Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. Выпуск 2 (1871)

III. Монастыри С.-Петербургский епархии

1. Заштатный Николаевский Староладожский монастырь (с приписанным к нему Иоанно-Предтеченским, иначе Иванским или Ивановским монастырем)

Предварительные замечания

На том месте, где в настоящее время находится селение С.-Петербургской губернии Новоладожского уезда, Старая Ладога, под 49о долготы и 69° северной широты, стоял в древности город Новгородской Вотской пятины Ладога. По свидетельству одних памятников древности, он быль построен в 862 году нашей эры Рюриком; а по свидетельству других, он существовал даже до прибытия в северные пределы нашего отечества Рюрика и его братьев, в VIII веке. Он назывался сначала Альдейгабург, что значит на Готфском языке старый город , а сокращенно Альдога. В последствии времени, через перестановку первых букв в этом последнем названии, образовалась из Альдоги Ладога, – нынешнее название города. Во всяком случае Ладога была одним из древнейших городов Северной Руси.

Положение этого города, на пути водных сообщений Новгородской области с Западной Европой, скоро дало Ладоге немаловажное значение и в военном, и в торговом отношениях, и сделало ее одним из значительнейших русских городов в древности. Для шведов и других западно-европейских врагов Русской земли было бы не безвыгодно овладеть этим городом и из него угрожать как торговым сообщениям Новгорода с Западной Европой, так и самому Новгороду. С другой стороны и для Новгорода и его области было весьма важно сохранить это место за собой, и тем обезопасить от хищнических набегов соседних народов свои области и торговлю, особенно вблизи волховских порогов. Потому Ладога скоро получила такое важное военное и торговое значение, что новгородцы озаботились удержанием её за собой. По свидетельству некоторых памятников древности, Рюрик, именно с этой целью, сделал на некоторое время Ладогу своей столицей и, для усиления защиты как Ладоги, так и Новгорода, он же – Рюрик, а по другим свидетельствам Олег построил здесь из булыжного камня и лещадной плиты крепость, и доселе существующую и известную под именем Олеговой крепости.93

Верны или неверны эти сказания, во всяком случае они свидетельствуют о важном значении в древности Ладоги. Благоприятное в торговом отношении положение Ладоги было причиной того, что она скоро сделалась одним из значительнейших, населеннейших и промышленнейших городов северной Руси и стала потом, вместе с Новгородом, вести торговлю с Ган??

По введении христианства в Poccии св. Владимиром, Ладога скоро сделалась христианским городом и стала украшаться св. храмами, а потом монастырями. Построение каменной Георгиевской церкви в Олеговой крепости относят к началу XII-го века. В летописях под 1153 годом упоминалось о заложении в Ладоге новгородским архиепископом св. Нифонтом каменной Климентовской церкви. «В лето 6661, (1153) иде боголюбивый Архиепископ Нифонт в Ладогу, говорит летописец, и заложи церковь камину св. Климента».94 Уже то обстоятельство, что св. Нифонт совершает закладку каменной, а не деревянной, церкви во имя св Климента, свидетельствует о том, что эта церковь была и не первой, и не единственной церковью в Ладоге, можно также сказать и о церкви Георгиевской. Для немедленного удовлетворения религиозным потребностям новообращаемых христиан, для немедленного совершения для них Богослужения, обыкновенно на первое время строились церкви деревянные, всегда легче и скорее каменных устрояемые. Потому заложение св. Нифонтом в Ладоге церкви каменной свидетельствует, что во второй половине XII-го века существенные религиозные потребности ладожан могли быть удовлетворяемы и независимо от новоустрояемой церкви, и что следовательно, и кроме новозаложенной Климентовской церкви, в Ладоге в XII веке уже были и другие церкви. В ХIII веке в Ладоге была уже немецкая церковь св. Николая с кладбищем и лугами.95 Конечно православно-русские жители Ладоги, составлявшие громадное большинство народонаселения города, должны были иметь своих церквей несколько. Не позже, вероятно, если не ранее XIII-го века в Ладоге начали созидаться и монастыри; – одни, по-видимому, весьма незначительные, и недолго существовавшие, а другие значительные соxpaнившие и до наших дней свое существование или, по крайней мере, оставившие осязательные следы своего существования в лице древних монастырских церквей. По свидетельству «переписной окладной книги новгородской Вотской пятины 1500 года»,96 в Ладоге в ХV веке существовали «церкви: Спасская, Воскресенская, Христо-Рождественская, Богородицкая, Петра святого, Семена святого, Климента святого.97 Некоторые из сих церквей, вероятно древнейшие, имели свои земли в Ладоге и дали свои названия концам Ладожского посада: «Спасскому», «Богородицкому», «Семеновскому», «Климентскому». Другие церкви: «Христорождественская», «Семеновская» и «Климентовская», имели свои земли в разных погостах, не вдалеке от Ладоги. В той же оброчной книге Вотской пятины упоминается: «Никольский монастырь из Ладоги», «Пречистый монастырь из Ладоги», «Егорьевский монастырь из Ладоги из-за стены»*; «Ивановской» или «Ивана святого монастырь из Ладоги», «Рождества-Христова из Ладоги» и «Семиона святого из Ладоги». Последние два монастыря – Христорождественский и Семеоновский, очевидно тожественные с Рождественской и Семеновской церквами, упоминаемыми в той же оброчной книге, существовали, по-видимому, недолго, и, вероятно, как образовались из приходских церквей, так скоро и опять обратились в приходские церкви. Но монастыри: Ивановский (Иоанно-Предтеченский) и Егорьевский из-за стены (Георгиевский), существовали несколько столетий и оставили памятниками своего существования, первый – Иоанно-Предтеченскую церковь, приписаннуй к Николаевскому монастырю, а второй – весьма древнюю и весьма замечательную по своим древним фрескам Георгиевскую церковь, что в Олеговой крепости. К нашему времени остались из древних ладожских монастырей98 только два монастыря: 1) Заштатный Староладожский Николаевский мужской монастырь: это так называемый в древности «Никольский монастырь из Ладоги» и 2) Третьеклассный Староладожский Успенский монастырь: это так называемый в древности «Пречистый монастырь из Ладоги».

Название Николаевского монастыря

Староладожский Николаевский монастырь называется Николаевским потому, что он посвящен имени Св. Николая Чудотворца, Архиепископа Мирликийского.

В старинных документах он называется «Никольским монастырем из Ладоги», – по месту города, в котором он находился, в отличие от множества других Никольских монастырей, из коих некоторые, напр. Никольский Гостинопольский находились в недалеком от него расстоянии, а другие, как Никольский Стороженский, Никольский Медведский и несколько других Никольских монастырей новгородских, имели по соседству с ним угодья и потому, без придачи ему особого отличительного названия, могли быть смешиваемы с ним. В настоящее время он называется Староладожским Николаевским монастырем» по имени Старой Ладоги – селения в котором находится, в отличие от других Николаевских монастырей.

Местоположение монастыря

Монастырь Николаевский расположен на левом берегу реки Волхов в 160 верстах от С.-Петербурга, в 13 от уездного города Новой Ладоги около версты выше селения Старой Ладоги. С северной стороны его окружают огороды, луга и пашни, принадлежащие монастырю и новоладожскому помещику г. Балку; за ними примыкает к реке Волхову Олегова Георгиевская крепость. С восточной стороны изгибом течет широкий Волхов, по берегу которого пролегает дорога из Новой Ладоги к Гостинопольской пристани и далее к Новгороду. С юга и с запада возвышаются горы, занятые пашнями, принадлежащими монастырю и временно-обязанным крестьянам деревни Княшино. Красоту окрестного местоположения, весьма живописного, довершают насыпные курганы – могилы защитников родного края, павших на поле брани. С?? из курганов, по величине и высоте своей, господствует над прочими носит название «Победище». Здесь любители красот природы не редко y?? даются прекрасным зрелищем, любуются открывающееся на далекое пространство, возвышенной, живописной местностью, с зеленеющими полями и лугами по местам усеянной курганами и кустарниками.

Монастырь кругом обнесен каменной оградой, к которой с северной и восточной сторон прилегают каменные корпуса братских келий и скотский двор.

Время и причины основания монастыря

Время основания Староладожского Николаевского монастыря нельзя определить с точностью. Местное предание возводит древность этого монастыря к первой половине ХIII-го века; на основании» некоторых соображений и данных можно с достоверностью думать, что он существовал в первой половине ХV-го века; а по несомненным данным в последней половине XV-го века он существовал уже, как монастырь благоустроенный, владевший в разных местах угодьями.

Местное предание годом основания Николаевского монастыря считает 1240 или 1241 год. 1240-й год был годом славной победы св. Александра Невского над шведским полководцем Биргером, который с великим числом шведов, норвежцев и финнов вторгся в русскую землю и думал завоевать Ладогу и даже Новгород, но был разбит Александром Невским. А 1241-й год был ознаменован победой св. Александра Невского над немцами и взятием крепости Копорье; ладожане участвовали в битвах святого князя с немцами в потому разделяли с ним и славу победы.99 Предание, приурочивая время основания Николаевского монастыря в 1240 или к 1241 годам, ознаменованными победами, имевшими весьма важное значение для Ладоги, с тем вместе указывает на Николаевский монастырь, как на священный памятник воздвигнутый ладожанами в честь сих побед, в выражение благоговейной благодарности к Богу, даровавшему победу над врагами благочестивому князю и его народу. Предание это, хотя и не подтверждается какими либо письменными памятниками, не лишено достоверности. Благочестивые предки наши имели обычай, в память важных событий, в которых открывалась благодеющая народу десница Божия, строить церкви и монастыри. Ничего нет удивительного, что и в память побед 1240 и 1241 годов, в Ладоге положено было основание Николаевскому монастырю. Это тем достовернее, что в XIII веке Ладога была одним из значительнейших русских городов, имела в себе церкви не только православные, но и немецкие,100 а между тем, по-видимому,101 не было в ней в первой половине XIII-го века ни одного монастыря, – этой необходимой принадлежности каждого значительного русского города во втором тысячелетии нашей эры. Не естественно ли было такому значительному городу, каким в то время была Ладога, воздвигнуть в честь побед Александра Невского такой именно священный памятник, какого городу, быть может, еще не доставало, или какой в те времена считался особенно священным и богоугодным – монастырь, и этим важным памятником выразить и сознание важности сих побед, избавивших Ладогу от раззорения, и благоговейную благодарность Богу за дарованные Им победы? По всем этим соображениям местное предание, считающее временем основания Староладожского монастыря 1240 или 1241 год, не лишено достоверности.

Соображения, опирающиеся на более положительные исторические данные, можно представить в пользу существования Николаевского монастыря в первой половине ХV-ro века. 1) В монастыре доселе существует, как священный памятник старины, выносная икона для крестных ходов, длиной без рукоятки 13 вершков, шириной 111/2 вершков. На этой иконе с одной стороны находится изображение Знамения Божией Матери, а с другой – св. мучеников Фрола и Лавра, мученицы Параскевы и архидиакона Стефана. Подпись на этой иконе следующая; агиос Фрол, агиос Лавр, святая Пятница, и агиос Стефан. По всем признакам эта икона писана не позже начала XV-го века. Зеленый фон, иконокопка говорит о её древности. Сличение вышеозначенной подписи на иконе с палеографическими таблицами почерков, изданными в Москве 1825 года, заставляет полагать, что икона эта написана не позже начала XV-ro века. По издревле сохраняющемуся в монастыре преданию, эта икона принадлежала некоему Стефану, записанному в древнем (начала XVII века монастырском синодике в числе создателей (вероятно возсоздателей) монастыря; была эта икона его фамильной, устроена им самим и п?? между прочими ликами святых, вероятно покровителей членов его семейства, находится на ней и лик его покровителя св. архидиакона Стефана. По?? к монастырю, создание которого Стефан содействовал, он передал эту фамильную святыню в монастырь. Это предание касательно несомненно ??ней иконы, хранящейся в монастыре и пожертвованной ему владельцем и?? жившим не позже начала XV века с большой достоверностью свидетельствует о том, что Николаевский монастырь уже существовал в начале XV-ro века. А если Стефан и другие, упоминаемые в синодике создатели обители ??не создателями собственно, не основателями монастыря, а только воссоздателями, обновителями его; то начала Николаевского монастыря должно будет ?? еще в более глубокой древности, нежели какую представляет начало XV века.

2) Точно также, на основании сохранившихся в древних монастырских ??диках списков настоятелей Николаевского монастыря, можно приходить к тому заключению, что в первой половине, или по крайней мере. в начале второй половины XV-ro века Николаевский монастырь уже существовал. ??рывный ряд Настоятелей, преемство которых одного другому и годы правления монастырем известны, начинается со строителя Иова, вступивши в управление монастырем в 1616-м году. В период времени с 1616 по 1771-й год – год приписки Николаевского монастыря к Зеленецкому, в течение 155 лет, в монастыре переменилось 43 настоятеля: игумены, стр?? архимандриты. Из числа этих 155 лет на первые 98 лет (с 1616-?? самостоятельного существования монастыря падает только 12 настоятелей, остальные 31 настоятель сменились в течете 57 лет зависимости монастыря от Александроневской лавры, когда строители монастыря круглым ч?? управляли Николаевским монастырем с небольшим по полтора года к ?? Затем, когда в 1811 году монастырь снова получил самостоятельность, в течение 59 лет (с 1811 по 1870 г.) в монастыре сменилось 10 настоятелей и в настоящее время управляет 11-й настоятель. Таким образом, 157 лет самостоятельного существования монастыря в нем сменилось ??стоятеля, так что каждый из них круглым числом управлял монастырем около 7 лет. Если допустить, что и поименованные в древних монастырских синодиках 23 настоятеля, управлявшие монастырем с 1616 года, управляли круглым числом каждый около 7 лет, то окажется, что период времени управления монастырем ??настоятелей мог простираться до 157 лет и первый из сих настоятелей игумен Антоний уже в 1459 году мог управлять монастырем. А ?? еще обратим внимание на то, что в древности вообще настоятели монастырей сменялись реже и управляли монастырями дольше,102 чем в позднейшие времена; если обратим внимание на то, что на 12 настоятелей, управлявших монастырем с 1616 по 1714 год, из 98 лет их управления монастырем, приходится на каждого круглым числом по 8 лет и 2 месяца управления; то период управления известных до 1616 года настоятелей монастыря (по 8 лет два месяца на каждого) с большой достоверностью может быть определен в 187 лет и 10 месяцев, и следовательно с большой достоверности можно будет допустить, что первый, упоминаемый в синодиках, игумен Антоний управлял монастырем уже в 1428 году, или точнее, что в это время монастырь уже существовал. И это в том даже случае, если в списке 23 первых известных по синодикам настоятелей мы не допустили пропусков ни в начале, ни в средине, ни в конце. В случае же допущения пропусков, которые весьма легко могли быть, в случае допущения, что Антоний был не первым игуменом монастыри, и после него в синодике поименованы не все настоятели – его преемники, время настоятельствования как игумена Антония, так особенно предшественников его должно будет отодвинуться за 1428 год, в более глубокую древность. Таким образом, и на основании списков настоятелей Николаевского монастыря, мы с большой достоверностью можем утверждать, что в первой половине XV-го века этот монастырь уже существовал.

От 1496–1500 года по Рождеству Христову, мы имеем несомненные свидетельства о существовании этого монастыря по меньшей мере в начале последней половины XV-гo века. Переписные оброчные книги Обонежской пятины 1496 года и Вотской пятины 1499–1500 года представляют такие о нем свидетельства, которые необходимо заставляют думать, что в 1496–1500 г. «Никольский монастырь из Ладоги» был уже монастырь не новый. Напротив, некоторые черты и подробности этих свидетельств налагают на монастырь печать значительной древности. Из этих книг видно 1) что Николаевский монастырь дал название одному из концов ладожского посада, – концу Никольскому. Этот конец представляется одним из самых населенных концов посада; – равняется по населенности концу богородицкому, и значительно превосходит не только концы – спасский и семеновский, но и конец климецкий, получивший свое название от несомненно древней (1153) церкви св. Климента, к которой он примыкал. В конце Никольском находятся дворы «намесничь» и «тиун», очевидно, потому, что этот конец был более других заселенный и более других важный. Конечно монастырю нужно было время и время для того, чтобы дать свое имя концу и сделаться средоточием для конца наиболее населенного. 2) Монастырь владел в это время в самой Ладоге на посаде землей, на которой жили поземщики и платили монастырю поземельную подать – позём.103 3) Никольскому монастырю из Ладоги принадлежали в двух пятинах – Вотской и Обонежской – земли и деревни, находившихся в нескольких лежавших по обеим сторонам Волхова, более или менее близких к Ладоге, погостах. В Вотской пятине у него находились деревни и земли в погосте Городенском Пречистенском, Ильинском, Песоцком Федоровском и Егорьевсвом Теребужском. В Обонежской пятине он владел землями и деревнями, находившимися в погостах: Михайловском и Ильинском.104 Эти зем?? деревни и оброки с них по переписным книгам представляются отн?? не новым каким-либо достоянием Никольского монастыря, а значатся за н?? и «по старому письму», – по прежним переписям. Все это – такие черт?? такие подробности, которые показывают, что в последней половине XV-гo века «Никольский монастырь из Ладоги» был уже не новым.

С 1500 года мы уже встречаемся с разнообразными свидетельствами о существовании монастыря, – о монастырских зданиях, угодьях и вообще о судьбах монастыря. 88

По каким побуждениям и с какой целью воздвигнут был Николаев Староладожский монастырь? Если справедливо – местное предание, что он основан в 1240 или 1241 году, в память побед св. Александра Невского, одержанных им, при соучастии ладожан, над врагами отечества – шведами, немцами; то особенным специальным побуждением и особенной целью основания его было, конечно, желание и намерение создателей воздвигнуть в ??священный памятник благодарности к Богу, даровавшему победы над врагами, и к св. Николаю Чудотворцу – покровителю плавающих, мореходцев, а следовательно и ладожан, которые занимались водными промыслами и торговлей по водным путям, и по тем же путям являлись и для отражения врагов, вторгавшихся в западные и северные пределы отечества нашего. С ?? вместе монастырь, конечно, предназначался быть местом нарочитой молитвы за благочестивых защитников родной земли и в особенности за положивших души свои на брани за отечество. Вообще же основанием его достигалась благая цель, что в нем открывалось новое жилище для людей, по любви высшим духовным подвигам оставляющих мир и ищущих монастырского уединения, а также и новое место молитвы для благочестивых мирян любящих св. обители подвижничества, чин и строй жизни и богослужения монастырские.

История монастыря

Судьбы Николаевского монастыря в период времени от его основания в 1240 или 1241 году – до XV-го века – неизвестны, по неимению исторических свидетельств о нем. Можно только думать, что он, подобно другим монастырям и церквам, разделял судьбу своего края и города: благоденствовал и наслаждался миром, когда благоденствовал его родной край и город подвергался раззорению и бедствиям, когда враги вторгались в ладожские приделы с огнем и мечем и вносили в них опустошение и смерть. Братия по мере сил и разумения своего, исполняли свое назначение – жить во славу Божию, на пользу и душевное спасение и себе и другим. 1313 год, когда шведы сожгли Ладогу;105 1337г., когда шведы опять напали на Ладогу и сожгли её предместья106 и другие подобные годы, несчастные для Ладоги, конечно, были тяжелыми годами и для Николаевского монастыря.

В начале XV-гo столетия, Никольский монастырь, как можно думать по некоторым данным, – был возобновлен, воссоздан. В чем состояло это воссоздание или обновление монастыря, неизвестно. Но что один или несколько благотворителей в это время возобновили монастырь, вообще принесли в пользу его значительный жертвы, это достоверно. В синодике, писанном полууставом в начале XVII века (1614 года), после имен новгородских и других святителей, пред игуменами Николаевского монастыря, записаны имена создателей обители: Стефана, Давида, Димитрия и сродников; ниже – тем же почерком отдельно, (очевидно, другой род) написано имя Григория и его сродников; и потом – позднейшей рукой – имя Антипы и его «сродников гиблых». Первый, по крайней мере, из сих создателей – Стефан, как мы уже видели при определении времени основами монастыри, жил в первой половине XV-гo века. Может быть, современниками его были и другие из создателей монастыря: Давид, Дмитрий и Григорий, нераздельно с ним записаны в синодике. Так как Стефан, – а может быть и его товарищи, – благодетели монастыря, – жившие в начале XV-гo века, не иначе могли быть внесены в монастырский синодик с именем создателей обители и притом быть записаны в синодике даже выше настоятелей монастыря, как в воздаяние за весьма важные благотворения монастырю, за воссоздание его; – то, очевидно, в начале XV-гo века или Стефаном одним, или вместе с другими создателями Давидом, Дмитрием и Григорием – совершено было возобновление монастыря.

От конца XV-гo века сохранились до нашего времени письменные свидетельства о материальных средствах, которыми располагал в то время Николаевский монастырь. Эти средства были, говоря строго, незначительны, но во всяком случае таковы, что, располагая ими, монастырь не уступал в своем обеспечении большей части тогдашних северных русских монастырей, а некоторые из них даже превосходил. По свидетельству «переписной оброчной книги Вотской пятины 1499–1500 г.,107 монастырь владел в самой Ладоге, на посаде в никольском конце, участком земли, на котором стояло 6 дворов и жило 6 человек поземщиков. Сверх того монастырь владел в разных погостах Вотской пятины108 20-ю деревнями, конечно весьма скудно населенными; а также деревнями и землями в Михайловском и Ильинском погостах в Обонежской пятине,109 доставлявшими обители средства к безбедному существованию.

В 1611-м году Николаевский монастырь дал у себя убежище валаамским инокам, оставшимся в живых110 после избиения большей части и собратий шведами, опустошавшими в это время северные пределы нашего отечества.111

В переписи 7116 года (1628) о Николаевском монастыре значится: «в нем церковь каменная во имя Иоанна Златоустого с трапезой; 2) церковь во имя Николая Чудотворца каменная рассыпалась; три кельи, игуменов в монастыре Феодосии; братии и с бельцами 5: крестьян 3 человека».112 Что было причиной разрушения Николаевской церкви, о том в переписи не говорится. Может быть, этой причиной было время, на все налагающее свой разрушительную руку; и церковь, существуя быть может много лет, рассыпалась от ветхости. А может быть, она рассыпалась и от руки врагов. Известно, что в 1611 году шведы неоднократно вторгались в Ладогу, овладевали ей и производили в ней, особенно на посаде, большие опустошения. Николаевой монастырь, вероятно, разделил участь своего родного города; – не мало пострадал от насилия шведов. Если, впрочем, каменная церковь Иоанна Златоустого создана или воссоздана не после 1611 года, а сохранилась в целости от древних времен; то, очевидно, Николаевой монастырь не был предан шведами полному разрушению, подобно лежавшему на противоположном берегу Волхова Васильевскому монастырю, который был совершенно опустошен шведами113

Между 1614 и 1695 годами, – вероятно ближе к первому из сих годов, – совершено было воссоздание Николаевской обители и главного храма её неким Антипой. К тому заключению, что Антипа, по всей вероятности, совершил возобновление обители не раньше, а после 1614 года, нас приводят следующие соображения. В синодике монастырском 1614 года он сам (Антипа) и его «сродники гиблые» записаны не той рукой, которой написаны имена царей, князей, святителей и (выше Антипы записанных) создателей обители, а равно и настоятелей её, живших до 1614 года и одной рукой занесенных в синодик 1614 года, очевидно из старого синодика. Антипа со сродниками записан другой позднейшей рукой. Это ясно свидетельствует о том, что Антипа жил, возобновил монастырь и умер после 1614 года, – времени появления вышеупомянутого синодика, и даже после 1628 года, когда церковь Николаевская еще была рассыпавшейся, не воссозданной. С другой стороны Антина жил и благотворил Николаевскому монастырю не позже 1695 года. В этом году уже Николаевская церковь с приделом св. Антипы была совершенно воссоздана; в ней в 1695 –1697 годах даже устроен уже был и освящен перенесенный из Зеленецкого монастыря придел в честь Тихвинской иконы Божией Матери,114 чего не могло бы быть, если бы Николаевская церковь осталась до сего времени рассыпавшейся.

В чем состояло воссоздание обители, совершенное Антипой, с точностью определить нельзя. На том основании, что 1) в Николаевской церкви с ХVII века существует придел во ими священномученика Антипы и 2) Антипа именуется создателем св. обители Николаевской, можно заключать с достоверности, что Антипа а) устроил в Николаевской церкви антипинский придел, во имя своего тезоименитого покровителя св. священномученика Антипы, что б) еще прежде устройства этого придела он воздвиг из развалин Николаевскую церковь и в память этого именно воссоздания получил разрешение построить в ней антипинский придел, как священный памятник оказанного им благодеяния монастырю; что в) благодеяние его монастырю не ограничилось одним только воссозданием церкви, а простерлось вообще на монастырь и что поэтому- то он и называется создателем обители. Не невероятно и то предположение, что Антипа совершил полное возобновление Николаевского монастыря после 1611 г., успевши к 1628 году построить только Златоустовскую церковь с трапезой и три келлии, а потом воссоздал и Николаевскую церковь и другие монастырские здания. Сродниками его «гиблыми», в память которых, между прочим, он приносил в пользу воссозидаемого монастыря свои жертвы, могла быть ладожане, погибшие от руки шведов, во время нападений сих последних на Ладогу в 1611 году.

В 1695 году указом преосвященного Корнилия, митрополита новгородского, предписано было церкви Тихвинской Божией Матери и св. апостола Иоанна Богослова, построенный в Зеленецком монастыре при преподобном Ма?? тири, по желанию и на ижднвение казанскаго царя Симеона, разобрать и поставить в то же наименование в ладожском Николаевском монастыре и св. иконы все перенести туда же.115

В 1714 году Староладожский Николаевский монастырь перечислен из Новгородской enapxии в С.-Петербургскую и поступил в ведение Александроневского монастыря, который назначал в него настоятелей, большей частью из своего братства.

О том, в каком виде находились, во время зависимости от Александроневского монастыря здания Николаевской обители, до нас сохранились следующие сведения:

В выписке 1721 г. сентября 10 дня, по случаю исправления ветхости в монастырских зданиях, упоминаются; соборная церковь с папертью каменная, на них крыша чешуйчатая деревянная, святые ворота, с келлией сводами; деревянный – теплая трапеза, колокольня, строительские келлии, больничные келлии, каменная поварня с деревянной крышей и ограда деревянная кругом монастыря. На соборной церкви сорванную ветром ветхую главу предписано было еще в 1716 г. 6 июля починить, но исправления никакого не было

В 1720 году, вступивший в управление монастырем Иеромонах Гавриил доносил Канцелярии Александроневского монастыря, что «на церквах Божиих по местам главы сгнили и кресты сломаны погодой, крыши теплой церкви, ограды, келлии и шатер над рудником обветшали так, что едва поддерживаются на подпорах, а в дожди превеликая бывает течь». По этому донесению eму предписано было составить смету, и затем и разрешено получить нужные на починку деньги с земли деревни Извоза от арендатора её Шохина, но так как он денег не уплатил, то и здания монастырские остались без поправок.

В 1731 году из монастырского конюшенного двора, находившегося в Новой Ладоге, перевезено в монастырь строение и из него велено построить келлии для приезда из Невского монастыря настоятеля и келлии для братии.

В 1729 г. упоминается при селе Извоз водяная мельница и скотный двор с пятью огородами. В 1757 г. мельница сгорела и вместо неё в 1758 была выстроена новая. В то же время были построены из приготовленного леса новые деревянные келлии, поправлены церкви и устроен в соборной церкви подначальным бурмейстерским учеником Николаем Пустошкиным новый иконостас, который при восстановлении монастыря вновь поставлен усердием

граждан Ладоги, поддержан поправками при строителе Августалие, а приведен в настоящий вид при архимандрите Аполлосе.

Из бумаг монастырского архива видно, что в 1731 году в монастыре жили: строитель 1, монахов 7, церковников 4, 1 служитель и 6 наемных рыбаков, сторож, трапезный и истопник 1, скотник 1, коровница 1, колесник 1, его сын 1, работников 6, летний конюх 1, – всего 30 человек. В 1754 году сентябри 16 дня за монастырем состояло: в Ильинском погосте 26 дворов, в деревнях: Подребенье 7 дв., в Кикине 6 дв., в Витошине 9 дв., в Симанкове 18 дв., в Заполке 7 дв., в Ченешине 8 дв., в Монастырке 2 дв., и в Горголе 11 дв.;116 всего в 9 деревнях по второй ревизии числилось крестьян мужского пола 233 души.

В 1761 г., когда собирались сведения о монастырских имуществах для отобрания их в казну, управлявший монастырем монах Герасим на предписание привести в известность имение Никольской обители, доносил, о количестве запашки, сенных покосов, крестьянских деревень, тягловых, пашенных и сенокосных земель с лесными угодьями; причем просил разрешить открыть плитную ломку с тем, чтобы вырученные деньги употреблять на монастырские постройки. Открыть ломку плиты было дозволено, но с приказанием обжигать оную в известь для построек Александро-Невского монастыря. Вскоре за этим был прислан иеромонах с предписанием взять из Никольского монастыря лучшую ризницу,117 5 лучших лошадей, остальное продать, а монастырю оставить одну пару лошадей и только крайне необходимое. Между тем, оставаясь долгое время без поправки, по неплатежу монастырю денег арендатором Шохиным, здания обители в сию пору еще более обветшали: на церквах крыши были весьма худы, на ограде сгнили и осыпались, и самые стены её местами покривились и падали, но не смотря на такое печальное разрушение, тогда не было сделано никакого распоряжения к улучшению её внешнего вида.

В 1764 г. в апреле месяце, прислано из Коллегии экономии предписание заменить натуральные работы крестьян (233 души) денежным сбором по 1 руб. 50 коп. с души. В июле этого же года, по случаю упразднения Иоанновского монастыря, церковные принадлежности и все хозяйство оного по описи передано белому диакону Якову Яковлеву, а церковная утварь, медная и оловянная посуда были отданы Николаевской обители, и управлявший Иоанновским монастырем иеромонах Тимофей с братией причислены к её братству. В августе месяце, по отобранию от монастырей крестьян, было назначено в Николаевский монастырь 8 человек служителей из окрестных деревень. В сентябре получен новый указ из Александроневской канцелярии с приложением копии с указа Коллегии, которым оставлялись монастырю: скотный двор, именуемый Извоз, с пятью огородами, дача для выгона скота и пастбища в пустошах села Извоза, прозываемых Громово, Славутино, Горка и Камениш и две рыбные тони, на вольной стороне реки Волхова, и при них изба с присенком, а в октябре прислано 100 рублей денег в счет штатного жалования. Этим распоряжением заключилось пятидесятилетнее управление Kaнцелярия Александро-Невского монастыря и участие его в существовании Никольской обители.

В период зависимости от лавры, кроме начальства над Никольским монастырем, настоятелем его вменялось также в обязанность управлять имениями Невского монастыря, находившимися в Ладожском уезде, и состоявших из нескольких приходов и более тысячи душ крестьян. Будучи обязан входить в разбирательство дел церковных причтов и крестьянских дел и удовлетворять требования Канцелярии о сборе оброка и податей, о содержании полков, о присылке мастеровых для работ, о доставке полевых, огородных рыбных и других хозяйственных продуктов,118 они разделяли свои заботы между двумя монастырями и потому, без сомнения, не имели возможности сосредоточить своих попечений на вверенной им обители, и через это может быть, не всегда могли в должной мере удовлетворять её нуждам. С течением времени здания постепенно ветшали, некоторые из братии перешли другие монастыри. При таком положении дел все, казалось, принимало вид запустения. Иногда даже самая Божественная служба отправлялась здесь приходскими священниками, или монашествующими, присылаемыми сюда для сего и Алевсандроневского монастыря, большей частью в видах исправления.

По учреждении штатов в 1764 году, Николаевская обитель была включена в число штатных монастырей третьего класса, степенью 99, с назначением в оной быть настоятелям в сане архимандрита; 9 человек монашествующих, не считая такового же числа послушников, составляли тогда братство. Но это был только проблеск её самостоятельного существования.

Быстро прошло семь лет со времени возведения монастыря в штат вот в декабре месяце 1771-го года, монастырь был упразднен, настоятель и братия переведены в Зеленецкую обитель, в которую было перенесено и его имущество. Угодья его монастырские были переданы в ведомство экономии. Доклад преосвященного Гавриила Apxиепископа С.-Петербурга императрица Екатерина II, об упразднении Староладожской Николаевской обители, объясняет причину упразднения её. Он писал Императрице

«По состоявшемуся в прошлом 1764 г. штату в епархии С.-Петербургской определено быть 2 штатным монастырям, во 2 классе Сергиевой пустыне, а в 3 Староладожскому Никольскому монастырю, в котором в оной епархии за малоимением монастырей быть архимандриту. Сей Староладожский монастырь весьма обветшал, в нем каменного строения только «две церкви, в 1-й по углам и в сводах много расщелин; иконы в иконостасе от древности не только почернели, но и на многих местах грунт отвалился. Паперть со всем строением развалилась, вторая трапезная, в ней третья часть сводов упала, и от самой кровли до фундамента во многих местах расщелины. В колокольне мост, перила и шатры обветшали. Братские деревянные кельи так ветхи, что ныне монахи принуждены жить в архимандричьих келлиях, а из оных многие за гнилостью разобраны и употреблены на дрова. Прочие ветхости и недостатки сего монастыря и не описываю.

В епархии моей многих как по делам консисторским, так и присылаемых из других команд должно отсылать на содержание в монастыри; в Новосергиевскую пустыню, яко состоящую на Петергофской дороге, оных отсылать не возможно, посему и следовало бы отсылать в Старо-ладожский монастырь, но он по его ветхости к тому не способен, тем паче, что и содержать их негде. В конфирмованном же Вашим Императорским Величеством прошлого 1766 г. Сентяоря 30 дня от Коммисии о Духовных имениях докладе изображено, что ежели в коей епархии из упраздненных монастырей, есть такие, которые к жительству монашествующих против состоящих в штатах лучше и выгоднее быть могут, то бы о таковых Архиереи присылали в Св. Синод обстоятельные ведомости. Почему я принужден был бы просить, чтобы настоятеля и монахов из того Староладожского монастыря перевести в заштатный епархии моей монастырь, но способного не нахожу. Имеется же в Новгородской епархии, недалеко от моей епархии отстоящий, оставленный на своем пропитании, Троицкий Зеленецкий монастырь, в нем церкви, кельи и прочие службы, каменные, твердые, и ограда каменная, крепкая и довольной высоты.

В прошлом 1762 г. Имянных Вашего Императорского Величества, по докладу Правительствующего Сената, указом велено, пока для содержания безумных вновь долгауз построится, назначить монастырь к тому способный. Св.Синод определил для них в Москве Андроньевский монастырь, да Новгородской епархии помянутый Зеленецкий, и в оных способные покои отвесть Консисториям и дабы принятое на безумных содержание от сродников их все употребляемо было, надсматривать и настоятелям тех монастырей, которым, когда кто будет приходить в чувство, поучать и увещевать, чтобы в церковь Божию на молитвословие приходили и на разум истинный, елико возможно, приводить.

Я по всем сим обстоятельства нахожу: 1) что Никольский монастырь к пребыванию в нем настоятеля и братии ненадежен и требует к починке великой суммы, а Зеленецкий только обыкновенного просмотра и содержания. 2) Зеленецкий монастырь, если бы был штатным, мог бы содержаться и положенной по штату на пристройку суммой и тем огромность его сохранена была бы больше, нежели как ныне. 3) Новгородская епархия яко довольно имеющая штатных и заштатных монастырей, в сем не имеет нужды, а С.-Петербугская как по делам консисторским, так и из этих команд присылаемых колодников не подалеку её от С.-Петербурга расстояния имела бы способное и надежное для них место; 4) Староладожского монастыря архимандрит, когда переведен будет в Зеленецкий с большим уповательным успехом вышеописанного о содержании и исправления безумных намерения достигнет, нежели строитель.

Почему я приемлю смелость, Ваше Императорское Величество, просить Вас, дабы благоволили повелеть: 1) помянутый Зеленецкий монастырь приписан к С.-Петербургской епархии, оставив его на штате Староладожского монастыря. 2) Настоятеля Староладожского монастыря с братией перевести в Зеленецкий. 3) Монахов Зеленецкого монастыря из оного выводить. 4) Угодья, какими пользуется Зеленецкий монастырь, оставить в нем по-прежнему. 5) Николаевский монастырь на основании учрежденных штатах 10 пункта упразднить. 6) Служителей по штату к Зеленецкому монастырю определить. 7) Лучшую ризницу и прочее имущество Николаевского монастыря отдать в Зеленецкий. 8) Для безумных оставить пристойные и довольные кельии и поручить о них должное надзирание архимандриту».

Последствием этого доклада и было упразднение Николаевского монастыря и приписка его к Зеленецкому.

Большая часть движимого имущества Николаевского монастыря, как видели, перенесена в Зеленецкий монастырь, к которому была приписана Николаевская обитель. Но в монастыре еще оставались церкви и колокольни с колоколами и другие различные каменные и деревянные строения. По описи, составленной в марте месяце 1780 года, (по указу Св. Синода от 27 сент. 1779 года, и консисторскому от 22 января 1780 года), в Новоладожском Духовном правлении, – в упраздненном Николаевском монастыре в это время находилось следующие строения: 1) вокруг монастыря ограда деревянная починена, совсем исправная; 2) настоятельские кельи деревянные, длиной десяти саженей, шириной три сажени, не ветхие; 3) братские кельи на 10 саженях длиной, и шириной три сажени с аршином, не ветхая; 4) с?? приделанный к ограде, длиной осми сажен, а шириной три сажени, ве?? 5) келья братская и к починке совсем негодная, длиной и шириной три сажени; 6) келья хлебенная, длиной три сажени с аршином, не весьма плохая; 7) анбар двужирный, три сажени длиной и шириной, новый; 8) анбар, построенный в углу ограды, длиной и шириной по три сажени, совсем плохой; 9) поварня каменная, на которой кровля со всех сторон обвалилась длиной на четырех саженях, а в ширину на трех ; 10) скотский двор, в нем два хлева. на осьми саженях, а шириной на трех, обветшалый; 11) У монастырских ворот баня на четырех саженях, шириной на двух с половиной; 12) над теми воротами келья новая, холодная. Все вышеозначенное, – пишет в конце описи новоладожский протоиерей Лука Иванов, рассматривал, и оказалось, что иное годится для починки церквей монастыря посредством продажи; а которое не вновь строено, ежели соблаговолено было отдать, годится для священно-и-церковнослужителей». На оставшееся место упраздненного, как бы приговоренного в смерти Николаевского монастыря, скоро явились разные претенденты, предъявлявшие если не права, то ?ды свои на те или другие части этого имущества. В начала 1778 года с двух сторон было заявлено желание овладеть большим колоколом Николаевского монастыря, и колокол был взят из монастыря. Именно: игуменья Староладожского Успенского женского монастыря Александра Шубина с сестрами и причт с прихожанами Климентовской новоладожской церкви обратились к преосвященному Гавриилу архиепископу Новгородскому и С.-Петербургскому с просьбами об отдаче им большого колокола из Николаевского монастыря. Климентовский причт и прихожане задумали овладеть колоколом на время только, и на известных условиях. Дело в том, что, выстроив в 1760 году каменную колокольню, вышиной до колоколов в 11 сажен, и потом, окончив в 1764 году постройку каменной «Нерукотворенного образа церкви двумя приделами каменными», – они значительно истощились в средствах, и были не в состоянии купить для своей церкви большой колокол и должны были довольствоваться – весьма малым для городской церкви – шестнадцатипудовым колоколом. Потому они просили преосвященного Гавриила отдать Климентовской церкви большой Николаевский колокол с тем условием, что этот колокол, в случае надобности, снова будет возвращен в монастырь, или будет уплачена за него, кому будет приказано, надлежащая сумма церковных денег. Староладожская игуменья просила колокол своему монастырю, не указывая ни на какие сроки и условия владения им. Преосвященным поручено было Новоладожскому правлению навести обстоятельные справки о колоколах во всех трех староладожских церквах и представить справки с мнением о том, кому бы справедливее было уступить колокол. В справке оказалось, что» 1) в штатном Успенском девичьем монастыре чегыре колокола: первый – весом двенадцати пудов, второй – четырех пудов, третий и четвертый – по одному пуду; 2) при Георгиевской церкви – пять колоколов: первый – весом пяти пудов, второй – трех пудов, третий – двух пудов, четвертый – 30 фунтов, пятый – 8 фунтов; 3) В Николаевском монастыре (кроме большого, вес второго не означен) четыре колокола: первый весом 12 пудов, второй – полтора пуда, третий и четвертый – по 15 фунтов. В мнении своем правление высказалось в пользу предоставления большого Николаевского колокола Староладожскому Успенскому монастырю, «понеже в оном и священнослужение имеется повседневное и народа собрание бывает большое. Преосвященный решил отдать колокол Успенскому монастырю, и в марте 1778 года правление донесло, что колокол в Успенский монастырь взят. Что касается монастырского строения, то Казенная палата Новгородского местничества приказала новоладожскому нижнему земскому суду продать оное по оценке и деньги употребить на починку Николаевских монастырских церквей. Строение оценено в 25 рублей; но, хотя стоило гораздо дороже, покупщиков себе не находило. Между тем Георгиевский причт, поддержанный, в этом случае новоладожским духовным правлением, просил преосвященного Гавриила продать это строение ему по уменьшенной цене, по вниманию к его бедности, к отправлению Богослужения в Николаевском монастыре и к существовавшим постановлениям касательно улучшения быта церковных причтов средствами упраздненных монастырей. Просьба была уважена коллегией экономии и предоставила это строение Георгиевскому причту.119

Между тем как Николаевский монастырь разрушаем был, можно сказать, камень по камню, благочестивые жители Ладоги глубоко скорбели несчастной участи, постигшей эту древнюю святую обитель. С неутешной печалью смотрели они на запустение св. места, на котором некогда, х? ством св. Николая, находили себе утешение и помощь в духовных ну?? и где прежде испрашивали благословение Всевышнего на жизнь и дел?? Нетщетна была печаль их; они видели: где так недавно еще раздавались священные песнопения, славословилось имя Божие, преподавалось людям багословение Господне, – там уже не приносилась более бескровная жертв не лились к Царю царей теплые молитвы смиренных отшельников за благоденствие дорогой отчизны, за благополучие благодетелей обители не молился благочестивый народ во храме Божием... Печальная тишина заменила духовные торжества и безмолвные сетования наполняли души христиан! Прошло 2?? но они не переставали чувствовать лишение духовного достояния. Под воздействием этих чувств и благочестивого настроения души, новоладожские купцы новоладожские жители в 1797 году обратились с просьбой к Преосвященному митрополиту Гавриилу о возобновлении церковного каменного немаловажна ??ения бывшей обители, и получили разрешение Архипастыря на восстановление Николаевского монастыря с утверждением оного в полный их присл?? Преосвященный Митрополит Гавриил, в ознаменование своего благо?? благословил двумя кипарисными крестами главных ревнителей о во?? лении Николаевского монастыря, новоладожских купцов Петра и Вас?? ряевых, а сии последние предоставили кресты обители в воспоминание ??зобновления.

По принятии её на свое попечение, благочестивые ревнители о бл?? храмов Божиих исправили починкой внутренность церквей, иконоста ??лотили, св. иконы поновили, колокольню и прочие строения поддержали ??кой, келлии выстроили вновь, после чего просили в сей монастырь оп?? монашествующих из Зеленецкого монастыря, или навсегда утвердить ??нему.120 Прошение их было удовлетворено разрешением братии Зеленецкого монастыря отправлять Богослужение, которое и началось с 1805 года. ?? стию благодарили добрые граждане Господа, милосердно призревшего на?? их сердца, и ревностно содействовали посильными приношениями устр?? хаго жилища иноков.

С 1810 г. при монастыре открыты были приходское и уездное ?? для детей новоладожского духовенства и причетников, переведенные вт?? в Александроневскую Лавру.

В 1811 году 16 февраля, по Высочайшему указу, состоявш?? докладе Св. Синода, в следствие представления Преосвященного митрополита Амвросия, об учреждении упомянутых училищ в упраздненном Николаевском монастыре и о восстановлении сего монастыря, как для лучшего содержания и помещения учебных заведений, так и в уважение усердия и желания ладожских жителей, Николаевский монастырь восстановлен в числе заштатных на следующем основании: 1) согласно положения о таковых монастырях, в 1764 году конфирмованному, иметь в оном настоятеля и шесть монашествующих, из коих первый может быть и ректором уездного училища, а последние будут отправлять священнослужение, как в своем монастыре, так и в церкви бывшего Ивановского монастыря, по близости состоящей. 2) Причислить к нему Зеленецкого монастыря лесную дачу, называемую Ширицу, заключающую в себе 250 десятин 1724 квадр. сажени, который монастырь на таковое отчисление от него сей дачи, как состоящей в отдаленности, согласен, да и оставить земли, принадлежащие бывшему Ивановскому монастырю; и 3), производить положенные по росписи 1797 года декабри 18 дня в милостыню ежегодно по 300 рублей ассигнациями (85 руб. 71 коп. сер.).121

Со времени восстановления монастыря и предоставления ему самостоятельности, наступила пора постепенного улучшения для Николаевской обители. В 1814 г., с Высочайшего соизволения, по представлению г. обер-прокурора Св. Синода князя Александра Николаевича Голицына, поставлена в Старой Ладоге на место кабака, именуемого косой, часовня, на протяжении 12 саж. в длину и 7½ саж. в ширину, начинавшая приносить доход. В 1821 г., с разрешения преосвященного митрополита Серафима, она уступлена Успенскому девичьему монастырю. Но еще прежде уступки её, 1818 года с Высочайшего соизволения построена в Новой Ладоге каменная часовня с подворьем, по рисунку, одобренному митрополитом Амвросием и утвержденному С.-Петербургским Гражданским Губернатором Щербининым. А в 1827 г. ноября 12 дня с Высочайшего разрешения, усердием С.-Петербургского купца Туманова, воздвигнута другая часовня в С.-Петербурге, на земле, купленной у купеческой жены Елисаветы Мас и состоящей Московской части, 4 квартала, на углу Большого и Малого Царскосельских проспектов.

По восстановлении Николаевского монастыря в заштатный, принимал и его и бывший Ивановский монастырь, от настоятеля Троицкого Зеленецкого монастыря архимандрита Гедеона, новоопределенный 31 июля 1811 года в настоятели Иеромонах Самуил, которому велено быть и присутствующим в Новоладожском Духовном правлении.

Этот настоятель занял в Александроневской лавре в 1817 году на монастырские нужды 1000 рублей ассигнациями, в число коих им и настоятелями по нем до 25 февраля 1831 г. уплачено 650 руб., а 350 руб., в следствие прошения строители Сергия, по резолюции Его Преосвященства, Митрополита Серафима, прощены монастырю по его бедности.

В первое время возобновления Николаевского монастыря и по перечислению его в число заштатных имелось в нем монашествующих 7 человека такое же количество послушников, но после, по указу С.-Петербургской Духовной Консистории, 24 мая 1849 г., во уважение того, что при отправлении Староладожского Николаевского монастыря братии в С.-Петербургскую и ладожскуй часовни, в самом монастыре встречается затруднение в исполнении Богослужения и послушаний по монастырю, а при неимении в часовне благонадежных лиц неминуемо делается значительное опущение в доходах составляющих главный источник монастырского содержания, равно как по малочисленности братии в самом монастыре не может быть и надлежащей продолжительности в отправлении Богослужения, необходимой в монастыре, окруженном раскольниками, разрешено было, на основании 5 пункта Высочайше утвержденных в 29 день мая 1832 года правил о принятии в монастырь по силе 81 ст. Устава Духовных Консисторий, штат братии Староладожского Николаевского монастыря увеличить перечислением от первоклассной Троице Сергиевой пустыни 4 монашеских вакансии и от Валаамского монастыря того же числа послушнических вакансий. За тем в 1854 году, по С.-Петербургской Духовной Консистории, 12 октября, четыре монашеские ?? cии к Никольскому монастырю, вместо Сергиевой пустыни перечисле?? штата Валаамского монастыря. Но по просьбе настоятеля Валаамского монастыря четыре монашеские вакансии, а с ними и послушнические, указом С.-Петербургской Духовной Консистории 16 марта 1866 года, перечислены обратно Валаамскому монастырю, и в замен сего Староладожскому монастырю ??не штатному, указами св. Синода 14 октября 1865 года и С.-Петербургской Духовной Консистории 11-го ноября того же года дозволено принимать столько братии, сколько обитель содержать может.

При С. Петербургской Староладожской часовне, указом С. Петербургской Духовной Консистории 23 Января 1851 г., положено быть одному ?? ствующему и трем послушникам.

В настоящее время братство Николаевской обители составляют: настоятель монастыря в сане архимандрита, иеромонахов – 5, иеродиаконов – 3?? монахов – 2 и послушников 10 человек. Сверх того 16 человек разного ?? на правах послушников, впредь до усмотрения их способностей к монастырской жизни, несут различного рода монастырские послушания.

Кроме сих лиц имеются для исправления сельских и других ?? наемные люди: в летнее время 10, а зимой 6 мужчин, и также для ухода за рогатым скотом 2 женщины.

Так благословением Божиим, молитвами Св. Николая и прин?? прибегающих к заступлению Угодника Христова с течением времени постепенно возрастает тихая обитель, восстановленная св. любовью к Богу благочестивых христиан.

Кроме пожертвований в обитель от частных лиц, по ходатайству строителя Августалия, было ассигновано в 1835 и в 1837 годах из С.-Петербургской Казенной Палаты на исправление соборного храма с воздвижением иконостаса 11018 руб. 38 коп. ассигнациями. Эта сумма не?? собствовала к поддержанию древнего храма Св. Николая, разрушавшегося под влиянием бедности и недостатков обители. Но, при всем этом, к прискорбию, должно прибавить, что остававшийся и без поправок почти полвека, при ограниченности средств к содержанию, монастырь не мог быть вдруг приведен в цветущее состояние, так что до сего времени монашествующие терпеливо, с упованием на милость Божию, по временам борются со многими лишениями в келейном быту, а во внешнем еще доныне заметен отпечаток ветхости как в храмах Божиих, так и в хозяйственных постройках, вызывающих на усиленные труды и хлопоты для придания им того благолепия, которое приличествует св. месту и которое так желает видеть благоговейная душа христианина!

Сочувствие благочестивых христиан, по вoсcтaнoвлeнии Николаевской обители в 1811 году, к восстановленному монастырю выразилось весьма значительными в пользу его вкладами, которые до настоящего времени помогают монастырю в его содержании.

Особенно замечательные пожертвования в монастырь были следующие:

2-го Ноября 1811 года Сретенской старообрядческой церкви священник Петр Саввинов пожертвовал деревянный дом, в длину 6½ саж., в ширину 3½ саж., выстроенный им в бытность его дьячком при Староладожской Иоанно-Предтеченской церкви. Дом этот был продан за 300 рублей Новоладожскому Уездному Училищу 4 Апреля 1813 года.

В 1813 г. поступило по завещанию барона Роговицкого на поминовение 857 руб. серебром.

Того же года устроена серебряная риза на храмовый образ Св. Николая Чудотворца, весом 39 ф. 24 зол.

В 1824 г. Княгиня Анна Григорьевна Белосельская-Белозерская пожертвовала на поминовение дочери её Елисаветы Александровны Чернышовой 571 руб. серебром.

В 1828 г. поступило по завещанию шкипера Матвея Кирина на поминовение 285 руб. серебром.

В сем же году от неизвестного – колокол, весом 24 пуда, который был разбит и поступил в добавок к вылитому в 64 пуда.

В 1833 г. через священника С. Петербургской единоверческой церкви Михаила поступило на поминовение 257 руб. серебром.

В 1840 г. от преосвященного Серафима, митрополита Новгородского и С. Петербургского, на поминовение 571 руб. 42 коп. серебром.

В 1844 г. от неизвестного в пользу монастыря – 714 руб. 28 к. сер.

В 1846 г. от бывшего послушника сего монастыря Александра Лосева 1428 руб. серебром.

От мaйopa Неворчалова 372 руб. серебром.

В 1847 г. от графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской на поминовение 5715 руб. серебром.

В том же году от действительной тайной советницы С. П. Кайсаровой серебряный сосуд, весом 7 ф. 28 золотн.

В 1848 г. от почетного гражданина П. И. Кудряшова – напрестольный бронзовый ковчег.

Купцем П. А. Бочковым пожертвовано в 1848 г. бронзовое паникадило в 40 свечей.

В 1849 г. путиловцем В. А. Макаровым на поминовение – 500 руб.

В 1850 г. от купца Лукина на поминовение – 286 руб. серебром.

От купчихи Кукетовой на поминовение – 300 руб. серебром.

В 1851 г. от сына священника Егорова 266 руб. серебром.

В 1853 г. по завещанию купца Аверина 500 руб. серебром.

В 1854 г. по завещанию коммерции советника П. И. Пономарева на поминовение 2000 руб. серебром.

В 1858 г. разными благотворителями устроена риза на образ Св. Николая Чудотворца, носимый в крестных ходах, на что употреблено сер. 16 ф. 64 золотн..

В 1859 г. от послушника сего монастыря Николая Антонова, (ныне иеромонаха Никанора), на построение теплой Златоустовской церкви – 700 р.

В 1860 г. от почетных граждан братьев Елисеевых на поминовение – 500 руб. серебром.

От С.Петербургского купца Никиты Сафонова на поминовение – 725 и на построение теплой Златоустовской церкви 200 руб. всего – 925 руб. серебром.

От почетного гражданина Т. Ф. Луковицкого лесного материалу – 300 руб. серебром.

В 1861 г. от действительной тайной советницы С. И. Кайсаровой на устройство иконостаса в теплой Златоустовской церкви – 570 руб. серебром.

В 1863 г. через священника Христорождественской, что на Песках в С.– Петербурге, церкви Николая Парийского на поминовение – 250 руб. серебром;

В 1864 г. от действительного статского советника А. Д. Сивкова ??кальных стекол для новостроящейся теплой Златоустовской церкви – 600 руб. серебром.

Из С.Петербургской Духовной Консистории на поминовение шапоч?? мастера Димитрия Макушинова получено 3000 руб. серебром.

В 1864 г. на поминовение почетного гражданина Борисова – 427 р. 80 к.

В том же году от С. Петербургского купца А. И. Голубкова, в память усопшей дочери его Елены, колокол в 100 пудов 27 ф., стоимостью 1700 руб. серебром.

В 1865 г. от Т. Ф. Луковицкого 400 руб. серебром.

В том же 1865 г. от крестьянина селения Михаила Архангела П. Николаева – 650 руб. серебром.

В 1865 и 1866 годах от лесопромышленников, во время сплава д? по реке Сяси – 760 руб. серебром.

В 1869 г. от гвардии штабс-капитана Г. Иванова – 250 руб. серебром.

История приписанного к староладожскому николаевскому монастырю Староладожского упраздненного Иоанно-Предтечева (Ивановского, Иванского, Ивана Святого) монастрыя

Mестоположение монастыря

Приписанный к Николаевскому Староладожскому монастырю Староладожский Иоанно-Предтечев (Ивановский, Иванский) монастырь находился в том же селении Старой Ладоги, в котором находится и Николаевский монастырь, только на противоположном конце этого селения и бывшего, на месте этого селения, в древности города Ладоги. Ивановский Монастырь точно также, как и староладожские монастыри: Николаевский, женский Успенский, упраздненный Георгиевский, стоял на левом берегу Волхова. Он был основан в версте от Ладожской Олеговой крепости, на северозападной стороне Ладоги, на Малышевой горе. С Успенским женским монастырем он находился в самом близком соседстве; а от Николаевского монастыря его отделял целый город Ладога. На восток от места, где стоял монастырь, течет Волхов; на западе – пролегает дорога в Новую Ладогу; к югу лежит сад помещицы Томиловой а за ним Успенский женский монастырь; затем с севера к монастырю прилегают пашни.

Вид из монастыря на окрестности живописный и красивый.

Название монастыря

В древности этот монастырь назывался «Ивановским», «Ивана Святого» монастырем; позднее – «Иванским» монастырем. Самое употребительное и в древности и в настоящее время название монастыря – «Иванским»; в XVII, XVIII и начале XIX-го столетия он чаще писался «Ивановским»; самое правильное его название – «Иоанно-предтечев» монастырь, есть вместе с тем и наименее употреблявшееся название. Все указанные нами названия усвоены ему потому, что он посвящен имени Св. Иоанна Предтечи. «Ладожским», «из Ладоги», «Староладожским» он называется, по месту нахождения своего, в древности – в городе Ладоге, а в позднейшее время – в селении Старой Ладоги, в отличие от других Иоанно-предтеченских, или Иоанновских, Ивановских монастырей, которых на Руси и было, и есть немало.

Создатели монастыря

Синодик Староладожского Ивановского монастыря, писанный полу-уставом в 1734 году, называет «блаженными создателями святыя обители Преосвященного архиепископа Климента Новгородского, Иoaннa и Марии. Кто такие были Иоанн и Mapия? Когда они жили? Были ли это действительно создатели, или только воссоздатели Ивановского монастыря? По какому побуждению они сделались создателями монастыря? – на все эти вопросы мы не находим ответов ни в письменных документах, ни в устном предании Что же касается Новгородского архиепископа Климента, считаемаго создателем Ивановской обители; то единственный с этим именем архиепископ Новгородский жил в ХIII-м веке и в последней четверти этого столетия (с 1276–? занимал Новгородскую архиепископскую кафедру.

Время основания монастыря

Если действительно архиепископ Климент был основателем Ладожского Ивановского монастыря; то начало этой обители восходит к последней четверти ХIII-го века: древность значительная! Конечно, свидетельство синод?? писанного в XVIII-м веке, о событии конца тринадцатого века, не подтверждаемое никакими другими древнейшими прямыми письменными или устными свидетельствами, есть свидетельство очень позднее и решить с полной достоверностью вопрос о времени основания Ивановского монастыря не может свидетельство это, тем не менее, не лишено значительной достоверности в пользу его можно сказать многое. Так, о значительной древности Ивановского монастыря говорят нам уже документы XV-ro века – несомненно верно. По свидетельству «переписной оброчной книги Вотской пятины 1500 года», Ивановской монастырь в XV веке не только существовал, но и владел угодьями и был обеспечен в своем содержании не хуже, если не лучше, других ладожских монастырей. Из этого свидетельства очевидно, что Ивановский монастырь в конце XV-гo века был уже монастырем не новым. Притом н? прямо не препятствует нам возводить древность монастыря и за пределы X?? века; напротив, некоторые соображения побуждают нас с доверием отнестись к свидетельству синодика о создании Ивановской обители apxиепископом Новгородским Климентом и искать начала обители в ХIII веке. Во-первых трудно думать, чтобы монах Даниил, писавший в 1734 году синодик, сам по какому-то произволу, капризу включил в число создателей Ивановского монастыря apxиепископа Климента и сделал ничем не объяснимый подлог в документе великой важности. Трудно думать, чтобы он решился заста?? ложно поминать создателем обители, – поминать при совершении проском?? при совершении величайшего таинства, – Новгородского архиепископа Климента архиерарха, жившего за 400 слишком лет до его времени и не имевшего,?? видно, никаких к нему отношений. И не монах остановился бы пред п?? ным святотатственным, и в то же время совершенно беспричинным и ничем не объяснимым поступком!... Во-вторых, самое имя святителя, ?? нуемого основателем монастыря, не допускает мысли о том, чтобы apxиепископ Климент, без всяких оснований, ложно был внесен в синодик с именем создателя монастыря. Если бы основателем монастыря назван был напр. Новгородский архиепископ Иоанн (преставившийся в 1186 г.) или другой какой либо важный человек с именем Иоанн, или знатный житель Ладоги, даже и без этого имени; то в этих случаях еще можно было бы найти хотя какие-нибудь, мнимые основания сомневаться касательно правильности именования известных лиц создателями обители. Можно было бы, напр., сказать, что создание монастыря приписывается иерарху Иоанну или знатному ладожанину для объяснения или посвящения монастыря Иоанну Предтече и названия его Ивановским, или побуждения построить Иоанно-Предтечев монастырь именно в Ладоге. Но беспричинное, ложное наименование создателем монастыря именно архиепископа Климента решительно необъяснимо. Единственное достоверное объяснение записи в синодике архиепископа Климента с именем создателя монастыря может заключаться в том, что или в древнейших синодиках, с которых писал свой синодик монах Даниил, архиепископ Новгородский Климент именуется создателем обители Ивановской, или устное предание во времена Даниила приписывало основание обители этому именно святителю. Таким образом запись в синодике, именующая создателем Ивановского монастыря святителя, жившего в XIII веке, может служить достаточным основанием для достоверного отнесения начала сей обители к XIII веку. В-третьих, если верно, что Николаевский монастырь основан в первой половине ХIII-го века и если предположить, что Иоанн и Mapия, именуемые вместе с Клементом создателями обители, были современными и почему-либо близкими к этому святителю людьми и притом жителями северной части Ладоги: то этим много будет объясняться основание в Ладоге, в последней половине ХIII-го века, Ивановского монастыря. Основание, в первой половине ХIII-го века, в одном конце Ладоги, монастыря могло возбудить в благочестивых жителях противоположного конца города соревнование и желание иметь монастырь и в своем конце. Климент, Иоанн Mapия ответили на это благочестивое желание решимостью построить обитель в северозападном конце Ладоги, и построили ее. Обитель именуется Иоанно-Предтечевой, во имя, быть может, св. тезоименинника одного из строителей. Именно этот строитель дает свое имя обители, быть может, или потому, что он принес наибольшие жертвы на построение обители, или потому, что во имя св. Климента уже более 100 лет существовала в Ладоге церковь, заложенная св. архиепископом Нифонтом и в монастыре Климентовском, потому нужды не было, а между тем, церкви во имя Предтечи не было. Вот вероятное объяснение создания Ивановской обители в конце ХIII-го века, при соучастии Новгородского архиепископа Климента, именуемого в синодике создателем обители.

Дальнейшая история монастыря

Когда мы в первый раз, по несомненным письменным свидетельствам конца XV-ro века, знакомимся с Ивановским монастырем, он является пред нами не хуже, если не лучше, других монастырей обеспеченных, но потом, с XVII века, он быстрыми шагами начинает клониться к упадку. Сначала его приписывают то к одному, то к другому монастырю, а потом, наконец, и совершенно его упраздняют. В настоящее время от него осталась одна, приписанная к Староладожскому Николаевскому монастырю, каменная Иоанно-Предтеченская церковь с каменной же колокольней, крайне запущенная, имеющая и внутри и снаружи самый жалкий вид, и производящая тяжелое, грустное впечатление на любителей благолепия домов Божиих.

Первые несомненные свидетельства об Ивановском монастыре, встреченные нами, относятся к 1500 году и касаются земель Ивановского монастыря. По свидетельству «переписной оброчной книги Вотской пятины 1500 года Ивановский монастырь владел в это время в Городенском погосте «волосткой», в которой, по старому письму, было, «деревень четырнадцать, а дворов в них семнадцать, а людей тридцать и пять человек, а обж тридцать без двух, а сох девять с третью сохи. И при старом прибыли деревня дворов восемь, а людей 5 человек, пол-обжи». «А по новому письму в ?? волостке деревень тринадцать, опричь дву деревень вопчих (находившихся в общем с другими владениями), а дворов в них, да и в вопчих, двадцат пять, а людей в них сорок человек, а обеж двадцать и полдевяты обж сох полдесяты. А доход монастырю десять гривен без трех денег, сыр106 из хлеба с трехнадцати обеж треть, а с полуштынадцати обжи по сп?? хлеба пятьдесят и четыре коробьи ржи, сто и две коробьи овса, полтретьи ?? цаты коробьи ячьменя». Вот названия деревень, составлявших волостку: 1) деревня Есипкова; 2) деревня Осек; 3) деревня Подол; 4) деревня Вес?? остров; 5) деревня Вельша; 6) деревня Вельша; 7) деревня За рекой; 8) деревня Остров; 9) деревня Гулково; 10) деревня Санила; 11) деревня Гавсар; 12) деревня Заречье; 13) деревня Струга. Сверх того 14) монастырская треть «в Великого князя деревня в Острову в большом дворе» и 15) монастырский жеребей в общей с другими деревн??. II. Кроме деревень, Ивановскому монастырю принадлежало «на Волхове полтони, против Любшина Омуту, вопче с Великого князя полутоне Юрьевской, а ловят зиме, а дают из шестые рыбы.122 III. Землями, ??дившимися в Вотской пятине, владения Ивановского монастыря не огра?? вались: сверх этих земель ему принадлежали земли в Васильевском, ?? метцком», Рождественском Сясьском и Воскресенском, Масельгском погостах Обонежской пятины,123 не уступавшие, если не превосходившие ?? значительностью, волости, находившиеся в Вотской пятине. Вообще в ?? – XVI веках Ивановский монастырь был достаточно обеспечен в своем ?? ствовании.

Сведения об Ивановском монастыре более многосторонние, неограничивающимися одними землями, но касающиеся и монастырских зданий, начи?? встречаться уже довольно поздно. Самые ранние, известные нам сведения об этом предмете, относятся к 1628 году. По описи монастырской, составленной в этом году, в монастыре находились: «1) церковь во имя св. Иoaннa Предтечи деревянная; 2) церковь Вознесения Господня с трапезой; 3) келий монашеских пять; 4) службы; 5) ограда с двумя воротами, забрана тыном; 6) за монастырем – конюшенный двор.124 После 1628 года Ивановский монастырь потерпел не мало изменений в своей судьбе. В 1687 году, грамотой Петра 1-го от 5-го августа, он приписан к Троицкому Зеленецкому монастырю125 а в 1699 году грамотой того же государя приписан к Новгородскому архиепископскому дому, за которым и состоял до учреждения штатов и переписки его из Новгородской в С.-Петербургскую епархию в 1764 году.126 Но приписка его к Зеленецкому монастырю и потом к архиерейскому Новгородскому дому не только не послужила к его упадку; но и привела его в состояние, значительно лучшее того, в котором он находился в 1628 году. Совершенный упадок его начинается уже со времени упразднения его в 1764 году. Что это было так, о том свидетельствуют следующие статистические данные. По описи,127 составленной в 1763 году перед учреждением духовных штатов, в Ивановском монастыре в это время находились: «1) церковь каменная во имя Рождества св. Иoaннa Предтечи, по которой именуется монастырь Ивановским; 2) св. мученицы Параскевы каменная же и 3) колокольня с 5-ю колоколами каменная; 4) келлии настоятельские и братские, также и службы все деревянные; 5) ограда в длину на 32 саженях деревянная. Пахотной земли было тогда за этим монастырем на 510 четвертей; сенного покосу на 1048 копен; крестьян же 364 души». Из этой описи видно, что в 1764 году, Ивановский монастырь, по своим зданиям церковным, находился в значительно лучшем состоянии сравнительно с 1628 годом, и как по своим зданиям, так и по всем материальным средствам превосходил в это время Николаевский монастырь, включенный в штат. Ocтавление монастыря за штатом и отобрание у него земель в 1764 году тот час же породило в нем бедность. По ведомости, присланной в июле 1764 года из Новгородской в С.-Петербургскую Консисторию, в Ивановском монастыре оставались из братии только: 1) настоятель иеромонах Исаия; 2) иеромонах Тимофей и 3) монах Иoнa. На содержание их отпускалось: 1) настоятелю – 10 рублей, 7 четвертей и 3 четверика ржи, и 4 четверика овса; 2) Иеромонаху – 5 рублей, 3 четверти и 6 четвериков ржи и 1 четверть и 4 четверика овса; 3) монаху – 4 р., 3 четверти 6 четвериков ржи и 1 четверть 4 четверика овса. Содержание монастырских зданий было так недостаточно обеспечено, что скоро, как увидим, нужно было обращаться к доброхотным пожертвованиям для поддержания их в целости. Скудость собственных средств монастыря, по отобрании его вотчин, невозможность для него содержаться прилично при помощи доброхотных подаяний в местности не богатой, и притом имевшей в себе два штатных монастыря (Николаевский и Успенский), были причиной того, что в 1764 году, когда был решаем вопрос о том, какие из заштатных монастырей оставить на собственном содержании и какие упразднить обратить в приходские церкви, Ивановский монастырь признали не могущим существовать за счет доброхотных подаяний и упразднен.

По упразднению монастыря, предписано: 1) иеромонаху Тимофей и монаху Ионе, составлявшим братство монастыря, назначенным было сначала к перемещению в Отенский монастырь, переместиться в Староладожский Николаевский монастырь и, до назначения в упраздненный Иванский монастырь белого священника, отправлять в оном Богослужение; 2) церковную утварь – ризницу сдать служившему в монастыре белому диакону Якову Яковлеву, предназначавшемуся во священника к упраздненному монастырю и в последствии времени рукоположенному во священника; 3) хозяйственные принадлежности – медную и оловянную посуду, железные вещи, конюшенные припасы и ве? а равно и лошадей, передать в Николаевский монастырь по описи; 4) съестных припасов часть, по штатному положению, передать в Николаевский монастырь, на содержание перемещенных в него, и имевших отправлять в Ивановском монастыре Богослужение, монахов; часть отдать, в счет окладного денежного и хлебного довольствия, диакону (будущему священнику), пономарю и сторожу Ивановского монастыря; а остальное хранить в наличности за замком. Все эти распоряжения в точности были приведены в исполнение в том же 1764 году.128

В 1765 году диакон Яков Яковлев рукоположен во священника церкви упраздненного Ивановского монастыря. Еще до рукоположения во священника, принявши от братии монастыря обитель с её церковным имуществом и сделавшись распорядителем по удовлетворению всем церковным нуждам её, Яковлев начал испытывать разнообразные затруднения и немало испытал их и по своем рукоположении во священника. От братии принял всего тридцать пять копеек церковных денег; прихода при Ивановской церкви не было; земли отобраны; доброхотных подаяний нет, а между тем нужно было делать расходы и на хлеб, вино, ладан и свечи для богослужения, и на ремонтировку церквей. Для покрытия первых церковных нужд, – для покупки хлеба, вина, ладана и свечей, – он, в 176? году, испросил у начальства разрешение продать вывезенный в 1762 году неупотребленные в дело 200 бревен лесу, – которые лежали без употребления и подвергались гниению. Для возобновления на Иоанно-Предтеченской церкви деревянной кровли, которая, «от долговременного стояния так погнила и самые каменные своды расщелились и сквозь текущая вода ово на св. престол, ово на святыя образа протекает, отчего опасно, чего Боже сохрани, чтобы и совсем129 оная церковь не обвалилась» – священник Яковлев запросил книгу для сбора доброхотных подаяний и при их помощи ремонтировал церковь. Затем в том же 1765 году он должен был хлопотать о нарезке для себя и для причетника земли пашенной и сенокосной, и выхлопотал прирезку её из земель, бывших во владении Иванского монастыря, до отобрания оных в Коллегию экономии.130

До 1811 года Иванский монастырь оставался приходской церковь. 16 февраля 1811 года по Высочайшему указу он, со всеми землями своими, приписан к Староладожскому Николаевскому монастырю с тем, чтобы братия оного совершала в Иоанно-Предтеченской церкви богослужение.131 В ведении Николаевского монастыря Иванский монастырь, – или точнее Иоанно-Предтеченская церковь Ивановского монастыря состоит и доселе.

Во время зависимости своей от Николаевского монастыря церковь Иоанно- Предтеченская дважды, в 1836 и в 1853 году, была поправляема благотворительными людьми; но в настоящее время опять находится в весьма жалком виде и крайне нуждается в ремонте. Вот как описывает состояние этой церкви в сентябре текущего 1870 года настоятель монастыря, архимандрит Иоанн, испрашивая разрешения произвести в ней надлежащие исправления: в приписной к Староладожскому Николаевскому монастырю каменной пятиглавой Иоанно-Предтеченской церкви от долговременного неисправления некоторые кресты обветшали и ветрои поломаны, деревянные главы обветшали и дают течь, на наружных стенах церкви и колокольни штукатурка во многих местах отпала, оголившиеся на стенах кирпичи от влияния воздуха и сырости обсыпаются, по всей церкви закладные рамы и переплеты совершенно обветшали, в смежной колокольне лестницы, перила, двери и крыша со шпилем и крестом обветшали и требуют отделки заново. В предупреждение дальнейших более опасных повреждений Иоанно-Предтеченской церкви необходимо приступить к исправлению означенных ветхостей». Этому внешнему обветшанию и запущенности церкви соответствует и состояние внутренности церкви. Епархиальным начальством 14 октября сего года разрешено произвести в церкви надлежащие исправления, с дозволением покрывать издержки по ремонту, за недостатком других источников, деньгами, выручаемыми от продажи белого песку, находящегося на земле, принадлежащей Иоанно-Предтеченской церкви.132 Будем надеяться, что это исправление приведет Иоанно-Предтеченскую церковь, и внутри и co-вне весьма запущенную, в приличный храму Божию, благолепный вид. Это будет новой заслугой со стороны настоятеля монастыря, уже не мало потрудившегося для благоустроения Николаевского монастыря во всех отношениях.

Значение Николаевского монастыря

Николаевский монастырь, кроме общего всем обителям значения, как места духовных подвигов, имеет 1) значение и народно-образовательное. Из бумаг монастырского архива видно, что при сем монастыре находились с 1810 по 1822 год приходское и уездное училища, для образования детей новоладожского духовенства и причетников, а в 1841 году, указом С.-Пертербургской духовной консистории от 25 апреля, по предложению преосвященного Венедикта епископа ревельского, было заведено училище для поселянских детей и продолжало существовать до 1862 года. В это время, с возложения на попечение местного духовенства образования детей прихожан, учили закрыто. Но в 1869 году, с разрешены высокопреосвященнейшего Исидора митрополита новгородского и с.-Петербургского, открыта при монастыре бесплатная школа для обучения детей окрестных поселений по новейшей методике – грамоте, священной истории, катихизису, арифметике и чистописанию. При скромном обращении наставника с малютками, жаждущими просвещения, при внимательном наблюдении за их нравственностью и обучением, бесплатная школа, не смотря на короткое время своего существования, имеет уже до пятидесяти воспитанников, которые бесплатно пользуются всеми учебными пособиями, теплым помещением и преподаванием грамоты. При взаимном усердии к делу и наставника и учащихся, довольно заметны успехи грамотности, чем вполне вознаграждаются труды и заботы со стороны монастыря о постоянном распространении грамотности среди окрестных поселян. Просвещенное общество показывает живое участие к монастырской школе приношением учебных пособий и советами касательно метода преподавания.

2) По благодати Божией, действующей в сердцах христиан, с теплотой и верой прибегающих к заступлению св. Николая, пред его древней иконой подаются дары врачевания душевных и телесных недугов. Особенно заметно бывает во время ниспосылаемых Богом эпидемических болезней. В эти горестные дни икона носится из деревни в деревню, подавая людям по молитвам святителя Николая, дары милосердия Божия. При таких путешествиях со святыней проявляется теплота веры в Божественную силу даже в душах раскольников, которые с любовью принимают святыню.

Особые события

Б 1747 году Николаевская обитель имела счастье принимать в своих стенах высоких посетителей. В этом году императрица Елисавета Петровна, с наследником престола великим князем Петром Феодоровичем и супругой его великой княгиней Екатериной Алексеевной, посетила Николаевский монастырь, в проезде через Зеленецкий монастырь в Тихвин. Предание сохранило, что августейшие посетители долго здесь любовались живописной окрестностью с высоты кургана, носящего прозвание «Победище».

Крестные ходы

В Николаевской обители установлены следующие крестные ходы:

6 января, на реку Волхов, для освящения воды.

9 мая, в храмовый праздник, вокруг монастыря.

24 июня, из Николаевского монастыря в упраздненный Иоанно-Предтеченский, по случаю храмового праздника.

1 августа, на реку Волхов, для освящения воды.

В праздник св. Пасхи – вокруг соборной церкви.

На второй день св. Пасхи вокруг селения Старой Ладоги, в память избавления жителей от пожара, бывшего в 1857 году.

На третий день Пасхи вокруг соборной церкви.

В праздник преполовения св. Пасхи, на реку Волхов, для освящения воды.

Кроме того, бывают ежегодно, преимущественно летом, крестные ходы из монастыря по окрестным деревням, по желанию крестьян, с согласия местного духовенства. Этими крестными ходами доставляется возможность поселянам, положившим посвящать известный день на молитву Богу в память какого-либо события, исполнять свои обеты.

Средства на содержание монастыря

Главный источник к содержанию монастыря есть часовня, находящаяся в С.-Петербурге. Ежегодный доход её простирается от продажи восковых свечей до 2800 рублей, кошельковой суммы – до 40 рублей, поминовенной и молебенной – до 800 рублей, кружечной – до 400 рублей.

За петербургской часовней следует новоладожская, в которой бывает сбор: от продажи восковых свечей – до 45 рублей, кружечный и тарелочный – до 600 рублей.

В самом монастыре сбирается: свечной суммы – до 200 рублей, кошельковой – до 20 рублей, кружечной и просфорной – до 100 рублей, молебенной и поминовенной – до 100 рублей.

В приписной Иоанно-Предтеченской церкви бывает сбор: свечной – до 60 рублей, кошельковый – до 15 рублей, кружечный и просфорный – до 15 рублей, молебенный и поминовенный – до 20 рублей, арендный в ярмарочное время, в храмовый праздник 24 мая – до 60 рублей.

Сверх того получается: а) процентов на капитал – 19364 рубля, положенный на вечное обращение в пользу монастыря и за поминовение – до 750 рублей; б) арендной платы за пустошь Вымечково – 12 рублей.

Всего годового денежного дохода, на который содержится монастырь, получается около 6500 рублей серебром.

Пахотная, огородная и сенокосная земли обрабатываются наемными рабочими людьми и частью братией. Для таковых работ держится в монастыре до 7 лошадей. С пахотной земли получается ежегодно: ржи до 75 четвертей, овса до 150 четвертей, и ячменя до 15 четвертей. С огородной: капусты до 130 гряд, свеклы до 20 гряд, огурцов до 20 гряд, моркови до 25 гряд, луку до 25 гряд, брюквы до 8 гряд и картофеля до 30 кулей. На луговой земле накашивается сена до 200 возов.

Накопления от 25 коров масла, творогу, сметаны и молока употребляются на общую братскую трапезу.

Земли, принадлежащие монастырю

По упразднению монастыря, земли, принадлежавшие ему, поступили в ведомство Государственной Коллегии экономии а ныне предоставлены монастырю. Земли числится: под самым монастырем – 2030 квадр. саж., под большой дорогой – 2160 квадр. саж., и под бечевником по берегу реки Волхова – 1130 квадр. саж., – всего 2 дес. 520 квадр. саж.

Рядом с этой землей, земля, бывшая во владении г. Мельгунова. В ней находится: под огородами – 718 квадр. саж., под большой дорогой – 336 кв. саж., и под бечевником по берегу реки Волхова 560 квадр. саж., – всего – 1614 квадр. саж.

С западной стороны монастыря – пустошь Горица, вымененная на часть земли бывшего Ивановского монастыря. В ней состоит пашни 3 дес. 1, квадр. саж.

Земли, бывшие во владении Ивановского монастыря, а ныне принадлежащие староладожскому Николаевскому, считается: пашенной – 31 дес. 1600 кв. саж., покосу 9 дес. 1608 кв. саж., под монастырем и церковью 1440 кв. саж., под поселением, огородами, гуменниками и коноплянниками 1200 кв. саж.; под большой дорогой 1 дес. 1400 квадр. саж.; под бечевником р Волхова 2170 квадр. саж., – всего 44 дес. 2228 квадр саж.

Пустошь Карпово-Рублево, в 5 верстах от монастыря; в ней земель пахотной 2 дес. 1350 квадр. саж.; покосу 2 дес. 40 квадр. саж., и под бечевником реки Волхова 1180 квадр. саж., – всего 5 дес. 170 квадр. саж

Пустошь Меньщиковщина, в 6 верстах от монастыря; в ней зе? мелкого дровяного лесу, между коим покос, 6 дес. 2228 квадр. саж., проселочной дорогой 172 квадр. саж., – всего 7 десятин.

Пустошь Вымечково, в 18 верстах от монастыря, внутри дачи П??бенья; в ней земли: пахотной 3 дес. 386 кв. саж., покосу 2380 кв. саж всего 4 дес. 366 квадр. саж.

Рыбная тоня, под названием Шишково, по реке Волхову, в 7 верстах от монастыря; в ней по берегу и к воде земли по 50 саж., а от бере?? воду по обеим сторонам по 60 саж.,– всего 1 дес. 600 кв. саж.

Лесная Долголединская дача, из мешанного дровяного лесу, в количестве 50 дес.; отстоит в 30 верстах от монастыря.

Лесная Ширицкая дача, в 18 верстах от монастыря; в ней мешанного дровяного лесу 217 дес. 1172 квадр. саж., покосу 32 дес. 70 кв. дес. неудобной 1 дес. 32 квадр. саж., под дорогой 450 квадр. саж., – всего ?? дес. 1724 квадр. саж.

Земли, принадлежащие монастырю, под часовнями: с.-петербургской 106 2/3 квадр. саж. и новоладожской – 69 квадр. саж.

Bсе земли, кроме находящейся под с.-петербургской часовней, сос?? в новоладожском уезде, и расположены преимущественно по берегу реки Волхова.

Монастырские здания

В Староладожском Николаевском монастыре, – в самых стенах его, – находятся: 1) две церкви: а) соборная церковь во имя св. Николая архиепископа Мирликийского чудотворца, двухэтажная, с тремя приделами,

б) Иоанно-Златоустовская, выстроенная только вчерне, 2) колокольня; 3) святые ворота; 4) часовня в башне монастырской ограды, и 5) три каменных корпуса и один корпус с деревянным верхом и каменным низом, имеющие различное назначение.

Сверх того монастырю принадлежат находящиеся вне стен его: 1) церковь во имя рождества Иоанна Предтечи с некоторыми службами, – остаток упраздненного Ивановского монастыря, – двухпрестольная с колокольней; 2) две часовни со службами, – из коих одна находится в Петербурге, а другая в Новой Ладоге; 3) скотный двор близь монастыря и сторожевая изба в Ширицкой даче.

1. Соборная церковь во имя святителя Николая

В соборной двухэтажной Николаевской церкви, в верхнем этаже находятся два престола: во имя святителя Николая и в честь Тихвинской иконы Божией Матери, – холодные; а в нижнем этаже приделы: в честь собора Богоматери и священномученика Антипы – холодные.

Год построения Николаевской церкви неизвестен. В переписи 7116 г. (1628) сказано, что церковь во имя Николая чудотворца рассыпалась. Если здесь речь идет, – что всего достовернее, – о той самой Николаевской церкви, которая существует и доселе, быв только возобновляема после 1628 года; а она, очевидно, существовала задолго до 1628 года и потом рассыпалась или вследствие враждебных действий шведов, овладевших в 1611 году, под предводительством Делагарди, Ладогой и произведших в ней опустошения, или вследствие ветхости. В первой половине XVI века она уже существовала. Эго видно из четырех древних антиминсов её, из коих древнейший относится к 1541 году. Из антиминсов этих видно также, что в никольской церкви между 1541 и 1668 годами несколько раз происходили освящения, или, по крайней мере, перемена антиминсов, а именно: а) 1541г. мая 9 дня при благоверном князе Иване Васильевиче всея России, и при архиепископе новгородском Макарии б) 1566 года июня 4 дня при державе благоверного царя, государя и великого князя Ивана Васильевича всея Poccии, при преосвященном Пимене, apxиепископе Великого Новгорода и Пскова; в) 1575 года мая 8 дня, при благоверном царе и великом князе Иване Васильевиче всея Руси и при владычестве преосвященного архиепископа Леонида, Великого Новгорода и Пскова; г) 1668 г. декабря 6 дня, при благоверном государе царе и великом князе Алексее Михайловиче, всея великие и малые белой Poccии самодержец, при благоверной царице и великой княгине Mapии Ильиничне, и при благоверных царевичах Алексее Алексеевиче, Феодоре Алексеевиче, Симеоне Алексеевиче, Иоанне Алексеевиче и при благоверных царевнах. При патриархе Иоасафе московском и при новгородском митрополите (Питириме?)133 и при настоятеле честные обители игумене Феодоре с братией.134

Из развалин, или, во всяком случае, из того неудовлетворительного состояния, которое характеризуется упоминанием о Николаевской церкви как о рассыпавшейся, она воссоздана в XVI веке между 1628 и 1695 годами вероятно, Антипой, одним из создателей монастыря.135 Затем из бумаг монастырского архива видно, что Николаевская церковь была поправляема в 1797 году ладожскими гражданами, в 1835 и 1837 годах на отпущенную из казны сумму 11018 руб. 38 коп. ассигн. Также была поновлена в? при строителе Павле и позже при игумене Аполлосе, устроившем новый иконостас. В 1841 году 15 февраля была освидетельствована паперть, построенная с западной стороны соборной церкви, по утвержденному в с?? министерства путей сообщения и публичных зданий проекту 1 мая 1836 года. Настенная живопись соборной церкви произведена игуменом Аполлосом с разрешения преосвященного Нафанаила епископа ревельского 25 мая 1848 года.

Придел в честь Тихвинской иконы Божией Матери устроен в 1?? из придела того же названия, перенесенного по приказанию преосвященного митрополита новгородского Корнилиян в Николаевский монастырь из Зеленецкого.136 В 1697 году он был освящен.137 В 1761 году 27 октября, н?? деле этом велено перекрыть крыши. В 1826 году придел сей вместе деревянных стенок надстроен кирпичем и поднят выше; окна пробиты ?? кровля покрыта железом вместо проржавленной; пол кирпичный заменен досками и устроен иконостас с иконами. В 1865 году, при игумене ?? не, проржавевшая крыша вновь перекрыта железом и окрашена медян??

Придел во имя священномученика Антипы существовал в в?? церкви за правым клиросом в столпе издавна (до 1695 г.) и, надоб??лагать, устроен неким Антипой – одним из воссоздателей монастыря. В 1827 году за ветхостью и теснотой перенесен в нижнюю церковь ??сто бывшей кладовой и освящен строителем Павлом 23 июня. В 185?? обновлен и 11 октября освящен игуменом Аполлосом.

Придел в честь собора Божией Матери в нижней, теплой церкви ??главный. Время устроения его неизвестно; но устное предание говорит ??придел устроен в то время, когда, по изволений Божию икона Собор ??матери, по видению во сне одному больному путиловцу, явила дары чуд?? ния, избавив его от одра болезненного и преждевременной смерти.

а) Общий очерк храма во имя св. Николая чудотворца

Николаевский храм двухэтажный, об одной главе большой и малой, построен из кирпича с плитой, на фундаменте из булыжного камня. Общий вид его квадратный с тремя полукруглыми выступами (на восточной стороне) для алтарей. Кровля покрыта железом, на четыре ската и окрашена медянкой на масле. Купол круглый с грушеобразной главой, на коей утверждаются яблоко и восьмиконечный деревянный крест, обитый жестью, с четырьмя железными цепями. С северной стороны устроена каменная двухэтажная пристройка для придельных храмов, об одном круглом глухом куполе с грушеобразной главой, на коей стоит деревянный восьмиконечный крест, окрашенный белой краской. Кровля на один скат покрыта железом и окрашена медянкой на масле. С западной стороны пристроена двухэтажная каменная паперть с кровлей на два ската. Кровля покрыта железом и окрашена медянкой на масле.

Длина соборного храма от выпуклости алтарных стен, вместе с пристроенной к нему папертью 11 саж. 8 вершк., ширина, вместе с пристроенными приделами и шатровым крыльцом, 9 саж. 8 вершк, вышина до крыши 5 саж., а с главой до креста 11 саж.

В северо-западной стороне церкви устроено, открытое на две стороны, шатровое крылечко, арки которого поддерживаются тремя колоннами. На площадку крылечка ведут с каждой входной стороны четыре ступени из путиловской плиты. От крылечка в верхний этаж проведена каменная в восемнадцать ступеней лестница.

В северозападной стороне верхнего этажа находится ризница; вход в нее из придельного храма.

В соборной церкви в верхнем этаже главный престол во имя святителя Николая Мирликийского чудотворца, а придельный – Тихвинская иконы Божией Матери. В нижнем этаже главный престол в честь Собора Божией Матери, а придельный – во имя священномученика Антипы. В верхнем этаже придельный храм и паперть соединяются с главным храмом каждый тремя пролетными арками. В главном храме в обоих этажах потолок со сводами поддерживается шестью массивными столбами. В верхней церкви 23 окна: 4 – в куполе, 5 – в алтарях, 7 – в храмах, 2 – в ризнице и 5 – в паперти. Полы в алтарях, храмах и ризнице деревянные, окрашенные масляной краской, а в паперти – из путиловской плиты. Полы в главном алтаре и у солеи до средних столбов возвышены на три ступени. В нижнем этаже от входной двери начинается паперть и затем храм. Главный храм соединяется с придельным тремя пролетными арками. В нижней церкви – 15 окон: 4 – в алтарях, 7 – в храмах, 3 – в кладовых и 1 – в паперти над дверью, полуциркульное. Полы в алтарях, храмах, паперти и в кладовых из путиловской плиты. Полы в обоих алтарях и солеях с клиросами возвышены на две ступени.

По наружной стороне церкви, между окнами, по углам местами находятся широкие, слегка выдавшиеся пилястры. Кругом всего здания идет карниз. Стены оштукатурены и отбелены. На главе, но пояску и между окнами, выделаны кирпичем трехугольные впадины. Внутри главного верхнего храма стены оштукатурены и окрашены, а местами расписаны. Так, в алтаре, на горнем месте, изображена Тайная вечеря; в куполе вверху – образ Tpиипостасного Божества, окруженного херувимами, поодаль – два ангела в ?ках. В междуоконных простенках – двенадцать апостолов, с ору?? их страданий, в четырех группах, по три фигуры в каждой. Под?? лом на сгибах – четыре евангелиста с символическими животными. ?? верной стене драма изображены Беседная Божия Матерь и чудо святител?? колан на море; на западной стене, Воскресение Христово. Над арками, ?? столбов восемь изображений в кругах: св. Димитрия митрополита р?? ского, священномученика Антилы, пророка Давида, пророка Илии, Филорета, митрополита московского, Митрофана епископа воронежского, пророка М?? и пророка Даниила. В паперти, на восточной стене над средней аркой ??ражен Beликий Apxиерей; на западной стене вход Господень во Иepycaлим. В придельном храме Тихвинской Богоматери на потолке изображен Господь Саваоф с распростертыми дланями, окруженный херувимами. Стены н?? го храма оштукатурены и частью выкрашены краской, а частью выбелены известью.

б) Подробнейшее описание внутренности храма

а) Главный храм в верхнем этаже во имя святителя Ник?? apxиепископа Мирликийского, освящен по исправлении в 1848 году. В ??р находятся: 1) образ Владимирской Божией Матери; 2) образ св. Николая чудотворца; 3) образ Тайная вечери; 4) Благовещения Пресвятой Богородице 5) четыре образа евангелистов; 6) Спасителя, благословляющего хлебы ??но; 7) Знамени Божией Матери.

Предалтарный иконостас, столярной работы с резьбой около ?? по карнизу, на колоннах, капителях, базах и поясках, устроен в ?? году на сборную сумму. Иконы расположены не по ярусам, в разных местах и разной величины. Полотно иконостаса окрашено белой масляной краской, а резьба вся вызолочена на полимент. Царские врата с двух сторон прорезные насквозь; над царскими вратами в сиянии и в облаках ?? Дух, две витые колонны с раскинутыми по ним разным гирляндами?? тов, сплошь золоченный на полимент. Вверху над срединой иконой укреплен на яблок четырехконечный деревянный крест; по сторо?? ниже креста разные два серафима, чаша с сиянием и скрижаль зав?? сиянием, сплошь золоченные на полимент.

На царских вратах пять образов: в средине из двух полови?? Благовещения Пресвятой Богородицы, по сторонам четырех евангелий. Над царскими вратами, в углублении фронтона, образ положения во?? Господа нашего Ииcyca Христа; выше сего образ Господа Саваофа. По?? сторону царских врат: 1) местный образ Спасителя; 2) храмовый?? святителя Николая чудотворца, почитаемый чудотворным; древнего и вышиной 2 арш., 5 вершк., шириной 1 арш.. 15 вершк. Святитель Николай изображен в рост; по сторонам история его жизни и чудеса в лиц?? нем риза, венец с митрой, евангелие и двадцать венчиков – сребр?? щенные, на митре три образа Спасителя и двух херувимов – серебранн?? канные 84 пробы, свет и поля беспробного серебра: весу в ризе, в?? и надписях тридцать девять фунтов двадцать четыре золотника. 3) Южные двери; на них образ мученика архидиакона Лаврентия. По левую сторону царских врат: 1) местный образ Божией Матери с Предвечным Младенцем на руках ; 2) образ св. Иоанна Златоустого, древнего письма, длиной 2 арш., 5 вершк., шириной 1 арш. 15 вершк. На нем риза серебряная 84 пробы весом тридцать девять фунтов пятьдесят восемь золотников, художественной работы мастера Ф. А. Верховцева.138

Из икон в прочих местах соборного храма и притвора замечательны: 1) В киоте за правым клиросом образ Спасителя, сидящего на престоле; на нем венец с митрой серебряный, чеканный, 84 пробы, весом один фунт сорок три золотника. По нижнему полю образа написано полууставом: «Лета Господня 1704 сентября в 26 день написан сей святой образ Господа нашего Иисуса Христа в обители иеpapxa Николая чудотворца, что в Ладоге, той же обители при игумене Исаии». Ниже мелкой надписью: «Иконописец Иван Петров сын Лязгин;139 2) образ св. великомученицы Параскевы иконописный, древнего письма, почитаемый чудотворным, мерой в 4 вершка. На нем риза сребропозлащенная, чеканная, без пробы; по ризе венец с короной, убрус и одежда низаны средним и мелкии жемчугом, бермудскими половинчатыми зернами, весом риза с украшениями пятьдесят шесть золотников. В 1686 году, по указу новгородского митрополита Корнилия, образ сей был перенесен в Ивановскую церковь (бывшая Ивановского монастыря) из часовни Песоцкого погоста.

б) Придел в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Престол первоначально освящен в 1697 году, а вторично – 5 декабря 1826 годя. В алтаре иконы: 1) на горнем месте над окном образ Великая Apxиерея, сидящего на престоле; 2) образ св. Иоанна Богослова; 3) св. Николая чудотворца; на нем риза и венец беспробного серебра, чеканные, весом один фунт один золотник; 4) образ Спасителя в терновом венце; 5)Смоленской Божией Матери; 6) св. Феоктиста, apxиепископа новгородского, иконописный и 6) над царскими вратами образ Господа Вседержителя.

Предалтарный иконостас в 1826 г. устроен на монастырскую сумму. Иконостас деревянный, двухярусный, столярной работы, окрашенный белой краской, местами с резьбой золоченой, вышиной четыре с половиной аршина, шириной шесть и три четверти аршина. Царские врата с выгибным верхом из простых досок; вверху на царских вратах сияние, в средине которая написано «Бог». Верх над царскими вратами полукруглый.140 На иконостасе под местным образом Спасителя написан тропарь: «Пречистому Твоему образу покланяемся Благий» и пр., а под местным образом Тихвинской Божией Матери написан тропарь: «Милосердия сущий источник».

На царских вратах пять образов: Благовещения Пресвятой Богородицы и четырех евангелистов. По правую сторону царских врат ?няго яруса: 1) местный образ Спасителя, сидящего на престоле с раскрытой книгой в руке. 2) Св. Николая Чудотворца, высотой 1 арш. 4 вер. и шириной 13 вершков. Под сим образом на белой крашеной доске надпись: «в лето 7205 (1697 г.) декабря в 6 день освящена была сия церковь во имя Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии Одигрии Тихвинская, при державе благоверного государя, царя и великого князя ?? Алексеевича всея великие и малые и белые Poccии самодержца, и при московском патриархе Адриане и при митрополите Евфимии, великого Новгорода и Великих Лук и при игумене Макарии сея обители Николаевского монастыря. А за ветхостью оный храм перестроен строителем сего монастыря иеромонахом Павлом в царствование благочестивейшего государя императора ??лая Павловича всея Poccии, при митрополите Серафиме новгородском С.-петербургском, эстляндском и финляндском и освящен святой храм ?? в лето от Рождества Христова 1826 года декабря в 5 день». По левую сторону царских врат нижнего яруса: 1) местный образ Тихвинской иконы Божией матери; 2) северные двери с полукруглым верхом, на коих образ св. архистратига Михаила.

Во втором ярусе над царскими вратами образ Спасителя с благославляющей рукой и раскрытым евангелием. По правую сторону: 1) образ Иоанна Предтечи, крестителя Господня и 2) св. апостолов Иакова Заведеева, Андрея Первозванного и Петра. По левую сторону: 1) образ Богоматери; 2) образ св. апостолов Иакова Алфеева, Павла и Иоанна.

В верхней Николаевской церкви находятся: а) три паникадила: одн ?вянное, резное, золоченое, в алтаре; другое бронзовое в храме, и третье бронзовое же в притворе; б) одна серебряная и две апплике лампады для возжжения свечей, в) 8 серебряных лампад для возжжения масла и г) один свечник накладного серебра и 19 подсвечников апплике.

в) Алтарь главного престола в нижнем этаже в честь иконы Божией Матери. Престол освящен 27 июня 1847 года. На горнем (над окном) образ Спасителя. Кроме того в разных местах алтаря находятся небольшие и незамечательные иконы.

Предалтарный иконостас, в 1847 г. устроен на иждивение не?? ных благотворителей. Иконостас одноярусный, столярной работы с р?? сплошь золоченый на полимент, поверху иконостаса посредине в сиянии видящее око, по сторонам прорезная резьба; царские двери со сквозной резьбой и глухой панелью внизу; вверху над царскими дверями резьба с ??ком и четырехконечным крестом. По сторонам царских врат две витые колонны с цветочками. Северные и южные двери в отдельных иконостасах с двумя колонками и с двумя полуколоннами со стрельчатыми над дверями дугами и резьбой; стенки у них окрашены белой краской, а резьба позолочена на полименте. На всем иконостасе над капителями шесть резных херувимов. Высота иконостаса посредине три аршина десять вершков, на боках три аршина четыре вершка; ширина по средине шесть аршин, а на боках по одному аршину пятнадцати вершков. На царских вратах пять образов: Благовещенья Пресвятой Богородицы, и четырех евангелистов. По правую сторону царских врат: 1) местный образ Спасителя с благословляющей десницей и разогнутым Евангелием; 2) храмовый образ собора Божией Матери, почитаемый чудотворным, иконописный141 длиной 1½ apшин., шириной 1 арш. 2 верш. На нем риза серебряная, чеканная 84 пробы, – весом 28 фунт.; 3) южные двери с полукруглым верхом: на них образ патриарха Мелхиседека. По левую сторону царских врат: 1) местный образ Тихвинской Божией Матери; 2) св. Николая Чудотворца поясной, длиной 1½ аршин ’Ларт., шириной 1¼ арш., украшен серебряно-золоченой ризой, весом 16 фунт. 64 зол. Образ зтот употребляется в крестных ходах, и во время свирепствования сибирской язвы был носим по окрестным деревням, где по теплой вере прибегающих к помощи святителя Николая были получаемы благодатные дары исцеления. 3) Северные двери с полукруглым верхом, на них образ первосвященника Аарона с прозябшим жезлом.

г) Придел во имя св. священномученика Антипы. Престол первоначально освящен 1827 года 23 июня, а по исправлению внутренности церкви вновь освящен в 1852 году. На горнем месте образ коронования Божьей Матери. В разных местах алтаря находятся небольшие, незамечательные иконы.

Предалтарный иконостас устроен в 1826 году, а поновлен в 1852 году на монастырскую сумму. Иконостас деревянный, одноярусный, столярной работы, крашеный белой краской; на царских дверях резьба, сияние вверху, посредине иконостаса и карнизы золоченые; шириной шесть аршин десять с половиной вершков, вышиной три аршина два вершка. На царских вратах вверху четвероконечный крест с терновым венком и между колонками лиственные венки, золоченые. Между колонками овальные образа Благовещения Пресвятой Богородицы. По правуй сторону царских врат: 1) местный образ Нерукотворного Спаса, и 2) храмовый образ священномученика Антипы, в серебряно-золоченой ризе, мерой в четыре вершка, древнего письма. Образ сей благоговейно чтится местными жителями, особенно страждущими зубной болью. По левую сторону царских врат: 1) местный образ Беседный Божией Матери и 2) северные двери с образом св. Мелхиседека – царя Салимского.

В нижней церкви находится: а) одно бронзовое паникадило; б) 9 лампад апплике для возжжения свечей; в) две серебряных и три апплике лампады для возжжения масла и г) два шестисвечника бронзовых и 9 подсвечников апплике.

2.Церковь во имя св. Иоанна Златоустого

Предполагаемая теплая церковь во имя св. Иoaннa Златоустого начата стройкой в 1860 году, и ныне устроена вчерне по проекту академика Горностаева; она – каменная, продолговатая, о двух главах, крытая железом на месте прежде бывшей каменной Златоустовской церкви, длиной 13½ саженей, шириной 7 саж. ½ арш.

О существовании прежней Златоустовской церкви впервые упоминается в переписке 1628 года. В последующие годы в ней была общая братская трапеза; потом в ней помещались уездное и приходское духовные училища и наконец в 1815 году за совершенной ветхостью она была разобрана.

3. Святые ворота

Между алтарями двух церквей – Николаевской и Златоустовской находятся обращенные к берегу реки Волхова, древние, массивные каменные ?тыя ворота. На фронтоне их прежде была живопись, а по краю в виде ??тика надпись вязью. В настоящее время живопись и штукатурка, большей частью повредившиеся от времени, исправляются. Во св. ворота ведет в?? через распашные двери. Сбоку в нише, как бы на месте калитки, написан образ св. Николая чудотворца в рост.142

4. Монастырская колокольня

Между церквами св. Николая чудотворца и Иоанна Златоустого, находится каменная восьмигранная колокольня с двумя уступами к верху. Кровля с воронкообразным шпилем и крытой гонтом главкой – деревяные, окрашены медянкой на масле. На главке восьмиконечный крест с шаром деревянные, окрашенные белой краской. Внизу колокольни устроена кладовая. У входа на колокольню с внешней стороны пристроена из цоколя площадка на высоту пятнадцати ступеней с поворотом на средине. На площадке на лестнице устроена железная решетка. Сама площадка длиной два apшина четыре вершка, шириной один аршин восемь вершков. С площадки во внутренность колокольни ведут четыре каменные ступени. Внутри колокола устроены четыре деревянных лестницы, в коих пятьдесят одна ступенька, четыре потолка и для света пять разной величины сквозных пролетов. На колокольне, где висят колокола, устроен покатый деревянный двойной пол и находится восемь сквозных пролетов, огражденных крашенными деревянными перилами с точеными балясами. Наружные стены колокольни оштукатурены и отбелены. Стенки внутри колокольни отбелены. Вышина колокольни до крыши семь сажен, с крышей до креста одиннадцать сажен. Толщина колокольни в диаметре три сажени.

Колокола. 1) Посредине колокольни на деревянной балке укреплен большой праздничный колокол, весом сто пудов двадцать семь фунтов. На нем вылиты образа: Тихвинской Божией Матери, Иоанна Предтечи, Николая чудотворца и равноапостольных царей Константина и Елены, и четыре серафима, а также надпись в четыре строки: «Колокол сей вылит в Староладожский Николаевский монастырь при Высокопреосвященном Исидоре, Митрополите Новгородском и Санкт-Петербургском, при настоятеле монастыря игумене Иоанне, в лето от Рождества Христова 1864 августа 30 дня, усердием Санкт-Петербургского купца Алексея Голубкова в память усопшей купчихи Елены». По низу надпись: «вылит в Санкт-Петербурге, на заводе купца Михаила Макарова Стуколкина, весу 100 пуд. 27 фунт.» Прочие колокола размещены в просветах, на деревянных балках: 2) Второй колокол полиелейный, весом в 64 пуда, вылит в 1841 году. На нем вылиты образ Николая чудотворца, пять серафимов и в две строки надпись: «1841 года, месяца июня дня, вылит на заводе Новгородского Юрьева монастыря, в Староладожский Никольский монастырь, усердием строителя иеромонаха Сергия, весом 64 пуда». Из монастырского архива видно, что колокол сей указом С.Петербургской Духовной Консистории 27-го сентября 1830 года, разрешено вылить из пожертвованной в монастырь меди до 40 пудов, и из разбитого монастырского колокола в 24 пуда. 3) Третий колокол в 30 пудов, вылит в 1833 году; на нем вылиты иконы Казанской Божией Матери и Николая чудотворца, и надпись: «В Староладожский Николаевский монастырь, от усердия оного монастыря строителя иеромонаха Августалия. По низу: «сей колокол лил в городе Валдае, колокольных дел мастер Григорий Алексеев Митрофанов 1833 года».

Кроме означенных выше, висят еще 7 колоколов, весом примерно в 10 пудов и менее пуда. Время построения колокольни неизвестно. В прежнее время на колокольне были боевые железные часы, которые предписанием 6 го июня 1754 года вытребованы в Александроневский монастырь.

5. Церковь во имя рождества честного и славного пророка,

предтечи, крестителя Господня Иоанна

Храм этот есть остаток упраздненного Староладожского Иванского монастыря. Храм находится в двух верстах от старолодожского Николаевского монастыря, на возвышенном месте левого берега реки Волхова, прозываемом Малышевой горой. Из надписи, писанной полууставом на таблице из белого железа, хранящейся в монастырской ризнице, видно, что храм построен и освящен в 1695 году. На таблице сказано: «Благоволением и благодатью в Троицк славимого Бога-Отца, и Сына, и Святаго духа, и Пресвятой и Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Mapии. Построен был сей святой храм, честного и славного Пророка и Предтечи, Крестителя Господня Иоанна, святого рождества его. При ?жаве Благочестивейшего Великого Государя нашего Царя и Великого К?? Петра Алексеевича, всея великие и малые и белые Poccии Самодержца, и Великом Господине Святейшем Андрияне Патриархе Московском и всея России. А построися сия святая Божия Церковь, благословением Великого господина, Преосвященного Корнилия Митрополита Великого Новгорода и Великих Лук, в первое лето архиерейства его, лета 7203 года, от Рождества Христова 1695. А иконостас устроен термисорной работы, и святые ??ские двери также и святые иконы поновлены в этой же церкви Рождества святого Иоанна Крестителя в 1738 году, тщанием того монастыря строителя иеромонаха Михаила, на собранные деньги от доброжелательных вкладчиков».

При Иоанно-Предтеченской церкви устроен придел в честь св. вел мученицы Параскевы, образ которой по указу преосвященного Корнилия, митрополита Великого Новгорода и Великих Лук в 1688 году был перенесен из часовни Песецкого погоста в Иоанно-Предтеченский монастырь. В ??денной, при бумагах монастырского архива, старинной записке сказано: ??указу Преосвященного Kopнилия, Митрополита Великоновогородского и Великолуцкого, Зеленецкого монастыря игумену Никодиму велено из часовни ??сецкого погоста образ великомученицы Параскевы перенесен в Староладожский Иоанно-Предтеченский монастырь, что на Малышевой горе, также и часовню 1688 года, и где святая её икона стоит и поныне, честного Рождества Иоанна Предтечи в приделе».

В Предтеченской церкви, по временам, были производимы исправления. Из оставшихся бумаг монастыря, до нас дошли об этом следующие известия: в 1738 году царские двери и иконы были поновлены. 1823 года, ?? 3-го дня, в полдень, повредило молнией при сильном громовом ударе, и ??поле крышу, и разбило в щепы два образа: Божией Матери и Иoaннa Богослова, находившееся вверху над иконостасом перед распятием Господним. ??хость Предтеченской церкви доходила до того, что ее предполагали разобрать, но поступивший в 1836 году в число братства иеромонах Феофан ?? нин,(из купеческаго сословия), своим старанием и иждивением возобновил церковь и колокольню, подвел фундамент из цоколя кругом всей церкви. В 1853 году, все главы на Иоанновской церкви перекрыты вновь гонт?? окрашены на сумму, пожертвованную купцом Славным. В текущем 18?? году разрешена новая ремонтировка церкви.

Храм во имя Рождества Предтечи одноэтажный, холодный, пятиглавый построен из кирпича с плитой, на фундаменте из булыжного камня, обнесен вокруг по низу с наружной стороны цоколем и путиловской плитой. С северозападной стороны к Иоанновскому храму пристроены: теплый придел во имя св. великомученицы Параскевы, трапеза, паперть и колокол каменные. Общий вид храма квадратный, с двумя выступами против алтарей, у главного о семи гранях, а у придельного – о пяти гранях. Кровля храма, придела, паперти и колокольни – деревянные, крашеная медянкой и мумией на масле. На соборном храме пять глав и на приделе одна глава, покрыты деревянным гонтом. Над соборными главами восьмиконечные кресты с шарами, деревянные, крашеные белой краской, с железными цепями; на придельной главе крест железный, сквозной, с надделанными железными крестами, крашеный. Соборный храм от придела и от паперти отделен каменными стенами. Придельный храм отделен от трапезы также каменной стеной. Длина соборного храма с папертью и выпуклыми алтарными стенами двенадцать сажен; ширина вместе с приделом десять сажен восемь вершков; вышина до папертной крыши две сажени восемь вершков, до придельной и трапезной крыши две сажени два аршина, от придельной крыши вышина главки с крестом три сажени один аршин; вышина до крыши соборного храма пять сажен четыре вершка, а от крыши вышина главного купола с крестом семь сажен два аршина. Стены снаружи и внутри, и своды внутри грубо оштукатурены и отбелены известью. Внутри соборного храма главный купол открытый с восемью просветами для окон. Поддерживается он четырьмя квадратными столбами, из коих два с усеченными углами на квадратных пьедесталах, обложенных шлифованной плитой. С южной стороны паперти входное крыльцо между трех пролетов каменной колокольной стены; на площадку крыльца вход по ступеням, коих в прямой линии с правой стороны по шести, а с левой – семь, все из путиловской плиты. Пролет, ведущей от крыльца в паперть, полуцыркульный. Полы в алтарях, в храмах, в трапезе, в паперти, из путиловской плиты. Окон в главном алтаре три, в храме по низу и по верху восемь, в придельном алтаре два, из коих одно узкое, в храме два, в трапезе три, в паперти шесть. На крыше придельной церкви, трапезы и паперти три слуховых окна. Кроме того из трапезы придельного храма есть выходная дверь. В северозападном углу трапезы устроена небольшая келья, для которой отделено одно окно из трех трапезных. В главном алтаре по линии иконостаса, между столбами устроены деревянные антресоли с таковой же решетчатой перегородкой. На антресоли вход по узкой деревянной лестнице, устроенной с левой стороны близ каменного столба. Над срединой решетки вверху написаны облака, в коих три херувима и надпись: «По второй завесе скиния, глаголемая Святая Святых, злату имущи кадильницу и ковчег завета окован всюду златом , в нем же стамна злата имущая манну и жезл Ааронов прозябщий и скрижали завета». Глава 2. По бокам два Ангела, один стоящий, а другой склонившийся на колена. На самой решетке в один ряд изображены двенадцать херувимов. Все изображения живописные.

а) В алтаре главного храма во имя рождества честного славного пророка, предтечи и крестителя Господня Иoaннa, находятся: 1) на горнем месте образ Спасителя, иконописный; 2) по правую сторону образа Спасителя, образ св. Иoaннa предтечи, 3) по левую образ Божией Матери с соединенными дланми. И затем иконы в разных местах алтаря.

Предалтарный иконостас исправлен вместе с храмом в 1840 году при помощи благотворителей, старанием сего монастыря иеромонаха Феофана. Иконостас пятиярусный, столярной работы, с резьбой по местам, окрашен белой краской, а резьба золоченная. Царские двери и над ними полуциркульный верх прорезанные насквозь и сплошь золоченые. Вверху в четырех местах над иконостасом резные изображения из ветхого и нового завета, сплошь золоченые. Вышина иконостаса четыре сажени один аршин двенадцать вершков, ширина пять сажен. На царских вратах п? овальных образов: Благовещения Пресвятой Богородицы и четырех Евангелистов, живописные на жести. По правую сторону царских врат нижнего яруса, иконы: 1) Вознесения Господня, 2) св. Иоанна предтечи. На образе Предтечи риза серебряная, чеканная, 84 пробы; два венца сребропозлащенные чеканные и два овальные креста с черновой надписью, сребропозлащенные весом девять фунтов семьдесят два золотника; 3) образ сошествия Святого Духа на апостолов, и 4) южные двери, над коими вверху изображен серафим. На дверях образ архидиакона Лаврентия. По левую сторону царских врат нижнего яруса иконы: 1)Тихвинской Божией Матери; 2) св. Святителей: Петра, Алексея, Ионы и Филиппа – митрополитов московских; Никиты епископа и Иоанна архиепископа новгородских; над ними вверху образ Спасителя; 3) северные двери, над коими вверху изображен серафим. На дверях – образ архидиакона Стефана.

Во втором ярусе в полуциркуле над царскими вратами, в овальной крестовой раме образ Тайной вечери. По правую и левую стороны образа Тайной вечери второго яруса иконы двунадесятых праздников.

В третьем ярусе посредине образ Господа Вседержителя. По правую и левую стороны среднего образа третьего яруса, иконы: Божией Матери, Иоанна Предтечи и апостолов.

В четвертом ярусе посредине образ Знамения Божией Матери. По правую и левую стороны среднего образа четвертого яруса, иконы ветхозаветных пророков

В пятом ярусе в средине образ снятия с креста Господа нашего Иисуса Христа. По правую и левую стороны сего образа два изображения страданий Господа нашего Иисуса Христа. Над срединой иконостаса водружен восьмиконечный крест с изображением распятого Господа с предстоящими Богоматерью и Иоанна Богослова.

б) Придел во имя св. великомученицы Параскевы. В алтаре: 1) в горнем месте – образ Тихвинской Божией Матери; 2) за жертвенником – резное изображение распятого Господа на деревянном кресте.

Предалтарный иконостас возобновлен в 1840 году усердием иеромонаха Феофана. Иконостас двухярусный, столярной работы, крашен белой краской и местами золоченный. Царские двери с полуциркульным верхом простой работы, укреплены на двух квадратных колоннах, у коих изображены у правой колонны вверху два серафима и ниже: св. ангел Господень, Григорий Богослов, архидиакон Лаврентий, Афанасий патриарх александрийский, архидиакон Авив и Николай чудотворец; у левой колонны вверху два серафима, и ниже: св. ангел Господень, Василий великий, архидиакон Стефан, Иоанн Златоуст, архидиакон Ермила, Кирилл патриарх александрийский. Высота иконостаса шесть аршин восемь вершков, ширина восемь аршин восемь вершков.

На царских вратах изображены: Благовещение Пресвятой Богородицы и четыре евангелиста. Над царскими вратами образ Господа Саваофа, по сторонам коего Тайная вечеря. По правую сторону царских врат первого яруса находятся: 1) образ Господа Вседержителя; 2) св. великомученицы Параскевы; 3) южные двери, над коими вверху изображен серафим, а на самих дверях праотцы: Авраам, Исаак и Иаков. По левую сторону царских врат первого яруса иконы: 1) Божией матери Гефсиманская; 2) св. Иоанна Предтечи; 3) северные двери, над коими вверху изображен серафим, а на дверях образ архидиакона Стефана.

Во втором ярусе, над царскими вратами, образ Господа Вседержителя, с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей. По правую и левую стороны среднего образа второго яруса, находятся иконы св. апостолов. Вверху иконостаса над царскими вратами, изображен крест с распятым Господом, по сторонам коего предстоят: Богоматерь, Иоанн Богослов, Логгин сотник и Mapия Магдалина.

В Ивановском храме находятся: а) медное паникадило; б) 7 лампад для возжения свечей, апплике и в) два трисвечника бронзовых, три свечника и два подсвечника апплике.

6. Иоанно-Предтеченская колокольня

Колокольня построена в 1695 году; а в 1840 году возобновлена иеромонахом Феофаном на иждивение благотворителей. Колокольня восьмигранная, построена из кирпича в смешении с плитой, одним боком примыкает к паперти Предтеченской церкви, а другим опирается на два контрфорса, соединенные между собой и со стеной паперти тремя арками. Под означенными арками находятся три лестницы, у коих площадки образуют входное крыльцо в церковь. Вход на колокольню устроен из паперти в одну дверь; ход на колокольню ведет сначала стеной на возвышении пятнадцати каменных ступеней, а потом двумя деревянными с поворотом лестницами о девятнадцати ступенях. Во входе на колокольню для света устроены четыре окна, а где висят колокола, находятся восемь пролетов, огороженных деревянными перилами с решеткой. На колокольне крест деревянный, крашеный, главка покрыта деревянным гонтом, а крыша тесом, и окрашена медянкой на масле. Стены колокольни внутри и снаружи отбелены известью. Вышиной колокольня с крестом и главой от низу 13 саж.. а длиной и шириной по 2 саж. и 1½ аршина.

На колокольне находятся четыре колокола: один большой, другой – средний два маленьких. На колоколах сохранились надписи. На большом колоколе написано (начало от восьмиконечного креста): «лета 7112 (1604 г.) к вознесению и к рождеству Иоанна Предтечи на Малышеву гору в ладогу слито два колокола при Благоверном Господаре Царе и великом Князе Борисе Феодоровиче всея руси при его благоверной Царице великой Княгине Mapии при их Благородных чадах Царевиче Феодоре Царевне Ксении и при освященном Митрополите Исидоре великого Новаграда и при настоящем игумени Деонисии». На среднем колоколе (начало от херувимской головки) написано «Si. Deus. Pro. Nobis. Quis. Contra. Nos. (т. e. Если Бог за нас, кто против нас). «Anno 1643 С. О. S. F. М. Rom 8». На колоколе изображены два единорога, стоящие на задних ногах и потом посредине в виде клейма:

N

А ТОПА ΘЭТ

А ПЭАΘ

7. Часовни

Староладожскому Николаевскому монастырю принадлежат три часовни: 1) одна в С.-Петербурге, на углу Большего и Малого Царскосельских проспектов; 2) другая в городе Новой Ладоге у Горбатого моста, по Большому проспекту и 3) третья – в монастырской ограде, в северовосточной ба?

а) Часовня в С.-Петербурге

Часовня, устроенная в С.-Петербурге на углу Большого и Малого Царскосельских проспектов, построена с Высочайшего разрешения в 1827 году усердием С.-Петербургского купца Саввы Шуманова, и 2 июля 1841 года по Высочайшему повелению освобождена от исправления шоссе и мостовой, ? вая обязанность возложена на город. Часовня каменная, одноэтажная, с круглой железной крышей посредине и со скатом на четыре стороны по концам. Над крышей круглая глухая главка, в средине которой укреплен деревянный обитый жестью восьмиконечный крест с медным под ним шаром. По восточной и южной сторонам часовни семь кирпичных колонн. Внутри часовни глухой купол ??сей часовне примыкает с западной стороны каменный одноэтажный дом крытый железом на два ската, а с северной стороны каменная с воротами ограда, крытая на два ската железом. Внутри двора каменный одноэтажный сарай, крытый железом на два ската. Длина часовни с пристройкой по??. Большего Царскосельского проспекта одиннадцать сажен один аршин ?? вершка, а ширина по линии Малого Царскосельского проспекта с воротами и сараем двенадцать сажен. Вышина часовни до крыши две сажени два аршина, а с крышей и главой до креста – четыре сажени один аршин. Высота жилого дома, до крыши одна сажень и два с половиной аршина. Вышина сарая и ограды до крыши одна сажень и десять вершков, а с крышей две сажени десять вершков. По наружному фасаду стены часовни с к?? нами, равно как и стены жилого здания и ограды оштукатурены и окрашены. Стены и потолки внутри часовни и жилых келий оштукатурены. Купол в часовне обнесен лепным карнизом. Внутри часовни стены окрашены голубой масляной краской, купол и около купола стены окрашены клеевой краской. На стенах написаны масляной краской образа: сверху иконостаса, – Нерукотворенного Спаса, а в стрельчатых углах стен – четырех евангелистов. Над входной дверью в часовню написано клеевой краской Всевидящее око в сиянии. В нижних келлиях стены местами покрыты разными колерами клеевой краской, а в двух келлиях оклеены обоями. Входное крыльцо в часовню о трех ступенях и площадка из путиловской плиты; полы в часовне и в жилых келлиях деревянные крашеные. В часовне против иконостаса пол возвышен на одну ступень. Окон в часовне по Большому Царскосельскому проспекту шесть.

Иконостас в часовне устроен в 1828 году на монастырскую сумму. Иконостас двух ярусный, деревянный, столярной работы, крашеный голубой масляной краской; на нем находятся местами резьба и полуколонки, золоченые на полимент. Тумбы под колонами и панели окрашены белой масляной краской. Вышина иконостаса одна сажень два аршина, ширина по линии иконостаса до поворотов две сажени, ширина в поворотах каждой стороны по одному аршину шести с четвертью вершков.

Замечательнейшие по ценности иконы в часовне – следующие, находящаяся в нижнем ярусе иконостаса: 1) посредине иконостаса образ Господа Вседержителя, сидящего на престоле, иконописный в серебряной, местами позлащенной чеканной ризе, 84 пробы; весом риза одиннадцать фунтов шестнадцать золотников; 2) по правую сторону среднего образа нижнего яруса, образ св. Николая Чудотворца, иконописный. По полям образа изображена история жизни и чудес св. Николая Чудотворца. На нем риза с венцом сребропозлащенная чеканная без пробы: на полях риза серебряная, 84 пробы, девятнадцать венцов сребропозлащенных, двенадцать надписей серебряных с чернью; весом риза со всеми принадлежностями одиннадцать фунтов тридцать шесть золотников; 3) образ св. Иоанна Предтечи в серебряной, местами позолоченой ризе, весом в девять фунтов девяносто два золотника; 4) образ св. великомученицы Параскевы, в серебряной местами позлащенной ризе, весом девять фунтов двадцать четыре золотника; 5) по левую сторону среднего образа нижнего яруса, образ Тихвинской Божией Матери, иконописный, в серебрянной ризе, весом в двенадцать фунтов тридцать шесть золотников; 6) образ св. великомученика Антипы в серебряной ризе, весом в девять фунтов девяносто золотников; 7) образ трех святителей: Bacилия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого; на нем свет и поля серебряные, 84 пробы, четыре венца сребропозлащенные, весом пять фунтов и шестьдесят шесть золотников.

В часовне находятся: а) 2 паникадила: одно алебастровое и одно бронзовое; б) 8 лампад апплике для возжжения свечей; в) 3 серебряных и 4 апплике лампад для возжжения масла и г) один трисвечник и два подсвечника апплике.

б) Часовня в городе Новой Ладоге

Часовня, находящаяся в городе Новой Ладоге у горбатого моста по Большому проспекту, устроена в 1818 году с Высочайшего соизволения по плану, одобренному преосвященным митрополитом Амвросием и утвержденному С.-Петербургским губернатором Щербининым на сумму и из материалов, ?твованных благотворителями. Часовня каменная, одноэтажная с фронтом на две стороны и с четырьмя колоннами по одной стороне; вышиной до ??она – две сажени девять с половиной вершков, а с крышей, ку?? и крестом четыре сажени двенадцать вершков, длиной три сажени ??вершков, шириной две сажени. На ней крыша железная, скатом на ?? стороны с усеченными углами, окрашена зеленой масляной краской, Посредине крыши выдался четырехгранный купол с усеченными углами ??ним деревянный, обитый железом, крест, у коего внизу на стержне сделан из железа шар. Совместно с часовней пристроен деревянный ?? этажный дом со светелкой посредине. На нем крыша деревянная на два ската, а на светелке на два же ската, только в противоположную сторону; крыши дома окрашены мумией на масле. Дом вышиной до св?? одна сажень один аршин и четыре с половиной вершка, а со све?? две сажени два аршина и девять вершков:, длиной три сажени два ?? двенадцать вершков, шириной две сажени два аршина и десять вершков. К дому примыкает деревянный дровяной сарай вышиной одна сажень ??аршин четыре с половиной вершка, длиной три сажени один?? шесть вершков; шириной одна сажень два аршина девять вершков на лицевой стороне большого проспекта, идет с поворотом каменная ?? начинающаяся от часовни выездными воротами. На ограде крыша же, ??окрашенная мумией на масле, а стены с лицевой стороны оштукатурены и отбелены; ограда длиной семь сажень шесть с половиной вершков, в ??одна сажень один аршин. Наружные стены часовни оштукатурены, ??лены охрой; во фронточах – живописные образа; Нерукотворенного образа святителя Николая чудотворца, под которыми на поясках надписи – у ?? творенного Спаса «приидите ко мне вси труждающиеся и обременении и я упокою вы», а у Святителя Николая: «Блажени милостивии, яко тии помилованы будут». Входная площадка перед часовней возвышена на две ступени путиловской плиты У входа в часовню железная решетка, обшитая ??железом и окрашенная зеленой краской. Над входной дверью полуциркульная арка. Над входом с северной стороны также полуциркульная арка; внутри часовни стены оштукатурены и окрашены масляной краской. На с?? изображены: вверху на средине свода в круге св. Дух, по сторонам над иконостасом Распятие Господне с предстоящими Богоматерью и Иоанном ?? По правую сторону сего образа Тайная вечеря, по левую умовен?? Спасителем своим ученикам; на противоположной стороне снятие со креста Господа нашего Иисуса Христа. Ниже сих образов в трех группах расположены херувимы в облаках. Пол в часовне из путиловской плиты ??ле Из часовни ведет дверь в келлию часовенного монаха, а из келлии ??строенный дом.

Иконостас в часовне устроен в 1820 году на монастырскую ?? иконостас двухярусный, столярной работы, окрашеный зеленой краской местами с резьбой, золоченой поталью; вышиной пять аршин десять вершков шириной четыре аршина два вершка. Значительнейшая иконы в нижнем ярусе иконостаса: 1) в средине образ святителя Николая; на образе риза и три венца сребропозлащенные, чеканные 84 пробы, весом три фунта сорок два золотника; 2) по правую сторону образа Николая Чудотворца образ Воскресения Христова; 3) по левую сторону образ св. Климента папы Римского, Зосимы и Савватия Соловецких.

в) Часовня при монастыре

Башня, в которой устроена эта часовня, сделана в 1837 году, а часовня в 1864 году, на монастырскую сумму, с помощью благотворителей. Башня двухэтажная, каменная, у которой низ квадратный, а верх круглый, с такой же крышей. Над верхом восьмигранный фонарик, в виде купола со шпилем; сверху восьмиконечный крест с яблоком из жести. Первый этаж от второго отделяется, с четырех сторон, фронтонами. Шпиль, фонарик и крыша, нa верху, и на фронтонах покрыты железом, и окрашены медянкой и мумиею нa масле. Стены внутри и снаружи отбелены и оштукатурены, а внутри выкрашены розовой краской. Во втором этаже башни восемь, а в нижнем одно окно. Внутри часовни, пол из путиловской плиты. На наружной стене, по направлению в реве Волхову, во фронтоне, написан образ Господа Саваофа с распростертыми дланями, и в нишах, по сторонам двери, преподобный Сергий Радонежский чудотворец и Тихон епископ Воронежский. По направлению к селению Старой Ладоге, во фронтоне, написан Тихвинский образ Божией Матери, поддерживаемый двумя ангелами. В нишах, по сторонам окна, преподобные Александр Свирский и Мартирий Зеленецкий. Вышина башни с фонарем, шпилем и крестом, семь сажен один аршин, длина две сажени, ширина две сажени три вершка.

Иконостас, в часовне, столярной работы, двухярусный, крашеный голубой краской, с палевыми каймами; вверху иконостаса, белой жести крест; вышиной иконостас три аршина четырнадцать вершков, длиной, до поворотов, три аршина четырнадцать вершков, в поворотах по одному аршину.

8. Монастырская ограда

Монастырь кругом, на пространстве 200 саж., обнесен каменной оградой, по углам которой возвышаются четыре каменные башенки. В одной из этих башенок, в северовосточной стороне, по линии проезжей дороги, как мы видели, устроена часовня, на поклонение едущим и мимоидущим путникам. Ограда эта строена с 1834 по 1839 год.

9. Монастырские жилые помещения и службы

Внутри монастырской ограды находятся следующие жилые помещения:

1) Каменный, двухэтажный корпус, покрытый железом, длиной 12 саж.; шириной 4½ саж., в котором ныне помещаются настоятельские и братские келлии, трапеза, кухня и погреб. Этот корпус разрешено построить, 8 января 1812 г., по смете суммой в 4749 руб. По разрешению Комитета Министров, Департаментом Государственных Имуществ дозволено, 17 февраля 18 130вырубить для построения сего корпуса, из пустоши Сойкино, 5ООштук строевых дерев. К этому корпусу, с северозападной стороны, впоследствии построен каменный ледник и над ним жилые братские келлии, длиной ?? шириной 4 саж.

2) Большой корпус, крытый железом, длиной 13 саж., шириной ?? каменный, трехэтажный. В нём верхний этаж занимается библиотекой, бесплатной школой и братией, а в нижнем этаже, помещаются разный ??выя. Он устроен по Высочайшему утвержденному плану 29 ноября 185?? на сумму, пожертвованную доброхотными дателями, с употреблением ??л монастырской Долголединской дачи.

3) Каменный одноэтажный корпус, с деревянной крышей, занимаемый братией, длиной 6½ саж., шириной 4½ саж. Он построен в 1830 году на благотворительскую сумму.

4) Корпус гостиных келий, в смежности с малым братским, ??12 саж., шириной 3 саж. У него верх деревянный, а низ каменный 1864 года, корпус этот представлял одни развалины; теперь же исправлен заново и покрыт железом. В нем вмещаются шесть номеров келлии ??приезд богомольцев, просфорня и пять келий для жительства братии ??бым входом из монастыря.

10. Строение вне ограды

Вне ограды, кроме часовен с пристройками, Никольскому монастырю принадлежат следующие строения: на конном и скотном дворе жила ??конюшни и сараи деревянные, обнесенные деревянным же забором, ??каменный. В 1865 году, на запад от скотного двора, устроена деревянная братская баня, а на юг, деревянная рига с гумнои. Кроме сих зданий находятся: при монастырском огороде изба, для жительства огородника; np?? упраздненного Ивановского монастыря, деревянная изба для сторожа и л ??торговли во время ярмарки, бывающей ежегодно 24 июня и продолжаю ??четырех дней; и такая же сторожевая изба в Ширицкой даче.

Ризница и в ней примечательные предметы

Монастырская ризница в строгом смыслы не богата. Хотя о ??разного рода, особенно мелких ризничных вещей, как-то: поясов, ??цев и т. п. в монастыре не мало, но большей частью они ветхи, а во?? замечательны. Но церковной утвари: крестов, священнослужебных ?? достаточно, и между ними есть замечательные, или по своей ценности ??археологическом отношении. Есть также в ризнице несколько икон: ??чательных своей древностью.

а) Евангелий напрестольных в монастыре семь. Замечательней ??них, по своей изящной отделке, Евангелие, устроенное при настоятеле м?? иеромонахе, (ныне архимандрите), Феофане. Евангелие в лист; печ?? Москве 1841 года; в сребропозлащенном переплете 84 пробы, длиной 11¾ верш., шириной 7¾ верш.; весом примерно 10 фунтов. Eвангелие с 5-ю финифтяными иконками и украшением из аквамаринов и страз. На нижней доске Евангелия надпись: «Божиим благословением и милостью Божией сооружено святое cиe Евангелие в обителе святителя Николая усердием и старанием строителя иеромонаха Феофана с братией 1845 года мая 9 дня». На внутренней стороне верхней доски вложены овальные серебряные створцы, мерой 1¾ верш., в которых заключаются мощи святых: Димитрия митрополита Ростовского, великомученицы Варвары, преп. Евфимия Суздальского, преп. Евфросинии Полоцкой и др.

б) Напрестольных крестов сребропозлащенных – пятнадцать. Из них замечательнейшие:

Крест восьмиконечный, длиной невступно три четверти аршина, наподобие престольного; на нем украшение цированное, сребропозлащенное, между коим черновая работа; в средине – изображение распятого Господа, с группой предстоящих: вверху Господа Саваофа и Духа Святого; по концам в круглых клеймах надпись: «Царь Славы IC ХС НИ КА»; на нижней стороне у рукоятки надпись: «лета 7066 (1558 г.) сделан бысть крест при старосте Саве и при другом старосте Мартыне». Крест этот пожертвован в монастырь в 1854 году коммерции советником П. И. Пономаревым.

Крест четвероконечный, напрестольный, деревянный, обложенный крутом серебром золоченым, длиной 10½ вершков; на нем, на верхней стороне в средине литое изображение распятого Господа; вверху над ним Господь Саваоф и Св. Дух; по сторонам и по низу чеканные изображения: поднятие на крест, снятие с креста, положение в гроб Христа; на рукоятке чеканные орудия страстей Господних. Украшен местами, по краю, бермудскими половинчатыми зернами. На нижней стороне чеканные изображения: Воскресение Христово, несение креста, моление о чаше и плачь апостола Петра, по троекратном отречении от Христа. На нем надписи в среднем клейме: «м.143 Иоанна Златоуста. М. Григория Богослова. Мч. Арефы. М. Феклы прехвальные. М. Микиты епископа, Иоанна епископа и Новгородских. М. мч. Феодора Стратилата». На другом меньшем круглом клейме надпись: «м. мч. Феодора Тирона. Часть мантии Александра Свирского Чудотворца и многих святых мощей угодников. На рукоятке вырезана надпись: «лета 7205 (1697 г.) марта в 15 день построен сей крест Господень будучи на Москве повелением Зеленецкого монастыря Игумена Лаврентия и положен в церковь николаевского монастыря. Что в ладоге вроды родов неотъемлемо а серебра в нем весом 212 золотников. А за мастерство и за серебро и за золото дано 50 руб. во славу святой троицы во веки. Аминь».

Крест четвероконечный, напрестольный, серебряный, слабо золоченый; на верхней стороне его чеканные изображения: распятого Господа, Вверху Господа Саваофа и по сторонам: Богоматери и Иоанна Богослова; внизу глава Адамова

и орудия страстей Господних; по углам четыре серафима; на нижней стороне резьба и пять круглых клейм; на одном из них надпись: «с 1703 г января в 20 день сей крест построен в Ивановском монастыре по князе при Иване Ивановиче Троекуровом, а построила княгиня его Настасия Васильевна. А ?115 золотников».

Два деревянных креста, сквозные, разные из кипариса; длиной п?? вершка, на первом вырезано в средине распятие Господне с предстоящими вверху Господь Саваое и Св. Дух; внизу положение во гроб и св. Иаков ?? Божий; по сторонам евангелисты Матвей и Марк; на другом кресте, в ?? не, Богоявление Господне, вверху Воскресение Христово, внизу Благовещени?? святые Богородицы и св. Николай Чудотворец. Кресты вделаны в фут?? устроенные в виде крестов; по краям каждого из них надпись славя?? вязью: «сей животворящий крест пожалован усердием своим в Староладожском Николаевском монастыре Преосвященным Гавриилом митрополитом Новгородским и С.-Петербургским, за старание и возобновление оной обители, новоладожским купцам Петру и Василию Охряевым в 1797 году месяца июня в 10 день»

в) Священнослужебных сосудов в монастыре 8 номеров. Из них наиболее замечателен, по своей прочности и изящной работе, сребропозлащенный массивный сосуд, весом 7 ф. 82 зол., работы Ф. А. Верховцева ??меров сосудов серебряные, позолоченные; один оловянный.

г) Ковчегов 4 номера: два сребропозлащенные, один бронзовый и оловянный. Дароносица одна серебряная; по местам золоченая.

д) Кадил 7: 5 из них серебряные; 2 апплике.

е) Водосвятных чаш три: две апплике и одна медная, старинная ??последняя чаша заслуживает внимания в археологическом отношении. ?? тику чаши цирован образ Спасителя (один лик), по венцу коего славя ?? литерами начертано: «ООН и IC. ХС». Потом следует надпись: «Лет?? (1602 г.) мая в 20 день Божией матери стые живоначальне Трца и прид?? богоносного отца нашего Михаила Клопского чудотворца сделана бысть ч?? вней же святити вода при игоумене Maкариа повелением раба Божия тое ??тели инока Иоакима в дом живоначальныя Троица и преподобномоу Мих?? Клопско». Как попала эта чаша в Николаевский монастырь, неизвестно

ж) Из икон, хранящихся в ризнице, замечательны – одни по сво?? ности, а другие по поводам к их устроению.

1) Образ выносной, вышиной без рукояти 13 верш., шириной 11?? древнего письма с выемкой. На нем по зеленому фону изображены: с ?? стороны – Знамение Пресвятой Богородицы, а с другой – св. мученик?? и Лавр, мученица Параскева и архидиакон Стефан. Подпись на это?? следующая: «aгиoc Фрол, aгиoc Лавр, стая Пятница и aгиoc Стефан».?? фон и иконокопка иконы говорит о древности иконы; сличение подписи?? с палеографическими таблицами почерков, изданными в Москве 182?? побуждает думать, что икона эта написана не позже начала XV века.

2) Продолговатый старинный образ св. пророков: Исаии, Иезеки?? кова и неизвестного пророка без надписи. На разогнутых хартиях?? ков находятся надписи, у Исаии; «се девица во чреве зачнет и родит?? прозовеши»; у Иезекииля: «обрати мя на путь врат святых внишних»; у патpиapxa Иакова: «и виде сон Иаков и се лествица утвержена», у четвертого неизвестного пророка свернутый в руке свиток.

3) Образ преподобных: Иосифа песнописца, Георгия безмолвника, Зосимы Ворбозомского, Фергуфы девицы и Зосимы Палестинского, а над ними вверху нерукотворенный образ Спаса. Икона эта устроена в память чудесного спасения жизни Государя Императора Александра Николаевича 4-го апреля 1866 года от руки убийцы. Образ иконописный, на деке, длиной 7 вершков, шириной 61/4 вершка.

4) Образ обретения главы св. Иоанна Предтечи и св. священномученика Феропонта, а над ними в облаках с распростертыми дланьми Иисус Христос. Образ устроен в память чудесного спасения жизни Государя Императора Александра Николаевича в Париже 25-го мая 1867 года. Образ иконописный, на деке, длиной 7 ¼ вершков, шириной 6 вершков.

Монастырский архив, хозяйственные документы, билеты кредитных учреждений и библиотека

а) Архив

Дела монастырского архива начинаются с 1715 года, т. е. со времени поступавши Николаевского монастыря в ведение Александроневской Лавры и то в разрозненном и неполном виде. В более правильном порядке находятся дела с 1838 года и продолжаются до настоящего времени.

1) За время с 1715 по 1811 год указы и делопроизводство находятся в девяти связках; а за время с 1811 по 1838 год в одной связке. С 1838 года за все годы, (кроме 1855, 1856, 1859 и 1860 годов) указы, по истечении года, переплетаются в отдельную за каждый год книгу и сдаются в архив.

Между указами хранится указ преосвященного Феодосия, архиепископа Новгородского и Великолуцкого и архимандрита Александроневского монастыря, в Никольский Ладогский монастырь от 28 февраля 1722 года, касающиеся путешествия Петра Великого в Ладогу. По случаю путешествия государя, царя и великого князя Петра Алексеевича, в указе говорится о построении в монастырских имениях дворцов, о поправке дорог шириной на 5 сажен, и о построении в монастырских вотчинах дворов и хороших изб, в которых бы тараканов не было.

2) Приходорасходные книги существуют с 1811 по текущий 1870 год, за все года, кроме 1813, 1814, 1827 и 1842 годов. В настоящее время этих книг в архиве состоит 87.

3) Сборник книг за разные годы, начиная с 1831 года и оканчивая 1864 годом, хранится в архиве 17.

4) Описей церковно-ризничного имущества (с 1813 по 1868 г.) семь; описей экономического имущества – три.

5) Входящих и исходящих реестров с 1819 по 1868 год – 27.

6) Дела, хранящиеся в архиве, относятся к годам с 1838 по 1869 год.

б) Хозяйственные документы

Хозяйственные документы, как то: планы и другие акты на монастырское недвижимое имущество, существуют в числе 26 номеров. В числе этих документов находятся: 1) семь геометрических специальных планов ?них три межевых книги и три копии с межевых книг межевания 1778 ??на землю, находящуюся под монастырем и в смежности с ним (2 деся?? 1864 кв. саж.), на пустошь Горицу (3 десят. 1472 кв. саж.), на землю ?? новского монастыря (48 дес. 1030 кв. саж.); и на пустошь Kapпoвo-Py?? (5 десят. 180 кв. саж.); 2) два геометрических специальных плана: перв?? пустоши Меньщиковщины, в Васильевском погосте Обонежской пятины ??жевания 1784 года, а вторый – отрезной земли от пустоши Меньщиковщины, отмежеванной в 1826 году (7 десятин); 3) план пустоши Вымечково,?? тый в 1838 году и копия с межевой книги 1778 года (4 десят. и по ?? 416 кв. саж., а по межевой книги 360 кв. саж.); 4) геометрический ?? плг копия с межевой книги 1781 года на пустошь Ширицу (250 десят. 1724 кв.??

6) геометрический план Долголединской лесной дачи (50 десятин ); 6) п?? и копия с полевого журнала на тоню Шишково, по левому берегу реки ??хова, отведенную 1856 года (1 десят. 600 кв. саж.); 7) планы и докум?? на землю, находящуюся под часовнями в С.-Петербурге (106 2/3 кв. саж?? в Новой Ладоге; и 8) проекты, планы, фасады и чертежи разных монастырских зданий и сооружений.

в) Билеты кредитных учреждений

Николаевскому монастырю принадлежат 16 банковых билетов на с?? 20664 рубля; а именно:


Содержание Руб. Коп. Прим.
Государственный непрерывно-доходный билет на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1859 г. № 107417.
1 В нем заключаются: пожертвования: митрополита Серафима 571 руб., неизвестного 714 руб., майора Неворчалова 372 руб., крестьянина Сажина 1429 руб., графини Орловой-Чесменской 5715 руб., иеромонаха Феофана 300 руб., мастерового Макарова 500 руб., купца Лукина 286 р., мещанина Григорьева 266 р., мещанки Букетовой 300 р., купчихи Маренной 100 р., купца Аверьянова 500 р., почетного гражданина Гуткова 200 р., коллежского советника Пономарева 1000 р., купчихи Неустроевой 200 р., г-жи Игнациус 100 р., священника Парийского 250 р., шапошника Макушинова 3000 р. 15803
Государственный непрерывно-доходный билет на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1859 г. №107417.
В нем заключаются: пожертвования барона Роговикова 857 р. 14 к., княгини Белосельской-Белозерской 71 р. 43 к., г-жи Вапниной 386 р. 60 к., иеромонаха Журова 114 р. 28 к., Maйopa Богданова 71 р. 43 к., воспита-тельного дома 410 р. 12 к. 1911
2
3 4. Государственный 5% банковый билет, второй выпуск, на предъявителя. 1861 г. № 3518. От неизвестного... ??
100
Государственный 5% банковый билет, второй выпуск, на предъявителя. 1861 г. № 43225. От купца Чебарова ??
4 100
Государственный 5% банковый билет внутреннего с выигрышами займа, первого выпуска, cepия 1243 № 7. От почетного гражданина Луковицкого
5 100
Государственный 5% банковый билет внутрен-него с выигрышами займа, второго выпуска, cepия 19860 № 5. От пенсионера Петербургской градской богадельни Афанасьева....
6 100
Билет Сапожковского городского банка, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 7%, 1869 г. № 221, от штабс-капитана Иванова...
7 250
Государственный 5% банковый билет, на имя Староладожского Николаевского монастыря, первого выпуска, 1860 г. № 1439. От крестьянина Петра Николаева...
8
500
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. X 1299. От крестьянина Петра Николаева....
9 150
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 1300. От крестьянина Павла Иванова...
10 150
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 1730. От подрядчика Ивана Мешкова...
11 100
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 731. От поручика Ильина
12 100
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 1732. От г-жи Венедиктовой
13 100
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 4002. От гренадера Чубенко
14 100
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 4003. От придворного кузнеца Воробьева...
15 100
Государственный 5% банковый билет, первого выпуска, на имя Староладожского Николаевского монастыря, 1860 г. № 3193. От потомственной почетной гражданки Лесниковой....
16 1000
ВСЕГО: 20664

г) Библиотека

Монастырская Библиотека состоит из 783 экземпляров книг ду136 нравственного содержания, а библиотека бесплатной школы из 300 экземпляров преимущественно учебных книг. Библиотека монастырская соста?? от постепенного приобретения книг в продолжении многих лет. В?? году она достаточно пополнилась книгами, пожертвованными в мон?? актером А. М. Максимовым. Из описи их видно, что в состав?? стырской Библиотеки поступило от г. Максимова до 250 номеров?? Библиотека бесплатной школы устроилась из 75 экземпляров книг, к ??ных на монастырскую сумму, из 200 экземпляров книг, принесе?? в дар бесплатной школе Комитетом грамотности, состоящим при и?? торском вольном экономическом обществе и из 25 экземпляров ??пожертвованных П. Т. Луковицким.

В монастырской Библиотеке находятся следующие рукописные книги:

1) Синодик Староладожского Николаевского монастыря, пи?? полууставом, в малую четверть листа, при державе Царя и великого ?? Михаила Феодоровича в 1614 году; переплетен в коже. На первом старинном скорописном почерком написано: «Сия книга Никольского монастыря казенная а поминать в повсядни и повся субботы а вписывать по рублю имя и подва рубля и всяко. Начинается предисловием по извещению Святого Духа. Предзнамение сенадика после Христова вознесения на небеса. Сице узаконоположи первый патриарх иерусалимский Иаков брат Божий. Здесь подробно говорится о поминовении почивших с древних времен, и указывается наставление пастухом, рекше игуменом, иереем и учителем Христова стада». За сим высказывается вселенский помянник, а потои по именам Благоверные Цари, Великие Князья, Святейшие Патриархи Mocковские и всея Poccии, Преосвященные Святители Новгородские и другие, блаженные создатели святые обители сии: Стефан, Давыд, Димитрий и сродники их. Григорий и его сродники. Антипа и его сродники гиблые; далее упоминаются настоятели обители, братия и благотворители. В синодике этом вписаны для поминовения родов Святейшего Патриарха Филарета Никитича, преподобного Зосимы соловецкого чудотворца, преподобного игумена Александра Свирского, митрополита Исидора Новгородского и Великолуцкого, митрополита Макария Новгородского. Кто вписывал роды их, покрыто мраком неизвестности.

2) Синодик Староладожского Николаевского монастыря, в лист, переплетен в коже, писан полууставом при державе Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича. В начале предисловия говорится о душевной пользе в поминовении для почивших и об ответственности перед Господом Богом за нерадивое выполнение поминовение. В сем синодике означены имена почивших Императоров (другим почерком), Царей, Великих Князей, Святейших Всероссийских Патриархов, Преосвященных apxиepeeв епархиальных и других; блаженных создателей святой обители сей: Стефана, Давида, Димитрия, Григория, Антипы, Романа, Ирины, Василия, Татианы и Марфы, настоятелей, братии и благотворителей обители.

3) Синодик Староладожского Иoaнно-Предтеченского монастыря, в лист, писан полууставом в 1734 году, при строителе иеромонахе Михаиле, Кожеезерского монастыря монахом Даниилом, переплетен в коже. Начинается вместо предисловия пояснением, с какой целью установлено поминовение и как должно совершать оное, после чего воспоминаются имена почивших Царей, Императоров Великих Князей, Святейших Патриархов Московских и всея Poccии, преосвященных Святителей епархиальных и других, блаженных создателей святой обители сей: Преосвященного Архиепископа Климента Новгородского, Иoaннa и Марии; затем настоятелей, братии и благотворителей обители. В этом синодике записаны роды преподобных чудотворцев Варлаама Хутынского, Зосимы Соловецкого и Александра Свирского, но кто и но какому случаю вписал их, неизвестно.

4) Блаженного Хрисанфа, Патриарха Иерусалимского беседы, немногие из многих сысканные Мелетием Патриархом Иерусалимским, скорописная, в лист. Она писана с печатной 1741 года. На конце книги приписано: «Cия книга цветник Спасской церкви Кременчуковского диакона Ефимия Савурского подписана октября 27 дня 1769 году Новороссийской губернии публично нотариусом и кременчуковской таможни ладонным браковщиком Семеном Светушкиным».

5) Трефологий144 в лист, писанная двумя почерками полууставом.138 две колонны, в конце XV, в начале XVI века. В нем имеются из ?? ских святых службы: Варлааму Хутынскому, всероссийским митрополитам Петру и Алексию, епископу ростовскому Леонтию, Кириллу Белозерскому равноапостольному князю Владимиру и мученикам Борису и Глебу. В коих на белом листе киноварью приписано: «влето осмыя тысящи 189 году сия книга, глаголемая Трефологий, имеет в себе служеб глав. 65, а листов 502, а переплетал cию книгу многогрешный поп Лев Иванов церкви великомученика Георгия Застенного мнтыря». В Трефологии в последовании ча?? в навечерие рождества Христова находится следующее место: «Потом ?? кондаке Рожд. Христ.) глт сице. такоже велегласно сие: многолетьно с ?? рить б стое цртво их на многа лета. Паки се гли по ряду. Многол?? сьтвори Бг державное и стое црство их на многа лета. Тоже глть?? Многолетное сътвори Бг бговенчалнное и бгонареченное и бгом съблюда?? дръжавное и стое црство их на многа лета. Таже Патриарху Сице?? творимо есть в црствующем гради в стий Софец. в нашей же рус?? добает инако преминити глы занеже несть црьствиа тамо, ниже ц ?? глати же сице подобает сие: Многолетныи сътвори б Кнзей наших?? многа лета». Таже сие: «Многолетны устрои б блгородныя Кнзей наших многа лета. Таже сге: Многолетнйи устрои б блгородныя христолюби?? бгоизбранныя Кнзя наша на многа лета. Посем же и Митрополиту ?? Многолетны устрои бже Пресщеньнаго гна нашего митрополита Киевск?? всея Руси имрк на многа лета». В конце сего обряда сказано: «пос?? певцы славят Цря глсом по обычаю таже и Патриарха в земли же ру?? славять Кнзя и митрополита по своему обычаю».

Из печатных книг замечательны:

6) Библия Острожской печат?? лист, в кожаном переплете. На конце последнего листа надпись в ?? предисловии: «Сущиа же Богоприятныя и душеправительныя книги, ветх?? новаго завета, напечаташася мною многогрешным Иоанном Федоровым?? Москвы, в Богохранимом граде Острозе в лето от создания мира ?? от воплощения ж Гда Бга и Спаса нашего Iu Хс 1581 мсца августа?? дня». И потом в новом мести: «Изволением Отца, и споспеше Сына, и съвершением Стаго Дха. Повелением благочестивого Князя В?? Константиновича Острозского, воеводы киевского, Маршалка земли В?? ския, старосты Владимирского и проч. Напечатана бысть сия книга ?? библия еже ес ветхии и новыи завет. В бгоспасаемом граде его отчиз?? острозе, многогрешным, и недостойным рабом Иваном Федоровым с?? Москвитином в лето от создания миру 7088, а от воплощения Гда Спаса нашего Iс Хс 1580, мсца июля 12 днь».

7) Служебник 1655 года, в малую четверть листа, переплетен в кожу. В нем подробно объясняется порядок ежедневного служения иepeю и диакону.

Летопись настоятелей

Как неизвестно положительно время основания Николаевской обители, так неизвестно и время управления монастырем первоначальных настоятелей. Из двух древних синодиков представляем один только их перечень по порядку: – игумены: Антоний, Феодосий, Галактион, Варлаам, Афанасий, Закхей, Aфанасий, Иоаким, Савватий, Кирилл, Феодосий, Нифонт (архимандрит), Варсонофий убиенный, Корнилий, Киприан (архимандрит), Евфимий (архимандрит), Лаврентий (архимандрит), Марк (архимандрит), Макарий (архимандрит), Иона, Адриан, Варлаам и Сергий, всего 23 настоятеля.

После них настоятельствовали:

Игумены:

Иов (строитель) – с 1616 – 1632 г.

Феодосий – с 1632 – 1662 г.

Иона – с 1662 – 1668 г.

Феодорит – с 1668 – 1678 г.

Лука (строитель) – с 1678 – 1686 г.

Игнатий – с 1686 – 1689 г.; им произведены небольшие исправления каменной колокольни и церквей.

Игнатий – с 1695 – 1696 г.

Макарий – с 1696 – 1701 г.; при нем перенесен из Зеленецкого монастыря и освящен придел в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

Мисаил – с 1701 г.

Иcaия – с 1704 г.

Иаков.

Варлаам – до 1714 г.

Строители:

Иов – с 1714 – 1715 г,, с него начались настоятели по назначению Александроневского монастыря, к которому был приписан Староладожский Николаевский.

Иона – упоминается в 1715 г.

Герман (иеродиакон) – с 1715 – 1720 г.

Гавриил Флорищенский – с 1720 – 1723 г.; возобновил монастырские здания, принятия в обветшалом виде.

Варлаам Иверский – с 26 апреля 1726 по 23 сентября 1728 г.; в этом году за старостью лет уволен и оставлен в числе братства.

Aфaнacий Рождественский – с 1728 – 1729 г. поправил монастырскую мельницу при селе Извозе.

Тихон Кирилловский – с 7 ноября 1729 – 1732 г.; в этом году уволен и оставлен в числе братства.

Феодосий Вологодский – с 8 февраля 1732 – 1738 г.; взят был 140 исследования в Святейший Правительствующий Синод по указу 1 июля 17??

Иннокентий Пузанов – с 1738 – 1739 г.

Пимен Родкевич – с 12 мая 1739 – 1742 г.; скончался в Нев?? монастыре.

Лука (исправляющий должность строителя) – с 14 января 1742 г.

Митрофан – с 12 марта 1742 –1745 г.; при нем в 1743 г., высланы, по указу от 31 октября, в Канцелярию Александро-невского монастыря следующие акты: 1) отказная грамота из Новгорода боярина и во Даниила Ивановича Мезецкого на монастырские вотчины, 7130 (1622) го ??, грамота по указу великого государя Алексея Михайловича 7157 (1649) присланная из Москвы в Великий Новгород к боярину воеводе квяз?? дору Андреевичу Хилькову, да к дьяку Савину Заветину, по которой выпись на монастырскую вотчину со всеми угодьями, 3) выпись из ?? вых книг, учиненная Афанасием Базновым, за приписьй дьяка ?? Черного 7203 (1695) года, 4) грамота Преосвященного Корнилия митро?? Великого Новгорода и Великих Лук, по которой со Староладожского ??стыря в Софийский дом рождественского хлеба имать не велено, – за при?? дьяка Андрея Сказина, 7187 (1679) года; 5) выпись из переписных ?? стольника князя Василия Феодоровича Дарового Засекина на монастырск?? чинные деревни 7186 (1678) года. Писал оную подъячий Емельян Л??

грамота из Великого Новгорода о рыбных ловлях 7113 (1605) г.?? приписью дьяка Феодора Апраксина, за справой подъячего Богдана Берез??

Гурий Глуховский – с 28 февраля 1745 г.

Иродион Рохосевичь – с 8 июня 1745 г.

Корнилий Томчевский – с 17 ноября 1745 г.

Варфоломей назначен 18 августа 1747 г., уволен в ноябре 17?? и сдал монастырь в 1751 г.

Иаков – с 20 декабря 1750 – 1752 г.

Варнава – с 28 апреля 1752 – 1753 г..

Наркисс (управлял монастырем) – с 19 июня 1753 г., до наз?? нового строителя.

Каллистрат – определен 31 июля 1753 г.

Порфирий – с 18 ноября 1754 г., в этом году скончался.

Иерофей (управлял монастырем) – с 24 января 1755 г., до нового ??

теля.

Варлаам Пермский – с 13 июля 1756 г., по 1 декабря 1757 г.

Иларион Молчановскй – с 1 декабря 1757 – 1759 г., выстроил сгоревшую в 1757 г., монастырскую мельницу и деревянные келлии, с ?? некоторые поправки в церкви и устроил в соборе иконостас со св. и?? в 1759 г., переведен в Старорусский монастырь.

Иларион Максимовичь – с 7 января 1759 г.

Игнатий,

Иларион Московский.

Сергий Шпаковский – с 3 марта 1761 до декабря 1763 г.; в ?? 3 августа был взят в Канцелярию тайных розыскных дел, откуда 11 августа 1761 г., возвратился и определен вторично строителем. В отсутствие его управлял монастырем монах Герман.

Иларион Козакевич – с 22 декабря 1763 г. управлял монастырем до возведения оного в 1764 г. в штат, и потом оставлен в нем казначеем.

Иcaия (архимандрит) – с 20 ноября 1765 – 1770 г., из ректоров С.-Петербургской Духовной Семинарии, переведен настоятелем Киевской епархии в Нежинский Благовещенский монастырь.

Вениамин (архимандрит) – с 19 ноября 1770 г., из ректоров С.-Петербургской Духовной Семинарии; при нем монастырь был упразднен, а он с братией переведен в Зеленецкий монастырь, в который перенесено было и все движимое имущество Николаевского монастыря.

Самуил, первый настоятель по восстановлении монастыря, назначен в него 5 августа 1811 года, с правом присутствовать в Новоладожском духовном правлении, равно как и пользоваться первым местом в церковных церемониях. 16 ноября 1811 г. сделан благочинным над Введенским Островским, Троицким Зеленецким и Николаевским Староладожским монастырями. 1819 г. уволен от должности и зачислен в число братства Коневского монастыря.

Моисей – с 7 июля 1819 г. по ноябрь 1822 г., уволен за старостью лет и слабостью здоровья. При нем построена в городе Новой Ладоги каменная монастырская часовня.

Иосиф – с 13 декабря 1822 – 1823 г. поступил из Иверского монастыря.

Павел – с 30 ноября 1823 г. из казначеев Новгородского Перекомского монастыря, в ноябре 1831 г. уволен в число братства Сергиевской пустыни, скончался в Коневце в 1856 году. Этот настоятель, при многих благоразумных распоряжениях по устройству Николаевской обители, сделал в 1825 г. в С.-Петербурге каменную часовню, служащую главным источником к содержанию обители, и тем самым запечатлел в сердцах живущей братии чувства вечной благодарной памяти.

Августалий – с 1831 – 1839 г., из Иверского монастыря, перемещен в Александроневскую Лавру. При нем построена паперть в соборной церкви и каменная ограда вокруг монастыря, нисколько поправлена колокольня, и поддержана церковь бывшего Ивановского монастыря.

Сергий – с 20 января 1839 г. из ризничих Сергиевой пустыни, в 1841 г. уволен от должности в Сергиевскую пустынь. При нем окончены начатые поправки, в церкви бывшего Ивановского монастыря, и отлить колокол в 64 пуда.

Варсонофий – с 1841 – 1844 г., из Новгородского Старорусского монастыря, переведен настоятелем в Густынский монастырь.

Феофан Комаровский – с 1844 – 1846 г., из Нилосорской пустыни, переведен настоятелем в Зеленецкий монастырь.

Аполлос (архимандрит) с 1846 по 12 июня 1863 г., из наместников Сергиевой пустыни; при нем построены каменный трехэтажный корпус и вчерне каменная Златоустовская церковь; во время управления монастырем он был членом Новоладожского духовного правления, помощником благочинного С.-Петербургской епархии и благочинным Ладожских монастырей. В настоящее время находится на покое в Сергиевской пустыне.

Аврамий (архимандрит) с 30 июля по 24 августа 1863 года. Всту?? 5 числа августа в Староладожский монастырь, сряду же встретил непреодолимые затруднения к принятию монастыря в свое управление, и как ?? ные условия обители оказались также несоответствующими слабому его з?? вью, то он, не принимая монастыря в управление, отказался от обязанности настоятеля.

Иоанн (игумен) – с 22 ноября 1863 г., из строителей Антониева ?? скаго монастыря; при нем полуразвалившийся корпус бывших братских келий отделан под гостинницу для богомольцев, и покрыты железом крыши на приделе во имя Тихвинской Божией Матери, на паперти соборной церкви.

Со времени восстановлена Николаевская обитель в духовной жизни ей руководится чином и уставом монастырей общежительных. Подвижническая жизнь братии, непричастная молве человеческой, не сохранила следо?? сказаниях людей: труды и подвиги их, заключенные в безмолвных келлиях остались сокровенными в Боге Спасителе душ наших.

Здесь укажем только на подвиги одного послушника Николаевской ??тели, путем юродства Христа ради, шествовавшего в блаженной вечн?? память о котором с мыслью о его богоугодной жизни так жива еще в ?? роде: – это был Александр Васильевич Лосев. Его подвиги и труды ?? в ховном делании, вполне ведомые одному сердцеведцу Богу, служили на?? нием для каждого, а ежедневная страдальческая жизнь под открытым н?? подкрепляла своим примером в несении благого ига и легкого бремени?? стова всех стремящихся к блаженной вечности.

В паперти бывшего Иоанно-Предтеченского монастыря покоится д?? общего воскресения мертвых многопотрудившееся тело юродивого. На пл?? положенной над его могилой, высечена надпись, излагающая краткую ег?? графию. Содержание её следующее: «На сем месте погребено тело раба ?? Александра Васильевича Лосева. Он был из Ростовских мещан; в?? дых летах поступил в здешний Никольский монастырь, где неутом?? молчаливо исполнял самые трудные послушания; потом стал юродств?? ради Христа, несколько лет содержался в доме умалишенных, и по ?? бождению начал ходить в Ладоге и окрестностях её в странном виде, ??зуя многих потаенно. Такая жизнь продолжалась более 20 лет и увенч?? страдальческой кончиной: в первых числах декабря 1847 года он утонул в Волхове, а в Mae месяце 1848 года тело его приплыло к Ново ?? доги почти невредимое к прославлению Бога, явившего своего долготерпе?? раба. Здесь предано оно земле 17 мая 1848 года строителем иеромона?? Аполлосом с братией, в присутствии игумении Успенского монастыря ?? нии с сестрами и при многочисленном собрании почитателей покойного».

2. Третьеклассный Староладожский Успенский женский монастырь

Староладожский Успенский женский монастырь находится в Новоладожском уезде С.-Петербургской губернии. Он стоит на левом берегу реки Волхова, в черте бывшего города Ладоги, а ныне селение Старой Ладоги, в 160 верстах от С.-Петербурга и в 13 – от уездного города Новой Ладоги. Монастырь окружен с северной стороны садом помещицы Томиловой, с западной – береговой дорогой, идущей от Новой Ладоги к Гостинопольской пристани и далее к Новгороду; с южной – монастырскими огородами, и с восточной – водами реки Волхова, от которого монастырь отделяется только небольшой полосой береговой земли, предназначенной для бечевника. Сама обитель находится на плоской возвышенности, которая поднимается от горизонта воды пригорками различной величины. По мере нужды природные горки уравнивались руками человеческими и таким образом составилась широкая ровная площадь, на которой теперь стоит монастырь.

Название монастыря

Староладожский Успенский женский монастырь в различные времена носил различные названия.

В XV и XVI столетиях он назывался: «Пречистые, монастырь из Ладоги» и «Богородицкий девичий монастырь из Ладоги».145 Монастырем Пречистым и Богородицким назывался он потому, что посвящен был имени Пречистой Девы Марии Богородицы; а монастырем Пречистый или Богородицким из Ладоги, по имени города, в котором находился, – именовался в отличии от других Пречистенских или Богородицких монастырей.146 Что под именем «Пречистые монастыря из Ладоги» в памятниках ХV и XVI веков разумеется именно Староладожский Успенский женский монастырь, это верно как из того, что по этим памятникам Ладожский Пречистенский монастырь представляется занимающим ту же самую местность, какую занимает ныне Успенский монастырь; так и из того, что он владел теми же самыми деревнями, которыми в XVII и XVIII веках владел Успенский монастырь. По свидетельству переписной книги Вотской пятины 1500 года, Пречистенский монастырь стоял на берегу реки Волхова ниже других частей города147, видно, там же, где ныне стоит Успенский монастырь, и владел теми же самыми деревнями (например, Падиногою и Горкой, – в Пречистенском погосте, Кодашовом – в Песоцком и Кириною – в Теребужском148, которые в XVII веке, при восстановлении Успенского монастыря после разорения шведами в 1611 году, возвращены были Успенскому монастырю, как давнее его достояние.149 Тожество древнего Пречистенского нынешнего Успенского монастыря очевидно.

Иногда Успенский монастырь назывался Горицким и Городецкими ладожским Успенским150 монастырем. Горицким он назывался, вероятно, потому, что и стоял на горицах, невысоких, плоских пригорках, и окружен был со всех сторон, кроме восточной, с которой около него течет Волхов, горицами. Городецким Успенский монастырь назывался, конечно, потому, что находился в черте города Ладоги.

В документах XVII века он называется Ладожским, а в документах XVIII и XIX веков Староладожским Успенским девичьим или ??4ским монастырем: Успенским по главному монастырскому храму в?? Успения Пресвятой Богородицы, а Ладожским или Староладожским по имени сначала города Ладоги, обращенного потом в селение Старую Ладогу, в которой монастырь находится, в отличие от других Успенских женских монастырей, существующих в других местностях.

Время основания монастыря

Время основания Успенского монастыря нельзя не только определить с точностью, но и указать приблизительно с некоторой достоверностью.151 До нас

не дошло не только ясных, определенных свидетельств о начале этой обители, но и никаких данных, на основании которых можно было бы составить более или менее достоверные предположения о времени основания её. Можно сказать только, на основании свидетельства писцовых книг, что монастырь основан раньше конца XV века, и следовательно, во всяком случае, принадлежит к числу монастырей древних.

История монастыря

История собственно Успенского женского монастыря, по сказанию составителя первого описания его, начинается обращением его из мужского монастыря в женский. «До которого времени», говорит составитель описания, существовал мужской монастырь, основанный игуменом Аркадием, неизвестно, но есть предание, что Успенский девичий монастырь первоначально был мужской обителью. С которого времени и по какому случаю мужской монастырь был обращен в женский, неизвестно».152 Конечно, есть утверждение о том, что в давнее неизвестное время Староладожский Успенский монастырь обращен в женский из мужского, было справедливо, что перемена в судьбе монастыря была бы одним из важнейших эпизодов его истории. Но дело в том, что это утверждение не имеет никаких для себя оснований. Ни в одном из исторических памятников, касающихся Староладожского Успенского монастыря, мы не встретили даже и намеков на то, что этот монастырь был сначала мужским, а потом обращен в женский. По видимому, причина и этой второй ошибки в изложении истории Успенского монастыря заключается в неправильном отнесении в нему летописного сказания об основании Новгородского Аркажского мужского монастыря. После того, как к женскому монастырю отнесено летописное сказание об основании мужского монастыря, естественно, для объяснения появления, на месте сего последнего, монастыря женского, нужно было допустить обращение когда-нибудь из мужского в женский. Для подтверждения этого неп???ного утверждения понадобилось и явилось и предание, конечно весьма неда?? о том, что будто бы Староладожский Успенский монастырь первоначально был мужской обителью… На самом же деле нужно думать, что он с самого начала был обителью женской. Мужских монастырей и без него в ?? уже в XV веке, было четыре: Егорьевский, Николаевский, Ивановский Семеновский; между тем как женские монастыри упоминаются только два Пречистенский (Успенский) и Рождественский (Христорождественский,)153 и кр?? женских монастырей в Ладоге основано не было. Если бы Успенский монастырь (в случае основания его в 1153 году очевидно древнейший из староладожских монастырей, не исключая, быть может, и Егорьевского первоначально бывшего мужским монастырем, то скорее всего могло бы служить для удовлетворения стремления женщин к подвижнической жизни, не обращение древнейшего ладожского монастыря из мужского в женский, а или основание нового женского монастыря, или обращение в женский монастырь одного из мужских монастырей более новых. Скорее мыслима подобного рода превратность в судьбе учреждения более нового и потому менее чтимого, чем в судьбе рядом с ним стоящего более древнего и потому более чтимого учреждения. Между тем мы видим, что основываются одни за другим мужские монастыри – Егорьевский, Николаевский, Ивановский и Семеновский, и ни один из них не обращается из мужского в женский. Вероятно ли, после сего, чтобы в женский монастырь был обращен самый древний мужской монастырь в городе? Вероятнее всего, что Успенский женский монастырь явился не на месте древнейшего ладожского мужского монастыря, а с самого основания своего был обителью женской: был основан не позже, а, вероятно, раньше XV-ro века, для удовлетворения благочестивому стремлению женщин к подвижничеству.

От конца ХV-го и от XVI-гo века до нашего времени сохранились сведения о том, что Успенский монастырь, или по тогдашнему названию «Пречистые монастырь из Ладоги», «Богородицкий монастырь из Ладоги», в ХV и XVI веках был монастырем, достаточно обеспеченным и владел землями и деревнями в двух пятинах – Вотской и Обонежской. В Вотской пятине у него находились деревни в погостах: Пречистенском Городенском, Федоровском Песоцком и Егорьевском Теребужском.154 В Обонежской пятине монастырь владел землями в погостах: Климетцком на Волхове и Рождественском на Сяси.155 Сверх того в Вотской же пятине, в самой Ладоге у него было земли под огородами четверть десятины и тридцать четыре с половиной сажени под 12-ю амбарами или лавками, в которых, в два монастырских праздника – Успение и Рождество Пресвятой Богородицы, торговали новгородские посадские люди.156

В начале XVII столетия (в 1611 г.), когда шведские войска, под предводительством Понтуса Делагарди, опустошили многие города и селения Новгородской области, Ладожский Успенский монастырь испытал одинаковую участь с другими северо-русскими монастырями: Валаамским, Коневским и Ладожскими – Васильевским и Николаевским: монастырь был разорен, сестры рассеялись, хозяйство монастырское пришло в совершенное расстройство. Но, по милости Божией, св. обитель недолго оставалась в запустении, после разрушительных действий шведов в Ладоге. Старица Успенского монастыря Акилина, собравши около себя несколько рассеявшихся сестер Успенского монастыря, вскоре после разорения монастыря начала воссозидать его. По возвращении Ладоги Швецией Poccии, она просила царя Михаила Феодоровича о возобновлении обители, и челобитие её имело полный успех. «По челобитной Успенского монастыря строителя-старицы Акилины с сестрами», говорилось в царской грамоте 7129 года, «Его царское величество, поелику де по разорению шведами великого Новагорода и с прочими, к нему принадлежащими городами, разорена и cия обитель, а в прошлом де 7125 (1617 г.) Новагород с пригороды от шведов обратно отданы, приказал, по просьбе означенной старицы, монастырь возобновить, сестер собрать, прежние вотчины и угодья отдать для содержания монахинь».157

Быстро начала воссозидаться обитель, благодаря усердию строителей старицы Акилины и царской милости. Каменная Успенская церковь не совершенно была разрушена шведами, а только подверглась разграблению и потерпела частные повреждения. Так думать побуждает чрезвычайно быстрое обновление церкви. В два-три года, (после разорения монастыря с 1611 года до 1617 года), воссоздать и приготовить к освящению совершенно разрушенную каменную церковь, особенно при скудных средствах монахинь в то время, едва ли было бы возможно. Во всяком случае, в 1617 году Успенская церковь возобновлена после большего или меньшего запустения и освящена игуменом Николаевского Медведицкого монастыря Феодоритом. Об этом событии свидетельствует древняя надпись, найденная при разорении в 1798 году ветхого престола Успенской церкви. В надписи говорится: ??тися алтарь Господа Бога и Спаса нашего Ииcyca Христа, храм Прес148 Владычицы Успения, на память св. мученика Иустина философа, июня ?? при благоверном царе и великом князе Михаиле Феодоровиче всея Руси и пастве великого господина преосвященного Исидора, митрополита великого Новгорода и великих Лук, в лето от созидания мира 7125 (1617) посетил храм Николая Чудотворца Медведицкого монастыря игумен Феодорит, а с ним тоя обители дьякон Леонид и прочие священницы. А списана надпись из приобретенной при разобрании ветхого престола в 1798 года апреля в 25 день». В чем состояло дальнейшее возобновление монастыря в это время? Какие в нем были другие здания, кроме Успенской церкви? Были эти здания каменные или деревянные? – неизвестно. В описи 1628 года говорится только, что в то время в монастыре была церковь во имя Успения Божией Матери каменная,158 но о других монастырских зданиях сведений не сообщается. Вероятно, за исключением Успенской церкви, в монастыре до воссоздания и после воссоздания его в первой четверти XVII века, все строения были деревянные. В пользу этого предположения говорит то, что во все документах XVIII века, упоминающих о зданиях Успенского монастыря, каменной показывается только Успенская церковь, а все остальные здания значатся деревянными. Если бы несколько зданий, при возобновлении монастыря в начале XVII века, возведено было каменных, то не вероятно, что не осталось от них никакого следа к XVIII веку.

О составе лиц, живших в монастыре, после воссоздания его, о жизни и трудах их, сведений также не найдено. За 1628 год мы знаем, по крайней мере, что в монастыре была игуменья Марфа, и что кроме её в монастыре было двадцать сестер;159 за другие же годы, притом не за все, мы знаем только имена настоятельниц.

Грамотой царя Михаила Феодоровича 7129 (1621 г.) повелено отдать для содержания монахинь Успенского монастыря «прежния вотчины и прочая угодья». Kaкие же вотчины и угодья были отданы монастырю по силе этой грамоты? За утратой самой грамоты, с полной точностью определить этого мы не можем; но можем указать эти вотчины с большой достоверностью, на основании некоторых древних, сохранившихся в монастырском архиве, документов.

В августе 1737 года «в Новгородских архиерейского дому Розряде и Духовном Консисторском Собрании» допрашивали «Новгородской епархии воцкой пятины Староладожского Успенского девича монастыря игуменью Сусанну», между прочим и о принадлежащих монастырю вотчинах и угодьях. Сказкой, данной по этому требованию «объявила она, игуменья, самую правду», с прибавлением, что «ежели сказала ложно, или хотя мало что утаила, или же написала излишнее, и за то указала бы Её Императорское Величество учинить ей игуменьи смертную казнь», – объявила следующее: «за тем монастырем по переписным 7186 (1678) года книгам дворов и по свидетельству генералитета мужеска пола душ николикого числа не имеется. А четвертные за тем монастырем, по писцовым семь тысящ семдесят седьмого (1569) года книгам, пахотной, пустой и лесопорослой земли в разных Воцкой и Обонежской Новгородского уезда пятин погостех имеется, а имянно: Воцкой пятины в Пречистенском Городенском погосте в пустоши. Падиноги десять четвертей, в пустоши Горки пятнадцать четвертей, в пустоши Мякиндии пятнадцать четвертей, в пустоши Чернищине пятнадцать четвертей; в Федоровском Песоцком погосте в пустоши Котошине пятнадцать четвертей, в пустоши Кирьине пятнадцать четвертей, в пустоши Пагноле двадцать четвертей, в пустоши Горицы пять четвертей; в Ильинском погосте в пустоши Бышеве пятнадцать четвертей; в деревне Миресланях десять четвертей; в Георгиевском Теребушском погасте, в деревне Сопели тридцать четвертей, в пустоши Дедове десять четвертей, коей издавна завладел Новгородский помещик Кондратей, Семенов сын, Елагин; в пустоши Колибине десять четвертей, в пустоши Сойкине десять четвертей; Обонежской пятины в Рождественском Сясьском погосте в пустоши Костевичи десять четвертей, сенного покосу семь копен, в пустоши Подкине под Сосной двадцать четвертей, сенного покосу пятнадцать копен, того же Сясьского погоста Выставки Кусеги в пустоши, что была деревня, в Выжницах двадцать четвертей, сенного покосу двадцать копен, в пустоши Поддубье пашни перелогом двадцать четвертей, сенного покосу пятнадцать копен, в пустоши Полохове малом десять четвертей, сенного покосу десять копен; всего: пашенной земли двести девяносто пять (275 вернее) четвертей, сенного покосу шестьдесят семь копен.» Но, как оказывается а) из указа «Новоладожского воеводского правления Канцелярии на имя игуменьи Сусанны 1728 г. 12 апреля и б) ведомость в Староладожском монастыре 1740 года, хранящихся в монастырском ??ве, – в сказке игуменьи Сусанны160 перечислены не все угодья, какими владел, в период времени от 1621 и 1622 по 1740 год, Успенский монастырь. По свидетельству ведомости и указа Новоладожской воеводского правления Канцелярии, Успенский монастырь владел, по жалованной грамоте (1621) года царя Михаила Феодоровича «в реке Волхове в Городенском погосте против Иванского монастыря тонею Липка. Сверх того, по свидетельству того же указа, грамотой же 7129 (1621) года,161 Успенскому монастырю пожалованы «на Ладожском озере на Княжем (мысе) лодож??ста, а уречище Родилкино, да в Ваченицах и на Софоши; а, по свидетельству ведомости, он владел еще плитной ломкой в Рождественском Сясьском погосте. Вот угодья и земли, находившиеся частью в бесспорном, частью в спорном владении Успенского монастыря в первой половине XVIII века. Этими землями и угодьями монастырь владел на основании нескольких грамот Михаила Феодоровича. Какие же из сих земель отданы монастырю царем Михаилом Феодоровичем по первой его грамоте, и какие по последующим грамотам? По первой грамоте (1621 года), возвращавшей монастырю только прежнюю его собственность, предоставлялись только те деревни и пустоши, которыми он и прежде владел: 1) в Вотской пятине: Горской переписи 1500 г. Горка на Ладозе, Мякиндия (Мякинкина), Падино Котошино (Кодашово по переписи 1500 г.), Кирьино (Кирино по переписи 1500 г.), Пагнола, Чернищина, Горица; 2) в Обонежской пятине Костевичи, Подкино под сосной, в Рождественском Сясьском погосте, деревни в Климентцком погосте, – вообще деревни, по прежним пере?? или прямо усвояемые Успенскому монастырю, или, по крайней мере, не ??емыя приписанным к нему Ладожскому Рождественскому и Ореховскому Пречистенскому монастырям. Что же касается остальных земель и угодий то они сделались достоянием монастыря уже после 1621 года, хотя монастырь этим приращениям средств своих обязан щедротам того же государя Михаила Феодоровича, надолго обеспечившего для монастыря средства.

Не довольствуясь тем, что возвратил Успенскому монастырю его достояние, благосердый царь, по совету родителя своего святейшего патриарха Филарета, грамотой 7130 (1622) года на имя новгородского воеводы князя Даниила Мезецкого, пожаловал старице Успенского Ладожского монастыря Акилине, на Волхове (на правой его стороне в Обонежской пятине напротив Иванского монастыря, рыбную тоню Липку, в вечное и безо?? владение. Грамотами того же царя Михаила Феодоровича 7130 (1622) (1624) годов пожалованы Успенскому монастырю пашни и угодья принадлежавшие прежде двум, упраздненным в то время, женским монастырям: Ладожскому Рожественскому (Христо-Рождественскому) Горицкому, и Ореховскому Пречистенскому (Рождества Пр. Богородицы) монастырю, находившемуся в городе Орешке (Шлиссельбург) на Лопьской стороне.162 По этому пожалованию, во владение Успенского монастыря поступили: а) из волостей Рождественского Ладожского монастыря деревня Бышева (Бышова на Заклюке по переписи 1500 г.), Миреслани (Мирославль, по переписи 1500 г.), в выставке Кусеи Выжицы, Поддубье, Полохово и тони: «на Ладожском озере (на Княжем носе) лодожьи места, а уречище Родилкино, да в Ваченицах, и на Софоши; и б) из волостей Ореховского Пречистенского монастыря – Соппель, Калибино (по переписи 1500 г. Кабино?), Сойкино (Сайкина по переписи 1500 г.), и Дедово (вероятно, Пангола Давыдково, по переписи 1500 г.). Что же касается до остальных земель и угодий, принадлежавших Ореховскому монастырю, как-то: а) двух деревень на Огладве, деревни Харлова в Мяхких, деревни Онтоманова в Мяхких, деревни Родивонова, Микитинского в Мяхких же и пречистенской половины в деревне Коневской в Софтове, на Огладвеж, с принадлежавшим к этим деревням озером Лембагальским, – находившихся в Куйвошском Ивановском погосте и б) деревни Хабакинки в Воздвиженском Корбосельском погосте: то эти волости и поместья, по-видимому, не были пожалованы Успенскому монастырю, потому что в монастырских документах о них не упоминается, а вероятно были пожалованы или какому-либо другому монастырю, или светским владельцам.

Получивши в свое владение вышеозначенные вотчины и угодья, Успенский монастырь был достаточно обеспечен в средствах к своему существованию и мог бы существовать безбедно, если бы только он на самом деле (de facto) владел тем, чем владел по праву (de jure). В его владении находилось 275 четвертей пахотной земли, 67 копен покосу и нисколько рыбных ловель. По отношению к количеству получавшихся с этих оброчных статей доходов, конечно, год на год не приходился, – иногда получалось их больше, иногда меньше, но среднюю цифру дохода составляли почти 50 четвертей ржи и 65 четвертей овса в год – пятинного сбора с «разного звания чинов людей», арендовавших землю, и 6 рублей 5 алтын денежного оброку с арендаторов, откупавших у монастыря покосы.163 В реке Волхове, «на тоне Липки ловилась в зимнее время рыба при монастырском расходе»164 и таким образом приобреталась собственными средствами земельная часть монастырской провизии. Другие тони, по отдаленности их от монастыря, конечно, отдавались рыболовам за денежный оброк. К этим средствам присоединялись еще: денежное жалованье из царской казны, хлебное жалованье из царских житниц , назначенное царем Михаилом Феодоровичем и патриархом Филаретом Никитичем165 и разного рода денежные доходы и пожертвования благотворителей. Благодаря всем этим средствам, монастырь мог иметь хлеб насущный.

Но вотчины и угодья, особенно вновь пожалованные, обеспечивая монастырь в содержании, в то же время причиняли ему во все время владения ??? после пожалования царем Михаилом Феодоровичем, много хлопот и неприятностей. Монастырю, почти во весь период времени с 1621 по 1764 год ?? год отобрания имений, – настояла необходимость обращаться в государя ?? государыням с жалобами на своекорыстных соседей, присвоивавших ?? монастырское достояние, и вести с ними тяжбы. Монахини, рассеявшиеся по разным местам во время нашествия шведского на Ладогу, забыли, потеряли границы монастырских владений, а своекорыстные соседи их намеренно скрывали и изменяли эти границы в свой пользу; грамоты, и другие документы, по которым монастырь владел своими землями и угодьями, – затерялись, а другие совершенно уничтожены в смутные времена, предшествовавшие воцарению Михаила Феодоровича, и восстановить эти документы возможно было только с большими затруднениями; вообще, в следствие в?? ренних смут и вражеских нападений на Россию, возникло множество неустройств и беспорядков в поземельном владении: трудно ли было при таких условиях, своекорыстным соседям монастыря по владению землей предъявлять мнимые права свои на монастырские земли, или даже прямо, без всяких объяснений, завладевать ими? Трудно ли было отнять собственность у корпорации женщин, – особенно женщин XVII и XVIII веков, – которые редко могут спорить с мужчинами в юридических знаниях, в юридическом понимании дела и умения вести тяжбы? Легкость завладению монастырскими угодьями соблазняла многих к присвоению чужого достояния: и монастырю постоянно приходилось охранять свое достояние, защищать права на свои земли. Одна тоня Липка, пожалованная монастырю грамотой Михаила Феодоровича 1622 года, неоднократно была предметом спора монастыря с соседями за обладание ей: две царских грамоты – царя Михаила Феодоровича 1642 и царя Алексия Михайловича 1669 годов понадобились ?? утверждения прав монастыря на эту тоню. Подобно рыбным ловлям и некоторые пустоши монастырские, особенно доставшиеся Успенскому монастырю из земель упраздненных монастырей, – Ладожского Рождественского и Ореховского Пречистенского, – сделались предметом продолжительных пререканий и тяжб монастыря с завладевшими монастырской собственностью помещиками. В «сказке игумении Сусанны 1737 года» говорится, что монастырской пустошью Дедово, находившейся в Теребужском погосте, «издавна завладел Новгородской помещик Кондратей Семенов сын Елагин». В ведомости о Староладожском монастыре 1740 года указывается несколько лиц, завладевших монастырскими землями. «Онаго монастыря пустошей, – говорится в ведомости, – завладели насильно разных чинов люди: а) в Воцкой пятине, в Ильинском погосте пустошь Домнино, 5 четвертей; владеют Её Высочества Благоверной Государыни Цесаревны Елисаветы Петровны Силосарской волости деревни Заклюки крестьяне; б) в Георгиевском Те??ебужском погосте пустошь Дедово 15 четвертей завладел издавна бывший Новгородской помещик князь Иван Гаврилов сын Мышецкой, которой ныне владеет Кондратей Семенов сын Елагин; в) в Обонежской пятине в Рождественском Сясьском погосте пустошь Костевичи 10 четвертей, сенного покосу 7 копен «завладел помещик Василий Васильев сын Неплюев»; г) в Никольском Сясьском погосте пустошь Полохово малое 10 четвертей, сенного покосу 10 копен; «завладел Новгородского архиерейского дома дворянин Борис Лукин сын Шульгин». Это завладение монастырскими землями издавна, как говорится в указанных нами документах, началось еще до 1669 года166 и вызвало царский указ сего года, предоставлявший монастырю невозбранное владение пожалованными ему царем Михаилом Феодоровичем вотчинами, пустошами и угодьями. Но и после этого подтверждения прав монастыря на владение своими землями и другими угодьями, монастырь не мог спокойно владеть своей собственностью. Со смертью царя Алексея Михайловича как будто теряли обязательную силу его грамоты при его сыне и преемнике, точно так же как и при Алексее Михайловиче, как будто теряли силу грамоты его отца! При наступлении каждого нового царствования начинались новые попытки со стороны монастырских соседей овладеть монастырскими землями. Так дворцовые крестьяне деревни Заклюки завладевают монастырскими пустошами Домнино, (вероятно часть пустоши Бы ???ево), и Мирослань и вынуждают монастырь искать правосудия и защиты у царя. По царскому повелению производится обстоятельное расследование дела; делаются допросы разным лицам о монастырских пустошах, и справки о них, и – тяжба монастыря с дворцовыми крестьянами оканчивается тем, что царь Феодор Алексеевич грамотой 1682 года, на имя Новгородского воеводы Ивана Бутурлина, повелевает, чтобы Успенский монастырь владел беспрекословно пожалованными дедом его царем Михаилом Феодоровичем деревнями, пустошами, тонями, всякими угодьями и денежным и хлебным жалованьем по окладу, и которые вновь даны. Но по смерти царя Феодора Алексеевича снова начинаются покушения разных лиц овладеть монастырской собственностью, даже пустошью Мякинкиной по реке Ладожице, составлявшей одно из древнейших достояний монастыря. Это вынуждает монастырь просить о выдаче ему выписи из писцовых книг пожалованных блаженной памяти государем, царем и великим князем Михаилом Федоровичем землях, пустошах, рыбных ловлях и всяких угодьях, о защите прав монастыря на владение пустошью Мякинкиной. Цари Иоанн и Петр Алексеевичи, в 1688 году, повелевают удовлетворить просьбе монастыря о выдаче выписи; пустошь Мякинкина также оставляется во владение монастыря. Но захваты монастырских земель соседями не кончились при этих новых подтверждений прав монастыря. В «ведомости» о монастыре за 1740 год значится, что соседи завладели четырьмя монастырскими ???шами: Домниным, Дедовым, Костевичами и Полоховым Mо?? Завладевший пустошью Костевичи помещик Неплюев присылал в монастырь «для виду самонегодного к питомству хлеба» и то самую малую ?? Игуменья с сестрами положила отдать пустошь в аренду за десять ?? в год Выборгского гарнизонного полка капитану князю Афанасию Мы??му. Но когда крестьяне Мышецкого явились на пустошь для работ, Не ?? прогнал их, а одного даже избил батожьем. Завязалась тяжба, которая окончилась, кажется, с отобранием монастырских имуществ: конца данного дела в монастырском архиве не оказалось. С такими то хлопотами и неприятностями для Успенского монастыря соединено было владение вот?? и угодьями.

Как распоряжался монастырь своими хлебными и денежными доходами. Какие статьи расхода какими средствами он покрывал за время oт начала воссоздания до учреждения штатов? Указания на это мы имеем в некоторых монастырских документах, – указания, относящиеся к XVIII веку, могущие с большой достоверностью определять порядки экономии и ??век; потому что эти указания XVIII века относятся к той половив столетия, когда штаты монастырские еще не были учреждены и когда, следовательно, еще не было положено резкого различия между порядками того и этого века. В сказке игуменьи Сусанны 1737 года говорится о распорядках хозяйственному монастырскому управлению следуйщее: 1) игуменья с сестрами николикого числа из того монастыря денежного и хлебного жалованья не получают,167 а питаются пятинным хлебом, который по получению пашильцев по-прежнему обыкновению делят, она, игуменья с сестрами между собой...168 «И тот пятинной хлеб и от доброжелателей подаяние и про монастырской обиход, в питомство, также и на одежду ей игуменьи с сестрами из году в год все без остатку». 2) окладные доходы, напр. денежное жалованье на монастырь из казны и неокладные денежные доходы, напр. денежные доходы с сенных покосов и из церковной кружки169 употреблялись на церковный потребности, как-то: на свечи, ладан, масло и проч. и на починку монастырских зданий.170 3) «Поп, диакон, дьячек и пономарь денежного и хлебного жалованья и протчего из того монастыря ничего не получают, а питаются данной им из пашенной монастырской земли некоторой частью и от церкви приходом.» 4) Экономическая часть по монастырю велась самым патриархальным образом: хлеб делился, незначительные подаяния от благотворителей поступали в расход без всяких записей; приходо-расходных книг «не бывало»; в разделе доходов поступали «по-прежнему обыкновению», без руководства какими- нибудь письменными правилами. Игуменья Сусанна отказалась составить точную ведомость о монастырских приходах и доходах за прежние годы, потому что приходо-расходных книг, по её заявлению, «не бывало и не имеется».171

Спустя 75 – 80 лет после возобновления Успенского монастыря в первой половине XVII века, – в начале XVIII века, именно в ночи на 24 апреля 1702 года, в Ладоге был большой пожар, уничтоживший дома многих жителей её, обративши в груды пепла деревянные здания Успенского монастыря с большей частью движимого имущества, находившегося в них и произведший, конечно, значительные повреждения и в каменной Успенской монастырской церкви. Об этом несчастье, постигшем Ладогу и Успенский монастырь, говорится в монастырском Синодике, писанном «1703 года августа в 25 день, во обитель Успения Пресвятой Богородицы, что в Ладоге повелением тоя обители игумении Иулиании Александровны». После имени монахини Акилины, по челобитью которой возобновлена обитель, в синодике написано: «а прежних создателей сего монастыря, также и иных честных и знатных родов родители, которые были вписаны в древний синодик?? тот синодик в прошлом 1702 году месяца апреля в ночи к 24 числа как горел сей Успенский монастырь, также и дворы ладожан, посадских людей и иных чинов на посаде живущих сгорел». После этого пожара впрочем, монастырь скоро, хотя и не богато, обстроился. Говорим: «обстроился монастырь небогато», – на том основании, что, по описям монастырским, даже в 1727 и 1738 годах, – уже довольно отдаленных от времени пожара начала воссоздания монастыря, – в нем, за исключением каменной Успенской церкви, все строение было деревянное, состоявшее притом в ?? году из незначительного числа зданий. Очевидно, что возобновление монастыря ограничивалось сначала только возобновлением обгоравшей церкви и постройкой необходимейших деревянных зданий для помещения сестер и для иных служб. Говорим: «обстроился монастырь скоро», – на том основании, что через 25 лет после пожара мы видим его уже совершенно построившимся.

В 1718 году Успенскому монастырю суждено было на несколько лет сделаться жилищем высокой опальной. Это была первая супруга императора Петра 1-го, – царица Евдокия Феодоровна Лопухина, в то время уже инокиня Елена.172 По делу своего сына-царевича Алексея Петровича, а также по ??о своих отношениях к генералу Степану Глебову и участия в заговоре против Петра, – Евдокия Феодоровна была привезена, по приказанию царя в Москву. Между тем как большая часть приверженцев опальной царицы и её сына осуждены были на смерть и некоторые из них 15 марта были преданы лютым казням в Москве, а другие 9 декабря казнены в Петербурге близь Петропавловской крепости; между тем, как 26 июня 1718 года не стало в живых и царевича Алексея Петровича: Евдокия Феодоровна не была казнена, а заточена в Успенском монастыре. Под страхом смертной казни было запрещено посторонним говорить с ней. Для разобщения монастыря окружающим миром и для предотвращения сношений царицы с посторонними людьми, по именному указу Петра I-го построен был «около монастыря ??чей двойной полисад; этим полисадом захватило внутрь того мона?? священно и церковно-служительские дворы: попов, дьяконов, дьяков, пономарей, которые в то же время с того места сломаны, и по отводу ?? ладожской ландратского ведения канцелярии ландратом Тимофеем Подче?? вым перевезлись на пустые порожние места, где жительство» они им?? в 1747 году.173 Затем от монастыря были отчислены и приписаны к ??иевскому застенному монастырю приходские дворы, и – бывшим при?? нам монастырским запрещено было ходить в монастырскую церковь. Приостановлены были даже пострижения в монашество белиц. Это заключение царицы в Успенском монастыре продолжалось до смерти Петра. Преемнице Петра и сопернице Евдокии Феодоровны – императрице Екатерине 1-й заключение первой супруги Петровой в Успенском монастыре казалось, вероятно, недостаточно благонадежным и безопасным для её царствования: по её указу, Евдокия Феодоровна, вскоре после смерти Петра, перевезена в Шлиссельбургскую крепость, где и содержалась до воцарения внука своего Петра II-го.

О пребывании Евдокии Феодоровны в Успенском монастыре сохранилось мало воспоминаний и преданий между обитательницами его. Если верить этим преданиям, передаваемым бывшей послушницей монастыря Елисаветой Шаховой, император Петр I-й до конца жизни своей сохранил в своем сердце некоторое чувство если не любви, то жалости к своей первой супруге. Во время пребыванья в Успенском монастыре Евдокии Феодоровны он нередко посещал монастырь и келлию царицы, угощал ее из своего дорожного погребца и заботился о том, чтобы доставить ей, в её заключении, возможные жизненные удобства. Но ни из чего нельзя заключать, чтобы в самой царице время пребывания её в Успенском монастыре оставило какие-нибудь отрадные, приятные воспоминания и расположило ее что-нибудь сделать в пользу обители, в которой она прожила не менее 6 лет. Приблизившись снова, при внуке своем Петре II, к трону, она, по-видимому, не вспомнила о месте своего заключения. В монастыре остались только два следа её пребывания в нём: устроенный ради её двойной деревянный полисад, который, при перестройках, долго служил оградой для монастыря и икона Божьей Матери, именуемая Троеручица, полученная от царицы двумя монахинями – келейными царицы, и в 1860 году находившаяся у одной старицы – уже в четвертых руках.174

Как выше было нами замечено, помещение в Успенском монастыре опальной царицы было сопряжено с немалыми для него стеснениями и невыгодами. По удалении Евдокии Феодоровны из монастыря, не раньше однако же 1728 года, обитель решилась принять меры к устранению этих невыгод и стеснений. Во-первых, как мы выше заметили, в предотвращении сношений царицы с опасными для царя людьми, воспрещено посещение монастыря посторонним людям; даже приходские монастырские дворы отчислены от Успенского монастыря и приписаны к застенному Георгиевскому монастырю. Это распоряжение лишало и монастырь и священно-церковных служителей монастырских доходов. «В прошлых годах, – писала 26 июня 1728 года игуменья Сусанна архиепископу Новгородскому Феофану в прошении, – при Успенском девичьем монастыре имеются всяких разночинцев приходские дворы, от чего в тот их монастырь было в подании от них свечь и протчего не без прибыли, и священники из того монастыря с церковными потребами в те приходские дворы входили». А в бытность Благоверной Государыни Царицы Евдокии Феодоровны в оном монастыре оные приходские дворы от того их монастыря разрядным определением до указу отрешены, и велено ??дать и с надлежащими потребами в те приходские дворы входить Георгиевского застенного монастыря белому попу с причетники.175 Во-вторых, остановлено пострижение белиц в монашество, так что монастырь весь оскудел монахинями. «В прошлых годах, – писала та же игуменья священному Феофану от того же числа, – в их монастыре, где они остаются, постригалися белицы в монахини по желанию своему беспрепятственно; а когда отбывала в том монастыре Благоверная Государыня Царица Евдокия Феодоровна, тогда оного пострижения не имелося, и многие монахини умерли и ныне имеется самое малое число».176 Эти стеснения продолжались до 1728 года. 26 июня этого года игуменья Сусанна, в устранение первого затруднения, просила Преосвященного Феофана, так как «ныне в том монастыре оной Благоверной Государыни Царицы Евдокии Феодоровны ??имеется, чтобы повелено было те приходские дворы ведать оного их Успенского монастыря попу с причетники по прежнему и о том определить ??зом». На прошение последовала того же 26 июня резолюция его apxиepe?? «быть по-прежнему». В устранении второго затруднения игуменья от того же числа просила, «чтобы поведено было в том Успенском монастыре по?? нему в определенное число, коликими они пробавиться могут, против?? стоявшихся указов в надлежащее по искушении лета и не в против?? святым правилам и регламенту, по желанию бесподозрительных белиц?? препятственно постригать». 26 же июня его apxиepeйство на том доно?? подписать изволил тако: «когда каковые белицы востребуют в том монастыре пострижения, тогда игумении с сестрами писать в Консисторию ?? детельствовав, нет ли к тому препятствия по правилам церковным приказам государевым и по духовному регламенту, чинить указ о поостри?? из Новгородской Духовной Консистории».177

«В 1726 году по именному блаженные и вечнодостойные памяти Благоверной Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны, данному Её Императорского Величества из Кабинета, указу и по данной выписи из Новоладожской розыскных и судных дел Канцелярии, за рукой Камисара Он ?? Апсеистова, даны тому монастырю, для поминовения блаженные и вечнодостойные памяти Государя Петра Первого Императора и Самодержца Bcepoccийс?? пустые избы, в которых прежде живали офицеры и караульные солдаты один иеромонах; так же порожние огородные их места, для пропитания ??сто милостыни. А мерой под тем хоромным строением и огородным местом длиннику сто сажен, поперечнику сорок одна сажень с половиной

По ведомости об Успенском монастыре за 1727 год, только часть которой сохранилась в монастырском архиве, – в 1727 году в Успенском монастыре находилось:

«1) Церковь каменная во имя Успения Пресвятой Богородицы, холодная. В ней – два придала: один – во имя Благовещения Пресвятой Богородицы теплый; второй – во имя великомученицы Варвары. 2) Колокольня над церковью деревянная. 3) Около того монастыря полисад стоячей двойной деревянной же.178 4) Деревянного строения: келья игуменьи и сестринских келий одиннадцать; итого – двенадцать. Оброку за сенные покосы получено 6 рублей; конюшенных припасов не имеется. По писцовым книгам 1077 года четвертной пашни явствуется за монастырем пустой и лесопорослой земли в разных погостах и в девятнадцати пустошах двести восемьдесят четвертей с осминой и с третником. Разного хлеба получено монастырем: в 1724 году 65 четвертей (20 ржи, 5 ячменй, 40 овса); в 1725 году 55 четвертей (17 четвертей и 4 четверика ржи, 2 четверти и 4 четверика ячменя и 35 четвертей овса); и в 1726 году 58 четвертей 6 четвериков (25 четвертей ржи, 3 четверти 6 четвериков ячменя и 30 четвериков овса). В монастыре были: игуменья Сусанна и казначея монахиня Марфа с сестрами».

К 1732 году двойной деревянный полисад вокруг монастыря, построенный по повелению Петра Великого, обветшал. Игуменья Сусанна обратишь к архиеписколу Новгородскому Феофану с просьбой о разрешении полисад разобрать и из бревен его устроить ограду. В прошении она объявила, что полисад устроен по имянному указу Императора. Преосвященный Феофан сделал на прошении игуменьи следующую помету: «дать позволение бить челом, где надлежит, а без указа того полисада не разбирать, понеже объявили они в сем прошении, что оный строен по имянному Его Императорского Величества Петра I-го указу, о чем и объявить игумении с подпиской». В келейной его преосвященства конторе сказан его архиерейства указ игуменье Сусанне с таким объявлением, что «о позволении к постройке из полисадных около того монастыря бревен ограды, ежели пожелает, требовать о том указу, где надлежит, от его преосвященства ей, игумении, позволяется, а без указу того полисаду отнюдь ей игуменьи собой не разбирать, под опасением себя лишения чина и немалого штрафования, понеже по объявлению в оном прошении значится, что тот полисад строен по имянному Его Императорского Величества Петра I-го указу, а не по apxиepeйскому определению». Игуменья била по этому предмету челом императрице Анне Иоанновне. «Февраля 24 дня Её Императорское Величество, – пишется в указе от 26 февраля 1732 года, за подписью генерала и гвардии подполковника Ушакова, игуменье Сусанне с сестрами, – имянным Её Величества изустным указом указала: по челобитью вашему о строении из ветхого полисаду, (который около того монастыря) на том же месте, где был оный полисад, ограды, или что надлежит, строить как по рассмотрению вашему».

От 1740 года сохранилась в монастырском архиве обстоятельная ведомость о монастыре, за 1738 год , составленная по требованию Коллегии экномии. В этой ведомости с достаточной обстоятельностью означены монастырские здания, состав монашествующих и монастырского причта, монастырские земли, приходы и расходы монастыря. От 1761 года в том же акте сохранилась подробная опись монастырского имущества, по которой принимала монастырь от старицы Марфы игуменья Евфамия. В этой описи некоторые статьи монастырского имущества, например монастырские земли, доходы и расходы, описаны с меньшей подробностью, чем в ведомости 1740 года, но за то другие статьи, например, церковь с её внутренностью и священными украшениями и ризница описаны с величайшей подробностью. Вот в таком состоянии, в главных чертах, находился, по этим двум документам монастырь во время от 1738 – 1761 года, – во время, ближайшее к году160 брания имуществ монастырских и составлению штатов:

Соборная церковь во имя Успенья Пресвятой Богородицы, с делами во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и святой великомученицы Варвары (на хорах), каменная, древнего здания. Длиной и шириной ??ская церковь с Благовещенским приделом – 8 саженей; придел св. великомученицы Варвары 2-х саженей длины и одной сажени ширины. Глава ??ской церкви обита деревянной чешуей; крест на главе деревянный, обит белым железом. Крыта церковь тесом; крыша в 1761 году была уже ??.

Иконостас Успенской церкви179 пятиярусный. В первом ярусе царские двери с дорожниками, вызолочены; на них иконы Благовещения Пресвятыя Богородицы и евангелистов. Над царскими дверями – резная ??ченая сень. По правую сторону царских врат иконы: Живоначальныя Троица, Успенья Пресвятыя Богородицы, архидиакона Стефана (на южных п?? ских дверях), пророка Илии и Успения Божией Матери (на аналое). П?? сторону царских дверей иконы: Пресвятыя Богородицы Одигитрии, В ??ния Христова, св. пророка Захарии (на северных пономарских дверях ??великомученицы Варвары (подле дверей на стене), Тихвинская икона Божией Матери и икона Божией Матери всех скорбящих радости. Перед одн??сих икон стоят медные подсвечники, а перед другими висят ??лампады. Иконы св. Троицы, Успения Божией Матери (и местная и л?? на аналое), Одигитрии, Воскресения Христова, великомученицы Варвары?? или менее богато украшены серебряными венцами на ликах, или ризам ??весками и проч. Столпы иконостаса по всему местному поясу по обеим сторонам царских врат резные, позлащенные; под местными образ?? тумбах изображены притчи евангельские. Во втором ярусе – над царскими вратами, в Деисусе образ Спасителя; по обеим сторонам его на ш ??цати досках иконы Божией Матери, Иоанна Предтечи, апостолов. Ико?? сителя, Богоматери, Предтечи и апостола Павла с серебряными украшениями. В третьем ярусе – в Деисус икона Знамения Пресвятыя Богородицы. По сторонам этой иконы на семнадцати досках – иконы пророков. Оба пояса, как апостольской, так и пророческой – все святые иконы в иконостасе; а иконостас – термисорной работы, весь вызолочен. В четвертом ярусе – страсти Христовы. В пятом ярусе – распятие Господне в человеческую меру. В разных местах церкви – святые иконы; среди церкви – паникадило; за клиросами хоругви. В алтаре на престоле: 1) евангелие в дест на полуалександрийской бумаге, обложено красным бархатом; изображения на нем серебряные, позолоченные; 2) два креста, – один серебряной, позолоченный, чеканной работы; другой – басменный, обложен серебром и позлащен; 3) оловянная дароносица с серебряным, вызолоченным ковчежцем для хранения св. Даров. За престолом св. крест и икона Пресв. Богородицы с рукоятями; на горнем месте образ Успения Пресвятой Богородицы; на жертвеннике – потир, дискос, звездица, лжица – серебряные, позлащенные; два блюдца, – одно с изображением креста, другое Богородицы, – серебрянные.

В Успенской же церкви на хорах – каменный придел во имя св. Великомученицы Варвары. Глава на приделе обита деревянной чешуей; крест железной. В первом ярусе трехярусного иконостаса на царских вратах изображены Благовещение Пр. Богородицы и Евангелисты; над вратами – сень. По правую сторону царских врат – иконы: Спасителя, великомученницы Варвары; по левую сторону – Пр. Богородицы Одигитрия, Ангела Хранителя (на северных дверях). Во втором ярусе – иконы Спасителя с иконами св. Апостолов по сторонам. В третьем ярусе – икона Господа Саваофа с иконами св. Пророков по сторонам. В алтаре св. Евангелие, «новоисправное» в полудест; на нем распятие и Евангелисты – серебранные позлащенные, а крест «благословящий» писан красками. На жертвеннике – потир, дискос, звезда и два блюдца оловянные, лжица серебряная.

При той же Успенской церкви придел каменный во имя Благовещенья Пресв. Богородицы. В нем потолок деревянный, оштукатурен и отбелен. На Благовещенской церкви глава обита чешуей; крест на ней деревянный. Иконостас – четырехярусный. В первом ярусе – царские двери с иконами Благовещения и Евангелистов. По правую сторону царских врат – иконы: Спасителя, Благовещения Пр. Богородицы, Авраама, Исаака и Иакова (на южных дверях). По левую сторону иконы: Успения Пр. Богородицы и Архистратига Михаила (на северных дверях). Над царскими вратами в Деисусе – образ Спасителя; по обеим сторонам образа в трех ярусах, на тридцати трех досках – иконы Деисуса. Иконы Спасителя, Благовещения и Успения Богоматери – с серебряными и другими украшениями; перед ними висят медные лампады. Посреди церкви медное паникадило о двенадцати ручках. В трапезе иконы: Отчества и Спасителя; за правым клиросом – икона св. Николая Чудотворца. Иконы Спасителя и Николая чудотворца – с серебряными украшениями; перед иконами – отчества и Спасителя висят медные лампады. В алтаре, на престоле – св. Евангелие «новоисправное», в дест; на нем изображения Спасителя и Евангелистов – серебрянные, позлащенные. Напрестольный крест обложен басменным серебром, ветхий; другой крест писан красками. За престолом – крест и икона Богоматери с рукоятями. На жертвеннике потир, дискос, звездица серебрянные, ??? щенные; два блюдца и лжица серебрянные. На горнем месте образ Преображения Господня – на жертвеннике – Знамения Пресвятой Богородицы; над ??скими дверями – Благовещения.

В ризнице имелось: а) 13 священнических риз, начиная с риз ?? ного бархата с шитым золотом оплечьем и оканчивая полотняным?? зами; б) 4 подризника; в) 6 эпитрахилей; г) 3 пояса; д) 14 стихарей ?? пары поручей; ж) 7 орарей; з) 5 NN воздухов с покровцами; и) медн?? суды: 1 укропник, 3 медных ковша, 2 ковша железных, 1 серебрянное, кадило, 3 кадила медных , 2 чаши для освящения воды – одна большая, д?? малая; к) и небольшое количество богослужебных книг.

2) Колокольня. На соборной Успенской церкви, на углу стояла деревянная, восьмиугольная колокольня в одну сажень и длиной и шириной. На ней было пять колоколов: большой колокол 16 пудов, второй 41/з пуда, остальные три колокола – без означения веса. Покрыта колокольня тесом. В 1761 году крыша была уже ветха.

3) Келлий и других деревянных зданий в 1738 году было 17?? 1761 году пятнадцать. В 1738 году в монастырь находились: 1)кель?? шей игуменьи с сенми (сенями) длиной на 5, шириной на 7 саженя?? против неё келья черная на 27½ саж. длины и ширины; 3) подле кр ??сенница на 2 саженях длины и ширины; 4) против тех келий анб ?? 2½ саж. длины и ширины; 5) две келлии – казначейская и просфирническая ??сенми длиной на 7, шириной на 8 саженях; 6) против тех келий ?? на 2 саж. длины и ширины; 7) из монахиньских келлий и келлий преб?? щих в трудническом послушании белиц: – первая с сенми 4 длины и 2 саж. ширины; 8) вторая с сенми длиной 5½ и шириной 2 сажен.

9) третья с сенми длиной 4½, шириной 2½ саж.; 10) четвертая с ?? длиной 5, шириной 2 сажени; 11) пятая с сенми длиной 4, шириной ??жени, 12) шестая с сенми длиной 4, шириной 2 сажени; 13) сед?? сенми длиной 4½, шириной 2 саж.; 14) осьмая с сенми длиной 4½ шириной 3 сажени; 15) девятая с сенми длиной 4½, шириной 2 саж.;?? сятая с сенми длиной 4, шириной 2 сажени, 17) при монастырских ?? тах келья длиной 27½, шириной 2 сажени.

4) Монастырь окружен деревянной, «рубленой» оградой, крыт?? сом. Устроена ограда в 1732 году на место полисада, устроенного Петра Великим, из бревен полисада. В 1761 году крыша уже была ветха ??да имела в окружности 282 сажени, а ширины в кровле 2 сажени. В монастырь вели двое ворот, крытых тесом.

5) При монастыре ни школ, ни гошпиталей не было.

6) Настоятельство в монастыре было игуменское издавна; но ?? настоятельствовали строительницы.

7) В монастыре находились: а) игуменья (в 1738 году Сусан?? 1761 году – Евфимия); б) казначея (в 1761 году Фекла Чертова); в) ря ?? монахинь в 1738 году 5, в 1761 году 9; г) четверо священнослужителей: священник, диакон, дьячек и пономарь.

8) Во владении монастыря находилось: 1) в самой Ладоге: а) по писцовым книгам 7077 (1569) года, четверть десятины огородной земли и 34½ сажени под монастырскими амбарами или лавками, в которых производилась торговля в праздники Успения и Рождества Пресвятой Богородицы, б) 100 саж. длиннику и 407 саж. поперешнику, пожалованных Екатериной I в 1726 году, вместе с находившимися на этой земле избами; в) в двух полянках у городской земляной стены полчетверти с третником пашни.

2) В погостах: Пречистенском Городенском, Федоровском Песоцком, Ильинском и Георгиевском Теребужском – Вотской пятины; в Рожденственском Сясьском и Никольском Сясьском – Обонежской пятины, находилось: а) пашенной земли, по одним документам180 245, по другим181 – 280 четвертей с осминой и с третником , а по иным182 – 295 четвертей; 6) сенокосной земли, по одним документам183 – на 67 копен, по другим184 – на 50 копен. Разноречие это в показаниях о количестве пашенной и сенокосной земли объясняется или тем, что в разное время монастырь владел различным её количеством, в следствие уменьшении этого количества в некоторые годы по случаю завладения некоторыми пустошами монастырскими соседями, или, еще правдоподобнее, недостатком в настоятельницах и составителях ведомостей точного знания о количестве земли и небрежением о составлении точных ведомостей касательно монастыря. Это небрежение доходило до того, что, например, по большей части ведомостей Успенский монастырь отстоял от Новгорода в 179 верстах, а по сказке игумении Сусанны он оказывается отстоящим от Новгорода на 200 верст. 3) У монастыря были рыбные ловли: а) Липка – на Волхове, в Обонежской пятине, против Иванского монастыря и б) на Ладожском озере, на Княжем (носе) лодожьи места, урочище Родилкино, да в Ваченицах, и на Софоши. 4) Доходу получал монастырь в год: а) хлебного со своих земель от 55 до 116 четвертей разного хлеба; б) денежного – окладного до 5½ руб., неокладного до 14½ руб. 5) Хлеб с монастырских земель делился весь без остатка между игуменьей и сестрами; денежные доходы расходовались на монастырские постройки и на церковные потребы.

9) Священно-и-церковнослужители довольствовались хлебом, который они снимали с части монастырской земли, предоставленной в их пользование и доходами с прихода.

10) Служб бывало: ежедневная одна, неежедневных две.185

Вообще Успенский монастырь принадлежал в XVII и XVIII веках к числу монастырей, которые существовать могли, но были небогаты.

В 1764 году, при составлении монастырских штатов, земли Успенского монастыря большей частью отобраны в казну; монастырь включен в число штатных 3-го класса и на содержание его назначено штатное жалование в следующих размерах: 1) игуменье, одной – 40 р.; 2) казначею, од?? 15 руб.; 3) монахиням 15-ти, по 10 руб. каждой – 150 руб.; а всем ?? штатным монахиням – 205 рублей, Затем 4) двум священникам ??монастыре, по 20 руб. каждому – 40 руб. и 5) двум церковникам, по 20 каждому – 20 руб. 6) трем служителям для всяких потребных в монастыре услуг, по 8 руб. каждому – 24 рубля. А что касается до плате?? тех слуг трех человек оброчных в Коллегию Экономии и подушны?? нег, то 7) на платеж за них оных полагается 6 р. 60 коп. 8) на канцелярские потребы, на просфоры и на дрова – 30 рублей. Да сверх того собираемые за свечную продажу деньги во употребление на оные же церковные требы полагаются. 9) На починку церквей и монастыря и на содержан?? ницы – 50 рублей. Итого 170 рублей 60 копеек. Всего в год мона?? 375 рублей 60 копеек.186

От того же 1764 года мы имеем краткие, но разносторонние сведения о Староладожском Успенском монастыре. Консистория, в следствие ук?? Синода от 1-го мая 1764 года за № 896, требовала от монастыря вед?? о том: «какое в оном монастыре здание, каменное или деревянное? Сколько в нем святых церквей и в какие именования? Кто в нем имяны ?? тельница монахини? Из великороссийских или малороссийских? С ?? в нем белых священно и церковнослужителей и для работ служ?? обретается и какое они содержание имеют? К тому же не принята ли ?? монастырь положенная по штату денежная сумма?» и о прочем. Из ?? сти, представленной, во исполнение консисторского указа, игуменьей E?? в консисторию, мы узнаем следующее: «1) В Староладожском Успенском девичьем монастыре церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, с ?? лами Благовещенья Пресвятой Богородицы и великомученицы Варвар?? менная.

2) Ограда и келлии – деревянные.

3) В монастыре монашествующие: 1) игуменья Евфимия, 2) к?? Фекла. Рядовые монахини: 3) Максимилла, 4)Евпраксия 5) Павла, 6)?? 7) Александра, 8) Анастасия, 9) Елисавета, 10) Евдокия. Все вышеописанные монахини из великороссиян, а малороссиян никого не имеется.

4) При указе белиц, присланных из с.-петербургской духовной консистории, две: а) вдова Мелания Максимова и б) девица Авдотья Григ164 Оным повелено быть на собственном их содержании до рассмотрения??.

5) Да сверх того по указу Её Императорского Величества, присл?? из новгородской духовной консистории минувшего июля 9-го дня 17?? велено олонецкому духовному правлению перевести оставшихся за ?? Вознесенского, что на Свирском устье, девича монастыря игумен?? (оной игуменьи получать казначейское жалованье), монахинь двух, да Брусенского монастыря девича же монахиню во оной же Успенской девичь монастырь. А хотя де оныя монахини в тот монастырь, куда оныя к переведению назначены, и не поступят, однако их числить в том Успенском монастыре: точию и поныне еще не присланы, и кто оны именами, из великороссиян, или из малороссиян, того в том указе не объявлено.

6) Священнослужители: а) священник Онисим Васильев ; б) диакон Иаков Иванов, в) дьячек Иван Фролов и г) пономарь Иван Михайлов. А для работ служителей никого не имеется.

7) Довольствие как мы, игуменья с сестрами, так и священник с причетниками получали из имевшейся при том монастыре пашенной земли, которой имелось в разных местах двести шестьдесят пять четвертей с осминой, на которую землю и крепости в Коллегию Экономии через новгородскую консисторию отправлены.

А положенной по штату денежной суммы оныя монашествующие и священник с причетники ни откуда не получали.187

В ведомости 1768 г.188 та же игуменья Евфимия доносила (12 сентября), что 1) церковь Успенская, с двумя своими приделами, каменная состоит в твердости; только обитая деревянной чешуей главы как на соборной церкви, так и на придельной великомученицы Варвары ветхи. 2) Колокольня деревянная, построенная в 1762 году особым зданием, вместо обветшавшей деревянной же колокольни, стоявшей на углу Успенской церкви, тверда. 3) Келей в монастыре двенадцать, – деревянных, – из коих новых три, да в твердости состоящих две, а прочие совсем состоят в ветхости. 4) Ограда в монастыре деревянная и состоит в ветхости».

Из этого неудовлетворительного состояния, в котором находились монастырские здания при игуменьях Евфимии и Александре, в лучший вид начала приводить их игуменья Евпраксия, 43 года (с 1779–1822) настоятельствовавшая в монастыре. После неё дело возобновления монастыря с особенным усердием и успехом продолжали игуменьи Феврония и Дионисия, в настоящее время управляющая монастырем. Игуменья Евпраксия привела в надлежащий, приличный дому Божию, вид, монастырскую церковь. Затем в 1781 году она исходатайствовала из казны 500 рублей, на постройку в монастыре келлий, и заменила ветхие келлии новыми.189 Эта же игумения пристроила к Успенской церкви каменную колокольню и увеличила звон, а в 1802 году устроила при теплой каменной придельной церкви Благовещения Пресвятыя Богородицы, вместо обветшавшей деревянной паперти, новую каменную.190 Труды Евпраксии продолжили игумении: Поликсения и особенно Феврония. Поликсения начала постройку каменной ограды в 1823 и 1825 годах. Феврония воздвигла немало значительных построек. Так в 1829 году она надстроила над каменной колокольней третий ярус; в 1833 году про перестройку каменной Благовещенской церкви, частью на сумму присланной преосвященным митрополитом Серафимом, а частью на пожертвования благотворителями; в 1833 же году построила кладбищенскую Алексеевскую церковь на монастырскую сумму, с дополнением 5000 рублей ассигнациями пожертвованных с.-петербургским купцом Семеном Калининым; в 166 году построила каменный двухэтажный корпус с 17-ю келлиями д ??стер; в 1853 году построила деревянный корпус для настоятельницы ?? мения Маврикия устроила придел во имя Казанской иконы Божией Матери и великомученицы Варвары на хорах. Особенно много потрудилась в пол?? настыря теперешняя нгуменья Дионисия, приведшая в весьма благо?? вид Успенскую церковь и воздвигшая несколько капитальных зданий ??стыре. В период времени с 1856 по 1858 год она привела в бл?? ный вид монастырский соборный храм, учинивши в нем весьма ва?? ценные улучшения. В 1857 году построила деревянный двухэтажный амбар. В 1858–1859 годах, она устроила каменный двухэтажный трапезный корпус, и двухэтажный деревянный корпус с 8 келлиями для жительства сестер; построила двухэтажный корпус для штатных ?? телей и приезжающих в монастырь богомольцев и устроила с восточной стороны монастыря каменную ограду. В 1862 году построила прек?? двухэтажный каменный больничный корпус с церковью во имя Воздвижения честного и животворящего креста и 20 келлиями для помещения престарелых и болезненных сестер. В 1864 году построила два каменных ?? этажных здания, – одно для прачечной, другое – для экипажного capaя и конюшни, и один деревянный корпус для рукодельни и кладовых. В ?? шем 1870 году произвела весьма значительные ремонтные исправления кладбищенской Алексеевской церкви и перестроила монастырскую ограду восточной стороны монастыря.

При весьма значительных расходах на постройку новых зданий в монастыре и починку и украшение древней монастырской Успенской цер?? весьма – весьма незначительных постоянных монастырских сред?? игуменьи Феврония и особенно Дианисия сделали весьма много и для ??чешя существования монастыря в будущем. То уважение и расположе?? торое эти игуменьи успели внушить и к себе и к своему монастырю?? готворительных людях разных сословий, помогли монастырю пр?? капитал в 27937 рублей, состоящий в 23 билетах, а именно: в дарственных непрерывно доходных 4% билетах, в одном 6%, в?? цати 5% билетах и в двух 5% билетах с выигрышами. Из это?? тала 12027 рублей приобретены игуменьей Февронией, а остальные 15?? лей – игуменьей Дионисией. Сверх того при игуменье Дионосии монаст?? обрел : а) в городе Новой Ладоге лавки, занимающие по лицевой сто?? длиной 4 сажени земли, пожертвованные купцом Федором Лукови?? рядом с этой землей 11 квадратных сажен, пожертвованных ку?? дочерью Парасковьей Никифоровой Никитиной; б) в Старой Ладоге ?? саж. огородной земли, пожертвованной также г-жей Никитиной и в) с?? цать четыре десятины сто семьдесят две сажени пашенной, сенокосной, луговой и прочего качества земли, пожертвованной в 1869 году новоладожским 1-й гильдии купцом Т. Ф. Луковицким.

Для наиболее верного обеспечения своего существования, монастырь желал бы устроить в С.-Петербурге часовню, для того, чтобы в доходах от неё иметь верные средства в содержании в надлежащем виде монастырских зданий и в улучшении быта живущих в монастыре. Но желание монастыря доселе не исполняется, хотя монастырь заслуживает полного сочувствия благотворителей, потому что питает и нравственно воспитывает целые сотни женщин различного возраста. В 1859–1866 годах представлялся было случай для построения часовни в С.-Петербурге; но монастырь нашел неудобным делать значительные расходы на постройку её при тех неблагоприятных условиях, при которых могло состояться построение часовни. Именно: почетный гражданин Ильинский изъявил желание пожертвовать Успенскому монастырю 15 кв саж. земли в Московской части. С.-Петербурга по Гребецкой улице, с условием построить на этой земле, для поминовения его Ильинского, каменную часовню. Игумения Дионисия со старшими сестрами, сначала с большой радостно готовы были принять это пожертвование на вышеозначенных условиях; но потом, «по внимательном соображении и обсуждении сего предмета, нашли, что, хотя по весьма ограниченным денежным средствам обители в увеличение оных и представляется единственный способ, постройка часовни в С.-Петербурге, но только в такой местности, где бы в часовне могло собираться более богомольцев и быть более приношений, между тем как место, жертвуемое г. Ильинским находится в улице, мало посещаемой жителями других местностей столицы, и по незначительности пространства земли (по улице 3 сажени) всякая постройка на оной представляется неудобной. Потому они порешили, что постройка часовни на жертвуемом г. Ильинским месте не принесет Успенской обители никакой существенной пользы». Епархиальное начальство согласилось с мнением игуменьи с сестрами, и мысль построить часовню в Гребецкой улице, на жертвуемой г. Ильинским земле оставлена.191 Монастырю остается ожидать более благоприятных обстоятельств для постройки в С.-Петербурге монастырской часовни.

Со времени управления монастырем игуменья Евпраксия, трудами этой благочестивой игуменьи и её преемниц Февронии и Дионисии, Успенский монастырь не только хорошо обстроился, но и вступил в условия существования, более благоприятные для привлечения в свои стены ищущих жизни иноческой и для нравственного преуспеяния подвизающихся в нем. Вступление в монастырь прежде было затрудняемо тем, что желавшие вступить в монастырь должны были строить себе келлии сами, по своим средствам: не имевшие никаких средств – не многие принимались в монастырь. В настоящее время заведен такой порядок, что вступающие в монастырь лица с некоторыми

средствами делают, при вступлении в монастырь, единовременный взнос от 100 до 200 рублей и получают келлию в общем монастырском здании?? бедные большей частью принимаются в монастырь без вкладов. Этот порядок вещей освобождает достаточных сестер от хлопот при построении келлий, а монастырь – от загромождения его разнохарактерными зданиями, часто так безобразящими женские монастыри и представляющими так много опасностей, так много пищи огню в случае пожаров. А принятие оных женщин в Успенский монастырь без вкладов сделало доступное вступление в монастырь для многих, для которых в прежние времена двери монастыри были совершенно заперты. Далее, жизнь в монастыре ??? была и физически крайне тягостной и для нравственного преуспеяния ?? крайне не благоприятной; потому что каждая монахиня должна была сама приобретать не только отопление и освещение, но и пищу, иметь отдельный стол и, для приобретения себе средств к жизни, уклоняться иногда от выполнения правил монашеских касательно неуклонного, например, п?? ствования при богослужении; а в случае болезни или невозможности п?? свое рукоделие и на вырученные деньги купить необходимое для жизни, е?? ходилось терпеть большие лишения. Игуменья Дионисия, с первых же дней своего управления монастырем, была озабочена уничтожением этого, вред?? в физическом, и в нравственном, и в экономическом отношении, ??ка вещей и улучшением быта сестер. В 1856 же году, в котором он?? пила в управление Староладожским монастырем, она, в надежде на м?? и помощь Божию, и на покровительство Пресв. Девы Богоматери, испроси?? решение епархиального начальства на учреждение общей трапезы и на у?? ство для сего необходимого здания. Прекрасная мысль настоятельницы ??себе сочувствие благочестивых благотворителей, и в 1858 году, в ден?? наго храмового праздника обители, 15 августа, освящен вновь постр?? каменный, двухэтажный трапезный корпус и сестры в первый раз?? пили в общую трапезу. Это благодетельное учреждение доселе поддерж?? жертвой благотворителей; но далеко еще не обеспечено более прочным?? ствами. Теперь сестры могут трудиться для снискания себе пропитания?? ним усердием, но без прежнего страха за кусок насущного хлеба и?? сколько полен дров, необходимых для отопления келлии. Теперь они ??лежащей точностью могут исполнять требования настоятельницы касс?? соблюдения монастырского устава, исправнее ходить к службам Божиим?? Затем в высшей степени благодетельное дело совершила игумения Д?? устроив больничный корпус с церковью во имя Воздвиженья честнаго Животворящего креста Господня. Здесь, собранные вместе, болящие и престарелые сестры, удобнее могут быть окружены внимательным уходом, нежели это было прежде, когда они были рассеяны по разным келлиям. Здесь легче могут найти себе, в беседах, во взаимном друг к другу у?? ободрение, утешение, облегченье в своих скорбях и болезнях. Здесь всего важнее, им постоянно открыты и доступны утешение веры в б?? ной церкви, в которой им так удобно слушать Божественную службу и вместе с церковью молиться. Эти прекрасные нововведения, сделанные в ??ском монастыре игуменией Дионисией, объясняют то отрадное явление, что в настоящее время Успенский монастырь имеет до 200 почти монахинь, послушниц и богомолиц, между тем как в XVII и XVIII веке в нем жило от 10 до 25 монахинь. Эти нововведения объясняют и тот порядок, который замечается в монастыре, и ту скромность, тот отпечаток доброй жизни, которые отличают внешнее поведение обитательниц этого монастыря.

Высочайшие посещения монастыря

1) Успенский монастырь, во время пребывания в нем царицы Евдокии Феодоровны, неоднократно был посещаем венценосным супругом её императором Петром I.

2) В 1747 году, в проезд свой через Зеленецкий монастырь в Тихвин, удостоили своим посещением обитель императрица Елисавета Петровна, с наследником престола великим князем Петром Феодоровичем и супругой его великой княгиней Екатериной Алексеевной.

Современное состояние Успенского монастыря

В настоящее время Успенский монастырь принадлежит к числу женских монастырей, владеющих довольно ограниченными материальными средствами, но, не смотря на то, дающих в себе приют значительному числу лиц женского пола, ищущих жизни подвижнической. При всем том современное состояние монастыря, по-видимому, во всех отношениях значительно удовлетворительнее того состояния, в котором он находился в XVII, XVIII и начале XIX века.

Число живущих в монастыре

В XVII, XVIII и начале XIX века в монастыре подвизалось от 10 до 25 сестер. В настоящее время в Успенском монастыре находится: 1) игумения (Дионисия), казначея (монахиня Bpиeнна), ризничая (монахиня Алимпия) и 16 сестер -монахинь, 2) 39 послушниц , определенных указами, и 3) 122 проживающих на богомолении женщин и девиц; а всего 180 лиц.

Причт монастырский

По штату монастыря, как он значится в разосланной при указе св. Синода от 31-го июля 1843 года книге монастырских штатов, при Успенском монастыре положено быть 2-м священникам и 2-м церковникам. В настоящее время при монастыре состоят: священники – Василий Полетаев и Александр Щедров, диакон на дьяческой вакансии Николай Благовещенский и дьячек на пономарской вакансии Павел Сретенский. Священник Полетаев академического образования; священник Щедров и дьякон Благовещенский кончили курс учения в Семинарии; дьячек Сретенский; 170лен из низшего отделения Семинарии.

Средствами к содержанию причта служат: 1) жалованье а) по ш?? 5-го класса сельских церквей 310 рублей; и б) по древнему положению ??монастыря 34 р. 32 коп.; а всего 344р. 32 коп.; 2) проценты по государственным билетам: А) трем 4% непрерывно-доходным: а) на кап?? 3589 р. под № 107.574/7.574 от 1867 года – 143 р. 56 коп.; б) на капитал?? под № 107.574/7.574 1867 года, 2 р. 12 коп.; в) на капиталь 250 р. под № 107.574/7.574 от 1867 года, 10 р. сер.; Б) по двух 5% билетам: а) на капитал 100 р. № 309.686 от 1860 года – 5 р.; б) на капитал 100 р. под № 309.687 1860 года 5 р. Всего 165 р. 68 коп. в год. Эти билеты составились из пожертвований разных лиц в пользу причта на поминовение их родителей и родственников; 2 ) доходы от приписанного к монастырю прихода, в котором в текущем году числится 228 дворов и 502 души мужского и?? душа женского пола. Прихожане Успенского монастыря живут: в селе Старой Ладоги, в селе Успенском, в деревнях: Ахматовой Горе, M?? кине, Велеше, Зеленой Долине, Хмелевой Горе, Киндереве, Трусове, А?? евщине, Межумошье, Замошье, Каменке, Окулове, Глинке, Подоле, Ив??ском Острове, Ивановской Подмонастырской Слободке и в усадьбе Б?? вой Горе.

Священно и церковно служителям монастыря принадлежит 3 дес?? 411 саж. сенокосной земли.

Земли, принадлежащие монастырю

Монастырю принадлежат земли в Новоладожском уезде:

1) По плану и межевой книге на землю, состоящую в самом монастыре и около него, межевания 29-го сентября 1778 года, значится, за монастырем 4 дес. 2021 кв. саж. Из них – а) под строением 1 дес. 2010 кв. саж. 6) под огородами 2 дес. 1371 саж.; в) под бечевником реки B?? 1040 саж.

2) Под Алешевской кладбищенской церковью (в 55½ caженей к западу от монастыря) и под кладбищем 2 десят. 1761 кв. саж. Сведения о приобретении этой земли монастырем сообщаются ниже, при описан?? ксиевской кладбищенской церкви.

3) В селении Старой Ладоге – 1 дес. 1062 кв. саж, занятых ??дами. В прежнем описании монастыря (1865 года) значилось земл?? огородами 1 дес. 1238 кв. саж. В этом участке значились и 176 са?? родной земли, которую изъявили желание пожертвовать монастырю ново?? ские мещане Алексеевы, но принятие которой, как родовой, св. Синод?? основании 399 ст. X т. ч. I Св. Зак., не разрешено монастырю192 и ?? потому отдана Алексеевым обратно. За выделом из 1 дес. 1238 к?? этих 176 сажень, состоявших также во владении монастыря в 1865 году, в настоящее время под монастырскими огородами остается 1 дес. 1062 саж. земли. В составе этого последнего участка земли с 1860 года входят четыре пустопорожних места, пространством в 1173 сажени, пожертвованные в том году в пользу обители проживавшей в ней на богомолении дочерью с.-петербургского купца Парасковьей Никифоровой Никитиной. В 1859 году она приобрела эту землю покупкой у Новоладожских мещан Александра и Ивана Алексеевых, Василия Вейкуева, Авдотьи Шестаковой, Варвары Песецкой и Петра Калашникова.193 Остальные 2289 кв. саж. этой огородной земли, вероятно, остаток земли, пожертвованной монастырю в 1726 году Императрицей Екатериной I, в количестве 1 дес. 1700 кв. саж. на поминовение души Императора Петра I и незанесенной в 1778 году на план монастыря.194

4) Лесной участок во 100 десятин, в числе которых заключается 2 дес. 1900 кв. саж. сенного покоса. Этот участок, как видно из плана и копии с полевого журнала на участок, отведен монастырю в 1844 году из казенной Соловьевской дачи, находящейся в Песоцком Федоровском приходе новоладожского уезда. Участок находится в 10 верстах от монастыря.

5) Две пустоши Выдрино и Подол, из коих в первой находится 15 десятин 1652 кв. сажени, а в пустоши Подол – 32 десят. 205 кв. сажен, а всего в обеих пустошах – 47 десятин 1857 кв. сажен. В состав этих 47 дес. 1857 кв. саж. входит: а) пахатной земли 23 дес. 600 кв. саж.; б) сенного покосу 6 дес. 2200 саж.; в) под дорогой 1877 саж.; г) под плитной ломкой 270 саж.; д) под бечевником на реке Сяси 2 дес. 1990 саж.; е) под рекой Сясью 13 десят. 2120 саж. Дача эта находится в 23 верстах от монастыря в бывшем Рождественском Сясьском погосте Обонежской пятины; выделена Успенскому монастырю в 1801 году из земель, принадлежавших некогда священно и церковно служителям упраздненного Стороженского Николаевского монастыря.

В 1862 году причт Загубской церкви, к котором приписан упраздненный Николаевский Стороженский монастырь, обратился к Епархиальному начальству с прошением о возвращении во владение Загубского причта пустошей «Выдрино» и «Подол» как древнего достояния Стороженского монастыря, неизвестно когда и на каком основании поступившая во владение Успенского монастыря. Дело в том, что священник села Загубья Василий Барсов, разбирая архив Стороженского монастыря, нашел, между прочими документами, документы, свидетельствовавшие о том, что эти пустоши некогда принадлежали Стороженскому монастырю. Этими документами были: 1) «план и межевая книга 1781 года мая 11 дня Новоладожского уезда Обонежской пятины Рождественского Сясьского погоста пустоши Выдриной, владения Стороженского упраздненного Николаевского монастыря священно-и- церковнослужителей, в которой по исчислению земли удобной и неудобной 28 десят. 1715 саж.; 2) «межевая книга 1781 года июня 12 дня; пустошь Подол Новоладожского уезда Обонежской пятины Рождественского Сясьского погоста земли, всего 31 десятина 1204 саж. На ocновании этих документов. священник Барсов заявил права Загуб? причта на владение пустошами «Выдрино» и «Подол». Консистория требовала от игуменьи Успенского монастыря подробных сведений относительно этих пустошей. Игумения Дионисия, 25-го апреля 1864 года за № 49, донесла Консистории, через благочинного монастырей, что означенные пустоши «приняты в распоряжение монастыря в сходствен?? указа с.-петербургского губернского правления (Новоладожскому земском?? ду), по силе Имянного Высочайшего и Правительствующего Сената ук?? из числа оброчных казенных статей, в чем и выдана была ??марта 1801 года игуменьи Евпраксией росписка. На имеющихся в монастыре геометрических специальных планах на пустоши Подол и Вы?? прежде бывшего Стороженского монастыря владения священно и церков?? жителей сделаны на каждом следующие надписи: на плане пустоши П?? „1801 года июля 11-го дня сей план скопирован с подлинного вл?? Староладожского Успенского девичьего монастыря игуменье с сестрами?? чему и дан по определению С.-Петербургской Казенной Палаты. С.-Петербургской губернии уездный землемер Козлов. На плане пустоши Вы?? „1801 года июля 11 дня сей план по определению С.-Петербургской Ка??. Палаты дан во владение Староладожскому Успенскому девичьему монастырю игуменье с сестрами. Межевал и план сочинял С.-Петербургской губернии уездный землемер Козлов. При рапорте игумения представила: 1) ко?? вышеозначенной росписки игумении Евпраксии и 2) копию с приказа испра?? Шамшева Логину Лазареву о сдаче означенных пустошей игуменье Евпраксии а в последствии времени, по требованию Консистории, представила и копию указа С.Петербургского губернского правления Новоладожскому земскому ?? от 10августа 1800 г. за № 25.877. По рассмотрении сих документов?? залось, что пустоши «Выдрино» и «Подол» предоставлены Успенскому монастырю из казенных (а не Стороженского уже монастыря) оброчных пусто?? сил Имянного Высочайшего указа, данного Правительствующему Сенату ?? день декабря 1797 г., и повелевавшего, для доставления архиерейским д?? и монастырям лучших по возможности выгод, «отвесть по спосо?? земли с угодьями, так чтобы при каждом архиерейском доме было 60 десятин, а при монастыре по 30 десятин, исключая и то, что они?? имеют». Неоспоримое право Успенского монастыря на владение пуст?? «Выдрино» и «Подол» признано епархиальным начальством и ходат?? Загубского причта о возвращении ему сих пустошей, принадлежавши?? когда Стороженскому монастырю, оставлено без удовлетворения.195

6) В городе Новой Ладоге а) под двумя деревянными лавками, ?? щимися по Большому проспекту близ подъемного моста, 24 кв. саж.

6) смежный с этим участком земли участок в 11 кв. сажен, а всего в Новой Ладоге 35 сажен. Лавки с 24 кв. саженями земли, находящейся под ними, пожертвованы в 1855 – 1857 годах новодадожским купцом Феодором Луковицким; а 11 кв. саж. земли, смежной с пожертвованным Луковицким участком, пожертвованы в 1860 – 1861 годах дочерью С.-Петербургского купца Парасковьей Никифоровой Никитиной.

Когда в марте 1855 года купец Луковицкий изъявил желание пожертвовать монастырю вышеозначенный лавки и землю – игуменья Маврикия была весьма обрадована этим пожертвованием. Точно также с радостью приняла в 1860 году и игуменья Дионисия пожертвования Никитиной 11 саж. земли, смежной с землей, пожертвованной Луковицким. Дело в том, что эта земля и лавки находятся в лучшем месте города, на Большом проспекте, близ самого Ладожского (старого) канала, где во всякое время года стекается по коммерческим делам торговый народ. Если бы на этой земле могла быть выстроена часовня, что и предположила уже сделать, (как заявила при самом ходатайстве о предоставлении земли монастырю), игуменья Маврикия и к чему сочувственно отнеслась и игуменья Дионисия; то часовня эта могла бы сделаться источником значительных доходов для обеспечения не богатого монастыря. Потому, по воспоследовании в 23 день марта 1857 года, Высочайшего соизволения на утверждение за Успенским монастырем пожертвованного Луковицким недвижимого имения, тотчас же по вводе монастыря во владение сим имуществом, игумения Дионисия приступила к осуществлению своей мысли устроить на пожертвованной земле часовню. 28 июня 1857 года (№ 76), она просила Консисторию разрешить, «доколе средства монастыря дозволят ходатайствовать о построении новой часовни, переделку внутренности существующих лавок в жилые комнаты, дабы в одной из них поставить часть старого иконостаса Успенской церкви, через что она приняла бы вид часовни, а в других устроить помещение для сестер, постоянно нуждающихся в пристанище при сборе подаяний в городе Новой Ладоге». Сначала дело приняло благоприятный для устройства часовни оборот. Епархиальное начальство, признавая во многих отношениях весьма полезным для монастыря обращение лавок в часовню, дало этому делу надлежащей ход; брат жертвователя, купец Т. Ф. Луковицкий изъявил готовность пожертвовать нужные при перестройке материалы, а купец М. Г. Костров – произвести на свой счет всю плотничную и столярную работу. Но хорошее начало не увенчалось добрым концом; часовня доселе еще не построена. В период времени с 1857 по 1864 год включительно составлено три проекта устройства часовни: первым, составленным епархиальным архитектором Брандтом, предполагалось обратить в часовню лавки и расход по этой переделке определялся в 1095 р. 67 коп.; вторым, составленным архитектором Шульцем, предполагалось построить новую каменную часовню, стоимостью в 10.215 руб. 77¼ коп., и третьим, составленным епархиальным архитектором Карповым, предполагалось построить небольшую каменную часовню с деревянными пристройками, стоимостью до 4700 рублей. Но С.-Петербургская Губернская Строительная и Дорожная Коммисия не утвердила не только первого проекта, предполагавшего устройство деревянной часовни, но и третьего, предполагавшего при каменной часовне деревянные пристройки; потому что на том месте, где предполагалось построить часовню, по Высочайше утвержденному 9 июля 1859 года пла?? г. Новой Ладоги, назначено лишь каменное строение, и кроме сего по с?? тельному уставу деревянных пристроек при каменных строениях в ?? дах делать не дозволяется. Проект Шульца признан игуменьей слишком дорогим и построение часовни по этому проекту монастырь признал обреминительным для себя и невыгодным. Консистория, возвращая игуменье ?? cии составленные архитектором Карповым проект и смету на часовню, ??писала ей исправить проект по замечаниям коммисии, если признает возможным и нужным построение каменной часовни с каменными же при?? ками, и представить в Консисторию сведения о средствах к сооружению ??ни. 10 октября 1864 года (№ 99) игуменья уведомила Консисторию, ч?? «надлежащем исправлении плана и сметы, оные своевременно будут пре?? лены в Консисторию и что к постройке часовни монастырь полагает приступить весной будущего 1865 года»; в то же время она просила о в?? сборной книги на построение часовни. В выдаче сборной книги игумен?? казано; часовня не построена доселе.

В 1868 году возникла мысль устроить на месте, принадлежащее?? Новой Ладоге монастырю, «подворье Успенского монастыря»; но и эта ?? остается доселе неосуществленной, и на земле, о которой у нас идет ?? доселе стоят лавки, отдаваемые в аренду.196

7) Сто тридцать четыре десятины 172 саж. пахотной, сенокосной, ??вой и прочего качества земли, находящейся в сельце Дубках, Крив?? совня тоже, состоящем С.-Петербургской губернии Новоладожского уез?? стана, в районе Изсадской волости, Васильевского погоста, в З-х верстах от монастыря. В этом имении находится: а) в самом сельце Д?? 34 десят. 2272 саж.; б) в пустоши Шелкуновшине 52 десят. 2700 сажен. в) в пустоши Мох 46 десятин. Эту землю, принадлежавшую вдове ни?? капитана Ксении Бестужевой, приобрел в 1867 году покупкой и подар?? со всем ветхим и новым строением Успенскому монастырю, по дар?? ной записи 23 мая 1870 года, потомственный почетный гражданин Т.?? ковицкий. Близость от монастыря и хорошие качества земли побудили?? нию и епархиальное начальство с благодарностью принять этот дар и?? прошении Высочайшего соизволения на принятие монастырем этого дар?? хиальным начальством представлено св. Сгноду.197

Примечание. В описании монастыря, составленном в 1865 году значится за монастырем пустопорожнее место, в 15 кв. саж., в С.-Петербурге в настоящем описании это место исключено из списка земель, принадлежащих монастырю. Причина этой разности в показании монастырских земель следующая: в 1859 году почетный гражданин Егор Ильинский изъявил желание жертвовать монастырю 15 кв. саж. земли в Гребецкой улице, во 2 кв?? Московской части, в С.-Петербурге, с тем условием, чтобы на этом участке земли, для вечного поминовения Ильинского, была устроена часовня в честь Успения Божией Матери. Монастырь сначала согласился с благодарностью принять этот дар на вышеозначенном условии: но потом, обратив внимание на крайнюю тесноту места и неудобство его для построения часовни с помещением для монахинь и на безвыгодность для монастыря построения часовни в такой глухой местности, как Гребецкая улица, отказался и от даримого места, и от мысли построить на нем часовню.198 Потому это место и исключено из списка земель, принадлежащих монастырю.

Монастырские капиталы

Монастырь владеет капиталом в 27937 рублей, заключающимся в следующих 23-х государственных билетах:

1. Государственные 4% непрерывно-доходные билеты.


Содержание Рубли
п/п билета Кем пожертвовано
1 106.977 Коллежским ассесором Козловским на содержание сестер в 1867 году на капитал 1250
2 107517 Разными лицами в разное время 20062
3 Женой коллежского секретаря Слепцовой на масло в лампаду пред образом Казанской Божией Матери 718
4 107519 Разными лицами 1507
5 107520 В 1867 г. монахиней сего монастыря Вирсавией на поминовение 250
ИТОГО: 23787

2. Непрерывно-доходные 6% билеты.


Содержание Рубли
п/п билета Кем пожертвовано
6 104.687 в 1868 г. Новоладож. купцом Кулагиным для поминовения 1250
ИТОГО: 1250

3. 5% банковые билеты 1-го выпуска.


Содержание Рубли
п/п билета Кем пожертвовано
7 1957 Купцом Колобовым в 1862 г. для поминовения. 150
8 1958 Тоже на капитал. 150
9 1880 Крестьянином Новоладож. уезда села Михаила Архангела Петром Николаевым Трофимовым для поминовения в 1864 году на капитал. 500
10 9061 Пожертвован г-жей Сурковой в 1865 г. для поминовения. 100
11 9062 Баронесой Штейнвер в 1861 г. для поминовения. 100
12 1959 Скороходом Высочайшего двора Василием Васильевичем Григорьевым в 1867 г. 150
13 9063 Монахиней сего монастыря Вирсавией в 1869 г. для поминовения. 100
14 127767 Крестьянкой Новоладожского уезда Василисой Бириловой в 1870 г. для поминовения. 100
15 127768 Полковницей Устиновой в 1870 г. для поминовения. 100
16 127769 Тоже на капитал. 100
17 3794 Почетной гражданкой Лесниковой для поминовения Громовых в 1870 г. 1000
ИТОГО: 2550

4. 5% билеты 2-го выпуска.


Содержание Рубли
п/п билета Кем пожертвовано
18 958 Г-жей Сурковой в 1865 г. для поминовения. 100
19 96162 Вдовой коллежского ассесора Борисовой вкладу при поступлении в монастырь. 100
20 117763 С.-Петербургским купцом Липиным в 1868 г. для поминовения. 100
21 119034 Коллежским секретарем Зазерским в 1868 г. для поминовения. 100
ИТОГО: 400

5. Билеты внутреннего 5% с выигрышами займа 1-го выпуска.


Содержание Рубли
п/п билета Кем пожертвовано
22 19358 Почетным гражданнном Луковицким в 1868 г. на капитал. 10??
23 16061 С.-Петербургским мещанином Михаилом Афанасьевичем для поминовения в 1870 г. 10??
ИТОГО: 279??

Средства и содержание монастыря.

Средствами к содержанию монастыря служат:

1) Штатное жалованье, в количестве 243 р. 45 к., из коих а) 123 р. 12 коп. поступает в жалованье: игуменье (28 р. 59 к.), казначею (8 р. 58 к.) и 15 штатным монахиням (85 р. 95 к. по 5 р. 73 к. каждой), б) 34 р. 32 к. на жалованье двум священникам (по 11 р. 34 к. каждому) и двум церковникам (по 5 р. 73 к. каждому); в) на наем служителей 20 р. 34 к., каковые деньги отсылаются в консисторию на воспособление канцелярии; г) на церковные потребы 8 р. 55 к.; д) на починку церквей и монастыря и на содержание ризницы 57 р. 12 коп.

2) 171 руб. 43 коп., отпускаемые из Новоладожского казначейства взамен мельницы.

3) 115 рублей в год на наем рабочих вместо бывших штатных служителей.

4) До 1050 рублей процентов с капитала в 27937 рублей.

5) До 275 рублей арендной платы за монастырские земли, а именно: а) за пустошь Выдрино 58 рублей; б) за пустошь Подол 175 рублей, в) за лавки в Новой Ладоге 25 рублей, и г) за пароходную пристань на Волхове близ монастыря 15 рублей.

6) Церковных доходов до 2850 рублей, а именно: а) свечных до 400 р.; б) кошельковых, кружечных и просфорных до 250 рублей и в) взносных за келлии и особо жертвованных разными лицами в пользу монастыря и на поминовение до 2000 руб.

Весь же ежегодный доход монастыря простирается до 5500 рублей.

Овощи, получаемые с монастырских огородов, обрабатываемых сестрами и молочные скопы от монастырского скота (до 18 штук рогатого скота) поступают на общую трапезу.

Значение монастыря

Кроме общего всем православным монастырям значения, состоящего в том, что они служат местом убежища для лиц, ищущих высшей христианской жизни и высших духовных подвигов, по возможности поддерживают в народе христианский дух и обязательную для каждого христианина меру аскетического настроения и служат для благочестивых мирян местом спасительного отдохновения от суеты мирской, – Успенский монастырь, в известной мере имеет значение учреждения благотворительного и воспитательного. Он дает в стенах своих приют детям – девочкам, оставшимся сиротами после смерти своих родителей; обучает их грамоте и различным рукодельям; воспитывает их в страхе Божием, в правилах строгой христианской нравственности. Кроме юных послушниц, нравственно-религиозным воспитанием которых и обучением грамоте занимается монастырь, в нем ежегодно обучается от 5 до 10 девочек. Получивши строго – христианское воспитание и направление, обученные грамоте и рукодельям, – девочки могут быть в последствии времени или добрыми инокинями, если почувствуют в себе призвание к подвижничеству, или, вышедши из монастыря в мир, жить честным и полезным и для себя и для общества трудом, торжествовать надо искушениями, соблазнами и невзгодами жизни, и проводи178 слово и пример своей жизни строго – христианские понятия и правила?? среду, в которую поставит их Божественный промысел. Заслуга монастыря для церкви и общества не маловажная!

Крестные ходы

Крестные ходы из Успенского монастыря бывают:

1) На реку Волхов, для освящения воды, – 6-го января, 1– го а?? в праздник Преполовения св. Пасхи.

2) 15-го августа, в главный храмовый монастырский праздник, всего монастыря.

3) В первые четыре дня св. Пасхи вокруг Успенской церкви.

4) 14-го сентября за 3½ версты на Абрамовщину, – в часовню для молитвенных подвигов удалялась благоговейная игуменья Евпраксия.

Кроме того бывают крестные ходы; 1) в селения окрестных п?? в память какого-либо события давших обет Господу Богу посвящая день на молитву, и 2) по просьбе обывателей Старой Ладоги, с благословения преосвященного Агафангела, бывшего Bикария С.-Петербургской епархии. ?? селения, в память избавления от пожара, бывшего в 1857 году.

Современный внешний вид монастыря; монастырские здания

Успенский монастырь стоит на широкой возвышенной плоскости на берегу реки Волхов. Монастырь со всех сторон обнесен каменной стеной на четырех углах которых возвышаются башенки с остроконечными крышами.

С западной стороны в монастырь ведут устроенные в ограде ворота, у которых справа находится небольшая часовенка, a cлева с?? келлия. По западной стороне монастырской стены идет Ладожско- ??ская дорога; с западной стороны монастыря вообще главный вход ??

Посредине монастыря стоит одноглавая каменная соборная церковь Успения Пресвятой Богородицы с тремя приделами и колокольней. На запад от собора стоят два деревянные корпуса, в которых находятся келлии игумении, сестер и другие помещения; на юге – каменный двухэтажный трапезный корпус и за ним двухэтажный деревянный корпус ?? щения сестер; затем два каменные одноэтажные здания для служб??; восток – больничный двухэтажный корпус с Крестовоздвиженской церковью; на востоке – каменный, двухэтажный корпус с келлиями на севере. Кроме того на юго-западной стороне монастыря находится деревянный двухэтажный хлебный амбар; а по всему монастырю расположено 18 отдельных деревянных домиков. За монастырской стеной, на западе от неё стоит кладбищенская Алексеевская церковь; а подле юго-восточной башни находится двухэтажный деревянный корпус гостиных келлий. С восточной стороны к реке Волхову, к устроенной на нем пристани, ведут двое ворот. На южной стороне устроены ворота, ведущие с монастырского скотного двора к огородам.

Монастырь, с Волхова, особенно с возвышенного правого его берега, имеет весьма хороший вид.

Церкви

В Староладожском Успенском женском монастыре находятся три отдельные церкви: 1) Соборная церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы с тремя приделами; 2) церковь во имя воздвижения честного и животворящего креста в больничном корпусе и 3) кладбищенская церковь во имя св. Алексия – человека Божия. Первые две церкви находятся внутри монастырской ограды, а церковь Алексеевская – за монастырской оградой, в расстоянии от монастыря на запад в 55½ саженях.

I. Соборная церковь во имя Успения Божией Матери.

Постепенное приведение её в настоящий вид.

Каменная одноглавая соборная Успенская церковь стоит посредине монастыря. Время основания этой церкви неизвестно; но глубокая древность, по крайней мере, главного его остова, не подлежит сомнению. Несомненно то, что она существовала еще до шведских вторжений в Ладогу в начале XVII столетия. Скорость освящения её (в 1617 году), после раззорения Ладоги шведами в 1611 году свидетельствует как о том, что Успенская церковь – каменная – была не сооружена вновь, а только воссоздана после раззорения, так и о том, что она не подвергалась крайнему раззорению, которое потребовало бы капитальных построек. Если же это справедливо, то год основания этой церкви может скрываться в очень глубокой древности и, если не совпадает с годом основания монастыря, то приближается к нему. В продолжительный период своего существования, эта церковь потерпела много перемен и от влияния времени и от произвола рук человеческих, и в настоящем своем состоянии, как по своему внешнему виду и обширности, так и по внутреннему расположению и украшениям значительно отличается не только от первоначального Успенского храма, но и от Успенского храма конца XVIII и начала XIX столетия.

В последней половине XVIII века Успенская церковь с Благовещенским приделом была 8 саженей длины и ширины. В настоящее время Успенская церковь, вместе с выступами и папертью – 13 сажен длины и 6 саж. ширины, а паперть 2½ саж. ширины. Длина Благовещенского ??ла с выступом и папертью также 13 саж., а шириной 4 саж. и 1 арш; таким образом Успенский собор с Благовещенской церковью в наше время длиннее Успенской церкви с Благовещенским приделом 17?? на 5 саж. и шире на 2 сажени и 1 аршин. Это изменение длины и ширины церкви совершилось постепенно мало по малу. Удлинена церковь, как?? ская так и Благовещенская, игуменьей Евпраксией. Эта игуменья, p?? построенную в 1762 году отдельно от церкви, (на место прежней ??ной, на церкви стоявшей колокольни), деревянную колокольню, прист?? церкви каменную двухярусную колокольню, а в 1802 году прист?? Благовещенской церкви, на место обветшавшей деревянной, каменную п?? После этих переделок длина и ширина собственно Успенской церкви остаётся неизменной. Но в 1829 г. изменилась вышина колокольни, на?? игуменья Феврония надстроила целый ярус.199 А в 1831–1833 годах ?? шено распространение и в длину, и в ширину, и в высоту Благов?? церкви игуменьей Февронией, при которой соборная церковь вместе и?? кольней получила ту самую форму, которую она и доселе сохраняет ??

В XVII, XVIII и начале XIX века соборная крыша была тесовая ?? на Успенской церкви и на приделах были обиты деревянной чешу?? ственно, что и крыша и главы скоро ветшали и требовали починки, ??году церковная крыша значится ветхой, но в 1768 году игуменьей ?? была исправлена. Но главы и в 1768 году оставались ветхими, а ??мом десятилетии XVIII века церковь стояла безглавой. Уже игуменья ?? смя устроила новые чешуйчатые главы.200 К 1831 году и эти крыш?? обветшали и игуменья Феврония испрашивала разрешения как на ра?? нение Благовещенской церкви, так и на перекрытие на всей цер?? вновь, и ассигнования на эти работы 13509 р. 65 коп. В 1831 – ?? вся церковь покрыта листовым железом, на сумму, частью выслан?? священным митрополитом Серафимом, а частью пожертвованную ?? рителями.201 В 1844 году поправлена и отбелена штукатурка на ц?? лезная крыша выкрашена масляной зеленой краской. В 1854 году?? на главе Успенской церкви, с давнего времени находившийся неск?? ненным на сторону, весенними ветрами был раскачан до того, ч?? обрушиться. Рабочие с трудом и опасностью взмостившиеся при ?? средствах для осмотрения порчи, нашли как яблоко, в которое ?? крест, так и саму пяту креста совершенно сгнившими. По возмо?? было увязано и перепутано веревками; но, очевидно, долго держать ?? могло. В следствие сего и во избежание пробития самой главы, в ?? дения креста, игуменья Маврикия просила, 18 мая 1854 года (№78) ?? ния снять крест для произведения необходимых починок в нем и в яблоке. Указом от 10 июля 1854 года (№ 3502) разрешено «снять крест, и, по произведении необходимых починок в главе соборного здания, поставить оный с прочным укреплением». К 4 октября 1854 года крест был приготовлен и было донесено, что в непродолжительном времени он будет поставлен. Это непродолжительное время продолжалось, однако же, до июля 1855 года, когда крест был на церковь поставлен.202

Успенская церковь первоначально была холодная, а Благовещенский придел – теплый. В 1831 году, когда игуменья Феврония просила разрешения на распространение теплой Благовещенской церкви, с ассигнованием 13509 р. 65 коп. на эту перестройку, епархиальное начальство спрашивало игуменью: «не возможно ли самый Успенский собор сделать теплым? и если сего сделать нельзя, то по каким именно причинам?» Игуменья отвечала, что сделать собор «теплым за малопространством его внутренности, состоящей в 4саж. от иконостаса до входных дверей длины и в 5 саженях между побочных оного стен ширины, невозможно; тем паче, что в середине его же находятся два каменные порознь для поддержания над упоминаемым собором сводов, купола и арок столпа по 2 аршина во все стороны толщины; а поместить при двух оного собора углах печки, будет он несравненно теснее нынешнего придала Благовещенского.203 В следствие этого заявления мысль сделать собор теплым оставлена, и разрешено было распространить Благовещенский придел. Но в 1854 году признано возможным и разрешено соединить Успенскую церковь с Благовещенской и устроить в ней печи, и с 1855 – 1856 года Успенская церковь сделалась теплой.204

Сколько было в Успенской церкви престолов в древнейшие времена, до раззорения её шведами и по воссозданию её в начале XVII века до вторичного раззорения её пожаром в 1702 года, и воссоздания после пожара: один ли только был Успенский престол или были кроме его и придельные престолы? Сведений о том мы не имеем. В переписи 1628 года упоминается только об Успенской церкви, без раздельного означения в ней престолов. Но, по воссоздании церкви в начале XVIII века после пожара 1702 года, в ней были устроены три престола: главный Успенский и придельные: Благовещенский и Варваринский. Документы монастырского и консисторского архива, с 1727 года, бывшие у нас под руками, постоянно упоминают об этих трех приделах. В 1855 – 1856 годах к ним присоединен четвертый придел в честь Казанской иконы Божией Матери.

Главный престол в честь Успения Божией Матери, после раззорения монастыря шведами и возобновления церкви в начале XVII века, был освящен в 1617 году; остался не тронутым при возобновлении церкви после пожара 1702 года; во 2-й раз освящен в 1798 году 25 апреля;205 в третий раз 14 августа 1856 года, Зеленецким архимандритом Иаковом., С 1182 1854 год в Успенской церкви оставался «иконостас простой столярной работы и образа в нем простого иконного письма» – тот самый, с небольшими изменениями, иконостас, который описан нами под 1761 годом в ??pin монастыря. К 1854 году он обветшал. Сверх того, по недостатку размерности и стройности в расположении частей его и по безвкусию ?? сти отделки, он был весьма неблаговиден. Потому этот иконостас с разрешения епархиального начальства в 1855 году снять; храмовой ?? Успения Божией Матери вставлен в новый иконостас; два местных ?? Воскресения Христова и Смоленской Божией Матери помещены в церкв?? икон 2-го, 3-го, 4-го и 5-го ярусов, в количестве 18, а равно сев?? южные врата, употреблены для написания икон в тот же новый ик?? Успенской церкви; местные иконы – св. Троицы, Знамения Божией Матери с ними 14 иконостасных и 9 аршинных образов, а также царс?? переданы в Петропавловскую единоверческую церковь Новоладожског?? а все прочее за совершенной негодностью предано в 1859 году уничто?? На место снятого ветхого иконостаса в 1854 – 1856 годах устроен?? весьма благолепный иконостас, существующий и до настоящего времени ?? для иконостаса Успенской церкви и некоторые иконы для придельных иконостасов писаны художником Василием Васильевым. Прочие работы ??ностасам производил мастер Савельев. На иконы Успения Божией Матери храмовую, аналойную, пожертвованную преосвященным митрополии?? канором, и на спускную над царскими вратами, присланную преосвященным митрополитом Киевским Филаретом, сделаны богатые серебряны?? ченыя ризы из старых, попорченных лампадок, и серебряных ?? снятых с остававшихся в ризнице без употребления ветхих ик?? работы Ф. А. Верховцева.206 В тех же 1854 – 1856 годах штука?? стенах Успенской церкви от купола и до низу исправлена, окраше?? клеевой краской и по местам украшена стенной живописью; xop?? странены как с южной стороны придела во имя св. великомученицы ??так и для выстроенного вновь с северной стороны придела в чес?? ской иконы Божией Матери, а над алтарем сделано помещение дл?? ных важных вещей. Плитный ветхий пол и в алтаре и в сам?? заменен деревянным. Из окна в западной стене, для входа на ?? окон во внутренних простенках под арками с южной и северн?? для распространения хор устроены двери, в западной с обделкой ??северной стороны два верхние неправильные окна исправлены в мер?? Внизу при входе из паперти в церковь и выходе из Успенской ?? Благовещенскую исправлены дверные арки. Устроено в церкви 6 ?? хоры из паперти устроена лестница, а на хорах поставлены железные решетки, окрашенные масляной краской. Над папертью собора устрое?? вая для церковных принадлежностей с печью.

В тот же период времени, в 1854–1856 годах, переделан и возобновлен, еще с начала XVIII века существовавший, придел во имя св. великомученицы Варвары, находящийся в северовосточной части Успенского храма на хорах, и устроен новый придел в честь Казанской иконы Божией Матери на юговосточной стороне храма также на хорах. Этот последний построен в 1856 году на средства Татианы Дмитриевны Слепцовой. Придел во имя великомученицы Варвары, по возобновлению освящен 3 декабря 1855 года, а придел в честь Казанской иконы Божией Матери 28 июля 1856 года игуменом Николаевского Староладожского монастыря Аполлосом. Bсe, произведенные в 1854–1856 году, работы внутри Успенской церкви, вместе и с устройством трех иконостасов, стоили 4555 рублей. Расход этот покрыт частью монастырскими средствами, а часть пожертвованиями различных благотворителей.207

Благовещенская придельная церковь, существовавшая уже в начала XVlII века нераздельно с Успенской и имевшая в 1761 году 8 сажен длины и не более 2 сажен ширины, постепенно распространена до того, что в настоящее время имеет 13 саж. длины и 4 саж. 1 арш. ширины. Первую значительную пристройку к ней, как мы видели, сделала игуменья Евпраксия, пристроившая в 1802 году к Благовещенской церкви паперть; а потом переделала и распространила до настоящих размеров и покрыла листовым железом Благовещенскую церковь игуменья Феврония в 1831–1833 годах.

Внутри Благовещенская церковь до 1831 года, т. е. до капитальной перестройки её при игуменье Февронии, оставалась в том же виде, с тем же иконостасом, какой мы застали в ней и описали под 1761 годом в истории монастыря. Но совершив капитальную перестройку Благовещенской церкви, игуменья Феврония нашла, что прежний иконостас для перестроенной церкви не годится, и потому 30 января 1833 года просила преосвященного митрополита Серафима о разрешении поставить иконостас, соответственный храму, по новому, представленному ей, рисунку. Испрашиваемое разрешение дано 31 января того же года. В 1856 году в Благовещенской церкви оказался необходимым большой ремонт. От сырости, постоянно державшейся в церкви, вследствие дурной вентиляции под нижними полами, полы в ней совершенно сгнили, иконостас закоптел и расклеился. Игуменья Дионисия потому просила (29 сентября 1856 года за № 114) преосвященного Платона, епископа Ревельского, устроить новый пол из материала, заготовленного в 1855 году из монастырского лесного участка, и заменить старый иконостас новым. Этот новый иконостас, по отобранным игумений ценам, должен был стоить до 475 рублей; расход по устройству его предполагалось покрыть частью пожертвованиями благотворителей, частью монастырскими суммами. Но потом игуменья донесла Консистории, (10 декабря 1856 года за № 143), что «иконостас жертвуется в означенную церковь купцом Никифором Никитиным». В 1856 году были построены в церкви новые полы; а в октябре 1857 года был уже готов и 24 октября освидетельствован и иконостас.208

Во время перестройки Благовещенской церкви в 1831 –1833 года 184 июля 1832 года «престол чрезвычайно обветшалый и безпрочный сня?? потом 23 августа 1833 года освящен новый престол. Во время перес?? 1856–1857 годов престол не был снимаем.

Колокольня в XVIII веке, до 1762 года, стояла на углу Успенской церкви. Она была деревянная, восьмиугольная, в одну сажень длиной и ширино?? 1761 году она была уже ветха и потому в 1762 году игуменья Евфимия убрала её и вместо её построила новую, деревянную же, колокольню, построив её отдельно от церкви. В конце прошедшего XVIII столетия игуменья Евфимия построила каменную четвероугольную двухярусную колокольню и ??вила колоколов. К 1829 году крыша со шпилем (на колокольне) обветшала до того, что во многих местах производилась не малая течь, о?? два верхних карниза её, выложенные кирпичем, гораздо осыпались ?? тому необходимо нужно было помянутые крышу и шпиль исправить»ю ?? лявшая тогда монастырем игумения Феврония нашла средства и проси?? решешя перекрыть «крышу и шпиль вместо тесу железом, с переменно?? стропил и шпиля; а карнизы привести в надлежащий порядок». «Свер?? для улучшения и увеличения звона» она просила дозволения «надстроить на колокольне новый ярус». Получив разрешение епархиального начальства на осуществление своих предположений, она починила колокольню и над?? на ней третий ярус, при помощи монастырских прихожан, из кои?? пожертвовали потребное количество кирпича, другие извести, а иные для ??железо.209 Колокольня и доселе сохраняет тот вид, который дан ?? игуменьи Февронии.

Вот история постепенного приведения Успенского храма в тот ?? котором он находится доселе.

Внешний вид собора

Соборный храм во имя Успения Божией Матери построен из ?? с примесью кирпича, на фундаменте из булыжного камня. Форма квадратная с тремя полукруглыми выступами на восточной стороне (для?? кровля на четыре ската; купол круглый с полусферической глав?? которой возвышается лантернон. Наружная отделка собора без украшений. В алтарных выступах 6 окон: 5 в нижнем ярусе (одно из н?? хое) и одно в верхнем. С южной стороны 4 окна, расположенных?? в два яруса (по два окна в каждом ), с западной одно, над п?? Между окнами с южной стороны и по углам, во всю вышину здан?? дятся слегка выдавшиеся пилястры, связанные на верху поддугами, ??торыми, под крышей, – свесный карниз. В куполе 8 окон, над ?? поддуги.

К собору примыкают каменные постройки: с западной стороны паперть и колокольня, в нижнем ярусе которой устроен вход в ?? с северной – придел Благовещения.

Паперть занимает место между колокольней и церковью. С южной стороны её два окна: одно в нижнем ярусе, другое в верхнем. Кровля паперти на два ската.

Колокольня – в три этажа: нижний и второй этажи квадратные, верхний – круглый. Овальная глава колокольни со шпицем. В нижнем ярусе во входе три деревянные двери: две снаружи, с западной и южной стороны, и третья на паперть. Во втором ярусе четыре пролета с деревянными перилами; в третьему – тоже четыре пролета, по сторонам которых по две колонны, углубленных до половины в стену.

Придельная церковь во имя Благовещения Пресв. Богородицы – с полукруглым алтарным выступом, примыкающим к соборным – Успенским. Кровля придела на один скат, над алтарем округлена. В приделе 8 окон: 3 – в выступе, 3 – с северной стороны (из них 2 глухих) и 2 – с западной. Между последними двумя – входная дверь в паперть. Наружная отделка придела не имеет никаких украшений, кроме двух фронтонов: с северной стороны трехугольного, с западной – продолговатого, посредине которого крест на яблоке.

Перед входами в собор и придел – плитные площадки на две ступени от земли.

Собор и пристройки оштукатурены и выбелены известью; кровли и водосточные трубы листового железа, окрашены медянкой; глава на соборе, яблоко и крест, глава на колокольне, шпиц, яблоко и крест, равно и кресты с яблоками над алтарем придела, и фронтоном обиты белым железом. В окнах церквей – железные решетки и двойные переплеты.

Длина собора вместе с выступами 8 сажен, ширина 6, вышина до кровли 5, с главой до креста до 10-ти. Длина паперти 2 сажени; ширина 2½ , вышина до 4 саженей. Нижний этаж колокольни 3 саж. длины и ширины; вышина до главы 12, с главой до креста 15. Длина Благовещенского придела с выступом и папертью 13 сажен, ширина 4 саж. 1 ар., вышина 2 сажени 1 ар.

б) Внутреннее расположение собора

В Успенской церкви купол утвержден на четырех квадратных столбах, соединенных между собой арками, от которых к стенам проведены цилиндрические своды, опирающиеся на простенки. Через это составляется обыкновенный церковный равносторонний крест с четырьмя по углам его отделами, соединенными с оконечностями креста пробитыми в простенках арками.

Восточную оконечность креста с двумя боковыми отделами и выступами занимает алтарь, в середине которого устроен престол, в северном отделе – жертвенник, в южном – диаконикон. Иконостас поставлен впереди двух восточных подкупольных столбов, во всю ширину храма; амвон простирается до западных столбов, к которым прислонены и клиросы, занимающие северную и южную оконечности; в западной оконечности с двумя боковыми отделами – собственно церковь. Вокруг церкви, на половине её высоты устроены хоры, шириной до подкупольных столбов; пе186 их с железной решеткой.

В паперти, соединенной с церковью пробитой в стене аркой, п??лок из накатнику. В северо-западном углу её – деревянная лестница на хоры.

На хорах – два придела: с правой стороны в честь казанской иконы Божией Матери, с левой св. Великомученицы Варвары.

Полы в церкви, алтаре, паперти и на хорах деревянные, окрашены охрой; во входе – лещадной плиты. Церковь, паперть и вход выкрашены клеевой белой краской. Церковь расписана местами живописью и орнаментами под лепную работу. Изображения, писанные масляными красками, следующие: в черепе купола – живоначальная Троица с двумя парящими ангелами; под куполом, на парусах – четыре Евангелиста с символическими животными; над клиросами, на столбах – два изображения неизвестных святых. Простенки и окна в куполе, карниз над парусами, с?? и арки над хорами расписаны под лепную работу.

Благовещенский придел соединен с соборной церковью небольшой ??битой в южной стене аркой с двойными стеклянными дверями и ок?? с переплетом. Алтарь придала занимает выступ, отделенный иконостасом, перед которым амвон в 4½ арш. ширины и одну ступень выш?? на нем у стен помещены клиросы. Западная часть придела отделена капитальной стеной для паперти и ризницы. Потолок плоский, накатной в ??лен известью, равно как и стены; пол деревянный окрашен охрой, ??паперти – лещадной плиты; двери деревянные из паперти в церковь двойные, в ризницу – одинарные. В ризнице устроены хоры и шкафы для xpaнения различных принадлежностей. В обеих церквах печей уртермартовских – 3, голландских – 6.

1.Главная Успенская церковь. Первоначально престол в ней ?? щен в 1617 году, потом в 1798, и наконец 14-го августа 1856 года,

Предалтарный иконостас главной церкви – плоский, трехярусный в 5 саж. длины и 4 вышины. Устроен в 1856 году на монастырскую су??. Первый и второй ярусы проведены во всю ширину храма; третий в ширину подкупольной арки, у простенков которой он загнут с обеих сторон. Эти части яруса, по 2¼ арш. ширины, поставлены на хорах. Ярусы ??коих средний вполовину ниже остальных) разделены карнизами. Царские южные и северные врата и иконы первого яруса разделены колоннами поставленными на тумбах в равном одна от другой расстоянии; над к?? нами, сверх карниза, восемь небольших пилястр разделяют иконы второго яруса; на пилястры опираются четыре колонны и (между ними) ч?? тонких небольших колонки, в промежутках которых размещены и ?? третьего яруса. В боковых частях этого яруса по две колонны и ?? ними по образу. Над последним ярусом, сверх карниза посреди иконно?? полуциркульный фронтон, рама которого – с завитком на верху и ?? легкими по дуге выгибами; на завитке резной крест с яблоком; по сторонам фронтона резные аттрибуты ветхого и нового завета. Царские ?? сквозной резьбы с узорами из пальмовых ветвей, виноградных лоз и пуков колосьев. Иконы первого яруса разного размера и очертания и входные врата в пышных лиственных рамах; над местными и двумя рядовыми с ними иконами по три парящих резных херувима. Иконы второго яруса – тоже в лиственных рамах четырехугольных, но менее пышного рисунка. Иконы третьего яруса – без рам, помещены в прорезях иконостаса и разделены тонкими витыми колонками; над тремя из них, помещенными посредине, две херувимские головки, и над двумя – с правой и левой стороны – по одной. Колонны в первом и третьем ярусах витые с лиственными капителями, у первых базы украшены лаврами, у последних – гранью. Базис иконостаса, тумбы колонн, пилястры второго яруса и пояски под карнизами украшены тонкой лиственной вязью резьба карнизов греческого рисунка. Рама надъиконостасного фронтона с бордюрами из мелких листков. Поле щита выкрашено белой масляной краской; резьба позолочена на полимент.

В первом ярусе иконостаса, на царских вратах – шесть икон: в средине – Благовещения, по сторонам – четырех Евангелистов. С правой стороны царских врат 1) местная икона Спасителя, сидящего на престоле. На главе Спасителя сребропозлащенное сияние новейшей чеканки, украшенное шестью звездицами из восточных хрусталей белой воды (в одной из них средний камень вроде рубина), 4-мя круглыми вставками в виде топазов, 2-мя вроде сердолика и 2-мя продолговатыми, осыпанными крупными стразами; из них – одна зеленого, другая лилового цвета. Весу в сиянии с каменьями 1 ф. 67 золотн. 2) Рядом храмовый образ Успения Божией Матери, старинной иконописи, в сребропозлащенной ризе новейшей изящной чеканки 84 пр.; весом 17 ф. 53 зол.; 3) Южные врата с полукруглым верхом. На них изображение св. первомученика архидиакона Стефана. Над вратами изображение св. Евпраксии. С левой стороны царских врат 1) местный образ Божией Матери, сидящей на престоле; на главах Божией Матери и предвечного Младенца сребропозлащеные сияния с украшениями из восточных хрусталей, различных размеров и цветов. Весу в 1-м сиянии – 1 ф. 94 зол., во 2-м 68 зол. вместе с каменьями. 2) Образ св. великомученицы Варвары, почитаемый за чудотворный, старинной иконописи с изображением на полях двенадцати чудес и двух ангелов, поддерживающих венец над главой мученицы. Риза и оклад по полям сребропозлащенные 84 пр. новой чеканки, весом – риза 4 ф. 38 зол., устроена при игумении Февронии; оклад на полях также серебряно-золоченый, весом 11 ф. 42 зол., устроенный при игумении Дионисии в 1856 г. из монастырского серебра. 3) Северные врата с полукруглым верхом. На них изображение св. апостола диакона Никанора. Над вратами поясное изображение св. Марии Египетской. Над царскими вратами в отдельной четырехугольной раме, с сиянием иконописная икона Успения Божией Матери в миру чудотворной, в сребропозлащенной ризе новейшей изящной чеканки 84 пр. Хитон на Спасителе, одежда Божией Матери без позолоты, весьма тонкой сквозной резьбы; венцы из мелких страз. Весу 1 ф. 62 зол. Икона прислана в благословение обители высокопреосвященным Филаретом митрополитом к ?ским в 1854г.; риза устроена в 1856 г. из старого монастырского серебра.

Во втором ярусе по средне образ Тайной вечери. На сторонах двенадцать образов дванадесятых праздников.

В третьем ярусе девять образов. В средине Деисус на тр?? досках, разделенных двумя витыми колонками. Спаситель изображен cедящим на престоле, Божия Матерь и Иоанн Предтеча предстоящими. С правой стороны два образа: Антония и Феодосия Печерских чудотворцев. С лево?? два же: преподобных Андрея Критского и Ефрема Сирского. В боковых частях яруса по образу: с правой стороны пр. Мартирия Зеленецкого, с левой – Исаака Сирского. Во фронтоне над иконостасом – образ Воскресения Христова.

2.Придел Казанской иконы Божки Матери. Престол освящен ?? июля 1856 года.

Предалтарный иконостас устроен в 1855 году иждивением ж?? коллежского секретаря Татьяны Дмитриевны Слепцовой. Иконостас одноярусный с уступом посредине, в углублении которого помещены царские врата, правым крылом он примыкает к стене, левым к боковой детали третьего яруса главного иконостаса. Длина его 3 арш. 14½ вершк. вышина З арш. 5 вершк. Резьба на нем под стиль главного иконостаса (с незначительным изменением в рисунках орнаментов). Царские врата сквозной резьбы узорами из тонкой лиственной вязи. На углах щита (по сторонам усту?? по колонне, поставленной на тумбах, и две половинчатые колонны на ?? ях иконостаса. Колонны эти вырезаны снизу (до половины) граней, све?? витыя; капители на них лиственные, тумбы и между ними базис украшены лиственной вязью. Щит вершится карнизом фантастического рисунка. Сверх карниза над царскими вратами возвышается рама сквозной резьбы, верх её трехугольный с плечиками, бока – извилистого очертания. Над ней резной крест на яблоке. Местные иконы, помещенные в простенках уступа, храмовый образ – с правой стороны и изображение на северных вратах – в четырехугольных резных рамах. Поле щита выкрашено белой краской, резьба позолочена.

На царских вратах 6 живописных образов: Благовещения и четырех евангелистов. Затем следуют: 1) местный образ Спасителя иконописный, в поясном изображении риза на нем серебряная с позлощенным венцем и сиянием; буквы на венце W, O, H, из восточных камешков; серебра в ризе 84 пр. 6 фунт.; 2) местный образ Божией Матери Тихвинской; риза на нем серебряная с позлащенными венцами и сиянием; серебра в ризе 84 пр. 4 фунта 48 зол.; 3) храмовый образ Казанской Божией Матери врезанный в доске, на полях которой изображения: вверху – Знамения Божией Матери, по сторонам – Благовещения и святых, расположенных на гру?? по две на стороне; риза на образе и прочих изображениях сребропозлашенная, новейшей изящной чеканки, 84 пробы, хитон на предвечном Младенце без позолоты, весьма тонкой сквозной резьбы; венец Богоматери украшен мелким жемчугом и 18 восточными камнями различной величины и цвета; коронка и звездочка на убрусе и облачении – из страз; в звёздочках 2 больших восточных камешках синего цвета; весу во всей ризе 4 фунта 20 золотн; на образе сребропозлащенный крест 84 пробы весу 9 зол.; в нем, вложена часть св. мощей великомученика Иакова персянина; пожертвован крест в 1857 году женой полковника Еленой Константиновной Дмитриевой; 4) на северных входных вратах живописное изображение архистратига Михаила; 5) в раме над царскими вратами иконописный образ коронования Божией Матери, в серебряной ризе 84 пр. с позлащенными венчиками, весу 1 фунт 4 зол.

3) Придел во имя св. великомученицы Варвары – на хорах соборного храма с левой стороны. Престол освящен 3 декабря 1855 года.

Предалтарный иконостас устроен в 1855 году. Иконостас этот совершенно такой же, как и в правом приделе. На царских вратах 6 образов: Благовещения и четырех евангелистов. С правой стороны царских врат: 1) местный образ Спасителя живописный, врезан в деке, на полях которой изображения: вверху (в полукружии) – Живоначальной Троицы, по сторонам – разных святых, в шести группах, по три на стороне; риза на всем образ серебряная 84 пр., новой чеканки; серебра во всей ризе 4 фунта 38 зол. С левой стороны царских врат 2) местный образ Тихвинской Божией Матери; риза вышита по фольге мелким жемчугом и простыми цветными каменьями; венцы с сиянием сребропозлащенные: на полях серебряный оклад; серебра в венцах и окладе 84 пр. 1 фунт 75 зол.; вес жемчуга неизвестен; 3) храмовый образ великомученицы Варвары, старинной иконописи, в серебряной ризе новой чеканки 84 пр., весом в 5 ф. 58 зол.; венец на главе мученицы, свиток в руке, две надписи по сторонам и дощечка внизу, на которой начертан тропарь, позолочены; риза устроена в 1838 году усердием игумении Февронии из собственного серебра с помощью благотворителей; 4) на северных входных вратах живописное изображение архангела Гавриила; 5) в раме над царскими вратами образ Тихвинской Божией Матери с изображением на полях шести святых, по три на стороне; риза на образе серебряная 84 пробы, венцы сребропозлащенные; весу 2 фунта 34 зол.

Замечательные святыни в прочих местах храма

a) В главном алтаре, за престолом четвероконечный кипарисный крест, обложен вокруг серебром; в серебре 84 пробы весу 7 фунт. 44 зол.; оклад устроен в 1848 году дочерью статского советника Марьей Алексеевной Васильевой.

b) На горнем месте живописный образ, писанный на холсте; – копия с картины Рафаэля «Святое семейство», в резной позолоченной раме. Пожертвован в 1839 году г-м Томиловым.

c) Ковчег с частицами св. мощей, серебряно-позолоченый, весом 13 фунтов 40 зол.; вделан в бронзовую раму. В этот ковчег, из древних серебряных 5 крестов и четырех ковчежцев и одного медного позлащенного креста, вложено 82 частицы св. мощей: 1) праведного Лазаря, 2) архидиакона Стефана, 3) Игнатия Богоносца, 4) Антония Великого, 5) муч. Неонилы, 6) св. безсребряника Дамиана, 7) Спиридона Тримифутского, 8) муч. Феодора Тирона, 9) муч. Агафоника, 10) муч. Пантелеймона, 11) Василия 190) кирского, 12) Симеона Столпника, 13) Иоанна Милостивого, 14) мученика Христофора, 15) Григория Фессалонитского, 16) Bacилия Великого, 17) Даниила Столпника, 18) Михаила митрополита Киевского, 19) равноапостольного князя Владимира, 20) св. Григория Акрагантийского, 21) благоверного князя Александра Невского; 22) свят, Феоктиста Новгородского, 23) преп. Саввы Сторожевского, 24) преп. Нестора, 25) благоверного князя Романа Угличского, 26) свят. Ермогена, 27) преп. Стефана новаго, 28) преп. Сергия Радонежского 29) преп. Симеона чудотворца Печерского, 30) преп. Илии Муромского, 31) преп. Apтемия Веркольского, 32) св. Стефана Пермского; 33) св. муч. Иустина ?? 34) Моисея Угрина, 35) Павла Печерского, 36) Исаакия, Григория, Онуфрия, Димитрия Печерских; 37) муч. Евстратия, Ореста, 38) Варлаама Хутынского 39) Иoaннa apхиеп. Новгородского, 40) Михаила князя Тверского, 41) Аврамия, Леонтия, Игнатия, Исаии еписк. Ростовских; 42) Никандра Пустынника, 43) Ярославских князей: Романа, Феодора, Константина, Давида, 44) Марка ?? бокопателя, Арсения трудолюбивого, Анатолия, Пимена, Акакия диакона и нескольких неизвестных святых. Кроме того в ковчег вложены: камни с гроба Господня и горы Елеонской; песок с горы Голгофы и от св. вертепа. Устроен ковчег игуменьей Дионисией в 1860 году, в память рабы Божией Магдалины, урожденной баронессы фон-Раден, проживавшей на богомолье в Успенском монастыре.

d) Образ иконописный Успения Божией Матери, в миру чудотворн?? киевского, в сребропозлащенной ризе, новейшей изящной чеканки, 84 проб?? хитон на Спасителе, одежда души и Божией Матери без позолоты весьма тонкой сквозной резьбы; венцы из мелких страз, весу в ризе 1 фунт 72 зол.; пожертвован образ в 1854 году, высокопреосвященным Никанором митрополитом новгородским и с.-петербургским.

e) Образ Успения Божией Матери старинной иконописи, мерой 1 аршин длины и 15 вершк. ширины; по краям его сребропозлащенный оклад весом 2 фунта 18 зол.

f) Иконописный образ Коневской Божией Матери в сребропозлащенной ризе 84 пробы, новой изящной чеканки, весом 1 фунт. 60 зол.; риза украшена каменьями; из них: 1) тринадцать бриллиантов и несколько ро??: 2) один изумруд; 3) один сердолик; 4) восемнадцать гранат; 5) тридцать шесть страз. Пожертвован в 1854 году послушницей сего монастыря Анной Булатовой. По показанию пожертвовавшей ценность ризы простиравшейся до тысячи рублей серебром.

g) Живописный образ Казанской Божией Матери, в миру чудотворная в серебряной pизе 84 пр. весом 1 фунт 7½ зол. Надпись следующая: «икона писана с чудотворной иконы в граде Казани, в 1665, а возобновлена в 1855 году за здравие».

h) На северной стене, подле иконостаса иконописный образ св. пророка

Илии, в серебряной ризе 84 пр., весом 8 фунт. На ризе чеканная надпись «писан 1753 г. в первых числах декабря».

i) Древняя икона Божией Матери Феодоровская, в серебряной ризе 84 пр. весом 3 фунта; винец чеканный, с прорезью и изображением трех херувимских головок и двух ангелов; внизу надпись о времени явления от образа чудес, мера 13½ вершк. длины и 10 вершк. ширины.

j) Образ Корсунской Божией Матери, старинной иконописи с серебряным венцем и овладом по полям 84 пр., весу 2 фунта 88 зол.

Паникадило в церкви бронзовое с 35 шандалами, стеклянным стержнем и хрустальным убором, до 3 арш. длины и 2 в диаметре. Пожертвовано Ф. А. Верховцевым в 1855 году.

В той же церкви находится: а) 14 лампад для возжения свечей; 10 накладного серебра, 4 – бронзовых; б) 4 серебряные лампады для возжения масла, и в) подсвечник накладного серебра.

4) Придел Благовещения Пресв. Богородицы. Престол и жертвенник первоначально освящены в начале XVIII века; вторично в 1833 году августа 23 дня.

Предалтарный иконостас устроен в 1857 году. Иконостас одноярусный, 4 саж. длины и 4½ арш. вышины. Две витые с гирляндами колонны по бокам царских врат и шесть ложчатых пилястр (по три на стороне), разделяющих иконы яруса и входные врата, опираются на слегка выдавшиеся из иконостасного базиса тумбы и поддерживают на лиственных капителях карниз , вершащий обе стороны иконостаса. Сверх карниза над царскими вратами, остроконечный, фантастического очертания фронтон, вышиной до 1½ арш.; на нем небольшой резной крест с сиянием. По бокам этого фронтона, над средними частями обеих сторон иконостаса тоже по фронтону, меньшего противу первого размера, овального очертания из ломанных линий, с плечиками, опирающимися на тумбочки, на верху их аттрибуты ветхого и нового завета. Царские врата сквозной резьбы с узорами из дубовых ветвей; средину их (вдоль створа) пересекает ствол, обвитый лаврами; над вратами резной крест с сиянием. Рамы икон в ярусе и во фронтонах гладкой резьбы. Орнаменты на базисе иконостаса, в среднем фронтоне (в углублении, кругом надвратного образа), в пояске под карнизом и других местах из лиственной вязи. Поле щита выкрашено белой масляной краской; царские врата, колонны, пилястры, рамы икон и прочая резьба вызолочены на полимент.

На царских вратах шесть круглых живописных икон: Благовещения и Евангелистов. По правую сторону врат: 1) местный образ Спасителя, сидящего на престоле, старинной иконописи; мерой образ 1 арш. 9 верш длины, 1 арш. 4 верш. ширины; на главе Спасителя сребропозлащенное сияние весом 20 зол.; 2) образ Успения Божией Матери, почитаемый чудотворным, старинной иконописи мерой 1½ арш. длины и 1 арш. ширины; риза на образе сребропозлащенная старинной чеканки 84 пр., весом 6 фунт. 48 зол.; 3) на южных вратах живописный образ архистратига Михаила. По левую сторону врат: 1) местный образ Благовещения, старинной иконописи, мерой 1 арш. ширины и 1 арш. 2 вершка длины; риза на нем серебряная 84 пробы, старинной чеканки, с двумя позлащенными венцами; весом 13 фунт. 48 зол.; 2) образ св. Симеона епископа Иерусалимского праведной Анны; 3) на северных вратах образ архангела Варахиила; 4) на фронтоне над царскими вратами, образ Тайный вечери; в двух остальных фронтонах – два образа сверху овального очертания: с правой стороны – Рождества Христова, с левой – Рождества Богородицы.

В Благовещенской церкви находятся: а) два бронзовых паникадила 7 лампад апплике для возжения свечей.

Киоты и иконы в прочих местах храма

1) За престолом образ Знамения Божией Матери, старинной иконописи в серебряной ризе 84 пр., весом 4 ф. 7 зол.; риза устроена в 1854 году на монастырскую сумму. 2) В киоте красного дерева изображена Голгофа с предстоящими у креста святыми; риза серебряная с прорезями для изображений, 84 пр., весом, кроме креста 4 фунта 90 зол.; крест медный и 192 венчиков позлащены; образ старинной иконописи, писан на кипарисной доске, мерой 1 арш. длины и ¾ арш. ширины. 3) В таком же киоте че??образа иконописных: Смоленской, Тихвинской, Введения во храм и Всех Скорбящих Радости – Божией Матери, в серебряных ризах 84 пр., в первой – 1 фунт 6 зол.; во второй – 58 зол.; в третьей – 93 зол.; в четвертой – 75 золотн.

Колокольня

Колокольня первоначально построена двухярусной игуменьей Евпраксией, а потом надстроен на ней третий ярус при игуменье Февронии в 1829 году. Колокольня каменная о четырех просветах. На ней висят восемь колоколов: 1) первый – в 91 пуд 30 фунт. На нем надпись: «сей колокол лит в С.– Петербурге на заводе купца Михаила Стуколкина 1858 года августа 25 дня». Он перелил из старых колоколов с добавлением меди. В состав его, вероятно, вошел большой колокол Николаевского Староладожского монастыря, отданный Успенскому монастырю в 1778 году. 2) Второй колокол весом в 40 пудов. На нем надпись: «1791 года февраля 1-го дня вылит сей колокол в Староладожский Успенский девичий монастырь, весу 40 пудов». Третий колокол – в 25 пуд. 8 фунт. На нем надпись: «1796 года генваря 20 дня вылит сей колокол в Староладожский Успенский девический монастырь старанием игуменьи Евпраксии, весу 25 пудов 8 фунтов». 4) Четвертый колокол в 17 пудов. Вес остальных 4 колоколов малых неизвестен.

II. Церковь во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста.

История построения этой церкви и корпуса

Игуменья Дионисия, почти с самого вступления в должность настоятельницы Успенского монастыря (в 1856 году), сознавала и чувствовала ??нюю потребность для обители в больничном здании с церковью, где бы престарелые и болезненные старицы могли находить себе и упокоение от своих недугов, и возможность ежедневно слушать Божественную службу и правило. Это желание сердца своего не таила она и от разных благотворительных людей. Но до 1860 года это желание её оставалось без осуществления. Большие расходы по исправлению церквей и вообще по приведению монастыря в благоприличный вид не давали ей возможности запасти достаточных средств для постройки больничного здания. Благотворителей, которые решились бы взять на себя расход по устройству этого здания, также не оказывалось. Но в 1860 году С.-Петербургские,, купцы Никифор Никитин и Михаил Ногин отнеслись с полным сочувствием к благому предприятию игумении и высказали желание построить в Успенском монастыре на свой счет двухэтажный каменный больничный корпус на 14 или 15 саженях длины, с церковью во имя святителя Николая или Воздвижения честного и животворящего креста Господня. Указом Консистории от 20 октября 1860 года (№ 6055) разрешено приступить к постройке больничного корпуса с указом св. Синода от 18 ноября 1860 года (№ 4448), разрешено построить в больничном корпусе и церковь. Св. Синод с признательностью принял вызов купцов Никитина и Ногина построить этот дом с церковью собственным иждивением. Осенью 1861 года это прекрасное здание, 17-ти саж.в длину и 5 саж. в ширину, вчерне было совершенно построено: кирпичная кладка стен окончена еще в начале осени; к половине октября деревянный купол церкви устроен и оштукатурен, шпиль и глава покрыты железом и окрашены, крест железный, обложенный красной медью и вызолоченный через огонь, 8 октября поставлен на место и прочно утвержден, а в начале ноября покрыта железом и вся крыша больничного корпуса. В течение зимы, весны и лета 1862 года были почти окончены и все внутренние работы по корпусу и по церкви, и 13 сентября 1862 года Воздвиженская церковь больничного корпуса была освящена архимандритом Староладожского Николаевского монастыря Аполлосом.

Постройка корпуса и церкви обошлась в 28197 рублей серебром. В состав этой суммы пожертвовано: а) С.-Петербургским купцом Никифором Никитиным 13700 руб.; б) почетным гражданином Тимофеем Ф. Луковицким 2120 руб.; в) С.-Петербургским купцом Михаилом Ногиным 900 руб.; г) путиловскими плито-промышленниками 375 руб.; д) иконописным мастером Савельевым 150 руб.; в) неизвестным – 140 руб.; ж) игуменьей Дионисией из суммы, предоставленной в её распоряжение проживавшей в монастыре на богомолении баронессой фон-Раден 10812 руб.

Игуменья Дионисия, донося Консистории (от 22 сентября 1862 года за № 99) об окончании постройки больничного корпуса и освящения церкви, в репорту своему приложила ведомость о вышеозначенных пожертвованиях на построение больничного корпуса и церкви, и просила Консисторию «засвидетельствовать перед высшим епархиальным начальством святое усердие благотворителей, дабы тем расположить их и на будущее время к обители, имевшей существеннейшую нужду в сооруженном здании, а вместе с тем и достойно возблагодарить за их пожертвование, присовокупляя, что с.-петербургский купец Никитин, кроме главного участия, по сумме и усердию означенной постройке, во многом другом благодетельствует Успенскому монастырю и облегчает нужды монастырские». На ходатайство игумении Консистория отвечала указом, от 7 января 1863 года (№ 18), на имя Благочинного монастырей архимандрита Игнатия, которому поручалось произвести освидетельствование постройки. При том, принимая во внимание, что при означенной ведомости о пожертвованиях не представлено документов на пожертвования, и что больничный дом и церковь, согласно прошению и?? Дионисии, дозволено построить иждивением только купцов Никитина и ?? а оказывается, что к участию в способах построения сих зданий до ?? многие лица и сама игумения Дионисия, которая собственный ли капитал употребляла на заготовку отнесенных к её пожертвованиям материалов и работ, также законного удостоверения не представлено, – Консистория потребовала от игуменьи Дионисии подробного донесения о том, записаны ли пожертвования означенных благотворителей по монастырским актам и документам и по каким именно; ежели же таковые не были записаны, то по каким документам определена ей ценность пожертвований, показанных в ведомости. По освидетельствовании и одобрении постройки благочинным, игуменьи было явлено «пастырское благословение за усердную попечительность о вверенной ей обители» (21 июля). Но игумения Дионисия не выслала же?? Консисторию документов, которые требовались для исходатайствов?? рад благотворителям. От 8 июня 1863 года (№ 62) игуменья только донесла Консистории, что «пожертвования на построение больничного каменного ?? этажного дома с церковью не были записываемы ни по каким монастырским актам потому, что они производились не деньгами, а строительными материалами, а именно поступило: а) от почетного гражданина Луковицкого материалов на 2120 рублей; б) от купца Ногина дверных, оконны?? ных приборов на 900 рублей; в) от путиловских промышленников ?? и плиты на 375 рублей; г) иконостасным мастером Савельевым п?? на работа позолоты ребер церковного купола и звездчатые украшен?? же куполу на 150 руб. и д) ею, игуменией, собственно: куплено разных строительных материалов и уплачено за производство некоторых работ 10??. Эта сумма была пожертвована ей игумении безотчетно в полное её распоряжение покойной баронессой Mapией Васильевной фон-Раден. Цен?? жертвованных материалов определена на основании существующих?? материалы, которые игумения постоянно покупает для монастырских ??ностей». При сем игуменья присовокупила, что «хотя купцы Никитин и Ногин обязались произвести все построения собственным коштом, и случившийся в С.-Петербурге пожар Апраксина и Щукина дворов лишил средств к совершенному окончанию начатого и вчерне устроенного каменного здания и потому приняты были ей, игуменией, пожертвов?? гих благотворителей, из коих одни доставляли материалы на су?? нужные построения, а другие производили работы для вящшего и благ?? шего украшения храма Божия». Консистория не удовольствовалась этим??) том игуменьи и, «озабочиваясь полнейшим разъяснением дела»,?? нение к репорту игуменьи Дионосии за № 62, (указом от 10 апреля 1864 года за № 1657), потребовала от игумении сведений в пояснение того, что в репорте том прописано, что «пожертвования на построение больничного здания не были записываемы по монастырским книгам потому, что они производились не деньгами, а строительными материалами. А в представленной при репорте от 22 сентября 1862 года за № 99 ведомости показано, что за построение больничного здания заплачено подрядчику Кострову 10000 рублей, выдано архитектору Горностаеву 400 руб., и десятнику 150 руб., настоятельницей куплено разных сгроительных материалов и заплачено десяти работникам 10262 руб. При сем Консистория поручила игуменьи «представить обстоятельную по сему расходу210 отчетность с документами». И на этот раз желаемые Консисторией документы представлены не были. Игуменья Дионисия, от 25 апреля 1864 года (№ 48), отвечала Консистории, что «сумму 10000 руб. она иначе не могла назвать, как поступившей материалами, потому что оная заплачена подрядчику Кострову за построение больничного здания лично купцом Никифором Никитиным, которому с разрешения св. Синода дозволено было вместе с купцом Михаилом Ногиным произвести таковую постройку собственным их иждивением; она же, игуменья, имела только ближайшее наблюдение за постройкой. Сведение об уплате подрядчику Кострову 10000 рублей, ей, игумении, известно из частных разговоров; требовать от купца Никитина документов или отчетности об употребленной им сумме она не считала себя вправе, чтобы не оскорбить благотворителя и не лишить обитель на будущее время его расположения. Что же касается до употребленных ей на покупку разных строительных материалов и на выдачу рабочим 10262 рублей, равно выданных архитектуру Горностаеву 400 рублей и десятнику 150 рублей; то деньги эти, как отданные ей в полное её безотчетное распоряжение, но не пожертвованные ни на построение больничного здания, ни даже в монастырь, принадлежали следовательно собственно ей, а потому располагая ими, как своим капиталом, и содействуя скорейшему окончанию начатого здания, в чем препятствовало купцам Никитину и Ногину постигшее их несчастье, она была вне обязанности показывать собственные деньги по монастырским книгам, тем более, что построение вышеупомянутого здания разрешено св. Синодом произвести благотворителям собственным их иждевением, что и выполнено со всей точностью: здание больничного корпуса с церковью построено, освидетельствовано епархиальным архитектором г. Карповым и найдено, что произведено согласно плану и фасаду, утвержденным Губернской Строительной и Дорожной Коммисией, сами работы произведены с должной точностью и чистотой и с употреблением хорошего качества материалов; долгов за постройку этого здания за монастырем никаких не числится».211 Этим репортом игуменьи, удовлетворившим Консисторию, переписка кончилась.

Описание церкви

Церковь в честь Воздвижения честнаго и животворящего креста Господня устроена на юговосточной стороне монастыря, в большом каменном ??этажном корпусе, в средине. На западной стороне церкви сделан по?? лый выступ, в котором с обеих сторон входные двери. Со двора ??дам сделаны плитные лестницы в три ступени. На восточной стороне простенком между окнами, в трех нишах, разделенных между с?? лоннами, вставлены три образа с полукруглыми верхами, писанные на ?? по золотому фону: в средине – образ св. равноапостольных царя Константина и царицы Елены, держащих животворящий крест; по сторонам – лики великомучениц Варвары и Екатерины. Над церковью возвышается гла?? тическом вкусе. Форма её следующая: поверх крыши сделана деревян?? гоугольная шейка, между окнами которой сделаны колонны, соединяющи?? окнами фронтонами; над шейкой глава деревянная же с гранями, п?? железом, выкрашенная голубой краской; по главе между граней, ?? медью и вызолоченных, расположены такие же звезды; над этой гл?? ленькая главка со шпилем; на шпиле яблоко и крест, – все медные ?? ченные.

Внутреннее расположение церкви

Длина церкви с алтарем 8 саж. 1 арш., ширина 3 саж. 2 вер?? выступа с западной стороны церковь и алтарь в два этажа с про?? куполом посредине; алтарная часть с амвоном перед иконостасом ?? росами возвышена на три ступени. С трех сторон, западной, северной и южной, сделаны хоры с перилами. В алтаре по два окна на восточную сторону в обоих этажах; на клиросах по одному окну в прилегающ?? и над ними вверху из второго этажа также по одному окну; на западной стороне между входными дверями окно; из коридоров здания нижнего ?? церковь, а верхнего на хоры с обеих сторон двери. Стены и по?? церкви и в алтаре окрашены голубой клеевой краской; купол в?? светлоголубой краской и по нему расположены звезды, а в средине ?? щее око в сиянии; – звезды и всевидящее око с сиянием медные вызо?? Полы в церкви деревянные, выкрашены, а также и наружные входн?? желтой масляной краской; двери входные внутренние, двери из ко?? в церковь и на хоры, перила на хорах и оконные переплеты все кра?? лой масляной краской.

Престол освящен 13 сентября 1862 года.

В алтаре находятся иконы:

1) Иконописный образ Успения Божией Матери в серебрянной ри?? бы весом 4 ф. 80 зол.; пред ним серебряная лампада для возжжения ??

2) Образ нерукотворенный Спаса копия с чудотворного.

3) Иконописный образ св. Живоначальной Троицы, в раме ?? дерева.

4) Казанская икона Божией Матери.

5) Образ в виде иконостаса с различными святыми в киоте красного дерева.

6) Образ над царскими вратами различных святых в кипарисной раме.

Предалтарный иконостас

Кипарисный двухярусный, в древнем византийском вкусе, с разными резными украшениями, весьма изящной отделки, в 3 сажени длины и в 2 саж. 2 вершка вышины. Нижний ярус иконостаса отделён от верхнего карнизом. Царские врата такие же кипарисные, глухие, не прорезные; на створе оных кипарисный же, четвероконечный крест. По сторонам врат витые резные из кипариса колонны. Малые киоты на царских вратах для помещенных в них икон весьма красивого рисунка; по сторонам их маленькие витые колонки, сверху полукруглый навесный карниз. Над царскими вратами, во всю ширину их, – квадратная рама; по сторонам её – по три витые колонки, соединенные вместе, от коих идет навесный карниз с выгибом к верху и оканчивается фронтоном, несколько возвышающимся против боковых частей второго яруса иконостаса. По сторонам этой рамы по четыре киоты в готическом виде, разделенных между собой витыми колоннами. Над первым ярусом под карнизом надпись, вырезанными из желтого кипариса буквами, с правой стороны: «Господи помилуй и спаси нас», с левой – «Пресвятая Богородице помогай нам». На царских вратах шесть продолговатых икон, в верху полукруглых, помещенных в киотах: в средине – Благовещения, на одной половине врат изображение Пресвятой Девы, а на другой – архангела Гавриила; вверху и внизу иконы Благовещения – образа четырех евангелистов. Над вратами на средине круглый образ неопалимой купины; над ним тайной вечери; по бокам их две круглые иконы, с правой стороны святителя Митрофана Воронежского, а с левой – святителя Тихона Задонского.

В первом ярусе по правую сторону царских врат находятся:

1) Местная икона Спаса, нерукотворенного образа древнего иконного письма мерой 1¾ арш. длины и 1¼ ширины в серебряной ризе с позлащенным венцом и бортом. Перед иконой лампада серебряная для возжения масла.

2) Образ Скорбящей Божией Матери иконного письма мерой 1 арш. 3 верш, длины и 17 верш, ширины в серебряном окладе.

3) Над ней в карнизе рамы, пять круглых изображений из чудес, совершенных при посредстве Тихвинской иконы Богоматери, мерой по 3 верш, в диаметре.

4) На южных дверях изображение архидиакова Лаврентия; над дверями три продолговатые иконы, сверху полукруглые: св. праведной Анны, преподобной Марии Египетской, и св. княгини Ольги.

По левую сторону царских врат:

1) Местная икона Божией Матери всех скорбящих радости, писанная на полотне.

2) На северных дверях изображение архидиакона Стефана с кадилом в правой руке и камнем в левой; над дверями три продолговатые иконы в одинаковых рамах, к верху полукруглые: св. царицы Елены, ??пре мученицы Параскевы и преподобной Марфы.

Во втором ярусе в средине над царскими вратами во всю ширину – образ коронования Божией Матери. Над ним крест кипарисный, в ??желтый, а оконечности резные, темные. По бокам иконы коронования четыре образа в одинаковых рамах с полукруглыми верхами: с правой стороны, апостолов Петра, Андрея, Варфоломея и Фомы; с левой – апостолов Филиппа, Тимофея, Иакова и Павла.

Клиросы кипарисные, резные, одинаковой работы с иконостас?? шиной 1 арш. 18 верш., шириной 2 арш. 3 верш.

За клиросами, в рамках с полукруглыми верхами, образа: ??вым – воздвижение честнаго и животворящего креста, писанный на по?? левым – Никифора патриарха, архистратига Михаила и святителя Николая.

На южной стене находятся иконы:

1) Воздвижения честнаго и животворящего креста Господня, живописный в сребропозлащенном окладе, вделан в широкую красивую позолоченную раму.

2) Св. архистратига Михаила и Никифора патриарха – живописный полукруглым верхом.

На северной стене образа:

1) Благоверного и великого князя Александра Невского – живописный.

2) Св. апостола Иоанна Богослова – живописный.

3) Божией Матери скорбящих радости в серебряной ризе 84 пробы весом 1 ф. с 10-ю сребропозлащенными венцами.

III. Кладбищенская церковь во имя св. Алексея, человека Божия.

История церкви и кладбища

В 1826 году игуменья Поликсения обратилась к своему начальству с просьбой об отводе к монастырской Успенской церкви, как имеющей приход, потребного количества земли для кладбища, потому что на ?? ском кладбище оставалось весьма малое количество места, не заня?? лами и по соседству с кладбищем отделить для него земли было ?? так как смежные места были застроены и постройки производил?? над погребенными телами. С.-петербургское губернское правление, ??шению консистории, 16 августа 1826 года предписало новоладожско??му суду отвести землю под кладбище. Но предписание это до 1830 оставалось неисполненным, вследствие возражений против предполагаемого отвода под кладбище известного участка земли со стороны помещиков ??лова и Богданова. В 1830 году высочайше учрежденное при с.-петербургском губернском правлении отделение, по отношению консистории, предписано ладожскому земскому суду, в течение одной недели, отвести место для кладбища. В апреле 1830 года (№ 835) новоладожский земский суд пр?? мению Февронию уведомить суд: нужен ли в настоящее время ??Успенскому монастырю земли для кладбища? и если нужен, то ?? именно месте и на чьей земле? Игуменья (17 апреля № 20) отвечала, «что в отводе земли Успенский монастырь точно великую имеет надобность и тем паче, что посвящающие себя в реченный девичий монастырь для прохождения иноческой жизни за малопространством монастыря и за умножением могил совершенно не находят пустопорожних мест к постройке для жительства своего келлий и строятся уже на гробах усопших». Как на самую удобную для кладбища землю игумения указала на лежащую в 55½ саженях от Успенского монастыря землю, принадлежавшую монастырским прихожанам, – казенным крестьянам Ивановской подмонастырской слободки. После этого заявления игуменьи, дворянский заседатель земского суда Павлов и окружной коммисар (государственных имуществ) Беккер, 7-го июня 1830 года, отвели в Старой Ладоге, на указанном игуменьей месте, потребную для монастырского кладбища землю, мерой в длину и ширину по восьмидесяти одной печатной сажени (2 десят. 1761 кв. саж.). Эта земля, состоявшая во владении крестьян Ивановской подмонастырской слободки, находится в 55½ печатных саженях к западу от монастыря.

В 1831 году игумения Феврония просила преосвященного митрополита Серафима о дозволении оградить отведенное под кладбище место забором и построить на нем, на средства прихожан, каменную часовню для того, чтобы в ней ставить привозимые поздно вечером мертвые тела до совершения над ними утром отпевания. По силе Синодского указа 22 декабря 1772 года, дозволяющего устраивать часовни на кладбищах, епархиальное начальство разрешило устроение часовни, и в 1831 же году, с согласия светского начальства, часовня устроена. В 1832 году представился благоприятный случай обратить эту часовню в церковь. С.-Петербургский купец Семен Калинин изъявил готовность пожертвовать 4000 рублей и пожертвовал 5000 рублей ассигнациями на пристройку к кладбищенской часовне каменного алтаря во имя св. Алексия человека Божия. Монастырь, имея ввиду, что, с устроением кладбищенской церкви, монастырская Успенская церковь, не отличающаяся при том поместительностью, избавится и от стеснения, сопряженного с отпеванием в ней тел, особенно привозимых не во время – или ночью, или во время служб, с шумом и непорядком, – и от «неприличного запаха», – испросил разрешение епархального начальства на обращение часовни в церковь. В течение 1832 и 1833 годов алтарь к часовне пристроен и 29 октября 1833 года Алексеевская церковь освящена Зеленецким архимандритом Кириллом.212 Купцу Калинину за пожертвование 5000 рублей объявлено в феврале 1835 года благословение св. Синода.

В 1854 году, при осмотре Алексеевской церкви, штукатурка на потолке церкви оказалась совершенно подмокшей и потолок совершенно испорченным. В мае 1854 года непрерывные дожди с бурями обнаружили, что покрывающий средину церкви плоский куполок, который и первоначально был покрыт сборными обрезками старого железа, к 1854 году окончательно изъеденного ржавчиной, течет во всех местах насквозь. Покрытие купола новым железом кроме времени, в случае продолжительности которого потолок мог обвалиться, потребовало бы и значительных издержек; а по?? тесом было и неудобно по форме купола и непрочно. Потому игуменья ??кия спросила разрешение покрыть купол чешуйчатым гонтом, что, по её мнению, было бы весьма красиво, соответствует русскому стилю и требовало небольшого расхода, потому что предложивший покрытие купола гонтом мастер из Владимира соглашался, в виде жертвы, взять за всю работу, при монастырском материале, который с удобством был приготовлен из монастырского леса, только 50 рублей.213 От 8 июля 1855 года (№ 72)214 игуменья Маврикия донесла консистории, что к тому времени производство работ в Алексеевской церкви было окончено: купол покрыт деревянным чешуйчатым гонтом и крест новый, обитый белым железом, поставлен на место.

К прошедшему 1870 году в Алексеевской церкви оказалась ну?? значительном ремонте. Сверх того сознана монастырем необходимость сделать эту церковь, в которой совершается и венчание и отпевание при ?? Успенского монастыря, теплой. Потому осенью прошедшего года во всей ?? исправлена штукатурка, починены и окрашены окна и двери, и поставлены железный печи.

Хотя находящаяся ныне под монастырским кладбищем земля отдана еще в 1830 году, а в 1831 – 1833 году уже построена была на кладбище сначала часовня, а потом и церковь; но, до окончательного утверждения земли за монастырем, ему пришлось испытать немало хлопот. В том же 1830 году, в котором, в июне месяце, отведена была земля под монастырское кладбище, – в октябре месяце новоладожский земский суд, ?? ствие отношения новоладожского окружного управления (государственны?? ществ), протестовавшего против отвода всей земли под кладбище от ?? Иванской подмонастырской слободки, – объявил через сотского иг?? чтобы она, до нового отвода земли под кладбище, удержалась от по?? умерших на земле, отведенной в июне месяце, хотя на ней уже было захоронено несколько тел. Игуменья на приказе суда сотскому написала, ?? каз «читала, но требуемое оным исполнение, до получения на то зап?? от высшего духовного начальства, – да уже на именованном месте ?? ко умерших тел и положено, – учинено быть не может». Между ?? ноябре месяце было несколько случаев, что староста Иванской слободы некоторыми из соседей своих разными укоризнами и угрозами копать могилы препятствовал». Игуменья жаловалась на это и консистории, и ладожскому уездному предводителю дворянства, и земскому суду и ок?? управлению, прося вывести ее из затруднительного положения, в кот?? поставлена неимением места для погребения умерших. Окружное ?? ние предписало старосте не препятствовать погребению тел на отве?? под кладбище участке, а наблюдать только, чтобы тела были погребаемы «в одном месте, где уже пред сим погребено несколько тел, впредь до уравнительного отвода из помещичьих земель». Со своей стороны консистория извещала игуменью (18 мая 1832 года за № 1717), что губернское правление «предписало новоладожскому земскому суду отвести к монастырской церкви под кладбище надлежащее количество земли из владения прихожан по удобности и уравнительно на законном основании, а о командировании уездного землемера для обмежевания сего участка предписано губернскому землемеру». Но до половины 1836 года исполнения по этому предписанию губернского правления не было сделано, потому игуменья просила (31 июля 1836 года за № 47) новоладожского исправника напомнить уездному землемеру, чтобы он обмежевал отведенный под кладбище участок земли, поставил на нем межевые знаки и выдал план на него и межевую книгу. Просьба игуменьи была удовлетворена уже в 1837 году. В октябре этого года, – так как в Новой Ладоге уездного землемера на лицо не было, – по предписанию губернского землемера, явился в Старую Ладогу для обмежевания кладбищенского участка шлиссельбургский уездный землемер Латышев. 18 октября кладбищенский участок земли Латышевым «цепью вокруг по меже обойден; где следовало, законные межевые с клеймами столбы поставлены, план и межевая книга составлены, токмо, без должного законного от начальства утверждения, монастырю не выдана». План и межевая книга высланы игуменье Февронии губернским землемером Зайцевым, через благочинного монастырей, уже в декабре 1843 года.

Но и по получении монастырем плана и межевой книги на кладбищенскую землю, эта земли еще не сделалась бесспорным владением монастыря. При разрешении вопроса о вознаграждении государственных крестьян, из участка которых отмежевана земля под кладбище, за эту землю другими прихожанами монастыря, – новоладожский окружной начальник государственных имуществ заявил требование, чтобы: 1) под кладбищем, из 2 десятин 1761 кв. сажени отведенной под него земли, оставлено было только 900 сажен, занятых в течение 15 лет (с 1830 – 1845) мертвыми телами, а остальная земля, в количестве 2 дес. 861 кв. саж. возвращена была государственным крестьянам и 2) кладбище было переведено в ограду упраздненного Ивановского монастыря. А крестьяне Ивановой подмонастырской слободки заявили желание, чтобы, вместо отрезанной под кладбище земли, им был дан участок земли из угодий Успенского монастыря. Но как требование окружного начальника, так и желание крестьян не были удовлетворены. Общее присутствие уездного суда и магистрата в 1847 году решило: 1) отведенную под кладбище землю оставить под кладбищем, а крестьянам Иванской слободки выдать из средств прихожан денежное вознаграждение за отрезанную от них землю; 2) Успенский монастырь от обязанности вознаградить казенных крестьян за отрезанную землю землей из своих владений освободить; так как неправильность в нарезке и отмежевании земли от одних казенных крестьян, а не от всех владельцев – прихожан, произошла не по домогательству монастыря, а по опущению правительственных агентов, производивших нарезку и межевание; 3) ходатайство окружного начальника о перенесении кладбища в ограду Иванского монастыря о 202 вить, как неправильное, без удовлетворения, потому что упраздненный Ивановский монастырь никакого участия в сем деле не принимает и следовательно привлекать его к уступке своих угодий не следует». Правда палата гражданского суда, по протесту окружного начальника, кассировала это решение общего присутствия уездного суда и магистрата на том основании, что а) земля отведена от одних казенных крестьян, а не уравнительно для всех владельцев-прихожан; б) что нарезана земля в количестве 2 десятин 1761 кв. саж. без указания законных оснований, почему именно такое количество земли нарезано и в) что об излишке нарезанной земли свидетельствует то, что только 900 саж. этой земли занято часовней и кладбищем а остальная земля опахивается и засевается монастырем. Уничтожив решение уездной инстанции, палата, указом 6-го марта 1851 года, предписала уездному суду вновь рассмотреть дело, согласно с вышеозначенными замечаниями. При новом рассмотрении дела, уполномоченный со стороны монастыря священник Иоанн Щедров согласился, что действительно до 1851 года под Алексеевской церковью и кладбищем находится только 900 сажен, остальной участок земли, отведенной под кладбище, опахивается и ?? вается монастырем. Но в то же время он объяснил: «1) что хотя вт?? стоящее время собственно кладбищем занято и незначительное пространство но соображаясь с тем временем, которое истекло от начала занятия ?? нутой земли под кладбище с пространством, занятым для сей потребности, утвердительно можно сказать, что в течение не больше как 30-ти лет все отведенное пространство будет замощено могилами, поелику уже в настоящее время с умножением в обители монашествующих и лиц, пребывающих для богомоления и приобучения себя к иноческой жизни, за малым пространством для сей потребности мест в центра самой обители, должны быть погребаемы тела усопших монахинь, и лиц, проживающих для моления, равно служителей монастырских на Алексеевском кладбище?? считая даже приходских и прочих чужестранных; притом же кладбище отведено монастырю не на год, а в вечное владение, а следовательно и пространство, определенное для кладбища, отведено для обители с благоразумной целью; 2) деревня Иванская подмонастырская слободка существенной надобности в земле не имеет. Если же правительство находит необходимым воз?? дить помянутую деревню за отведенную от оной землю; то предстоит во?? ность вознаградить ее нарезкой от ближайших помещиков, применяя ?? 391 и последующим статьям XIII тома Свода Законов межевых; а если этого невозможно, то из владения же государственных крестьян, а им из казенных участков Мякинкина, Горбова и Крюкова, которые участки отдаются начальством в арендное содержание. И это было бы безобиднее для крестьян подмонастырской слободки, так как сия земля находится около их деревни.215 По силе 383 ст. и примеч. к оной 2-го продолжения к ?? зак. меж. и Высочайшего повеления св. Синоду 4-го июня 1835 года, «чтобы для преподания монастырям вящших способов к существованию наделять их из казенных дач участками земли от 100 до 150 десятин и более, где местные обстоятельства сие дозволить могут», отведенная под кладбище земля оставлена за монастырем, а крестьяне подмонастырской слободки получили вознаграждение из соседних казенных участков.

Между тем, как шла тяжба у монастыря с ведомством государственных имуществ из-за участка земли, отведенного под Алексеевское кладбище, в 1850 году возник новый спор из-за этого кладбища между монастырем и его причтом с одной стороны, и между причтом Георгиевской церкви, что в Олеговой крепости – с другой. К Георгиевской церкви в 1849 году был отчислен приход Успенской церкви, в последствии времени снова приписанный к монастырю. По поводу этого события, Георгиевский причт, со священником Мудролюбовым во главе, обратился в Новоладожское духовное правление за разрешением следующих вопросов: 1) где должны быть погребаемы бывшие прихожане Успенского монастыря: на Алексеевском ли кладбище, которое находится на поле, при церкви св. Алексия человека Божия, вне стен монастыря и зависит от оного, и на котором большая часть родственников их прихожан, в бытность их монастырскими прихожанами, была похороняема? или, отдельно от родственников, на приходском Георгиевском кладбище, которое находится в стенах крепости? и 2) должны ли Георгиевские священно-и-церковнослужители иметь вход на Алексеевское кладбище для служения панихид, или нет? В предрешение этих вопросов в свою пользу Георгиевский причт замечал в том же рапорте, в котором возбуждал эти вопросы (17-го февраля 1850 года за № 19), что если дозволено будет погребать на монастырском Алексеевском кладбище георгиевских прихожан и отправлять панихиды священно-и-церковно служителям Успенского монастыря; то и церковь и причт гeopгиевские потерпят от того большой ущерб. В то же время, хотя весьма непрямо и уклончиво, причт обнаружил желание завладеть кладбищем на том основании, что земля под оное отрезана от государственных крестьян, сделавшихся в последнее время прихожанами Георгиевской церкви. Игуменья Феврония, узнавши об этом замысле георгиевского причта, обратилась в консисторию с жалобой на этот замысел, и в рапорте (20-го марта 1850 г. за № 73) своем объясняла, что 1) кладбищенская церковь Алексия человека Божия построена тщанием монастыря, при содействии с.-петербургского купца Семена Калинина, с помощью других боголюбивых благотворителей, а не отчисленными от обители прихожанами; 2) кладбищенская земля, хотя отрезана из участков государственных крестьян, но отведена, по настоятельному прошению обители, в собственность монастыря по той причине, что обитель по малопространству, с умножением могил, не находила пустопорожних мест в центре самого монастыря для постройки келлий для монахинь и была вынуждена строить келлии уже на гробах усопших, следовательно означенная кладбищенская земля, подобно кладбищенской церкви, монастырская; 3) на Алексеевском кладбище уже покоятся и впредь должны быть полагаемы тела умирающих инокинь и проживающих в монастыре для богомоления и приучения себя к иночеству; 4) при Георгиевской церкви находятся два кдадбища: одно в стенах крепости, на котором причт имеет ?? гряды, и другое – вне крепости, за валом, при ветхой часовне, стоящей на месте древней церкви, служащей священнику пажитью для скотоводства. 5) предоставление георгиевскому причту Алексеевского кладбища причинился большой ущерб и крайнее стеснение монастырю, а монастырский причт лишило бы и последних средств к жизни. Объяснивши это, игуменья просила консистории воспретить причту Георгиевской церкви вход на Алексеевское кладбище, составляющее собственность монастыря, который получил от высшего начальства на эту землю план и межевую книгу.216 Enapxиальное начальство решило этот спор в пользу монастыря, который ныне имеет это кладбище в бесспорном владении.

Описание церкви

Алексеевская церковь – каменная, квадратной формы, с полукруглым алтарным выступом и папертью. Полусферический купол прикрывает церковь; над ним – лантернон. Длина церкви с алтарным выступом 7 сажен; ширина 4, вышина до купола 2½, до креста 4 саж.; длина паперти 1 саж., ширина 3, (к верху паперть несколько суживается), вышина 1½ саж. Ha??ная отделка без украшений. В алтаре 3 окна; на северной и южной стенах церкви – по три; в паперти – два полуциркульных: одно с южной стороны, другое – с северной. Стены оштукатурены и выбелены известью; деревянная крыша на алтарном выступе и паперти и чешуйчатый гонт на главе выкрашены медянкой; лантернон деревянный, окрашен белой масляной краской на нем крест обит белым железом. При входе в паперть с плитной площадки, вышиной в четыре ступени, дверь; с паперти другая дверь в ?? ков. Внутренность церкви также не имеет никаких украшений. Потолок ??катной плоский и стены выкрашены белой клеевой краской, пол плитный, на окнах железные решетки и одни летние переплеты. Иконостас, проведен во всю ширину храма, отделяет от церкви выступ, в котором устроен стол. Клиросы помещены перед иконостасом у стен.

Престол освящен 29 октября 1833 года.

Предалтарный иконостас, двухярусный в 37½ саж. длины и 1½ вышины с незначительным, между входными вратами, выступом. Царские врата сквозной резьбы, с узорами из тонкой лиственной вязи; над ним в полуциркуле резное изображение св. Духа в лучах. По сторонам врат – три ложчатых пилястра, поставленных на тумбах, с лиственными капителями, разделяют иконы обоих ярусов: над ними карниз, вершащий все стороны иконостаса, посредине которого, над царскими вратами, возвышается, полуциркульная рама с сиянием. Иконы первого яруса в продольных четырехугольных резных рамах; иконы второго яруса – в квадратных. Под первыми, на базис иконостаса, – подвески из гирлянд. Поле щита окрашено белой масляной краской; резьба позолочена. На царских вратах иконы: Благовещения и Евангелистов.

В первом ярусе по правую сторону врат: 1) местный образ Спасителя; 2) южные входные врата, с изображением трех св. патриархов: Авраама, Исаака и Иакова; 3) образ Воздвижения честнаго и животворящего креста. По левую сторону царских врат: 1) местный Иверский образ Божией Матери; 2) северные входные врата с изображением архистратига Михаила; 3) храмовой образ Алексея человека Божия.

Во втором ярусе иконы: 1) Преображения Господня, 2) Живоначальныя Троицы; 3) Рождества Христова; 4) Благовещения Божией Матери; 5) Введения во храм Пресвятыя Богородицы; 6) Рождества Богородицы.

В Алексеевской церкви находятся: а) бронзовое паникадило с 6-й шандалами и хрустальным убором и б) 4 лампады апплике для возжения свеч.

б) Монастырская ограда

История ограды

В течение всего XVIII века и до второй четверти текущего XIX века монастырь был окружен деревянной оградой. В 1718 году, по именному повелению Петра 1-го, вокруг монастыря был устроен двойной деревянный полисад, который к 1732 году обветшал и, с разрешения императрицы Анны Иоанновны, заменен деревянной «рубленой», крытой тесом, оградой, в состав которой вошли и бревна Петровского полисада. Ограда имела в окружности 282 сажени, а ширина в кровле 2 сажени. В ограде было двое ворот, крытых тесом. В 1761 году крыша ограды была уже ветха; а в 1768 году уже и «вся ограда состояла в ветхости». Игумения Евпраксия «ограду вокруг монастыря всю перечинила и много устроила вновь». Постепенное устройство, по частям, каменной ограды начато преемницей Евпраксии игуменией Поликсенией. Она в 1823 году (№ 29 репорт), с разрешения преосвященного митрополита Серафима, построила, вместо находившихся на полуденной стороне ветхих деревянных св. ворот, каменные, с перенесением их с южной стороны на западную, которая лежит возле большой дороги из Новой Ладоги в Новгород, против входных западных дверей в Успенскую церковь. Кончив эту постройку, игуменья Поликсения в 1825 году (26 апреля за № 24), с разрешения того же преосвященного Серафима, перестроила всю ограду, к тому времени чрезмерно обветшавшую и в некоторых местах совершенно развалившуюся. Частью по неимению средств для устройства каменной ограды, частью по желанию употребить с пользой материал, который должен был получиться от разборки ограды, игумения не решилась строить всю ограду каменную, а только перестроила всю деревянную ограду и деревянные башни подведением под них фундамента из дикого камня и заменой в них ветхого дерева новым и потом, обив и ограду и башни тесом, выкрасила их. Исправленная таким образом ограда стояла неизменно до 1837 года. В этом году (10 января за № 2) игуменья Феврония просила у преосвященного митрополита Серафима разрешения построить, на восточной стороне монастыря реки Волхову, вместо ветхих деревянных св. ворот, каменные, с примыканием к ним небольшой части каменной же ограды и каменного корпуса для жительства сестер. Получив просимое разрешение, игуменья Феврония, в период времени от 1837 – 1843 год, построила: а) св. ворота восточные; б) часть восточной линии ограды; в) северозападную часть западной линии ограды (от западных св. ворот к саду Томилова); г) каменный двухэтажный корпус для помещения сестер на 15 саженях длины и 6 саж. ширины. В устроении ограды ей помогали разные благотворители своими жертвованиями, а помещик Томилов – построением каменной башни и десять сажен каменной ограды. В 1847 году та же игуменья Феврония построила югозападную часть западной линии ограды. Таким образом, ко времени вступления в управление монастырем игумении Маврикии в 1854 году, линия западная и часть восточной линии ограды были уже каменные, а остальные две линии оставались деревянными и были близки к разрушению. Игуменья Маврикия в самый же год своего вступления в должность настоятельницы монастыря построила каменную ограду на южной и северной сторонах и окончила линии ограды на восточной стороне, на которой при игумении Февронии была построена только часть линии. Сооружение части ограды, устроенной игуменьей Маврикией стоило до 1500 рублей серебром.217

В настоящий вид ограда приведена теперешней настоятельницей монастыря игуменией Дионисией. Ею в 1859 и 1860 годах придвинута ближе к Волхову на 12 сажен и удлинена восточная линия ограды, с устройством в ней двоих ворот, и удлинены, до соединения с восточной линией, южная и северная линии ограды, причем были разобраны и построены вновь юговосточная и с северовосточная башни, стоящие на точке соединения северной и южной линий ограды с восточной. Эта перестройка ограды, на которую по смете предполагалось израсходовать 4665 р. 92 коп., а на самом деле израсходовано 1978 рублей, совершена частью в следствие замечаний преосвященного Христофора епископа Ревельского, обозревавшего монастырь, в пятидесятых годах текущего столетия, частью в следствие убеждения самих настоятельниц в неудобстве «для провождающих жизнь внимательную» монахинь и помещения в корпусе, «выдающемся окнами за монастырь, на берег судоходной реки Волхова, где летом бывает немало промышленного народа во всё время дня. Удалением ограды от этого корпуса к Волхову на 12 сажен это неудобство отвращено.218

Не смотря на недавнее, в 1860 только году, построение восточной линии монастырской ограды, она в текущем 1870 году потребовала перестройки. Поставленная на фундаменте, не достаточно углубленном, подмываемая во время разливов реки Волхова, eго водами, ограда покосилась и стала yгрожать падением. Потому в текущем 1870 году эта часть ограды разобрана и устроена вновь с воротами и аркой и утверждена шестью контрфорсами.

Описание ограды

Каменную монастырскую ограду составляют четыре прямолинейный стены, на точках соединения которых стоят четыре башенки с остроконечными крышами. Фундамент ограды из крупного булыжного камня, а стены кирпичные. Фундамент забучен на два аршина глубины (под башнями и воротами, соразмерно их тяжести, глубже), и возведен сверх горизонта земли вершков на 12 – 13, при ширине одного аршина. Стены ограды, с пояском на верху из высеченных в кирпиче квадратиков, разделены неширокими, слегка выдавшимися пилястрами, на прясла, сажени по 2½ каждое. Гребень стены покрыт плитой с откосом на один скат. Вышина кирпичной кладки – до 4½ арш.; толщина в 1½ , а пилястр – в 2 кирпича. Башни, на подобие бастионов, круглые, имеют до сажени в диаметре (к верху несколько сужены) и три сажени с вершками вышины, с конической железной крышей и под ней с выдавшимися карнизами. Ограда по местам поддерживается контрфорсами.

В ограде устроено четверо ворот: одни св. ворота – на западной стороне ограды; двое ворот на восточной стороне и одни ворота на южной, с монастырского скотного двора к огородам.

Западные св. ворота имеют до 3½ сажен вышины с крестом и до 2 сажен ширины. Крыша на них железная; крест деревянный, обитый железом; двери решетчатые, железные. Ворота находятся посредине западной стены, против западных входных дверей Успенской церкви. На правой стороне от этих ворот находится каменная, продолговатая, четвероугольная часовня, мерой 2 саж. ширины, до 2½ длины и1½ саж. вышины. Часовня без всяких наружных украшений, крыта железом. Внутренность её разделена глухим простенком на две части, из коих лицевую занимает часовня, а другую, с надворной стороны, келлия с дверью и одним окном. Часовня освещена просветом в железных решетчатых дверях, выходящих наружу. Внутренность оштукатурена и выбелена известью. В часовне находятся: 1) Тихвинская икона Божией Матери в меру чудотворного образа; 2) образ св. великомученицы Варвары и 3) в продолговатом киоте красного дерева, за стеклом, три образа – Деисус. По левую сторону ворот находится сторожевая келлия, одинаковой меры и формы с часовней.

Из ворот на восточной стороне, к Волхову, одни находятся в 17 саженях от северовосточной башни, другие в 27 саженях от юговосточной башни. Ворота вышиной 5 арш. и шириной до 2 саж., с двумя по сторонам, примыкающими к стене, пилястрами и утверждающейся на них аркой. По сторонам ворот две калитки, в стене ограды. Над воротами на арке утвержден деревянный, обитый железом, крест.

в) Жилые помещения и службы монастырские

До 1837 года, кроме церкви Успенской с колокольней, западных св. ворот и потом церкви Алексеевской каменных, все прочие монастырем здания были деревянные. В 1837 году игуменья Феврония, начавши строить восточную часть ограды, вместе с ней положила основание первому каменному корпусу, построенному в одной линии с восточной монастырской стеной. После этого корпуса в монастыре явились еще четыре каменных корпуса: больничный, трапезный и два здания для служб, построенные игуменией Дионисией. Остальные монастырские здания – деревянные.

1) Каменный двухэтажный, покрытый железом, корпус, имеющий 15 саж. длины и 6 ширины, и лежащий к востоку от соборной церкви, построен игуменией Февронией, в период времени от 1837 по 1843 год. В корпусе находится 17 келлий для помещения сестер. Сначала к этому корпусу с южной и западной стороны примыкала монастырская стена и под тем самым корпусом находились ворота, которые вели из монастыря на берег реки Волхова, находящейся саженях в 24 от корпуса. В последствии ??нано крайнее неудобство того, что окна этого корпуса, ничем не огражденные, выходят на судоходную реку, на которой летом во всякое время бывает много народа, и таким образом причиняют монахиням немало беспокойства и рассеяния. Потому, при игуменье Дионисии в 1859 – 1860 годах восточная сторона монастырской ограды отодвинута на 12 саж. к Волхову и корпус стал защищен этой стеной.

Постройка этого корпуса стоила 7647 р. серебром.

2) Каменный двухэтажный, покрытый железом, трапезный корпус, с подвалами и хлебопекарней внизу, имеющий 15 саж. длины и 7 ширины, и лежащий к югу от соборной церкви. В нем, кроме общей трапезной и кухни, находится 9 келлий для помещения сестер обители.

Корпус построен в 1856 – 1858 годах игуменией Дионисией частью для того, чтобы, согласно с § 40 инструкции Благочинных, «уменьшить для монахов надобность ходить из монастыря», а частью для того, чтобы многих, особенно престарелых и больных сестер, претерпевающих нужду в пище, одежде даже в приличном помещении и не находящих возможности к удовлетворению всех этих потребностей собственными скудными средствами, оградить от тяжелых забот о насущном хлебе и облегчить для них возможность с полным усердием заниматься монастырскими послушаниями, игумения Дионисия просила в июне месяце 1856 года у преосвященного митрополита ??нора разрешения устроить в монастыре общую трапезу и построить, частью на монастырскую неокладную сумму, частью на пожертвования благотворителей трапезный корпус. Хотя монастырь в то время владел суммами, весьма ??достаточными для постройки здания, стоимость которого по архитекторской смете определялась в 20301 р. 23 коп. серебром, но епархиальное начальство отнеслось доверчиво к надежде игумении построить трапезный корпус при помощи благотворителей, и разрешило постройку. Действительно ?? благотворителей, сделавших незначительные пожертвования, нашлись ?? сделавшие значительные жертвы на постройку трапезы. Так 1) полко?? баронесса фон-Раден, проживавшая в монастыре для богомоления, пожертвовала 1300 р.; 2) С.-Петербургский купец Никифор Никитин пожертвовал разного строительного материала на 856 р. 84 коп.; и 3) С.-Петербургский купец Потап Быков пожертвовал также разных вещей для корпуса на 900 р. Другие, менее значительные пожертвования и монастырская неокладная сумма дали игуменье средства летом 1858 года совершено отстроить это здание. При благоразумной распорядительности и бережливости коммисии, строившей это здание, оно построено, вместо сметных 20000 р. с лишком, за 12071 р. 26 июля 1858 года (№ 133) игуменья просила у преосвященного митрополита Григория разрешения 15 августа, в храмовой монастырский праздник, освятить трапезный корпус и положить начало общежитию в Успенской обители, С благословения архипастырского в 1858 году храмовой монастырский праздник ознаменован прекрасным торжеством, открытием, общей трапезы для всех сестер.219

3) Каменный двухэтажный, покрытый железом, больничный корпус, с Воздвиженской церковью, имеющий 17 саж. длины и 5½ саж. ширины и лежащий к юговостоку от собора. Корпус вместе с церковью построен в 1861 и 1862 годах при игуменье Дионисии на средства С.-Петербургского купца Никифора Никитина и других благодетелей, с присоединением суммы (около 11000 руб.), предоставленной в распоряжение игуменьи Дионисии проживавшей в монастыре на богомолении баронессой фон-Раден. На устройство корпуса с церковно, по изящному плану академика Горностаева, употреблено до 30000 руб. серебром. В корпусе находится 20 келлий, для помещения престарелых и болезненных сестер.220

4 и 5) Два, отдельно выстроенные в 1864 году игуменьей Дионисией, каменные одноэтажные здания, лежащие к югу от соборной церкви. В одном из этих зданий находится общая баня с прачечной и двумя келлиями для жительства сестер; а в другом – экипажный сарай и конюшни. Длиной каждое из сих зданий 9-ти, а шириной 5-ти сажень.

Кроме вышеозначенных каменных зданий, в монастыре находится 18 отдельных деревянных домиков, выстроенных в разное время живущими в них сестрами, и несколько значительным деревянных зданий. К числу последних принадлежат:

1 и 2) Два смежные между собой, деревянные корпуса, имеющие 16 саж. длины и 6 саж. ширины, и лежащие на югозападной стороне монастыря. В этих корпусах помещаются келлии настоятельницы, сестер, рукодельная и кладовая. Один из этих корпусов выстроен при игуменьи Февронии, в период времени с 1848 по 1852 год. По причине совершенного обветшания настоятельских келий с принадлежавшими к ним службами, игуменью Феврония в 1848 году (февраля 16 за № 35) просила у преосвященного Нафанаила, епископа Ревельского, разрешения разобрать эти келлии и на место их построить новые, частью на монастырские средства, а частью на сборную по книжке сумму. Получив в мае (12 числа) 1848 года испрашиваемое разрешение, игуменья Феврония, в 1849 и 1850 годах, построила на 5 саженях длины и на 6 ширины кухонные келлии, употребив на постройку их 1356 р. серебром. Сами же келлии настоятельские, имеющие 6 саж. ширины и 57 длины отстроены в 1851 году вчерне, а в 1852 году получили окончательную отделку. Как келлии, так и кухня построены на фундаменте из дикого камня.221 Другой корпус построен в 1864 году игуменьей Дионисией.

3) Находящийся за трапезным корпусом, двухэтажный деревянный корпус, с 8-ю келлиями для жительства сестер, длиной 11, шириной ??сажен. Корпус выстроен в 1857 году игуменьей Дионисией для тех сестер, келлии которых были срыты при постройке трапезного корпуса при очистки места для этого корпуса. На постройку этого корпуса употреблены были частью годные материалы из сломанных келлий, частью запасные бывшие в монастыре, разные строительные материалы. Денежный расход при постройке этого корпуса простирался до 730 руб. 60 коп..222

4) Находящийся на югозападной стороне монастыря, деревянный ?? этажный хлебный амбар, 11-ти сажен длины и 5½ ширины, построенный в 1857 году игуменьей Дионисией. По соседству с ним находятся службы скотного двора: избы скотниц, хлевы и проч. Эти службы, на месте развалившихся прежних служб, построены в 1854 и 1855 годах игуменьей Маврикией, по прежнему плану этих служб. На постройку их употреблен частью новый, частью старый материал, оказавшийся при ?? служб, годным к употреблению. Работы по постройке этих служб до 350 рублей серебром.223

5) За монастырской оградой, подле юговосточной башни, находится ??этажный деревянный корпус гостиных келлий, длиной 11-ти, шириной 6-ти сажень. В нем находится 12 номеров для приезжающих богомольцев, в нем же помещается и монастырская прислуга. Корпус этот построен в 1859 году игуменьей Дионисией. На постройку этого корпуса, указом св. Синода от 24 апреля 1859 года (№ 2833), разрешено вырубить, из близь лежащего от монастыря участка в Соловьевской даче, 500 деревьев; остальной лесной материал пожертвован С.-Петербургским купцом Егором ??ским и Новоладожскими купцами Тимофеем Луковицким и Феодором ??ным. Постройку корпуса, стоимость которого, за исключением лесного материала, определялась архитекторской сметой в 2828 р. 33 коп., при ?? себя новоладожский купец Матвей Костров за 1500 рублей серебром, ??треблением всего своего материала, за исключением лесного. Купец Ко?? в виде пожертвования монастырю, понизил плату за постройку корпуса почти на половину. Деньги 1500 руб. за постройку корпуса уплатил благотворитель Успенской обители С.-Петербургский купец Никифор Никитин. 10 ноября 1859 года корпус был готов; в мае месяце 1861 года oн освидетельствован Благочинным монастырей, игуменьей с старшими сестрами и епархиальным архитектором и найден построенным из хороших материалов, прочно и вообще удовлетворительно.224

6) Деревянная рига, имеющая 9 саж. длины и 4 ширины. Она построена в 1869 году игуменьей Дионисией вблизи Алексеевского кладбища, за монастырской оградой.

7) На пустоши «Подол», в 23 верстах от монастыря, находятся деревянная жилая изба, овин и гумно.

Против гостиного корпуса, на реке Волхов, устроена пристань для парохода, ежедневно крейсирующего из Новой Ладоги до деревни Дубовики и обратно.

Ризница и в ней замечательные предметы

А) В ризнице Староладожского Успенского женского монастыря отысканы и хранятся там в настоящее время:

1) Древний антиминс, холщевый, квадратный, длиной 4¼ верш., шириной 4½ верш. На углах ржавчины от гвоздей; вероятно антиминс был прибит к престолу. На нем по средине восьмиконечный крест на горе о двух ступенях; по сторонам креста копие и трость, внизу изображение Адамовой главы. Над крестом надпись: ц҃рь сл҃вы, по сторонам і҃с. х҃с. ниже коє троε., а в самом низу м҃ л҃ а҃ г҃. Кругом, по краю., на каждой стороне надпись в четыре строки, а между надписью, над крестом, место для св. мощей, длиной около вершка, а шириной 1¼ верш. Св. мощей не имеется. Надпись означена следующая:

2) Другой антиминс полотняный, длиной 9 верш., шириной 11½ верш. По многим ржавчинам насквозь надобно полагать, что он был прибит гвоздями к престолу, бывши сложен со всех четырех сторон. Антиминс печатный. На нем изображен Спаситель, лежащий во гробе, с предстоящими Богоматерью, Иоанном Богословом, Иосифом Аримафейским, Никодимом, Марией Магдалиной и Mapией Клеоповой. Поодаль от них с боков два Ангела с рипидами. Вверху посредине Господь Саваоф в облаках; в испускаемых лучах Дух Святый; в воздушном пространстве четвероконечный крест с лестницей. По углам антиминса, в кругах, изображены с венцами и с крыльями: Ангел и надпись

Б) Церковной утвари в монастыре очень достаточно и очень хорош??

а) Евангелий в монастыре три; замечательнейшее показанное под??

1) Евангелие в лист большого формата; печатано 1796 г.; оно в сребропозлащенном окладе 84 пробы. Оклад устроен в 1827 году игуменьей ?? ликсишей на сумму, пожертвованную С.-Петербургским купцом Беред??вым; позлащен в 1855 году на монастырскую сумму.

2) Евангелие в лист большого формата, печат. 1775 г., обложено ?? новым бархатом.

3) Евангелие в лист малого формата; печатано в Москве 7141 (163?? обложено зеленым бархатом. На лицевой стороне накладные серебряные старинной чеканки изображения: по средине – Воскресения Христова (в кр ?? по углам – четырех евангелистов (в наугольниках). На обратной стороне такие же серебряные украшения: по средине, в продолговатом круге, изображен крест на Голгофе; по углам – наугольники. Мера евангелия в длину 7 и в ширину 4½ вершка. Пожертвовано блаженныя памяти благочестивейшим государем царем Алексием Михайловичем в 1637 году.

б) Крестов напрестольных – 6. Из них более замечательны значившиеся под №№ 5 и 6.

1) Крест сребропозлащенный, гладкой чеканки. Длина креста 7½ в ??в поперечнике 5 верш. Весь серебра 84 пробы 1 ф. 51 зол.

2) Крест сребропозлащенный, гладкой чеканки; мерой 7 верш, для ?? 4 в поперечнике; весом 1 ф. 5 зол. 84 пробы.

3) Крест сребропозлащенный 84 пробы, мерой 8 верш, длины и 4 ?? поперечнике.

4) Крест серебряный, гладкой чеканки 84 пробы; мера 4½ верш, ?? и 2½ в поперечнике; весом 27 зол.

5) Крест вырезанный из доски гроба императора Александра Бла?? венного с живописным Распятием и прочими св. изображениями по о?? ностям; обложен серебром 84 пробы; весом (вместе с деревом ?? 58 зол.; мерой 7½ верш, длины и 4 в поперечнике. Позлащенные ве?? украшены каменьями, из коих один аметист, два хризолита и два ??девять топазов. Пожертвован в 1829 г. ключарем С. – Петербургского ?? павловского собора Петром Виноградовым.

6) Крест серебряно-золоченный; весом 3 ф.; утроен в 1861 году игуменьей Дионисией, в память усопшей рабы Божией Магдалины, урожденной баронессы фон-Раден, проживавшей на богомолении в Успенском монастыре.

в) Священнослужебных сосудов с принадлежностями № 8.

1) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 4 ф. 29 зол.

2) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 3 ф. 27 зол.

3) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 2 ф. 31 зол.

4) Потир, дискос, звездица, два блюдца лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 2 ф. 13 зол.

5) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 1 ф. 80 зол.

6) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 1 ф. 72 зол. Этот экземпляр пожертвован в 1850 году С.-Петербургским почетным гражданином Павлом Ивановичем Кудряшевым.

7) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица сребропозлащенные 84 пробы; весом 2 ф. 43 зол.

8) Потир, дискос, звездица, два блюдца и лжица серебряные без пробы; весом 2 ф. 51 зол.

г) Ковчеги с дарохранительницами.

1) Ковчег серебряный 84 пробы; мерой 7 верш, длины, 6 ширины и до 14 вышины, весом 18 ф. 5 зол.; четырехугольной формы в виде пятиглавого храмика с четырьмя портиками, художественной работы мастера Ф. А. Верховцева. Пожертвован в 1855 г. графом Димитрием Николаевичем Шереметевым.

2) Ковчег сребропозлащенный 84 пробы; весом 3 ф. 60 зол.; мерой 5 верш, ширины и 14½ вышины. Имеет форму полуротонды, поставленной на полукруглом поддоне с тремя ножками.

3) Ковчег сребропозлащенный, вышиной 10 верш. весом 1 ф. 63 зол.

д) Два серебряных кадила с чеканными украшениями, 84 пробы; весу в одном – 1 ф. 12 зол.; в другом – 1 ф. 17 зол.

е) Сосуд накладного серебра для освящения хлебов с надлежащим; прибором (сосудами для пшеницы, вина и елея).

В) Церковных облачений разного рода в монастыре достаточно. Между ризничными вещами находятся: 1) риза и два стихаря с принадлежностями, также воздухи и одежды на престол и аналогий, серебряного глазета моаре, обитые по приличию шелковой оранжевого цвета лентой, с белыми серебряной материи звездочками, присланный в дар обители 12 октября 1862 года Её Величеством Государыней Императрицей Mapией Александровной; 2) риза и стихарь с принадлежностями из фиолетового бархата, с вышитыми по золотому глазету оплечьями, устроенные в 1857 году Высокопреосвященнейшим митрополитом Никанором; 3) четыре ризы и два стихаря с принадлежностями из золотого глазета, с вышитыми по серебрянному глазету оплечьями, устроенные в 1857 году с.петербургским купцом Никифором Никитиным, 4) три ризы и стихарь с принадлежностями и облачение на престол, золотой парчи с бархатными малинового цвета крестами, устроенные в 1855 году серебряных дел мастером Верховцевым; 5) четыре ризы и два стихаря с принадлежностями из золотой парчи, устроенные в 1848 и 1864 годах новоладожским помещиком Романом Алексеевичем Томиловым и супругой его.

Библиотека и архив

Библиотека монастырская состоит из 212 номеров книг духовно нравственного содержания. Рукописей, кроме Синодика, нет. Печатные книги самые древние относятся к ХVII и XVIII веку. Древнейшие из них: 1) 214 зание вкратце како и ким исправися чин проскомидии и Божественной Литургии в велицей России и в кая лета и проч., в ¼ дол. листа, печ. 1 ??г. в Москве; 2) Диоптра или зерцало живота в мире сем человечес?? трудолюбием иноков обители Кутеинские, в ½ листа, печ. 1651г.; 3) Служебная минея (в лист большого формата), печат. в Москве 1666 г. в кожаном переплете.

Дела монастырского архива начинаются с 1726 года, но в порядке только с 1854 года. Как видно из монастырской описи 1761 года, в монастырском архиве находилось несколько царских грамот и других документов, заслуживавших внимания, а именно: а) грамота Царя Михаила Федоровича 7129 года на вотчинную землю, за приписью дьяка Стефана Романова; б) грамота того же Царя 7130 года на рыбную ловлю – тоню Липку, за подписью дьяка Ивана Федорова; справа подъячева Ивана Дедова; в) грамота Феодора Алексеевича 1719 года на вотчинную землю, за приписью дьяка ??риона Вязмина, справа подъячева Тимофея Аврамова; г) выпись на вотчину земли и сенные покосы 7129 года, за приписью дьяка Василия Мануилова, справой подъячева Прокопия Никифорова; д) указ на пустошь Мякин?? 1718 года, за подписью князя Александра Меншикова. К сожалению, эти документы, по-видимому очень недавно, затеряны. В настоящее время хранятся в монастыре заслуживающие некоторого внимания следующие документы прошлого столетия: а) монастырские ведомости 1727, 1738 (1740) 1749, 17?? 1768 годов; б) указ Новоладожского воеводского правления канцелярии, Апреля 1728 года за подписью Матвея Чертова, о принадлежащих Успенскому монастырю рыбных ловлях на Ладожском озере; в) две копии с указом преосвященного Феофана из келейной его конторы в Новгородский Архиерейский разряд 26 июня 1728 года, касательно перечисления снова к монастырю отчисленных от него, по случаю пребывания в монастыре Царицы Евдокии Феодоровны, к Георгиевской церкви прихожан и касательно разрешения снова совершать пострижения белиц в монашество, приостановленное по поводу же пребывания в монастыре Царицы; а) указ 26 февраля 1832 года за подписью Ушакова, касательно разрешения употребить на ограду построения Петром I двойного палисада вокруг монастыря; д) сказка игуменьи Сусанны 1737 года (в агусте) о монастырской земле и строениях; е) челобитная игуменьи Александры 1745 г. на помещика Василия Федорова Неплюева, з??девшего монастырской деревней Костевичи; ж) известие в Новоладожскую воеводскую канцелярию 1747 года о принадлежащем монастырю недвижимого имущества.

Хозяйственные документы

В Успенском монастыре имеются следующие хозяйственные документы:

1) План и межевая книга на землю, состоящую в самом монастыре и около него, межевания 1778 года, сентября 29 дня, землемером Степаном Шамшевым в количестве 4 десят. 2021 саж.

2) Две копии с планов (без подписей) на земли, состоящие в монастырских пустошах «Подол» и «Выдрино», находящихся в 23 верстах расстоянием от монастыря, в количестве в пустоши «Подол» тридцати двух десят. 205 кв. саж., в пустоши «Выдрино» – пятнадцати дес. 1652 кв. саж.

3) План и копия с межевой книги на землю, состоящую при монастырской кладбищенской Алексеевской церкви, находящейся в 55½ саж. от обители, в количестве 2 дес. 1761 кв. саж.

4) План и копия с полевого журнала на лесной участок, отведенный монастырю в 1844 г. из казенной Соловьевской дачи, находящейся в Ноладожском уезде, Песоцком Федоровском приходе в 10 верстах от монастыря. Участок состоит из 100 десятин.

Летопись настоятельниц

Полного списка настоятельниц, управлявших Успенским монастырем со времени основания его, мы не можем представить, по неимению для сего исторических данных. Хотя Успенский монастырь несомненно существовал задолго до 1617 года, – времени возобновления его после раззорения шведами в 1611 году; но до возсоздательницы монастыря в 1617 году старицы Акилины не сохранилось до нашего времени имени ни одной настоятельницы монастыря. Потому наш список настоятельниц Староладожского Успенского монастыря, по необходимости, должен начаться старицей Акилиной.

С 1617 года упоминается настоятельница монастыря старица Анилина. Её старанием, благодаря щедротам царя Михаила Феодоровича и родителя его патриарха Филарета, Успенский монастырь был возобновлен после раззорения шведами, и обеспечен в своем существовании не только возвращением ему древних его вотчин, но и предоставлением ему некоторых угодий упраздненных в 1622 году женских монастырей: Ладожского Христорождественского и Ореховского Пречистенского.

В 1628 году упоминается игумения Марфа с 25 сестрами.

В 1648 году говорится об игумении Анисии.

В 1650 – 1675 упоминаются старицы – Мариамна, Капитолина, Иулита, Иулиания и Зинаида.

В 1678 году упоминается игуменья Параскева.

В 1684 монастырем управляла строительница Феодора.

В 1689 году упоминается Акилина (2-я) и казначея Фекла.

В 1703 году игумешей была Иулиания (Александровна).

В 1727 году упоминается игуменья Сусанна, из рода дворян Палицыных. Она управляла монастырем до 8 Ноября 1739 г., когда она скончалась.

9 Марта 1740 года на место Сусанны назначена игуменьей Александра Обернибесова, скончавшаяся 27 марта 1749 года.

В 1750 году, 26 января, упоминается игуменья Феврония, избранная в настоятельницы Староладожского Успенского монастыря из сестер ??занского Успенского монастыря. 25 февраля 1753 года она скончалась.

В 1754 году (14 сентября) упоминается настоятельница монастыря Марфа.

1 сентября 1761 года, назначена настоятельницей игуменья Евфимия, которая в последствии времени уволена от должности настоятельницы и зачислена в число сестер Успенского монастыря.

5 января 1775 года, на место Евфимии, назначена игуменья Александра Шубина, которая 13 ноября 1778 года переведена настоятельницей в ?? ков монастырь.

2 февраля 1779 года в Благовещенской церкви Александро-невской лавры посвящена в игуменьи новая настоятельница Успенского монастыря монахиня Евпраксия. Деятельная, распорядительная, назидательная по ?? строго нравственной, подвижнической жизни, игуменья Евпраксия 43 года управляла Успенской обителью, в её всесторонней пользе, и – уже девяностолетней старицей испросила себе в 1822 году (22 июля) увольнение на по?? освобождение от своей многотрудной деятельности.

Преемницей Евпраксии была игуменья Поликсенья, (из Новгородской дворянской фамилии Лялиных). 26 июля 1822 года она назначена настоятельницей и произведена в сан игумений из сестер Успенской обители.

11 августа 1828 года, в Михайло-Архангельской церкви митропол??дома, посвящена в игумении преемница Поликсении казначея монахиня Феврония (2-я). Эта игуменья, происходившая из купеческого семейства ??мовых, управляла монастырем с последней трети 1829 года по 1854 и во время своего правления весьма много сделала для украшения и ?? устроения обители. Важнейшими памятниками её деятельности служат ??пространения Благовещенской церкви, устройство части каменной ограды, особенно постройка двухэтажного каменного корпуса для помещения сестер.

С 1854 по 1856 год настоятельницей монастыря была игуменья ??кия, урожденная Хитрово, сделавшаяся настоятельницей Успенского Староладожского монастыря из казначея Новгородского Горицкого монастыря.

26 января 1856 года, на место Маврикии, назначена настоятельницей монастыря и произведена в сан игуменьи теперешняя настоятельница монастыря Дионисия. Происходя из дворянского рода Костромской губернии. Дионисия в 1826 году поступила в Новгородский Горицкий монастырь; 14 января 1845 года переведена в С.-Петербургский Воскресенский монастырь ??к вт году определена ризничей оная. 25 января 1856 года определена настоятельницей Успенского монастыря. Игумения Дионисия много и с пользой по??лась для управляемой ею обители и оставить после себя много прочных памятников своей неусыпной деятельности и попечительности о своем монастыре. Один простой перечень воздвигнутых ею в монастыре зданий, сделанных ею весьма важных прибретений, для материального обеспечения обители и полезных преобразований в ней служит красноречивым свидетельством её достохвального усердия и замечательной способности к проходимому ей служению.

Из отошедших в вечность настоятельниц Успенского Староладожского монастыря, игуменья Евпраксия, по своей благочестивой, назидательной жизни, заслуживает того, чтобы сообщить о ней более обстоятельные, чем о других настоятельницах, сведения. К счастью сообщение этих сведений не только возможно, но и весьма легко может быть сделано. Сохраненный свидетельницами подвигов игумении Евпраксии сведения о её жизни собраны в одно целое, – очень стройное и назидательное, – и напечатаны в мартовской книжке «Странника» за 1860 год, бывшей послушницей монастыря Елизаветой Шаховой, и – нам дозволено воспользоваться статьей г. Шаховой, по нашему усмотрению. Статью эту, с небольшими только сокращениями и несколькими примечаниями на те её места, в которых она разногласит с официальными сведениями о игумении Евпраксии, хранящимися в деле об игумении Евпраксии в монастырском архиве, – мы и печатаем в заключение описания Успенского монастыря.

Евдокия – (имя данное Евпраксии при св. крещении) – происходила из купеческого звания.225 Дядя её был придворным протоиереем, а сестра и племянницы её были в замужестве за дворянами. Евдокия возлюбила безбрачную жизнь и, вероятно, для избежания понуждения родственников к супружеству, умыслила оставить дом дяди своего, где жила в сиротстве после родителей. В 1758 году, тайно, водимая призванием свыше, она страннически достигла Арзамасского Алексеевского монастыря Нижегородской губернии, отличавшегося тогда благочестием и строгостью жизни постниц сестер. Проживши в этом монастыре три года, она, по случаю упразднения монастыря, вместе с прочими сестрами, переведена в Арзамасский же Никольский монастырь, в котором пробыла семь лет. Подробности новоначальной жизни Евдокии в монастыре остались малоизвестными: смиренная подвижница не любила вспоминать и оглашать трудов своих, и не много сообщила о них в последствии другу и спостнице своей, схимонахине Евдокии, перед которой, как перед самовидицей, не могли быть утаены только последние подвиги и труды Евпраксии.

Евдокия была небольшого росту, но крепкого, хотя тонкого телосложения, и несла различные труды послушания в Арзамасских монастырях, где провела цветущие годы молодости в повиновении и строгом постничестве. В начале она не могла переносить суровости скудной пищи тамошних постниц, которую составляли одни грубые овощи, часто без масла и без всякой приправы: привыкшая к городскому прихотливому столу, юная подвижница с трудом питалась одним ржаным хлебом и, незнакомая еще с алчбой содержания, принуждена была употреблять его не так умеренно, как бы 218бовало её рвение к постничеству. Это затруднение приводило Евпраксию в сокрушение, которое изливала она в молитвах со слезами, и скоро была ??шена Богом, даровавшим ей силу для подвигов воздержания. Однажды постигла её долговременная и тяжкая болезнь, которая привела ее в совершенное расслабление. Она лежала простертой на постели, без всякого движения, свидетельствуя о жизни одним слабым дыханием. Окружавшие ее сестры ожидали уже скорой её кончины. Но однажды, во время праздничного всенощного бдения запертая одна в келлии, полумертвая Евдокия вдруг послышала стройное пение приближающегося издали хора, который пел согласно тропарь Успения Богородицы: «в рождестве девство сохранила еси», и прочее. При последнем cтихе тропаря: «избавлявши от смерти души наша», болящая увидела ясно, в дверях своей келлии светоносную икону Успения Божией Матери которую два высокие благолепные мужа, в архидиаконских стихарях, принесли и поставили перед одром её. Видение было так живо, что страждущая помыслила, что Бог внушил сестрам мысль – поднять эту икону, и ??тить болезненное её злоключение молебствием. Болящая с горячим у ??шем сердца устремилась взором и мыслию к изображению Пречистой, которое вдруг одушевилось, и сама Изображенная восстала с одра своего на иконе и сошла с неё и простерла десную руку к расслабленной, со следующими словами: «Восстань и укрепляйся в силах: ты еще должна послужить ??много!»

Возвратившись от службы, сестры удивились, что Евдокия совершенно исцелилась и здорова. С того времени она непрестанно имела в уме и ?? таинственное видение Матери Божией и прилежно молилась Ей, чтобы О?? вершила над ней свое обещание.

В скором времени пребывание Евпраксии в Арзамасе сделалось ??стным её дяде, и он немедленно прислал письменное требование в ??свою племянницу из обители в Петербург. Но люди недолго могли уд?? в мире избранную Божию, влекомую к святому призванию силой Про?? Самый вызов и приезд Евдокии в Петербург послужил ей к исполнению призвания Божия. Вероятно, услышав о существовании близ Петербурга о?? Успения Богородицы, она снова оставила дом своего дяди и, в сопровождении старого и верного слуги, направила путь свой к Старой Ладоге; дост?? же этого города, в 1768 году, отпустила слугу в дом дяди, с объявл?? непоколебимого намерения вступить в число сестер обители Успения.??

Евдокия была тогда уже в совершенных летах. Игуменья Евфимия приняла её благосклонно и отвела ей особую келлию. В ней-то Евдокия?? подвизаться в молитве и богомыслии, пребывая неисходно в молчании?? и бдении, ни о чем житейском не заботясь, и питаясь исключительно ??ржаным хлебом и кувшином квасу, что приносила ей, по усердию, ??Ладожская женщина, один раз в неделю. Только Бог был зрителем ??кровеннаго и безмолвного её жительства. Исключительным послушанием ?? было чтение псалтири. Имея мужественный, неустрашимый дух и крепость к телесным подвигам, Евпраксия читала одна, по ночам, над покойниками в церкви, не наблюдая очереди с другими сестрами, потому что любила хранить их и заступать собой немощь ближних. Но однажды, как она читала псалтирь, в глухую осеннюю ночь, в пустой церкви, над покойником из мирян, ей привиделось, что мертвец вскочил из гроба, и бросился к ней с угрожающим видом. Устрашенная привидением, она едва добежала до своей келлии и упала без чувств на пороге её, где сестры, идя к утрени, нашли ее в обмороке. Это вражеское наваждение Евдокия приняла со смирением самоукорения, и с того времени остерегалась уже полагаться на свой смелость.

Преемница игумении Евфимии, Александра Матвеевна Шубина, особенно уважала Евдокию. В декабре 1777 года, она постригла Евдокию в мантию с именем Евпраксии, и объявила ей свое намерение, – представить ее своей преемницей, с согласия всех сестер. Не смотря на упорные убеждения Евпраксии – оставить ее в чине монахини и не возлагать на нее достоинства, которое казалось ей выше её сил, представление игумении было уважено и 2 февраля 1779 года, Евпраксия была посвящена преосвященным Гавриилом, Архиепископом Новгородским и С.-Петербургским в сан игуменьи в Благовещенской церкви Александроневской лавры, а игуменья Александра была переведена в Новгородский Сырков монастырь. Евпраксия посвящена в сан игуменьи Успенской обители, на сорок пятом году своей жизни, на двадцать первом году пребывания в монастыре, и на втором году по пострижении.

Образ жизни и подвигов её должен был теперь измениться, но стремление души её к Богу не ослабевало. Преданная попечениям нового своего звания, боголюбивая Евпраксия вступила в действительное служение пресвятой Предстательнице смиренной её обители, по бывшему предречению. Число подвизавшихся почти постоянно ограничивалось двадцатью сестрами, из которых всегда составлялся полный штат (17) монахинь, кроме двух трех послушниц. Она была разборчива в приеме нововступающих и неохотно принимала всякую приходящую (особенно из молодых), избегая неприятных, или неудовлетворительных последствий необдуманного, либо вынужденного обстоятельствами вступления. Впоследствии, по обретенной уже ей свыше благодати, она каждой приходящей в её обитель, или прибегающей к её совету, определительно нарекала приличный выбор жизни и проницательно усматривала свойства и расположение её души. Общий образ жительства в её обители заключался во внимательном стоянии в церкви на всех богослужениях, которые всегда исполнялись благоговейно и чинно, – в чтении псалтири по усопшим, и в послушании, правильно разделяемом между сестрами. Сама игумения никогда не имела более одной, особой келейной, хотя впоследствии в её келлии помещалось до девяти неимущих монахинь. Евпраксия не изменяла древнего устава монастыря, который не был общежительным, а более подходил к отшельническому или скитскому роду жительства. По большой части, сестры жили по две в келлии. Молодых игуменья всегда ??чала старицам, не позволяя никому жить без руководства, на ??воле. Милосердие Божие неусыпную попечительность Евпраксии венчало ?? спеянием сестер в благочестии: многие из них были строгими подвижницами, некоторые сподоблялись утешительного извещения о их кончине, предузнавали её приближение. Распрям, молвам, суетным дружест?? ради угощения, вредным союзам, почти не было места в её обители. Каждая сестра, по силе своей, подвизалась нелицемерно о своем спасении, име?? зерцалом внимательную и труженическую жизнь матери настоятельницы которая неуклонно назидала их словом и делом. Евпраксия искренно ??ла их всех, как истинная мать – детей своих и вникала всегда во все их нужды, помогая душам их утишением или полезным обличением стараясь по возможности облегчать недостатки их в потребностях со?? ния. Она чрезвычайно любила благолепие церкви, всегда заботилась об ?? щении её при службе, не допуская никогда зажигать перед иконами обгоревших свечей, или огарков, и вообще строго соблюдала всякий порядок, п?? неукрашение и беспорядок в церкви, как внешний, так и внутренний святотатственный поступок против Богопочитания. И, не смотря на ??ни сестер не обременяла она сбором, ни сана не прибегала ни к каким ?? ниям прибытков, – обитель её не оскудевала в средствах, необход?? к умеренному и простому роду жизни того времени, и церковь всегда ??чистотой, порядком и приличным освещением не только в праздничные торжества, в которых всегда горела люстра, но и в повседневные службы. В торжественные дни годовых или храмовых праздников, в обите?? калось много духовенства из окрестностей, на соборное служение а в праздник Успения Богородицы, посещали ее архимандриты из Невского монастыря по назначению самого митрополита, из личного уважения к достойной ??тельнице. Смиренная Евпраксия встречала их колокольным звоном, ??исполняла это служение своими руками; потом сходила с колокольни приветствовать священных гостей, с поклоном до земли, приемля в ли?? богособранных к честному Успению Апостолов.

Неоднократно, по вере её, являлась ей чудесная помощь Божия в ?? недостатков или затруднительных обстоятельств. При оскудении ?? ных потребностей неожиданно посылалось в обитель довольное при ?? всего нужного, часто от неизвестных лиц, из самой столицы, где ?? имя Евпраксии сделалось известным и привлекло к ней много почтительных особ, как светских, так и духовных. Она была лично уважаема и?? достойнейшими архипастырями и архимандритами своего времени. Архимандрит Феофан Новоозерский, Haзapий Валаамский, Феодор Ушаков, известный основатель Синаксарской пустыни, особенно уважали её, имели всегда ??духовное общение и называли ее своей сестрой.

Милостыню, получаемую от христолюбивых дателей и благочестивых помещиков, разделяла она сестрам поровну, имея с ними одинаковую долю не как начальница, а как одна из них. Милостыня эта по большей части состояла в разных запасах, а иногда в белье и деньгах. При получении такого приношения, Евпраксия призывала всех монахинь, и, не отлагая времени, делила между ними полученное.

Часто рыбаки, отправляясь на лов, приходили к ней заблаговременно, прося её благословения, и потом по благополучном возвращении, приносили ей от усердия значительную часть своего лова, или закидывали на её долю особую тоню, и добывали неимоверное количество рыбы, которую она немедленно разделяла между сестрами; а при меньшем лове, не оставляла для себя ни одной рыбы, деля сестрам по половине: так-то была она точна в справедливости, и любила во всем предпочитать пользу сестер своей собственной. Свидетельницей такого чудного лова раз была именитая Тверская помещица, посетившая Ладожскую обитель, собственно из уважения в достохвальной её настоятельнице, по слухам о её подвигах, достигшим самой Москвы.

Больные, немощные, умирающие сестры пользовались особенным её вниманием и услугами. Когда же смерть похищала одну из среды их, – Евпраксия имела обычай поручать казначее или старшей монахине – издерживать, оставшиеся в келлии умершей, запасы, в течение всего сорокоуста, на принятие причта, сестер и нищих, а деньгами, если находились, уплачивать за церковное поминовение и чтение псалтири; потом с сороковой день призывала всех сестер в келлию покойной, и разделяла им все имущество, на помивовение души усопшей, или просто предлагала взять, из вещей и одежды, что каждой было более нужно, не удерживая за собой ни одной безделки, и сама никогда не участвовала в поминках. Келлия оставалась праздной до вступления нового лица, которому отдавалась или без платы, или с незначительным взносом, – смотря по средствам, – в общую казну обители, которую она, в урочное время, также разделяла сестрам, вскрывая кружку в полном их собрании; а свечную сумму употребляла на все необходимые расходы монастыря. Инокини, имевшие достаток и привыкшие в мире к удобствам жизни, могли строить келлии свои по своим способам и обычай; но вообще в их собрании сохранялась простота, во всех оттенках жизни. У самой игуменьи никогда не бывало пиршественных столов, или изысканного угощения. При недостатке запасов к угощению именитых гостей, ей иногда помогало усердие соседнего помещика, сад которого осеняет и поныне стены монастыря, прилегая к самой его ограде. Внимательность благочестивых соседей неожиданно, без заботы Евпраксии, устраивала приличный завтрак, который приносился готовый на подносе, в настоятельскую келлию.

Промысел Божий всегда обильно удовляет всех, кто безпопечительно уповает на Него единого, и самым чудесным образом содействует благим начинаниям верующих. Стараясь о благоустройстве своей обители, Евпраксия употребляла всевозможные средства на украшение храма. Начав постройку колокольни и не имея сбора по городам, для умножения своих доходов, она была поражена неутешной скорбью в недостатке денег, необходимых для начатого дела. Это затруднение повергло её едва не в уныние: столько Бог попустил подвижнице опечалиться и отягчиться заботой! В сокрушении

своем, она призвала к себе любимую свою монахиню Елпидифору,226 и ???щила ей искренно всю горечь неутешной своей печали. После многих?? щаний и старания ободрить унывающую, монахиня Елпидифора, одушеви?? силой веры и надежды на заступление Матери Божией, предложила игумении провести ночь на молитве вместе. Евпраксия затворилась в особой келлии и, утомленная бдением и слезными молениями, к утру погрузилась в ??сон и увидела пред собой, окруженную сиянием, прекрасную девицу с венцем на голове и с жезлом в руках, которым она с тихостию по?? ла к ней и сказала: «ты забыла, что мне поручено управление твоей обителью о которой я пекусь более тебя, и что ты служишь мне одной палочкой. ??( «ты столько заботилась? Отложи печаль и будь спокойна.» – Евроксинья в явившейся узнала святую великомученицу Варвару, икона которой находилась в верхнем приделе во имя святой. Опомнившись от видения, Евпроксия поспешила выйти к сомолитвеннице своей, Елпидифоре, которая также провела всю ночь в прилежной молитве, испрашивая утешения своей м?? Елпидифора встретила ее донесением о прибыли в монастырь знакомой помещицы, госпожи Желтухиной, которая желает немедленно говорить с настоятельницей. Посетительница подала Евпроксии пакет с деньгами ?? на сумму, какой недоставало для окончания постройки, и рассказала ??старицам о принятом ей во сне повелении от св. великомученицы Варвары вручить игумении Успенского монастыря сумму денег, издавна отложенные ей на благочестивое употребление.

Семейство Желтухиных издавна отличалось благочестием. Один из Желтухиных, престарелый и разбитый параличем ища удовлетворения душевному стремлению к уединенной молитве и богомыслию, любил часто удаляться из своей усадьбы, в четырех верстах от Успенского монастыря на высокий пригорок, в глубине густого леса за усадьбой, куда велел его приносить в креслах. Этот пригорок и лес, который ныне уже обр?? в небольшой прилесок, – был как бы самим Провидением освя?? святилище молитвы, и составляет сокровенную святыню Успенской обители.

В первые годы своего настоятельства, Евпраксия, скорбя о лишении?? ней безпопечительности и недостатке безмолвия, прибегла с горячим прошением сердца к Богу, чтобы Он даровал ей возможность к исполнению молитвенного подвига, и была утешена таинственным гласом, указавшем ей тихое убежище в Абрамовском лесу, принадлежащим усадьбе Желтухиных. С того временя, она избрала уединенный пригорок, в чащ?? местом молитвенного своего безмолвия, и отправлялась туда через ?? болота, троекратно по постным дням седмицы, (исключая св. че?? сятницы, когда Евпраксия заключалась в келлии, и от службы до ??читала св. Евангелие) после ранней обедни в монастыре, который п?? до позднего вечера попечению казначеи. Там через несколько времени она приказала срубить из бревен небольшую часовню, под высокой cocной своими руками ископав колодезь у самой подошвы пригорка, водрузила над ним большой деревянный крест. Колодезь этот служил как бы преддверием к избранному ей месту для её высокого подвига: от него была проторена ей стезя к часовенке, вверх по пригорку, составляющему перед ней природную круглую площадку, на которой всегда становилась подвижница совершать свое молитвенное правило. Оно состояло из чтения псалтыри, акафистов и канонов; посланий Апостольских и Евангелия. Она носила с собой туда части святых мощей,227 молитвенные книги, свечи с огнивом, и еще старинную шпагу, – неизвестно, из опасения ли от нападения злых людей или с мыслью сломить рог гордости и самонадеяния: потому что, как будет сказано ниже, Евпраксия неоднократно доказывала, что уповала не на меч свой, а на силу и помощь Вышнего. И что значила робость против решимости мужественной жены совершать постоянно свои хождения во все времена года, в осеннее ненастье, в зимнюю вьюгу, в весенние грязи и летний зной – совершать хождение в глухой лес, в самую чащу его, зимой пробираясь на лыжах, по глубокому снегу, а в ненастье в мужской тяжелой обуви, по топкому болоту, во мраке позднего вечера, не боясь ни воздушных мятежей и страхований, ни воя волков и рева медведей? Евпраксия никогда не оставалась там до утра, но возвращалась к 10-ти или 11-ти часам вечера в обитель, не желая проводить ни одной ночи, вне ограды богоспасаемых своих овец.

Уходя в пустыню, она запирала свою келлию, и потому зимой ночевала в нетопленной, не смотря на то, что провела весь день без пищи, в молитвенном стоянии, на площадке пригорка, вне часовни, куда входила только укрыться от ливня, или сильного вихря, при невозможности исполнять «правила» на открытом воздухе, или когда нужно было читать со свечей. Слабое тело её часто покрывалось кровавыми рубцами, нося язвы вольных страданий от лютости либо зноя, или укушении лесных оводов и комаров. Она с самоотвержением пренебрегла мучениями тела, ради ощущаемого ею обильного утешения и преуспеяния духовного, в труженическом своем подвиге, в Абрамовской пустыне. Бог призирал милостиво на смирение и труд Евпраксии, утешая ее различно, то умиленным сокрушением сердца, радостотворным плачем и очистительными слезами, то таинственными гласами, и духовными откровениями, и часто являя ей видимое заступление. Однажды сильная буря с быстротой пронеслась над святой обитель и окрестностями и свергла с церкви Успения главу с крестом, не причинив, впрочем, особенного вреда в монастыре, – и Евпраксии было повелено особым гласом или откровением, – упавший, тяжелый крест, обделанный по дереву железом, снести на Абрамовщину. Подвижница немедленно повиновалась, и водрузила крест на большом суке сосны, так что утвержденный крепко в суке, он и поныне осеняет кровлю часовенки. С той поры Евпраксия всегда имела с собой маленькую лесенку, по которой поднималась к кресту, вешала перед ним фонарь, с зажженной свечей, и совершала особое ему коленопреклонение.228

В самый день чудного свержения бурей главы с крестом в Ладожской обители, – в далекой стороне, именно в глуши дремучих Брянских лесов заслышала глас призвания Божия, Евдокия, бывшая после сподвижнице Евпраксии и свидетельницей её подвнгов. Евдокия была из купеческого звания, уроженка Орловской губернии. Она в ранней молодости выдана была замуж и через два месяца супружества осталась свободной вдовой. Имея ocoбое стремление к благочестию, Евдокия посвящала все свое время чтению священного Писания и жития Святых, и удалялась всякой суеты, ветренных 224 и развлечений своего возраста. Внимательное углубление её в описа?? наго жительства древних Святых в пустынях и дебрях, внушило ей непреодолимое влечение последовать их образу жизни. Простота обыч?? свобода в жизни того времени способствовали привести немедленно в ?? нение благочестивый порыв Евдокии: тогда не рассуждали о последст?? заботились о будущем, но одушевлялись первым движением сердца. Евдокия рано утром вышла из дому родительского, где жила во вдовстве сво?? направила путь за заставу города, к густому и непроницаемому лесу, ?? мерением начать посреди его пустынническую трудную жизнь, подобную?? ней удивительной жизни прославленных святых пустынниц. Вошед?? глубже в лес, Евдокия стала на молитву, изливала горячие слезы из гл?? сердца и умоляла человеколюбие Божие призреть на нее и наставить на ??шение того, что угодно святой Его воле. Молодая ревнительница неот?? пребывала весь день на одном месте, сменяя одну молитву другой и ?? Богу свое намерение – умереть на месте от изнурения и гол?? ожидании от Него единого помощи и вразумления как совершить ей и ??ный подвиг. К концу дня, Евдокия, женщина нежного и слабого телелосложения, привыкшая к удобствам жизни, утомившись от сильного напря?? начала изнемогать в силах. В расслаблении, она поверглась на землю приготовилась предать душу свою Богу, которого возжадала с таким ч??ным вожделением, – как вдруг слуха её тонко коснулся некий з??глас, возбудивший её от близкого замирания следующими словами: «??отсюда; здесь тебе не место. Иди, и ищи монастыря, где безглавая церковь, там спасешься.» Евдокия ощутила некоторую свежесть и воэвращен?? вместе с каким -то необъяснимым чувством ужаса, который понуж?? скорее выйти из лесу. К вечеру она выбралась из чащи, и на выходе из леса, встретила пастуха со стадом, который испугался её бледного, ??денного вида и обгорелого лица, вспухнувшего и искусанного до крови ??ными насекомыми, и хотел бежать; но Евдокия удержала его, умоляя и ?? Божиим указать ей дорогу к селению. Водимая необъяснимым чувством призвания, в течение десяти лет, Евдокия страннически обходила многие обители и пребывала иногда по два и по три года в одной, не располагаясь нигде постоянно; но где останавливалась, там вдавала себя в совершенное повиновение старицам и служила им в смирении и кротости сердца, с полным самоотвержением, и снова, влекомая чудной силой смотрения Божия, исходила с миром далее, ища места, где успокоить дух свой и утвердить свое жительство, по определению свыше. Таким образом дошла она до Петербурга и посетила тогдашний Смольный монастырь.

Управляла этим монастырем в то время игуменья Евпраксия. Начальство вызывало Евпраксию из Ладоги на игуменство в Смольный; пустыннолюбивая старица смиренно просила, как милости, дозволить ей умереть в уединенной её обители. Поэтому преосвященный митрополит Гавриил, ценя монашеские достоинства и опытность её в священном деле управления, 14 январи, 1786 года, назначил ее управлять и заведовать всеми делами Смольного, не оставляя своего места, а помощницей ей и казначеей той обители поставил монахиню Анатолию, которая была обязана, во всяком своем распоряжении, отдавать ей отчет, и отправлять текущие бумаги на рассмотрение и утверждение Евпраксии.

Управление ею этими обителями, совершаемое в испытанном нестяжании и неусыпной бдительности, привлекло к ней особенное благоволение первосвятителя, который пожелал почтить пустынницу наперсным крестом; но Евпраксия отреклась принять эту почесть. Узнав ее лично, святитель полюбил мудрую и назидательную её беседу, почитал ее духовной сестрой, и часто вызывал её к себе – в Петербург на душеполезное свидание, предпочитая пустынницу всем прочим настоятельницам первоклассных монастырей. Однажды, приехав к нему, по делам вверенных ей обителей, Евпраксия встретилась, в митрополичьей приемной, с двумя почетными игуменьями, которые дожидались доклада о себе, с раннего часа утра. Поглядев на смиренную старицу, которая поклонилась им до земли и стала поодаль, они спросили ее: «за чем она пришла к митрополиту?» – «Я имею дело к его высокопреосвященству», кротко отвечала Евпраксия. – «Напрасно будешь ждать», возразили те. «Владыка болен, и никого не принимает. – Мы не первый раз, и сегодня долго дожидаемся доклада, хотя знаем, что владыка нас уважит». Евпраксия не отвечала ни слова. Вошел секретарь и, увидев её, тотчас подошел к ней с поклоном и сказал: «Пожалуйте, матушка, к владыке: он никогда вам не отказывает и примет вас в постели. А вы извините», прибавил он, обратившись к изумленным игумениям: «сегодня владыка никак не может вас видеть». – «Кто же эта старица?» спросили они поспешно. – «Это госпожа Евпраксия, игуменья Старо-Ладожскаго Успенского и викарная Смольного монастырей, любимая духовная сестра нашего владыки.»

Живя целый год в Смольном монастыре и слыша подобные рассказы о жизни и подвигах Евпраксии от стариц Смольного монастыря и от самой монахини Анатолии, Евдокия ощутила в себе нечто, возбуждающее её любовь к добродетельной пустыннице. Предаваясь сильному влечение души, она положила твердое намерение отправиться в Ладогу, и, не смотря на самые убедительные и благосклонные предложения Анатолии, скоро получить пострижение в Смольном, – немедленно поспешила туда. – Но не скоро совершилось над ней определение Божие, искушавшее ревнительницу в долготерпении. Пу226 ное расположение обители, на подобие маленького скита, малочисленность сестер, простота и согласие в их обществе, благочиние церковного служения на котором неупустительно находилась сама игуменья, со всем СОБРа?? благоговейное её стояние во храме, самый вид благолепной старицы, си?? красотой внутреннего благообразия, сила и сладость кроткого её слова, чувство необъяснимого влечения к её достоинству, – пленили жаждущую душу Евдокии; и решили окончательный её выбор пристанища. Со смирением и слезами пала она к стопам Евпраксии, умоляя принять ее в число сестер. Но Евпраксия показала явное сопротивление её просьбам и, не трогаясь, повидимом?? какими убеждениями, представила ей неудобство лишений и тяготу пустынской жизни, несоответственной её молодому возрасту и нежному сложению. «Ты у нас соскучишься», говорила она: «у меня собраны одни старицы, приучившие себя издавна к строгой монашеской жизни. Пища у нас самая пр?? способов мало, и тебе нет здесь сверстниц, с кем делить время. Не спрашивай и не докучай нам много; ищи себе более приличный монастырь.

Твердая старица показалась столько неумолимой, что огорченная и плачущая Евдокия должна была ускорить выходом из обители. С неописанной горестью села она у святых ворот на камне, и разливалась в слезах ?? читая себя многосогрешившей Богу, и заслужившей праведный гнев угодницы, какой она почитала Евпраксию. В это время, проезжала ми?? товая тройка и остановилась в слободе для смены лошадей. Оградив себя крестным знамением и предав себя воле Божией, Евдокия, со свойственным ей упованием, наняла тройку и уехала в Петербург. Немедля нисколько в первый же день приезда, она прибегла к знакомому ей в Невской обители секретарю митрополита, и рассказала ему свое горе. Подумав немного, секретарь утешил Евдокию обещанием доложить о ней митрополиту и обнадежил огорченную, возможностью исходатайствовать особый указ о помещен?? Успенском монастыре, несмотря на видимое сопротивление строгой ст?? обычно разборчивой и осторожной в приеме молодых.

На другой же день митрополит приказал призвать к себе странствующую Евдокию, благосклонно принял ее и начал расспрашивать, до последней подробности, об образе её странствования и жизни. Со вниманием выслушал искренний рассказ Евдокии, до окончательной её неудачи во вступление в Ладожский монастырь, первосвятитель спросил её, почему особенно она стремится туда, и узнав о сердечном её влечении вверить себя руководс?? стойной уважения, добродетельной пустынницы, тихую и безвестную обитель, которую она предпочла именитому монастырю, – мудрый и милостивый пастырь изъявил ей свое одобрение и приказал секретарю написать и?? Евпраксии о помещении Евдокии в штатное число сестер, с преимуществом представить её на первую вакансию к пострижению, вменив благочест?? странствие и послушание в разных монастырях, в течение десяти ??вместо действительного обучения монашеской жизни.

Робкое опасение смиренной и кроткой сердцем Евдокии – насиловать расположение Евпраксии, святитель успокоил утешительным уверением, что она найдет Евпраксии совершенно удовлетворенной её несмущенной выжидательностью и твердостью произволения. – «Я знаю Евпраксию», прибавил он; «она всегда осторожно принимает молодых, и любит искушать их долго: но я уверен, что она мне предана, послушается с любовью, и верно сама тебя обласкает. Смотри, не послала ли она за тобой погони». – Потом он спросил о её средствах и, узнав их недостаток, велел призвать к себе эконома лавры, и поручил ему снабдить ее на дорогу всем нужным. – Добрый монах с усердием исполнил повеление своего владыки и обременил Евдокию огромным узлом с полотном, холстом и тонкой фланелью, приговорив: «Не отказывайся от милостивого благословения владыки; а что покажется лишним, разделишь с Успенскими старицами и приобретешь их расположено за свое усердие». j

Обрадованная ревнительница не замедлила своим отправлением в Ладогу, где встретил её неожиданно благосклонный прием мудрой старицы, действительно посылавшей вслед за ней служителя. Евпраксия приняла Евдокию с распростертыми объятиями, еще не читая указа, который также с готовностью привела в исполнение, любезно одобряя постоянство Евдокии, по сбывшемуся слову святителя.

По принятому обычаю – вдавать нововступающих старшим сестрам, Евпраксия предложила Евдокии две келлии: поступить келейницей или к двум сестрам из дворян, достаточного состояния, способным обеспечить её содержание, или к одной старице монахине Капитолине, – и Евдокия, любя тесноту и повиновение, избрала последний. Вскоре узнала она из рассказов старицы о бывшей в их обители, десять лет тому назад, буре, которая обезглавила их церковь. По счету времени, в самый тот день и час, она услышала, среди Брянского леса, вещий глас о своем спасении в монастыре с безглавой церковью.

В самом непродолжительном времени, Евдокия сподобилась пострижения в мантию и наречена была Елпидифорой. В доказательство своего особенного доверия в ней, Евпраксия начала приглашать ее с собой на молитвенное хождение в пустыню, разрешая ей, по немощи сил, вкушать пищу по возвращении. Евпраксия всегда шла впереди монахинь, всю дорогу творя гласно молитву Иисусову, одну за другой, неспешно, и при каждой осеняя себя крестным знамением, с поясным поклоном. А возращаясь оттуда, тихо пела с умилением следующий стих: «День скончавается, конец приближается.» Взошедши на священный пригорок, она начинала совершать обычное свое правило на открытом воздухе, когда позволяла возможность. Елпидифора становилась с ней, внимая тихому пению молитвенницы, или иногда, от изнеможения, отдыхала неподалеку от неё. Таким образом Елпидифора сделалась верной свидетельницей многих чудных знамений благодати над своей духовной матерью, описание которых вкратце помещено в заключении, и, по запрещенной самой Евпраксии, хранила втайне, до блаженной кончины её, а потом сообщила о них келейно сожительствовавшей с ней впоследствии монахине, которая вступила в Успенскую обитель, уже на последнем году жизни достоблаженной подвижницы, проведенном ей на покое. Эта монахиня пользовалась особенным расположением к себе Евпраксии, сподоблялась часто уединенной беседы с ней, исполненной утешительных о ней проречениях была наречена от неё монахиней, еще за несколько лет до своего пострижения.

Но прежде повествования о честном преставлении старицы, должно упомянуть о бывших с ней искушениях и скорбях. Великий подвиг пустынного безмолвия и труженического хождения на молитву Евпраксии, равно 228 кротость и долготерпеливость ревнительной Евдокии, были подвергнуты великому искушению. По двухлетнем сопутствовании ей в пустыню, Елпидофора видела предварительный сон о постигшем её вскоре гонении. Дол?? предполагать, что Евпраксия, в одно время своего прилежнейшего молитвенного подвига, по смотрению Божию, была искушена восстанием на неё сер?? ной ярости, с которой борьбу вела она каждодневно. Вот ненавистник добра, искуситель, начал сеять свои плевелы между доброй пшеницей ??малом собрании Успенских стариц. Где и когда не страдало общество воинов Христовых от нападений его, явных и тайных? и кто из обло??ных плотию не искушался под его разженными стрелами? В каком изб?? ном, единодушном согласии не было и лжебратии, с самых времен апостольских до нашего многоскорбного времени?

К концу третьего года, Евпраксия не приглашала более Елпидифору сопровождать её в пустыню, быть может по недостатку её сил. Вскоре и ?? того она начала часто обнаруживать негодование на Елпидифору, хотя последняя проходила в обители все послушания и не подавала никакого повода к укоризнам, которыми осыпала ее старица. Иногда раздражительность Евпраксии была столь упорна и огорчительна, что Елпидифора терялась в недоумении к чему приписать неприязненное к себе её расположение, и горько плакала ?? к концу дня, или к самой ночи, воинственница Христова неожиданно явилась к ней в келлию и со смирением, у ног её, просила прощения, исповедуя писанное: «да не зайдет солнце во гневе вашем»; повергаясь перед обиженной, Евпраксия уверяла ее в неизменном к ней расположении, и просила потерпеть во имя Христово её раздражение, какого не в силах была удержать и так утешала обиженную, что та умилялась и снова вдавалась в л?? к своей матери, забывая первую горечь, и стыдясь мыслей, соблазнявших ее во время смущения. Если же не удавалось ей окончить примирения с ве?? то она подзывала к себе Елпидифору на утрени, и при всех кланялась ей до земли, со своего места. Но на другой день, преимущественно по возвращении с Абрамовщины, Евпраксия снова встречала Елпидифору с раздражением и будто нарочно искала вины в ней, несмотря на невозмутимую её кротость. Когда все монахини, по принятому обычаю, в мантиях провожали игуменью из церкви до её келлии, – Евпраксия преследовала идущую за ней Елпидифору различными обличениями и обидными подозрениями, либо в течен?? призывала ее к себе для выговора в тех винах, которым она была бы причастна. Это происходило или по воюющему на душу подвижницы дух??сти, или по клевете сестер, прельщенных или возмущавшихся противником против смиренной Елпидифоры, по его навождению.

Попущенное к искушению обеих, гонение на Елпидифору умножалось более и более, и могло бы составить особое описание скорбей и борений иноческих. Ненависть стремилась поколебать твердость Елпидифоры, и уничтожить доброе её начинание, но чрезмерное искушение никогда не бывает оставляемо без заступления Божия. Не оставил Бог жезла грешных на жребий праведных. Елпидифора, приготовившись уже уступить невыносимому гонению и успокоить смятение других, переходом в другой монастырь, вдруг получила во сне извещение о скором прекращении искушения. Действительно, Бог покорил ярость под труд и смирение Евпраксии, и не только освободил ее от брани, но еще даровал ей силу носить тяготы и немощи других, с миром и любовью. При конце своего подвига, Евпраксия возлюбила Елпидифору более прежнего, поставила её казначеей и совершенно имела ее своим другом.

Преклонные лета Евпраксии побудили её, еще при преосвященном митрополите Михаиле, искать себе покоя от трудов по управлению монастырем. Но преосвященный Михаил, лично посещавший пустыню почтенной старицы, из уважения к её высоким иноческим заслугам, отвергал прошение Евпраксии об увольнении. По кончине Михаила оно было принято его преемником и в июле месяце 1822 года Евпраксия, на девяностом году жизни, уволена от управления монастырем с назначением ей пенсии по 100 рублей в год.

По увольнении от настоятельства, устроив себе малую, тесную келлию, Евпраксия вступила на покой. В последние престарелые годы, она разрешала себе иногда укреплять свои, утомленные постническим подвигом, старческие силы, рыбной пищей, чаем и кофием, употребляя тот или другой всегда за обедом, один раз в сутки. Жила она в келлии затворнически, без келейной; обед приносила ей одна монахиня, приходившая ей служить. Смиренно переносила Евпраксия свое одиночество, и даже разлучение с любимыми сестрами, которые не смели посещать ее, опасаясь ввести в подозрение настоятельницу, зараженную мнением, будто она ходит к своей матери с жалобой на нее. Но Евпраксия не вмешивалась в управление, и втайне скорбела о некоторых переменах в прежнем порядке, особенно о лишении её храма двух древних видов благолепия, именно: о забелении стен его, издревле исписанных иконописными изображениями священных событий, или святых ветхого и нового Завета, и о недостаточном его освещении, которое она строго и ненарушимо наблюдала. Воздыхания её слышала одна верная и безмолвная наперсница, Елпидифора, которую иногда посещала она сама. Подозрения настоятельницы могли родиться из некоторых случаев, когда Евпраксия дозволяла себе заступаться за огорченных явной её несправедливости сестер, или испрашивать милости нуждающимся сестрам. Тогда старица приходила к своей преемнице и, как униженная просительница, становилась перед нею на колени (в девяностолетнем уже возрасте), тихо упрашивая ее оказать милость или снисхождение. Но та, имея неудержимо вспыльчивый нрав, иногда в пылу горячности своей, и не выслушивала её убеждений, но вскакивала с криком изливала над старицей гнев, приказывая одной из послушниц проводить ее до келлии. Случалось вести достоблаженную именно той самой монахине, сожительнице Елпидифоры, особенно любимой Евпраксией. Под?? ница уходила от настоятельницы с ясным взором безгневия, не давая вести себя под руку, но просто за руку, как ребенка, и всегда говорила с ней любовно и утешительно, рассказывая что-нибудь из деяний своей жизни.

Чудным образом было ей предвещено о близкой её кончине. В числе многих видений, каких удостоивалась молитвенница, она часто видала д?? нюю, в Бозе почившую старицу Акилину, возобновительницу Успенского монастыря, обходящую в ночное время обитель, в мантии и с посохом в руке, и всегда исчезающую в стене соборной церкви, где под крайним ?? ном, Евпраксия полагала по преданию или откровению, находились её мощи. Многие монахини строгой жизни имели то же видение. За несколько дней до своего преставления, Евпраксия посетила свою спостницу Елпидифору и, в ?? к ней, по молитве, осенила её келлию крестным знамением, обошла её кругом и, по многой назидательной беседе, сказала: «Мы, быть может, больше здесь не увидимся.» – Встревоженная старица умоляла ее объясниться пр??. Тогда Евпраксия открыла ей, что пришла благословить её жилище перед своей кончиной. – «Вчера», сказала она, «поздно вечером, я услышала что кто-то творит молитву перед окном моей келлии, с легким стуком в око?? цу. Отвечая «аминь», и думая, что это кто-нибудь из келейных игумений, я услышала тихий голос и слова: «Готовься в исходу: ты скоро соединишься со мной.» Я выглянула в окно, и увидела старицу в мантии с жезлом, которая поворотилась уже от моей келлии к мостику; но когда я вышла из келлии с намерением настичь ее, она исчезла у меня перед глазами. Я ?? ла, что меня грешную зовет к себе, по воле Божией, моя возлюбленная старица Акилина.»

На другой день, она почувствовала расслабление желудка и упадок сил телесных, но не ложилась и не изнемогала. Потом пригласила игуменью и монахинь и, объявив им о приближении своей кончины, просила с у??нием настоятельницу, погребсти ее в схиме, которую нашли, по кончине в запечатанном ларчике с веригами, и пакетом!» денег, на сумму ??сот пятидесяти рублей асс., с надписью: «на погребение и поминовение ??гой Евпраксии». Это был сохраненный издавна собственный доход e?? чтении псалтири. Игуменья предложила ей принять схиму явно и донести о том начальству; но она отвечала, что невозможно повторить обряда, давно уже совершенного над ней. По неизвестности, кем и когда была она посвяще?? великий образ, прошение её не было исполнено настоятельницей, и верн?? наперсница, Елпидифора, обретенную по смерти Иерусалимскую схиму подложила под честное ея тело в гробе. Она не открывала о посвящении своем и Елпидифоре: но на вопрос её однажды, когда та увидела у не?? рясой схимонашеское облачение, отвечала кратко: «Бог послал мне ангела своего посвятить в схиму».

В последний день жизни, достоблаженная пожелала приобщения святых таин и, по причине ослабления в силах, приняла святое причащение в келлии, но еще на ногах; потом, проводив священника со святыми Дарами до дверей келлии, заперла сени, сама разостлала на полу в них рогозину, взяла в руки свое келейное распятие и зажженную восковую свечу, возлегла благолепно на рогозине, смежила очи, и тихо почила – 23 сентября 1823 года до общего воскресения. Так рассказывала о последних её минутах, приставленная к ней на это время монахиня. На обряд омовения тела, были призваны три духовные её дочери, монахиня Елпидифора, Иулиания и Павла, которые омывали его более своими слезами, текшими от уязвленного неутешной печалию сердца, при виде начавшегося неблаговейного распоряжения вокруг их о выносе и о прочем. Совершая обряд с достодолжным почтением к честному телу подвижницы, осиротевшие инокини не опомнились, как устроилось оно в их руках в сидячем положении, точно будто старица сознательно принимала от них последнее себе служение. Она сидела с поникшей главой, и чинно опущенными на колени руками, сияя девственной чистотой, изможденной в трудах, старческой плоти. Тогда, от раздирающего душу скорбного чувства, Елпидифора возопила к суетившимся: – «Оставьте вашу молву и умилитесь: от века не видано, чтоб мертвец сидел. Почтите ее как святую!»

Тело было вынесено вечером того же дня, по принятому обычаю, в церковь, с пением и со свечами, и торжественно поставлено посреди соборной церкви, на простом монастырском катафалке, где положено на другой день во гроб, и погребено на пятый день преставления; оно не только не являло в себе признаков тления, но еще издавало вокруг тонкое некое благоухание. Достоблаженная Евпраксия погребена за окном главного алтаря Успенской церкви, и покрыта плитой, на которой иссечена надпись собственной её рукой задолго до кончины. Избирая себе место для могилы, она просила настоятельницу – положить её в паперти под стеной, как можно было предполагать, у ног единодушной с ней древней подвижницы, старицы Анилины: но и последнее её желание не исполнено людьми, тогда как Бог исполнил и совершил во благих все её желания.

Теперь, в память её, должно сказать о том, что было чуднаго и достопамятного в её жизни.

Однажды во время всенощного бдения, за двадцать лет до своей кончины, стоя на своем игуменском месте в Успенской церкви, Евпраксия вдруг изменилась в лице, побледнела, помертвела и – упала без всякого чувства на руки скоро поспевших поддержать ее монахинь, из которых первая Елпидифора, взглянув на игуменью нечаянно, заметила необычайное изменение её лица и подала знак другой монахине. В таком безжизненном состоянии, она была отнесена ими в её келлию, и положена на постель. Одно едва приметное дыхание и теплота у крепко сжатых уст, подавали признак жизни. По внушению таинственного внутреннего чувства, Елпидифора упросила встревоженных сестер удалиться и осталась одна с обмершей. Старицы не могли много ей противиться, как первому лицу по настоятельнице; однако же в течение ночи и целых суток, по очереди подходили к келлии беспрестанно, желая осведомиться о состоянии матери. Елпидифора должна была часто подходить к ним и всячески уговаривала их не возмущаться, а положить уп?? на волю Божию и молиться, никак не допуская никого проникнуть в келлию, где и сама пребывала в безмолвной молитве над обмершей. К вечеру Евпраксия оживилось, она открыла глаза и перекрестилась; потом поднялась с постели и встала с прежними силами, без малейшего остатка ослабления. «Успокойся», сказала она Елпидифоре, «и утешь сестер: вы испугались думали, что я умираю. Нет; мне назначено жить еще двадцать лет. Благодарю тебя, мой друг, что ты меня хранила и стерегла». – Но что происходило с ней, и в каком состоянии внутренно находилась она во время суточного обмирания, осталось неизвестно.

Лет за пять до кончины, Евпраксия, идя по монастырю, споткнулась о камень и переломила правую руку. Это случилось перед самым отправлением её на Абрамовщину, в один из дней, уставленных ею на без232 в пустыни. Свидетельницы её падения и перелома руки были Елпидифора и другая монахиня. Перепуганные, приступили они к ней с услугами с??наго участия: рука её тотчас вспухла и повисла. Но мужественная же ??обнаружила болезни и, невзирая на слезы и убеждения стариц – не ходит?? в пустыню и заняться лечением руки, она немедленно отправилась и с?? запретила за собой следовать или посылать. К ночи подвижница возвратилась с совершенно целой и здоровой рукой, и ясной улыбкой встретила нет?? ливо и беспокойно ожидавшую её Елпидифору. – «Матушка! что было с Вами?» воскликнула обрадованная её споспешница. – «Видишь, маловерная!» ответила она: «я совсем здорова». – «Да как же вы дошли?» – «Я шла и пела псалмы и не давала себе очувствоваться» сказала Евпраксия. «Пришедши в п??ню, я левой рукой поставила лесенку к подножию креста, засветила огонь в фонаре, больной рукой обвила крест и запела: «О преблаженное древо! в нем же распяся Христос, Царь и Господь», а сама залилась сладкими слезами, такими сладкими, что и забыла про свою боль. Когда же докончила, то у меня не было ни опухоли, ни боли.» – Действительно, обе монахини видели опасность ушиба и перелома руки, и потом о исцелении её прославили дивного Бога, творящего чудеса во Святых Своих.

За несколько лет до своей кончины, Евпраксия в великий Четверг ?? советует каждому христианину св. Димитрий Ростовский чудотворец, пож?? принять соборование елеем. Она приступила к обряду со строгим пощен?? с теплым усердием молила Господа открыть ей силу священнодействия ?? Во время обряда, она стояла в церкви, на своем месте, в собрании ?? сестер, с устремленными в высоту глазами, неподвижно, и казалась ?? щепной некиим чудным видением. Обряд совершался соборно двумя монастырскими священниками, выходившими из алтаря помазывать и читать Евангелие. На другой день, по особому к ней дерзновению, Елпидифора ??лилась спросить ее, что было с ней вовремя обряда. Она открыла Елпидифоре, что Господь явил ей силу священнодействия, освящающего совершенно д?? тело верующего человека, и сообщила, что всякий раз, когда священники ?? ходили к ней, она видела двух благообразнейших архидиаконов в ??лом облачении, которые исходили из алтаря и, приблизившись к ней, поднимали ее на воздух и осеняли святым Евангелием. А при последней соборной молитве, когда священник взывал ко Господу о возложении руки на главу её, она увидела простертую над собой таинственную десницу. За два года до кончины, Евпраксия снова повторила обряд над собой, также в церкви, с таким же приготовлением и в великий Четверг, но не имела уже никакого видения и завещала своим, не повторять более обряда над ней.

Сподобилась она также блаженнейшего видения Спасителя на облаках, во время частного молебствия в 1812-м году, бывшего на дворе уважаемого ей ближнего сосуда, помещика Томилова, который тогда отправлялся в ополчение. Особенно уважая блаженную Евпраксию, – ценимую их верой по достоинству, а не по одному превосходству её сана, – Томиловы всегда искали её благословения во всех семейных нуждах и нечаянностях. Любя их простодушное усердие, Евпраксия отвечала им своим благорасположением, и не отказывалась иногда посещать их дом, иногда предрекала им рождение сына или дочери, либо предостерегала их от чего-нибудь неприятного, иносказательно, в виде дружеского совета, который всегда принимали они с доверием. Тем более в то время, исполненное многоразличных опасностей, поспешила она разделить молитвы о благополучном возвращении отца семейства и домочадцев к одинокой супруге. Бывшие с ней старицы видели ее погруженной в какое-то восторженное состояние, с поднятыми в небо глазами, неподвижно стоящей посреди всех, во время молебна, и заметили особенно просвещенное изменение лица её. По окончании его, вошедши несколько в себя, она благословила все семейство и успокоила жену надеждой видеть супруга своего вскоре, легко раненного, что сбылось действительно. После наедине сообщила Евпраксии своей сотаиннице Елпидифоре о чудном видении, какого сподобилась она в своем необъяснимом восхищении ума. Подвижница была зрительницей неизреченного света, блистательнее солнечного, как бы разверзшего небо, в сиянии которого, как бы на облаках, явился ей Спаситель наш, Господь Иисус Христос, в пречистом и покланяемом своем зраке. Но ничего более не сказала она из бывшего ей откровения. Из слов её помещица поняла только то, что сбылось в непродолжительном времени. Достоверно, что она не была лишена дара прозрения, хотя не обнаруживала его открыто. Она проницательно и верно говорила о будущем состоянии своего монастыря, как в ближайшем, так и дальнейшем от неё времени.

Однажды Евпраксия находилась в опасности пострадать от руки злого человека, и не только была спасена хранящим ее промыслом Божиим, но еще и того спасла от вечной погибели. В один дождливый и темный вечер ненастной осени, пребывая в безмолвии в Абрамовском лесу и, по случаю погоды, совершая свое правило в часовеньке, неустрашимая подвижница вдруг увидёла из-за угла дощатой перегородки высокого человека, в оборванной солдатской шинели, с ножем в руке: посмотрев на нее пристально, он остановился позади её на пороге. Евпраксия не оставила своего правила, и уже по окончании всех своих молитв обернулась и увидела его стоящим на коленях молящимся. На вопрос её, чего он хотел, тот бросился ей в ноги, называя ее святой рабой и угодницей Божией и умоляя простить и помиловать его. Он рассказал ей о себе, что он провинился в своем полку убоявшись наказания, бежал и добрался до Абрамовского леса,где третий день скитается без пищи и покрова. Наконец, в один вечер, он увидел в лесу, между деревьями, восходящий к небу столб, и в надежде найти клад, пошел по направленно света к тому месту, но вдруг, дошедши до пригорка заметил, что луч поднимался над часовенькой, куда только вошла стари?? Два дня прятался он в кустах и решился потом засесть за перегородку часовне, – с намерением объискать ее, ожидая найти скрытые ею деньги ?? наконец – убить. Но непонятный ужас всегда лишал его сил, не допу?? тронуться с места. Тогда раскаяние коснулось его души, и он вознамерился признаться старице во всем и просить ходатайства её к Богу, уразу?? из виденного над ней огненного столпа, пребывающую в ней силу Божию. Он просил также избавить его от голода, но подвижница, пребывая в ??щении, не могла ничем удовлетворить его и оставила ждать до утра. Возвратившись домой, Евпраксия рассказала Елпидифоре о случившейся с ней встрече и, на другой день рано утром, несмотря на убеждение Елпидифоры – взять собой провожатаго, – поспешила одна в пустыню, и понесла с собой большую просфору и медный рубль денег. Солдат, видя этот скудный запас пш?? усомнился и возроптал. Но старица уверила его, что и денег и просфоры будет для него достаточно до самого Петербурга, прибавив, что если он не ослушается ее и, положив намерение оставить путь беззакония, с повинной головой возвратится к своему начальству, то не только будет прощен и милован, но еще вскоре будет произведен в унтер-офицеры. При этом, она велела ему напиться из своего колодца и съесть половину просфоры другую взять на дорогу, отдала ему также рубль и, поговорив с ним о страхе вечной муки и воздаянии праведных, отпустила его в путь с благословением. Через месяц или немного более, Евпраксия получила от него письмо, в котором он, ублажая её святой угодницей и пророчицей, благодарит чудесное напутствие, с которым он, сытый и довольный, дошел до своего полка, и извещает, что, по её проречению, он прощен добрым начальником и за исправность и особое отличие по службе, произведен в фельдфебели прибавляя, что дает обещание вперед вести себя исправно и честно, и ?? нить её наставление.

В другой раз, когда еще Елпидифора сопровождала её в пустыню, Евпраксия была ограждена явным заступлением свыше, вместе со своей спутницей. На вечернем правиле застигла их сильная гроза с вихрем и ливнем, Елпидифора с ужасом помышляла о возвращении в обитель, среди густого мрака ненастной ночи, при раскатах грома и блеске молний через лес и топкое болото, – и устрашенная понуждала Евпраксию остаться ночевать в часовеньке, затворясь изнутри. Но подвижница не хотела и слушать, поспешая к ночи в обитель, по всегдашней о ней заботливости. ?? велела ей ободриться духом и идти за ней, не устрашаясь. Ночь была темная, без всякого просвета, и выход из освещенной часовеньки по густоте ?? и шума с гулом колеблемых вихрем сосен, казался открытой безд?? Естественным образом невозможно было попасть на дорожку, ведущую с пригорка к колодцу, куда нужно, прошедши немного, повернуть налево и потом спускаться. Скрипя сердце, Елпидифора вышла за крепкой воинственницей, идущей вперед по холму, с тускло мерцающим фонарем; но и тот у самого колодца задуло ветром. Тогда, вместо искусственного слабого огонька, по молитве и вере рабы Божией, ниспослано было чудное озарение тонкого света, который по обе стороны тропинки стеной рассекал мрак, и освещал им путь до самой обители, на подобие полосы дневного света. Осеняемые им путницы не были даже смочены дождем, который снова зашумел за ними, по прекращении чудного света, во вратах монастыря. Евпраксия запретила своей спутнице рассказывать о бывшем им заступлении, до своей кончины.

Случалось ей иногда, идя в пустыню, или оттуда, заблуждаться в лесу и сбиваться с пути, что подвижница приписывала зависти и козням противника, ищущего отвратить молящихся от венца за их подвиг. Проходивши несколько лишнего времени по лесу, она всегда, наконец, находила свою стезю и, не смущаясь, поручала себя деснице Божией, в уповании никогда не быть оставленной в посмеяние врагу. Даже самым хищным зверям и птицам повелено было служить молитвеннице. Однажды, уклонившись в сторону от тропинки, она забыла на кусте повешенный мишец со святыми мощами, и потом никак не могла отыискать его, и не находила того куста. В самом сильном беспокойстве возвратилась она в обитель, и тотчас сообщила о своем горе Елпидифоре. Та, со свойственной ей твердостью упования, умоляла ее успокоиться и предложила тогда же проводить ее обратно в пустыню, в надежде на милость Божию, не оставляющую верующих. Едва вышли они из обители, как над ними взвилась стая галок, и летела с криком впереди их, почти над их головами. Должно заметить, кстати, что Евпраксия имела обычай кормить их в монастыре, выходя на крыльцо келлии и скликая их; «галки, галки!» и птицы спешили принять пищу из её рук. Елпидифора с утешением заметила опечаленной Евпраксии о странной суматохе и погони за ними галок, протянувшихся до самого Абрамовского леса. Она наудачу последовали за воздушными вожатаями, которые, наконец, опустились и рассеялись по ветвям одного большего куста, продолжая каркать с усилием. Елпидифора, по предчувствию, устремилась к кусту, и между зеленью на ветке обрела потерянное сокровище, а галки снова взвились и отлетели от них. Обе старицы с умилением прославили Бога, творящего чудеса и пекущегося о твари; но с того времени Евпраксия не носила уже с собой святых мощей.

Неоднократно поселяне видали подвижницу невредимой посреди лесных зверей, обитавших тогда в густой чаще Абрамовского леса, и часто выбегавших на дорогу. Дворовый человек соседнего помещика, идя вечером с охоты, увидел выходящую из леса Евпраксию, окруженную дикими волками, которые бежали за ней как смирные собаки. Удивляясь необычайному зрелищу, он усомнился и помыслил, что-то не простое, – верно она колдунья. – Звери, как смышленые, бросились на него, грозя ему своей свирепостью за хулу неверия: но дивная старица начала кричать на них и скликать их к себе, также как галок; «волки! волки! прочь, прочь!» – И человек убежал невредимым. На следующую утреню, он явился в церковь и, после случившегося подошедши к её месту, упал ей в ноги, просил прощения в хуле 236 на нее, и гласно благодарил ее за избавление от волков. Так достоверно известно, что Бог покорял бессловесных под ноги строгой исполнительницы Его велений. Любовь свою к Нему она являла в заповедях, исполня?? возможности самым делом слова Писания: веру обнаруживала делами, надеждой окрылялась в подвигах, в терпении стяжавала душу свою, и вс?? была покрыта особым призрением Господним во всех трудах и тесно ?? своих; любила благолепие дома Господня и усердно пеклась о постоянном ??украшении, за что, как писано в начале её жизни, часто принимала oт?? разумия и нетерпения подчиненных много поношений за свою расточительность на освещение храма. Однажды, при наступлении праздника, Елпидифора, ?? шая в то время при свечах, заметила ей о недостатке больших свечей ??местным иконам, и просила не зажигать уже их до праздника. Но Евпраксия никак не соглашалась изменить своего обычая – вседневно зажигать перед образами, а по воскресным дням освещать и люстру. Елпидифора должна была повиноваться, почти негодуя на мать свою. Но накануне празд?? в повечерие, подошел к свечному ящику незнакомый крестьянин, и с поклоном вручил ей сорок рублей, именно на большие свечи к местн?? иконам и на освещение люстры, приговорив, что он слышал, что почте?? матушка любит всегда освещать храм, почему желает усердствова?? своим приношением.

Упомянем хотя вкратце о неимоверных трудах её, при постройке колокольни. Она сама ездила в Петербург за колоколом, и оттуда везла его сама, следуя в повозке, в медвёжьей шубе, за подводой, на которой он был поставлен. Тогда была суровая зима с сильными метелями. На половине дороги, ночью застигла путешественницу жестокая вьюга с лютым морозом и резким ветром, в такой силе, что ямщики сбились с пути, лошади погрузились в глыбы снега, и остановились. От темноты и хлопьев снега не видно было человека, в двух шагах. Невдалеке мелькали огни в селении и слышался лай собак. Ямщики предложили старице выпрячь лошадей ??под подводы с колоколом, и ими вытянуть её повозку, с тем, чтобы добраться до селения и переночевать, а подводу оставить на дороге до разс?? потому что холод одолевал их. Но Евпраксия никак не соглашалась оставить колокол и, с самоотвержением вверяя себя воле Божией, осталась в повозке, а перезябших людей с лошадьми отослала от себя, и укрывшись с головой медвежьей шубой, приютилась внутри повозки. Вероятно дух ?? бодрствовал в молитве над немощной плотью, отовсюду проникнутой холодом. Мало этого, забота о колоколе часто понуждала ее раскрываться и всматриваться вперед повозки. Среди лютой ночи, она почувствовала вокруг себя какое-то веяние теплого воздуха: открылась, – и увидела чудный свет, окружавший её повозку. Укрепленная теплотой, выглянула она, и узрела ?? благолепных старцев, приникнувших к ней с видом братского участия. Евпраксия признала в них святых и богоносных отцев наших: Алесандра Свирского, Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, как сама ??щила потом Елпидифоре. Продолжая благополучно путь свой, спустилась на Волхов, вышла из повозки, стала на подводу за колоколом и, таким образом, достигнув самой обители, с торжеством ввезла его во врата монастыря. Потом, при водружении креста на новой колокольне, Евпраксия приказала поднимать себя на блоках, нарочно для того устроенных из толстых веревок, и восходила на верх, держа обеими руками тяжелый крест. Вися таким образом будто на воздухе, мужественная жена водрузила его своими руками на небольшом куполе, покрывавшем два яруса колокольни.

Заключим наше повествование о маститой старице, еще двумя – тремя свидетельствами, как о святости её жительства, так и об особенной силе Божией, освятившей самое место пустынного молитвенного подвига. Еще в первые годы своего вступления в Успенскую обитель, Елпидифора занемогла горячкой, которая, после выпущения рожками крови, обратилась в странную сливную опухоль по всему её телу, от головы до ног. Страждущая лежала без всякого движения с затекшими совсем глазами, до лишения света. Душа её изнывала от опасения остаться слепой, или живым трупом. В сильной горести сердца, обратилась она внутренней молитвой к Матери Божией и, заснув от изнеможения, увидела себя на берегу Волхова за своим монастырем. Вдруг представилась ей несущаяся на воздухе вдоль реки, чудотворная икона Тихвинской Божией Матери, по направлению к востоку. Елпидифора пала на колени и возопила к св. образу; – «Помилуй меня, Мати Божия, помилуй меня!» – и услышала глас от иконы: – «Помилую, когда схожу на Абрамовщину». – Пробудившись, она сообщила свое видение матери (Евпраксии), тогда только что возвратившейся от своего богомольного путешествия в пустыню, и просила ее на другой день принести ей воды из тамошнего колодца. Евпраксия обещала завтра исполнить её просьбу, и поспешила уйти к себе. Но вместо того, любвеобильная труженица, в позднее время и усталая с пути, немедленно отправилась обратно в пустыню, сама с молитвой почерпнула ведерко воды из своего колодца и принесла его к болящей; потом сама поставила самовар из той воды, и обмыла ей лицо и все тело своей умиленной до слез споспешницы, нисколько не отдохнув после сугубого утомления. Матерь Божия действительно не укоснела помиловать Елпидифору, ради веры её и смиренного труда своей служительницы: опухоль спала с лица и всего тела страждущей, подобно слупившейся чешуе, – и она прозрела.

Подобное же чудо исцеления уже по кончине достоблаженной игуменьи, совершилось над двумя болящими. Одна девица в Шлиссельбурге впала в долговременную болезнь, доведшую ее до конечного расслабления. Ей привиделась во сне пустыня Амбрамовская с часовенькой, с крестом на сосновом суку и с колодцем у подошвы пригорка, ясно привиделась, – так, как будто она действительно знала это местоположение. Рассказывая сон свой посещавшим её странницам, она осведомилась от них о существовании Абрамовщины и пожелала ехать туда на исцеление. Родные исполнили желание болящей, и она совершенно исцелилась, омывшись водой из освященного колодца и отслужив панихиду по приснопамятной Евпраксии, с поклонением прославленному её кресту.

Другая малолетняя девочка в деревне, расслабленная, в выздоровлении которой родители отчаялись, видела во сне пришедшую к ней благообразную старицу небольшого роста и тонкого телосложения, в шапочке, в мантии, с жезлом в руках. Старица велела ей свести себя на Абрамовщину чтобы помыться водой из колодца и отслужить молебен кресту и панихиду по и238нии Евпраксии, и тогда обещала ей совершенное выздоровление, которого точно и сподобилась, при усердном исполнении таинственного повеления ??шейся.

3. Заштатный Череменецкий Иоанно-Богословский монастырь

Местоположение монастыря

Череменецкий Иоанно-Богословский мужской заштатный монастырь находится в С.-Петербургской губернии, Лугского уезда, на острове Череменецкого озера, расстоянием от С.-Петербурга в 150-ти, а от города Луги в 20-ти верстах.

Череменецкое озеро имеет продолговатое положение от северо-запада на юго-восток; длина его около 13 верст, самая большая ширина не более 3; глубина от 4 до 8, и в редких местах до 12 сажен. Оно отовсюду окружено красивыми усадьбами и погостами. Имея свое начало и неприметное течение с юга к северу, оно вливается в материк губой, между высокими лесистыми берегами. Рыбы в озере довольно; ловится преимущественно лещь и особенного рода сельди. Вода его очень прозрачна, видом и вкусом походит на невскую. Почти посреди Череменецкого озера находится островов не более одной версты в окружности; на этом-то островке и стоит Череменецкий Иоанно-Богословский монастырь. Островок этот отовсюду окружен старыми деревьями: дубами, липами, вязом, кленом, ясенью, березами и ольхами, и занимая довольно высокое положение относительно озера, – с востока он возвышается на пять саженей, – высматривает весьма красиво. На юго-востоке от сего островка находится другой, несколько больший островок, около 4 верст в окружности. Сей островок, находясь в одноверстном расстоянии как от монастырского островка, так и от восточного берега озера, соединяется и с первым и последним плотинами, устроенными по болотистой местности. На этом втором островке находятся монастырские угодья и помещаются разные хозяйственные строения и заведения монастыря, тогда как на первом стоят монастырские церкви, настоятельские и братские кельи, гостиница для посетителей, кладбище и самая малая часть хозяйственных построек.

Исторические сведения о монастыре

Когда, кем и по какому случаю основан Череменецкий Иоанно-Богословский монастырь, на это точных исторических сведений не имеется. Местное же устное предание гласит о сем следующее: «В царствование Иоанна Васильевича III, и именно в то время, когда он с московским войском наход?? в Новгороде, для окончательного подчинения себе новгородцев (1478?? крестьянину деревни Русына, по имени Мокию, на острове, занимаемом ?? монастырем, явилась икона Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова ??ликий князь, услышав о явлении чудотворной иконы на острове, был о?? обрадован сей вестью, и на месте явления её повелел основать монастырь во имя Св. Евангелиста Иоанна Богослова.229 Несомненно во всяком случа?? что монастырь сей древний: это доказывается положительными письменными свидетельствами, сохранившимися отчасти в самом монастыре, отчасти в писцовых книгах Шелонской Пятины. В хранящейся в монастыре о ??копии с челобитной к московскому патриарху Иоакиму, восьмидесятых го?? семнадцатого столетия, о Череменецком монастыре, говорится как о монастыре исстари существующем. В другой копии с указа, имеющийся при монастыре, от 1664 года, о Череменецком монастыре говорится в одном ме?? подобно первой копии, как о монастыре исстари существующем, а в ??том – как о монастыре, существовавшем и до немецкого разорения, ??шаго в восмидесятых годах шестнадцатого столетия, и владевшем ?? тогда деревнями и пожнями. Наконец в писцовых книгах Шелонской ??тины 1581 – 1582 г. Череменецкий Богословский монастырь значится имею?? у себя две церкви, – одну каменную, а другую деревянную, шестнадцать м?? келейных, двор конюшенный, четыре житницы, мельницу лошадиную, за?? вокруг себя и наконец деревни и земли в трех погостах: Петровск?? Дремяцком и Передольском.

По нашему мнению, и этих немногих свидетельств достаточно, ??не для того, чтобы предание об основании монастыря великим князем Иоанном Васильевичем III считать правдоподобным, то по крайней мере для ?? чтобы основание его относить к временам, не позднейшим княжения се?? сударя.

Из особенных событий сего монастыря, дошедших до нас от дре?? времени, сохранились сказания о двух бедствиях, потерпенных им ?? конце шестнадцатого и в конце семнадцатого столетий. Известие о пер?? сохранилось самое краткое, и состоит в том, что Череменецкий монастырь в восьмидесятых годах шестнадцатого века был «зжен и воеван от ?? товских людей». Сожжено было шестнадцать келлий, – все сколько их было в монастыре; монастырская братия частью была побита, частью в плен в?? в монастыре после раззорения оставался только черный поп Закхей да ??старца, настоятель также был взять в плен или убит. Впрочем, так церкви монастырские остались целы при сем нашествии неприятеля, уцелели также все хозяйственные постройки, конюшенный двор, четыре житн?? мельница и даже ограда вокруг монастыря, то можно полагать, что монас?? после сего раззорения недолго оставался в запустении, а вскоре был о?? тен и снова наполнен монашествующей братией. А судя по тому что и по разорении монастыря в нем оставался и иеромонах (черный поп) и два старца, а также и потому, что в писцовых книгах при описании сего монастыря, бывшем непосредственно за сим разорением, о нем не сказано, что он «стоит без пения», что обыкновенно в сих книгах обозначается о церквах, в которых прекратилось богослужение, можно наверное полагать, что, по удалении неприятеля, богослужение в монастыре было восстановлено тот-час-же.

В последней четверти семнадцатого столетия монастырь потерпел другое, хотя и меньшее, но тем не менее чувствительное разорение от Вяжицкого Новгородского монастыря. Иcтория о сем последнем событии дошла до нас в более подробном виде, и состоит в следующем: какие-то два пришлые старца, Симон и Прохор (очевидно из Вяжицкого монастыря), изгнав из Череменецкого монастыря строителя его, подали Новгородскому митрополиту Корнилию челобитную о том, чтобы Череменецкий монастырь приписать, на правах подчиненного монастыря к Вяжицкому Никольскому монастырю, митрополит Корнилий, кажется, сперва согласился на означенную приписку и утвердил ее, и архимандрит Вяжицкого монастыря Боголен вследствие того «из того Богословского монастыря казну денежную, и всякие письма, и крепости, и хлеб в винокурни к себе в Вяжецкий монастырь вывез, и лошадей, и того скота много распродал, и деньги к себе взял, и забрал к себе того монастыря крестьян, и велел тем крестьянам к челобитне руки прикладывать, а им крестьянам за то он архимандрит поступился...» Обиженные таким подчинением Вяжицкому Никольскому монастырю «дворяне и дети боярские, вкладчики и невкладчики, которые живут поблизку Иoaннa Богослова Череменецкого монастыря и у которых положены родители в том монастыре» подали челобитную сперва Новгородскому митрополиту Корнилию, а потом Московскому всея Poccии патриарху Иоакиму о том, чтобы «тому Богословскому монастырю у того Никольского Вяжицкого мопастыря в приписи не быть». Сия челобитная патриархом была уважена, и Череменецкий монастырь оставлен по-прежнему самостоятельным, но забранное Вяжицким архимандритом монастырское имущество возвращено в Череменец не было.230

Вообще же из дошедших до нас более или менее древних известий о Череменецком Богословском монастыре видно следующее: 1) что Череменецкий монастырь никогда не был большим монастырем – в нем едва ли когда бывало братии даже столько, сколько теперь, обыкновенно бывало менее настоящего, бывало по временам менее десяти человек; 2) что монастырь сей никогда не был особенно богатым; это видно уже из покушения Вяжицкого Никольского монастыря подчинить себе монастырь Череменецкий, как малосильный, а еще яснее видно из дела об отыскивании монастырем прав на владение пожнями, отнятыми у него соседними помещиками; в этом деле прямо указываются те угодья, какими владел монастырь в шестнадцатом и семнадцатом столетиях; угодья эти показаны в двух деревнях, да в шести пустошах, «а в них пашни, паханья и перелогу двести сорок од?? верт, сена пятьсот пятьдесят копен».231 Во второй половине прошлого столетия при отобрании от монастырей в казну крестьян и земель, в Черемецком монастыре состояло крестьян 170 душ, пахатной земли ??десятин; 3) хотя Череменецкий монастырь и не был никогда богат?? он не был никогда и приписным монастырем, а был всегда самостоятельным. В челобитной Московскому патриарху дворян и детей боярских?? приверженцев Череменецкого монастыря, о том, чтобы «Богословскому монастырю у Вяжицкого монастыря в приписи не быть,» выставлялось между прочим то основание, что «Богословский монастырь исстари ни к которым монастырям в приписи не был. 4) Череменецкий монастырь издревле упр?? строителями, реже игуменами, архимандритами никогда 5) издревле Череменецкий монастырь принадлежал к Новгородской епархии, и значился ??лонской Пятине Петровского погоста, к С.-Петербургской епархии он ?? слен около девятидесятых годов прошлого столетия; 6) в восмидесятых и девятидесятых годах прошлого столетия в Череменецком монастыре ?? духовное правление, зависевшее сперва от Новгородской, а потом от Петербургской консистории; 7) при введении монастырских штатов в ?? Череменецкий монастырь оставлен за штатом.

Монастырские церкви

Церквей в монастыре две, обе каменные, теплые и однопрестольные, стоят на красивом, высоком холме острова, всего в саженном расстоянии одна от другой; собор занимает восточную часть холма, а другая ??церковь стоит от него на северо-западе. Восточная часть церковна?? усечена, западная отлогая, и по ней идет от церквей дорожка, выложенная булыжником; северная доложена и подкреплена плитой, камнем и п?? ными деревьями; по южной проходит широкая из плиты лестница, весь холм церковный опоясывается кругом дорожкой.

Собор

Описание внешнего вида и внутреннего расположения собора

Собор с престолом во имя Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова стоит нераздельно с колокольней, и вместе с ней и входом ?? окружности до 40 сажен; вышина собственно храма до крыши 5 сажен, с крышей же, главой и крестом – 12; вышина колокольни до фонарика 12 сажен, с фонариком же и крестом – 18½. Как колокольня, так и сам?? двухэтажные; в храме верхний этаж в два света, отчего совне?? сматривает как бы трехэтажным. Нижний этаж храма, некогда служивши местом склада монастырского хлеба, в настоящее время служит кладовой церковных вещей или редко употребляемых, или совсем вышедших из употребления; в нем же устроены недавно печи для отопления собора, который прежде был холодным, а также просфорня. В верхнем этаже престол и собственно храм. Этаж этот, или лучше сказать храм, находящийся в этом этаже, состоит из следующих четырех отделений: алтаря, восточной части церкви, западной или, по древнему названию, трапезной, соединяющейся с первой арками, и паперти, находящейся уже под колокольней, и имеющей по обеим сторонам пристройки для ризницы с особыми ходами из трапезной. Вход в храм составляет особенная каменная пристройка с каменной же лестницей. Храм сей пятиглавый, с большой главой посредине и четырьмя малыми по бокам. Колокольня, помещающаяся, как мы сказали, над папертью храма, представляет собой прямой, тонкий, восьмигранный столб, заканчивавшийся сперва восьмигранным полукругом, потом кубическим фонарем, и наконец грушеобразной главкой с четвероконечным крестом. Крыша на соборе из простого железа, а купола и кресты на храме и на колокольне – из белой жести. Собор со всех сторон окружен высокими деревьями, из-за которых в летнее время только и видна издали часть колокольни.

Чудотворная икона св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Из внутренних украшений храма конечно первое священное украшение его есть издревле чтимая чудотворная икона св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Та ли самая эта икона, чудотворное явление которой послужило к основанию Череменецкого монастыря, или другая, и если другая, то откуда и когда она принесена в монастырь, – об этом не сохранилось никаких письменных свидетельств, равно как не сохранилось свидетельств и о чудотворениях, бывших от сей иконы.232 Самое древнее свидетельство, имеющееся о ней в монастыре, составляет надпись на ней, гласящая, что икона сия в 1707 году поновлена, но в чем состояло поновление, опять остается неизвестным. Св. апостол и евангелист Иоанн Богослов изображен на сей иконе старцем со склоненной к северу главой; лицо протяженное и несколько более натуральной величины, борода длиннее чем обыкновенно изображают ее наши иконописцы со своих подлинников. Св. апостол держит обеими руками небольшое, плотное евангелие с небольшим крестиком на окладе; ангел, приложившийся к левому уху старца, как бы нечто вещает ему. Орла нет, как и во всех древних иконах сего евангелиста. Изображение поясное, оканчивающееся у кисти левой руки. Cие изображение евангелиста окружают восемнадцать квадратиков с изображениями событий из жизни его. Тринадцать изображений из них взяты из Четьи-Минеи, и только три из Апокалипсиса. Стиль иконы древний, чисто византийский, писана о 224скимп иконописцами, что видно по русским надписям на ней, но по всей вероятности с какой либо византийской иконы. Mногие из квадратиков совершенно сгладились и закрашены масляной краской, и только по копии, ?? сделанной с них, можно узнать содержание их. Хорошо уцелело соб?? одно апостольское лицо, но и на нем видна продольная трещина от с?? ся трех досок, на которых написана эта икона. В 1867 году икона ??лена сзади железными полосами. Величина иконы, без квадратиков, 1 ?? и 6 вершков вышины, и ровно аршин ширины; с квадратиками же 2?? и 4½ вершка вышины и 1 аршин и 12 вершков ширины. Икона сия о?? в богатую сребропозлащенную ризу с стразовым венцом и украш?? риза сооружена в 1845 г. при строителе Варсонофии, а позолота на ней ??шения сделаны в 1858 г. при игумене Исихии – все это произведено н?? от доброхотных дателей. Стоит она в иконостасе рядом с местной иконой Спасителя. Окрестные жители издавна имеют великую веру в чудесную силу иконы, и поднимают её в разные времена для молебствий. С ?? икона ежегодно 1-го мая поднимается крестным ходом в г. Лугу, по ??данному в холеру тамошними жителями, и обносится кругом города ?? мам.

Иконостас и иконы

Других икон, замечательных по чудотворению, или по древно?? сем храме нет, но есть не мало икон богато украшенных; есть из?? ние хорошей живописи, самая странная живопись недурна, вообще же ?? ниями храм можно назвать богатым. Четырехярусный иконостас ??сделанный в половине прошлого столетия, в недавнее время, име?? 1867 году, весь обновлен и богато вызолочен. Местные иконы Cпac?? Божией Матери, следующие за ними, с одной стороны чудотворная ик?? апостола и евангелиста Иоанна Богослова, с другой Тихвинская Божия?? стоящие в первом ярусе, затем двенадцать небольших икон втор?? са с богато вызолоченными выступающими между ними кронштейнам?? в сребропозлащеных окладах и венцах и наконец венчающие иконос?? богатый фронтон и большое распятие с предстоящими – Пресв. Де?? pией и Иоанном Предтечей, все это представляет великолепный и ?? время древний строго-церковный вид, похожий на вид известного свое?? ностью Кирилло-Белозерского собора. Купол над иконостасом рос?? изображениями Пресвятой Троицы и четырех евангелистов, а у под?? ных столбов помещаются две большие иконы Словенской и Печерской Божией Матери в сребропозлащенных ризах.

Западная часть храма, или трапезная, как называют ее доселе?? в недавнее время, а именно в 1863 году, поновлена и вновь росписана ??в нижних простенках находятся восемь грудных изображений, о?? ных орнаментами, четырех евангелистов и четырех учеников Иоанна Богослова, именно Прохора, Евтиха, Игнатия и Поликарпа, по стенам с?? и южной. Над сими изображениями в верхних простенках пом??:

длинные в золоченых рамах иконы; Вознесения, Преображения, Богоявления, Благовещения, Успения, Несения креста, Аз есмь дверь и избавление от потопления святого апостола Петра. На восточной стене этой части храма над арками находятся иконы Господа Саваофа, Рождества Богородицы и Введение Её во храм, а под ними в простенках между арками два малые иконостаса с большими иконами в сребропозлащенных ризах Тихвинской Божией Матери и Святителя Николая. Весь западный простенок трапезы над входными дверями занят большой картиной страшного Суда.

В алтаре три большие иконы; Рождества Христова, Сретения и Моления о чаше.

Местный иконы Спасителя и Божией Матери, обе живописные, пожертвованы в 1845 г. С.-Петербургским купцом Лебедевым; образ Тихвинской Божией Матери и Святителя Николая чудотворца, обе иконного письма, пожертвованы в 1838 г. чиновником 5-го класса Моложаниновым. Образ Рождества Пресвятой Богородицы живописный, пожертвован в 1848 году гг. Буксеевыми; все перечисленные нами иконы, находящиеся в верхних простенках и в алтаре, также картина страшного суда, писаны в 1855 г. художником Чернышевым по заказу и на иждивение нынешнего игумена монастыря, тогда иеромонаха Авраама, и все они, за исключением Моления о чаше, писанной с картины Бруни, суть копии с итальянских произведений. Стенная живопись в куполе храма, произведенная в 1867 году, принадлежит тому же художнику Чернышеву, а находящаяся в трапезной и произведенная в 1863 г., принадлежит художнику Солонину. Позолотой риз на иконах в восточной части храма, произведенной в 1867 г., монастырь обязан усердию Нарвского почетного гражданина Павла Ивановича Орлова.

Исторические сведения о оборе

Впрочем собор обновлен в недавнее время не со стороны только внутренних его украшений, в нем также в недавнее время произведены и значительные перестройки, как внутри, так и снаружи.

Западная часть храма, или трапезная и паперть приведены в настоящий вид только в 1845 году, до того же времени они представляли совсем другое. В первой были хоры при восточной её стене над арками, ведущими в восточную часть храма, и на сих хорах был придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Придел сей был устроен в 1774 году, в 1825 году за ветхостью был перестроен усердием соседнего помещика Флора Неплюева, а в 1843 году, по неудобству его помещения, с разрешения епархиального начальства, уничтожен. В паперти также был придел во имя преподобного Онуфрия. О времени устроения сего придела известий не сохранилось, но известно, что он за ветхостью уничтожен в 1790 году; так как в 1790 году он был уже ветх до того, что его нужно было уничтожить, то можно полагать, что сей придел сооружен был гораздо ранее придела Рождества Пресвятой Богородицы. До сороковых годов настоящего столетия вход и входная лестница в собор были деревянные, настоящих пристроек для ризницы в колокольной части храма не было совсем, маленьких четырех главок во ??большой главы также не было; крыша на соборе была деревянная: и кам?? вход с каменной лестницей, и пристройки для ризницы в колокольн?? сти храма, и четыре небольших главки, вокруг большой главы собора. ??л зная крыша на нем , и из белой жести кровля на главах и крест?? все это окончено строением только в 1845 году, старанием строителя ?? стыря Варсонофия.233 При сем не можем не заметить, что эта новейш?? ределка храма, хотя придала ему не мало стройности и благолепия, но в ??с тем совсем почти лишила его древнего внешнего обличия, так что т?? глядя на собор совне, трудно поварить, что ему около четырехсот лет ??сейчас увидим. Впрочем самого древнего своего вида собор лишил ??раздо ранее последней переделки; он лишился его со времени пристрое?? нему так называемой трапезной и колокольни с папертью и входом. ??жаль, что мы не имеем никаких письменных свидетельств о том, ??именно и кем сделана означенная пристройка; несомненно впрочем, ч?? произведена не позже первой половины прошлого столетия, это достаточ?? но из того одного, что мы не много выше сказали о приделе препод?? Онуфрия: если устройство придела, бывшего в этой части храма, нужн?? сить к первой половине прошедшего столетия, то тем более пристрое?? мой этой части храма нельзя относить к позднейшему того времени. К?? же времени относить означенную пристройку и монастырское предание.?? трапезная, паперть и колокольня суть действительно позднейшие прис ?? к храму, а не современные его основанию, в этом, кроме монасты?? предания, достаточно удостоверяем и материал, из которого выстроен?? выя и сложен последний, и самая кладка тех и другого. Между тем ?? трапезная, паперть и колокольня сложены из кирпича, алтарь и вос?? часть храма от фундамента до самых сводов сложены из плиты и б?? ника; между тем, как в первых кладка совершенно правильная, в ?? них неправильность кладки доходить до того, что южная стена их: ??мер толще северной. Таким образом несомненно, что было время, ??собор монастырский состоял только из настоящего алтаря и настоящ?? точной части его, и был столпообразный, что также подтверждает мон?? ское предание. Что алтарь и восточная часть собора существует от глубокой древности, в этом несомненно убеждает и выше упомянутая неправ?? кладка их стен из плиты и булыжника, и архитектурное строение ?? и сводов в них, и наконец столпообразность формы собора до его пер?? ки: из такого материала и такой архитектуры строились храмы только в?? древние времена; из такого материала и весьма сходной архитектуры ??поле и сводах, а также и в плане алтаря выстроен напр. Старолад?? Георгиевский храм, как известно, всеми признаваемый за древнейший ?? образностью-же отличается большая часть древних новгородских це?? Но когда же именно собор выстроен? За отсутствием всяких письме?? свидетельств о времени его построения, на сей вопрос нужно, кажется ?? тить так: по всей вероятности собор монастыря своим основанием современен основанию самого монастыря, и нынешний собор (восточная его часть) есть та самая каменная церковь, о которой говорится в писцовых книгах Шелонские пятины 1581 – 1582 года: «А в нем (Череменецком монастыре) церьковь камена Иван Богослов.»234 Это мнение подтверждает между прочим и то обстоятельство, что каменная церковь Иоанна Богослова, о которой говорится в этом описании, также не имела при себе трапезной, как не имел её и собор до восемнадцатого столетия, что видно из того, что в помянутых писцовых книгах трапезные и келарские, если они есть при церквах, обыкновенно обозначаются, как они и обозначены в том же описании Череменецкого монастыря в описании другой его церкви деревянной Рождества Пресвятой Богородицы; в известии же о каменной о них не говорится. Но в конце шестнадцатого века описываемый нами собор, по всей вероятности не был еще собором, а был простой церковью, – это видно из того, что в помянутых писцовых книгах, при описании церквей, церкви соборные также обыкновенно прямо называются соборными, а не просто церквами, а церковь Иоанна Богослова собором не названа.

Малая церковь Преображения Господня

Oписание церкви

Церковь Преображения Господня, стоящая, как мы упомянули выше, на северо-западе от собора, в саженном от него расстоянии, называется малой по сравнительной её величине с собором. Она имеет в окружности 29 сажен, высоты – от фундамента до креста включительно 9 сажен, от фундамента до ската крыши всего 1 сажень и 2 аршина, а внутри от пола до сводов 2 сажени. Церковь эта каменная, с деревянной крышей, теплая; архитектуры самой простой, но старинной, с восьмиугольным куполом; свод самой церкви в 1858 г. расписан изображениями коронования Божией Матери с предстоящими семью небесными чинами, а алтаря – изображением Господа Саваофа с преклоненными перед Ним ангелами. Знатоки живописи с похвалой отзываются о первом изображении, как за искусство его сочинения, так и за тщательность отделки: работы они вышеупомянутого нами художника Чернышева. Кроме этого церковь Преображения Господня не имеет в себе ничего более или менее достопримечательного.

Исторические сведения о церкви

Из надписи на кресте, изображенном на бумаге и хранящемся в сей церкви, видно, что церковь Преображения Господня сооружена усердием дворянина Емельяна Васильевича Курицина, и освящена 1707 года июня в 12 день. Судя потому, что сей церкви уже около двухсот лет, можно полагать, что она не раз была поправляема и возобновляема, но в монастыре не сохранилось о том никаких памятников. Значительная перестройка предпринята в ней в настоящее время игуменом монастыря Авраам248 Стены её поднимаются на 2½ аршина, при входе с западной стороны устрояется удобное помещение для ризницы, крыша делается железная, к?? на главу изготовляется вызолоченный.

Мы выше упомянули, что в Череменецком монастыре еще в ?? шестнадцатого века, кроме каменной церкви Иоанна Богослова, была и ??винная Рождества Пресвятой Богородицы с трапезной и келарской. Когд?? деревянная Рождественская церковь была выстроена и до какого времен?? стояла, о том не сохранилось никаких свидетельства Но, по-видимому ??что не мешает сделать следующее предположение: не стояла ли Рождественская деревянная церковь до 1707 года, когда на место её была выстроена настоящая каменная церковь Преображения Господня? Не в это ли время с?? шена была пристройка к собору трапезной, паперти и колокольни, вза?? трапезной и келарской, уничтоженных в деревянном храме? Наконе?? в это ли время впервые был сооружен на хорах в трапезной пр?? Рождества Богородицы, за уничтожением сего престола в деревянной це?? а вышеупомянутый нами придел Рождества Богородицы, устроенный ?? рах в 1774 году, не был ли только возобновлением прежде бывшего?

Кладбище

Из имеющейся в монастыре, помянутой нами выше копии с чел?? пой патриарху Иоакиму дворян и детей боярских, соседних Череменецкому монастырю, видно, что дворяне и дети боярские, соседние сему монас?? исстари любили хорониться на Череменецком кладбище. Челобитная ??нается так: «Великому Господину Святейшему Иоакиму Патриарху Московскому и всея Poccии бьют челом холопы великих Государей дворяне и дети боярские, вкладчики и невкладчики, которые живут поблизку Иоанна ?? слова Череменецкого монастыря и у которых положены родители в ?? монастырь…» Подписана челобитная Елагиными, Бартмазиными, Не?? выми, Назимовым, Базаниным, Музаревым, 3елениным, Горихвосто?? Польбухиным, Боровским, Ададуровым и Малечкиным. Вот, стало ??те древние фамилии дворян, которые хоронились на сем кладбище. Но ??хранившихся до сего времени памятниках на кладбище из означенных??: милий находится только фамилия Базаниных; памятники остальных ф?? следовательно уничтожены временем. В настоящее время на церковной площадке находятся памятники следующих дворян: с северной стороны ??расховых, Сукиных, графов Девьер, Безобразовых и Хохловых ??южной – Базаниных, Ренни, Полетика и в склепе на скате горы – Ка??шевых, с восточной – Самариных. Настоятельские могилы находятся ??на церковной площадке, но за неимением на них памятников, их?? трудно отыскать; найденный же в недавнее время обозначены крестами ??ними поставленными. Где было издревле кладбище для монастырской б?? где похоронены братия, убиенные в Литовское нашествие, где место упокоения схимников, подвизавшихся в сем монастыре (которых, как видно из старинного синодика сего монастыря, было здесь много), – все это покрыто мраком неизвестности. Нынешнее небольшое братское кладбище расположено на югозападной окраине церковного холма, и обозначено четырьмя, недавно поставленными, крестами с надписями. Тут же решеткой отгорожено место для фамилии генерала Глинки.

Монастырские строения

Кроме церквей и кладбища, помещающихся на самом церковном холме, на монастырском островке, вокруг церковного холма, по низу, расположены еще следующие строения: братские келлии трапезной, гостиница для посетителей и часть самых необходимых хозяйственных построек, который большей своей частью находятся на другом острове. Все эти строения обнесены вокруг оградой.

Братские келлии

Настоятельские и братские келлии, вместе с трапезной, помещаются в девяти небольших отдельных корпусах, или домиках. Из них один только, недавно выстроенный, каменный, остальные все деревянные. Три корпуса имеют по два этажа, из которых в двух, нижние этажи каменные, а остальные все корпуса одноэтажные. Келлии довольно удобны; строились и поправлялись они в разное время, и при разных настоятелях; особенно много значительных поправок в них сделано в недавнее время при настоятелях Антонии и Авраамии. Старанием первого, на пожертвования и его личные и других доброхотных дателей через него, выстроен и вышеупомянутый каменный корпус для братии. Между 1824 и 1830 годами значительные перестройки и поправки в келлиях сделаны были игуменом Петром на деньги, пожертвованные графиней Орловой-Чесменской.

Гостинница

Гостинница, недавно выстроенная из булыжного камня с кирпичной внутри выкладкой, поставлена на месте деревянной, сгоревшей в 1866 году. Это здание красивое и просторное, с девятью окнами по лицу, с подвальным этажем и мезонином в три окна. Покрыта железом. Построением её монастырь также обязан игумену Антонию, и построение её также произведено было на пожертвования от доброхотных дателей, в числе которых 1000 руб. значится от почетного гражданина П. И. Орлова.

От гостинницы на церковный холм идет прекрасная лестница из плиты с чугунной решеткой между кирпичными столбиками, с тремя площадками на пути и с богато разросшимися деревьями по сторонам. Лестница эта устроена в 1841 году, при строителе Варсонофии.

Хозяйственные строения

Из хозяйственных строений на монастырском собственно островке находятся только недавно выстроенный из булыжника с кирпичной выкладки внутри и крытый толем амбар для хранения хлеба и овощей, конюшня экипажным сараем такой же постройки, деревянная на каменном фундаменте баня, и наконец, погреб, врытый в горе, с кирпичным выступом. Bсе остальные постройки находятся на другом ocтрове и состоят из нового каменного скотного двора с конюшнями, погребами и другими подобными помещениями, и из нового каменного же дома, подле скотного двора для монастырских рабочих. И эти все хозяйственные постройки произведены на сборы от доброхотных дателей и возведены старанием частью игумена Антония (на монастырском, собственно, ocтрове), частью настоящего игумена Авраамия (на другом ocтрове).

Ограда

Bсе строения, находящиеся на монастырском острове, обнесены оградой из булыжного камня в 4 аршина высоты и 250 сажен в окружности. Большая часть строений врезывается в самую ограду, пересекая её таким образом собой почти отовсюду. Настоящая каменная ограда выстроена между 1850–1853 гг., при строителе Иакинфе, в 1866 г. при игумене Антонии она добавлена на 22½ сажени. Прежде же ограда была деревянная, в заб?? была она и триста лет тому назад, как видно из писцовых книг Шелонской пятины.235

Монастырские угодья

Монастырские угодья находятся частью при самом монастыре на острове, где помещается скотный двор и главные хозяйственные постройки, частью, на большем или меньшем расстоянии от монастыря, за озером. При монастыре имеется до 50 десятин пахотной земли, до 75 сенокосной с мелким дровным лесом и кустарником, и до двух десятин под конопляниками. Всей же земли при монастыре, со включением занятой постройками, дорогами и половины безрыбного озерка, находящегося посреди болота между вторым островом и берегом, до 153 десятин. Вся земля, находящаяся при самом монастыре обрабатывается обыкновенно самим же монастырем, для чего монастырь имеет у себя постоянных наемных рабочих от 20–30 человек, своих рабочих лошадей также от 20–30 и рогатого скота от 30-ти штук.

Кроме того монастыря принадлежат пустоши: а) в Лугском уезде Щегоща нижняя, в пяти верстах от монастыря – 44 десятины, 828 квадратных сажен, и в том же уезде в тридцати верстах от монастыря Седельце, Ластица и Змейка, в трех местах по реке Луге, всего 3½ десятины б) в Новгородском уезде – Загорье – в тридцати верстах от монастыря, – 15 десятин. Bсе эти пустоши принадлежат монастырю,236 и все они обыкновенно отдаются в аренду соседним крестьянам. В 1845 г. пожертвован монастырю лесной участок в 102 десятины, 1002 квадратных сажени из Долговской казенной рощи. Рыбной ловлей монастырь пользуется в Череменецком озере, воды которого, прилегающие к монастырской земле, до половины своей ширины принадлежат монастырю.

В давние времена монастырь владел еще пустошами по р. Луге: Старой Лугой и Чернечиной или Журавовшиной, и эти пустоши также исстари принадлежали монастырю, но они, за неимением на них владельческих актов монастырем, отрезаны от него еще в конце семнадцатого века. До пятидесятых годов настоящего столетия, неизвестно, впрочем, с которого времени, монастырю принадлежали также пустоши: Чичева и Глазова в Лугском уезде в 22 верстах от г. Луги; эти пустоши отведены от монастыря в вышеупомянутых годах к крестьянам Ораниенбаумского дворцового ведомства по суду, по которому монастырь в вознаграждение за них получил из Ораниенбаумской дворцовой конторы 1000 р. единовременно. Рыбные ловли у монастыря прежде были по р. Нарове близь г. Нарвы, эти ловли отошли от монастыря лет 40 тому назад к министерству государственных имуществ которое устроило на них водяную мельницу, а монастырю положило за них вознаграждение в 144 р. в год, каковое вознаграждение он получает и поныне из государственного казначейства.237

Братство монастыря

Братство монастыря в настоящее время состоит из настоятеля – игумена, другого игумена, живущего в монастыре на покое, 6 иеромонахов, одного священника, 4 иеродиаконов, 2 монахов и 13 послушников. Кроме того проживающих для богомолья и приготовляющихся к монашеству – 22 человека. Впрочем, число братии так увеличилось только в самое последнее время при настоящем игумене Аврааме; прежде братии было гораздо меньше, – бывало, как мы заметили выше, менее даже 10 человек. В увеличении числа братии монастырь руководствовался почти исключительно состраданием к бедственному положению многих детей духовного звания, не имеющих где главу преклонить. По штату же 1764 года в монастыре положено братии: семь человек монашествующих и семь послушников.

Средства к содержанию монастыря

До введения штатов, Череменецкий монастырь владел крестьянами. В конце шестнадцатого века мы видим, что он владел двумя населенными деревнями, хотя не знаем, как велико было население сих деревень. Во второй половине восемнадцатого века, при отобрании от монастырей крестьян в казну, за Череменецким монастырем числилось их 170 душ. Из старинного монастырского синодика видно, что монастырские крестьяне в то время находились в следующих деревнях: Большом Наволоке, Малом Наволоке и в Госткине. При введении монастырских штатов в 1764 г., Череменецкий монастырь оставлен за штатом, на своем содержании. С этого времени до настоящего, монастырь содержится во-первых от угодий принадлежащих ему, с хозяйством на них, во-вторых от получаемого им от государственного казначейства вознаграждения в количестве 144 р. в год, за отошедшие от него к министерству государственных имуществ рыбной ловли по р. Наров, в-третьих от приношений богомольцев, посещающих монастырь, и в-четвертых от процентов с капитала, образовавшегося частью от ежегодных сбережений, частью от более или менее значительных вкладов, поступавших в него от разных лиц, чтивших монастырь. Череменецкий монастырь, в числе многих других монастырей, не может не упомянуть имени графини А. А. Орловой-Чесменской, сделавши в него вклад в 5715 рублей серебром. Всего же капитала, находящегося кредитных учреждениях, в настоящее время в распоряжении монастыря 25077 руб. 64 коп. С конца прошлого столетия, по повелению в Бозе почившего императора Павла I, Череменецкий монастырь, в числе прочих заштатных монастырей, получал от казны ежегодную милостынную дачу в 300 рублей ассигнациями, но дача эта с 1868 года прекращена.

Преемственное управление монастырем

Мы уже имели случай выше упомянуть, что Череменецким монастырем издревле управляли попеременно то строители, то игумены, чаще же строители. От шестнадцатого века мы имеем свидетельство только об одном настоятеле монастыря, – том самом, который в Литовское нашествие был или убит, или взят в плен; но имя его неизвестно, равно неизвестно и то, строитель он был, или игумен. Затем наши сведения о настоятелях начинаются со второй половины семнадцатого века. В пятидесятых годах семнадцатого века настоятелем был строитель Никодим; в 1664 году – строители Вонифатий и Нифонт, в 1665 г. – строитель Евфросин, между 1682 и 1689 г. – игумен Иосиф, в 1697 г. – строитель Герман, в 1701 – игумен Игнатий; с 1701– го по 1764 год сведений о настоятелях не имеется; в 1764 г. настоятелем был игумен Иероним, выбывший в сем году игуменом же в Иверский монастырь, в 1764 – 1778 г. по день смерти – игумен Иоиль, в 1791 году строитель Иона I-й, в 1792 – 1795 – строитель Авраамий. С 1796 – по 1821 г., по день смерти своей, настоятелем был строитель Мамонт; после Мамонта до мая 1822 года настоятелем был строитель Герман; с мая 1822 г. по сентябрь того же года монастырь, не имея настоятеля, управлялся старшей братией. В сентябре 1822 года строителем монастыря определен иеромонах Иона II, который, за допущенные им в монастыре беспорядки, в 1824 г. епархиальным начальством от должности был уволен и отослан в Коневский монастырь в число братии; на место Ионы в июне 1824 г. строителем определен иеромонах Петр, в марте 1830 г. выбывший игуменом в Коневский монастырь; в мае 1830 г. строителем определен Валаамский иеромонах Геннадий, выбывший из монастыря в Псковскую епархию, из-за болезни в апреле 1837 года; в том же апреле строителем назначен эконом Сергиевской пустыни иеромонах Серафим, управлявший монастырем до смерти своей, последовавшей в августе 1840 г.; сентября 10-го сего года строителем определен Александро-Невской лавры иеромонах Варсонофий, в сентябре 1849 года выбывший игуменом в Троицкий Зеленецкий монастырь; на место его в том же 1849 году назначен строителем монастыря казначей Зелепецкого монастыря иеромонах Иакинф, в мае 1853 года из-за болезни перемещенный в число братства Сергиевской пустыни; после Иакинфа в июне 1853 года игуменом монастыря поставлен наместник Сергиевской пустыни иеромонах Исихий, уволенный за болезнью в число братства Зеленецкого монастыря в 1861 году; после Исихия в мае 1862 года игуменом монастыря определен настоятель Введенского Островского монастыря иеромонах Антоний, в январе 1868 года за болезнью уволенный от настоятельской должности и живущий доселе на покое в Черенецком монастыре в январе 1868 года управление монастырем поручено было казначею оного иepoмонаху Аврааму, который в августе 1869 года введен в сан игумена сего монастыря, и настоятельствует доселе.238

Кроме сего из старинного синодика, имеющегося при монастыре, известны имена следующих настоятелей монастыря: игумена Евфимия, игумена Саватия, и строителя Никона; но когда они настоятельствовали, неизвестно, по всей вероятности между годами 1701 и 1753.

Кто из настоятелей более других потрудился для монастыря, и принес ему больше пользы, об этом в монастырском архиве сохранилось слишком мало свидетельств. Все настоятели монастыря, бывшие до настоящего столетия, известны нам почти только что по именам. В настоящем же столетии, сколько можно видеть из дел монастыря, более других потрудились для монастыря и принесли ему пользы строитель Петр, строитель Варсонофий, игумен Антоний и настоящий игумен Авраамий: их трудами и усердием сделаны весьма значительные обновления и пристроения в монастыре.239

Библия и синодик, зaмечaтeльные по древности

В монастырской библиотеке имеется библия Острожского издания 158?. О месте и времени издания сей библии ясно говорится и в начале, и в конце сей книги. Заглавный лист гравирован в виде врат, с двумя колоннами довольно грубо; в середине сего листа заглавие; на обратной его стороне герб князя Константина и силлабические вирши, объясняющая эмблему герба; затем следует благодарственное Господу Богу воззвание сего князя, оканчиваюшееся также виршами, и предисловие к книге, составленное неким Герасимом Даниловичем, называющим себя многогрешным. Библия сия включает в себя только новый завет, напечатанный в два столбца довольно мелкой печатью; формат её 7 вершков длины и 4½ ширины.

Древний синодик, имеющийся в монастыре, как видно из надписи сделанной на нем по листам, куплен в Москве и пожертвован в монастырь 1759 года июля 1-го дня служителем господина Исааковича-Неплюева из села его Наволока, Даниилом Памфиловым. Синодик сей состоит из двух, почти равных, частей; в первой помещаются предисловие с уве?? шем поминать усопших, и тридцать три гравюры, изображающие раз?? виды смерти, погребение умерших, состояние душ по смерти, поминовение усопших и т. под., все эти гравюры с приличествующими им подпис?? по большей части в виршах; в другой же части вписаны самые из усопших для поминовения в монастыре.

Крестный ход

Во дни памяти св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, 8-го мая и 26-го сентября совершается кругом монастыря крестный ход, установленный издавна. Стечение молящихся при благоприятной погоде бывает многочисленное; многие приходят издалека и остаются ночевать в обители. Монастырь по возможности предлагаем всем пищу и ночлег.

Часовня Череменецкого монастыря в С.-Петербурге

Череменецкий монастырь в настоящее время имеет в С-Петербурге принадлежащую ему часовню с подворьем. Часовня эта находится в Моховой улице, не в дальнем расстоянии от приходских церквей Симеоновской и Пантелеймоновской, а также и от Преображенского собора. Часовня – малая, все пространство, занимаемое ей, составляет площадь в 12 квадратных саженей, протяжение же её по Моховой улице равняется 3-м саженям и одному аршину. Вышина часовни до креста 5½ саженей, а с крестом 6 сажень и 1 аршин. Находясь между двумя большими домами – Англярес с одной стороны и Мальцова с другой, она ими как бы стиснута. Но при всем том часовня имеет хороший вид и со вне. Часовня эта каменная, покрыта листовым железом, готической архитектуры. Вход в часовню с Моховой улицы – и вход прекрасный. Внутренний отделку часовни можно назвать изящной. Прямо против входных дверей в двухсаженном от них расстоянии, во всю ширину часовни, разделяемую стоящими посреди её двумя кирпичными оштукатуренными столбами, на три равные части, устроен иконостас. Столбы и между собой, и с стенами часовни вверху соединяются арками, и образуют таким образом три пролета. В среднем пролете на полу часовни поставлен обтесанный дикий серый камень, более аршина в высоту, и на сем камне водружен высокий деревянный крест с прикрепленным к нему обрезным изображением, написанным на дереве же, распятия Спасителя. Крест по краям обложен позлащенной деревянной резьбой. По сторонам креста на том же камне утверждены обрезные же изображения на дереве предстоящих у креста, Божией Матери и св. евангелиста Иоанна Богослова. По правую сторону креста на правом столбе – писанный на холсте и наклеенный на штукатурку образ св. Благоверного князя Александра Невского. За ним в пролете между столбом и стеной образ св. Николая Чудотворца, писанный на холсте, наклеенном на доску. По левую сторону креста, на левом столбе – писанная на холсте и наклеенная на штукатурку икона св. Марии Магдалины. За ней, в пролете между столбом и стеной, дверь, ведущая в жилые помещения часовни, а на двери изображение св. Алексея митрополита московского. На правой стене от входа помещается богатая киота с образом св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Образ этот – точнейшая копия с чудотворной иконы сего святого,

находящейся в монастыре, совершенно одинакового и размера с последней. Риза и венец на образе сребропозлащенные. Образ сей пожертвован в 1865 году высокопреосвященным митрополитом Исидором в архипасторское благословение вновь устроившейся часовне. Риза же на образе пожертвована купцом Шаповым. На левой стене от входа находится богатая киота с образом Тихвинской Божией Матери, также в сребропозлащенной ризе с таким же венцом.

За иконостасом часовни помещаются шкафы для ризницы и для книг.

В том же часовенном здании устроено подворье, или жилище для служащих при часовне монахов и послушников, а также и на случай приезда в город настоятеля Череменецкого монастыря, или кого либо из братии. Подворье это сделано в три этажа, которые соединяются между собой винтообразной чугунной лестницей. В нижнем этаже на всем пространстве здания помещаются кухня и две печи для нагревания часовни. В среднем – имеют помещение послушники, служащее при часовне, а в верхнем – смотритель часовни – иеромонах, а также и настоятель монастыря во время приезда в город. Само собой понятно, что все эти помещения ве??тесны.

Часовня эта, начатая постройкой в конце 1863 года, окончена в 1864 году, освящена января 3 дня 1865 года. Выстроена она всецело на средства от доброхотных дателей, так что от монастыря не употреблено на неё ни одной копейки. Постройка её по отчету стоила 8363 рубля 4 копейки. Место для часовни пожертвовано царскосельским купцом Тимофеем Осиповичем Турановым, имеющим рядом с часовней большой каменный дом. В строении часовни особенные труды понес иеромонах Авраамий – настоятель и игумен монастыря, бывший сборщиком в то время.

* * *

93

Новгородский летописец считает временем основания этой крепости 1116 год. Этим же годом он пишет: «томже лет: Павел посадник Ладожский заложил Ладогу в камин». Но большинство древних свидетельств и устное предание, искони живущее в Ладоге и называющие крепость то Рюриковой, то Олеговой, побуждают относить основание ко временам первых русских князей. Истор. Кар. изд. 1842 г. т. 1, 139; прим. 278, 33?? III. II. 14. 98, 177. 182. прим. 238. т. Ill прим. 244.

94

Полн. Собор. лет. изд. 1841 г. т. III стр. 11.

95

Ист. Кар, т. III прим. 244.

96

Первая половина этой книги издана Археографической Коммисией и составила «III том новгородских писцовых книг»; а вторая половина отпечатана г. Беляевым «Временник Московского общества истории и древностей Российских» № 11 и 12.

97

(В Ладоге) «на nocaде... а) на церковных местах Богородицкие поземщики... в Богородицком конце... позему дают попам 16 денег... двор попа Ульян Богородской. б) Спасские поземщики, в Спасском конце... позему попу дает 6 денег... поп Офонасей Спасской... в) Воскресенские поземщики... в Семеновском конце... позему дает попу (Воскресенскому) 2 деньги... во «воскресенью» г) к Семену святому... Семеновский конец... двор попа Микулы Семеновской, д) по горе к Семену святому и ко воскресенью и до Петра святого, е) В климецком конце... У Климента святого двор наместничен... (Смотр. Новг. писц. кн. изд. Археогр. Коммис. т. III пер. обр. кн. Вотской пятины 1-я пол. стр. 957–960). ж) Во 2-ой пол. той же книги, (Врем. Общ. Ист. и др. Росс. № 11 и 12 отд. мат. и отдельное издание) читаем на стр. 35: «Климента святого» из Ладоги дерев. Щелега... стр. 39: «Рождества Христова из Ладоги с посада, деревня Бышова...», стр. 463: «Семеона святого из Ладоги... деревни. – Климентовская деревня находилась в Городенском погосте; Христорождественская – в Ильинском; Семеоновская деревня – к Ярвосольском погосте.

98

Об указанных нами 6-и Ладожских монастырях упоминается на 957–960 ст. 1 половины книги Вотской пятины, и на стр. 3, 29, 34, 35. 39, 54, 55, 84, 85 и 463. 2-ой половины книги. В первой половине говорится о Рождественской и Семеновской церквах, имеющих своих попов. а во второй – деревня, принадлежавшая Рождественской церкви, и деревня, принадлежавшая Семеновской церкви, именуются монастырскими, и говорится, что доход с них идет монастырю. Самое вероятное объяснение этого кажущегося противоречия – то, что во время старого письма, прежней переписи, были Рождественский и Семеновский монастыри. а новая перепись уже застала их приходскими церквами.

99

Ист. Росс, госуд. Карамзина т. IV гп. 1, годы 1240 – 1241 изд. 1842 г.

100

Ист. Карам, т. III. прим. 244.

101

Быть может, уже существовал в это время «Егорьевский» монастырь в Олеговой крепости или как о нем говорится в «Переписной оброчной книге Вотской пятины 1500 года». «Егорьевский монастырь из Ладога, из-за стены» (писц. Нов. книг изд. Археогр. Коммисии т. III стр. 958). Но и это обстоятельство немало не ослабит достоверности предания об основании Николаевского монастыря в первой половине XIII-го века. В древности наши предки любили строить монастыри, и в каждом почти городе их было по нисколько.

102

В течение 98 лет, прошедших с 1616 по 1714 год сменялось только 13 настоятелей, между тем как в последние 59 лет (с 1811 – 1870) сменилось 10 и управляет 11-й настоятель.

103

Новг. писч. книга. т. III стр. 958 – 960.

104

2-я пол. переп. обр. кн. Вот. пят. Врем. Моск. Общ. Ист. и древн. Росс. № 11, 35, 39 – 41, 54, 86.

105

Истор. Карамз. изд. 1842 г. т. IV стр. 108 я прим. 218.

106

Ист. Карамз. т. IV стр. 145.

107

Новг. писц. кн. т. III стр. 958.

108

В Городенском Пречистенском погосте у него находилась, общая с другими владельцами, деревня Казикина. В Ильинском погосте у него была, общая с Христорождественским ладожским монастырем, деревня Мирославль. В том же погосте у него была волостка, в состав которой входили дереви: 1) Мельницыно, Теплуткино на реке Заклюке; 2) деревня на Заклюке; 3) Витоишино; 4) Умостища; 5) деревня на Помчищах; 6) деревня в Острову Горка, Теплушкино; 7) деревня под рябиной; 8) деревня Громов; 9) Извоз; 10) Горка; 11) Колоново; 12) деревня у Илии Святом на погосте; 13) деревня Бронница: 14) Славятино; 15) Калиткин». В Песоцком Федоровского погоста находились: Монастырская деревня Кн. остров и деревня на Песках. В Егорьевском Теребужском погосте монастырю принадлежала деревня Горгола и Никольская половина в монастыре в Силасари. В этих 20 деревнях находилось 28 дворов, и жило 48 человек земледельцев и 3 поземщика, занимавшихся рыбной ловлей. По пространству своему эти земли равнялись 30 обжам или сохам. На них высевалось 140 коробьев ржи; накашивалось 780 копен сена; крестьяне держали скот, в зависящим, вероятно, от их произвола количестве потому оно не определяется оброчной книгой. Почти такими же средствами владел монастырь в Обонежской пятине. Монастырь получал со своих земель оброк, частью натурой. частью деньгами. Главную оброчную статью составлял хлеб, которого монастырь получал третью часть; остальные доходы – мелкие были незначительны.

109

Переп. кв. Обонежской пятины 7091 г. (1582 – 1583) листы 162 –166; 170 и 171.

110

В Николаевском монастыре поселились те из валаамских иноков, которые последовали примеру многих из своих собратьев, расселившихся по разным обителям новгородским и псковским, а решились жить вместе в одной обители. Но в Ладоге их постигло новое бедствие. Шведы, овладев Ладогой, многих из валаамских старцев убили (Валаам, мон. изд. 1864 г. стр. 50).

111

В истории Poccийской иepapxии (часть III Валаам. монаст. издан. 1811 года стр.?? говорятся, что будто бы в 1611-м году явились в Николаевский монастырь не только валаамские, но и коневские монахи, и перенесли в этот монастырь все свои святыни и мощи ??стыннопачальинков своих. Отсюда мощи святых Серия и Германа, равно как п??монастырские святыни, по свидетельству составителя этой истории, будто бы перенесены на Валаам уже после 1717 года, когда началось воссоздание Валаамской обители. В память этого будто бы последнего события учреждено и празднование перенесения мощей 11-го сент. Но, по новейшим исследованиям, в 1611-м году ковевские иноки вовсе не переселялись в Николаевский монастырь с мощами преп. Apceния коневского. Также и мощи св. Ceprия и Германа валаамских вовсе не были переносимы в это время с Валаама, а оставались там и почивали под спудом. Что же касается валаамского празднества 11-го сентября; то в этот день воспоминается перенесение мощей валаамских святых, совершившееся не в XVIII, а в XII веке (в 1179 или 1180 году) и не из Ладоги на Валаам, а из Новгорода, куда в ожидании нападения на Валаам шведов, действительно и случившагося в 1164 году, валаамские монахи перенесли мощи в 1163 году. Свидетельство же истории Российской Иерархии о том, что эти мощи целое столетие почивали в Ладоге, неверно. (Вал. мон. изд. 1864 г. стр. 2?? 48 – 53).

112

Ист. Росс. Иер. ч. V Ладож. Никол, мон. изд. 1813 г. стр. 51.

113

Валаам, мон. изд. 1864 г. стр. 51.

114

Из рукописного летописца Зеленецкого монастыря.

115

Из рукописного летописца Троицкого Зеленецкого монастыря.

116

Из этих деревень в настоящее время находятся: 1) Извоз, Подребенье, Кикино, Симанково, Заполька – в Ильинском приходе; 2) Черневщина – в Песоцком приходе; 3) Монастырка – в Веготском и 4) Горгола – в Теребужском.

117

В бумагах монастырских видео, что 23 марта 1762 г. отправлены в Александро-Невский монастырь из Николаевского: 6 воздухов с покровцами, 20 риз, 2 подрязника, 6 поясов, 4 пары поручей, 13 эпитрахилей, 16 стихарей и 7 орарей.

118

Из бумаг видно, что в Александровский монастырь высылались: ржаная мука, капуста, яйца, нетели, холмогорские коровы, быки, лошади, свиньи (усмотренные подъэкономом Невского монастыря в приезд его в Никольский), сено и проч. Из нескольких требований рыбы, выпишем для любопытства одно из них принятое 9 августа 1744 года: реэстр живой рыбы, требующейся для Александроневского монастыря осетр 1, в 3 или в 2 аршина, стерлядь 1, костериков 3, окуней групных 200, плотвы, больших и средних судаков 30, щук аршинных 20, средних в ¾ аршина 25, сигов, язей больших в средних 100, лещей больших 20, средних 20, угрей 20, сыртей 60, xазов 100, всего 920 рыб.

119

Архив С.-Петерб. Дух. консистории дела №10195 и 10729.

120

Смотр, указ С.-Петербургской духовной Консистории на имя Зеленецкого ??дрита Израиля, 5 апреля, 1805 г., № 818, в бумагах монастырского архива.

121

В бумагах монастырского архива смотр, копию с указа Св. Синода на имя Преосвященного Амвросия, Митрополита Новгородского и С.-Петербургского, 20 марта 1811 г., за № 995. Означенный оклад в милостыню получался из местного новоладожского уездного казначейства до 1868 года, а с сего времени, согласно Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета 27 декабря 1867 года, выдача милостивой суммы совершенно прекращена.

122

Пер. окл. кн. Вот. пят. 1500 г. 2 пол. Времен. №№11 и 12 стр. 29, 30, 31, 32??

123

Пер. кн. Обонежской пят. 1582 г. листы 177–182; 206–208; 248–251; 356–359.

124

Истор. Росс. иep. ч. IV, изд. 1812 г. стр. 314 – 315.

125

Там же стр. 166.

126

Там же стр. 314.

127

Там же стр. 314 в 315.

128

Архив С.-Петербургской Д. Консистории дело № 5657 и 5728.

129

Дела С.-Петербургской Д. Консистории 5728 и 5982.

130

Архив С.-Петербургской Д. Консистории, дело № 5983.

131

Указ св. Синода на имя пр. Амвросия 20 марта 1811 г., № 995.

132

Дело об исправлении Иоанно-Предт. церкви при Старол. монастыре, начавшееся 24 сент. 1870 г.

133

Митрополитом новгородским с 1664 –1672 г. был Питирим.

134

Подлинные аптиминсы хранятся в ризнице Александроневской лавры.

135

Смотри о сем в истории Николаевскаго монастыря.

136

Смотр. рукоп. летописец Троицкого Зеленецкого монастыря.

137

Об этом говорит надпись в иконостасе под иконой святителя Николая, приводится вполне к при описании сей иконы ниже.

138

Храмовой образ святителя Николая и образ св. Иоанна Златоустого, в числе немногих, суть останки местных икон древняго главного иконостаса. находившегося в староладожском Николаевском монастыре.

139

Из прежнего иконостаса.

140

Эти царские врата – старинные. Архангел Гавриил изображен с ветвью в руке, поднимающимся на ступеньки, а Божия Матерь, в росту молящейся; вокруг их в перспективе здания; ниже – Евангелисты, на одной половине вверху св. Иоанн Богослов, у которого ученик его св. Прохор пишет Евангелие, внизу св. Лука, у которого на разогнутой хартии читаем: «понеже убо мнози начаша»; на другой половине вверху, св. Матфей, у коего на хартии написано: «книга родства Иисуса Христа сына Давидова сына Авраамова»; внизу – св. Марк, а на хартии слова: «зачало Евангелия Иисуса Христова сына». У евангелстов четыре символические животные в облаках с венцами, крыльями и книгами: над Иоанном Богословом орел, над ?? Ангел, над Лукой телец, над Марком лев. Три евангелиста представлены сидя на скамьях в комнатах, а четвертый Иоанн Богослов на земле, на открытом воздухе, на всех иконах фон зеленый, а края с выемками.

141

Этот образ находился в монастырской кладовой в числе ветхих икон; по появлении во сне одному больному путиловцу был найден и поставлен внизу соборной церкви. В последствии времени в честь иконы устроен придел, а в 1841 году усердием путиловского жителя Ивана Тарасова сделана серебряная риза на икону.

142

В прежнем описании монастыря говорится, что будто бы через эти врата в 16?? внесены в Николаевскую обитель св. мощи преподобных Сергия и Германа валаамских чудотворцев поселившимися в Николаевском монастыре иноками Валаамской обители после раззорения оной шведами, и что по этому воспоминанию эти ворота драгоценны. Это утверждение о пребывании св. мощей валаамских угодников в Николаевском монастыре, как мы видим, не верно. В Николаевский монастырь они в 1611 году вносимы не были; а были сокрыты веками в земле на Валаамe.

143

Буква м – означает «мощи»; а буквы мч. – означает «мученик», они начертаны в кружках.

144

Эта книга бывшим Архим. монастыря Аполлосом, по предложению г. Львова, по ?? была в Синодальный Архив.

145

«Пречистые монастыря из Ладоги деревня Кирина...» «Деревни Пречистые монастыря из Ладоги». (2 полов, переп. окл. кн. Вотской пят. 1499 – 1500 г. Времен. №№ 11 и 12 отд. отт. стр. 34 и 84; Неволина Новгор. писц. кн. прил. VI стр. 145).

146

В отличие, например, от «Пречистые монастыря из Орешка с Лопской стороны» (там же стр. 85).

147

Hoвг. писц. кн. изд. Археогр. Комм. т. Ш, 1-я пол. пер. оброч. кн. Вотской пят. с??

148

2-я пол. той же кн. 1500 г. Времен. № № 11 и 12 (отд. отт.) стр. 34, 35, 55. 84,??

149

Сказка игум. Сусанны 1737 года в мон. архиве.

150

История Росс, иepapx. ч. III, изд. 1811 г. стр. 746 в 749.

151

В 1865 года явилась попытка определить начало монастыря с точностью и в древность его во второй половине ХII-го века. Составитель изданного в этом году, ??ной брошюрой, «Историко-статистического описания третьеклассного Староладожского ??ского женского монастыря» относить основание Успенского монастыря к 1153 году по ?? стве Христове (стр. 2). Мнение свое об основами Успенского монастыря в этом име?? он основывает на следующем месте Новгородской летописи: «в лето 6661 (1153) и,?? любивый архиепископ Нифонт в Ладогу я заложи церковь камину святого Климента ?? же лето сруби Аркад игумен церковь святыя Богородице Успение, и состави себе и бысть крестьянином прибежище, ангелом радость, а дьяволу пагуба. (Полн. собр. лет?? стр. 2 и т. IV стр. 8). Составитель описания полагает, что основанный Аркадием в ??] монастырь именно и есть Староладожский Успенский монастырь, сначала будто бы бывшим мужским, а потом, неизвестно когда, обращенный в женский. Но эта попытка определить с точностью время основания Староладожского Успенского монастыря – попытка совершенно неудачная.

Против той мысли, что Успенский монастырь, быть может, основан в последней половине ХII-го века, мы не можем сказать ничего решительного, потому что не имеем для того прочных оснований. Несомненная древность Успенского монастыря даже не делает эту мысль неправдоподобной. Но мы должны и можем сказать с уверенностью, что составитель описания монастыря 1866 года совершенно ошибочно относит начало Староладожского Успенского монастыря к 1153 году, на основании вышеприведенного места из летописей и напрасно считает основателем его игумена, в последствии епископа новгородского, св. Аркадия. Аркадий основал в 1153 году монастырь не в Ладоге, а вблизи Новгорода. Вот доказательства тому: 1) В летописном сказании об избрании игумена Аркадия в 1156 году на новгородскую епископскую кафедру есть такие черты, которые побуждают думать, что основанный Аркадием в 1153 году и сделавшийся его местопребыванием монастырь, с церковью во имя Успения Пресвятой Богородицы, находился в самом близком расстоянии от Новгорода. Вот что говорит новгородский летописец под 6664 (1156) годом об избрании, по смерти св. Нифонта, игумена Аркадия во епископа Новгородского. «В лето 6664 (1156), говорит летописец, преставися Нифонт архиепископ новгородский, апреля 18, и положиша его в печерском монастыре. Того же лета собрася весь град людие, изволиша себе епископом поставити мужа Богом избранного Аркадия и шед весь град пояша из монастыря от святые Богородица, и князь Мстислав Юрьевич, и весь клирос святые София, и все попове городстии игумены и черньцы, и введоша и поручиша ему епископью в дворе святыя София, дóндеже приде митрополит в Русь, и тогда поиде ставитеся». (Полн. coбp. летоп. т. IV стр. 9). Из этого описания видно, что к месту жилища игумена Аркадия, основанному им Богородицкому монастырю, устремляются и князь, и духовенство и народ и с торжеством приводят его в епископию. Явный знак, что основанный Аркадием монастырь должен был находиться в месте, к которому удобно было двинуться всему городу: он должен был находиться близь Новагорода, а не в отдаленной Ладоге, в которую всему Новагороду идти, для приведения в епископию Аркадия, едва ли было бы возможно. 2) Известно, что в трех верстах от Новагорода к югу находился мужской Аркадьевский, или по простонаречию Аркажский монастырь, с Успенской, сначала деревянной, а потом каменной церковью; в 1772 году этот монастырь упразднен в приписан к упраздненному же, близь него находящемуся, Благовещенскому монастырю. (Истор. Росс, ипapx. изд. 1811 г. ч. III стр. 277 и 278). Этот же именно Новгородский (а не Ладожский) монастырь, с церковной Успения Божией Матери, и был, по общему мнению, основан Аркадием в 1153 году. После этого относить летописное сказание об основании в 1153 году Аркадием монастыря к другому монастырю кроме Аркажского, например, к Ладожскому Успенскому, было бы совершенно произвольно и неосновательно. Наконец, 3) что особенно важно, в третьей Новгородской летописи, под 6664 (1156 г.), прямо говорится, что в 1153 году Аркадий построил монастырь близь Новагорода, а следовательно не в Ладоге. «Сей Аркадий во игуменстве, говорит летописец, заложи церковь каменную Успения Пресвятыя Богородицы, и состави себе монастырь и бысть христианам прибежище от Великого Новагорода три поприща». (Полн. coбp. летоп. т. Ill стр. 215). Очевидно, что в 1153 году Аркадий основал не Ладожский Успенский, а Новгородский Аркажский монастырь, находившейся в трех верстах от Новагорода. Начало Староладожского Успенского монастыря кроется, быть может, в такой же глубокой древности, как и начало Новгородского Аркажского монастыря; но летописное сказание об основании в 1153 году монастыря Аркадием отнюдь не снимает завесы неизвестности с начала первого из сих монастырей, потому что вовсе не относится к нему. Составитель описания 1865 года, относя начало Староладожского Успенского монастыря к 1153 году, очевидно, был вовлечен в ошибку тем составлением, в котором находятся в летописи сказания о закладке Ладожской Климентовской церкви св. Нифонтом и о построении церкви во имя Успения Божией Матери и основании монастыря св. Аркадием. Так как в некоторых летописях не указывается место, где основан Аркадием монастырь, а между тем выше ясно говорится об основании Нифонтом Климентовской церкви именно в Ладоге; то составитель описания счел себя в праве искать и основанного Аркадием монастыря в Ладоге. Но против этого можно сказать, что летописцы нередко соединяют в своих записях сказания о событиях, случившихся в разных местностях, без ясного разграничения оных , и не стараются с точностью определять местности и учреждения, хорошо известные их согражданам. Тоже случилось и с сказанием об основании монастыря Аркадием.

Таким образом, вопрос о времени основания Староладожского Успенского женского монастыря остается нерешенным. Мы одно только знаем несомненно, что в XV веке он существовал, потому что в «переписной оброчной книге Вотской пятины 1499 – 1500 года», описываются земли и деревни «Пречистые монастыря из Ладоги», – монастыря, как мы видели, тожественного со Староладожским Успенским женским монастырем.

152

См. описание 1865 года стр. 2.

153

В Maе 1781 года игуменья Успенского монастыря Евпраксия, сообщая в С.-Петербургскую консисторию исторические сведения о монастыре, не говорит ни слова об этой ??нии. (Арх. Дух. Конс, дело № 11163). (в отсканированной стр 146 не обнаружена сноска на этот текст, возможно будет видна в оригинале)

1-я пол. обр. пер. книги Вотской пят. изд. Арх. Комм. т. III стр. 957 – 960 Врем. № 11 и 12 (отд. отт.), стр. 3, 29, 34, 35, 39, 54, 55, 84, 85, 463.

154

В Вотской пятине находились деревни: а) в Городенском погосте: Горка на Ладозере, Озерца и Мякинина Ладожица; б) в Песоцком погосте Кодашово, и в) в Требужском Кирина и Пангола Падинога. (2 ч. пер. обр. кн. 1500 года. Врем. №№ 11 и 12 стр. 34, 35, 55,84, 85).

155

В Обонежской пятине находились деревни: Костевичи и Подкина под сосной в Рождественском Сясьском погосте, и земли в Климетцком погосте. (Неволина Новгор. пят. прил. VI стр. 144 и 145 сн. сказка игум. Сусанны 1737 года в мон. арх.).

156

Писц. книг. Вотской пят. 7077 (1569) года. Известия в Новолад. воев. канц. 1747 года, (в мон. архиве).

157

Грамот, при составлении настоящего описания, не оказалось в монастырском архиве. Настоящий отрывок из грамоты заимствован из ведомости об Успенском монастыре 1781 года в Консисторском архиве (дело 1781 года № 11163).

158

Истор. Росс, иepapx. изд. 1811 г. ч. III стр. 749. Город. Уст. Старол. мон.

159

Там же

160

Копия сказки 1737 г. в мон. арх.

161

Ошибочно делается ссылка на грамоту 1621 года, которой возвращались только 150иия земли, вместо грамот 1622 и 1624 года, увеличивших вотчины Успенского монастыря.

162

Ист. Росс, иepapx. изд. 1811 г. ч. III стр. 746. Горицкий Усп. Старол. мон. Ук. Новгор. воев. пр. канц. 1728 г. и сказка 1737 г. в мон. архиве. По писцовым книгам 1500 г. Вотской пятине принадлежали: а) Ладожскому Рождественскому монастырю деревня Бышова на Заклюке и общая Рождественскому с Николаевским ладожским монастырем деревня Мирославль, в Ильинском погосте, и б) монастыри Пречистые из Орешка с Лонской стороны: 1) в Егорьевском Теребужском погосте деревни: Намола Давыдкова; Кабино, Сотил, Сайкина; 2) в Куйвошском Ивановском погосте волоска, в состав которой входили: деревня на Огладве; деревня на Огладве, на горе; деревня Харлово в Мягких, деревня Оттоманово в Мягких, деревня Родивоново, Микитинское в Мягких же, и пречистенская половина в деревне Каневской в Софонове, на Огладвиже, с принадлежавшим этим деревням озером Лембагольским, в котором ловили белую рыбу сетьми; 3) в Воздвиженском Корбосельском погосте деревня Хабаканка. (2-я пол. пер. обр. кн. Вотской пят. 1600 г. Врем. №№ 11 и 12 стр. 39, 85. 86, 196, 197, 234). Здесь не указаны рыбные ловли Рождественского монастыря, упоминаемые в указанном нами указе Новоладожской воеводского правления канцелярии.

163

Сказка игум. Сусанны 1737 г.

164

Ведомость о Старол. усп. монаст. 1740 г.

165

Грамотой царя Феодора Алексиевича Новгородскому воеводе Ивану Бутурлину 168?? было повелено, чтобы «пожалованными дедом его (царя), блаженные памяти великим государем, царем и великим князем Михаилом Феодоровичем и прадедом великим государем святейшим патриархом Филаретом Никитичем, (Успенскому монастырю) деревнями, пустошами, тонями, всякими угодьями и денежным и хлебным жалованьем по окладу, которые вновь даны, монастырь владел беспрекословно». – В 1669 году строительница монастыря с причетниками просила о выдаче на монастырь жалованья деньгами, по торговой цене, ??сто хлебного (мон. арх.).

166

В копии с челобитной игуменьи Александры 1745 года говорится например, что Неплюев завладел Костевичами лет за 70 и больше до 1745 года. (См. мон. арх.).

167

Разумеется жалованье из окладных и неокладных денежных доходов и хлебных, получаемых не с монастырских земель.

168

Вот роспись этого раздала за 1738 год: 1) бывшей игуменье (в 1740 г. ?? шей) ржи 6 четвертей, овса 12 четвертей; 2) Казначее ржи 3 четверти и 4 четверика 6 четвертей; 3) присланной бывшей Зверина монастыря игумен ржи 3 четверти, о?? вертей; 4) 6 монахиням, по 2 четверти и 3 четверика каждой, 14 четвертей и 2 четверика овса по 5 четвертей каждой, 30 четвертей; 5) при отправлении монастырских письмен бывшему дьячку ржи 2 четверти 3 четверика, овса 6 четвертей; 6) просфирне одной четверти 7 четвериков, овса 6 четвертей 4 четверика; 7) у присмотру привыделенного лицам 3-м ржи, по 1 четверти по 4 четверика каждой; овса по 4 четверти каждой, тей – итого в расходе ржи 37 четвертей 4 четверика, овса 78 четвертей 4 четверика; обоего 116 четвертей. (Ведом. 1740 г. в мон. арх.).

169

Вот реестр доходов монастыря, за 1740 год: «во оной монастырь, говорится в ведомости этого года, окладных денежных доходов в сборе бывает: 1) из Новгородской губернской канцелярии по указу дается во оной Успенской монастырь на церковную потребу в год по 2 рубля по 50 копеек (токмо оные деньги за прошедшие 737 и 738 годы не получены). По 738 году в приходе окладных с Староладожского Ивановского монастыря за мельнишное место 3 рубля, Неокладных по 738 году было: с сенных покосов оброку с разных чинов людей 6 руб. 15 коп.; с церковной кружки молебенных и сорокоустных 1 р. 35 коп. С плитной ломки, которая имеется из давних лет на монастырской земле в Обонежской пятине в Рождественском Сясьском погосте, с разных чинов людей 7 руб. В приходе с той ломки бывает по 5 и по 6 рублей в год, не поровну; а в иные годы, за неимением известого промысла тое плитной ломки и не бывает. Итого неокладных 14 р. 50 к.; обоего окладных и неокладных 17 р. 50 коп.». Хлебного неокладного доходу: из монастырской пашенной земли, которая отдается повсегодно разных чинов людям в пахоту с пятого и шестого снопа, с которые хлеба бывает в год не поровну. А в прошлом 738 году по привозе от пашильцев ржи 37 четвертей 4 четверика; овса 78 четвертей 4 четверика. Итого 116 четвертей». (Ведом, за 1738 г., предствл. 1740 г.).

170

Вот реестр расходов по сим статьям за 1738 год : «1) Окладного денежного расхода: в платеж в казну её императорского величества за монастырскую тоню Липну 39 к.; 2) Неокладных по 738 году: а) на покупку к церковно-служению вина церковного 2 руб. 50 к.; к панихидам меду 40 к.; на ладан и фимиам 3 р. 15 к.; на местные свечи 2 р.; итого на церковные потребы 8 руб. 5 коп.; б) на покупку на монастырский обиход: бумаги писчей 80 к. свечей сальных 34 к.; в) посылаемым за монастырскими нуждами в разные места на дорожные и другие расходы 5 р. 35 к.; г) на покупку для покрытия церкви тесу 4 р. 50 к., от покрытия церкви работным людям 6 р.; на покупку кирпича и разных железных припасов 2 р. 65 к. Итого неокладных расходов 19 р. 64 к. Обоего, окладных и неокладных в расходе 28 р. 8 ¾ к. В оном числе сверх прихода в расходе 10 р. 58 ¾ к. произошли из остаточных от 737 года денег. (Ведом, за 1738 г. в мон. арх.).

171

Сказка 1737 года в мои. архиве.

172

Царица Eвдокия была пострижена, по приказанию царя, в июне 1699 года иеромонахом Спасо-Евфимиева Суздальского монастыря Иларионом в Суздальском Покровском монастыре в келлии старицы Маремьяны. (Маниф. 5 марта 1718 г.).

173

Известие в Новол. воев. Канцелярию от 6 июля 1747 г. в мон. арх.

174

Странн. март 1860 г. стр. 69. Жизнь схи-игумении Евпраксии.

175

Копия с указа из келейной конторы apxиеп. Феоф. в Новгор. apxиep. разряд 1728 г. (в мон. арх.).

176

См. также копии с указов 1728 г.

177

См. в мон. арх. известие в Новоладожскую воеводскую канцелярию на запр. следн. о монастыре от 6 июля 1747 года.

178

В описании Успенского монастыря, изданном 1865 года (стр. 4), на основании свидетельства истории Российской иерархии (ч. 3 стр. 746 и 749), утверждается, что устроенный по приказанию Петра I-го полисад был каменный. Ведомость 1727 года показывает, что это утверждение ошибочно: – полисад был деревянный.

179

Иконостас в изображаемом здесь виде устроен в 1709 и 1760 годах, пр?? тельнице Mapфе (опись).

180

Ведомость за 1738 г.

181

Ведомость 1727 года.

182

Сказка игуменьи Сусанны 1737 года.

183

Та же сказка.

184

Ведомость за 1738 год.

185

Bce эти сведения заимствованы из вышецетованных бумаг мон. архива.

186

Консисторское дело 1764 г, № 5761.

187

Консист. архив, дело 1764 г., № 5657.

188

В монастырском архиве.

189

См. указ С.-Петербург. Дух. Консист. 18 октября 1782 г. (№ 848), в монаст. архиве.

190

Там же указ Консист. 12 февраля 1801 г. (№ 240).

191

Указ Koнсистории 3 июля 1866 г. № 2462.

192

Смотри дело № 13 1860 года, в монаст. архиве. Ук. 5 ноября 1869 г.

193

Дело № 8 1860 года в монастырском архиве.

194

Известие 1747 года в Новол. Воев. Канц. в мон. арх.

195

Дело № 11-й 1864 года, в монастырском apхиве.

196

Дело № 9 1855 г. и № 12 1860 г. в мон. архиве.

197

Дело № 13 1860 г. в мон. архиве.

198

Дело № 5 1859 года в мон. архиве.

199

Указ 25 апреля 1829 года, № 1071, там же.

200

Ведомость 1781 года и прошение игуменьи Евпраксии 1822 года.

201

Репорт 3 октября 1839 года, за № 99 и Консист. указ 14 февраля 1831 г.

202

Репорт игуменьи Маврикии от 4 октября 1854 г. за № 115 и от 15 августа 1855 г., за № 81. Дело в монастырском архиве 7 1854 г. и дело 1837 г. о ремонтных работах.

203

Консист. указ 14 февраля 1831 г. № 513 и репорт игуменьи Февронии от 22 февраля 1831 г. № 12.

204

Дело № 7 1854 – 1856 г. в монастырском архиве.

205

См. надпись, свидетельствующую о сем.

206

Иконы переданы, по указу Консистории от 1-го июня 1855 года за № 298?? шую в 1854 году Ратчинскуй, Ямбургского уезда, церковь.

207

Дело № 7 1854–1856 г. и дело № 8 1858–1859 года в монастырском архиве.

208

Дело № 28 1850–1857 годов в монастырском архиве.

209

Дело об этом предмете в монастырском архиве.

210

Заботливость Консистории о точности донесений игуменьи простиралась до того, что, когда игуменья по ошибке назвала г. Горностаева епархиальным архитектором, то у ней потребовано было объяснение, на каком основании она называет Горностаева епархиальным архитектором.

211

Дело № 10 1860 – 1864 года, в монастырском архиве.

212

Дело № 4, 1826 года в мон. арх.

213

Репорт игум. 1 июня 1954 года за № 84 и указ конс. 18 июня за № З68 мон. арх. 1837 г.

214

Дело № 7, 1854 года в мон. арх.

215

Дело № 4, 1826 года, в мон. арх.

216

Дело № 4, 1826 года, в мон. арх.

217

Дело 1837 года, в мон. арх.

218

Дело №11, 1869 года, в мон. арх.

219

Дело № 16, 1856 год, в мон. арх.

220

Подробные сведения об этом корпусе смотри выше при описании Крестовоздвиженской церкви.

221

Дело 1848 г. № 3, в мон. арх.

222

Репорт игуменьи в Конснст. от 18 ноября 1859 г. № 96, в деле 1856 г о построении трапезы, в мон. арх.

223

Дело 1837 г., о разных постройках, в мон. арх.

224

Дело 1858 года № 13, в мон. арх.

225

Г-жа Шахова утверждает, что Евпраксия происходила из духовного звания. Но из дела о ней видно, что она происходила не из духовного, а из купеческого звания. И в указе консистории (18 дек. 1777 года за № 976) и в репорте настоятельницы (30 дек. 1777 г.) Евдокия-Евпраксия именуется купецкой дочерью.

226

Впоследствии – схимонахиня Евдокия. После первых трех лет искушения, ?? жется в конце жития, Евпраксия имела ее другом и сотаинницей.

227

Эта святыня была прислана Евпраксии из Киева, племянником её, бывшим губернатором в Петрозаводске.

228

Ниже, при описании знаменательных событий с ней, будет сказано о чудотворной силе этого крест??. Извещенная о действующей через него силе благодати, Евпраксия ??совершать ежегодно, 14 го сентября, в день Воздвижения честнаго креста, креста ??на Абрамовщину, из своей обители, с молебствием, пред прославленным крестом водруженным на сучке сосны, ствол которой находится внутри часовни. Благоговейное ?? новление еще соблюдается поныне, хотя память о самой подвижнице почти уже исчезла в монастыре, где нет никого из знавших её лично, кроме одной монахини, Августии, ?? 18 лет со схимницей Евдокией, которая была другом Евпраксии.

229

Cиe предание содержится между крестьянами деревни Русына, находящейся в 8-ми стах от монастыря.

*) Неволина. Новгородские пятины. Приложение III, стр. 78.

230

См. копию с челобитной в монастырском архиве.

231

См. копию с указа по сему делу лета 7173-го, в монастырском архиве.

232

См. «Странник» 1869 г. сент., стр. 134 Здесь рассказывается случай благодатной помощи явленной сей иконой одному болящему в недавнее время.

233

Cведения эти заимствованы из дел монастырского архива.

234

Неволина, о Новгород. Пятинах. Прилож. III стр. 78.

235

Неволина. Новгород. Пятины. Приложение III стр. 78.

236

Во второй половине семнадцатого века, неизвестно на каких основаниях и вследствие каких обстоятельств новгородские дворяне Неплюевы и некоторые другие отняли у монастыря вышеупомянутые пустоши: Седельце, Ластицу, Змейку, а также пожню Старую Лугу пожню Чернечину, принадлежавшие тогда тоже монастырю, и уже несколько лет владели ими. Тогда строитель монастыря иеромонах Вонифатий подал царю и великому князю Алексею Михайловичу челобитную о том, чтобы те отнятые пожни монастырю возвратить. Но так как означенные пожни по писцовым книгам не значились ни за помещиками, ни за монастырем, (за монастырем по книгам значились две деревни и шесть пустошей, а какие это деревни и пустоши и где они находились то не было обозначено), то по государеву указу велено было «про те пожни сыскать, а в сыску быть два попа, да три человека помещиков, да старожилов один человек старец, да три человека волостных людей, – старожилы же, да волостных людей сорок три человека и всего пятьдесят два человека. Из того числа один человек поп, да два человека помещиков, да пять человек крестьян старожилов сказали: владели теми пожнями по нынешние годы, и сени возили с них на монастырь, а сами де они тех пожинь не знают и сена на тех пожнях не кашивали; Богословского монастыря от строителя с братией и от крестьян слышали, что теми пожнями владеют насильством с 169 года Игнатий Неплюев, а почему владеет того не ведают; из того же числа поп да помещик, да крестьян шестнадцать человек сказали: исстари теми пожнями владели Богословского монастыря прежние строители, а ныне теми пожнями владеют помещики Игнатий да Александр Неплюевы, а владеют де они потому, что на Александра и Игнатия Неплюевых Богословского монастыря от строителя с братией письменные явки есть. Из того же числа два человека помещики в речах прибавили: прежде сего косили те пожни на монастырь, а почему владеют Александр да Игнат Неплюевы, того они не ведают. Из того же числа четыре человека стариков сказали: они де те пожни помнят и до немецкого разорения на тех пожнях сено косили на Богословский монастырь, и после разорения владелись они монастырем же, а в нынешних годах пожней Чернетчиной, Журавывшина тож и Ластицей завладел Данила Неплюев, а ныне владеет сын его Александр, а в иные пожни вступаются Игнатий Неплюев, со крестьяны, неведомо по каким крепостями. Из того же числа один человек помещик в речах прибавил: пожню Змейку отдал отец его прежнему строителю Никодиму, родителей своих поминать по смерть свою; и от строителя, и от крестьян на Александра и на Игнатия в насильстве явки слышали. И потому его строителя Вонифатия челобитью на выписке помета дьяка Семена Углицкого 172 г. июня в 21. «Боярин и воевода князь Иван Борисович Репнин, слушав челобитья и выписки, велел пожни, про которые в обыску сказали, что владели ими Богословского монастыря (строители), а за дворяны их не сыскано, отвесть в Богословский монастырь, а спорных пожен не отводить», (см. копию с челобитной царю и великому князю Алексею Михайловичу строителя Череменецкого монастыря Вонифатия в монастырском архиве).

237

Сведения эти почерпнуты из бумаг, хранящихся в монастырском архиве.

238

Bсе сии сведения о преемственном управления монастыря заимствованы вами из бумаг, хранящихся в монастырском apхиве.

239

В старинном монастырском синодике, под заглавием: «Создатели обители написаны следующие имена иноков: Логина, Авраамия, Адриана, Прокопия, и кроме того ?? Вассы, Иустины, Елены.



Источник: Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии. Издание С.-Петербургского епархиального историко-статистического комитета. Вып.2. – С.-Петербург, 1871.

Комментарии для сайта Cackle