Азбука верыПравославная библиотекаБогослужениеЦарские часы Рождества Христова и Богоявления


Е.П. Диаковский

Царские часы Рождества Христова и Богоявления

1. Предварительные сведения. Царские часы совершаются трижды в году: «в навечерии», т. е. накануне, Рождества Христова и Богоявления, или Просвещения, и в великую пятницу. Они называются «царскими»1 потому, что в древней Византии обычно совершались в присутствии царя и оканчивались многолетием царю (и патриарху). Это особое многолетие описывается в греческих чинах под названием: «многолетствование, или – как многолетствуют царей и патриарха в великой церкви в праздник Рождества, Светов и в великую пятницу».2

Главную особенность царских часов составляет «последование двенадцати тропарей» с чтением паремий, апостола и Евангелия, строго приуроченное ко времени и обстоятельствам и изображающее смысл и значение воспоминаемых событий. Это последование собственно и является царскими часами в тесном смысле.

Царские часы Рождества Христова и Богоявления находятся в неразрывной исторической связи между собою. Судьба тех и других совершенно тождественна; и что сказано где-либо об одних, то следует относить и другим.

Часы великой пятницы, напротив, имеют свою особую судьбу, а потому, их следует рассматривать отдельно.

Наши сведения о происхождении и судьбе часов Рождества Христова и Богоявления не отличаются достаточной полнотой и относятся уже к позднейшему времени. Во всех надписаниях рассматриваемых часов творцом их обычно называется Софроний, патриарх Иерусалимский († 644). С одной стороны, согласие свидетельств, а с другой – полное почти отсутствие различия в составе тропарей и чтений по разным памятникам заставляет предполагать в данном случае наличность одной редакции, и именно – редакции патр. Софрония. Именем св. Софрония, большею частью, надписываются только тропари; но иногда и все последование часов усвояется этому-же песнописцу. Вернее, однако, думать, что патр. Софронию принадлежит редакция одних лишь тропарей, даже самостоятельное составление некоторых из них. Разнообразие псалмов, указываемых в разных памятниках, свидетельствует о существовании нескольких редакций самого чина. Во всяком случае несомненно, что при патр. Софроний и благодаря его личным трудам этот чин получил свою окончательную обработку. Патр. Софроний сообщил ему тот вид, в каком он остается и доселе, подвергшись, быть может, самым незначительным изменениям.

2. Последование 12-ти тропарей. И наш современный устав, и, в особенности, древние памятники вполне ясно отличают «тропари царских часов со чтениями»,3 от самого последования часов. Тропари и чтения в древнейших памятниках не всегда распределяются между отдельными часами, часто сосредоточиваясь на службе одного какого-либо часа. напр. третьего, и составляя как бы свое особое последование. – Такой именно чин излагается в Евергетидском Типиконе.

По Евергетидскому уставу, первый час, как и всегда, соединяется с утреней и совершается без тропарей. Все тропари вместе с чтениями положены на третьем часе, после обычного богородична, подразделяясь, соответственно числу часов, на четыре части. Состав обычный; допущена, правда, незначительная перестановка в ряду тропарей, и, кроме того, во второй части, соответствующей третьему часу, положено чтение из послания к Евреям: «Братие, имуще дерзновение» (10:19). Тропари поются по-дважды со стихами, а третий тропарь каждой части поется еще и третий раз – на «Слава и ныне», для чего оба лика сходятся вместе на средине храма. После этого произносится малая ектения, и следуют чтения. По прочтении евангелия, поются три следующих тропаря, и произносится ектения, затем идут чтения, – и так далее. После четвертого евангелия, которым заканчивается последование 12-ти тропарей, произносится ектения, «в которой, по обычаю, вспоминаем, – как говорит Типикон, – только игумена с братиею и прежде отшедших отец наших». За возгласом «Яко милостив и человеколюбец Бог еси» сряду читаем: «Господь Бог благословен», Трисвятое – Отче наш, Господи помилуй 45 и обычную молитву «Иже на всякое время». Потом – три поклона, молитва третьего часа; и непосредственно следует шестой час. Девятый час совершается особо «в свое время»; «а междочасия поем в келлиях наших», – замечает Устав.

Это обычный порядок. В воскресные дни и по субботам часы, по Евергетидскому уставу, не поются в общем собрании. Однако пение тропарей не отменяется и не переносится на другой день; а все тропари часов распределяются между вечерней и утреней, – распределяются так: тропарь «Слыши небо» поется на «Господи воззвах», вместо повторения третьей стихиры; тропарь «Приидите, христоноснии людие» заменяет стихиру на «Слава и ныне»; пять тропарей с положенными для них стихами поются вместо стихир «на стиховне»; остальные четыре тропаря положено петь на утрене; в качестве хвалитных стихир; тропарь «Удивляшеся Ирод» совсем не поется на Рождественской службе и переносится на день памяти святых младенцев, 29 декабря. Памятник прямо не говорит, где в таком случае помещались чтения, положенные на царских часах; но, несомненно, некоторые из них тоже перемещались на другие службы. В частности, паремии все читались на вечерне; из евангелий одно читалось на утрене, другое на вечерне, третье на литургии.4

Сказанное о часах Рождества Христова всецело должно перенести и на часы Богоявления, или Светов.

Обычно последование 12-ти тропарей Богоявления с чтениями совершалось на третьем часе все сряду, в порядке Рождественской службы, хотя каждое отделение его сохраняло вместе с тем наименование соответствующего часа. Когда же канун Богоявления совпадал с субботой или воскресением и службы часов не бывало, тропари распределялась между вечерней и утреней; причем шесть из них приходилось на вечерню, а пять – на утреню. Тропарь «Ужас бе видети» опускался.

B составе тропарей и распорядке их нет никаких особенностей; и в остальном часы первый и третий не представляют отличий от обычного чина. На шестом и девятом часах положены особые прокимны; на шестом – «Глас Господень на водах» (Пс. 28:3), стих: «Принесите Господеви, сынове Божии» (–1); на девятом – «Блажени, ихже оставишася беззакония» (Пс. 31:1), стих: «Блажен муж, емуже не вменит Господь греха» (–2). Кроме того, на шестом часе читается особый апостол (2Тим. 4:5–8: «Чадо Т., трезвися о всем»), а на девятом – особая паремия (Ис. 55:1–13; теперь 2-я на водоосвящении) и особое евангелие (Лк. 3:1–22: «В пятоенадесяте лето»). Тропарь отпустительный: «Готовися Завулоне».5 Этим и исчерпываются все особенности Богоявленских часов.

Следует предполагать, что отмеченный в Евергетидском Типиконе факт перемещения состава царских часов на службу вечерни и утрени явился не случайно и не допущен из одной лишь прихоти составителя устава, а имеет под собой историческую почву и основывается на данных церковно-богослужебной практики. До нас дошло много памятников, которые совсем не упоминают о службе часов в навечерии Рождества и Богоявления. Евергетидский Типикон наглядно показывает, где в таких случаях следует искать соответствующие молитвословия. Пользуясь его указанием, мы, действительно, почти всегда находим, если не все, то по крайней мере большую часть этих молитвословий. Очевидно, некоторые уставы со слабо развитой, а то и совершенно неразвитой часовой практикой, – каким, является, например, древний устав великой константинопольской церкви, – первоначально не совершали царских часов, как особого самостоятельного последования, и приурочивали соответствующие тропари и чтения к иным службам своего суточного круга. Но впоследствии, под влиянием палестино-саввинского монастырского устава с прочно сложившейся часовой системой, и остальные уставы стали постепенно выделять последование 12-ти тропарей в особую службу, приурочивая её, по примеру палестинских монастырей, к часам. Конечно, прежде всего это сделали монастырские уставы. Так поступил и устав Евергетидского монастыря. Однако по-временам давала себя сильно чувствовать и своя поместная практика. Уступая силе традиции, Евергетидский монастырь и колеблется, приурочивая пение 12-ти тропарей–стихир Рождества и Богоявления то к часам, то к всенощному бдению...

3. Песненный чин. В Евергетидском чине царских часов заметны некоторые черты песненного строя:6 после каждых трех тропарей произносится малая ектения, как-бы сопровождающая отдельный антифон; а в конце последования, за четвертым евангелием, полагается ектения, по характеру прошений соответствующая сугубой ектении.

Гораздо ближе к песненному строю стоит чин царских часов изложенный в Типиконе 1292 года Ватиканской библиотеки, № 1877.

Часы Рождества и Богоявления, по этому Типикону, распадаются на две половины: первую половину составляют часы первый и третий, а вторую – шестой и девятый. Псалмы первого и третьего часа те же, что и ныне; на шестом часе указаны псалмы 75, 71 и 131, на девятом – 109 и 84. По исполнении псалмов произносится великая ектения; далее поются тропари–«стихиры» обычным порядком, и следуют обычные чтения, а на третьем часе читается апостол из послания к Евреям. После евангелия произносится просительная ектения, затем поется попеременно двумя сторонами обычный богородичен часа, и следуют обычные стихи из псалмов (на первом часе: «Стопы моя направи» и проч.). Потом – Трисвятое, Господи помилуй, «Боже ущедри ны»; после чего совершаются три великих поклона, и непосредственно начинается следующий час. Первый с третьим правится в начале третьего часа; а шестой и девятый – в свое время. «Блаженны» начинаются после просительной ектении на девятом часе. Молитв на часах нет; не упоминается и отпустительный тропарь.

Такой же порядок соблюдался и в канун Богоявления. Псалмы шестого и девятого часа – нынешние; на первом часе вместо пс. 22 стоит пс. 25; на третьем указаны псалмы 28 и 51.7

Сходный чин излагается в Типиконе 1297 года Московской Синодальной библиотеки, № 272/456. Но здесь великая ектения и тропари со чтениями положены после богородична часов. Кроме того, между тропарями и чтениями так же, как и в Евергетидском Типиконе, произносится малая ектения. В составе псалмов есть два особых: пс. 84, вместо пс. 110, в часах Рождества, и пс. 12, вместо 22-го, в часах Богоявления. Кроме обычных стихов, с тропарями поются и иные стихи. Часы совершаются в два срока; причем первый час соединяется с третьим, а шестой – с девятым.8

Из греческих рукописей можно еще отметить Евхологий той-же Синодальной библиотеки № 261/279, XIV века, где мы находим пока наиболее раннюю приписку о многолетствовании царей на царских часах (в том числе и на часах великой пятницы).9

4. Славянские памятники. Славянские рукописи, почти не сообщая новых данных, все-же нередко разъясняют и дополняют греческие источники. Между прочим, в греческих памятниках рассматриваемые часы нигде не называются «царскими». Вероятно, название это русского происхождения в при том позднейшего времени; по крайней мере, оно встречается только в славянских рукописях XVI–XVII века, каковы, например, Синодальные Уставы № 390/334 (л. 491 об. и 500) и №391/335 (л. 54 об, и 199 об.), а также Чиновники, иначе Обрядники, или Обиходники наших кафедральных соборов и монастырей.

Что касается самого последования царских часов Рождества и Богоявления с их тропарями и чтениями, то оно было известно у нас с древнейших времен.

В наиболее древних памятниках мы встречали одни только тропари или стихиры царских часов, – быть может, потому что и самые памятники относились к «Стихирарям». В Стихираре XII–XIII в. Московской Типографской библиотеки, № 152 331, тропари Рождественских часов приведены под таким заглавием: «Стихиру часьныя поема в навечерии Рож. Хрва». Здесь опущена только 8-я стихира «Слыши небо», и взамен, после «Днесь раждается», положена стиховная стихира предпразднства: «Сионе тържьствоуй». – Часовые тропари Богоявления озаглавлены: «Стих(иры) часная сътворена Софронием архиепикм иерлмским». Состав особенный. Первые три тропаря – обычные; четвертым стоит восьмой; затем следует попавшая свода, очевидно, по ошибке стихира из числа стиховных на повечерии Рождества: «Велие и преславьное чюдо събысться дъньсь. яко Дева ражает – (конец:) и на земли мир»; далее идут три первые стихиры на «Господи воззвах»: «Просветителя нашего» и следующие; потом – нынешняя стихира по водоосвящении: «Въспоим верьнии»; наконец: «Ангельская воиньства оужасошася о видимем. дьньсь в Иордане». Всего десять тропарей. После них – «стих(иры) на Бгоявление».10

В XIII веке есть уже славянские памятники, содержащие в себе полное и законченное «чин последование часам. стаго Рождества Хва», а также «последование часам, стаго Богоявления Га нашего I. Ха». С такими именно заглавиями излагаются часы Рождества Христова и Богоявления в Афоно-Зографском Трефологие XIII в., № 55. В частности, о часах Рождества здесь сказано: «Пришедшу же 3 часу, и ударит в било, и поем два час съвкоуплена. 1 и 3 час. ня необычныя псалмы, но еже предложи нам творение типика. иже в Стоудите. и псалми вси иже в псалтири». Псалмы обычные рождественские; только вместо 113-го стоит 84-й. Тропарь: «Готовися Вифлееме». Припевы на каждом часе особые. На шестом и девятом часе после третьего тропаря «абие мала диаконьства от диак(она). а от ерея възлаш(ение)». «Ведомо да есть, яко на пророчестве седаем и на апле не седаем», замечено здесь между прочим. «Часия (почасия) же поем в келиях наших. Також 9 час в время свое».11 Часы Богоявления, по словам памятника, «поем яко исповедует типик». Псалмы третьего часа – обычные; остальных часов – особые; перового – 1, 5 и 11, шестого – 83, 27 и 90, девятого – 2, 113 и 85. Тропарь: «Готовися Завулоне». На каждом часе по три особых припева–стиха.12

Этим и ограничиваются все особенности. Заслуживает внимания указанная ссылка на Студийский типик; любопытно также чтение малых ектений после тропарей, отражающее песненный строй.

От XIV века сохранились славянские памятники, содержащие в себе часы Рождества и Богоявления с более отчетливыми чертами песненного строя. – К таким памятникам относится Часослов Московской Типографской библиотеки № 45 (148). Здесь изложен весьма обстоятельный чин часов Рождества и Богоявления.

В навечерии Рождества Христова все часы совершаются вместе. После псалмов – Слава и ныне, Аллилуиа 3. «Таж дьякон октенью великую,– и ерей възгласит», и сряду начинается пение трех тропарей в обычном порядке. Посем – богородичен часа. «Таж дьякон октенью малую, ерей възгласит» и далее – прокимен и чтения. После евангелия «таж дьякон: Исполним молитвы наша, ерей възглас. глм тропарь (обычный) Написася иногда». – Затем – Стопы моя, и т. д. После обычного кондака – Господи помилуй 12; иерей: «Боже, ущедри ны». «И постой мал(о), моляшес(я) себе тай. Ерей: Благословен Бог наш», – и начинается следующий час. – Девятый час после Господи помилуй 12 сменяется изобразительными (лл. 189–183).

Псалмы в этом последовании – обычные; тропари и чтения – тоже. Но стихи – припевы к тропарям на каждом часе разные.

Тот-же чин неизменно соблюдается и в службе Богоявленских часов (л. 189).

Отступление от нынешнего чина Богоявленских часов допущено только в евангельских чтениях: на первом часе положено евангелие шестого часа, на шестом – девятого, а на девятом – особое евангелие (Лк. 3:1).

Точно такое-же последование часов Рождества и Богоявления излагается в М. Типографских Минеях XIV– XV в.: № 95/206, л. 235 об., и № 102/213, л. 30; в М. Синодальных Уставах XIV в.: № 385/328, лл. 89 об. 707; № 384/329; 385/332, л. 69, 77; № 388/336, л. 1 об. Все эти памятники, излагая последование рассматриваемых нами часов, по составу почти совершенно тожественное с обычным, в тоже время вполне согласно присоединяют к нему по три ектении к каждому часу. При этом, в отличие от Типогр. № 45 и подобно греческому Типикону Синод. № 272, они разделяют все последование на две части и предписывают совершать первый час с третьим, а шестой с девятым. Кроме того на всех часах указываются разные стихи–припевы к тропарям. – В Типографской Минее – Декабрь, № 95, интересны, между прочим, некоторые выражения. После указания евангелия на третьем часе замечено: «Вечернее. Исполним» (ектения); а после третьего тропаря на шестом и на девятом часе сказано: «и нын. тотж. Синапт.» (=συναπτή, ектения). – Устав Синод. № 383 изложение чина Богоявленских часов предваряет таким замечанием: «Поем же не по обычаю но инако. бывает же сице», – и следует изложение самого чина (л. 101).

Этот чин сохранился у нас и в последующие XVI–XVII века. Он излагается в М. Синодальном Уставе XVI в., № 390/334, л. 491 об. (под заглавием: «како поют часы црския»), а также в М. Синодальном Уставе начала XVII в., № 391/335. По этому Уставу, все часы поются вместе. После обычного начала и псалмов читается Аллилуиа, дважды, а «третье поют, якоже на вечерни, на глас. И посем октения болшая». По возгласе – Слава, тропарь, И ныне, богородичен часа; «и поем тропари глас 8, творение Софрониево». Дальше на своих местах указываются две другие ектении (лл. 54 об.–59).

Рассматриваемый чин попал и в печатный Краковский Часослов 1491 года (Хлуд. № 1), очевидно, как чин наиболее распространенный в то время, и только наше печальной памяти книжное исправление вытравило так ревниво охранявшиеся нашими харатейными памятниками следы древнейшей песненной практики в чине царских часов, предложив во всеобщее руководство последование монастырского строя.

5. Обстановка службы и обряд многолетия. В древней Византии, когда на царских часах присутствовали сами императоры, служба эта совершалась с особенной торжественностью, и все её последование определялось точными предписаниями придворного церемониала. – Вот как, например, Кодин (1400–1462) описывает в своем сочинении «De officiis C-politanis» службу царских часов, совершавшихся в присутствии императора.

Перед особым кивотом со св. иконой Рождества Христова и тремя или четырьмя другими ставится аналой, на котором полагается св. Евангелие. Духовенство в священных облачениях, причт и чины Двора располагаются здесь-же в ожидании царя. Появление его приветствуется многолетием. Царь целует св. иконы и становится подле трона. – После этого начинается пение часов. Часы «по обычаю» – как выражается Кодин – поются все вместе и с тропарями. Перед последним тропарем протопсалт произносит «Слава» и поет тропарь. На «И ныне» тропарь уже не поется, а читается канонархом. Прочитавши тропарь, канонарх произносит: «Многолетно сотворит Бог державное и святое царство твое (или – ваше) на многа лета». И снова трижды: «Многолетно сотворит Бог богонареченное, боговенчанное и богособлюдаемое, державное и святое царство твое (или – ваше) на многа лета». Предстоящие восклицают: «Многолетно сотворит Бог святое царство ваше на многа лета». После чего опять пелся тропарь. – «Псалмы часов, – замечает Кодин, – читает архидиакон, пророчество и апостол – протапостоларий, первое евангелие – протопапа, а остальные – прочие иереи». – После отпуста часов царь, приложившись к иконам, удалялся в свои покои.

Если навечерие Рождества Христова приходилось в субботу или воскресение, царь не являлся к литургии, совершавшейся в третьем часу дня, по-нашему – в девятом утра, но на царских часах обязательно присутствовал.13

О празднике Богоявления замечено вообще, что он проводится так же, как и праздник Рождества Христова.14 А о часах великой пятницы в частности сказано, что они поются по чину, указанному для праздника Рождества Христова.15

Из слов Кодина видно, что царские часы имели весьма важное значение с точки зрения Придворного Устава, и царь в известных случаях не являлся даже к литургии, лишь бы выслушать бодро службу часов. Так именно бывало, когда канун Рождества приходился в субботу или воскресение. Как оказывается, царские часы и в эти дни совершались в Византии обычным порядком и, очевидно, не считались службою поста.

Изложенному Кодином чину соответствует последование царских часов по уставу Великой церкви к–польской, содержащееся в рукописи Афинского университета № 660 (XVI в.) и, за незначительными исключениями, тожественное с нынешним. Подобно «De officiis», и рассматриваемый памятник предполагает совершение царских часов по субботам и воскресениям, предписывая лишь читать другой тропарь на часах Богоявления (на 1-м часе), если нет поста; именно, тогда вместо обычного тропаря «Возвращашеся иногда Иордан» читался тропарь «Готовися Завулоне».16 Между тем наш устав гласит: «аще случится навечерие Христова Рождества [или Богоявления] в субботу или неделю, пост не бывает, и тропари царских часов со чтениями в субботу и в неделю не поются; но поем часы царские прежде в пяток, по обычаю, якоже указася на ряду».17

Обрядовая обстановка царских часов, перенесенная из Византии к нам на Русь, достигла здесь пышного расцвета. Наши соборные и монастырские Чиновники, или Обрядники, тщательно, шаг-за-шагом следят за ходом службы, до мельчайших подробностей описывая не только церковно-богослужебную обстановку, но и все движения, слова и действия участвующих в службе лиц. – Такое описание царских часов Рождества и Богоявления излагается, например, в Чиновнике Новгородского Софийского собора, под 24-м декабря. Здесь не забывается даже указать «конархисту подияку в ключне завтрок и всход на погреб» между заутреней и часами.

В ожидании начала службы, монастырские «власти», согласно Чиновнику, собираются в крестовой келии у святителя – митрополита, а соборное духовенство – в храме. На «амбоне» посреди храма ставится аналой, на котором ключарь полагает св. евангелие; а впереди аналоя поставляется подсвечник с возженной свечей. Благовест к часам бывает в 1 час дня или в начале 2-го. Святитель, в сопровождении властей, направляется из своей келлии в собор. [В Москве, по Чиновнику Успенского собора, патриарху предшествовали «отроки» с пением]. «И как будут против церкви Богоявления, – замечает Софийский Чиновник, – и в то время престанут благовестить и звонят в 5 колоколов един звон доволен». Прейдя в церковь, святитель «творит приходные поклоны по обычаю» и осеняет народ «на обе страны». Вслед за тем протопоп с протодиаконом торжественно начинают службу часов и совершают каждение всего храма «по чину». По окончании чтения псалмов, «певчие дияки» поют Аллилуйя и ектению «по обычаю». Далее – Слава, тропарь праздника, И ныне, богородичен часа; и поются «стихиры на оба лика», по 2-жды. Затем – ектения малая, прокимен, паремия, апостол и евангелие. Во время чтения апостола и евангелия протодиакон на всех часах совершает каждение. «И по евангелии глаголет протодиякон ектению: Исполним молитвы наши Господеви, а по ектении и по возгласе подияк глаголет: Стопы моя направи, и вершит 3-й час по уставу». – За 1-м часом следуют непосредственно, «без росходу», часы 3-й, 6-й и 9-й. – «И тогда повещают боярина и воевод и дияков к царскому многолетию».

Обряд «царского многолетия» в Софийском Чиновнике представляется в очень сложном виде.

При пении 4-го стиха «на стихерах» 9-го часа, протодиакон, приняв благословение от святителя, восходит на амвон и, по окончании стиха, «начинает кликати велегласно» стихиру: Днесь раждается от Девы. – В это время светская знать и духовенство занимают свои места. Боярин, воевода и дьяки становятся «у царского места», за ними – головы, сотники, «дворяне государевы» и т. д. Белое и черное духовенство также располагается на определенных местах. – По окончании стихиры протодиакон «кличет велегласно» многолетие царю: «Многолетна устрой Боже благовернаго и христолюбиваго царя и великаго князя нашего, имя рек, всея Русии самодержца, на многа лета. Многолетна устрой Боже благовернаго и благороднаго и христолюбиваго царя и великого князя, имя рек, на многа лета. Многолетна устрой Боже благовернаго и благороднаго и христолюбиваго государя нашего, Богом избраннаго и Богом почтеннаго и Богом превознесеннаго и Богом соблюдаемаго, царя и великаго князя, имя рек, Владимирьскаго и Московьскаго, Новгородскаго и Казаньскаго и Астороханьского и всея Русии самодержца на многа лета». И поется многолетие «розводное». «Потом святитель – призывает (особым возгласом) боярина и воевод и дияков и властей черных и протопопов и священниц и дворян государевых и гостей и нарочитых града» и, когда те приблизятся к нему, говорит: «Дай Господи, государь наш – царь и великий князь, имя рек, всея Pycии самодержец, с своею благоверною и христолюбивою царицею и великою княгинею, имя рек, с нашей государынею и с своими благородными чады – имя рек – здрав был на многа лета». Боярин в свою очередь произносит «о многолетном здравии титлу», и затем все отходят на свои места. – Так многолетствуется царь. Далее следует подобное же многолетствование («пение и чин по преже писанному указу») царицы, царевича, царевны и патриарха. Иногда, впрочем, патриарх многолетствовался сейчас после царя. Вслед за тем в В. Новгороде с особенной торжественностью многолетствовали своего митрополита. «По кликании протодияконове», к митрополиту приближается боярин и, произнеся «титлу», «здравствует святителю с поклонением». После боярина «здравствуют святителю» воевода и дияки, власти и все духовенство, государевы дворяне, «Софейского дому дворецкой и с ним приказные и дети боярские», затем – гости и торговые люди и пятиконецкие старосты, наконец – «певчие дияки и подияки». – С большою торжественностью совершалось также многолетствование новгородского боярина с воеводой и дияками. А в заключение провозглашалось многолетие всем православным христианам, и все приветствовали («здравствуют») друг друга. После этого митрополит давал крест для целования. «И по сем допевают часы по уставу». По отпусте святитель творит «прощение» и затем, преподав благословение; «отходит в келию, славя Бога».18

В навечерие Богоявления «чин весь бывает и многолетию кликание, якоже и рожественьским часом царским», – говорится в Софийском Чиновнике, под 5-м января.19

«А оу государя царя, – замечает Чиновник Московского Успенского собора, – часы бывают в золотой полате или в столовой избе; тамо у него, государя, кличают многолетие дияконы от Благовещения, а здравствует ему, государю, его духовник, Благовещенской протопоп; потом бояре здравствуют государю царю, таж друг другу здравствуют».20

Монастырские Обиходники не вносят в обстановку часов Рождества и Богоявления ничего нового сравнительно с тем, что дают нам соборные Чиновники.21

Многолетие, изложенное в Софийском Чиновнике, является одним из русских вариантов византийской формулы, приведенной у Кодина. У нас образовалось несколько таких вариантов. Эти варианты иной раз помещаются рядом со своим оригиналом.

В М. Синодальной Минее – Декабрь, № 452/502, XVI в., при окончании часов в навечерии Рождества, по поводу многолетия, сказано следующее. «После стихиры: Днес раждается, канонарх глаголет сице такожде велегласъно: Многолетно сотворит Бог святое царство их на многа лета. Паки се глаголет по ряду: Многолетно сотвори Бог дръжавное и святое царство их на многа лета. Таж сие: Многолетно сотворит Бог боговенчанное, богомънареченное, богомъсоблюдаемо дръжавное и святое царство их на многа лета. Та(ж) и патриарха. – Сице убо творимо есть в царьствоующом граде во святей Софии; в нашей же Руси подобает инако применити глаголы, занеже нест царствия тамо ниже царя, – рассуждает переписчик, находящийся как будто вне России. – Глаголати же сице подобает: Многолетны сотвори Бог князеи наших на многа лет. Все многолетны оустроит Бог благородных князи наших на многа лета. Многолетны оустроит Бог благородныя, христолюбивыя, богоизбранныя князя наша на многа лета. (Посем митрополита). Многолетна оустрой Боже прещеннаго гсна нашего митрополита Киевьского (и) всея Руси – имрк – на многа лета».22 А в конце рукописи записана и третья форма возглашения многолетия, где упоминаются имена великого князя Иоанна Васильевича, митроп. Иоасафа и игумена Онуфрия. Читается она так: «Многа лета устрой Боже – 3-жды – благовернаго, христолюбиваго гсдря нашего великого князя Ивана Василевича всея Руси самодръжца, володимерьскаго, и ноугородска, и московъскаго, и всея Руси самодръжца, многа лета. Многа лета гсдрю нашему пресщенному Иосафу, митрополиту всея Руси, многа лета. Многа лета оцю нашему игумену Аноуфрею и яже з братьею и осщною церьковью, многа лета».23

6. Связь рассматриваемых часов с часами великой пятницы. Часы Рождества и Богоявления не являются самобытной службой: на них отразилось сильное влияние часов великой пятницы, и обращающий на себя внимание параллелизм служб Рождественских и предпасхальных24 нашел здесь полное применение.

Часы Рождества Христова и Богоявления возникли позже часов великой пятницы, как их подражание. В древних памятниках мы находим ясные указания на это. А именно – в них некоторые тропари Рождественских и Богоявленских часов прямо называются «подобными» известным часовым тропарям великой пятницы. Так, по Типогр. № 152, тропарь «Сия глаголет Иосиф к Деве» подобен тропарю «Сия глаголет Господь иудеом», тропарь «Прежде рождества Твоего» подобен «Прежде честнаго Твоего креста», «Днесь раждается от Девы» подобен «Днесь висит на древе» (лл. 56 об., 57 об., 60). По Типогр. № 99, тропарь «Днесь вод освящается естество» подобен «Днесь церковная завеса» (л. 15 об.). И действительно, во всех этих случаях подобие вполне очевидно. К перечисленным «подобным» следует также отнести явно подражательные тропари–стихиры: «Приидите христоноснии людие» (сн. «Приидите христоноснии людие»), «Егда Иосиф, Дево» и «Егда к себе грядуща» (сн. «Егда на кресте пригвоздиша беззаконнии»), «Яко человек на реку пришел еси» (сн. «Яко овча на заколение»), «Ужас бе видети» (сн. «Ужас бе видети»). – Таким образом, в числе «подобных» оказывается пять тропарей Рождества и четыре Богоявления. Быть может, в этих именно подражаниях и проявилось творчество патр. Софрония, считающегося «творцом» часовых тропарей Рождества и Богоявления.

* * *

1

См. в Типиконе (М. 1896) под 25-м декабря и 5-м января (л. 172 и 190). См. также Синод. (= рукопись Московской Синодальной или Патриаршей библиотеки) № 390/334, л. 491: «Како поют часы царския»; л. 500; в в. пяток «часы царския поют на двое»; Синод. № 391/335, л. 54 об.: «А по монастырем ко всем троим часом царьским перваго часа не присьвокупляют к заутрени; поют его на третием часоу дни с прочими часы».

2

Geogrii Codini Curopalatae, De officiis et officialibus magnae ecclesiae et aulae сonstantinopolitanae. Cap. VI; cfr. VIII, XIII (Migne, Patrol. curs. compl. s. gr. t. 157, col. 61 sqq. 81, 88–89).

3

Типикон (Москва, 1896); 25 декабря, л. 172; 5 января, л. 190.

4

Дмитриевский, Τυπικά 1, стр. 351–354.

5

Дмитриевский, Τυπικά 1, стр. 375–379.

6

Песненный чин вседневных часов изложен в нашей статье: «Из истории богослужения. Чин тритекти». Труды К. Д. А. 1908, июль.

7

Дмитриевский, Τυπικά 1, стр. 846–847.

8

Синод. № 272, л. 237 об.–239.

9

Синод. № 261, л. 168, 180, 202 об.

10

Типогр. № 152, л. 57–61., л. 73–76.

11

Афоно-Зограф. № 55, л. 107–110.

12

Там же, л. 132 об. 134.

13

Migne. Patrol. Gr. t. 157, col. 61 – 65.

14

Ibid. col. 81.

15

Ibid. col. 88–89.

16

А. А. Дмитриевский, Τυπικά 1, стр. 161–163.

17

Типикон. (M. 1896): 25 декабря, л. 172; 5 января, л. 190.

18

Чиновник Новгородского Софийского собора. С предисловием А. Голубцова. 24 декабря (Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских при Москов. университете за 1899 г. Кн. II).

19

Там же.

20

Чиновники Московского Успенского собора. С предисловием и указателем А. Голубцова (Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских за 1907 г. к. IV), стр. 30.

21

См. А. А. Дмитриевский, Богослужение в русской церкви в 16 веке. Казань. 1884. Стр. 46–48.

22

Синод. № 452, л. 229; сн. Успен. соб. № 12, л. 249; № 13, л. 61 об. (XV в.); Хлуд. № 120, л. 542.

23

Там же, л. 282 об.

24

См. статью М. Н. Скабаллановича «Филиппов пост» в Руков. для сельских пастырей, 1907 г. № 51, стр. 413–115.


Источник: Киев. Тип. И. И. Горбунова, Крещ., д. Дегтерева, № 38-й. 1908 г.