Азбука веры Православная библиотека священник Савва Богданович Беседа со штундистом о том, что право проповедовать и объяснять Слово Божие принадлежит не кому-либо иному, а только Церкви - Её пастырям
Распечатать

Беседа миссионера со штундистом о том, что право проповедовать и объяснять Слово Божье принадлежит не кому-либо иному, а только Церкви – её пастырям

Штундист. Ничто так мне не нравится, как сидеть за Святым Писанием, читать и толковать его.

Миссионер. Увы, ты в большой опасности.

Штундист. Вы говорите ужасную несообразность: это все равно, чтобы Вы сказали жаждущему: не ходи к источнику – роднику это опасно для твоего здоровья.

Миссионер. Не смейся. Вижу, что это ты готов делать, а твое положение скорее

достойно слез. Разве мало уже подобных любителей почитать и толковать Слово Божье погибло для Царства Небесного? Стал толковать, смотри, заблудился и погиб, ибо отошел от Церкви.

Штундист. Как погиб, если Слово Божье есть путь, истина и живот... какое тут заблуждение, какая тут может быть погибель? Разве Вы сами не знаете, что „закон – свет стезям нашим“?

Миссионер. Он так стезям нашим свет, как Сам давший этот закон – в Него и послушных Ему (Евр.5:9), и пагуба для противящихся Ему (Мф.12:30). Он так свет для нас, как был светом и стезями ко спасению столп облачный для Израильтян и погибелью для Египтян.

Штундист. Оскорбительно: чем мы похожи на скверных Египтян?

Миссионер. Своим непослушанием и противлением Богу.

Штундист. Ничего себе ни я и никто из братий наших за собой не видим.

Миссионер. Можно не видеть своей погибели совершенно тому, кто сбился с прямого пути и идет в прорву, в погибель: ему все-таки будет казаться , что идет он прямо. Виднее это со стороны. Посмотрите вы Писание, от которого чаете спасения. Посмотрите, как опасно ходите. Вы только и заняты толкованием Писаний. Ваше ли это дело? Разве это вам неизбежно и необходимо, не можно обойтись без толкований? И разве это такое легкое дело и всякому ли оно доступно? И разве безопасно? Не читали ли вы об этом чего-либо в Писании?

Штундист. Я желаю, ищу, жажду спасения, стараюсь о нем. Кто, скажите, не спящий день и ночь и трудящийся не добьется своего, не приобретет доброго достатка? Скажите, почему я здесь, вместо добра и блага для души, получить могу вред? Не искушайте меня, не сводите меня с доброго пути и не вырывайте из моих рук того, что свет стезям моим. Не говорите мне ничего против Писаний и против чтения и толкования его, иначе я должен смотреть на вас, как на первого врага своего, который хочет отнять у меня спасение.

Миссионер. Никто из людей друг другу этого не хочет, тем более не хочу я тебе, своей духовной овце; ведь ты, хотя и из другой деревни, но когда-то у меня был на духу и стал моим духовным сыном.

Штундист. Да, говел, так что же из этого?

Миссионер. А то, что я хотел бы с тобой и поближе и посердечнее поговорить, именно так, как с духовным или с родным по плоти сыном.

Штундист. Извольте, говорите, только не желайте мне никакого зла, особенно душе. Теперь я имею просветленные Словом Божьим очи, то и хочу смотреть на свет Божий и на все по Божьему.

Миссионер. И смотри, пусть Бог помогает. Вот я буду говорить, а ты хорошо смотри и думай.

Штундист. Буду.

Миссионер. В то время, как ты заботишься и много стараешься о спасении своей души, есть еще один человек, который еще больше твоего об этом старается и заботиться.

Штундист. Кто может мне желать больше добра, чем я сам?

Миссионер. А разве не всякий отец желает его больше своему сыну, чем сам себе он его желает? Уже потому, что отец и старше летами и крепче умом, да и потому, что обо всем положительно больше сына понимает, особенно маловозрастного, он ему желает больше добра, чем он сам себе. Много есть беспутных сыновей, от которых и о которых плачут отцы, но нет таких отцов – родителей не доброжелателей, от которых плакали бы дети.

Штундист. Моего родителя давно уже нет на свете.

Миссионер. Я говорю совершенно не о том, а лишь уподобительно. Я говорю о духовном отце твоем, пастыре духовном, в которого ты в духовном отношении, в духовной жизни также должен усердно для своей пользы слушаться и любить, как плотского отца во внешней жизни. Как о послушании родителю есть пятая заповедь, так и о послушании духовному отцу есть несколько или много заповедей. Непослушный родителю – недостойный сын и много теряет за непослушание, а послушание сберегает для него благо внешнее, призывает на него и благословение Божье. От родителя любящего послушный сын научается и во многом благом утверждается. Подобно и здесь. Вот Писанье говорит, что в то время, когда ты заботишься о своем спасении, о нем же заботятся наставники духовные и бдят о душах ваших, чтобы спастись вам (Евр.13:17). Этих пастырей велено слушать (Лк.10:16), и утверждаться во всем благом под их руководством (Евр.2:1; Еф.4:11–13), слушать их как самые уста Божьи (Гал.4:14–15; Мал.2:7) и под их руководством и заботой ревновать и преуспевать в спасении, а то многие не утвержденные и не наученные души погибли (Евр.2:1; 2Пет.2:14). Можно ли кормчего ненаученного хорошо управлять рулем корабля пускать в море? Не можно. Таковый не только не спасет многих, но и себя погубит. То же бывает и относительно Слова Божья, ибо оно есть тоже море глубокое, безбрежное и неизмеримое: сколько в нем сокровищ, столько же и верная одному или многим погибель. Можно ли неумеющему хорошо владеть мечом давать свободно меч? Не можно. Слово Божье тот же меч: как может спасать от сильнейших разного рода и вида врагов нашего спасения – мира, плоти и дьявола, так может и погублять самого чтеца Слова Божья, так и многих – послушающих его. Можно ли ничему ненаученному сыну давать во всем полную свободу жизни? Не можно. Жизнь со своими разными запросами такая трудная вещь, что для преодоления её трудностей требуются многие знания, мудрость и опытность, без чего может быть сломлена, смущена и наказана смелость и сила всякого юноши: ему должна во всем сопутствовать, его должна руководить старческая воля и рука отчая. Так и здесь в духовной жизни относительно служения нашего Богу и спасения нашего. Все мы на этом пути, что немощные, что малосмыслящие младенцы. Нашим ли рукам вручать меч духовный или ветрило корабля жизни нашей? Нашему ли уму необлагодатственному и не отшлифованному наукой браться за Слово Божье, эту Божественную Премудрость, которая не может и войти в злохудожную душу, не может обитать в теле, порабощенном греху (Прем.1:3–5), а в этом отношении – толковании Слова Божья такова всякая душа, не получившая сугубой благодати Святого Духа, т.е. благодати Священства.

Штундист. А разве священники или духовные отцы без греха, разве их души укрыты или защищены от грехов… Что вы говорите? У всех нас единая природа, единое естество – души и тела?

Миссионер. Едино, действительно, едино: все от одного Адама рождаемся и одинаково рождаемся, но не все же имеем равную благодать и дары от Господа Бога, а все это дается Им и получается получателями не в равной степени, а различно (Рим.12:6–8). Пророки и Апостолы того же совершенно естества, что и все люди, а никто же наравне с ними не получил даяний Святого Духа – ведения, знания и просвещения духовного.

Штундист. А никто, это верно.

Миссионер. А видите. Вот им повелел Бог написать Его волю в письмена.

Штундист. Да.

Миссионер. А другим, Ему угодным и святым, велел изъяснить Тем же Духом Своим Святым эту волю. Иначе и быть не могло. Без правильного изъяснения воли Божьей, или писанного Слова Божья, было бы миру такое же горе, как если бы и не было писанного Слова Божья: злохудожество жизни нашей и немощность понимательной силы ума нашего дало бы Слову Божью только все свое и за этим „нашим“ совсем не видно было бы Слова Божья. Сколько ни есть умов, столько было бы и понимания его. Тут тогда вышел бы настоящий ад: что бы кто ни сделал, какое преступление не учинил бы, старался бы искренно или фальшиво и лукаво оправдывать свое поведение Словом Божьим и с формальной стороны все положительно преступники были бы правы. Какое тогда нашли бы себе утешение люди праведные, люди святые с действительно непорочной и ненарушенной совестью. Им было бы жить на земле более тяжелой мукой, чем самим грешникам будет когда то, после последнего решения Праведного Судьи, жить в аду. В таком отношении у людей не стоят и законы людские, законы земных царей: они имеют своих верных истолкователей и объяснителей, которые их крепко изучают, а законы Божественные – Писание Святое имело своих толковников, святых отцов и учителей Церкви. Их Писания толковые есть в Церкви Православной готовы, записаны все их объяснения до малейших крупиц под руководством и указанием Того же Всеблагого и Всесвятого Духа и собраны во едино, проверены и закончены на Вселенских Соборах. Теперь пастыри и учителя Церкви имеют все готовое и смело изучают, как слово Божье, также равноусердно должны изучать и все толкование его и мир смело может предаться их водительству и искать у них закона, как у самих уст Вседержителя.

Штундист. Все это приятно, положим, слушать, правдиво и жизненно вы говорите. А согласно ли все это будет со Словом Божьим? Вот что.

Миссионер. Совершенно согласно, оно само о себе говорит, что оно неисследимая глубина премудрости и разума Божья... Кто может исследовать ум Божий (Рим.11:34; 1Кор.2:16)? Никто, как только не те, через которых глаголет Дух Божий (1Пет.4:14; 1Кор.2:15). Говорит, что оно есть меч обоюдоострый, настолько опасный, что для непросвещенных – погибель (2Пет.3:16), а для просвещенных без благодатного объяснения – непостижимость (Деян.8:31).

Штундист. А разве Пастыри и просвещены все и научены все от Духа Святого?

Миссионер. Да, с ними та же благодать Божья, благодать Святого Духа со времени поставления на служение, что была и с Апостолами (Мф.28:19–20; Деян.20:28; Еф.4:11–14; 1Кор.4:1–3:9), и дана им, как Апостолам, на дело учения, управления, руководства и освящения паств их. А кроме того, они еще и изучают все то, что положено на Вселенских Соборах в деле объяснения Св. Писания. Значит, как видите пастыри обладают всем тем ведением, которое благоугодно было открыть Апостолам и их преемникам св. Боговдохновенным пастырям и учителям Церкви и в деле сем они авторитетнее всех мудрецов мира сего; конечно авторитетнее и всех простецов.

Штундист. Значит, мне нечего и толковать Св. Писание?

Миссионер. Об этом я и хотел говорить сию минуту. Совершенно нет в сем никакой надобности. Да с толкованием твоим скорее попадешь в погибель, чем наследуешь спасение. Кроме того, напрасна совершенно в деле таком трата времени, напрасная голове работа, а сердцу тревога, а иногда, при трудных для понимания местах, и немалая мука, ибо во всех посланиях Павла есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные к собственной своей погибели превращают, как и прочие Писания (2Пет.3:16), говорит об этом не кто-нибудь, а первоверховный апостол Петр, авторитет весьма великий, или превеликий. А другой авторитет св. апостол Лука, спутник Петров, и тоже учитель вселенной, говорит то же и о людях ученых, хотя бы они блистали и всей славой, хотя бы были и при дворах царских. Читай 8 главу Деяний, с 26-го стиха до конца главы. Увидишь здесь, что этот, описываемый там министр царицы Кондакийской, муж благочестивый (Деян.8:26), не мог понять из Писанья того, о чем читал, пока его не наставил Филипп, Божий посланник. Сам он о себе в 31 стихе и говорит: «Как мне понимать читаемое, если кто не наставит меня?» Почему бы постоянным читателям Слова Божья, хотя бы тебе и собратьям твоим, не иметь всегда ввиду этого? Не согрешили бы, а так у источника, вы жаждущие питья, жаждущие спасения погибаете. Берете в руки меч духовный, а не хотите поучиться, как владеть им, и погибаете. Можно ли давать дитяти в руки меч или огонь и оставлять дитя при этом без надзора и руководства старших? Да, доброе и неиспорченное дитя и само это чувствует сердцем, если не понимает умом, оно всегда поближе держится матери или отца, дающим ему всегда верную охрану, защиту и руководство, только злое дитя и испорченное в конец подальше держит себя от глаз и сердца родительского. Не то же ли сталось и с тобой и с братьями твоими, что с такими детьми? Им почему-то стало тяжело, несносно быть вместе со своими пастырями и они всеми силами льнут к кому угодно, хотя бы к первейшему врагу своему, только не к пастырям. Неужели из этого не можно понять и самому простому, но здравомыслящему, что сие не от Бога, а от того, кто хотел бы в один миг уничтожить и пастырей всех и всех пасомых, все Стадо Христово, все истинное христианство. То знай же, что читать Слово Божье спасительно для всякого кто есть в мире, но только непременно под руководством отцов духовных, пастырей Церкви, а особенно это должно быть руководство их в толковании Слова Божья. Толковать Слово Божье – это весьма трудное дело, это художество, так сказать, Божье. Можешь ли вот так, как стоишь у плуга, да и стать художником? Не можешь; да и ни в чем не станешь искусным без науки, а в сем деле нужна с наукой и благодать Божья. Хорош ли судья или народный начальник только и умеющий погонять волов у плуга? Как же можно быть проповедником и толкователем Писанья, если на то Господь не умудрит и не изберет? Как проповедовать, не будучи посланным (Рим.10:15)? Как учить других – разве все учителя? Не все. (1Кор.12:29) и не многие (Зах.3:1), а только те именно, которые этой чести удостоены законом, как Аарон (Евр.5:4), которые поставлены Самим Богом (Деян.20:28). Помните же это и крепко помните, что вы вполне несчастны, что оставили пастырей Церкви, а их не отрекаться, а принимать нужно, как Ангелов Божьих, как Самого Христа, не устремляться нужно против них с готовностью вынуть им глаза, как это у вас бывает, а с готовностью отдать им все (6:6; 1Кор.9:11), с готовностью за них отдать и свои глаза (4:14–15) за ту превеликую пользу, которую они приносят вам (1Кор.9:11, 5:12–13; Еф.4:11–15), какой никто из смертных, даже никто из Ангелов, не силен и не может вам оказать. Вот почему доброненавистник и губитель душ человеческих дьявол и тщится так разъединять пастырей и стадо их духовное – для верной погибели. Стадо в разлучении с пастырем (Притч.28:13; Лк.13:3; Деян.2:38, 13:10; 2Кор.7:10; Откр.2:5; Евр.3:6–14, 5:8–9; Кол.1:22–23, 2:6–8; Еф.2:21–22). Прочтите еще эти места Священного Писания, мною вам выставляемые, и вы поймете, что вся сила дела нашего спасения не в чтении Священного Писания, а в верности Христу, его святой Церкви, в твердом содержании воспринятой в таинстве Крещения веры, в совершенном подчинении пастырям Церкви, в пользовании всеми теми средствами, которые принес на землю Сын Божий. Это все, когда вы внимательно прочитаете, может отрезвить ваш испорченный гордостью ум (Мф.7:21–27), вы увидите, что вы еще не знаете то, что надлежит вам знать, как должно (1Кор.2:5–7), может открыть ваши очи мысленные, очи духовные и вы увидите, в вере ли вы (Иуд.1:17–19), увидите, если будете при сем усердно молиться, поймете, как опасно ходите (Еф.5:10–15), и можете слезами своего покаяния призвать на себя ту Божественную благодать, которой теперь самовольно, как блудный сын отчего благословения, лишились, и она поставит вас вновь при помощи пастыря вашего духовного, на ту стезю спасительную, на тот путь, которым доселе, пока не познакомились с духовными озорниками, с прелюбодеями слова Божья – штундистами, хорошо шли (Гал.5:7). Буди, буди!

Окружной миссионер, свящ. Савва Богданович,

Член Государственной Думы


Источник: Беседа миссионера со штундистом о том, что право проповедывать и объяснять слово божие принадлежит не кому-либо иному, а только церкви - ее пастырям / [Соч.] Киев. епархии свящ. Саввы Богдановича. - 1-е изд. - Киев: тип. Киево-Печ. Усп. лавры, 1908. - 16 с.

Комментарии для сайта Cackle