составитель Терещенко Т. Н.

ПЕНИЕ

Ты скорбишь о расстройстве вашего хора; ежели он и расстроится, то, верно, за тщеславие ваше. Пели хорошо и тщеславились: и это уже не ради славы Божией, а ради своей славы; не можете пения петь хорного, пойте простое со смирением, и оно уладится для вас лучше хорного нотного. Ангелы непрестанно поют и славословят Бога, но по нотам ли они поют? И тщеславятся ли оным? Напротив, они благоговеют и не могут насытиться славословием, так и вы, когда оставите тщеславие и будете петь ради славы Божией, то Бог пошлет вам и человека, и сих умиротворит (прп. Макарий, 20).

* * *

Пойте Богу нашему, пойте разумно (Пс. 46, 7–8). Объясняю простейшим, что петь разумно, во-первых, означает, чтобы понимать то, что поем или слушаем в церкви; во-вторых, петь или слушать внимательно и благоговейно. Если же мы поем или слушаем рассеянно или еще с кем-либо разговариваем в церкви, то как будет пение наше разумно? За таковое бесстрашие явно обличает нас Господь через пророка Исаию: Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня (Мф. 15, 8–9). Чтобы разумно приносить пение Богу нашему, потребна, кроме того, воздержная и вообще исправная жизнь (прп. Амвросий, 3, ч. 2).

* * *

Вот ты запела: «да исправится». Да это неважно, что запела; у нас на скотном, поди-ка, как петухи поют, тебя просто заглушат. А ты не петух и не курица: должна помнить, что пение твое должно быть не петушье, а ангельское, т.е. с глубоким смирением, страхом, горячей любовью и самоукорением – таковое пение истинное и Богу приятное. А тщеславное, не из угождения Богу, а людям – такое хуже петушиного (прп. Анатолий, 18).

* * *

С клироса не сходи, а пой во славу Божию. Приведи себе на память, Кого воспеваешь – Бога Премилосердого, но вместе с тем и страшного и гневного Судию (прп. Иосиф, 19).

* * *

Слова церковных песнопений, не только Евангелия, но тропарей и канонов, могут наполнить блаженством душу, не совсем еще погрязшую в житейской прозе. Но чтобы пение церковное производило должное впечатление, необходимо вникать в смысл этих песнопений – и тогда не оторваться от них, а если многие стоят бесчувственно в церкви, зевают и только ждут, когда окончится служба, то это потому, что не понимают они смысла церковных песнопений. Особенно трогательны старинные церковные напевы… Но для спасения нужно петь Господу не голосом, но самой жизнью своей. В Священном Писании жизнь во Христе называется пением: репость моя и пение мое – Господь, и Он был мне спасением (Пс. 117, 14). Буду петь Господу в жизни моей (Пс. 103, 33) (прп. Варсонофий, 20).

* * *

Чтобы понимать произведения даже земного искусства, надо иметь художественный вкус. Возьмем, например, пение. Теперь даже в церковь проникают театральные напевы и мелодии, вытесняя старинное пение, а между тем это последнее часто бывает высокохудожественное, но его не понимают.

Однажды я был в одном монастыре у обедни и в первый раз слушал там так называемое «столбовое пение», Херувимская и «Милость мира» и т.д. произвели на меня сильное впечатление. Народу было мало, я стоял в уголке один и плакал, как ребенок. После обедни я зашел к игумену и рассказал ему о своем впечатлении.

– А вы, верно, никогда не слушали столбового пения? – спросил меня игумен.

– Нет, отвечаю, даже названия не знал.

– А что такое столбовой дворянин?

– Ну, это значит, имеющий дворянский род.

– Так и столбовое пение, это – древнее пение, мы заимствовали его от отцов, а те – от греков.

Теперь оно редко где встречается, забывают его, много появилось новых напевов Алябьева, Львова и др. Правда, и из новых есть необычайно талантливые, например Турчанинов. Его напевы известны не только в России, но и за границей, даже в Америке, англичане оценили его тоже по достоинству.

Недавно регент спрашивает меня:

– Благословите запричастное спеть «Воскресения день».

Бог благословит, – отвечаю, – это и нужно.

– Только новым напевом.

– Каким же? Пропойте хотя бы на один голос.

Он пропел.

– Ну, говорю, – такой напев может вызвать только слезы уныния, а совсем не радостное настроение. Нет уж, пойте по-старинному.

Так и спели (прп. Варсонофий, 29).

* * *

Напев пасхального канона составлен Иоанном Дамаскиным, и так дивно, величественно составлен, что он только возвышает душу и исполняет духовной радости по мере приемлемости каждого (прп. Варсонофий, 29).

* * *

Пение гимнов или духовных стихов не грех. Но это хорошо для мирян. Хорошие мысли и мотивы настроение создают хорошее, не то что мирские песни. Но для монаха пение гимнов не подходит. Они отвлекают от молитвы. Разве может сравниться какое-либо, хоть и хорошее, пение с молитвой Иисусовой? Она превосходит все. Она высшая радость и утешение. Все остальное только мешает молитве. Пение – это мягчайшая пища, а монах должен твердой питаться (прп. Никон, 21).

* * *

Как запоем песнь Господню на земле чужой? (Пс. 136, 4). Невозможно, невозможно в страстном состоянии богословствовать, петь хвалебные песни Господу, – нужно плакать (прп. Никон, 20).


Источник: Симфония по творениям преподобных оптинских старцев : в 2 т. / [ред.-сост. Т. Н. Терещенко]. Москва : ДАРЪ, 2009. / Т. 2. П-Я. 608 с. ISBN 978-5-485-00260-2

Комментарии для сайта Cackle