. 695–699; Brightman, Liturgies Eastern and Western. Oxford, 1896. C. 533: 1923. «Дабы души слушающих приходили от того в большее благоговение». Новелла дошла в двух редакциях: 1) оригинальный текст у Mommsen'a; 2) Смешанный текст новелл 123 (1 мая 546 г.) и 137 (26 мая 565 г.), в котором новелла 137 частями включена в новеллу 123. P. L. 72. 1019–1039.

247

*Указание на чтение mystikos в Барбериновом (VIII–IX вв.) и Порфириевом (VIII–IX вв.) Евхологиях. Орлов М.Н. прот. Литургия Св. Василия Великого. СПб., 1909.

248

*Она употребляется в VIII–IX веках. – Барберинов Евхологий. Ibid. С. 302, 322–381.

249

*Феодор, еп. Андидский (XI век. – Красносельцев Н.Ф. О древних литургических толкованиях. Одесса, 1894. С. 11–13); Краткое рассуждение о тайнах и образах божественной Литургии, составленных по просьбе боголюбезного Василия, епископа Фитийского (перевод Красносельцева. Православный собеседник. 1884. Гл. I. С. 413. Пространная редакция (после X века)) (по Н. Красносельцеву. О толкованиях. С. 9) «Последовательного изложения церковных служб и обрядов». Св. Германа, патриарха Константинопольского (715–732). Писания св. Отцов и Учителей Церкви, относящиеся к истолкованию богослужения. Т. I. СПб., 1855. С. 425.

250

*Впервые в Ordo Romanus II. Mabillon. Museum Italicum, II. С. 48. 41

251

*Голубцов А. О причинах и времени замены гласного чтения литургийных молитв тайным. Богословский Вестник. 1905. Т. III. С. 69–75; Слово о предании божественной Литургии. Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 23–58.

252

*Слово о предании божественной Литургии. Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 23–58.

253

*Английский пер. Christian Worship. Its origin and evolution. Ed. 5. London, 1927. С 117–118.

254

*Гавриил архим. Руководство по литургике. Тверь, 1886. С. 104. Неясно, как же быть с диаконами, которые причащаются, но молитвы не слышат.

255

*царь приводящего в трепет величия (лат.)

256

*Например: Жертва страшная. (Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. I. С. 462; Т. V. С. 484); страшная и таинственная, т. VI. С. 384; страшная и ужасная, т. X. С. 240; Евхаристия – таинство страшнейшее. Т. I. С. 417; страшное и спасительное, т. VII. С. 289. Еще подробнее: Edmund Bishop. Appendix к Texts and Studies. Vol. VIII, № 1. C. 94–95, прим. 2.

257

*«Ибо действительно в оный священный час должно иметь сердце устремленным к Богу». Св. Кирилл Иерусалимский. Творения. С. 247.

258

*«Если ты будешь благословлять на языке иностранном, то простолюдин не может отвечать «Аминь»; не слыша окончательных слов «во веки веков», он не скажет «Аминь». Св. Иоанн Златоуст. Беседа 35 на Первое послание к Коринфянам. Творения. Т. X, кн. 1. СПб., 1904. С. 358.

259

*Называемой иногда восточно-сирийскими писателями «Книгой о таинствах». «Commentary of Theodor of Mopsuestia on the Lord's Prayer and on the Sacraments of Baptism ant the Eucharist» by A. Mingana. Woodbrooke Studies, vol. VI. Cambridge, 1933. Английский пер. С. 70–123.

260

*Ibid. С. 99.

261

*Ibid. С. 102.

262

*Ibid. С. 105.

263

*Texts and Studies, v. VIII, № 1. Cambridge, 1909. С. 145; Об авторстве Нарсаи, см. Ibid. R.H. Connolly. С. XIIXLI и КС. Burkitt. The MSS, of «Narsai on the mysteries». The Journal of theological Studies. 1928. P. 269 ff.

264

*Собрание древних литургий. Вып. 4. С. 12–33.

265

*«Горе мне, горе мне» и пр. (Ис. 6, 5) в Литургии Фаддея и Мария. Вып. 4. С. 21.

266

*Texts and Studies, VII, № 1. С. 7.

267

*Ibid. С. 10. Возглас диакона в сирийской Литургии Иакова: «Будем стоять со страхом и трепетом... Мы стоим на месте страшном и ужасном и предстоим с херувимами и серафимами». Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 26.

268

*Толкование Феодора Мопсуэстийского, Woodbrooke Studies. С. 93, 100. Можно указать и другие параллели и примеры влияния Феодора на Нарсаи.

269

*Beraza – частно.

270

*Texts and Studies. Vol. VIII, № 1. Cambridge, 1909. С. 12.

271

*Ibid. С. 13.

272

*Ibid. С. 18.

273

*Ibid. С. 22. Возглас диакона в сирийской Литургии Иакова перед призыванием: «Как страшен настоящий час. Как ужасно, возлюбленные мои, то время, в которое живой и святой Дух приходит с горних высот небесных. Присутствуйте же со страхом и трепетом». В кафолике после анафоры: «Вот время страха, вот час трепета. Горнии предстоят со страхом и служат со трепетом; сынов света объемлет ужас... Трепещите, служители Церкви, совершая священнодействие живого огня... Диаконы, стойте с трепетом». Собрание древних литургий. Вып. 2. С. 30, 38.

274

*Иаков, еп. Эдесский. Письмо к Фоме Пресвитеру о древней Сирийской Литургии. Собрание древних литургий. Вып. 3. С. 113–114.

275

*Установительные слова в опубликованной Brightman анафоре взяты из фрагментов Rev. A. J. Maclean, полученных в Курдистане. Они были в эпоху Нарсаи и впоследствии, вероятно, были исключены. Lietzmann. Die Messe und Herremahl. С. 33.

276

*Например: Книга о церковной иерархии. Писания св. Отцов и Учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения. Т. 1. СПб., 1855. С. 9246 (с толкованиями Георгия Пахимера (1240–1310) и примечаниями преп. Максима Исповедника).

277

*Например: в Эдессе или соседней области (Westcott). Первым цитирует Corpus Север Антиохийский в 513 году.

278

*Например: сирийская анафора с именем Св. Дионисия Ареопагита.

279

*См., например: Болотов В.В. Лекции по Истории Древней Церкви. Т. IV. Петроград, 1918. С. 376.

280

*См. подробнее: Edmund Bishop. Appendix к Texts and Studies. Vol. VIII, № 1. C. 112.

281

*Писания св. Отцов и Учителей Церкви, относящиеся к истолкованию богослужения. Т. 1, С. 75.

282

*Ibid. С. 72.

283

*Ibid. С. 109.

284

*Интересно, что в некоторых списках греческой Литургии св. Иакова, молитва «при внесении св. Даров» надписывается именем Дионисия Ареопагита; «Вступив на страшный помост Твой, Господи, мы ужасаемся, приступая к святой трапезе Твоей, и, находясь близ страшного Твоего седалища, трепещем и содрогаемся членами, принося неприступную жертву... Посему мы страшимся и трепещем от страха». Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 162, прим. Подробнее о ней: Петровский А. Апостольская Литургия Восточной Церкви. СПб., 1897. С. 37–39.

285

*Woodbrooke Studies. С. 100.

286

*Ibid. С. 90–91.

287

*Ibid. С. 93.

288

*Гомилия XXI (с). Texts and Studies. С. 57.

289

*Ibid. С. 149.

290

*По мнению С. Епифановича, известные под именем Преп. Максима Исповедника. Если Иоанна Скифопольского можно отождествить с Иоанном III Схоластиком, Константинопольским патриархом (565–577) (Соколов И. Православная Богословская Энциклопедия. Т. VII, столб. I), при котором была введена, а, по мнению еп. Порфирия Успенского (Первое путешествие в Афонские монастыри II, отд. I. С. 452–453), которым была составлена Херувимская песнь, то влияние Corpus'a становится очевидным.

291

*«Диаконы выносят это приношение, или символ приношения, которое они помещают на страшном алтаре... Мы должны думать о Христе, ведомом в это время на страдание»... «Мы должны думать, что диаконы, несущие евхаристический хлеб для жертвоприношения, представляют образ невидимых сил... Когда они полагают хлеб на святом престоле... мы думаем о Нем, как помещенном в гробнице после страстей. Вот почему диаконы, распространяющие на престол покровы, представляют ими погребальную плащаницу». Феодор. Woodbrooke Studies. С. 85, 86; Нарсай, «Будем взирать на Иисуса, ведомого на смерть за нас». Поставление Даров на престол – символ погребения. Диаконы – ангелы, охраняющие страшную тайну Царя царей. Texts and Studies. С. 34; 55–56; Песнь «Да молчит всякая плоть человека и да стоит со страхом и трепетом...» – введенная в употребление, вероятно, более или менее одновременно с Херувимскими песньми «Иже херувимы» (по Кедрину в 573 г.) и «Ныне силы небесные» (в 615–620 гг.). О неправильном понимании Великого входа, см. Евтихия Константинопольского (†582). Слово о Пасхе и Евхаристии. Собрание древних литургий. Вып. 4. С. 65.

292

*Св. Германа Константинопольского «Последовательное изложение церковных служб и обрядов». Писания св. Отцов и Учителей Церкви. Т. 1. С. 400.

293

*Ibid. С. 402.

294

*3авеса перед Символом веры на время евхаристической молитвы отверзается. Царские врата, исполняющие ту же функцию что и завеса (именно им предназначено затворять алтарь на время, когда задергивается завеса, которая заменяет древнюю завесу кивория), остаются закрытыми. В греческих храмах царские врата – невысокие, погрудные. Наши большие высокие царские врата появились в XVI веке впервые при ремонте митр. Макарием Новгородского Софийского собора в 1528 году. Подробнее: Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т. 1, полутом II. Москва, 1904. С. 197–198; Андреев Н. Митрополит Макарий, как деятель религиозного искусства. Seminarium Kondakovianum. Прага, 1935. С. 233.

295

*Например: «В иных местах священники имеют обычай громко произносить молитвы св. возношения, почему, часто слыша, дети могли знать их наизусть». Чудо, происшедшее с детьми в Апамее, произнесшими во время игры слова св. возношения. Луг Духовный, гл. 196. Русск. пер. С.Т. Лаврова. 1896. С. 242; ср. брат, хорошо знавший чин св. возношения... Старец установил правило, чтобы никто из нерукоположенных не заучивал слов св. возношения, гл. 25. Об одном из братии монастыря Хузина. Ibid. С. 30–31.

296

*Здесь, однако, надо отметить с сожалением недостаточно внимательное отношение мирян к проскомидии, ее жертвенно-умилостивительному характеру. Редко кто из мирян присутствует в храме во время проскомидии, а если и присутствует, то внимает чтению часов. На Афоне во время часов в нужный момент раздается звон колокольчика, и монахи начинают читать поминания, диптихи, свои и монастырские.

297

*Например: Литургия Апостольских постановлений – псалом 33. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 134; другие гимны – Ibid. Вып. 2. С. 43; вып. 4. С. 113; вып. 4. С. 156... Подробнее у М. Скабаллановича. Толковый Типикон. Вып. V. Киев, 1915. С. 49–50; Православная Богословская Энциклопедия. Т. X, столб. 16–18.

298

*Например: Виссарион еписк. Толкование на божественную Литургию. Изд. 4. СПб., 1895. С. 263.

299

*Ее место в Древней Церкви было после чтения Св. Писания. Например: Иустин Мученик. Собрание древних литургий. Вып. 1. С. 42; Литургия Апостольских Постановлений. Ibid. С. 97.

300

*Впервые упоминается в списке XI века «Изъяснение на Литургию» Св. Германа Константинопольского. А. Петровский. Православная Богословская Энциклопедия. Т. 1, столб. 796.

301

*Об этой практике говорит постановление Кипрского собора (1620 г.), по которому священник должен опрашивать приступающих ко Св. Чаше, исповедовали ли они грехи и какому духовному отцу. Богословский Вестник. 1905. Апрель. С. 754, прим. 1.

302

*Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. XII, кн. 1. С. 54.

303

*Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. XII, кн. 1. С. 153.

304

*Там же. Т. VI. С. 308.

305

*Там же. Т. VI. С. 309.

306

*Скабалланович М. Толковый Типикон. Вып. 1. С. 210–211, 222, 227, 242. В монастыре Аполлоса ежедневно. Ibid. С. 220.

307

*«О том, как и каким образом, при отсутствии священника, следует причащаться». Суворов Н. К вопросу о тайной исповеди. Изд. 2. Москва, 1906. С. 3.

308

*Смирнов С. Исповедь и покаяние в древних монастырях Востока. Богословский

309

*Св. Кирилл Иерусалимский. Пятое тайноводственное слово 23. Творения. 1913. С. 252.

310

*Писания преподобного отца Кассиана Римлянина. Изд. 2. Москва, 1882. С. 605.

311

*Практика некоторых князей. Голубинский И. История Русской Церкви. Т. 1, ч. II. Москва, 1904. С. 434, пр. 1.

312

*§ 9. Ibid. С. 534, 433. Предположение Алмазова А. Тайная исповедь. Т. II. С. 365–366 и мнение Смирнова С. Древнерусский Духовник. Москва, 1913. С. 5, прим. 3; С. 291 (прил.), прим. 1.

313

*Доброклонский А. Руководство по Истории Русской Церкви. Вып. 1, изд. 2. Рязань, 1889. С. 98.

314

*Разговор о священнодействиях и тайнах церковных. Писания св. Отцев и Учителей Церкви. Т. II. СПб., 1856. С. 519.

315

*Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. X, кн. 2. С. 663.