Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Серафим (Соболев)По поводу Катехизиса митрополита Антония


святитель Серафим (Соболев)

По поводу Катехизиса митрополита Антония

При чтении катехизиса Высокопреосвященнейшего Митрополита Антония мною было обращено особенное внимание на объяснение Высокопреосвященным автором вопросов, связанных с искупительным делом нашего Спасителя, а именно – об искуплении нас от клятвы, о первородном грехе, о страданиях Христа в саду Гефсиманском и Голгофской Жертве.

Я присоединяюсь к критическому взгляду Высокопреосвященнейшего Архиепископа Феофана Полтавского на объяснение сих вопросов Высокопреосвященнейшим Митрополитом Антонием. От себя позволю высказать только несколько слов в защиту катехизического учения Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета относительно искупления нас Господом Иисусом Христом от клятвы в противовес взгляду, выраженному в катехизисе Высокопреосвященнейшего Митрополита Антония при объяснении им 3 и 4 членов Символа веры.

Здесь (С. 35) на вопрос: От чего именно спасти человеков пришел на землю Сын Божий? Высокопреосвященный автор отвечает: от греха и вечной смерти. В своем же катехизисе Выскопреосвященнейший Митрополит Филарет на сей вопрос отвечает так: от греха, проклятия, и смерти.

Таким образом, по учению Высокопреосвященнейшего Митрополита Антония, проклятия Богом людей не было, а потому и незачем было нашему Спасителю спасать людей от проклятия. В своем кратком пояснении допущенных видоизменений в катехизисе Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета, Высокопреосвященнейший Митрополит Антоний говорит:

Господь Адама не проклинал, а только змия (а впоследствии братоубийцу Каина) и сказал, что за грех прародителей проклята земля, т.е. обречена на сравнительное бесплодие; приводимые далее в катехизисе слова: Христос ны искупил есть от клятвы законныя, т.е. закона Моисеева, касаются .известных слов Второзакония о несоблюдающих закона Моисеева и в нашем опыте получают свое должное разъяснение. Так и св. Иоанн Златоуст в беседе VI на творение мира неоднократно повторяет, что Бог не проклял ни Адама, ни Еву, а только змия и землю,– которую обрек на малоплодие (Т. VI. Кн. 2. СС. 814–817).

Прежде всего, мы должны сказать, что приводимые слова из т. VI, кн. 2-й творений св. Иоанна Златоуста в издании Миня приписываются Севериану, Епископу Гавальскому (см. примечание на С. 733 Т. VI, Кн 2. творений св. Иоанна Златоуста).

Но если даже относить сие цитируемое место к подлинным творениям св. Иоанна Златоуста, то и в этом случае они не дают основания утверждать, что Господь не проклял человека при его падении, а только змия и землю. В этом мы можем убедиться, если будем иметь в виду не отдельные выражения, а полностью все цитируемое место, хотя бы в его существенном виде, но в последовательном изложении.

Суд начался с виновника преступления,– с обольстителя… Первым словом змию было: проклят. И рече Бог жене: умножая умножу печали твоя и воздыхания твоя (Быт. 3:16). Бог не налагает проклятия на жену, чтобы она не рождала, потому что раньше благословил ее (Быт. 1:28)… Бог не проклинает тех, кого благословил. Что же делает? Он прилагает к ране чудные врачества – печали и скорбь… Итак, что же? Подвергся род женский осуждению, пребывает в печалях, и не разрешаются узы? Пришел Христос и разрешает узы… Так как Ева подверглась двойной клятве: печали и скорби о страданиях, Он указывает, на рождение, разрешающее те роды: Се зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус (Лк. 1:31). Он спасет людей Своих от грехов их (Мф. 1:21)… Бог оканчивает свой суд, а лучше сказать, – врачество покаяния, Адамом, говоря: проклята земля в делех твоих (Быт. 3:17). Опять благословленный не подвергается проклятию, а проклинается земля. Один согрешил, другая терпит казнь. Подобно тому как Евино проклятие, а лучше сказать – наказание (потому что это было не проклятие, а исправление), – итак, как Евино наказание: в болезнех родиши,– пребывает доселе… так точно и Адамово: проклята земля за тебя. Мы делаем беззакония, а земля несет казнь. Мы грешим, а земля подвергается проклятию… Не сказал Бог: проклята земля, потому что, оставаясь проклятою, она не приносила бы плода. Подобно тому как Христос сказал смоковнице: да николиже от тебе плода произойдет, и изше (Мф. 21:19), так сталось бы и с землею. Потому Бог говорит: в делех твоих (св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. VI. Кн. 2. СС 814–817).

Таким образом, цитируемое место не может быть основанием для утверждения того положения, что Бог не проклинал Адама и Еву, ибо здесь утверждается обратное, а касательно Евы даже говорится, что она подверглась двойному проклятию. Правда, здесь есть слова, что Бог не проклял Адама и Еву. Но они сказаны в том смысле, что Бог не проклинал Адама и Еву и землю так, как проклял змия, а в лице его диавола. Последнее проклятие было полным отчуждением от Бога. А проклятие наших прародителей, являясь врачебным наказанием, не отлучало их всецело от милостей Божиих, ибо оно не лишило их Божественного благословения произвести от себя потомство, и даже Спасителя мира, и пользоваться для поддержания своей жизни плодами земли.

Если мы обратимся к подлинным творениям св. Иоанна Златоуста, то найдем здесь ясное и определенное учение, что при падении своем Адам и Ева подпали Божественному проклятию. Так, в том же VI т. и 2-й книге его творений на С. 612, под заглавием: «Обозрение книги Бытия» мы читаем: Адам получает заповедь, и из ребра его создается жена, которая, будучи обольщена змием, обольщает мужа и, подвергшись вместе с ним проклятию, изгоняется из рая. А на С. 561 той же книги в беседе «Против оставивших церковь и ушедших на конские ристалища и зрелища» св. Иоанн Златоуст говорит: В пятницу, когда Господь твой был распинаем за вселенную, когда приносилась такая жертва и отверзался рай, и разбойник возводился в древнее отечество, и клятва разрешалась, и грех уничтожался, и долговременная вражда прекращалась, и примирение Бога с людьми совершалось, и все изменялось… тогда ты плененный диаволом повлекся на то зрелище.

Точно так же вместе с другими св. Отцами учит по сему вопросу и св. Ефрем Сирин, который в своем слове на Великий Пяток говорит: Праведным судом Божиим главы грешников, в лице первого родоначальника праведно поражены проклятием: «проклята земля в делех твоих, терние и волчцы произрастит тебе» (св. Ефрем Сирин. Слово III на Св. Великий Пяток // Собрание поучений на дни воскресные и праздничные и дни Св. Четыредесятницы. К.: Киево-Печерская Лавра, 1903. С. 369).

Таким образом, из учения св. Отцов Церкви явствует, что Господь спас нас не только от греха и вечной смерти, но и от проклятия.

Впрочем, указывая на сие Святоотеческое учение, мы не исчерпываем всего того, что содержится у св. Отцов по данному вопросу. На основании Слова Божьего св. Отцы не только учат, что Господь спас нас от проклятия, но свидетельствуют, что смерть Иисуса Христа избавила нас от проклятия, как самого первого и основного зла, происшедшего от греха Адама (св. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. М., 1891. СС. 11, 50). И не потому только проклятие Божие оказалось таким злом, что люди стали в болезнях рождать детей, в поте лица своего стали обрабатывать землю и и были изгнаны из рая. Эти наказания – внешнего порядка. Ужас проклятия заключался в том, что оно отняло у первых людей и всего их потомства благодать Божию, как внутренний источник их райского блаженного единения с Богом. Правда, о сем проклятии Божием со стороны его внутренней сущности не говорится в Библии при повествовании о падении наших прародителей. Но что это так, об этом свидетельствует учение Христа Спасителя, Апостолов и святых Отцов Церкви – ибо не в Ветхом, а в Новом Завете раскрыто учение о благодати, которое может быть воспринято только благодатным разумом человека.

О сей благодати нашему Господу угодно было сказать: Веруяй в Мя, якоже рече Писание, реки от чрева его истекут воды живы (Ин. 7:58). Ее имел в виду Господь, как цель Своих страданий, когда говорил ученикам: Уне есть вам, да Аз иду. Аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам; аще ли же иду, послю Его к вам (Ин. 16:7). Указывая на значение сей благодати Апостол Павел сказал: Явися бо благодать Божия, спасительная всем челоком, наказующе нас, да отвергшеся нечестия и мирских похотей целомудренно и праведно и благочестно поживем в нынешнем веце, ждуще блаженного упования и явления славы Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. 2:11-13).

Сообразно с сими словами Спасителя и Апостола св. Симеон Новый Богослов учит: То и было целью и концом домостроительства Христова, чтобы верующие принимали Духа Святаго в души свои, и чтобы Сей Дух Святый был как бы душою нашей души, и чтобы действием Сего Духа мы переплавлялись, пересозидались и обновлялись по уму, совести и по всем чувствам (Слова св. Симеона Нового Богослова). А Преподобный Серафим Саровский некогда сказал: Цель нашей жизни христианской заключается в стяжании благодати Святаго Духа (Серафимо-Дивеевская летопись. Беседа Преподобного Серафима с Мотовиловым).

Если иметь в виду указанные свидетельства Божественного Писания и св. Отцов вместе с свидетельствами новозаветных писаний, что сия великая благодать Святаго Духа излилась на Апостолов в 50-й день, а потом стала изливаться в Церкви на каждого верующего в Таинствах крещения и миропомазания, то будет ясно, что этой перерождающий внутренней благодати в Ветхом завете после падения наших прародителей не было, в отличие от благодати внешнего промышления и предваряющей, о которой говорят прп. Иоанн Кассиан (Писания прп. Иоанна Римлянина. М., 1892. СС. 409–419) и еп. Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения. М., 1891. С. 52). В Ветхом завете,– говорит блж. Диадох,– благодать действовала совне, а грех действовал внутри человека – в сердце его. В Новом же завете после крещения наоборот: грех действует совне, а благодать действует внутри человека  (Добротолюбие Т. 5. Гл. 76. Учение св. Макария Великого и св. Феофана Затворника. Начертание христианского нравоучения. М., 1891. С. 52).

Таким образом эта внутренняя благодать была присуща нашим прародителям только до их падения. Она была главным и внутренним источником всех райских неизреченных благ первых людей, соединяя их с Богом, осиявая их Божественною славою и наполняя их жизнь совершенным небесным блаженством.

Но насколько велико было райское блаженство наших прародителей от благодати до их падения, настолько же велико было несчастье их после падения от лишения сей благодати. В силу этого лишения они утратили истину Божественного ведения, ибо Дух Святый есть Дух Истины (Ин. 14:17; 16:15), они оказались бессильными в борьбе со грехом и сделались его рабами, и чрез то рабами диавола, ибо Дух Святый есть сила (Лк. 24:49), которою облек Господь Апостолов и облекает всех верующих для победы над злом. Скорби и слезы стали их уделом и уделом всех людей, ибо Дух Святый, как учит Господь, есть Дух Утешитель (Ин. 14:16). Трудно изобразить все ужасные последствия, происшедшие в жизни людей, когда оставила их благодать Святаго Духа. Самое ужасное несчастье состояло в том, что мы подпали силе духовной смерти, ибо единение наше с Богом, Источником святой и блаженной жизни, было прервано.

Впрочем, и этот ужас не исчерпывал окончательно всей силы проклятия в его существе. Сие ужасное несчастье не ограничивалось земною жизнью человека. Оно переходило в загробный мир. От него не освобождались такие великие праведники, каковыми были многострадальный Иов и св. Иоанн Креститель. И для них были закрыты двери райского небесного блаженства, и они, не имея благодати – этого, по учению Ап. Павла, залога будущего блаженства (2 Кор. 5:5), после своей смерти сошли во ад, откуда были изведены вместе со всеми ожидавшими с верою пришествия Христа, только после Его смерти, которая уничтожила проклятие и положила начало для нового, опять благодатного и блаженного единения людей с Богом и здесь и в будущей жизни.

Из вышесказанного видно: можно ли утверждать, что после падения Адама и Евы они со всем своим потомством не подверглись проклятию? Ведь проклятие есть в своей сущности и, как свидетельствует самое слово: «анафема», отлучение людей от Бога. Говорить, что Бог не проклял людей, это значит допускать в известной мере мысль, что люди и после падения остались в прежнем единении с Богом, а потому по своей природе не изменились, оставшись истинными чадами Божиими и наследниками вечного небесного блаженства.

Если бы это было так, то зачем Ап. Павлу надо было говорить, что Господом Иисусом Христом разорено средостение ограды (Еф. 2:14) и водворен мир между Богом и человеком (Рим. 5:1,10-11)? Зачем в таком случае Ап. Павел в I своем послании к Коринфянам говорит: Но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1 Кор. 6:11); а во II послании к Коринфянам он называет нас новою тварью (2 Кор. 5:17) и требует от нас, как о сем говорится в его послании к Римлянам, чтобы грех не царствовал более в смертном нашем теле (Рим. 6:12). И как объяснить тогда слова сего Апостола в послании к Евреям, что теперь мы имеем свободу входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою (Евр. 10:19-20).

Значит, до искупительной смерти Христа мы не могли иметь доступа во святилище, т.е. небо: оно было закрыто для нас, ибо, по учению того же Апостола Павла, все мы согрешили и лишены были славы Божией (Рим. 5:25). Значит, до святого Крещения мы были нечисты, ветхою тварью по природе, в которой царствовал грех, почему Апостол Павел в своем послании к Ефесянам сказал: В нихже и мы вси жихом иногда в похотех плоти нашея, творяще волю плоти и помышлений, и бехом естеством чада гнева, якоже и прочии (Еф. 2:1-3). Ясно отсюда: такими мы были потому, что после падения наших прародителей было уничтожено единение наше с Богом, и мы оказались под клятвою, о которой говорит св. Апостол Павел и своем послании к Галатам (Гал. 3:10) и об искуплении нас от каковой он говорит в том же послании в словах: Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва (Гал. 3:13).

Выскажем в заключение свое суждение касательно означенных слов апостола Павла.

Для нас не может быть приемлемым толкование этих слов Ап. Павла Высокопреосвященнейшим Митрополитом Антонием, которое допущено в его катехизисе, при объяснении 4 члена Символа веры на СС. 43–49:

О каком же искуплении нас Христом от клятвы,– спрашивает здесь Высокопреосвященный автор,– писал Ап. Павел к Галатам: Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва (Гал. 3:13)? Здесь, отвечает Высокопреосвященный Владыка, речь идет об ином проклятии, чем проклятие Божие змию и земле после грехопадения прародителей: клятва законная была возглашена на горе Гевал и записана во Второзаконии. Представители народа возглашали проклятия убийцам, прелюбодеям и другим преступникам (Втор. 27:13-26) и в заключение возгласили: Проклят, кто не устоит в словах этого закона (ср. Дан. 9:11).

Итак, по учению Высокопреосвященного Митрополита Антония выходит, что Ап. Павел говорит здесь об искуплении Господом от клятвы законныя, которая лежала на иудеях, и притом не на всех, а только на тех из них, которые повинны были в уголовных преступлениях.

Мыслить так не позволяет нам общечеловеческое значение искупительного дела нашего Спасителя. Объясняя данные слова из послания Ап. Павла к Галатам, еп. Феофан Затворник говорит:

Искупление Господне обнимает весь род человеческий, начиная с первого человека до последнего, и сила его простирается на всю вечность. Ограничиться одними иудеями в этом месте заставила Апостола цель речи, – ненужность закона. Впереди он разъяснил, что закон, ветхозаветное учреждение, не оправдывал и не спасал сам собою, а только верою в грядущего Господа; сам же по себе, один, он тяготел только клятвою над всеми. Теперь мы обратились к Нему (Христу) и верою в Него оправдываемся, освящаемся и предотвращаем всякую законную клятву. Клятва законная,– продолжает еп. Феофан Затворник,– идет по пятам всякого преступника закона. Она срощена с преступлением закона, как благословение срощено с исполнением его. В раю сказано было: В онь же аще день снесте, смертию умрете (Быт. 2:37). Это клятва, которая и вступила в силу вслед за вкушением. В законе прописанная клятва известна. И на язычниках лежала клятва, только не чрез писанный закон, а чрез закон совести. Ибо угрызение совести, что есть другое, как не действие клятвы, положенной правдою Божиею за всякое преступление закона? И под Евангелием сущие не свободны от клятвы, коль скоро не исполняют заповедей Евангелия (см. Пространное толкование ап. Павла к Галатам. М., 1889. СС. 222–223, 225–226).

Таким образом, Ап. Павел, как свидетельствует еп. Феофан, в данном месте своего послания к Галатам далек был от мысли учить, что Господь искупил нас только от клятвы, провозглашенной на горе Гевал и простиравшей свое действие только на уголовных преступников из иудеев. Ап. Павел выражает здесь ту догматическую истину, что мы искуплены от того проклятия, которое наложено Богом за грехопадения прародителей на всех людей и на все времена и от которого мы избавляемся смертию Христа, исполняя заповеди Божии и вообще усвояя искупительные заслуги нашего Спасителя.

С таким именно пониманием сей догматической истины св. Церковь побуждает нас молиться в акафисте Пречистой Деве Марии в дивной своей Богородичной песне: «Высшую небес», влагая в наши уста слова: Ею же клятва исчезнет, в первом случае, и Избавльшую нас от клятвы. С таким же значением употребляются в наших церковных богослужениях вообще и, в частности, в богослужениях Страстной седмицы слова Ап. Павла: Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва.

Таково наше понимание сего догматического вопроса, которое принадлежит нам, потому что оно соответствует учению св. Отцов нашей Православной Церкви.

Варна, 12 августа 1925 г.

Помощь в распознавании текстов