святитель Сильвестр (Малеванский)

I. Учение мужей апостольским

§ 97. А. О Сыне Божием

Средоточным пунктом в учении мужей апостольских о Троице является Иисус Христос, как историческая личность, представлявшая Собой Бога, явившегося во плоти для спасения мира. Признавая же в Нем истинного Бога, они, понятно, отличают Его от Бога Отца, Который Сам не воплощался и не страдал, но Который послал Его, как Своего единородного Сына, в мир для воплощения и страдания за грехи людей. Делая же такое различие между Сыном и Отцом по домостроительству спасения людей, они вместе с сим естественно поднимаются своей мыслью дальше или выше этого, и признают такое же различие Сына Божия от Бога Отца в самой глубине божеского существа независимо от временного проявления Его в домостроительстве. Эта мысль о явившемся во времени Христе, как истинном Боге, и как отличном от Бога Отца предвечном Сыне Божием, с совершенной, а иногда даже поражающей, ясностью выражается, как сейчас увидим, во всех писаниях мужей апостольских, несмотря на то, что она здесь большей частью встречается только как бы случайно или мимоходом, в виде одних отрывочных афоризмов.

«Иисус», по учению ап. Варнавы, «не (простой) сын человеческий, но Сын Божий, явившийся.... во плоти367. Если бы Он не пришел во плоти, то как бы люди могли остаться живыми, взирая на Него, когда и те, которые смотрят на имеющее некогда уничтожиться солнце – дело рук Его, не могут прямо смотреть на лучи его368? Но так как могут сказать, что Христос есть Сын Давидов, то, опасаясь этого и зная заблуждение грешников, Сам Господь говорит: Господь сказал Господу Моему: «седи одесную Мене»369. Пришедше же во плоти, чтобы упразднить смерть370, Он пострадал не ради кого-либо иного, а только ради нас, и пострадал несмотря на то, что Он был Сыном Божиим371, Господом всей вселенной, Которому прежде устроения веков Отец говорил: сотворим человека по образу и по подобию нашему (Быт. 1, 26)372, и Господом, имеющим судить живых и мертвых373. Он, следовательно, был и истинным Богом и ипостасно отличным от Бога Отца Сыном Божиим, как по Своем воплощении, так и до воплощения, – прежде строения веков.

Эту же мысль о Сыне Божием и подобным же образом высказывает и Ерм. По его словам Сын Божий, Который явился в последние дни374, по Которого имя велико и неизмеримо и держит весь мир375, древнее всякой твари, так что Он присутствовал на совете Отца Своего о создании твари376. Следовательно, Он истинный Бог и прежде всякой мысли о создании твари существовал, как отличная от Бога Отца ипостась377.

По Клименту римскому «жезл величия Божия, Господь наш Иисус Христос378, страдания Которого, как Бога, были перед очами коринфян379, и кровью Которого, как Господней, искуплены все верующие и уповающие на Бога380, пришел в смирение, а не в блеске величия и великолепия, хотя и мог бы (так придти)381, будучи сиянием величия Божия, в котором, как в зеркале, видится чистое и пресветлое лице Божие и будучи столько превосходнее ангелов, сколько славнейшее перед ними наследовал имя. Ибо... о Сыне Своем так сказал Господь: Сын Мой ecu Ты, Аз днесь родш Тя (Пс 2, 7)382. Христос, следовательно, и по Клименту был истинным Богом и ипостасно отличным от Бoгa Отца Его Сыном, отображавшим в Себе всю полноту Его величия как до пришествия Своего на землю, так и после этого пришествия383.

Учение же св. Игнатия о божестве Сына Божия и предвечном Его существовании у Бога Отца еще яснее, выразительнее и полнее. Господь наш Иисус Христос, по его словам, это Бог во плоти, в смерти истинная жизнь, от Марии и от Бога384, истинный Бог385, Сын Божий и сын человеческий386, родившийся в последнее время от семени Давидова и Авраамля387. Он прежде век был у Отца и наконец явился видимо388. Превысший времени, безвременный для нас Он сделался видимым, неосязаемый, бесстрастный, для нас подвергся страданиям и все ради нас претерпел389. Он изшел от единого Отца, и в едином пребывает, и к Нему единому отошел390. И Бог явил себя чрез Него – Сына Своего, Который есть Слово Его вечное, произшедшее не из молчания, и Который во всем благоугодил пославшему Его»391. Сын Божий, следовательно, по неотразимо ясному учению св. Игнатия и явившись видимо – во времени, был истинным Богом и ипостасно отличным от Отца Своего, в Нем Себя открывшего, Сыном и от вечности был таковым, существуя у Отца Своего, при ипостасном Своем от Него отличии, в нераздельном с Ним единстве, как Его вечное Слово, произшедшее не из молчания, т. е. не такое Слово, которое произошло при посредстве какого то особого начала – молчания, а такое, которое произошло непосредственно из существа Отчего, – и опять, не такое, которое бы происходило случайно и временно, на подобие слова человеческого, обыкновенно возникающего только после перерыва молчания, а такое, которое произошло от вечности и было совечным или вечно соприсущим Богу, почему и названо вечным Его Словом (αύτοῦ λόγος άίδιος)392.

Эту же мысль о Христе выражает сжато и св. Поликарп смирнский, противопоставляя Иисуса Христа людям393, и называя Господом394, Сыном Божиим и вечным первосвященником395.

В заключение обзора учения мужей апостольских о божестве и ипостасности Сына Божия следует упомянуть о таковом же и столь же ясном учении, находящемся в древнеписьменном памятнике, занимающем по времени своего происхождения, приблизительно, место между появлением писаний мужей апостольских и творений первых апологетов христианских. Мы разумеем письмо неизвестного автора к Диогнету. Здесь с поразительной очевидностью проводится та мысль, что искупление людей, бессильных спасти самих себя, не иначе могло быть совершено, как только при посольстве и посредничестве Сына Божия в лице Иисуса Христа396, вследствие чего мысль автора о Христе, как истинном Сыне Божием, является стоящей выше всякого рода колебаний и сомнений. Такой же представляется автором и мысль о предвечной ипостасности Сына Божия, через Которого, как Свое непостижимое (άπερινόητος) Слово, Бог, до времени сохраняя в тайне премудрый совет Свой, впоследствии открыл и объявил то, что было от века уготовано и что Он Сам ведал вместе с Сыном Своим по домостроительству397.

§ 98. Б. О Святом Духе

Как же учили мужи апостольские о Св. Духе? Их учение о Нем очень не богато своим содержанием, и даже, можно сказать, скудно. Это, конечно, объясняется тем обстоятельством, что ни во внутренней жизни верующих, ни во внешних нападках со стороны еретиков не находилось поводов к тому, чтобы нужно было на учение о Святом Духе обращать столько внимания, сколько его требовалось для защиты и утверждения учения о Сыне Божием. Впрочем и из тех немногих упоминаний о Святом Духе, какие мы встречаем у мужей апостольских, ясно можем видеть, что они несомненно признавали Св. Духа ипостасью, равной по божеству Отцу и Сыну, хотя нужно заметить, что они изображали Его только по домостроительству спасения людей и вовсе не касаясь Его личных отношений к Богу независимо от этого домостроительства.

Так, напр. у Варнавы и Климента римского Дух Святой изображается то вдохновляющим пророков и предсказывающим через них о пришествии на землю Господа398, то уготовляющим сердца людей к достойному Его принятию399, и затем излившимся на них во всем обилии и полноте Своих даров духовных400. Все это, хотя не прямо, но тем не менее достаточно ясно указывает как на то, что Дух Святой есть деятель божественный, потому что такого рода действия не могут быть приписаны не божеству, так и отчасти на то, что Он есть особенное лице, по крайней мере, отличное от Сына, потому что Он предсказывает о Сыне, как о ком то другом, а также представляется только содействующим и споспешествующим тому делу искупления людей, которое имело быть и было совершено не Им, а Сыном. Ерм же совершенно ясно отличает Святого Духа как от Отца, Который, по изображению его, обращался к Духу, как Своему советнику при выполнении плана об удостоении божеской чести по человечеству Своего Сына, так и от самого Сына, по поводу воплощения Которого и совершенного Им дела искупления Дух является советником Отцу, но Сам не участвует в этом деле, совершенном одним Сыном401.

Но важнее всего здесь те места в писаниях мужей апостольских, в которых Дух Святой поставляется предмете в благоговейной веры и такого же чествования наравне с Отцом и Сыном, как лицами действительными и божественными и где, следовательно, и сам Он понимается, как таковое же божественное лице. Так, напр. Климент римский, желая подвигнуть коринфян к согласию и единению указанием на то, что у них должно быть самого дорогого и общего в вере, говорит: «не одного ли Бога и одного Христа имеем мы? Не один ли Дух благодати излит на нас»402? Св. Игнатий, преподавая магнезийцам наставление утверждаться в учении Господа и апостолов, как на признак такого утверждения, указывает на то, «что они должны во всем, что ни делают, благоуспевать плотью и духом, верой и любовью в Сыне и Отце и в Духе»403. Вместе же с сим, требуя от них повиновения своему епископу, он говорит: «повинуйтесь епископу и друг другу, как Иисус Христос повиновался по плоти Отцу и апостолы Христу, Отцу и Духу»404. Совместно трех лиц Божества Игнатий касается еще в послании к ефесянам, где он, между прочим, обращается к ним с такой речью: «вы истинные камни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца; вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, то есть, крестом, посредством верви Святого Духа»405. Во всех этих случаях Дух Святой ясно ставится наряду и наравне с Отцом и Сыном и следовательно понимается, как наравне с Ними действительное и наравне с Ними досточтимое божественное лице.

* * *

367

Epist. Barnab. с. 12.

368

Ibid. с. 5.

369

Ibid. с. 12.

370

Ibid. c. 5.

371

Ibid. с. 7.

372

Ibid. с. 5. 6.

373

Epist. Barnad. c. 7.

374

Herm. Pastor, lib. III. simil. 9. c. 12.

375

Ibid. с. 14.

376

Ibid. с. 12.

377

В виду столь ясного и неоспоримого учения Ерма о божестве иппостасном отличии Сына Божия можно заметить, что совершенно неосновательно поступают те из ученых критиков (напр. Баур), которые принимают смелость заподозривать этого апостольского мужа в евионизме, поводом к чему служит для них одно встречающееся у него довольно неясное и неопределенное место. Место это следующее. Объясняя Эрму притчу о поместьи и находящемся в нем винограднике, порученном господином рабу, а также об удостоении этого раба чести сыновней с согласия сына и друзей господина, пастырь говорит: «поместье, о котором говорится в притче, означает мир. Господин поместья есть Творец, Который все совершил и утвердил. Сын есть Дух Святой. Раб – Сын Божий. Виноградник означает народ, который насадил Господь... Сын Божий поставляется в рабское положение, но имеет великое могущество и власть. Бог насадил виноградник, т. е. создал народ и поручил его Сыну Своему; Сын же... весьма много потрудился и весьма много пострадал, чтобы очистить грехи людей... Очистив же грехи народа Своего, Он показал им (людям) путь жизни и дал им закон, принятый Им от Отца. Видишь, что Он есть Господь народа со всей властью, полученной от Отца. Почему Господь взял в совет о наследстве Сына Своего и славных ангелов, слушай: Бог послал Духа Святого, сущего прежде всей твари, в плоть, предназначенную для обитания Его, в плоть, какую он восхотел. И эта плоть, в которой вселился Дух Святой, хорошо послужила Духу, ходя в чистоте и святости, и ни чем не осквернивши Духа. Посему, так как она жила непорочно и подвизалась вместе с Духом и мужественно содействовала Ему во всяком деле, то Бог принял ее в общение, как благоугодившую пред Ним своей жизнью плоть, которая не осквернилась на земле, имея в себе Духа Святого. Итак Он призвал в совет Сына и благих ангелов, чтобы и эта плоть, непорочно послужившая Духу, получила место успокоения, дабы не оказалась без награды непорочные, чистая плоть, в которой поселился Святый Дух» (Herm. Past. lib. III. Simil. 5. с. 5 et 6). Здесь приме в которую вселился Он, и которая, быв одушевлена Им, за свои нравственные достоинства сделалась достойной общения с Божеством. Это объясняется Бауром в том смысле, что будто бы Ерм в Иисусе Христе видел не Сына Божия, а только святого и вдохновленного человека, который, одушевляясь Духом Святым, достиг высокого нравственного совершенства, и через то удостоился обожения или удостоения быть в общении с божеством. Но чтобы понять надлежащим образом мысль, заключенную в выражениях «Синь есть Дух Святый», нужно рассматривать их не отдельно, а в связи с тем, что говорится здесь о рабе, которому господином был поручен виноградник. Кто же этот раб, по изображению ею у Ерма? Это Сын Божий, имеющий великое могущество и власть, полученные им от Отца, только Сын Божий в положении раба, в состоянии подвигов и страданий для очищения от грехов людей, т. е. в таком положении и состоянии, которое так сказать затемняло или уничижало собой Его сыновнее достоинство совершенно равное достоинству Св. Духа, между тем как Св. Дух владел им неизменно, будучи всему этому непричастен. Мысль, поэтому, в вышеприведенных выражениях будет не та, что Дух Святой есть Сын, а та, что один Дух Святой оставался при Отце в качестве им достоинстве Сына, когда Сын принял на себя образ раба и подвизался и страдал для спасения людей. Нет, следовательно, здесь и тени смешения или отождествления Духа Святого с воплощающимся и страждущим Сыном Божиим, хотя он называется именем Сына. Можно даже сказать, что наоборот Дух Святой здесь слишком явственно и резко отличается от Сына, представляясь как бы только отдаленным зрителем совершаемого Им дела искупления людей, а по окончании сего дела советником, к которому обращался Отец при выполнении Своей мысли о возвеличении Сына Своего по Его человечеству. Поэтому было бы совершенно противно мысли Ерма и контексту его речи понимать дальнейшие его выражения о послании и вселении Духа в плоть не в смысле воплощения Сына Божия, а вселения самого Св. Духа в плоть, или в человеческую природу Иисуса Христа. Представляющееся здесь затруднение в выражениях: Бог послал Духа Святаго… в плоть для Hew предназначенную, само собою разрешается, если под Св. Духом разуметь не лице, а вообще божескую природу, в каковом значении оно не редко употреблялось у древних писателей (Клим. рим. epist. 2 ad Corinth, с. 9; Тагпіяи. Orat. contr. graec. с. 7; Тертул. De orat. с. 1; Феоф. аптиох. Ad Autolic. lib. II. с. 10; Ипполит. Adv. Noet. с. 1, и другие смотр. Praefat. general, ad opp. Hilar, pict. n. 62. 63. Pair. curs, compl. latin. T. IX. col. 37, 38).

378

Epist. 1. ad Corinth, c. 26.

379

Ibid. с. 2.

380

Ibid. с. 12.

381

Ibid. с. 26.

382

Ibid. с. 36.

383

Эта же мысль о Сыне Божием ясно выражается в во 2-м, заподозриваемом некоторыми в подлинности, послании Климентовом, где говорится между прочим о Христе, что Он, спасая нас, хотя прежде был Духом, соделался плотью (с. 9), и что о Нем нужно помышлять, как о Боге и Судье живых и мертвых (с. 1).

384

Epist. ad. Ephes. c. 7.

385

Ad Ephes. с. 16; Ad Roman, c. 3 et 7; Ad Smirn. с. 1.

386

Ad Ephes. c. 20.

387

Ad Roman, c. 7.

388

Ad Magnes. c. 6.

389

Ad Policarp. c. 3.

390

Ad Magnes. c. 7.

391

В своем подлинном виде место это читается так: ὅτι εις Θεός έστιν ὁ φανερώσας έαυτόν διά Ιρσού Χριστού τοῦ οίοῦ αύτοῦ, ὅς έστιν αύτοῦ Λόγος άΐδιος, ούκ άπό σιγῆς προελθών, ὅς κατά πάντα εύηρέστησεν τώ πέμφαντι αύτόν (Ad Magnes. с. 8).

392

Употребленное Игнатием выражение: ούκ άπὸ σιγής προελθών, ясно показывает, что он направлял свою речь против гностиков, у которых термин – σιγή имел свое особенное значение в их учение о Боге. Каких же, спрашивается, гностиков мог иметь в виду Игнатий? Некоторые из писателей, принимая во внимание, что собственно у Валентина важную роль играет σιγή, предполагали, что Игнатий не мог направлять своей речи против кого либо другого, как только Валентина, вследствие чего решились посягнуть и на самую подлинность сочинений Игнатия, относя их происхождение ко временя Валентина. Но если σιγή особенно видное положение принимает у Валентина, то отсюда не следует еще, чтобы оно неизвестно было прежним гностикам, и ими не употреблялось. Если на основании скудных сведений о современном Игнатию Керинфене можем сказать, чтобы он пользовался этим выражением, при изложении своего учения о Боге, то, имея в виду свидетельство Иринеево, можем утверждать, что он разделял мысль, соединенную с термином – σιγή, когда учил, что Слово произошло не непосредственно от Бога, а от Его единородного (самого в себе заключенного νοῦς), являющегося посредствующим началом в его происхождении (Advers. haeres. lib. III. c. 11). Между тем из сохранившегося (в недавно открытом сочинении Ипполитовом: Origenis philosophumena ed. Miller. Oxon. 1851) отрывка великого откровения Симона волхва оказывается, что последний в своей системе давал первое место молчанию – αιγι, похожему на глубину – βάθος Валентинову. Если, поэтому, не в учении Керинфа, то в учении Симона волхва и его последователей находилось то, против чего могла быть направлена речь о Слове св. Игнатия.

393

Ad Philip, с. 5.

394

Ibid. с. 1 et 2.

395

Ibid. с. 12.

396

Epist. ad Diogn. с. 9.

397

Ibid. с. 7 et 8. В 11-ой главе, которая, по мнению ученых критиков (Беля, Зенита, Отто, Гефеле, Годемберга и других) вместе с 12-ой главой составляет стороннюю прибавку к письму, могущую быть отнесенной к 3-му веку, мысль эта выражается так: «Отец послал Слово, чтобы явилось Оно миру... Оно было искони, но явилось в последнее время».

398

Ваrпаd. Epist. с. 6. Clem, epist. 1. ad Corinth, c. 8, 13 et 16.

399

Ваrпаd. Epist. с. 19.

400

Clem. Epist. 1. ad Corinth. c. 2.

401

Herm. Pastor, lib. III. Simil. 5. c. 6. Смотри выше примеч. в учении Сыне Божием § 97.

402

Epist. ad Corinth, с. 46.

403

Epist. ad Magnes. c. 13.

404

Ibidem.

405

Epist. ad Ephes. c. 9.



Источник: Опыт православного догматического богословия (с историческим изложением догматов) архимандрита Сильвестра, доктора богословия, ректора Киевской духовной академии. / Второе изд. - Киев : Тип. Корчак-Новицкого, / Т. 2. 1885. – 643 с.

Вам может быть интересно:

1. Для клира и народа – Апостолы и Евангелия суббот и воскресных дней Святого Великого Поста Иван Георгиевич Айвазов

2. Св. ап. Павел на суде у Феста и Агриппы Николай Дмитриевич Протасов

3. Опыт православного догматического богословия. Том III – Часть вторая. О Боге в явлении Его тварям или Его домостроительство святитель Сильвестр (Малеванский)

4. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том IV – Гармс профессор Александр Павлович Лопухин

5. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 104. Жизнь св. Евстафия Антиохийского. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

6. Женские подвиги и добродетели в живых рассказах священник Георгий Орлов

7. Послания – Послание 372(560). Патрицию Льву преподобный Феодор Студит

8. Письма – 661. Только чрез терпение скорбей можно спасти свою душу. Если бы не было скорбей, не было бы и святых преподобный Иосиф Оптинский (Литовкин)

9. Православное догматическое богословие. Том 2 – Частное учение протоиерей Николай Малиновский

10. Слова и речи. Том I – Слово пред погребением тела в Бозе почившего Высокопреосвященного митрополита Никанора, произнесенное 21 сентября 1856 года, в... митрополит Никанор (Клементьевский)

Комментарии для сайта Cackle