В.М. Ундольский

Неизвестное сочинение Стефана Яворского

В числи рукописей, принесенных в дар библиотеке Московского Главного Архива Министерства Иностранных дел Управляющим сим Архивом Князем Михаилом Андреевичем Оболенским, находится собственноручное Слово Стефана Яворского, говоренное им в Январе 1698 года в церкви Свято-Троицкой Батуринской, из текста: учителю благий, что сотворю, да живот вечный наследую?

Это доселе никому неизвестное сочинение Яворского посвящено было Гетману Ивану Мазепе, и предназначалось, как видно из манускрипта, к печати; но было ли напечатано, или нет, – неизвестно.

Слово писано в лист, мелкою и довольно связною скорописью, на 10 листах, рукою самого Яворского. На первой странице рукописи находится рисунок, на котором представлена ограда, среди оной три виноградные лозы; над оградой текст: «человек некий насади виноград и оплотом огради его»; внутри: «Господь даст благодать и земля наша даст плод свой»; над виноградными лозами: «Господи, призри с небеси, и виждь и посети виноград сей, его же насади десница Твоя». Вверху изображена Святая Троица; над самою среднею лозою нарисован герб Обидовского: одноглавый орел с распростертыми крыльями, сидящий на шаре, украшенном тремя клейнотами; над ним три надписи из Песни песней. Внизу развернутая хартия, на ней написано: «виноград трема летораслями девствующих, вдовствующих и супружных благолепно процветающий, и тройствений плод в сто, в шестдесят, в тридесят Троици приносящий». Под сими изображениями силлабические трехсложные стихи, числом 12. За тем оглавление: «Виноград Христов, в нем же леторасль едина от трех, си есть: брак честный, един от трех чинов: девствующих, вдовствующих и супружных, в честь Богу в Троицы Святой покланяемому, обретающихся. При благословительном венчании супружества велможнаго, его милости, пана Иоанна з Обедова Обедовского, его Царского и пресветлого Величества Столника и Полковника Нежинского, проповедию церковкою почтеный в церкви Свято-Троицкой Батуринской, от Иеромонаха Стефана Яворского игумена монастыря Свято-Николского пустинного Киевского, року от брака Агнча Слова Божия с плотию 1698, месяца Иануария, в неделю».

На первой странице второго листа нарисован герб Мазепы, под ним написаны силлабические трехсложные стихи, числом 8, и посвящение (которое выписываем вполне для образца слога):

«Его Царского Пресветлого Величества войска Запорозского обоих сторон Днепра Гетману, ясневелможному его милости пану Иоанну Стефановичу Мазепе, своему премилостивейтшму пану, патронови, защитителеве и благодетелеве превеличайшому, благополучнаго здравия, безмятежного многолетствия, щасливого панованя, на врагов видимых и не видимых победи, а потом неувядаемого венца на небеси, при моих молитвах недостойных от всего усердия желаю.

Правда то есть, ясневелможний мосце пане Гетмане, мне премилостивейший благодетелю, же Христос Спаситель наш не повелевает сокривати талантов, овшем сокривающих вечною темницею устрашает, мовячи: лукавий рабе и ленивий, подобаше тебе вдати сребро мое торжником, возмете убо от него талант и неключимого раба воверзете в тму кромешнюю. Еднак же знаюся до того, же казаня мои, которие з послушания святого, на розних местцах лучилось мети, талантом за ледво могут ся назвати, а то для малой вельми скудоумия моего цени з них обретаемой. Претож не погрешил бым закопавши той маловажний подлого розуму моего плод в глубоком забвении и вечной непамяти вертепе, яко вещь публичного зрения недостойную. Для тоейж причины не дерзнул бым и сие весельное казане мое, на котором самого велможность вашу слишателя удостоилемся мети, на видок и позорище мирови изъявляти, когда бы мя не взбудило трикратное велможности вашей на тое дело повеление. Не так теди мое казаня, яко роскозание велможности вашей задало працу типографскому художеству. Моей зась худости жестоко есть противу рожну прати и в знамение прорекаемое воле велможности вашей противним быти; бо ежели целий свет Малороссийский полномощним велможности вашей повинуется велениям, далеко барзей я, которий от велможности вашей, добродея моего, яко капля некая от неизчерпаемой пучини морской благодетельними исходищами произийдох. Албо вем возвратившися з наук з Польских сторон таковими от велможности вашей, добродея моего, естем обогащен благодеянии, иж що колвек естем, що колвек могу, що колвек мею, все то велможности вашей, аки моему источнику, моему солнцу, моему небу приписую. Навет и сея самая о трех летораслях зде изображенних проповедь моя, твоего то есть саждения виноград, твоих благодеяний струями орошен, твоея отческие ко мне любве теплотою согреян и возвращен. А прето ж яко первой жатви снопи приносили бяху на оферу, по заповеди Господней: так и я сию мою проповедь, первое типом изданую, о винограде Христовом, трема летораслями процветающем, власне в сие осиное время, когда виноградное делателей своих увеселяет плодоносие, приношу велможности вашей неби на оферу з нижайшим моим челопреклонением. Кто бо вем насаждая виноград, от винограда не яст. Приймиж теди ласкаве ваше велможное благородие сей дар от мене, виноград Христов трема летораслями: девствующих, вдовствующих и супружних благолепно процвитающей. Ветия зде маловещаного риторского художества знайдеш велможность ваша на похвалу, сим трем отраслям, меж которими на единой вогнездитися изволил гербовий птенец превозлюбленнейшаго твоего сестренца велможного его милости пана Иоанна з Обедова Обедовского, столника Его Царского пресветлого Величества, полковника Нежинекого, ему же на похвалу брачного действия сия проповеди есть сооруженна, которую до рук велможности вашей честно подаючи, самого себе аки персть победительними стопами попираемую, под панские велможности вашей ноги подметаю.

Велможному вашему благородию, патронови и добродееви моему превеличайшему, всяких благ времених и вечних, душевних и телесних, естествених и вишшеестествених, всеусердний желатель, недостойний богомолец и слуга нижайший иеромонах Стефан Яворский, игумен монастира Свято-Николского пустинного Киевского».

Содержание Слова следующее:

После короткого приступа, в котором автор говорит, что нет ничего необходимее для человека в настоящей жизни, как знать путь, ведущий в живот вечный, выводит тему проповеди: о трех путях, ведущих к лицезрению Божию: 1, пути девства, 2, вдовства и 3, пути брачном.

Говоря о девстве, автор между прочим называет его «летораслью высотою своею самих ангелов превосходящею», потому что ангел имеет чистоту девства от естества, а человек от особливой благодати Божией.

Беседуя о состоянии, или как он выражается «о стане» вдовствующих, он доказывает из слов Апостола Павла и из примеров вдовиц Сарептской и Анны Пророчицы, что вдовство так же почтенно, как и девство.

Рассуждая о состоянии брачном, сочинитель Слова называет его благопрорастительною летораслию, приносящею плоды и небесные и земные, и что без сего последнего не было бы и обоих первых.

После этого он опровергает мнение тех, которые думают, что в брачном состоянии невозможно спасение, и ересь Лютера, утверждавшего, будто бы девство и вдовство были не нужны для Церкви, и будто бы брак скорее можно назвать грехом, чем таинством, указывая на пример Товии и на то, что оно установлено в раю, потому что оно продолжительнее всех таинств и важнее, по материи таинства, для большей части людей, необходимо и для земли и для неба, равно и потому, что это таинство принять могут двое, и вступают для любви, которая, по словам Апостола, есть союз совершенства, освященный присутствием Самого Спасителя и Его Матери в Кане Галилейской.

Кроме всего этого, продолжает автор, супружество потому названо великим таинством, что оно имеет большое сходство с четверояким духовным супружеством Самого Христа. Во-1, с природою человеческою; 2, с Церковию; 3, с душею благочестивою, и 4, с торжествующею небесною Церковию.

За тем следует обращение к новобрачным, похвала им, и заключается пожеланием новобрачным плодов брака Кано-Галилейского, тихо-мирного многолетствия, беспечального веселия и непрестающего творения воли Господней.

Вот содержание Слова одного из лучших проповедников Петрова времени. Нам остается только заметить, что язык сего Слова испещрен Польскими и Латинскими словами. – Рукопись, подаренная Архиву Князем Оболенским, принадлежала некогда Самойлу Величку, Канцеляристу Войска Запорожского, который, вероятно, получил ее от Мазепы.


Источник: Ундольский В. Неизвестное сочинение Стефана Яворского // Москвитянин. 1842. № 3. С. 106-108.

Комментарии для сайта Cackle