составитель Терещенко Т. Н.

СМЕРТЬ

Провидеть… вашу участь о смерти мне, непотребному, не открыто, а потому и не смею об этом не только писать, но даже и думать. Напомянуть же вашей любви решаюсь, что нам Сам Спаситель предал во святом Евангелии, что смерть, яко тать, да и преподобный Иоанн Лествичник пишет: «Смертная [память] да совозлегает и совосстает от одра», – как мы с тобой от самочиния и от сладострастных действий, ярости и вспыльчивости повредили свое здоровье… то таковые, поврежденные, редко кто до старости маститой доживают, но в цветущих летах смерть их похищает. Это-то мне удивительно, что вы сами себя почитаете за урода, а смириться не понуждаетесь (прп. Лев, 20).

* * *

Вижу, что устрашаетесь и смущаетесь духом о приближении к вашим местам болезни – холеры – и просите на это моего совета и укрепления. Скажу вам на это, что жизнь и смерть каждого из нас в руце Божией, и без воли Божией никто не отходит от сего света в вечность. А притом надобно и то знать, что каждому из нас уже предназначен конец, но нам это неизвестно – когда и как кому отойти отсюда (прп. Макарий, 20).

* * *

Смерть не представляй себе в ужасном виде, но веруй, что она служит только переселением от времени в вечность, а время Господь положил в Своей власти (прп. Макарий, 20).

* * *

Ты боишься смерти: но кто ж из нас бессмертен? Но смерть не есть уничтожение нашего бытия, а переход от настоящей кратковременной и от худшей в лучшую жизнь. Господь говорит: Верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин. 11, 25), ибо Он не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы (Лк. 20, 38) (прп. Макарий, 20).

* * *

Ты пишешь, что, помышляя о смерти, чувствуешь страх; страх смерти естествен, но нам не должно бояться паническим страхом, а ободрять себя верой и надеждой на благость Божию и на заслуги Спасителя нашего Господа Иисуса Христа. Это всем нам известно, что каждому из нас должно умереть, но когда – Единому Богу известно. И в этом есть предопределение Божие, когда кому умереть. Если кто умирает, в каких бы то ни было летах, в младости, или в старости, или в среднем возрасте, то ему так от Бога назначено, то об этом надо быть спокойными, только примирять свою совесть покаянием и благонадежием. Сколько бы мы ни жили, а все надо умереть; кто умирает в молодости, то надо полагать, что Богу так угодно, чтобы злоба не изменила разума его, или коварство не прельстило души его. Ибо упражнение в нечестии помрачает доброе, и волнение похоти развращает ум незлобивый (Прем. 4, 11–12), – говорит Писание (прп. Макарий, 20).

* * *

Судьбы Божии нам неисповедимы; каждому из нас Он положил предел жизни – и не прейдем, а вечность не имеет конца!.. Для нас, верующих христиан, смерть не есть всегдашняя разлука, но временное отшествие: Живем ли или умираем – всегда Господни (Рим. 14, 8), – учит святой апостол, и перед Богом все живы, ибо душа бессмертна и вечна. Это рассуждение да будет вам утолением скорби о лишении матушки вашей. Вы и теперь находитесь с нею в общении молитвенном, когда исполняете долг ваш – приносите молитвы о упокоении души ее, и при церковном богослужении творите поминовение, и делаете благотворения нуждающимся; для нее от этого есть великая польза душе, а для вас утешение (прп. Макарий, 20).

* * *

Сердечно прискорбно читать о частых твоих недугах… Да ты же еще стала так малодушна и боязлива смерти; милостив Господь, ты еще поживешь с нами, не устрашайся так, как ты боишься смерти. Истинная память смерти не имеет такого малодушного страха, какой вижу в тебе, но она побуждает к любомудрию и к доброму жительству (прп. Макарий, 20).

* * *

Что вы, оставшиеся, скорбите о лишении ее, то это не по разуму духовному, а плоть и кровь действует; не все ли равно – она умерла бы, и много лет пожив, но сколько бы испытала бурь, скорбей и превратностей жизни? Плачущие не жалели ее в этом отношении, а в воображении их рисовался проспект счастливой жизни, а это очень редко случается (прп. Макарий, 20).

* * *

Не знаю, что сотворит о мне Господь далее; да будет Его святая воля в животе моем и смерти. Не без страха за прошедшее время жизни. Человеколюбие Его, не хотящее смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему (см. Иез. 33, 11), да сподобит и мя, окаяннейшего, христианской кончины и блаженства, имже оставишася грехи (прп. Моисей, 20).

* * *

Возлюбленному сыну вашему, блаженному младенцу Пафнутию, даруй, Господи, вечный покой со святыми! Вы о нем плачете, а он теперь во светлостях святых радуется и веселится, и оттуда вещает к вам: «Обо мне не рыдайте, родители мои, но паче о самих себе, согрешающих, плачьте всегда; младенцам определяется праведных всех радость, ибо мы во временной жизни ничего не сделали, о чем бы ныне плакали». Успокойтесь и насчет приобщения Святых Таин, ибо чадо ваше с Господом неразлучно соединено. Не думайте и об мытарствах, на которых не о чем было истязывать его. А что перед смертью тяжко страдал он, то тем показал, что он чадо грешных родителей, в беззакониях зачатый и во гресех рожденный (прп. Антоний, 20).

* * *

Ничего нет к нам ближе как смерть! Также и это мнение ваше весьма справедливо, что где бы ни случилось окончить жизнь свою с упованием на Божие спасение и опущену быть в могилу, везде Господня есть земля (прп. Антоний, 20)!

* * *

Все мы теперь живем и ходим посреди сени смертной, ибо смерть не за морями, а у каждого за плечами. Страшимся за смерть одного и другого, но мысль о исправлении своем отлагаем впредь, когда язык наш немо будет говорить (прп. Антоний, 20).

* * *

В каком месте назначено от Господа человеку умереть, то, хотя бы был он за границей, за многие тысячи верст, непременно прибудет он к месту своего назначения, и в свое время, ибо повеление Божие выполняется в точности (прп. Антоний, 20).

* * *

Мы не можем постигнуть, почему молодой преждевременно умирает, а старичок иной скучает уже самой жизнью и от бессилия то и дело охает, но не умирает. Господь же Бог всепремудро, человеколюбно и недоведомо нам всем и каждому полезное устрояет и дарует. Например, если чьи дни сохраняет до самой глубокой старости – благодетельствует; если чью жизнь пресекает в юности или в младенчестве, то особенно благодетельствует. В истине этих слов удостоверяет нас Святая Церковь в заупокойном тропаре, говоря ко Господу: «Глубиною мудрости человеколюбно вся строяй, и полезное все подаваяй, Едине Содетелю»… По сему доводу мы и должны оставить или, по крайней мере, умерить печаль нашу, дабы не было вменено нам в жалобу на Бога, что Он якобы с нами не человеколюбно поступает (прп. Антоний, 20).

* * *

Что ж касается до вашей печали о том, что родитель якобы без напутствия окончил жизнь, то это нам неизвестно; может быть, кончина ему случилась мученическая, которая навершает все обряды, ибо известно, что и преподобного Афанасия Афонского строение церковное задавило, но душа его во благих водворилась у Господа. Много и ныне умирают от грому, молнии, от огня, от воды, от угара, от падений нечаянных и прочее. И всех таковых кончина мученическая, в которой своею кровью очищаются грехи, и Святая Церковь наша особенно о них имеет ходатайство ко Господу (прп. Антоний, 20).

* * *

Господь Бог глубиной мудрости Своей человеколюбно все строит и полезное всем подает, т.е. если чью жизнь продолжает, благодетельствует; и если чьи дни сокращает, то того ради, чтобы злоба не изменила разума его, или коварство не прельстило души его (Прем. 4, 11). Так Господь Бог истинно человеколюбно все строит и полезное всем подает. А наш долг – и в том, и в другом случае с детской покорностью к Отцу Небесному должны говорить: Отче наш, да будет воля Твоя (прп. Антоний, 20)!

* * *

Вижу, в каком устроении перед смертью ты находишься. Ты пишешь: Течение жизни совершил, веру сохранил (2Тим. 4, 7). – Это только и мог сказать один святой апостол Павел, а мы с тобой, кажется, не Павлы. Не только все святые угодники Божии трепетали смертного часа, но даже и Божия Матерь боялась, что надо будет Ей проходить мытарства. А ты, как сама говоришь, умираешь «без страха, не страшась того, что ожидает тебя по разлучении души». Очень жалею я, и все мы жалеем, что ты находишься в таком опасном прелестном духе. Лучше было бы, если бы ты не умерла и вразумилась бы, на каком ты находишься пути. Молю Господа о вразумлении тебя (прп. Иларион, 20).

* * *

Да призрит Господь на вас миром и тишиной и тем облегчит скорбные сердца ваши, испытывающиеся страданиями единодушной вам сестры м. Тавифы и предстоящей с ней разлукой. Не унывайте чрезмерно, укрепляя ваш дух верой и упованием на милосердие Небесного Отца, Который призывает ее от скорбей и болезней к успокоению на лоно Авраамле. Она не умрет, но только уснет до общего Суда Христова, а бессмертная душа ее прейдет от смерти в живот и там будет за любовь послуживших ей ходатайствовать любовью (прп. Иларион, 20).

* * *

Нельзя... не скорбеть, не сетовать, не печалиться родителям, так неожиданно потерявшим единственное свое чадо. Но ведь мы не язычники, которые не имеют никакой надежды касательно будущей жизни, а христиане, имеющие отрадное утешение и за гробом касательно получения будущего блаженства вечного. Этой отрадной мыслью должно вам умерять скорбь вашу, утолять великую печаль вашу, что вы, хотя на время и лишились сына своего, но опять в будущей жизни можете видеть его, можете соединиться с ним так, что никогда уже не будете расставаться с ним. Только должно принять приличные к тому меры: поминать душу М. на Бескровной Жертве, на чтении Псалтири и в домашних ваших молитвах, и о душе его творить и посильную милостыню. Все это полезно будет не только покойному сыну вашему М., но и вам самим. Хотя смерть его нанесла вам великую скорбь и огорчение, но эта скорбь еще более может утвердить вас в христианской жизни, в христианском благотворении, в христианском настроении духа. Что Господь творит с нами, бывает не только благо, но и добро зело (прп. Амвросий, 1).

* * *

Пишешь, что в вашей обители несколько времени жила одна купеческая вдова, довольно задолжала бедным сестрам и бедным мирским людям, потом уехала на родину и там умерла страшной кончиной, высунув язык, который и после не могли вправить. Ты спрашиваешь причину такой страшной кончины. Судьбы Божии для нас неисповедимы, а можно только сказать, что, вопервых, неблагонамеренно брать у бедных людей деньги без уплаты оных принадлежит к грехам, вопиющим на небо, как и мзда наемнича93, по сказанному в псалмах: Занимает грешник и не возвращает (Пс. 36, 21), а во-вторых, должно быть, особа эта много грешила языком, от которого ни за горами, ни за морями не укроешься, и, видно, в этом не покаялась, в-третьих, такие страшные кончины бывают и для вразумления оставшихся живых, чтобы были осторожны и страшились нарушать заповедь Божию или, по крайней мере, позаботились приносить искреннее покаяние в грехах своих, чтобы смерть не постигла их неготовых (прп. Амвросий, 2, ч. 3).

* * *

Получил я письмо… с известием, что мать А. после болезненных страданий мирно почила о Господе. Царство ей Небесное! Если она при кончине своей сподобилась видеть милость Господа своего и нашего, то нет никакого сомнения, что она и всегда будет наслаждаться лицезрением сладчайшего нашего Искупителя, столько к нам, грешным, милостивого. Лики праведных и преподобных будут радостно приветствовать почившую о Господе.

Трудно переносить тяжкие и болезненные страдания, и томления, и другие скорби, но отрадный и утешительный сему последует конец. И со стороны прискорбно видеть страждущих в различных болезнях и других скорбях, но благой конец всех радует и веселит, особенно близких (прп. Амвросий, 17).

* * *

Что смерти боишься – это очень правильно и полезно. У кого есть хоть немножко грехов, не может не бояться смерти. Но ты, матушка, не из числа отчаянных грешных, а из доброго стада кающихся и укоряющих себя и сокрушающихся о грехах. А потому не унывай! Я во сто раз хуже тебя. А все вопию: Ты, Господи, пришел грешников спасти, а не праведных призвать к покаянию. А потому и меня, как грешного, спаси (прп. Анатолий, 18).

* * *

Ты боишься смерти – какая ты бестолковая! Боишься, чего нет на свете. Да разве ты не понимаешь и не знаешь, что знает весь белый свет. «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!» Смерть Иисусом Христом умерщвлена, и бояться ее – мертвой – нечего (прп. Анатолий, 18).

* * *

Знаю, что ты трусиха, страшная трусиха! 15-летняя девочка боится смерти! Да ты совсем одурела! Что ж нам-то, старикам, делать? Остается просто выть, в голос выть! Глупенькая, да мы же поем в эти дни Святой Пасхи: «Ныне смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало, и играюще поем Виновнаго!»

А ты в таки еще дни вздумала плакать из боязни смерти! Ну, с чем это сообразно! А христианка! Да еще монахиня! Значит, ты ни капельки не понимаешь ни себя, ни пасхального празднования! Ведь ты избранная Богом на ангельское жительство из многих тысяч мирян, копошащихся в попечениях о животе и удовольствиях. А ты от них милостью Божией и призванием свыше отказалась и обручила себя Христу – Небесному Жениху – и стала Его невеста! Ну, Он и покинет тебя? Глупенькая!

Только ты не покинь Его, а Он тебя не покинет (прп. Анатолий, 18).

* * *

А смерти ты желаешь потому, что, во-первых, не понимаешь, что такое смерть и что нас там ожидает. А во-вторых, ты, матушка, сластолюбива, т.е. не хочешь терпеть скорбей, тоже не понимая ни цели, ни цены скорбей (прп. Анатолий, 18).

* * *

Ты все трубишь – пришла смерть. Да Господь так и сказал: зерно, если, упав, не умрет, не оживет(ср.: Ин. 12, 24). Вот тебе Господь и посылает искушение, чтобы живущая и живучая твоя страсть умерла, – тебе и приходит смерть. А по Слову Божию: если со Христом умрем, с Ним и оживем (ср.: 2Тим. 2, 11) (прп. Анатолий, 20).

* * *

Если бы со смертью все кончилось, то тогда еще бы, кажется, ничего, но вот беда, что после смерти для нерадивых начнутся бесконечные муки, такие тяжкие, что и представить себе того горя нельзя. Когда тут бывает очень тяжело, то это все равно, что капля воды против воды всех морей и рек! – Проси помощи Божией, помни всегда смерть свою и муку, и, Бог даст, мало-помалу исправишься (прп. Иосиф, 19).

* * *

Смерти не бойся, но надейся на милосердие Господне. Пока жива, постоянно молись о прощении грехов своих, проси у Господа кончины христианской и уповай на милость Божию. Он не оставит тебя (прп. Иосиф, 19).

* * *

Не скорби, это пройдет, и смерть придет, для которой хорошенько убери келью душевную и покади благовонным ладаном прилежной молитвы (прп. Иосиф, 19).

* * *

Что сгорела мать, то, видно, Богу угодно послать ей такую смерть, и она этим огнем избавлена будет вечного огня. Дочь пусть не скорбит сильно, а то это грешно, надо с терпением все переносить. За мать пусть Богу молится хорошенько, пусть в церкви поминает ее, и милостыню подает за душу ее, и пусть надеется на милосердие Божие, что простит ее Господь и сподобит Царства Небесного (прп. Иосиф, 19).

* * *

Живет на кухне монах, совсем простой, может быть, даже неграмотный. Никто о нем ничего не знает. Даже о. архимандрит не знал, чего он достиг душой. Ну а мне как духовному отцу известно все. Он постоянно молчал и произносил Иисусову молитву. Все видели, что четки постоянно при нем и всегда в движении, но никто не предполагал, что у него делается внутри. Устную молитву он до того усвоил, что начинал подходить уже к внутренней. Редко мне приходилось с ним беседовать, но когда случалось, это доставляло великое наслаждение. Заболел он и лег в больницу, а я, когда на первой седмице исповедовал братию монастырскую в больнице, зашел к нему, поговорил. Спрашиваю, не хочет ли он чего.

– Нет, батюшка, ничего.

Потом я его опять спросил, не хочет ли он чего.

– Ничего… Да вот разве, батюшка, кисленького чего-нибудь, кисленького.

– Хорошо, – говорю я.

На следующий день принес ему два яблока да два апельсина. И как рад был он! Как мало нужно для монаха! Не то, что в миру: там дадут миллион – мало, давай другой. Все хотят забрать. А здесь такой пустяк и сколько доставляет радости.

Потом я его как-то спросил:

– Как тебе?

– Да скучно здесь, батюшка, жить!

– Да где же весело? – спрашиваю я.

– Вон там, – указывая на небо, сказал он.

– Да, там весело, если только примут. А ты готов?

– Да то-то и дело, что не готов. Я грешник, хуже всех.

На следующий день прихожу и спрашиваю:

– Не надо ли тебе чего?

– Нет, батюшка, ничего. Единого желаю: разрешитися и со Христом быти (ср.: Флп. 1, 23). Помолитесь о мне, батюшка. Далекий, незнаемый путь предлежит мне – благословите, батюшка, идти.

– Бог благословит, иди. Когда будешь предстоять Престолу Господню, помяни меня, своего духовного отца.

– Хорошо, помяну, аще буду.

– Ну, уж, конечно, если будешь…

Сегодня прибегает послушник и говорит, что о. Феодул скончался. И верую, что пошел в райские селения. Вот как здесь умирают… и как в миру: предавшись сатане, с раздробленным черепом, с проклятием на устах идут они на дно адово. И вот на Страшном Суде узнается, кто был разумнее: профессора, художники, ученые или такие простецы, как о. Феодул (прп. Варсонофий, 32).

* * *

Старайтесь быть всегда готовыми к смерти, ибо смерть близка и к старым, и к молодым, и к монахам, и к мирянам одинаково. Часто она приходит внезапно и неожиданно. Пусть каждый подумает, что будет с его душой (прп. Варсонофий, 32).

* * *

Как хорошо встретить смерть с молитвой! А для этого надо навыкнуть, пока здоровы (прп. Никон, 21).

* * *

Боязнь смерти – от бесов. Это они вселяют в душу такой страх, чтобы лишить надежды на милосердие Божие (прп. Никон, 21).

* * *

Существует такое церковное Предание, что если у гроба покойника чувствуется радость и мир, то можно надеяться, что умерший угоден Богу, что жизнь его была праведна (прп. Никон, 21).

* * *

Для вечной участи умирающего внешность погребения малое имеет значение (прп. Никон, 21).

* * *

Умершие потому называются покойниками, что они в покое находятся (прп. Никон, 21).

* * *

93

Мзда наемнича – плата наемному работнику.



Источник: Симфония по творениям преподобных оптинских старцев : в 2 т. / [ред.-сост. Т. Н. Терещенко]. Москва : ДАРЪ, 2009. / Т. 2. П-Я. 608 с. ISBN 978-5-485-00260-2

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс