Азбука веры Православная библиотека святитель Серафим (Соболев) Новые сведения о взглядах архиепископа Богучарского Серафима (Соболева) на проблемы Русской Православной Церкви



Вестник ПСТГУ

Новые сведения о взглядах архиепископа Богучарского Серафима (Соболева) на проблемы Русской Православной Церкви

Публикуемый документ – письмо известного подвижника благочестия епископа (впоследствии архиепископа) Серафима (Соболева) архиепископу Вениамину (Федченкову). Причина появления письма – звучавшие со стороны архиепископа Вениамина обвинения в ереси в адрес митрополита Антония (Храповицкого). Епископ Серафим, будучи противником учения митрополита Антония об искуплении, тем не менее высказался против подобных обвинений. Епископ Серафим приводит в своем письме ряд интересных фактов, характеризующих отношение праведного Иоанна Кронштадтского к архиепископу Феофану (Быстрову) и Г. Распутину.

Архиепископ Серафим (в миру Николай Борисович Соболев) является одним из наиболее почитаемых в Болгарии и в России подвижников благочестия и одним из наиболее авторитетных апологетов православия.

Иерарх родился в 1881 г., окончил Рязанскую духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. В 1908 г. за сочинение «Учение о смирении по Добротолюбию» удостоен ученой степени кандидата богословия. В 1908 г. был рукоположен во иеромонаха, затем преподавал в Пастырском училище в Житомире, в Калужской и Костромской духовных семинариях. С 1912 г. о. Серафим был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Воронежской духовной семинарии. Вместе с отступавшими войсками генерала А. И. Деникина архимандрит Серафим уехал на юг России. В соответствии с решением Высшего Церковного Управления на юге России, в день Покрова Пресвятой Богородицы 1920 г. архимандрит Серафим был рукоположен во епископа Лубенского, викария Полтавской епархии. В ноябре того же года архипастырь покинул Россию, а в 1921 г. возглавил русские приходы в Болгарии. В том же году иерарх был переименован Патриархом Тихоном во епископа Богучарского. В 1938 г. за сочинение «Новое учение о Софии Премудрости Божией» удостоен ученой степени магистра богословия и был включен в состав Ученого комитета при Архиерейском Синоде Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ). В 1944 г. архиепископ Серафим перешел из ведения Архиерейского Синода в подчинение Московского Патриархата. Скончался архипастырь в день Торжества православия 26 февраля 1950 г. В 2010 г. имя архипастыря было включено в святцы Русской православной Церкви заграницей (РПЦЗ).

Архиепископ Серафим известен как автор ряда сочинений. Архипастырю принадлежат труды против учения митрополита Антония об искуплении и против учения протоиерея Сергия Булгакова о Софии. Идеалы православной монархии святитель высказал в сочинениях «Русская идеология» и «Об истинном монархическом миросозерцании». В 1948 г. архиепископ принял участие во Все православном совещании в Москве, где выступил с докладами об англиканской иерархии, об экуменическом движении и новом календарном стиле. В последние годы жизни иерарх активно выступал против обновленческих тенденций в Болгарской Православной Церкви.

При этом исследователям фактически неизвестно эпистолярное наследие архиепископа Серафима. Главным препятствием на пути к исследованию писем архипастыря является то, что архив русского прихода в Софии был разрушен вместе со Свято-Никольским храмом во время налета британской авиации 30 марта 1944 г. Не сохранилось в архивах русского подворья в Софии и писем архиепископа Серафима в период с 1944 по 1950г.

В настоящее время письма архиепископа Серафима рассеяны по разным архивам. Часть писем хранится, например, в архиве Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, часть – в различных фондах Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), часть – в зарубежных архивах.

Понятно, что письмо любого подвижника благочестия представляет для Церкви большой интерес. Однако письмо, помещенное ниже, имеет особое значение. Редко, когда в одном письме удается узнать позицию автора сразу по целому ряду ключевых вопросов церковной жизни. В данном случае мы имеем дело именно с таким документом.

Письмо было написано епископом Серафимом (Соболевым) своему академическому товарищу архиепископу Вениамину (Федченкову) 12 февраля 1934 г. К тому времени архипастыри оказались по разные стороны баррикад. Архиепископ Вениамин согласился с требованием митрополита Сергия (Страгородского) предоставить подписку о лояльности большевикам и находился в ведении Московской Патриархии. Местом служения иерарха поначалу был Париж, где архиепископ Вениамин основал храм Трех Святителей. В 1933 г. архипастырь был назначен митрополитом Сергием (Страгородским) Экзархом Московского Патриархата в Северной Америке.

Епископ Серафим отказался предоставить подписку о лояльности и в момент написания письма находился в подчинении Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви.

Поводом для письма стали обвинения в ереси в адрес Председателя Архиерейского Синода РПЦЗ митрополита Антония (Храповицкого). Будучи противником юридической теории искупления, митрополит Антоний в своих сочинениях «Опыт христианского катехизиса» и «Догмат искупления»11 сделал акцент на Гефсиманском борении Христа как моменте Его наивысших страданий.

Учение митрополита Антония было по-разному встречено в научно-богословских кругах. Высоко оценили сочинения Первоиерарха РПЦЗ Антиохийский Патриарх Григорий IV2, митрополит Евлогий (Георгиевский), епископ Гавриил (Чепур) и др.

С другой стороны, в адрес митрополита Антония стали звучать обвинения в принижении значения Голгофской Жертвы. Некоторые противники митрополита Антония (как правило, из враждебных РПЦЗ юрисдикций) даже обвиняли его в ереси 3. Но и в РПЦЗ не все были согласны с новым учением, например архиепископ Анастасий (Грибановский), святитель Иоанн (Максимович). Наиболее активно выступили против учения митрополита Антония архиепископ Феофан (Быстров) и епископ Серафим (Соболев). Совместно иерархам удалось добиться того, что 22 апреля 1926 г. митрополит Антоний отказался от идеи заменить своим катехизисом катехизис святителя Филарета (Дроздова)4. На закрытом заседании Архиерейского Синода в 1927 г. архиепископ Феофан и епископ Серафим выступили с докладами против учения митрополита Антония5.

В результате Русская Зарубежная Церковь так официально и не приняла катехизис митрополита Антония.

Однако в 1927 г. отношения между архиепископом Феофаном и епископом Серафимом стали ухудшаться. Причиной тому стали слишком резкие высказывания архиепископа Феофана относительно учения митрополита Антония, вплоть до обвинения в ереси. Епископ Серафим опасался предъявлять столь строгое обвинение.

В конце 1920-х гг. архиепископ Феофан отошел от участия в работе РПЦЗ.

С 1931 г. иерарх проживал в Кламаре (Франция), в 1939 г. переехал в Лимерэ-сюр-Луар недалеко от Тура. Отношения архиепископа Феофана с Архиерейским Синодом совершенно разладились. Проживая во Франции, архиепископ Феофан продолжал считать митрополита Антония еретиком, а затем стал выдвигать различные обвинения и в адрес Архиерейского Синода. Позицию архиепископа Феофана в отношении митрополита Антония разделял и архиепископ Вениамин (Федченков).

Узнав об этом, епископ Серафим 12 февраля 1934 г. направил письмо архиепископу Вениамину, где защищал митрополита Антония от обвинений в ереси. Кроме того, епископ Серафим привел в своем письме интересные факты из жизни праведного Иоанна Кронштадтского и архиепископа Феофана (Быстрова), высказал свое мнение относительно Распутина и возможности признания власти большевиков. Обращает на себя внимание тот факт, что епископ Серафим, выступая против признания архиепископом Вениамином коммунистической власти, тем не менее, продолжал считать его своим другом и молитвенником. Копия письма сохранилась у епископа Серафима. 18 сентября 1934 г. архипастырь, заверив эту копию, переслал ее в Архиерейский Синод РПЦЗ. Письмо архипастыря попало в Россию вместе с документами Архиерейского Синода, которые после Второй мировой войны были переданы Центральному государственном архиву Октябрьской революции (ныне ГА РФ). Письмо хранится в фонде 6343 «Архиерейский Синод Русской Православной Церкви заграницей» в деле № 283 «Письма архиепископа Серафима». В деле находятся переписка архиепископа (впоследствии митрополита) Серафима (Лукьянова), переписка с архиепископом (впоследствии митрополитом) Серафимом (Ляде). Здесь же находится и одно письмо архиепископа Серафима (Соболева), публикуемое ниже.

Публикация, вступительная статья и комментарии А. А. Кострюкова

Письмо епископа Серафима (Соболева) архиепископу Вениамину (Федченкову)

18 сентября 1934 г.

Архиепископу Вениамину 1934 12. II.

Секретно

К делу6

Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыко!

В 1932 г. в августе месяце прибывшие из Парижа на собор русских зарубежных архиереев Архиепископ Серафим [Лукьянов]7, Епископ Николай [Карпов]8 Лондонский и Епископ Тихон [Троицкий]9 Сан-Францисский, ныне Северо-Американский, передали остальным членам Собора, что архиепископ Феофан [Быстров]10 Полтавский всех нас, своих братьев-архиереев, считает еретиками и масонами, а на одного из нас возвел безумную клевету, будто бы он участвовал в отравлении одного архиерея, конечно умершего своею естественною смертью.

Особенно сильно сравнительно с другими архиереями Архиепископ Феофан злословит Митрополита Антония, меня, Тебя и Архиепископа Анастасия. В ответ на эти заявления выше обозначенных трех архиереев члены Собора высказались в том смысле, что Архиепископ Феофан находится в очень опасном и пагубном состоянии и что за него надо молиться Богу. Все это я говорю Тебе потому, что надо относиться к его обвинениям нас в ереси и пороках крайне осторожно, ибо он ревнует о славе Божией не из любви ко Христу, а на почве только своего тщеславия и совершенно расстроенного своего душевного состояния. К тому же надо иметь в виду, что он сам раньше был склонен всецело разделять заблуждение имябожников, а еще раньше участвовал в гибели России чрез Распутина11, которого свел во дворец к Великой Княгине Милице Николаевне12, а последняя, в свою очередь, отвела Распутина и в Царский Дворец и познакомила его с Государыней. Да, следственная комиссия правительства Керенского оправдала в этом отношении Архиепископа Феофана, но ни суд человеческий и ни суд Божий.

В бытность свою студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии в одно из своих свиданий с отцом Иоанном Кронштадтским13 в алтаре Андреевского Собора я имел счастье беседовать с ним14. Отец Иоанн был очень внимателен ко мне. Но, когда я сказал великому Праведнику, что ему кланяется наш инспектор, отец Архимандрит Феофан, то у отца Иоанна вдруг резко изменилось выражение лица. С недовольным взором он очень резко спросил меня: «Это маленький, черненький, худенький?» Я ответил, что да. Сразу после этого отец Иоанн перестал со мной разговаривать и отошел от меня, не удостоив послать своего привета отцу Феофану. А между прочим, когда пред этим я сказал, что ему кланяется наш ректор15, о. Иоанн просил меня передать ему от него поклон.

У меня тогда же мелькнула мысль, что это за Распутина. Иной причины и не могло быть для такого отрицательного отношения отца Иоанна к отцу Феофану.

Следовало бы Архиепископу Феофану со слезами каяться день и ночь в том, что он сделал для России и всей нашей Русской Церкви через Распутина, чем заниматься обличением ересей, возводить чудовищные по своей глупости и злостности клеветы на своих братьев-архиереев, анархически совершать Божественную литургию на дому у себя без благословения своего правящего архиерея Архиепископа Серафима (Лукьянова), а себя считать чуть ли не единственным защитником Божественной Истины.

В своих осуждениях иерархов он все ссылается на свою совесть. Но надо иметь совершенно извращенную совесть, чтобы так гнусно пачкать людей и через это быть их нравственным убийцей. Куда после этого, если он не покается, пойдет его душа, когда умрет он? – Вот о чем ему надо бы подумать.

Я никому и никогда не заявлял, что считаю учение Митрополита Антония об искуплении вполне православным. Но и еретиком его не объявлял, как это делается Архиепископом Феофаном и Тобою. Не объявлял Митрополита Антония еретиком, во-первых потому, что святитель Афанасий Великий до осуждения Оригена Церковью «говорил о нем с уважением, объяснял его язык и защищал его от ложного понимания» (Ист[ория] Христ[ианской] Церкви Джемса С. Робертсона. Т. 1. Стр. 99. СПб., 1890), а святитель Григорий Неокесарийский Чудотворец на смерть Оригена говорил ему похвальное слово16. В жизнеописании Святителя Кирилла, (Архиепископа) Александрийского17 сообщается, с какою любовью и каким почитанием он относился к одному старцу, великому и популярному подвижнику, который учил, что упоминаемый в Библии Мельхиседек есть действительный Христос. Эта любовь Святителя Кирилла и его молитва, при содействии молитв самого заблуждавшегося старца, и обратила последнего на путь истины. Святая Церковь наша даже в числе прославленных ею святых имеет таких, мнения коих не совпадали с ее учением. Например, в творениях священномученика Иринея, Епископа Лионского, есть учение о тысячелетнем земном царстве Иисуса Христа (Сочинения священномученика Иринея, епископа Лионского. СПб. 1900 г. кн. 5-я против ересей, стр. 519–526). В творениях святителя Григория Нисского, в частности, в его разговоре с своею сестрою Макриною, на основании слов Апостола Павла: «Да будет Бог всяческая во всех» (1Кор. 15:28), выражается мнение о том, что некогда исчезнет зло и порок. Следовательно, прекратится и мучение. Правда, в том же разговоре и в других местах своих творений святитель Григорий Нисский учил о вечности мучений (Творения святителя Григория Нисского. О душе и воскресении, разговор с сестрою Макриною. Москва. 1862 г. стр. 275, 278–79). Тем не менее , Святая Церковь не скрыла от нас строк из творений сего святого отца о наступлении момента, когда будто бы исчезнет зло и прекратиться порок; и не почла их препятствием для включения Святителя Григория Нисского в число угодников Божиих.

Во-вторых, я не могу объявлять еретиком Митрополита Антония и потому, что он печатно объявил, что его учение об искуплении есть его частное богословское мнение, и просил его катехизис не вводить в учебные заведения в качестве учебника. Кроме того, он в том же своем учении об искуплении не отрицает спасительного значения для нас крестной смерти Спасителя, но больше придает значения в деле нашего искупления не человеческим, а гефсиманским страданиям на том основании, что душевные муки тяжелее телесных.

В своих же печатных проповедях и беседах, произнесенных в бытность свою ректором Казанской Духовной Академии, Митрополит Антоний в вопросе об искуплении держится общецерковного учения. Интересно обратить внимание на следующие выдержки из этих проповедей и бесед:

1) «Самая жизнь, – говорит он, – с настойчивостью подтверждает учение Божественного Писания о том, что природа наша повреждена грехом, что мы требуем благодатного обновления, высшей духовной помощи» (Сочинения Епископа Антония. Том 1 Слово в день сошествия Святого Духа 1887 г. стр. 20).

2) «Господь наш Иисус Христос взял на Самого Себя смерть всех людей и Сам умер за нас на кресте» (ibid. Слово в день Святителя Николая 6 декабря 1886 г. стр. 11).

3) «Ни один человек не мог своею праведностью загладить греховность всех, да еще ведь всякий человек рождается в грехе сам… Он (Сын Божий) от Чистой Девы был без мужа бессеменно принял в Себя естество человеческое. И затем не сотворил Сам ни единого греха, благоволил взять на себя вину всего человечества и страшными муками душевными и телесными удовлетворил правду Божию и искупил род человеческий от греха, проклятия и вечной смерти, примирив его с Богом… Своим крестным подвигом исполнил все то, что должны были претерпеть люди… Поэтому старайтесь чаще и внимательнее вдумываться в тайну искупления, вчитываясь в священные строки Евангелия, – особенно в те его главы, где описываются крестные страдания и смерть Господа нашего Иисуса Христа (ibid. Стр. 25–7. Беседа в неделю 4-ую святого поста произнесена в Санкт-Петербургском Казанском соборе в 1887 г.).

Устно в беседах с Митрополитом Антонием и письменно – только для него, я лишь говорил о несоответствии его учения учению святоотеческому.

Интересно отметить, что полтора года тому назад в беседе наедине с Владыкою Митрополитом я вновь об этом сказал ему. Причем он заявил мне, что не видит несоответствия в своем учении учению святых отцов Церкви. Этим заявлением Митрополит Антоний свидетельствует, что у него нет желания расходиться с святыми отцами Церкви; следовательно нет и настроения, свойственного еретикам, которые не стесняются открыто отрицать их авторитет.

Обо всем этом в кратком и существенном виде я хотел сказать на нашем соборе в 1928 г. и резюмировать свое отношение к учению Митрополита Антония в такой форме: несмотря на то, что это учение не совпадает с учением святоотеческим, тем не менее, я не могу Митрополита Антония называть еретиком. Но Архиепископ Феофан в самом начале моей речи о сем прервал меня, не дав мне говорить, и я замолчал. Таким образом, он сам воспрепятствовал соборному обсуждению сего вопроса.

Если Бог приведет дожить мне до падения советской власти – до прекращения кровавого гонения на Русскую Православную Церковь и до созыва свободного канонического Всероссийского Собора Церковного, то об этом, если будет нужда, скажу на сем соборе.

В заключение настоящего моего письма я должен сказать, что не следовало бы и Тебе объявлять еретиком Митрополита Антония не только в силу вышеизложенного мною, но и по той еще причине, что содеянный Тобою грех – признание советской власти и при том признание свободное и убежденное, тяжелее греха ереси. Этим признанием Ты сознательно и свободно санкционируешь бесчисленные злодеяния советской власти по уничтожению ею нашего русского православного народа и нашей русской Православной Церкви, осуждаешь бесчисленный и доблестный сонм новых мучеников и исповедников, пострадавших от советской власти, как кровавой гонительницы не только веры нашей, но и всего доброго на земле, и предаешь всю нашу Русскую Церковь во власть сатаны, ибо советская власть служит не Богу, а сатане, являясь властью безбожною и богоборческою. Я не буду распространяться о том, что представляет из себя советская власть. Это с исчерпывающей полнотою выяснил в своих статьях Архиепископ Серафим Парижский18.

Обличать в ереси Митрополита Антония после свободного признания советской власти, это значит замечать сучок в глазе брата своего и не видеть в своем собственном глазе бревна. Если даже и допустить, что Митрополит Антоний раскалывает один из каменей в основании Православной нашей Церкви, то Ты, признавши советскую власть, валишь в пропасть все церковное здание.

Смотри на эти строки письма моего, как на выражение моей любви к Тебе, ответ на Твою искреннюю братскую и дружескую любовь, которую Ты оказывал мне в наши студенческие годы, да и в последующее время. Я эту любовь никогда не забуду.

Если же означенные строки не найдут должного отклика в душе Твоей, и ты будешь ими огорчен, то тогда прости меня.

Всякий день усердно молюсь за Тебя, мой милый Владыко! И Тебя прошу не оставлять меня в молитвах Твоих. Тебе с любовью кланяется мой брат19, очень тяжко страдающий головными и желудочными болями после операции.

Храни Тебя Господь.

Любящий Тебя Твой брат о Христе

Епископ Серафим

1934 г. 14/27. II.

С подлинным верно:

P. S. Это письмо было отправлено мною Архиепископу Вениамину в ответ

на политическую в его журнале «За православие»20 заметку Архиепископа Полтавского Феофана с обвинением Митрополита Антония и меня в ереси.

Архиепископ Серафим. 1934. 18 сентября 21

ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 283. Л. 6 –9 об. Рукопись. Заверенная копия, постскриптум и подпись – автограф.

Ключевые слова Архиепископ Серафим (Соболев), митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Вениамин (Федченков), архиепископ Феофан (Быстров), прав. Иоанн Кронштадтский, Г. Распутин, учение митрополита Антония об искуплении, большевистская власть.

New information about views of archbishop of Bogucharsk Serafim (Sobolef) at the problems of the Russian orthodox church

The published document is the letter of famous orthodox bishop-podvizhnik

Seraphim (Sobolev) to archbishop Benjamin (Fedchenkov). The reason of the letter was accusations of “heresy”, sounding from archbishop Veniamin to metropolitan Anthony (Hrapovitsky). Bishop Seraphim, being the opponent of the expiation’s doctrine of metropolitan Anthony, has nevertheless spoken against such charges. In his letter bishop

Seraphim mentioned some interesting facts characterizing attitude of St. Righteous Joan of Kronshtadt to archbishop Theophan (Bistrov) and G. Rasputin.

The publication and the introductory article by A. A. Kostrjukov Keywords: Archbishop Seraphim (Sobolev), metropolitan Anthony (Hrapovitsky), metropolitan Benjamin (Fedchenkov), archbishop Theophan (Bistrov), St. Righteous Joan of Kronshtadt, G. Rasputin, the expiation’s doctrine of metropolitan Anthony, bolshevist power.

* * *

1

См.: Антоний (Храповицкий), митр. Опыт христианского катехизиса // Никон (Рклицкий), архиеп. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1961. Т. 8. С. 11–171; Антоний (Храповицкий), митр. Догмат искупления // Там же. С. 143–288.

2

ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 6. Л. 344–345.

3

См.: «Карловацкий Собор» // Последние новости. 1926. № 1945; НПВ Карловацкий церковный раскол // Последние новости. 1926. № 1969; СС Заграничное русское архиерейское сборище в Сремских Карловицах // Утренняя заря. 1926. № 8. С. 125.

4

См.: Бэттс Р, Марченко В. Духовник царской семьи. Святитель Феофан Полтавский.

Платина: Братство прп. Германа Аляскинского; М.: Российское отделение Валаамского Общества Америки, 1994. С. 102.

5

См.: Серафим (Соболев), архиеп. Искажения православной истины в русской богословской мысли. София, 1943. С. 6.

6

Пометка секретаря от руки.

7

Серафим (Лукьянов Александр Иванович) (1879–959), митрополит. Окончил Саратовскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию с ученой степенью кандидата богословия (1904). Пострижен в монашество в 1902 г., рукоположен в сан иеромонаха в 1903 г.

Преподавал в Уфимской духовной семинарии, был ректором Таврической и Саратовской уховных семинарий. В 1914 г. рукоположен во епископа Сердобольского, викария Финляндской епархии. С 1917 г. временно управляющий Финляндской епархией, с 1918 г. епископ Финляндский и Выборгский, с 1920 г. в сане архиепископа, с 1921 г. глава автономной Православной Церкви в Финляндии. С 1923 г. лишен кафедры финским правительством, проживал в Коневском монастыре. С 1926 г. настоятель прихода в Лондоне, викарий митрополита Евлогия, с 1927 г. проживал в Париже. В 1927–945 гг. возглавлял Западноевропейскую епархию РПЦЗ. В 1945 г. принят в юрисдикцию Московской Патриархии. С 1946 г. митрополит, Патриарший экзарх Западной Европы. В 1949 г . уволен на покой. На некоторое время вновь перешел в РПЦЗ. В 1954 г. переехал в СССР. С 1956 г. проживал в Гербовецком монастыре в Молдавии.

8

Николай (Карпов Иван Ильич) (1891–1932), епископ. Окончил Тобольскую духовную семинарию и Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1917).

Пострижен в монашество в 1913 г., рукоположен во иеродиакона в 1913 г., во иеромонаха – в 1916 г. С 1920 г. в эмиграции, был преподавателем и инспектором Битольской духовной семинарии. В 1923 г. Архиерейским Синодом РПЦЗ возведен в сан архимандрита. С 1929 г. епископ Лондонский, викарий Западноевропейской епархии РПЦЗ.

9

Тихон (Троицкий Александр) (1883–1963), архиепископ. Окончил Костромскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1908). В 1905 г. пострижен в монашество, в том же году рукоположен во иеродиакона, в 1908 г. – во иеромонаха. Преподавал в Таврической духовной семинарии, был инспектором Волынской, затем Харьковской духовных семинарий. С 1910 г. в сане архимандрита. С 1920 г. в эмиграции, проживал в Югославии. В 1925–1926 гг. – в числе братии Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. С 1930 г. епископ Сан-Францисский, викарий Североамериканской епархии РПЦЗ.

В 1933–934 гг. временно управляющий Североамериканской епархией. С 1934 г. архиепископ Сан-Францисский и Западно-американский. Постоянный член Архиерейского Синода РПЦЗ.

10

Феофан (Быстров Василий Дмитриевич) (1873–940), архиепископ. Окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В 1898 г. пострижен в монашество и рукоположен в сан иеромонаха. В 1901 г. возведен в сан архимандрита и назначен и. д. инспектора академии. В 1905 г. удостоен ученой степени магистра богословия. В том же году назначен экстраординарным профессором и инспектором академии. С 1909 г. ректор Санкт-Петербургской духовной академии. В 1909 г. рукоположен во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии. С 1910 г. епископ Таврический и Симферопольский, с 1912 г. епископ Астраханский, с 1913 г. епископ Полтавский и Переяславский. С 1918 г. в сане архиепископа. В 1919 г. эмигрировал, жил в Константинополе, затем в Королевстве СХС. С 1925 г. проживал в Болгарии, с 1931 г. – во Франции.

11

Распутин Григорий Ефимович (1872–1916), крестьянин Тобольской губернии. Обладал способностью останавливать кровь у больного гемофилией царевича Алексея, вследствие чего вошел в доверие к Царской семье. Получил влияние на государственные и церковные дела, своим поведением дискредитировал императорскую власть. Убит заговорщиками.

12

Милица Николаевна (1866–1951), великая княгиня, дочь черногорского князя Николая I Петровича, супруга великого князя Петра Николаевича.

13

Иоанн Кронштадтский (Сергиев Иван Ильич) (1829–1908), святой. Митрофорный протоиерей, духовный писатель. С 1855 г. служил в Андреевском соборе г. Кронштадта, с 1894 г. настоятель Андреевского собора. С 1907 г. член Св. Синода.

14

О неоднократных посещениях Н. Б. Соболевым в годы учебы в академии праведного Иоанна Кронштадтского свидетельствует и ученик архиепископа Серафима архимандрит Пантелеимон (Старицкий) (см.: Пантелеимон Старицкий), архим. Воспоминательное слово в первую годовщину после кончины архиепископа Серафима (Соболева) // Жизнь, чудеса и заветы архиепископа Серафима (Соболева). София: Девичий монастырь Покрова Пресвятой Богородицы; Изд-во св. апостола и евангелиста Луки, 2001. С. 21).

15

Сергий (Тихомиров Сергей Алексеевич) (1871–1945), митрополит. Окончил Новгородскую духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. В 1896 г. пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона и иеромонаха. С 1896 г. инспектор Санкт- Петербургской духовной семинарии, с 1899 г. ректор СПбДС в сане архимандрита. В 1905 г. удостоен ученой степени магистра богословия и назначен ректором СПбДА. В 1905 г. рукоположен во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии. С 1908 г. епископ

Киотский, с 1912 г. епископ Токийский и Японский. С 1940 г. на покое.

16

См.: С в. Григорий Чудотворец. Благодарственная речь Оригену // Творения святого Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского. Пг.: Тип. М. Меркушева, 1916. С. 18–2.

17

См.: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству четьих-миней св. Димитрия Ростовского. Кн. 10. М.: Синодальная типография, 1913. С. 174.

18

О позиции главы архиепископа Серафима (Лукьянова) относительно большевистской власти см.: Серафим [Лукьянов], архиеп. Церковь и советская власть. Белград, 1933; Днепров Р.

Беседа с архиепископом Серафимом // Церковные ведомости. 1930. № 15–16. С. 8.

19

Сергий (Соболев Михаил Борисович) (†1948), архимандрит, младший брат архиепископа Серафима. Окончил Рязанскую духовную семинарию, рукоположен во иеромонаха в Воронеже в 1916 г. С 1920 г. в эмиграции. Служил в русском храме в Софии, до 1936 г. был настоятелем Александро-Невского Ямбольского монастыря, в 1936–944 –настоятелем Михаило-Архангельского Коколянского монастыря. С 1944 г. в юрисдикции Московской Патриархии.

20

Журнал «За Православие» выпускался Трехсвятительским подворьем в Париже в 1927–1933 гг. нерегулярно и небольшим тиражом. Номер, упомянутый архиепископом Серафимом, не обнаружен.

21

Со слов: «С подлинным верно…» и до конца документа текст написан рукой архиепископа Серафима (Соболева).


Источник: Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 5 (42). С. 124–133.

Комментарии для сайта Cackle