Азбука веры Православная библиотека преподобный Стефан Филейский (Куртеев), Вятский чудотворец Познание добра и зла, или Учение, как усовершенствоваться в добре и отстать от душевредных желаний и дел
Распечатать

преподобный Стефан Филейский (Куртеев), Вятский чудотворец

Познание добра и зла, или Учение, как усовершенствоваться в добре и отстать от душевредных желаний и дел

Содержание

Предисловие Слушание слова Божия Молитва Подвиг в молитве Смысл молитвы: Отче наш…  

 

Уклоняйся от зла, и делай добро;

ищи мира и следуй за ним (Пс.33:15)

Часть первая

Составил Иеромонах Стефан.

Предисловие

Призвав благодать Божию, содействующую всему доброму, хочу изъяснить о высоком достоинстве добродетелей и вреде пороков, которых мы по привычке к ним, и не сознаем такими. Понуждением сему служит не своя воля, которая у всякого человека склонна ко злу, и по которой можно также делать добро, но с желанием показать себя пред людьми, или же имея в виду, что и благочестие служит для прибытка. Таким делателям сказано, что они уже получают награду свою1; а тем, кто взирает на воздаяние вечных благ, заповедано искать пользы ближнего, и ради сего наставлять друг друга каждый день2.

Блажен, кто сотворит и научит: сей велий наречется в царствии небесном3; но и кто не сотворит, может и тот быть помилован, если исполнит только сей совет Господень: надлежало тебе отдать сребро Мое торгующим4. – Посему и блажен, как сказано, поведаяй во уши послушающих5; ибо и слово, могущее умудрить во спасение, для спасаемых служит паче даяния блага6. – Благ мне закон уст Твоих, говорил Давид, паче тысящь злата и сребра; ибо слово Твое оживляет меня7.

Есть муж, как сказано, искусен в слове и многих учит, а для души своей бесполезен8; но лучше человек, скрывающий свою глупость нежели человек, скрывающий свою мудрость9. Чтобы не быть хуже глупого и не уподобиться тому рабу, который талант свой зарыл в землю, приношу вот знание, которое получил из сокровищницы Божией, – Божиего слова, и отдаю сребро торгующим, – приобретающим спасение душ своих. Пусть Господь, мой Дародатель, получит свое с прибылью10, – и принявшие от меня учение сие да воздадут Богу должную о мне молитву, чтобы подал мне силу делать то, чему других учу. Ибо устне многоречивых не своя си поведят11: глаголю бо и не творю.

Иеромонах Стефан

Слушание слова Божия

избра благую часть12

По свидетельству пророка Давида: блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим, чтобы дать ему покой. Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения, – нет смущения душам их. Сии уподобляются ангелам, которые имеют силу столь крепкую, что исполняют всякое слово Господне. Но не то бывает с теми, которые не внимают словам Господним и особенно которые еще говорят, как упоминаемые в Евангелии: кто может Его послушать13? – Для них жестоко кажется слово Господне, и они отходят прочь от Него. Кто же сии злополучные и окаянные? Это – собиратели благ земных; они не могут слушать то слово, которое поражает их; и Господь потому говорит: никто не может работать Богу и богатству. И слышали, сказано, слова сии, фарисеи, которые были сребролюбивы, смеялись над Ним14. Также не внимают словам Господним и все те, которые ищут себе похвалы от людей и не любят видеть презрение себе и унижение пред другими. И такие люди не верят слову истинны, как Господь возвещал иудеям: как вы можете веровать, когда принимаете славу друг от друга, а славы, которая подается от Бога, не ищете? – Не малое время слышал учение Господне Иуда, которого за то называл Господь другом своим; однако не могла вразумиться сребролюбивая душа его. Не мало и ныне есть всегда учащихся, и никогда не могущих прийти в познание истины15.

Но кто слушает слово Господне, и не исполняет, тот строит дом спасения на песке: и будет падение е его великое. Посему и говорит Писание: будьте исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие себя; ибо не слушатель, а исполнитель закона, сей блажен будет. Не словами врача, a средствами, от него предписанными исцеляется больной; и ты делами праведными, а не знанием Божией правды будет оправдан. Сказано: если хочешь войти в жизнь вечную то соблюди заповеди16. Знание надмевает душу и потому знающий ищет первенства, а чрез то и противится истине, как видно из слов Иоанна Богослова: первенстволюбец Диотреф не приемлет нас17. Горе тем, у которых нет радения к добру, и хотя слушают слово Господне, но остаются, яко аспида глуха, уши их. Таковы были иудеи, о коих Господь возвестил: если бы Я не говорил им; то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения18. И о нас сказано: ведущему добро творити, и не творящему, грех ему есть. Раб, знающий и не исполнивший воли Господней, будет много наказан. Бездельное знание приведет некогда душу в сильный страх и ожидание вечных мук.

Что же делать слабому, неспособному ни к какому доброму делу? – Уподобляйся тому, кто лежал близь купели 38 лет. Мужайся, да крепится сердце твое, и потерпи Господа. Ибо Господь говорит: в терпении вашем стяжите души ваша. И еще: блажени алчущии и жаждущии правды; яко тии насытятся. Благодать потому и названа сокровищем, что не вдруг обретается, но после долгого изыскания. Долгим учением все мы достигаем рассуждения добра и зла19. Земля, принявшая семена, скоро приносить плод; а сердце не таково, в нем много есть окаменелости и несочувствия. И дай Бог, чтобы всегда внедряющий в сердце своем семя жизни, мог когда-либо получить от него плод духовный, – любовь, радость, мир20.

Сказано: нет ничего сладостнее, как внимать заповедям Господним21; однако и тут бывают искушения. Некогда слабые в вере ученики Христовы не могли более слушать Его учение и отходили прочь; а более крепкие, на вопрос: не хотят ли и они отойти? – отвечали: к кому идем? Ты имеешь глаголы вечной жизни. – Не напрасно и пророк взывал: если бы не закон Твой был поучение мое, погиб бы я в бедствии моем; и – едва не погиб я в путях моих, но уставы Твои сохранили меня. Кто прилепляется к закону Господню, тот уподобляется дереву, стоящему при потоке вод и приносящему плод во время свое. Посему и ты не отвращайся от слов Господних, – да не гнилость покрыет тя, и с нечестивыми сведен будеши.

Кто, ничего не делая доброго, учит другого, тому говорит Господь: лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как извлечь сучек из глаза брата твоего. И еще сказано: грешнику рече Бог: вскую ты поведаеши оправдания Моя? – Хотя Бог и запрещает проповедовать истину злочестивому человеку; однако дух сопротивный понуждает тщеславного грешника толковать Писание по своему разумению; и это бесовское упражнение, как замечают св. отцы, познается по смущению души и по неистовой радости, кои бывают во время сего толкования. Но горе, иже мудри в себе самих и пред собою разумни; от себе бо глаголют, а не Дух Божий в них есть глаголяй22.

Писал еще некто другому: «слышу, что ты, ухватившись за книгу, сидишь с раннего утра и до захождения солнца каким-то неповоротнем. Но не так поступал первоначальник наш Антоний; он, по указанию ангела, то садился за рукоделие, то опять вставал на молитву. И ты, хорошо зная, что не можно из одного камня построить дом, не думай, что нужно заниматься одною добродетелию, – чтением Писаний; но при сем необходима и молитва».

Молитва

Да направится молитва моя пред лице Твое, взывал пред Богом пророк Давид. Значит, можно и так еще молиться, как бы Бог отвратил или закрыл лице Свое от молящегося. Можно молиться по иудейски, – быть самодовольными и спокойными; такие думают, что они служат Богу; но Господь ими говорит: приближаются ко Мне люди сии и устами почитают Меня; но сердце их далеко отстоит от Меня, и они всуе чтут Меня23. Можно еще молиться и по-самарянски, как Господь сказал самарянке: вы не знаете, чему кланяетесь. Много есть поклонников истинного Бога; но не многие умеют Ему поклоняться в духе и истине, каких ищет себе Господь. Многие не разумеют, что угодно Богу, но знают одно человеческое, – заботятся о земном, и просят не на добро, а чтобы употребить для своих вожделений. Таким говорит Господь: егда умножите моление, не услышу вас; егда прострете руки ко Мне, отвращусь от вас24. – Все эти поклонники – лицемерные и неразумные вменяются за ничто пред Богом, который ищет таких, которые поклоняются Ему в духе и истине, – имеют дух сокрушенный и умоляют от чистого сердца, Сказано нам: смиритесь пред Господом, – сокрушайтесь, плачьте и рыдайте25.

Должно работать Господу со страхом и даже радоваться пред Ним с трепетом; а иначе бывает не красна похвала в устах грешника. Фарисей самодовольный восхвалял Бога, но был осужден; тогда как мытарь окаявал себя и просил только милости у Бога, и за смирение свое был услышан. Многие обманываются молитвою наружною, и не умилостивляют, а прогневляют Бога, как и Господь, указывая на таких, сказал: сии, напоказ долго молящиеся, приимут тягчайшее осуждение26. И молитва его да будет в грех27, сказано о том, кто зовет: Господи! Господи! и не делает того что Господь говорит. Если повелел Господь оставить дар, принесенный к алтарю и идти прежде смириться с братом; то что делаем мы, которые питаемся враждою, как хлебом, всякий день и молимся еще так: остави нам долги, якоже и мы оставляем? – Не иное что, как собираем себе гнев на день гнева и праведного суда Божия. Вот и Каин приносил жертву со злобою на брата, и услышал от Бога: еда аще прово принесл еси, не согрешил ли еси? умолкни28.

Посему и сказано: прежде, даже не помолишися, уготови себе; и не буди, яко человек, искушаяй Господа29. Искушает же долготерпение Божие и тот из нас, кто обращается к Богу с меньшим благоговением, чем к знатному человеку, – кто читает молитвы столь поспешно, что ум не может следить за словом; и от того мысль его: как дым Каиновой жертвы, кружится только подле земли. Если Моисею запрещено было приступить к купине, пока не иззует сапоги с ног своих; то ты ли без всякого благоговения, не отрешившись умом своим от земного праха, смеешь вступить в беседу с Богом? Если отец верующих, когда познал, что говорит с Господом, не иначе мог назвать себя, как землею и пеплом; также и пророк Исаия, видя Бога на престоле превознесенного не решался сказать слово, имый, как говорил, нечитсые уста30; то кто другой достоин будет милости Божией, когда будет беседовать с Богом без смирения и страха? Господь, как сказано, волю только боящихся Его творит и молитву их слышит31; потому и ты, начиная молитву, подумай: кто ты и с Кем смеешь говорить?

Подвиг в молитве

Нет ничего столь легкого, чего бы леность и нерадение не сделали трудным до невозможности; и напротив, нет ничего столь трудного, чего бы усердие и подвиг не обратили в благое иго и бремя самое легкое. Человеку, нерадивому о угождении Богу, столь бывает тяжело и противно молиться, что легче ему кажется работать самую тяжкую работу; от того и случается, что когда беседуешь о мирском, то готов до полуночи сидеть; а как будешь читать молитву, то хотя бы сидел и даже лежал, тотчас утруждаешься и спешишь скорее окончить. Почему и говорит Господь, что царствие Божие, – соединение души с Богом, с усилием достигается, и только усильные искатели входят в него. Иначе же, кто не старается приблизиться к Богу, кто удалился от Него умом и сердцем тот непременно погибнет; ибо сказано: снизойдут во ад все народы, забывающие Бога32. Посему и учить ап. Павел не заботиться ни о чем земном, но всегда пребывать в молитве, чтобы соблюсти сердца и помышления во Христе Иисусе33.

Надобно молиться постоянно, – каждый день, и не по однажды, как Давид сказал: вечер, и заутра, и полудне повем и возвещу, и услышит глас мой. Не говори никто, что это ничего не значит, если ты не помолился Богу вчера и сегодня, или по утру только и вечером, – «Пусть, как Златоуст учит, не будет никакого разделения между нами и Богом нашим; ибо если хотя мало отделимся от Него, то можем погибнуть. Видим, вот ветвь втягивает в себя сок потому, что соединена с лозою, и здание стоит потому, что связано; а что отрывается, то погибает. Посему и Писание говорит: удаляющии себе от Тебе, погибнут34, – и внушает нам единение со Христом многими сравнениями. Например: говорит, что Он есть глава, а мы тело; Он лоза, мы же ветви; Он пастырь, мы овцы; Он жизнь, мы живущие Им; мы храм, Он обитатель. Все это означает единение и не допускает никакого разделения, даже малейшего; ибо кто отделяется немного, тот потом отделится и много. Тело, получив хотя малую рану, портится скоро; и ветвь, отломившись от корня хотя немного, делается негодною; и таким образом это малое есть уже не малое, но почти все». – Представляя все это, не будем пренебрегать малым, чтобы не постигло великое зло, и когда наступает время молитвы, как бы ни тяготила леность, будем неизменны в своей обязанности – молиться Богу.

Неразумные думают, что молитва есть дело произвола и занятие праздных людей; так и Фараон говорил о народе богоизбранном: праздни, праздни есте; сего ради глаголете: да идем, пожрем Богу нашему35. – Но помышляющие так суть враги креста Христова; ибо они закону Божию не покоряются, да и не могут. Не Господь ли нам сказал: бодрствуйте на всякое время, и молитесь36? Не учит ли нас Писание: будьте рассудительны, и бодрствуйте в молитвах; в молитве терпите; непрестанно молитесь? И много есть других изречений, что в том и состоит воля Божия, чтобы за все благодарить Бога, – что не должно ни о чем заботиться, но молитвою всегда соблюдать помышления свои во Христе Иисусе.. Ибо одни только помышления духовные приносят жизнь и мир душе; тогда как помышления земные суть смерть духа, живущего в христианине. Слова, которые говорю Я вам, Господь сказал, суть дух и жизнь37. Кто же противится им, те все ходят в суете ума своего, и отчуждены, как сказано, от жизни Божией за невежество, сущее в них, за окаменение сердец их38. Многие из нас находятся во тьме неразумия и сердечного нечувствия, – не имеют печали по Боге, но погружены в печаль мира сего, которая есть смерть души. Чтобы выйти нам из тьмы и тени смертной и войти в царствие Божие, узреть чудный свет Божий будем, по слову апостола, вразумлять друг друга псалмами и песнями духовными39. Ибо так поступая Давид взывал: Ты возжигаешь светильник мой, Господи; Бог мой просвещает тьму мою40. Как очи рабов обращены на руку господ своих; так и очи наши да будут обращены к Богу, доколе Он помилует нас. Ибо все, кои обращали взор души к Нему, просвещались, и лица их, сказано, не постыдятся. Нерадивому же о спасении своем, или что тоже, объятому сном смертным, Писание говорить: доколе, о лениве, лежиши? когда же от сна востанеши? Востани спяй, и воскресни от мертвых, да осветит тя Христос41. Кто предан беспечности и не молится Богу, тот слеп душою, и нищ, и наг, и окаянен42. Посему и сказано о ленивых: уснуша сном своим, и ничтоже обретоша43. Указывая на такой сон, апостол взывает: темже убо да не спим, якоже прочии, но да бодрствуем и трезвимся44. Блажен из нас тот, кто может сказать пред Богом не ложно: прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя. Блаженны вопиющие Ему день и ночь; ибо в Нем обретут они жизнь, которая есть вместе и свет души. Таковы были все святые, которые почитали молитву главным делом, или, как сказано, взирали открытым лицем на славу Господню; чрез то и сами преображались в тот же образ, и радовались радостию великою, достигая спасения душ своих45. Но не легко достигается это благо души, – радость спасения; не тотчас побеждается мир, или ум освобождается от печали мира сего; не легко и не скоро дух мира сего отпускает на свободу, какую имеют чада Божии. Иногда так тяжело бывает в борьбе с ним, что у иных изнемогают от вопля уста их и засыхает от стенания гортань их, как вещал о себе Давид: утомлен я стенаниями моими, в полдень и полночь стенаю, вечером и утром вопию к Тебе, Господи. Зрение мое истощилось от горести, и, как трава, иссохло сердце мое; и я забыл есть хлеб мой, уподобился горлице пустынной, не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле46. Посему и сказано, если у кого не достает терпения: мужайся, да крепится сердце твое, и потерпи Господа47. Ибо терпящии Господа окрылатеют, как сказано, аки орли, потекут и не утрудятся. Так возглашает и апостольское слово: будьте долготерпеливы; ибо вот и земледелец ждет желанного плода, от земли, и для сего терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний48. Значит, всякому подвижнику должно иметь пождание, как говорят отцы, иначе сказать, терпеливое ожидание желаемых благ, – нужно всегда молиться и не унывать49. Богопротивная сила, или как именуется в Писании, дух сопротивления, который привлекает и порабощаете нас злу, не тотчас нас оставляет; но, видя наклонность нашу ко греху, долго иногда борет наши души и озлобляет нас. Указывая на злобу врага сего, апостол говорит: трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходить, ища кого поглотить50. И мы, как имеющие борьбу не с плотию и кровию, но с духами злобы поднебесными51, будем, по слову апостола, всякою молитвою и прошением молиться во всякое время дѵхом, и стараться о сем со всяким постоянством52. Ибо сей род, как Господь сказал, указывая на силу бесовскую, изгоняется только молитвою и постом53.

Чтобы мы никогда не ослабевали в молитве и не унывали, но были благонадежны во спасении, Писание говорит нам: приблизилось царствие Божие; ce Сѵдия пред дверми стоит54. Уже при нас находится Освободитель душ наших, который и говорит: се стою при дверех и толку: аще кто услышит глас Мой и отверзет двери, вниду к нему и вечеряю с ним и той со Мною55. Значит, Господь ожидает Сам, кто послушается Его советов и отвергнет от сердца все богопротивное, возненавидит мир во зле лежащий; и когда произойдет эта перемена в человеке, и прилепится ум и сердце его ко Господу, тогда будет един дух с Господом. Указывая на такое единение, Господь сказал преданным Ему ученикам: в той день уразумеете, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас56. А что сие изречение относится ко всем боголюбцам, видно из таких слов Господних: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотворим57. И как удобнее и скорее достигается это великое благо, – царствие Божие, которое внутри нас есть, Господь научает так: да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи; и вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения гоподина своего, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин пришедши во вторую или третью стражу (прежде и после полуночи), найдет не спящими; тогда блаженны будут рабы те58. – Смотрите, бодрствуйте, молитесь59, так еще вещает нам слово Божие; – сохраняйте себя в любви Божией, ожидая милости от Господа Иисуса Христа для вечной жизни60.

Сколь поспешествует достижению милости Божией ночная молитва, видно еще из таких слов пророка Давида: благо есть исповедатися Господеви, – возвещати заутра милость Твою и истину Твою на всяку нощь. Как туком и елеем насыщается душа моя, когда я вспоминаю о Тебе на постели моей, размышляю о Тебе в ночныя стражи61. Посему и говорит препод. Исаак Сирин: «молитва, совершаемая ночью, да будет для тебя предпочтеннее всех дневных занятий; так как озарение ума, действующее на душу днем, происходит от просвещения ночной молитвы». И другой некто возвещал о себе: «в ту ночь, которую провожу в молитве, засыпаю с псалмопением, и по пробуждении весь день бываю как не принадлежащим сему миру. – И Сам Господь, научая своим примером, часто проводил ночи в молитве, как сказано: и бе обнощь в молитве Божией; и еще: в утро, нощи сущей зело, изыде в пусто место, и ту молитву деяше».

Вот видим, сколь полезна и необходима молитва всякому человеку, – и достигшему высокой степени святости; мы же, в неразумии сущии, почитаем ее делом праздности и пренебрегаем, как занятием бесполезным. ничего не стоящим. Если бы моления наши были бесполезны; то Господь не сказал бы: просите, и дастся вам. Или слова наши, сказанные пред Богом, если бы ничего не значили; то не было бы изречено: от слов своих оправдаешься, и от слови своих осудишься62. И вот сему пример: мытарь много сделал зла, но молитвою оправдался; Фарисей же и при добродетели своей все погубил, когда не умел помолиться в духе и истине. Понятно, что не изобилие слов преклоняет Бога на милость; но что? пророк сказал: внегда призвати ми, услыша мя Бог правды моея63. – Не проси у Бога ничего скоропреходящего и тленного; но приступи к Нему с сердцем сокрушенным и смиренным, поставляй свое оправдание в одной только милости Божией; и тогда даст тебе Господь, чего желает сердце твое, и все воздыхания твои услышит. Но если желания твои не правы, и дух твой не согласен с Божией волею; то вместе с нисходящими в ров и ты услышишь: доколе тяжкосерды? вскую любите суету и ищите лжи? Посему не думай, что ты молишься Богу, как должно, когда запутался в мирских печалях и плачешь на молитве о том, что земная жизнь не увеселяет тебя; все твои вопли похожи на плач малого ребенка, который заливается слезами, увидя свои игрушки изломанными. Нам сказано: не скорбите, яко же прочии, не имущии упования; – посему и у святых плач о временном не есть приятная жертва Богу. Но кто плачет, как Давид, который говорил: весь день сетуя хождах64; – кто сознает нищету души своей и бессилие в добродетели; тот приносит жертву Богу – дух сокрушенный, и сподобляется за сие Божией благодати. За то кто сознает нужду в Божием вспоможении, тот совершает много молитв; и в какой мере смиряется сердце его, в такой и умножает их. Когда же совершенна смирится душа его и вселится в нее благодать; тогда не с трудом уже молится сей Божий раб, но с великою охотою и радостию, как имеющий познание, что молитва есть райская дверь, вводящая в вечнорадостную жизнь.

И так, что же более всего нужно для беседы с Богом? – отстранение ума от всего видимого и желание небесных благ; а сему много поспешествует уединение, или удаление от внешних впечатлений. Посему и Господь говорит: когда будешь молиться, то войди в клеть твою и затвори дверь65. Когда не видишь и не слышишь ничего, что занимало бы ум и развлекало сердце; тогда силен бывает внутренний человек возносить более чистую молитву. Не словом только, но и самым делом желая научить нас всякой добродетели, Господь любил молиться наедине, как говорит евангелист: Той же бе отходя в пустыню и моляся; и – позде же бывшу, един бе ту. Много еще помогает молитве воздержание чрева, делая внутренность человека страною пустынною, не тревожимою мятежными помыслами; столько же полезно для молитвы и богомудрое молчание. По словам Исаака Сирина: «на сколько удаляешься от собеседования с людьми, на столько удостоиваешься и блаженного собеседования с Богом.» Посему многие из святых заботились о молчании более, чем о другой добродели, зная по опыту, что от сего бывает безмолвие ума и сердечное единение с Богом, – сокровенная молитва. Кто молчит по своему благоразумию, тот без труда освобождается от плена, в коем находятся все, глаголющие лжу66, – любящие суетное и ложное; сей легко уносится умом своим за пределы мира сего и удобно размышляет о горнем; тогда как человек с болтливым языком бывает вовсе не способен к сему. Посему и сказано: муж язычен не исправится на земли67. Суемудрая душа его увлеченная прахом земным, нисходит уже в студенец истления: и ныне она бесчувственна и холодна для Бога, благих желаний нет у нее, одни только земные помышления гнездятся в ней.

Но что мне делать, скажешь ты, когда желание добра есть во мне, а чтобы сделать оное, того не нахожу? И молиться хочу, а кроме труда и обременения в молитве ничего не нахожу. – Господь сказал: без мене не можете творити ничесоже68, и потому заповедал всякому просить и искать, как говорит: просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; – и при сем еще обнадеживает так, всяк бо просяй, приемлет, и ищай, обретает. Просите, и приимете, да радость ваша будет исполнена69. Проси и ты, чтобы Господь духом владычествующим укрепил тебя в благих помышлениях; и тогда воссияет тебе свет духовный, и душу твою обнимет радость спасения. Желая вразумить нас, сколь полезна молитва, Господь еще говорит: какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею? Если же вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим; тем более Отец небесный даст Духа святого просящим у Него70. Но Дух Святой, который называется еще Утешителем и Духом истины, ниспосылается только тем, кто имеет сердце сокрушенное и смиренное, кто избрал в удел себе не плотские блага но духовные, – взыскал царствия Божия и правды Его, то есть, постарался уразуметь истину и покориться воле Господней. Господь только одним смиренным дает благодать; а смиряться и святые могли не без труда и скорби, как и Давид пророк, который говорил о себе, что он подвергал себя изнурениям всякий день, и душевным томлениям всякое утро71. Сладостное упокоение сердца не есть достояние грешного человека, но следствие постоянной и усердной молитвы, или, так сказать, награда за труды. – «Молясь с принуждением, с терпеливостию, как говорит Макарий великий, мы пролагаем путь к тому, чтобы молиться в радости, в покое.» Подобно, как от сильного движения и в холодном теле происходит теплота, появляется во время усильной молитвы некий духовный жар или горячее чувство к Богу. Многие из святых по целым ночам стояли на молитве, не замечая и продолжения молитвенного подвига; ибо молитва для них была уже не труд, а служила райским наслаждением и небесным упокоением души.

Слышим мы, что и Сын Божий, находясь в борении, прилежнее молился, – и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. Также и многие из святых, скитаясь по пустыням и горам, иные же стоя на столпах, подвизались в молитве так, что не уклонялись ни от дождя и бури, ни от метели и стужи. Посмотрим, и в наше время многие трудятся из-за временных благ; среди дня и ночи, и при том в дыму и пламени, как например: кирпичники, угольники; – каков их труд! каково терпение! А мы ни дымом не огорчаемые, ни жаром не отягчаемые, стоим на месте безмолвном и при том с благою надеждою, почему же не хочем терпеть и такого мирного служения Богу? И не думаем, – как малы эти труды! Как кратковременна наша жизнь! и что уготовано нам на небесах, где радостям не будет и конца! О, возлюбленный Божий! не на спокой ведь и отдохновение мы призваны сюда, но на труды и скорби; спокой же нам будете там, где нет печали и воздыхания. Не тех Господь успокоит, кто живете здесь в праздности; такому Он скажет: помяни, яко восприял еси благая твоя; – но тех призовет Он в царство свое, кто труждается под игом Его и несет на себе Его бремя, – покоряется Его учению и исполняет волю Его. И этот труд, это благое иго Господне доставляет еще в сей жизни великое утешение душам нашим, великую и на земле славу. И сколь же легко иго Господне и удобоносимо Его бремя! это заметно даже из слов таких: принеси жертву хвалы; жертва хвалы прославит мя, и тамо путь, имже явлю спасение мое. И еще говорит: прославляющии Мя, прославлю. – И так, не безрассудно ли выказывать всю деятельность там, где все достается с великим трудом; а где совершается легко и воздается не по трудам, в том являть леность и небрежение? Если ты для славы Божией и словом себя обременить не хочешь, – а слова не денег стоят; – то зачем и ходишь по земле, и дышишь воздухом? И горе же за то будет тебе, когда, лишившись временных благ, не удостоишься вечных; тогда справедливо будет сказано; лучше бы и не родиться тебе. Напротив же блажен, как говорит Писание, кто сердце свое направит к тому, чтобы с раннего утра обращаться к Господу и в молитве прославлять Его. Сей благоуправит свою волю, исполнится духом разума и будет источать слова мудрости; и многие будут прославлять его знание. Пока будет жить, приобретет он славу, какой не получат тысячи; а когда почиет, еще более увеличит ее, и имя его будет жить в роды родов72.

Зная же, что сотворит Господь с ленивым рабом, который не захотел увеличить талант свой, но зарыл его в землю, – будем ли пренебрегать еще служением Богу и способности свои обращать лишь на земные дела? Не лучше ли потрудиться малое сие время в богоугодном деле и получить вечную радость; чем жить по обычаю беспечных людей и идти в вечную муку? О, как возлюбил нас Господь Бог, а мы и мало послужить Ему не хочем! К кому придем мы по смерти, если не поработаем ныне Богу? Блажен, кто потрудится достигнуть больших дарований и окажется чрез то верным рабом; он услышит некогда: рабе благий, вниди в радость Господа твоего! И мы несмы свои, как говорить апостол, но куплены есмы ценою: не истленным бо сребром избавистеся от суетнаго жития, но честною кровию Христа73. – Вот видим, как рабы повинуются господам своим и как воины, стоя на карауле, и при том в часы глубокой ночи, часто еще на стуже, от метели и ветра не защищенные, все терпят ради временного страха, да не будут наказаны! Мы же что подобное им делаем при служении Богу? и не боимся оставлять сие, если и малое нечто встретим противное нашему самолюбию.

Скажем ли, что дух бодр, а плоть немощна; но апостол говорит: несть наша брань против плоти и крови, но против духов злобы поднебесных74, Сей же род не иначе побеждается, как только молитвою и постом; и вот, чтобы отнять у нас победное оружие – молитву, бесовская сила производит в нас уныние на молитве, леность, сон безвременный, так что тяжемо бывает даже стоять только, когда другой читает молитву. Потому-то покорные воле диавола почти никогда не молятся; они не охотно ходят в храм Божий и один раз в неделю, чтобы там один час помолиться Богу. Чтобы не быть в послушании диаволу, Писание говорит нам: противитеся диаволу, и бежит от вас. А как? – молитеся, и будете ему противитися. – Чтобы показать, сколь сильно действует враг на сердца беспечных людей, Господь говорит: спящим же человеком, прииде враг, и всея плевелы посреде пщеницы75. Или еще так: слышащему слово царствия и не разумевающу, приходить лукавый, и восхищает всеянное в сердце его76. Значит, осторожны должны мы быть при самом подвиге и совершать спасение свое не без страха. Так и Писание учит: не даждь сна твоима очима, ниже да воздремлеши твоима веждома, да спасешися, аки серна от тенет77. – Здесь говорится не о телесном сне; ибо сказано еще: Господь дает возлюбленным своим сон78. – Кто заботится о спасении души, тот не должен давать душевному взору закрываться дремотою, или что тоже, предаваться безумному нерадению о молитве. Если бы хозяин дома знал, что придет к нему вор, то не спал бы всю ночь; так и всякому подвижнику должно быть бдительным, как бы стоящим на страже. Так ведь и есть на самом деле: мы стоим на божественной страже; ибо охраняем не что либо маловажное, не дом господский, который так бдительно стерегут сторожа, но что всего дороже, – царствие Божие, которое внутрь нас есть.

Чтобы подвизаться добрым подвигом веры и без преткновения совершить течение земной жизни, должны мы бодренно молиться; ибо единственное средство пребывать без напасти есть бдение и молитва, как и Господь сказал ученикам: бдите и молитеся, да не внидите в напасть. Значит, все те, которые не молятся усердно, находятся в беде, – какой же? – в той самой, которая обняла весь мир, как и сказано: весь мир во зле лежит79. Все, которые погружены в печаль мира сего и не имеют печали по Боге, ведущей во спасение; все те, которые не заботятся о том, как угодить Богу, но помышляют только об одном земном, находятся в беде страшной,– сидят во тьме духовной и тени смертной, и их конец, как сказано, – погибель80. Хотя они и не сознают себя в беде душевной, но потому только, что крепко спят; ибо мир, во зле лежащий, успокоил их своими благами, и вот они благоденствуют, как сказано, в веке сем, и умножают богатство81. Указывая на сие благодушие, которое подается ныне сынам века сего, Господь возвестил своим рабам: мир Мой даю вам, не якоже мир дает, Аз даю вам82. Говоря же о мире душевном, который подается от Бога, пророк вещал: услышу, что речет о мне Господь Бог? – Яко речет: мир на люди Своя, и на обращающии свои сердца к Нему. – Чтобы не лишиться помышлений духовных, кои суть жизнь и мир83, как сказано, апостол научает так: ни о чем же пецытеся, но во всем молитвою и молением прошения ваша да сказуются Богу; и мир Божий соблюдет сердца и помышления ваши во Христе Иисусе84. И Господь повелел не заботиться ни о пище, ни об одежде, но искать только царствия Божия, которое есть мир и радость о Духе Святом; и тогда все необходимое для жизни сей приложится как бы само, без всякого о том старания. Так и у пророка сказано: Господь не даст в век молвы праведнику85. Господь оградит люди Своя миром. И чтобы достигнуть божественного мира, пророк еще так поучает: уклонися от зла, и благо; взыщи мира, и последуй ему. Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает. – Это беспопечительное состояние души и есть то самое иго, о котором Господь говорит: возьмите иго Мое на себя, и обрящете покой душам вашим. Или еще так учил: не бойся, малое стадо, – (ибо не много покорных Ему), яко благоизволи Отец ваш дати вам царство. И чтобы получить уготованное вам царство, – продадите имения ваша и дадите милостыню; сотворите себе сокровище неоскудеваемо на небесах: идеже бо сокровище ваше, ту и сердце ваше будед86. И так будем просить и искать царствия Божия, будем всеми силами стараться, чтобы Бог воцарился в нас, чтоб разум наш был покорен словом Христовым, и сердце было предано одному Ему, как Богу и Царю своему.

Если же ты все еще остаешься при одном желании молиться, и делом исполнять не можешь; то знай, что не живет в тебе доброе87, не достиг еще ты царствия Божия, пришедшего в силе; но владычествует над тобою дух мира сего, или, как говорит Писание, миродержитель тьмы века сего88. Чтобы служить Богу в обновлении духа89, – освободиться от закона, находящегося в членах и противоборствующего закону ума90, – нужно еще прилежно внимать учению Христову, стараться постигнуть Божию премудрость. Указывая на премудрость сию, Писание говорит: утренневавый к ней не утрудится, и бдяй ея ради, вскоре без печали будет91. И Господь сказал: аще пребудете во словеси Моем, уразумеете истину, и истина свободит вы (от греха); ибо всяк творяй грех, раб есть греха92. Чтобы мог ты пересилить живущий в тебе грех и не покориться тем помышлениям, кои от юности склоняют на зло, постарайся во всякое утро первое движение ума своего обращать к Богу, не принимайся ни за какое дело, пока не обрадуешь свою душу мыслию о Боге, как и Давид, который говорил помянух Бога, и возвеселихся. Также и спать никогда не ложись, пока не призовешь Того, Кто ограждает нас от ужасов ночи93, и подает возлюбленным Своим безмятежный сон. Да и как не молиться вечером и не благодарить Бога за Его благодеяния, явленные в продолжении дня, если и слуги, получая от господ своих что-либо оставшееся от стола, кланяются и отходят с благодарным словом? Если же и случится, что отягощенный твой ум многим пресыщением насильно влечет тебя ко сну; то не оставляй и тогда молитву, и хотя помысл внушает нерадеть о ней, по случаю сытости, ты скажи: что хотя сыт, – тем более послужу Богу. Если рабы, служа господам своим, не смеют лениться, хотя стоят пред ними и голодные; то какое же будет оправдание нам, когда насытившись не захочем служить Господу? Не должны ли мы еще более угождать Ему за то, что, приняв нас в служение Себе, Он не изнуряет наших сил, но подает нам всякие блага в наслаждение? Посему, и когда будем насыщены, и хотя бы в опьянении, не оставим обычной молитвы; но и с тяжелою головою, как говорит Златоуст, и шатаясь и падая, будем молиться и не изменим верности в служении Богу. Однако же будем внимательны, как и Господь говорит нам: внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пьянством94; – вот видим, как неудобно сытому молиться! посему не будем же делать себе затруднения в богослужении, тем более, что от насыщения бывает небрежение к угождению Богу. Сказано: яде Иаков, и насытися, и отвержеся возлюбленный. Берегись и ты быть отверженным от служения Богу; ибо все, удаляющиеся от Него, погибнут.

Писание еще учит: должно предупреждать солнце благодарением Богу; ибо надежда неблагодарного растает, как иней95. Раннее утро, пока еще не развлекается ум и сердце земною суетою, есть самое удобное время для исповедания Божиих благодеяний. Как идущие по пустыне в землю обетованную, рано, рано, сказано, собираше манну кийждо надлежащее себе; егда же огреваше солнце, растаяваше. Так и мы, призванные к наследию небесных благ, если не поспешим рано собрать потребное для души благо; то останемся в тот день голодны, – добрые в нас чувства будут замирать, как цветки без росы, орошающей их рано. И так, когда пробудишься ты утром, хотя бы и очень рано, подумай, что наступило время бдению и молитве час; и тотчас огради себя крестным знамением и, нисколько не медля, – встань. Поспешность при сем весьма похвальна; и ангел хранитель твой, видя во свете Божием, как охотно ты встаешь на служение Богу, весьма о сем радуется. Некто, вставая на молитву при первом пробуждении, услышал раз такой разговор: «я еще его искушу»; и на сие возразил другой голос: «нет; раб мой, как встанет, так и помолится». При сем открыл он глаза и увидел свет по всей избе, и в белом одеянии как бы двухлетнего мальчика, от которого происходил свет; против него сидел косматый, черный пес, страшный по виду. Это видение продолжалось не долго, и свет постепенно уменьшался, пока не исчез. Случается, что и тебе иногда шепчет лукавый дух, как скоро пробудишься: «сосни еще не много»; – и ты чувствуешь, что тяжело тебе вставать. Однако же знай, что ленивый не может быть непобедим; и хотя трудно, но не поленись встать, – пусть этот труд будет первым самоотвержением и приношением себя Богу. О, любезный! не предавайся многому сну, ибо привычка эта подобна многоядению: кто привыкнет много есть, у того и чрево требует много; а кто мало ест, тот не терпит пресыщения. Так и сон, – привыкнешь много спать, много и спится; но превозмоги себя сегодня, завтра и после завтра, и ты не почувствуешь тягости, хотя и мало будешь спать. Даже и с разу заметишь, как силы твои укрепляются и тебе делается легче, когда ты и с трудом встаешь на молитву; ибо Господь, как сказано, подкрепляет праведника. При Божией помощи и самое трудное тебе покажется весьма легким; и хотя на первый раз трудна тебе ранняя молитва, но за то она в высшей степени полезна для души. Благо есть возвещати заутра милость Твою, – взывал пред Богом Давид; и всякому, кто подвизается в ночных молитвах, подается от Бога великая благодать. Напротив же, душа весьма расслабевает от долгого сна, и ленивый проводит все дни свои в печали; он сам себе становится противным, и самая жизнь его кажется ему тяжелою и несносною. Посему и сказано: несть радоватися нечестивому. Скорбь и теснота на всяку душу чѳловека, творящаго злое. Как манна, спадающая с неба в раннее утро, была согреваема солнцем, то разстаявала вся, – и проспавший долго, днем ничего не находил; так и ныне бываете с нерадивыми, которые предаются гибельному сну: уснуша сном своим, и ничтоже обретоша.

Когда будешь привыкать к молитве, то скоро заметишь, что можно молиться и без ума, или без всякой пользы для ума; как и апостол говорил: дух мой молится, а ум мой без плода есть. Посему и взывал еще: помолюся духом, помолюся и умом96. Здесь нужно терпение и долготерпение; ибо человек, по слабости своего ума, долго не может привыкнуть, чтобы заниматься умною молитвою. И это случается со всяким, что язык произносит слова молитвы, а ум скитается по всюду и прилепляется к разным вещам. Иногда стараешься иметь в мыслях своих Бога, а на ум приходит совсем противное: тогда что делать? – не унывать и не оставлять молитву, как бы бесполезную, но усиливаться обращать ум к Богу или заключать его в смысл слов молитвенных. Хотя и не легко удерживать ум от рассеянности; но должно постоянно трудиться в этом деле и неослабно, по заповеди: должно всегда молиться, и не унывать, – хотя и не скоро достигаем желаемого. Ибо непостоянство ума свойственно человеку, и – «никто не может, как говорит Иоанн лествичник, удержать сам собою этот двигающийся воздух, как один только Тот, Кто создал и положил предел этому духовному морю. Один Господь силен утишить бурю и волны, и в душе твоей произвести великую тишину; потому обращайся ко Господу и проси Его остановить твой ум от мысленных колебаний». – Кто старается удерживать ум от рассеянности, того Бог не осуждает, если он и не в силе бывает укрепить его; ибо немощь ума природна грешному человеку, – и только ангелы одарены от Бога таким крепким умом, что непоколебимо всегда созерцают лице Отца небесного97.

Зная, какую пользу мы можем получить от молитвы, старается еще и противник нашего спасения действовать на ум наш вовремя молитвы. – «От того вот; как говорить Златоуст, часто, лежа на постеле, ; мы ни о чем не думаем; а случись стать на молитву тотчас являются тысячи разных помышлений. Но ты, – продолжает Златоуст, зная, что это бывает а от бесов, подражай хананеянке, которая вопияла: помилуй мя, Господи; дщи моя зле беснуется. Хотя и нет у тебя бесноватой дочери, но имеешь внутри себя грешную душу; потому и ты скажи: помилуй мя; душа моя зле беснуется». Конечно, не иное что как грехи только препятствуют нам молиться Богу должным образом; они подобно мрачным облакам, сокрывающим лучи солнца, не дают изливаться на нас Божией благодати. Но, как известно, молитва может и великого грешника оправдать, – очистить его от всех грехов и паче снега убелить Божиею благодатию. Молитва мытаря служит верным сему доказательством, – также и молитва того, кто при начале ее был разбойником, а как окончил, то и сложил все бремя грехов своих, и сделался наследником рая. И так не переставай молиться и тогда, когда в ум твой приходит нечто богопротивное; не отступай и от Бога и не думай, что Он не внемлет твоим молитвам, как грешным и нечестивым. Писание учит: от утра и до вечера сей семя твое, яко не веси, кое произыдет, сие или оно98; – ибо не знаешь ты часа, в который Бог отверзет двери милосердия Своего, и польются на душу твою лучи божественной благости. Посему воссылай Богу постоянно моление сердца своего и печаль свою возвещай Ему ежечасно; подражай той великой грешнице, которую Господь уподобил псам; но так как перенесла она сие унижение смиренно, и не отступила от Господа, то и похвалу заслужила, и получила желаемое. Крепись и ты душею, и будь терпелив в молитве; – по слову пророка, от стражи утренния до нощи уповай на Господа, – и Господь поможет тебе; ибо уповающего на Господа обыдет милость и поженет его вся дни живота его. Постарайся только устремлять к Богу мысли свои, и с начала хотя на короткое время, хотя на одну минуту ты можешь отдаться Богу умом и сердцем, и то хорошо; повторяя все более и более такие кроткие молитвы, ты приобретешь впоследствии и тот молитвенный дух, который от полноты сердца будет изливаться пред Богом. Конечно не вдруг можно дойти до того состояния, чтобы молиться истинною молитвою; не вдруг и святые достигали сего высокого блаженства, но, с усилием постоянно занимаясь молитвою, соделывали плод в терпении. Умная и вместе сердечная молитва не вдруг приобретается, но бывает следствием усильного принуждения и постоянного упражнения в молитве. Блажен, кто научился молиться на всяком месте, как велит апостол, без гнева и размышления.

Бывает, что иной молится долгое время, и все еще не может устремлять ум к Богу, хотя и старается о том, и просит Бога чтобы молитва его направилась пред лице Божие и, как фимиам приятна была. При сем не бесполезно знать, – от чего и святые бывают иногда не услышаны? Все мы, как люди малосведущие не знаем даже и того, о чем должно молиться99; и не удивительно, что мы не знаем, что нам полезно, когда и ап. Павел, этот дивный созерцатель небесных тайн, не знал, что для него полезнее, и в неведении своем молился о неполезном. Было с ним нечто ему противное, и трикраты о сем просил он Господа; но Господь сказал: довлеет ти благодать Моя. И после уже уразумел, почему не получил просимого: да не превозношуся, говорит, – и чтобы обитала во мне сила Христова100. Видим также – и Моисей молился, но Бог не послушал его101; потому что делает Он все на пользу человеку, хотя тот и не понимает сего. Так и иной из нас просит себе упокоения в молитве преждевременно, а того еще не знает, что сердце человеческое наслаждаясь покоем, ослабевает; когда же утесняется скорбию, тогда и Бога призывает усердно. Значит, на пользу томит Господь того, кто не познал еще, в чем состоит добро и что благо для души его; потому бываете полезно молиться и тогда, когда не получаем просимых благ. И сколь благотворна человеку молитва, видно еще из сих слов: глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися102. Но что еще быть может дороже, для грешника, как оправдание? Пойми же из сего, душа моя грешная, – чего удостоивает тебя Господь, когда, допускает беседовать с Ним? За то, что ты признаешь себя пред Ним окаянною и слабою, Он очищает все беззакония твои и исцеляет все недуги твои. И так, возымей же усердие к молитве, и отныне не считай ее бесполезною; не думай, что напрасно тратишь, время и силы, когда совершаешь словесную Богу службу.

Просить у Бога милости и благодарить Его за благодеяния, которые изливает Он на нас во всякое время, есть долг всякого раба Его; и не только для достижения даров, но и для сохранения данной Им благодати, молитва необходима всякому человеку. Ибо все мы, как созданные из брения, носим Божию благодать в скудельных сосудах, кои легко могут сокрушаться; потому-то и сказано нам: духа не угашайте; непрестанно молитесь; о всем благодарите103. Как без пищи жизнь телесная прекращается; так и духовная без молитвы продолжаться не может. О ком из святых можно слышать, что он не просил Бога о спасении, однако спасся? Если и светильник не может гореть постоянно, когда не подливается масла; то и состояние души, горящей огнем божественной любви, не может не измениться без духовного елея, – милосердия Божия, которое испрашивается молитвою. И потому, кто прекратит молитву, то с тем вместе прекращается в душе его и любовь к Богу; подобно, как и между друзьями охлаждается любовь, когда перестают они беседовать друг с другом. На сие указывая и пророк Давид сказал: онемех и умолчах от благ, и болезнь моя обновися104. И действительно, без молитвы делается в сердце какая-то болезненность и холодность к Богу. Кто оставляет молитву, того объемлют желания бесполезные для души, и влачат его, как узника, от одного дела к другому, еще более суетному и душевредному. Но кто не отступает от молитвы, тот побеждает всякое злое хотение и обретает упокоение в едином Боге, с Давидом вещая: мне же прилеплятися Богови благо есть105.

И так, возымеем же ныне всю заботу и приложим все старание к тому, чтобы соединиться с Богом умом и сердцем; и чрез то избавимся от мысленного борения, освободимся от скорбей, получим отпущение грехов, достигнем душевного мира и сердечной радости, а с тем вместе и божественного озарения, – укрепления веры, утверждения надежды и запечатления в сердце беспредельной любви к Богу. Будем знать, что в словах, которые произносим мы пред Богом, заключается таинственная сила, освобождающая душу от земных тревог и преобразующая ее в существо небесное. Даже и в словах обыкновенных, заметно, что-то действует на душу, производя в ней то огорчение и скорбь, то радость и упокоение; – потому и Господь будет судить за всякое слово, сказанное не на пользу души; – но особенно, когда слово сказано бывает от сердца, с твердою верою, тогда такую оно имеет силу, что может, как Господь говорит, и горы подвигать106. Вот до какой степени делается сильным слово человека, проникнутого божественною верою, человека не простого, но Божиего собеседника! Посему-то и сказано нам: вся, елика аще молящеся, просите, веруйте, яко приемлите: и будет вам107. После сего может всякий рассудить: какая неизреченная быть может польза от молитвы! И так вкусите, христолюбцы, божественной благодати, происходящей от молитвы, и увидите, – сколь благ Господь! Ибо благ Он, как сказано, и многомилостив бывает ко всем, призывающим Его воистине. И испытавшие сие на деле, усердно молящиеся знают, что человек может от слов своих оправдаться108, когда обратит их к милосердому и правосудному Христу Богу.

Не напрасно и Господь Сын Бога живаго сказал человеку, верующѳму во имя Его: помолися Отцу твоему, иже в тайне; и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве109. Вот и пища, сокрытая во чреве питает и укрепляет тело, так что оно производит видимые дела; подобно и молитва тайно-действует и подает душе невещественную силу; от того и ощущает человек после молитвы спокойствие и веселие в сердце. Как поливка воды подает растительность дереву и со временем производит на нем плод; так и слова молитвы вливают в душу благодатные чувства и дают ей вкушать недоведомые блага. И не это одно производит чистосердечная молитва, но еще вот что: как юные растения, когда начинают зеленеть, бывают часто подвержены нападению мушек, жуков, которые истребляют их; так и души наши, возрожденные Божиею благодатию, не редко подвергаются искушению злых духов; и вот от них-то сильнейшая защита есть молитва. Человек, усердно молящийся Богу, живущему во свете неприступном и сам скоро восприемлет на душу отблеск божественного света; потому и духи, любящие тьму и соблюдаемые во мраке, хотя и приближаются к душе молящегося, но видя на ней отражение нестерпимого света, поспешно скрываются от лица ее. Такова-то вот польза и сила молитвы!

Блажен, кто преуспел в молитве и достиг Божией благодати, – упокоения души своей; однако и такой пусть не превозносится над теми, которые не достигли в меру его духовного возраста; ибо нечист пред Богом всяк высокосердый. Кто чище был бесплотных духов и многосведущее Божиих ангелов? но и те за одну гордость ума своего были внезапно, как молния, свержены с неба. Посему и сказано: подвизайся, от всех да воздержится, очищая себя от всякия скверны плоти и духа110, – не допуская никакой мысли, могущей осквернить тело или душу его. Но кто занят высокоумием, много о себе думает, тот скоро побеждается сопротивною силою и вдается в неискусен ум творити неподобное. Также и кто нарушает мир с ближними ради чести, или стяжания благ земных и иного чего, – помрачается в разуме: он не видит в ближнем образа и подобия Божия, а чрез то лишается и лицезрения Божия. Потому и говорит нам слово истины: мир имейте и святую любовь со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа111.

Смысл молитвы: Отче наш…

Кто хочет знать, о чем должно молиться; тот пусть вникнет в смысл молитвенных слов: отче наш, иже еси на небесех! Кто же так говорит пред Богом, тот должен подумать, – кто и кому так смеет говорить, называя себя сыном Его? Кто есть человек, в начале взятый от брения, или сын человеческий, во грехах рожденный? Такое происхождение не дает права человеку называть Бога Отцом своим; тем более зачатие грешное – от плоти и крови. По естественному своему началу мы делаемся чадами гнева Божия112; и это видно из того, что от юности человеку прилежит, как сказано, помышление на зло113. Потому и Божественная Истина (Господь наш) называет нас злыми114, родом прелюбодейным и грешным115. Но злые-ли – суть чада всеблагая Бога? Грешные-ли и окаянные должны величать себя детьми Божиими? – и при том, когда еще мы много согрешаем все116! Потому-то и говорит Господь всем грешным людям: подобает вам родитися свыше; аще кто не родится водою и Духом, не можете внити в царствие Божие117, –иметь в себе жизни Божией118. Вот сие-то рождение свыше, которое совершается при посредстве воды Божиим содействием, и делает человека чадом Божиим; оно происходит при святом крещении. Рожденное от плоти есть плоть, и рожденное от Духа есть дух; ибо Бог есть Дух. Если рождение творит рожденная во всяком роде подобным рождающему; то те истинно богоподобны, которые от Бога родились119. – Которые водятся Духом Божиим, суть сынове Божии, говорить апостол; сей Дух Сам свидетельствует духу нашему, яко есмы чада Божии120. О, как пречудно исполнил Господь пророческое о нас назначение: вы бози есте, и сынове Вышняго вси121. Воистину дана нам власть не только называться, но и быть по благодати чадами Божиими122. Чудна же и молитва эта: Отче наш, – которая с первого слова поставляет человека на такую высокую степень.

Все вы, во Христа крестившиеся, писал апостол христианам, сынове, Божии есте верою о Христе Иисусе и понеже есте сынове, посла Бог Духа Сына Своего в сердца ваша, вопиюща: Авва, Отче123! И так, мы должны во первых помнить, что не по своему природному достоинству оказываемся мы детьми Божиими; – какие мы дети Божии, если бы Сын Божий не усыновил нас? И не своею праведностию удостоились мы такого величия, что смеем Бога, столь Святейшее Существо, называть Отцом своим; сие право дается нам только по вере в Единородного Сына Божия. – Елицы прияша Его, сказано, даде им власть быть чадами Божиими124. Сын Бога Живаго, – по существу Своему единый с Богом Отцом, преискренне приобщившись нашей плоти125, так соединил нас с Собою и примирил, как сказано, с Богом126, что назвал нас Своими братьями127, и даровал нам Духа усыновления, которым взываем: Авва, Отче128! – Потому должны мы при молитве, которая есть беседа с Богом, обращаться к Богу с полною верою, как к истинному и родному по благодати Отцу своему, и совершенно надеяться, что Он подаст нам все, чего у Него просим, по совету Единородного Сына Его. Сердечные чувства наши должны быть исполнены любовию и преданностию к Богу – Отцу своему; приступать к Нему должны мы, как совершенные Его дети, и говорить с Ним все, что внушает Дух Его.

Но почему-то мало сознаем мы свое усыновление Богу, мало и почти нисколько не чувствуем дарованной нам от Бога благодати и истины? Ведь, божественная истина учит нас не лгать, не говорить о себе того, чего нет в нас; и если Господь повелел нам называть Бога Отцом своим, то не просто – только бы величаться таким наименованием, но оправдывать сие на самом деле. Для сего и говорит нам Господь: будите милосерды, якоже Отец ваш небесный милосерд есть; – любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, и взаим дайте, ничесоже чающе: и будет мзда ваша многа, и будете сынове Вышняго129. Если же кто поступает не по воле Божией, живет вовсе не сообразно с Господом Сыном Божиим; у того, конечно, не должно быть и чувства, что Бог есть Отец его. Кто озабочен временною жизнию и покорился суете земной, – кто любит не Бога, а богатство, ищет не славы Божией, а славы и чести людской, – кто не имеет братского расположения к ближним и, имея возможность, не помогает им; тот не должен бы и говорить Богу: Отче наш! а если и смеет так называть Его, то лжет пред Богом и молится в осуждение себе. – Какой ты сын Мой? Господь Бог так некогда обличит его; – в тебе нет никакого сходства со Мною. Я праведен, благ, чист от всех грехов; а ты несправедлив, зол, сроднился со грехом и возлюбил его. Нет в тебе ни одной черты Моего свойства; ты имеешь в себе образ сопротивного Мне духа, ты сын диавола. – И так, не напрасно же учит нас Церковь Христова просить Бога, чтобы он сподобил нас неосужденно взывать к Нему: Отче наш! Кто питает в себе ненависть, предан корыстолюбию, и вообще имеет на себе дурные признаки: неправду, злоприобретение, самолюбие, тщеславие и тому подобное; тот не должен и почитать себя сыном Божиим, или называть Бога Отцом своим. Только душевно прилепляющийся Господу, един дух есть с Господом; он только может и должен молиться, так, как Господь велит, взывая к Богу: Отче наш!

Впрочем духовное возрождение, которое производит усыновление человека Богу, зачавшись от воды и Духа, как и плотское происхождение человека, зачатого в утробе матери, усовершается в продолжении всей земной жизни. Настоящая жизнь относительно к жизни вечной, тоже, что жизнь младенца в утробе матери относительно жизни временной. Посему и апостол писал: мы сами, начаток Духа имуще, воздыхаем, всыновления чающе130; и другой говорил: мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что будем подобны Богу131. Как в начале Бог сотворил нас по образу и подобию Своему; так и в обновлении жизни Божией, зачавшейся в нас, когда будем совершенны в добре, уподобимся Богу. Указывая нам на сие величие и возводя нас в сие достоинство, Господь еще сказал нам: на земле не называйте никого отцом себе: ибо один у вас Отец, который на небесах132. И так мы, будучи родом Божиим133, будем обращаться к Богу, как к Отцу родному, и молиться Ему так: Отец наш, воззвавший нас из небытия! Отец, вдохнувший в нас Дух Свой! Отец, бессмертною жизнию нас одаривший! Какой отец может даровать такую жизнь, какою Ты одарил нас? Мы бессмертны, подобны Тебе, Отче, живущему во веки; мы – Твое создание, Ты наш Создатель, и при том Ты – Отец наш, а мы дети. Какая всеблаженная радость! Ты вдохнул в нас дыхание жизни вечной, и мы ожили: и вот мы – Твои, Твои дети, и Ты Отец наш, – Отец будущего века134.

Отче наш, иже еси на небесех!

Ты, который на небесах утвердил престол Свой135, – живущий на небесах вековых! Ты во век пребываешь, а мы здесь, как скорогиблющая трава погибаем. Что же, Отче пребессмертный, – Ты бессмертен, неужели дети Твои смертны? Лет жизни нашей всего до семидесяти, а при большей крепости до восмидесяти, и самый цвет их процветает скоро, и мы улетаем, уничтожаемся, как бы и не было нас. Но мы, ведь, дети Твои, Отче наш, который всегда живешь на небесах; и мы, значит, не уничтожаемся, но переселяемся туда же, где и ты. – Идеже есмь Аз, сказал Ты, указывая на верующих в Тебя, – и тии будут со Мною136. Тебе Отец вечной жизни, было угодно, чтоб бездну смертную проходило бессмертное наше бытие, чтоб дух наш в смертность облачился, и чрез смерть бы возвратился, Отец, в бессмертие Твое.

Отче наш, иже еси на небесех! Ты живущий на небесах, пребываешь в век, и число дней Твоих бесконечно; дни же человека, яко цвет сельный, отцветают, – и потому нет надежды на князей и сынов человеческих. О, живущий на небесах Отец наш! кто поможет нам, кроме Тебя, и кто нас приимет? Отцы наши земные нас оставили; Ты один только можешь не оставить нас. И мы к Тебе прибегаем, Отче наш, коего дни не истощатся, к Тебе, коего лета не оскудеют. Мы здесь странники и пришельцы; отечество же наше на небесах, и в дому Отца небесная многи суть обители137, – кои уготованы нам от сотворения мира.

Отче наш, иже еси на небесех! Как высоко величество Твое! Как дивно превознесен Ты над всеми! И видимое небо чудно как указывает на величие Твое: как над всею землею являет славу Твою, и, до пределов вселенной открывает силу Твою! Если столь высоко небо, и так величественное солнце – дело рук Твоих: каков же должен быть Создатель? О, сколь Ты, Отче, превосходен пред всем Своим творением Ты, сущий на небесах! Не только небо видимое нами, но и небо небес не довлести Ти, сказано; и потому Ты превознес величие Свое превыше всех небес. И никтоже взыде на то небо, токмо Сый на небеси138. Так по величеству славы Твоей, Ты превознес и величие Свое. О, Отче святый! как величественно, достопоклоняемо и свято должно быть имя Твое по всей земле!

Да святится имя Твое!

Превеликое имя Отца светов всею разумною тварью почитается; и пророк сказал: свято и страшно имя Его139. Свято оно и страшно даже небесным силам: тысячи тысяч и тьмы тем предстоят пред Его престолом на небесах, и, покрыв лица, день и ночь друг другу вопиют: свят, свят, свят Господь Саваоф140. Так свято и страшно имя Твое, Отче наш, небесному воинству! да будет свято оно и страшно нам, земным чадам Твоим. Как на небесах страшатся имени Твоего, и сим страхом, как источником, благоволение Твое непрестанно изливается; так и на земле милость Твоя, Господи, от века и до века пребывает на боящихся Тебя141. Посему и просим мы: подай, Господи, страх Твой в сердца наши, и да будет свято для нас великое имя Твое.

Имя Твое страшно и преисподним силам, хотя для них и не досточтимо оно: именем Моим бесов изгонят142, сказал Господь о верующих во имя Твое. Одни только неразумные люди осмеливаются часто произносить имя Твое без благоговения и страха, даже со смехом, среди нечистых своих разговоров. А сказано: не произноси имени Господа Бога твоего всуе; ибо Господь не извинит того, кто произносит напрасно имя Его143. Праотец наш не уверился в словах Твоих, и не сохранил Твоего повеления, чрез то лишился и благоволения Твоего. Чтобы и нам не погибнуть, умножь в сердцах наших веру словам Твоим, да будет свято и страшно для нас имя Твое, да не дерзаем произносить Его без всякой надобности и благоговения.

Отче святый! освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина144, – сии слова Господа, которые он произнес в последней Своей молитве за учеников Своих, да будут во всей силе исполнены и ныне над верующими во имя Твое. Ибо Ты всем сказал: будите святи, яко Аз свят есмь145; – и, как не любящий беззакония, Ты только во святых почиваешь. Ты живущим по воле сердец своих говорил: вас ради имя Мое хулится во языцех146; нам же заповедал творить при свете веры добрые дела, да, видя их, люди прославят, Отца нашего небесного. Господи! соделай нас людьми добрыми и святыми, чтобы не словами только, но и делами могли мы прославлять Тебя; помоги нам, Святый, быть сынами света и не делать дел тьмы. Пусть святится имя Твое в нас и чрез нас; да прославляется и благоговейно чтится оно всеми людьми. Так да святится имя Твое, и –

Да приидет царствие Твое.

О, если бы мы оставались всегда в той свободе, которую даровал нам Христос Бог, и не подвергались игу рабства греховного147! Если же и опять лишились свободы чад Божиих; то искали бы со всем усердием царствия Божия, которое внутрь нас есть148, и достигается усилием, постоянным навыком в добре. Ибо царствие Божие усилием восхищается, и только прилежные искатели находят Его; потому и сказано: ищите прежде всего, прежде всех временных благ, царствия Божия и правды Его149. Блажен, кто постигнет правду Божию, уразумеет истину Господню; такому сказано: не далече еси от царствия Божия150. Горе же, кто не познает ее, не признаете учение Господне за истину: удобее бо есть велбуду, как сказано, сквозе иглине уши проити, нежели ему внити в царствие Божие151. Чтобы достигнуть нам царствия Божия, постараемся внимать учению Господню; ибо Царь наш и Бог – Господь Иисус Христос говорит: аще вы пребудете во словеси Моем, воистинну ученицы Мои будете; и уразумеете истину, и истина свободит вы. Яко всяк творяй грех, раб есть греха; аще Сын вы свободит, воистинну свободни будете152. Если бы мы все делали по внушению духа Христова; тогда не царствовал бы грех в смертном нашем теле, и мы не повиновались бы похотям его153. Но грехолюбивая плоть противится духу Христову, живущему в нас; и как помышление на зло прилежит человеку от юности его154; то мы часто и не то делаем, чего хотели бы (согласно с духом Христовым). И вот живем мы по влечению плоти, увлекаемся духом мира сего, и опять оказываемся под властию миродержителя, князя тьмы, князя века сего155, – который, по слову пророка, яко скимен обитаяй в тайных, овладев душами нашими, возлежит в сердцах наших, как лев в логовище. И под его управлением предаемся мы небогоугодным и бесчинным делам: всякой вражде и ссоре, сквернословию и пьянству, прелюбодеянию и зависти; и хотя сказано: таковая творящии царствия Божия не наследят156, – однако мы не вразумляемся. Те же, которые достигают царствия Христова, живут уже не по плоти, но по духу: иже Христовы суть, плоть свою, сказано, распяша со страстьми и похотьми157; – и в них явны бывают плоды духовные: любовь, радость, мир, кротость, воздержание. В сердцах сынов Божиих царствует Сам Бог, по неложному слову Сына Божия: к нему – кто сотворит Божию волю – приидем и обитель у него сотворим158.

Так как Господь повелел нам искать царствия Божия, и сказал: просите, и дастся вам; ищите, и обрящете, и при том еще так обнадежил: всяк просяй, приемлет и ищай, обретает159; – то и будем искать с несомненною верою, что непременно достигнем его, если только постараемся просить о том Бога. И так, будем просить: Отче! да приидет Твое всемогущее, всеблаженное царство, и разрушится владычество диавола, овладевшего душами нашими, и изгонится дух его из внутри нас; ибо он лукавством своим победил нас и водворился в сердцах наших, кои потому и производят помышления злые, ложные свидетельства, хулы и прочее. Отче благий! да воссияет умам нашим истина Твоя, и тогда померкнет в нас царство тьмы, царство злобы и сопротивления Твоей воле; пусть сила вражия бродит, по слову Твоему, в безводных местах, не обретая себе покоя; – пусть она витается не в наших сердцах, кои всегда увлажаются и умягчаются водою живою, – словом вечной жизни. Когда же дух нечистый, изгнанный из нас, возвратится вспять, взяв с собою семь лютейших духов, чтоб ниспровергнуть в нас Твое царство; тогда, Отче святый, да не поколеблется царство благодати Твоей, да пребудет оно в род и род. Так, да приидет во всей божественной силе царство Твое непобедимое, царство всех веков, и да исполнятся сердца и уста наши радостию и хвалением Твоей благости. Отче милосердый! Единородным Твоим Сыном сказано было: жатвы много, а жателей мало; просите господина жатвы, да изведет делателей на дело свое. – Много и ныне есть еще овец, блуждающих во тьме неведения, кои совершенно не знают Тебя, Бога истинного и Его же послал еси на спасение нам Иисуса Христа возлюбленного Сына Твоего; сего ради молим: да и те будут призваны чрез избранных рабов Твоих в царство Твое благодатное, да будет на всей земле едино стадо и един Пастырь, и воспоют все люди с нами едиными устами и единым сердцем песнь Тебе победную.

Боже, Боже наш, – Отче щедрот и всякого духовного утешения! да приидет то всеблаженное царство Твое, в котором явится презельное богатство благодати Твоей, его же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, – царство, исполненное величайшей благодати и славы; где не у явися, что будем160, где сыны царствия просветятся, яко солнце. Да приидет, Отче наш, Твое премирное царство, блаженное, беспечальное, где единый мир без огорчения, единая радость без воздыхания, покой вечный без возмущения: и мира его, как сказано, несть предела, – нигде и никогда не услышим там стонов, никто притеснения не увидит; но все упокоимся в едином Боге, все Его единого волю будем творить. О, Отче наш, иже еси на небесех! Да приидет вожделенное нами царство Твое и не умедлит, скоро да наступить приближающееся царство небесное, которое уготовано нам от сложения мира161.

Отче наш, тако благоволивый о нас! да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли.

Благая воля благого Отца небесного приводит всех небожителей в восхитительное торжество, в одну чудную всеобщую радость. Там, как видел Исаия пророк и было показано новозаветному созерцателю божественных таин, – тысячи тысяч и тмы тем бесплотных духов неумолкаемо поют песнь триипостасному Божеству; – и слышах, как еще говорит Богом – возлюбленный Иоанн, яко глас народа многа, и яко глас громов крепких, глаголющих: аллилуиа, яко воцарися Господь Бог Вседержитель! радуемся и веселимся, и дадим славу Ему162. – И там слава Господня, приводящая всех в восторг, непрестанно изливается, как вода из переполненных сосудов, из уст небожителей в радостном журчании славословия; и в таком, так сказать, кругообращении божественной славы состоит вечное их блаженство. О, если бы и на земле, как на небе, была совершаема воля Господня, – везде и всеми был бы славим Господь Бог; то повсюду и у всех была бы одна радость, одна мысль только о величии Божией благости! Как на небесах исполнение воли Отца небесного подает всем одно блаженство; так и на земле мир и во всех людях было бы бесконечное благоволение Божие, если бы мы все творили только волю Господа своего, И сему показали пример те из нас, которые, избегая молвы мира, скитались в пустынях и жили в вертепах и горах, чтобы там все время посвещать на славословие Божие; за то и радовались они там великою радостию; безмолвная и всегда безмятежная жизнь их делала и самую пустыню для них восхитительным раем. Если бы и ныне все мы живущие на земли, как и ангелы на небесах, днем и ночью восхваляли Свет святых, который всегда просвещает всякого человека, грядущего в мир сей; то, при виде и слышании всеобщего богохваления, можно было бы считать себя перенесенными в рай сладости. О, Отче наш, иже еси на небесех! да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли, – и жизнь наша будет святая и блаженная. Желаем Отче наш, чтобы все мы исполняли благую волю Твою, и пусть да будет воля Твоя, как в населяющих горние обители, так и в нас, живущих на земле.

О, Святый Божий163, – сияние славы Отца небесного, Ты не опровержимую истину сказал: без мене не можете творити ничесоже164; ибо ты знаешь, из чего мы созданы, помнишь, что мы персть и прах земный. И действительно, – что такое человек? что он может сделать сам собою? Если не может прибавить себе росту на один вершок, или сделать даже волос на голове своей белым или черным; то, совершенно справедливо что он без Божией помощи не может и подумать ничего богоугодного165. Потому-то и должен он просить Бога, да не оставит его ходить по воле своего сердца, да не будет чрез то предан в неискусен ум творити неподобная166. Так как все люди осуетились, делая все по влечению своего ума, и омрачилось несмысленное их сердце; ибо так сказал нам Сам Господь: якоже отстоит небо от земли, тако помышления ваши от мысли моея167; – то не напрасно ублажается тот из нас, кто прилепляется закону Господню, и помышляет о нем днем и ночью. Блажен, кто уразумевает волю Господню и по силе своей исполняет Его повеления; сей становится мужем мудрым, созидающим дом спасения своего на камне, иже есть Христос, – Божия премудрость и сила. За то и бывает такой человек тверд в вере, постоянен в дообре; и, как гора Сион, он не подвижным остается и тогда, когда восстают на него бури озлоблений и гонений, сыплются, подобно дождю, разные поругания, и разливаются вокруг его реки скорбей. Но не то, совсем не то бывает с теми, которые пренебрегают этот Камень – святый Божий, и созидают дом свой на песке, руководствуются суемудрыми своими мыслями; они не устоят на суде, и будут как прах, развеваемый от сильного ветра. Посему и молим мы Тебя. Отче святый, да будет воля Твоя всегда исполняться нами; да направит она нас как хочешь Ты, и руководит, куда угодно Тебе; и как отцы земные водят за руку милых чад своих, так и Ты, Отче небесный, всегда направляй нас правдою Твоею на путь мирен: да внидем в радость Господа своего. Он Единородный Твой, сказал нам: никтоже может приити ко Мне, аще не Отец, пославший Мя, привлечет его168 – и посему мы предаем себя в Твою волю, и Ты влеки нас, чад Своих, куда и как хочешь, – только привлеки сердца наши к любви Твоей; ибо мы весьма желаем наслаждаться любовию к Тебе, которая достигается посредством соблюдения Твоих заповедей169. Да направит нас всемогущая десница Твоя на повеления Твои; да исполняются они нами охотно, как ангелами на небесах; да будет и на земле, как на небе, поправлять всех нас воля Твоя, – и да созиждется на земле мир, и да почиет на людях Твоих благословение Твое.

Отче наш! Если от начала дней сияешь Ты солнцем Своим на добрых и злых, и посылаешь дожди на праведных и неправедных; если и всякое животное, как сказано, исполняешь Ты Своим благоволением; то мы ли одни, Твои дети, можем быть Тобою забыты и оставлены, как говорят неразумные, на произвол судьбы? Но сего и быть не может; ибо нет судьбы иной, кроме Твоей, как и сказал Сын Твой: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю170. И желая показать Свое попечение о нас, говорит еще нам: не две ли птицы ценятся единым ассарием: и не едина из них падет на землю без воли Отца вашего; вам же и власи главнии вси изочтени суть171. Если и цветки полевые, кои сегодня цветут, а завтра погибают, Ты так украшаешь, что и Соломон при всей славе не был украшен, как один из них; то не гораздо ли более, чем о цветках, печется о нас вседетельный промысл Твой? Посему и должны бы мы уверены быть, что, если чего требует от нас воля Твоя, и что хочет она совершить в нас или чрез нас; то воля сия есть воистинну благая, и мы должны последовать ей с совершенною преданностию. Ибо воля Твоя, управляя всем, всегда направляет всех нас ко благу; и Ты, усугубляя над нами Свое попечение, не даешь даже и одному волосу с головы нашей упасть или быть вырванным без воли Твоей. Так во всем, что случается с нами, управляет воля Твоя, которая и руководит всех нас ко благу; и мы уверены, что все с нами, – что только не зависимо от нашей воли, – бывает не иначе, как по благой Твоей воле; и потому все, как сказано, любящим Бога содействует ко благу172. Только надобно нам возлюбить Бога, а для сего исполнить волю Божию, которая требует не любить мир и все, чем он привлекает к себе сердца наши, – не любить богатство, славу, которая от людей, и всякое зло, в котором лежит мир и находит упокоение себе; и тогда все, все будет служить нам ко спасенно души. О, Отче! помоги нам исполнить Твою волю; и Ты, как Отец щедрот еси и всякия утехи, то мы еще просим: и –

Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Видим мы, что твоим богатством наполнена вся земля, – это обширное селение животных малых и больших, – и это окружающее всю землю море, в коем множеству рыб и чудовищ нет числа, – и эта воздушная оболочка земли со многим множеством в ней птиц и насекомых. Все они, люди, звери, скоты, птицы, рыбы, насекомые, ожидают от Бога пищи себе и получают каждый день; ибо Ты Отец наш небесный, отверзаешь Свою руку, как говорит пророк, и исполняешь всякое животное благоволение. Ты подаешь пищу всякой плоти, творишь все во благо нам, по желанию нашему; Ты ниспосылаешь дожди с небес и соделываешь времена плодоносными, и мы имеем все нужное для жизни в изобилии. Хотя мы знаем, что Ты подашь нам всегда то, что необходимо для нашего существования, – и хотя бы не просили у Тебя хлеба, Ты дал бы и непросящим; но любовь Твоя понуждает нас, любовь чад к столь благому Отцу требует, чтобы дети в надежде, что все получат от своего Отца, чего у Него просят, всегда обращались бы к Отцу своему и просили Его благого изволения. Так мы просим у Тебя благословения принять от щедрой руки Твоей пищу; не к кому иному прибегаем и не от другого ищем, как только от Тебя; ибо Ты один всеобщий дародатель, и нет иного подающего. Если и от руки братьев мы приемлем пищу себе! то и это, известно, подается от Тебя всеисполняющего; и потому когда будем вкушать, то вспомним, что Ты нам дал.

Чтобы обещания Отца небесного исполнялись во всей силе, и мы для сего должны исполнять Его повеления в точности, делать все по совету Его. И так, по глаголу Его: не пецытеся о завтрашнем, что будете есть и пить, – мы не должны заботиться о будущем, или о многом запасе на будущее время, также и желать себе сладкой пищи; но будем просить одного хлеба, как необходимого средства для существования на земле, и то на один только день. Будем знать, что пища, особенно обильная, не привлекает сердца наши к Богу, но более отвращает от Него; потому и сказано: яде Иаков и насытися, уты, утолсте, разшире, разсвирепе, и отвержеся возлюбленный. – Также и попечение о многом отвлекает ум от Бога и употобляет тому, у кого уродилось много хлеба, и он замышлял строить житницу, собрать в нее все блага, и есть, и пить, и веселиться многие годы; но в ту же ночь исторгнута была безумная душа его. Не от обилия благ земных зависит продолжение нашей жизни на земле; потому и сказано нам: довольно для каждого дня своей заботы; – и мы о будущем все упование возложим на Господа: яко Той печется о нас. Возверзи, и пророк сказал, на Господа печаль твою, и Той тя препитает173. И будем ли мы еще столь малосмысленны, как многие многопопечительные, когда не велит нам Господь заботиться и о завтрашнем дне, и в удостоверение своего промышления говорит так: воззрите на птицы небесные, яко ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш небесный питает их; вы не гораздо ли лучше их, маловеры? – Таков наш Владыка, Отец наш небесный! Столь Он благ к нам, – не велит нам иметь попечений, чтобы не обременились заботами! Как сердобольный отец сам берет на себя попечение о доме, о сохранении имения, а сыну велит заниматься только образованием ума; так и наш небесный Отец, приемля на себя всякое попечение о благах земных, говорит нам: ищите прежде всего царствия Божия и правды Его, и сия приложатся вам174.

Справедливо сказано: никто же благ, токмо един Бог175; ибо действительно благ и милосерд Отец наш, вдохнувший в нас дух Свой и бессмертною жизнию нас одаривший. Но если и отцы по плоти, далеко не так любящие детей своих, как любит Бог созданных по образу и подобию Его, не подают детям своим, просящим пищи, камней вместо хлеба; то Бог ли, исполненный благости, откажет нам в том, чего у Него просим и в чем имеем нужду? Если и миллионам людей, зверей и всяких гадов, не просящих себе пищи, подает Он всякие блага в наслаждение; то не более-ли попечется Его благость о нас – малом стаде176, просящем у Него того только, что необходимо для жизни. Если и птицы, дремлющие на ветви и заутра восставшие, находят себе пищу; – ибо Отец наш небесный питает их; то мы ли, Его дети, не должны уповать, что Он не попустит плоти нашей погибнуть и от голода увидеть смерть? Все сие понуждает нас более не заботиться уже о временных благах, но о том только, что душе служит на пользу и ходатайствует ей жизнь вечную. И так позаботимся, чада Божии и наследники небесного царства, удержать свой ум от суетного попечения и привести его в послушание Господним повелениям, – тем более, что не о хлебе едином, как Господь сказал, жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих177. Не столько должно страшиться смерти, сколько Божиего неблаговоления, о котором Господь сказал: послю глад на землю, не глад хлеба; ни жажду воды, но глад слышания слова Господня178. Как тело приемлет жизненную силу от того естества, из которого оно создано; так и душа Святым духом живится и делается богоподобною чрез соединение с Богом. Потому и Господь Сын Бога живого сказал нам: старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную179; – и указывая на нее, говорит еще: Аз есмь хлеб, сходяй с небес, и даяй живот миру. Плоть Моя истинно есть брашно; ядый хлеб сей, жив будет во веки180. Сего то небесного хлеба и должны мы желать всякий день, и просить у Господа подобно тем, которые, будучи при Нем, говорили: всегда даждь нам хлеб сей181. И Ты, Отец наш небесный, даждь нам днесь, – в продолжении всей этой жизни, вкушать божественную пищу, уготованную нам во оставление грехов182 и жизнь вечную.

И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим.

Кто может исчислить долги наши, коими одолжены мы Богом, а тем более уплатить их? Неисчислимы те благодеяния, которые получили мы от Бога, и неисчетно все то, что должны бы мы сделать Бога ради, и не сделали. Но какие дети не должны отцу своему? и кто из нас в силе заплатить долг Тому, Кто наделил нас всяким благом? Одно то, что Бог, не имея ни в ком никакой нужды, воззвал нас к бытию ради того, чтобы мы блаженствовали: кто равное сему воздаст Творцу своему? и что мы воздадим Ему, когда во власти Его находится все, что считается нашим? Посему и остаемся мы должниками пред Богом всегда неоплатными. Но не сии суть долги наши, о которым молимся-оставить нам; а о тех долгах, что не вполне воздаем подобающую честь Богу, и не только это, но и много еще преогорчеваем Его благость, – не исполняем Его воли, не творим Его повелений. Размышляя же о судьбах праведного Бога, – что нас ждет за такое неповиновение? и чего не сделал Сын Единородный ради нашего спасения, не пощадив души Своей отдать на страдание, чтобы освободить нас от вечной смерти? – таким образом, как бы низверженные в неизмеримую бездну долгов, сознаем вот: как много должны мы Избавителю своему! и что однако ж не заплатили Ему и малейшей частицы величайших долгов своих! Если же взявшие в займы деньги и не могущие уплатить их, не едят и не спят от мучительной заботы; то чего не потерпят те, которые видят, что долги их не в деньгах но в делах? Вот почему признательные рабы Божии смущались и плакали, и всегда усердно просили об оставлении долгов своих.

О, Боже праведный! не вниди в суд с рабом Твоим, так взывал пред Богом прор. Давид; – ибо не оправдится пред Тобою всяк живый. Если по одному правосудию Своему Ты будешь судить всякого раба, то праведным пред Тобою не окажется и тот, кто ничего худого не имел бы за собою. И праведник, сказано, едва спасется; но аще беззакония назриши: Господи! Господи! кто постоит? Посему и всякий святый умоляет Тебя: остави нам долги наши. И кто бы не вошел в отчаяние, если бы не было прощения во грехах? – но у Тебя прощение, дабы все благоговели к Тебе. И отцы земные любят миловать чад своих; Ты ли один благоутробный не пощадишь нас малодушных, которые и сами не знаем, что делаем? Ты повелел нам, чадам своим, прощать долги братиям, согрешившим против нас даже до седмидесяти раз седмерицею во всякий день: сии слова Твои ходатайствуют пред Тобою об отпущении грехов наших. Прости нас, Отче, без числа согрешающих всякий день, да исповедуем Твою благость, яко не по беззакониям нашим сотворил есть с нами но яко но высоте небесней утвердил над нами; милость Свою. Ей, Отче! да будет тако благоволение Твое; ибо Ты один безгрешен; мы же много согрешаем все183. Но у Тебя, как говорить пророк, очищение есть.

Если столь любвеобилен Отец наш, что и грешников милует; то и мы, именующиеся Его детьми, должны также быть добросердечны и снисходительны даже и к врагам своим. Посему и Господь говорить нам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас; да будете сынами Отца вашего небесного184. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш небесный простил вам согрешения ваши; если же вы не прощаете, то и Отец ваш небесный не простит вам185. Ибо миловать милосердый Отец любит тех, которые и сами милуют других; не милующих же и всякие отцы наказывают, да не творят брань. Но любить тех, которые нас ненавидят, никто не может сам собою, как и Господь говорит: без Мене не можете творити ничесоже. Посему мы и должны просить: помоги нам, Отче благоутробный, быть милосердыми ко всем, даже и ко врагам своим, чтобы мы сделались достойными Твоей великой милости; дай нам сердце доброе, чтобы могли любить ненавидящих нас, ум любомудрый, чтобы благотворить злотворящим нам, и молиться еще так: прости им, Отче, все согрешения, коими они озлобили нас, все обиды и поношения, которые они по неведению нанесли нам. Если они и злословят нас, и еще гонят и лишают земного благоденствия; то чрез то самое и обращают сердца наши к Тебе, Отче наш; и Ты не лишишь нас небесного Твоего царствия. Посему обидящие и злотворящие не суть враги наши, но паче благодетели, которые помогают нам достигать небесных благ – нескончаемых; и мы, уже не как неразумные, таких благодетелей весьма возлюбим, и воздадим им за небесные блага земными благами. О, братия мои, обращающее меня к Отцу небесному! люблю вас за благодеяния ваши, и благодарю, как за одолжение за ваши обиды и притеснения, коими вы отвращаете мое сердце от земли и чрез то уготовляете мне небесные блага; от сердца прощаю вам все озлобления, которые вы некогда нанесли мне, и молю Бога, да оставит Он долги ваши, и мы все единым духом воспоем на небесах славу Отцу премилосердому. О, Отче! остави нам долги наши точно так же, как и мы оставляем должникам нашим.

И не введи нас во искушение.

Аще, сказано, приступаеши работати Господу Богу, уготови душу твою во искушение. Посему блажен муж, иже претерпит искушение, зане искусен быв, приимет венец жизни, его же обеща Бог любящим Его186. Значит, блажен был бы я, если бы потерпел все скорби и гонения, которые постигают всех, хотящих благочестно жити о Христе Иисусе; но силы мои слабы, – не могу противостоять частым и многим обольщениям и притеснениям, находящим от мира, плоти и диавола. Кто поможет мне, кроме Того, Кто, как сказано, Сам искушен быв, может и искушаемым помощи187? – И Господь крепость людем Своим дает, говорить пророк, Господь благословит люди Своя миром188. Он не попустит никому быть искушаемым сверх сил, но при искушении даст и облегчение189, – даже избыток радостей; посему и говорит Писание: мужайся, да крепится сердце твое, и потерпи Господа190. Ибо Господь, кого любит, того и наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает191. И хотя всякое наказание в настоящее время кажется не радостию, a печалию; но после наученным чрез него доставляет мирный плод праведности192. Сего ради и Господь заповедал нам молиться не о том, чтобы избавил нас Бог от искушения, но о том только, чтоб не войти в то бедствие, которое постигает не потерпевших искушение до конца, как сказано; той спасется193. Искушения же необходимы всякому, работающему Господу Богу; и если кто будет молиться о избавлении от них, то любящий его Отец наш небесный и не послушает его молений. Так Павел трикраты молил, да отступит от него пакостник плоти, – ангел сатанин; но искушение продолжало быть, – ради чего? – да не превозношуся194, говорить апостол. Ибо как в огне искушается злато, так и человецы приятны в пещи смирения; а для сего нужно только иметь терпение, как и Господь сказал: в терпении вашем стяжите души ваша195. И вот мы просим Отца небесного: не введи нас во искушение; – не попусти нам упасть в ту пропасть (греховную), где от Тебя отстанем; не доведи нас до того страха: чтобы преогорчить Тебя, Бога Отца нашего, – страха столь тяжкого для сердца, которое любит Бога.

В искушении будучи, никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом, и Сам не искушает никого. Но каждый, как сказано, искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотию; похоть же исполняя, рождает грех, a сделанный грех производит смерть, – томление и скорбь души196. Если и попускает Бог быть искушением, то для того, чтобы вразумить и привести в познание, – любим ли мы Бога всею душею и всем помышлением, или любим более самих себя, – плоть и мир, и содружество с диаволом? Посему и говорит апостол: всяку радость имейте, братия, егда во искушение впадаете различна, совершенно зная, что испытание веры вашей производит в вас терпение, терпение же до конца покажет, что вы вполне преданы Богу197. Но и терпение никто не должен считать своею собственностию, – оно есть дар Божий; а как дар, то и должно просить его свыше, от Отца светов, от Которого нисходит всякое даяние, благо198. Потому и молимся мы: не введи нас во искушение, – не оставь нас, Отче, без Твоей помощи, подай терпение и не допусти увлечься пожелаением своего сердца, которое наклонно ко греху.

Некогда некто много молил Бога, да отступит от него противный ему дух – искуситель; но Господь ему сказал: довольно для тебя благодати Моей; ибо сила Моя совершается в немощи199. Посему и мы будем, просить, дай нам Отче благодать Твою и довольно нам будет, да с помощию ея преславно подвизаемся; ибо Тебе, Отче, известно, что и хотели бы мы сделать, но без благодати Твоей не можем совершить: яко персть есьмы, – и не иное что, как прах земный. Если и есть в нас что-либо угодное Тебе, то и это получили от Тебя же; ибо мы не знали, что надо делать, чтобы угодить Тебе, и не делали, и не желали даже добра делать душе своей, покуда Ты нас не научил тому. Даже и ныне мы без благодати Твоей не хочем и не делаем добра: о, крайняя наша сладость и немощь души нашей! И если бы благодать Твоя не помогла нам, – что было бы с нами? в каких печальных заблуждениях мы пребывали бы, оставленные своим богопротивным склонностям? Но и ныне, после столь многих благодеяний Твоих, Господи! Господи! Ты видишь в нас одну только неблагодарность. Боже наш! Боже наш! Тебе известно наше непостоянство; но не попусти, чтобы неверность наша соделала нас недостойными Твоих благодеяний, не допусти нам отвергаться от Тебя, – не введи нас во искушение.

Но избави нас от лукавого.

Всем известно, что лукавство есть зло; посему и под словом: лукавого, разумеется все злое и противное спасению души. На сие указывает и слово: аще вы лукави суще, – которое значит: если вы, будучи злы200. И так рассмотрим действие лукавого, под властию которого мы находимся, и потому просим, чтобы Бог избавил нас. Но кто слышанным сотворит то бедствие, которому преданы наши души, или кто уразумеет все зло, в котором лежит весь мир? Однако видеть можно всякому, – как покорились суете все потомки Адама, и что всякий из них беспокоится о земном, не рассуждая о том, что сам находится на краю глубокой пропасти. Справедливо ублажает Господь плачущих ныне; ибо если кто внимательно рассмотрит жизнь нашу, то она по истине покажется достойною плача и рыдания. Такое бедствие постигло всю вселенную и неразумие овладело всеми людьми! И как нам не плакать, как не сокрушаться сердцем, видя себя в плену не у варваров, не у злого человека в крайней неволе, но у злейшего демона и духов злобы поднебесных. Дух мира сего, или, как именуете его Божие слово: князь мира сего201, точно свирепый тиран, захватил всю вселенную и поместился со всем своим воинством в душах человеческих; и что еще делает с ними? – ужас! Не деньги он отнимает и не браки расторгает, но – что всего хуже – отвлекает от Бога души Ему преданные, отвращает от Него ум и сердце, и, содержа их в плену своем, предает их нечистым страстям своим. Когда же сатана овладеет совершенно душею, ему преданною; тогда отдает ее на посрамление духам ему подвластным; и те обращаются с нею так нагло и низко, как только свойственно бесам, и с исступлением радуются о ее погибели. Они, обнажив ее от всякой добродетели, одевают в рубища греха зловонные, кои и позорят ее более чем нагота; и в этом не знают они сытости, но когда наиболее обесчестят душу, тогда еще свирепее нападают на нее, предают ее непрестанным упрекам и угрызению совести и вливают в нее свой яд – совершенное отчаяние. Какого же плена не бедственнее это греховное состояние души? и есть ли еще зло, которое было бы губительнее сего зла, в котором находится весь мир – все люди, удаленные от Бога и преданные страстям своим? О, это бедствие душевное хуже всех бед, какие могут быть в мире сем! Отче наш! избавь нас от этой общей всем беды, избавь от насилия лукавого духа.

Кто еще не сознает опасность своего положения и кто не видит, сколь много у нас врагов? Ибо многие восстают на нас и преследуют; и – что всего хуже – невидимы суть борющиеся с нами! Наша брань, как говорит апостол, не против плоти и крови, но против начальств и властей, против мироправителя тьмы века сего и духов злобы поднебесных202. И ни о чем либо маловажном идет у нас спор с этим царством тьмы духовной, с непримиримым духом злобы; но о самом важном предмете, – о наследии жизни вечной. И что вот делает враг наш, Господь Сам о том свидетельствует: он похищает слово Господне, это спасительное семя жизни, из сердец человеческих; он и посреди пшеницы всевает свои плевелы203. Он заставляет не верить божественным изречениям, не обращать на них внимания, старается всех привести в безнадежие, и говорить всякому рабу Господню: нет тебе спасения в Бозе твоем. Вот что еще делает он, супостат наш, злой и лукавый дух! И справедливо о нем сказано: яко лев рыкая, ходит, ища кого поглотить204. О, Авва, Отче! защити нас от бешенства врага нашего диавола, от его безмерной злости и лукавства; ибо нет у нас иного покровителя и спасителя, кроме Тебя, Бога и Отца нашего. И мы к Тебе прибегаем и Тебя просим: освободи нас от зол, нас обышедших, избавь от душегубца – врага нашего диавола, даруй нам пленным отпущение, отпусти измученных на свободу.

Господи небесе и земли! Отец щедрот и всякия утехи! Ты Сам сказал, что пришел слепым даровать прозрение и исцелить сокрушенных сердцем205. Ибо миродержитель тьмы века сего ослепил, как сказано, разум всех неверных; и от того прилежит помышление всякому человеку прилежно на зло от юности его206. Видите, видите – указывает нам слово истины, – яко вси ослепоша, не разумеша смыслити: вси путем своим последоваша, кийждо уклонишася в лихоимство свое, от перваго и до последняго207. Се тьма покрывает землю, и мрак на всех живущих! Это же самое в духовном видении было открыто одному праведнику, который увидел по всему миру распростертые сети лукаваго, и, вздохнув, сказал он: кто может избежать их? И мы, видя себя окруженными со всех сторон соблазнами мира сего, не должны ли сказать с воздыханием: Господи! защити и избавь нас от сетей лукавого духа, Он столько лукав и зол, что опаснее такого врага и быть не может; ибо злоба его покрыта притворством: он внушает нам радоваться, где надобно только плакать, советует искать одних временных, а не вечных благ; но слова его полны обмана и все умыслы его – только бы погубить нас. Этот человекоубийца издревле ищет как бы уловить душу и не допустить до вечного блаженства, которого он лишился; и вот он распростер для нас невидимые сети, при путях к блаженству поставил тончайшие тенета, на узких путях изрыл везде ямы, и отовсюду гонит нас и преследует во мраке. Сидит он, злобный, в сокровенном месте, как лев в логовище, и глаза его подсматривают за бедной душой; и хитрый он притаевается, прилегает, и вот бедные наши души неразумные, попадают в его сильные когти: он схватывает их, увлекаете в свои сети, опутываете их со всех сторон и с исступлением радуется о их погибели208. О, Отче! Отче наш, иже еси на небесех! приникни с высоты Своей, призри милостиво на беспомощных, и услыши стон узников, разреши сынов обреченных на смерть. Восстань на помощь нашу и подвигнись противу буйства гонителей наших; ибо нет Бога пред глазами их; они преследуют и терзают наши души, и еще усмехаются и говорят: забыл Бог, отвратил лице Свое от людей Своих и не умилосердится никогда. О, Боже праведный! почто враги наши говорят нам, что Ты не смотришь, не обращаешь внимания на наши страдания? Долго-ли еще будут они так унижать Тебя? – тогда как Ты видишь наши слезы и вздохи, взираешь на все обиды и притеснения записываешь на руке Своей209. И не напрасно бедный ожидает от Тебя помощи, и беззащитный просит у Тебя защиты: и Ты некогда сокрушишь всю силу вражию; ибо не на всегда оставлен будет слабый во власти сопротивного, надежда угнетенных не погибнет до конца.

Яко Твое есть царство, сила и слава.

Боже наш, Отче! Ты, премудрый и дивный во всех делах, неисповедимым Своим промыслом управляя нами, все сущие беды навел на нас ради грехов наших; но не всегда мы останемся в таком горестном положении, – ибо Твое есть царство, и владычество лукавого разрушится: и Ты, наказав нас кратким посещением печали, изобильно исполнишь радостию и веселием сердца наши, и удивишь нас Своею милостию. Ибо Твое есть царство над нами и над всею вселенною; Ты Господь неба и земли; Ты создал нас со всеми тварями, подаешь всем живот и дыхание и все потребное для жизни сей; потому и нам подашь, как возвестил, жизнь вечную, – царство то, которое уготовано нам от сотворения мира, – царство вечного покоя, мира, и славы, – царство, которому не будет конца.

Ибо Твоя, Отче, сила есть всемогущая: Ты силен все сделать; Ты сотворил весь мир одним повелением Своим; Ты можешь во мгновение ока изменить нашу жизнь, извлечь нас из сей бездны погибели. Твоя сила есть беспредельно великая: Ты повесил тяготеющую землю ни на чем и держишь ее одним Своим словом; Ты распростер над нами, как легкий покров, беспредельное небо, и утвердил по великой Своей силе небеса небес. И мы верим, что Ты можешь укрепить нас в добродетели и сделать непреклонными ко злу; Ты силен вознести и на небо всех нас, чад Своих, и возвеличить наше блаженство до бесконечности. Твоя сила столь могущественна, что Ты из ничего сотворил мир сей; потому все, что Ты хочешь сделать для нас, Тебе легко исполнить, – только следует сказать, и будет все, что Тебе угодно. Ибо Твоя всемогуща есть сила.

Твоя есть и слава. Куда ни посмотришь, везде видна Твоя слава: исполнены небо и земля непостижимым величием славы Твоей. Вот все небесные светила, – дела рук Твоих, облек Ты в великую и дивную славу; даже и цветки полевые Ты украшаешь так великолепно, что и Соломон, мудрейший на земле царь, не мог во всей своей славе так одеваться, как одеты они. Если такая неподражаемая слава является во всех делах Твоих; то, можно судить, какою же славою Сам Ты облечен! и каким великолепием потому украсишь Ты нас, чад Своих! Сего ради да не превозносится лукавый дух над нами; ибо Твоя есть слава, и она будет и пребудет над нами и в нас самих, как и во всей вселенной. И писанием возвещается великая слава Твоя; ибо там сказано: егда сотворены быша звезды, ангели восхвалиша Мя гласом велиим; – так они и до ныне даже хвалят Тебя немолчно. И мы, Отче наш, будем славить Тебя непрестанно, – только исполни молитву нашу, и прославим имя Твое в век; охотно принесем Тебе хвалу и славу, и будем славить Тебя вечно.

Ибо Твое есть царство, сила и слава во веки.

Небо и земля мимоидет210; но Твое царство не приидет к концу. Небо и земля погибнут; а сила Твоя пребудет во веки. И самые небеса сказано, обветшают, как риза, и, как одежду, Ты переменишь их, и изменятся; но слава Твоя продлится во веки. И не будет Твоему царству и силе и славе конца.

Аминь.

Истинно, Отче, сказано, что ни одна черта от закона Твоего не предана нам напрасно; все, исшедшее из уст Твоих, не останется не исполненным; но все будет по глаголу Твоему совершенно верно. Посему и будет, Отче, услышана наша молитва; ибо Ты Сам обещал исполнить все, что будем просить с верою. Хотя мы из праха сотворенные, и ничто иное, как прах ничтожный пред Тобою, но что есть мало и презренно Тобою, Боже, сотворенное? Ты дал жизнь всему живущему, и дыхание всем; посему Ты и гласу птицы внемлешь, Ты слышишь вздохи насекомых. О, неизъяснимый – Бог щедрот и Отец всякия утехи! Не отврати лица Твоего от нас, и мы не отступим от ожидания нашего; Ты знаешь все наши нужды, и многое прежде прошения подаешь нам; ибо всякое даяние благое исходит от Тебя, Отца светов; и Тебе в Троице единосущному принадлежит царство над нами, и сила, и слава во все времена, – прошедший, настоящий и будущий век. Истинно.

Кроме сего не знаю я, чего просить у тебя, Отче наш; не разумею я, что мне потребно; но Ты подай рабу Твоему, что Сам знаешь и чего и спросить я не умею. Ты один знаешь, что мне на пользу; Ты любишь меня паче, нежели Я умею любить себя; и я не смею просить ни смею просить ни страдания, ни утешения; но только предстою пред Тобою с отверстым сердцем и молю: не презри, вниди в меня и сотвори со мною по милости Твоей. Благоговею я пред святым Твоим величием и безмолвствую пред Твоею волею и непостижимыми для меня судьбами; приношу всего себя в жертву Тебе, предаюсь Тебе; и хотя нет во мне силы творить то, что угодно Тебе; но Ты воцарись в сердце моем во мне, Сам исполни и чрез меня все свои желания; Сам Ты научи меня молиться Тебе. Пусть Дух Твой благий вселится в сердце мое и Сам ходатайствуете за меня – воздыханиями неизреченными, молитвами безмолвными и сердечными.

* * *

66

Пс.

121

Пс.


Источник: Познание добра и зла, или Учение, как усовершенствоваться в добре и отстать от душевредных желаний и дел / составил иеромонах Стефан. - Вятка : Тип. Куклина, 1883. – IV, 67 с.

Комментарии для сайта Cackle