святитель Тихон (Беллавин), патриарх Московский и всея Руси

«В годину гнева Божия…»: послания, слова и речи

Содержание

H.A. Кривошеева. «В годину тяжкую Богом избранный...» Послания Послание о вступлении на Патриарший престол Православной Российской Церкви Послание Грузинским епископам-"автокефалистам» Послание об анафематствовании творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной Послание по поводу происходящей в стране междоусобной брани Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода о деятельности церковно-административного аппарата в условиях новой государственной власти Послание по поводу Брестского мира Послание Константинопольскому Патриарху Герману V о воздвигнутых на Церковь Божию в России гонениях Послание с призывом к всенародному покаянию в грехах в наступающие дни святого Успенского поста Обращение к чадам Святой Православной церкви в земле Литовской Воззвание перед сбором пожертвований Послание к Константинопольскому Патриарху Герману о переходе на новый календарный стиль Указ епархиальным архиереям об устранении поводов к глумлению и соблазну в отношении святых мощей Послание с предостережением против мщения Послание о невмешательстве в политическую борьбу Послание в связи с закрытием Свято-Троицкой Сергиевой лавры Послание в связи с трехлетней годовщиной интронизации Воззвание о помощи голодающим Послание Святейшему Патриарху Антиохийскому Воззвание об усилении помощи голодающим (с разрешением сдачи в помгол церковных ценностей, не имеющих богослужебного употребления) Послание о помощи голодающим и изъятии церковных ценностей Послание Святейшему Димитрию, Патриарху Сербскому Послание по поводу эксцессов, имевших место при изъятии церковных ценностей Послание (первое по освобождении из заключения) Воззвание Святейшего Патриарха Тихона Послание Святейшего Патриарха Тихона (второе по освобождении из заключения) Воззвание Святейшего Патриарха Тихона и группы высших иерархов Православной Русской Церкви к верующим об отмежевании Церкви от контрреволюции Послание Святейшему Димитрию, Патриарху Сербскому Послание Автономной Украинской Церкви Послание епархиальным архиереям об организации епархиальных советов Ответное послание Константинопольскому Патриарху Григорию VII по вопросу управления Русской Православной Церковью «Разъяснение» о самочинных украинских иерархах и Всеукраинском церковном «соборе» Слова и речи Слово Высокопреосвященного Митрополита Московского Тихона в Крестовой церкви Троицкого подворья при благовестии ему патриаршества Слово Святейшего Патриарха Тихона в Успенском соборе Кремля при его интронизации Ответное слово на приветствие архиепископа Новгородского и Старорусского Арсения (Стадницкого) при посещении Соборной палаты Слово, сказанное в храме Христа Спасителя в Москве перед началом новогоднего молебна «Россия в проказе»: слово, сказанное при служении литургии в Николо-Воробинском храме г. Москвы (на Воронцовом поле) Приветственное слово перед открытием второй сессии священного Собора Православной Российской Церкви Речь при открытии первого совместного заседания соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета Слово на 76-м заседании Священного Собора Православной Российской церкви по поводу убийства в Киеве почетного председателя Собора митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского) Речь на торжественном траурном заседании Священного Собора Православной Российской Церкви, посвященном памяти мученически скончавшегося почетного председателя собора митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского) Ответное слово во время встречи с членами правления петроградского братства приходских советов Слово, сказанное в Кронштадте Слово к богомольцам при служении в Троицком соборе Александро-Невской Лавры в Петрограде Слово при служении в Казанском соборе г. Москвы по поводу расстрела Императора Николая Слово, сказанное за праздничной трапезой по поводу окончании третьей сессии Поместного Собора «Плач Иеремии»: обращение к богомольцам г. Ярославля Слово на Рождество Христово Слово, сказанное в Новодевичьем монастыре в Москве в неделю о Страшном Суде Слово, сказанное в прощеное воскресенье и день памяти священномученика Ермогена Слово, сказанное на Страстной седмице Слово, сказанное в день памяти Всех святых, в земле Российской просиявших Ответное слово, произнесенное в храме Христа Спасителя после благодарственного молебна по поводу избавления от смертельной опасности Письма к властям Обращение к СНК в связи с первой годовщиной Октябрьской Революции Письмо в СНК о недопустимости освидетельствования мощей преподобного Сергия Письмо к председателю CHК В.И. Ленину о вскрытии мощей преподобного Сергия Заявление председателю СНК В.И. Ленину о предполагаемом изъятии мощей преподобного Сергия Письмо к председателю СНК В.И. Ленину о несоблюдении закона о свободе совести Письмо во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет о создании Церковного комитета Заявление Святейшего Патриарха Тихона в Верховный Суд РСФСР Заявление в Центральный Исполнительный Комитет по вопросам об отношении Православной Русской Церкви к календарной реформе (переходу на григорианский, «новый» стиль) Литература  

 

H.A. Кривошеева. «В годину тяжкую Богом избранный...»

Образ святителя Патриарха Тихона все ярче сияет на небосклоне истории Русской Церкви XX века. Время проясняет масштаб его многотрудного подвига в годы невероятного разгула зла, обрушившегося на Россию. «В годину гнева Божия, в дни многоскорбные и многотрудные, вступили мы на древлее место патриаршее. Испытание изнурительной войной и гибельная смута терзают родину нашу, скорби и от нашествия иноплеменник и междоусобныя брани. Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная», «Сколько мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении и особенно в настоящую тяжелую годину!.. Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах российских и предстоит умирание во вся дни» – так сказал о времени своего служения вновь избранный Патриарх Московский и всея России. Вступая на Патриарший престол, от всего сердца умоляет он Господа: «...Даруй же сердце разумное, дабы мудро руководить народом по пути спасения. Согрей мое сердце любовью к чадам Церкви Божией и расшири его, да не тесно будет им вмещаться во мне. Ведь архипастырское служение есть по преимуществу служение любви».

На патриаршество митрополит Московский Тихон был избран проходившим в то время Священным Собором Православной Российской Церкви, единственным в то время в стране законным органом, избранным всем православным населением Российской державы. Более двухсот лет пустовал Патриарший престол в России. Спустя несколько дней после интронизации Патриарха Тихона в Московском Кремле, 8 декабря 1917 г. Собором было принято «Определение о правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России», среди которых говорилось, что Патриарх «имеет попечение о внутреннем и внешнем благосостоянии Российской Церкви», должен «обращаться ко всей Русской Церкви с учительными посланиями и пастырскими воззваниями», «имеет долг печалования пред государственной властью». С первых же дней своего патриаршего служения святитель Тихон обращается с посланиями и воззваниями, которые отличались необыкновенной глубиной постижения происходящих в стране событий, особым свойством, присущим пророческому боговдохновенному слову. В них святитель с беспощадной и горькой точностью оценивает состояние русского народа и Российской державы и ставит, как истинный духовный врач, верный диагноз: «Грех, тяготеющий над нами, – вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений». «Где же спасение от гибели? У кого и в чем искать избавления от бед и напастей?» – обращается он к чадам Церкви и отвечает словами пророка Исаии: – «...Обратитеся ко Мне, глаголет Господь, и спасетеся...» (Ис. 45:22), «а посему в поучениях, обращениях и посланиях Наших звали Мы верных чад Наших к покаянию, к вере, любви, к прекращению междоусобной вражды, к прощению, а не мщению». Успех борьбы со злом измеряется не внешней победой, а лишь стоянием в истине до конца и верностью заповедям Христовым. Восходя на свое поистине голгофское служение, Патриарх Тихон не уповал на внешний успех. «Претерпевый до конца, той спасен будет» (Мк. 1:13) – вот в чем заключалось его истинное упование.

Полагаясь целиком на волю Божию, Святейший Патриарх Тихон прежде всего был служителем алтаря. Более тысячи богослужений провел он за семь лет своего патриаршества. В своих проповедях за богослужениями он говорил о христианской любви, терпении, прощении, покаянии. К сожалению, полагавшиеся Патриарху «права посещения в потребных случаях всех епархий Российской Церкви», не могли быть им испол­нены. После триумфальных поездок в Петроград и Ярославль в 1918 г. власти категорически запретили выезжать Патриарху из Москвы. Народ церковный необыкновенно любил своего первосвятителя, его часто приглашали в разные храмы Москвы и Подмосковья, но уже с начала 1919 г. посещение московских церквей предстоятелем Русской Церкви ограничивалось властями и на них надо было получать особое разрешение в высших органах советской власти. После очередного ареста Патриарха Тихона в конце 1919 г. ему было запрещено проповедовать пастве. Более года после ареста в 1922 г. Патриарх не мог и совершать богослужения... Тем дороже сегодня дошедшие до нас его немногочисленные проповеди, особенностью которых является смирение и любовь в сочетании с преданностью пастве, проникновенным истолкованием праздников и событий церковной жизни, глубокое знание Священного Писания, крат­кость и доступность для каждого чада Церкви. Как вспоминал один из членов Собора, «в его выступлениях поражало глубокое знание им Библии, в своих речах он приводил такие тексты, которые ни у кого мне слышать не приходилось». «Патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, – говорил Патриарх при своей интронизации, – среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Вероятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам запрещения для вразумления непокорных и для восстановления порядка церковного». И месяц спустя он прибегает к этим мерам. Сразу же после прихода к власти большевиков строятся планы по скорейшему уничтожению Русской Православной Церкви и всякой религии вообще, издаются декреты о национализации церковного имущества, отмене национально-религиозных привилегий и ограничений, лишении духовенства сословных преимуществ, изъятии всех церковноприходских школ, отмена церковных браков. Жертвами произвола и насилия местных властей, состоявших нередко из лиц с уголовным прошлым, «становились православные храмы, монастыри, духовные лица». Вскоре появился проект декрета об отделении Церкви от государства, названный в народе «декретом свободы от совести», который вызвал бурю негодования у верующих. Начались открытые преследования верующих, появляются первые мученики.

19 января 1918 г., за день до открытия работы второй сессии Собора, Патриарх выпускает свое знаменитое послание «об анафематствовании творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной», где призвал всех православных встать на защиту Церкви, а тех верующих, кто участвовал в беззакониях, жестокостях и расправах, отлучил от Таинств и предал анафеме. «Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины... Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной... Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной. Властию, данною Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной...»

Время начала советской власти было временем самосуда озверевшей в революционном угаре толпы над лицами, занимавшими видное положение в обществе, и над известными деятелями, не принадлежавшими к социалистическим партиям. При попустительстве и молчаливом одобрении правительства распропагандированные солдаты, матросы и рабочие в публичных местах набрасывались на генералов и офицеров, на епископов и священников и подвергали их зверскому избиению. Первая половина послания имеет в виду именно эти самосуды толпы и обращается к безответственным убийцам, подвергая их отлучению от Церкви и анафеме. В действительности, Патриарх анафематствует не власть, а уличных убийц, «творящих беззакония». Что касается власти, Патриарх выступает с безусловным осуждением чинимых ею от имени народа насилий и ее религиозной политики, призывая верующих к борьбе с нею, но не силою оружия, а легальным путем заявления воли народной. Большевики, о которых Патриарх ни словом не упомянул в своем послании, приняли, и не могли не принять, его на свой счет (послание позднее стало широко известно как «анафематствование советской власти»). Конечно, анафемы они не устрашились, но в опасении народного гнева поспешили повсюду наклеить листовки: «В связи с декретом Народных комиссаров об отделении церкви от государства высшим церковным органом в лице патриарха Тихона выпущены воззвания контрреволюционного направления, превратно толкующие этот декрет. На почве такой пропаганды могут возникнуть народные волнения, ответственность за которые всецело падает на духовенство, если оно не разъяснит народу истинного значения этого декрета. Все церковнослужители, замеченные в распространении таких контрреволюционных воззваний, а также пропаганды в этом направлении, будут караться со всею строгостью революционного времени вплоть до расстрела».

Верующие, пытавшиеся противостоять воинствующему безбожию, становились безвинными жертвами, повторившими крестный путь своего Спасителя.

Убийства священнослужителей и мирян при потворстве советской власти становились массовыми. 6 марта 1918 г. Святейшим Патриархом и Священным Синодом было принято постановление, разосланное по епархиям, с призывом «расследовать случаи об арестах и пролитии крови во время религиозных манифестаций или при исполнении духовенством своих обязанностей, и вообще о всяком насилии, имеющем отношение к Церкви, ее служителям и православным христианам, пострадавшим за веру Христову».

В годы лихолетья Патриарх не раз обращается к «обольщенному русскому народу» с призывом покаяния и всепрощения. «Измите злаго от вас самех» (1Кор. 5:13), – взывает он. Во время «происходящей в стране междоусобной брани» только Святейший Патриарх Тихон «вещал слово истины и любви», призывая «прекратить распри и междоусобную брань» «и в глубоком чувстве искреннего сердечного покая­ния черпать силу для своего духовного возрождения в будущем, но возрождения только под сенью Святой Церкви Православной, под мощной защитой оружия веры Христовой».

Не поддерживая ни белых, ни красных, четко придерживаясь принципа невмешательства в политическую борьбу, Патриарх тем не менее не мог молчать, когда дело касалось совести христианской.

Когда император Николай II томился в Тобольске и царская семья находилась в полной изоляции, Патриарх не имел возможности поддержать покинуто­го императора. Только просфору и благословение передал он узникам через епископа Тобольского Гермогена (что позднее было поставлено Патриарху в вину на следствии). 19 июля 1918 г. в газете «Известия» появилось сообщение о расстреле царя Николая II, причем лживо утверждалось, что жена и дети бывшего императора отправлены в безопасное место. Почти не нашлось в России людей, которые бы во всеуслышание осудили казнь Государя. Узнав из газет о случившемся. Патриарх в тот же день собрал совещание Соборного Совета, хотя некоторые члены Собора, беспокоясь о судьбе Церкви, Собора и самого Патриарха, предлагали не откликаться публично на это событие. На совещании было решено незамедлительно совершить в церкви Епархиального дома панихиду по убиенному императору. В протоколе же совещания Патриарх собственноручно начертал: «Благословляю архипастырей и пастырей молиться о сем на местах». Спустя два дня во время службы в переполненном московском Казанском соборе Патриарх произнес проповедь, ставшую исторической, в которой дал оценку происшедшему событию: «...Мы, к скорби и стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но оправдывается как нечто законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович по постановлению Уральского областного совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство – Исполнительный комитет – одобрило это и признало законным. Наша христианская совесть, руководясь словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны осудить, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянных падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его... и мы должны во всеуслышание заявить об этом как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточат в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: «блажени слышащии слово Божие и хранящии е» (Лк. 11:28)!» По словам одного из членов Собора, в храме на Красной площади «почувствовали какое-то облегчение от сознания, что заговорили те, кому следует говорить, будить совесть. Правда, на улицах говорят различно, некоторые злорадствуют и одобряют убийство...» На следующий день на закрытом заседании Собора его члены одобрили слово Патриарха и присоединились к нему. Чем могло грозить Патриарху его правдивое слово, хорошо видно на примере настоятеля храма св. Спиридона Тримифунтского священномученика протоиерея Неофита Порфирьевича Любимова (+ 1918), который отслужил панихиду по «убиенном новопреставленном бывшем царе Николае». Вечером того же дня сотрудники ВЧК арестовали о. Неофита по обвинению «в агитации против советской власти», в том, что «служил панихиду по «помазаннике Божием» Николае Романове» и почти сразу вынесли приговор: высшая мера наказания – расстрел. Вскоре приговор был приведен в исполнение.

Власти остереглись сразу нанести удар по Патриарху. В начале сентября 1918 г. в печати появляются лживые сообщения об участии Патриарха Тихона в заговоре против советской власти, с утверждениями, что он якобы обещал в случае победы заговорщиков выступить к народу с особым словом. Эта травля в печати с обвинениями в контрреволюции послужила поводом для заведения против Святейшего Патриарха Тихона следственного дела. Профессор Н.Д. Кузнецов по поручению Церковного Собора обратился к народным комиссарам с заявлением: «Святейший Патриарх принадлежал и принадлежит к тем духовным лицам, которые никогда не смешивали религию и политику и в этом отношении высоко ставят свое архипастырское служение, возвышающееся над всякими партийными целями и всех призывающее к миру и любви», и потребовал публикации постановления Собора о лживости обвинений против Патриарха. Опровержение опубликовано не было, и судебное преследование было продолжено.

Но судебное преследование не могло помешать Святейшему «печаловаться о своем народе». В первую годовщину советской власти Патриарх обращается к Совету народных комиссаров: «Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции; но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды...

Мы знаем, что Наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения Нас в противлении власти; но чем выше будет подыматься «столп злобы» вашей, тем вернейшим будет то свидетельством справедливости Наших обличений...

Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних и истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещания: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (см.: Лк.11:50) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (см.: Мф. 26.52)».

Пожалуй, никогда и никто не говорил в Советской России властям предержащим и самому русскому народу такую горькую правду.

Во время разнузданной кампании по вскрытию мощей Патриарх не мог не обратиться к председателю Совнаркома Ленину с резким заявлением: «По долгу пастырского служения заявляю Вам, что всякое оскорбление религиозного чувства народа вызывает в нем естественную скорбь и справедливое негодование и может волновать его даже в несравненно большей степени, чем все другие невзгоды жизни, а нас обязывает стать на защиту поругаемой святыни и отечески вещать народу: «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29)».

В годы гражданской войны Патриарх Тихон «многократно с церковной кафедры обращается к верующим со словом пастырского назидания о прекращении распрей и раздоров, породивших на Руси кровавую междоусобную брань», с предостережением против мщения:

«Все православные русские люди! Все христиане! Когда многие страдания, обиды и огорчения стали бы навевать вам жажду мщения, стали бы проталкивать в Твои, православная Русь, руки меч для кровавой расправы с теми, кого считала бы ты своим врагом, – отбрось далеко, так, чтобы ни в минуты самых тяжких для тебя испытаний и пыток, ни в минуты твоего торжества, никогда-никогда рука твоя не потянулась бы к этому мечу, не умела бы и не хотела бы найти его».

Осуждая политику кровопролития и призывая к прекращению междоусобной брани, в послании 1919 г. Патриарх Тихон отвергал участие Церкви в борьбе против советской власти и звал к примирению, стремясь сохранить нейтралитет в гражданской войне и окончательно определить позиции аполитичности Церкви.

«Помятуйте же, отцы и братия, и канонические правила, и завет св. апостола: «блюдите себя от творящих распри и раздоры» (ср.: Рим. 16:17), уклоняйтесь от участия в политических партиях и выступлениях, «повинуйтесь всякому человеческому начальству» в делах мирских (ср.: 1Петр. 2:13), не подавайте никаких поводов, оправдывающих подозрительность Советской власти, подчиняйтесь и ее велениям, поскольку они не противоречат вере и благочестию, «ибо Богу», по апостольскому же наставлению, «должно повиноваться более, чем людям» (Деян. 4:19, Гал 1:10)».

Увещевая и даже анафематствуя тех, кто проливает кровь невинных, Патриарх тем не менее продолжил попытки Собора установить нормальные отношения с мирскими властями.

Однако, несмотря на свое невмешательство в политическую борьбу, российское духовенство и сам Патриарх Тихон только за одну верность Христу и Его заповедям продолжали подвергаться репрессиям и гонениям. Конфликт между властью и Патриархом достиг своего апогея во время кампании по изъятию церковных ценностей. В 1921 г. «величайшее бедствие поразило Россию, – писал Патриарх Тихон. – Пажити и нивы целых областей ее, бывших ранее житницей страны и уделявших избытки другим народам, сожжены солнцем. Жилища обезлюдели, и селения обратились в кладбища непогребенных мертвецов. Кто еще в силах, бежит из этого царства ужаса и смерти без оглядки повсюду, покидая родные очаги и землю. Ужасы неисчислимы. Уже и сейчас страдания голодающих и больных не поддаются описанию, и многие миллионы людей обречены на смерть от голода и мора. Уже и сейчас нет счета жертвам, унесенным бедствием. Но в ближайшие грядущие годы оно станет для всей страны еще более тяжким: оставленная без помощи, недавно еще цветущая и хлебородная земля превратится в бесплодную и безлюдную пустыню, ибо не родит земля непосеянная и без хлеба не живет человек».

Церковь и прежде, в голодные годы, не единожды приходила на помощь своей пастве. В это тяжкое время она в лице своего предстоятеля обращается к народу:

«К тебе, православная Русь, первое слово мое.

Во имя и ради Христа зовет тебя устами моими Святая Церковь на подвиг братской самоотверженной любви. Спеши на помощь бедствующим с руками, исполненными даров милосердия, с сердцем, полным любви и желания спасти гибнущего брата. Пастыри стада Христова! Молитвою у престола Божия, у родных святынь, исторгайте прощение Неба согрешившей земле. Зовите народ к покаянию: да омоется покаянными обетами и Святыми Тайнами, да обновится верующая Русь, исходя на святой подвиг и его совершая, да возвысится он в подвиг молитвенный, жертвенный подвиг. Да звучат вдохновенно и неумолчно окрыленные верою в благодатную помощь свыше призывы ваши к святому делу спасения погибающих. Паства родная моя! В годину великого посещения Божия благословляю тебя: воплоти и воскреси в нынешнем подвиге твоем светлые, незабвенные деяния благочестивых предков твоих, в годины тягчайших бед собиравших своею беззаветною верой и самоотверженной любовью во имя Христово духовную русскую мощь и ею оживотворявших умиравшую Русскую землю и жизнь. Неси и ныне спасение ей – и отойдет смерть от жертвы своей».

И на слово Патриарха откликнулась паства. Но власти не приняли жертвы. Под предлогом помощи голодающим был издан декрет о принудительном изъятии церковных ценностей. Стараясь оградить святыни от кощунства, Патриарх издает свое послание, в котором заявляет, что, «с точки зрения Церкви, подобный акт является актом святотатства, и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад наших.

Мы допустили ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждующим братиям нашим, но мы не можем одобрить изъятие из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается ею как святотатство – мирянин отлучением от нея, священнослужитель – извержением из сана (Апостольское правило 73, Двукратного собора правило 10)».

Церковь отдавала свое добро, накопленное веками. Не везде изъятие проходило гладко. Позицию власти по данному вопросу совершенно цинично выразил в своем секретном письме к Политбюро Ленин: «Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым способом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимы...

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий…

Самого Патриарха, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он, несомненно, стоит во главе этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы именно в данный момент...

Чем большее число духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

По всей стране начались массовые аресты священнослужителей, состоялись несколько крупных судебных процессов, на которых выносились необоснованные смертные приговоры. К московскому процессу над «церковниками» в качестве свидетеля был привлечен и Патриарх Тихон, но не как свидетеля, а как обвиняемого встретили судьи главу Церкви, ибо накануне в Кремле постановили: «Немедленно привлечь Тихона к суду».

Патриарх в тот же день был подвергнут домашнему аресту, его ближайшие помощники и соратники были арестованы еще ранее. В течение года Патриарх оставался один на один с безбожной властью, которая пыталась обвинить Патриарха в несуществующих преступлениях, измотать и сломить его духовно. Готовился грандиозный судебный процесс, который должен был завершиться вынесением смертного приговора.

Воспользовавшись арестом Патриарха, власти организовали раскол в Церкви, разъедавший Церковь изнутри еще более, чем внешнее гонение.

Хотя Русская Церковь явила в эти страшные годы великий сонм мучеников, противоставших сатанинской злобе большевиков, множество предателей и отступников из числа епископов и священников также явилось навстречу гонителям. Только предательством, отречением большой части народа от веры, массовым осведомительством, соглашательством можно объяснить успех большевиков. В этом и заключается главная причина русской трагедии XX века. Святой Патриарх Тихон, заключенный в Донском монастыре, лишенный всякой связи с близкими, с болью видел из газетных сообщений страшную картину предательства (перехода в обновленчество) и крушения церковной жизни.

Найти выход Святейший Патриарх Тихон сам не мог и, как все святые, надеялся только на Бога. Он все ночи проводил в молитве, что засвидетельствовано было его стражей: «Всем хорош старик, только вот молится долго по ночам. Не задремлешь с ним». Можно только догадываться, о чем он молился, но его действия в три последних года жизни производят ясное впечатление, что, решая, как поступить в том или ином случае, он руководствовался не столько доводами собственного рассудка, сколько волей Божией, которую ощущал своим сердцем. Да и невозможно было найти разумный выход из того положения, в котором оказались Русская Православная Церковь и весь русский народ.

Опасаясь за судьбу Церкви, Патриарх вынужден был пойти на ряд уступок безбожной власти; не поступаясь ни на йоту истиной Христовой, ему пришлось признать в своем Заявлении в Верховный Суд: «...я отныне советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции».

Он прекрасно понимал, что идет на смерть, и не боялся смерти, но страшный 1922 г. показал ему, что язва неверия и предательства поразила и народ, и духовенство слишком глубоко, что в кровавой бойне исчезают лучшие архипастыри и пастыри, а взамен советской властью быстро вербуются тысячи предателей, готовых продать Христа и Церковь за тридцать сребреников.

Он понял, что народ церковный в целом не готов и не способен выстоять в открытом бою, он увидел во время своего годового заключения, что произойдет после его смерти, и понял, что не имеет права торопить свою мученическую кончину. Подобно Кутузову, принявшему Бородинский бой и потом отдавшему Наполеону Москву, святой Патриарх Тихон долгое время сражался в открытом бою, необходимом для поднятия мученического, исповеднического духа в Церкви, но потом увидел, что нужно перестроить сознание церковного народа и духовенства, перевести церковную жизнь на рельсы осторожного, затяжного, полуподпольного противостояния, выиграть время, чтобы сохранить по возможности свою церковную армию. Его «покаяние» есть сигнал к отступлению, это уход с поля боя, но не предательство. В этом заявлении Патриарха Тихона сказались и христианское смирение Святителя, и его всеобъемлющая любовь, и признание советской власти как инструмента Промысла Божия, и стремление быть всюду и везде со своей страной и своим народом. Для миллионов верующих Патриарх стал символом Церкви, а его голос воспринимался как голос самой Церкви. Именно этим объясняется тот общественный резонанс, который имел арест Патриарха. Заключение сделало из него мученика за веру. Именно поэтому Антирелигиозная комиссия, а затем и Политбюро приняли решение освободить его из-под ареста. Поставленный Собором, Патриарх Тихон до конца своих дней хранил и защищал ту модель церковного устройства, которая была выработана Священным Собором 1917–1918 гг. Во время гонений, когда созыв нового Поместного Собора был невозможен, святитель Тихон силой своего авторитета сохранял и продолжал дело Собора. Именно этим объясняется та борьба, которую вели с Патриархом все антицерковные силы – от большевиков до обновленцев.

Он ясно сознавал, что времени у него мало, и, не благословляя на открытое сопротивление, старался вдохновлять народ Божий на терпеливое, молчаливое и мужественное стояние в вере, чтобы никто не мог больше смутить Церковь доводами обновленцев: расправа с Церковью вызвана политической нелояльностью Патриарха и епископов по отношению к новой власти. В ответ на недовольство ревнителей он отвечал: «Пусть погибнет мое имя в истории, только бы Церкви была польза». Однако немногие из этих недовольных, оказавшись в свое время в застенках ГПУ, обнаружили ту стойкость, которую проявил святой Патриарх. Народ церковный и духовенство это почувствовали тем особенным благодатным чутьем, которое имеет Церковь Христова, и не осудили святителя, но с прежней верой пошли за ним. Сразу же после кончины Святейшего на Благовещение в 1925 г. власти опубликовали в газетах «Завещание Патриарха Тихона», в котором он якобы призывал свою паству «быть искренними по отношению к советской власти и работе СССР на общее благо», но многие духовно чуткие верующие сразу усомнились в его подлинности. И только ныне, спустя более восьмидесяти лет, когда появилась возможность работать с секретными архивами советской власти, доподлинно стало известно, что Патриарх Тихон, как ни старались агенты ГПУ, подписи своей под этим документом не поставил. Постоянно шантажируемый властями, поставленный перед необходимостью выбирать между твердой позицией и свободой своих ближайших сотрудников-епископов, знающий, что чрезмерная неуступчивость, как и уступчивость, чревата расколом, Святейший Патриарх Тихон всегда оставался мирным, простым, доступным, радостным, излучающим свет и благодать. Те, кто сподобились общаться с ним, свидетельствовали об ощущении его святости. Да и на чем мог он основать свою сердечную тишину и мир в окружавшем его аду, как не на совершенной преданности воле Божией? Теперь, когда рухнуло коммунистическое государство, а Церковь, утвержденная кровью мучеников, встает из руин и пепла, когда стали доступны тайные архивы, можно только удивляться, сколь велик и труден был семилетний подвиг святого Патриарха Тихона, и в то же время с какой светлой и чистой душой, с каким смирением и любовью нес он свой патриарший крест.

Слова святителя Тихона, написанные более восьмидесяти лет назад, и сегодня не потеряли своего значения. По словам Патриарха Тихона, «Мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непременно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16:18)».

Послания

Послание о вступлении на Патриарший престол Православной Российской Церкви

18 декабря 1917 г.

Смиренный Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский и всея России,

преосвященным архиереям, благоговейным иереям,

честным инокам и всему православному народу

о Господе радоватися.

Ныне всем возвещаем, что волею Божией вступили Мы на священный престол патриарший. Преподаем чадам Православной Российской Церкви в сии великие праздники Рождества Господа нашего Иисуса Христа и Крещения Его в водах иорданских патриаршее благословение.

Деянием Священного Собора Российской Православной Церкви в граде Москве, в лето от воплощения Бога Слова тысяча девятьсот семнадцатое, в согласии с божественными правилами церковными, определено было возвратить вдовствующей Церкви Российской законного ее Главу, коего, попущением Божиим, она лишена была более двух столетий, и вновь явить представителя ее в Церкви Вселенской. Соборным избранием наименованы были иерархи, коих воля соборная предопределяла к сему уделу, дабы Промысл Божий из них указал избранника. Божественным жребием Нам повелено было принять на себя великое и страшное служение. Преклоняя

покорную выю, да совершится воля Божия, молим и вас попечительною любовью понести с Нами сие тяжелое бремя и ею восполнить человеческую немощь Нашу. О себе же ведаем, что «сила Божия и в немощах совершается» (2Кор.12:9), и уповаем, что восстановлением патриаршества явлена новая милость Господня к Церкви Российской.

В годину гнева Божия, в дни многоскорбные и многотрудные вступили мы на древлее место патриаршее. Испытание изнурительной войной и гибельная смута терзают Родину нашу, скорби и от нашествия иноплеменник и междоусобной брани. Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная. Затемнились в совести народной христианские начала строительства государственного и общественного, ослабела и сама вера, неистовствует беспощадный дух мира сего. Но среди свирепеющей бури слышится верному сердцу слово Господа: «Что тако страшливи есте? Како не имате веры?» (Мк.4:40), и чаем спасения от Божественного прещения ветру и морю бушующему: «молчи, престани» (Мк.4:39). От небрежения чад своих, от хладности сердец страждет наша Святая Церковь, а с нею страждет и наша Российская держава. Но имеем с нами святых печальников и молитвенников за Русскую землю. И в народе православном не все преклонили колена пред Ваалом; они неотступно взывают ко Господу о спасении. Ныне потребно сие дерзновение веры, бестрепетное ее исповедание во всяком слове и делании. Да возгорится пламя светоча вдохновения в Церкви Российской, да соберутся силы, расточенные во безвремении. Пусть верные чада в союзе любви соединяются с архипастырями и пастырями своими и вкупе являют служение в духе и силе. Молим Господа сил о ниспослании нам сей ревности к делу Божию, нам же благодати, укрепляющей к неукоризненному служению первосвятительскому, к любви отеческой к чадам церковным.

Благословение Господне да будет со всеми вами, молитвами Богородицы и святых отец наших Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, Ермогена, святителей Московских и чудотворцев, и всех святых, в Российстей земле от века богоугодивших. Аминь.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 809–810.

Послание Грузинским епископам-"автокефалистам»

29 декабря 1917 года. Москва

Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский

и всея России

Преосвященные епископы,

бывший Полоцкий и Витебский Кирион [Садзегелли],

Гурийско-Мингрельский Леонид [Окропиридзе],

Имеритинский Георгий [Аладов],

Горский Антоний [Георгадзе] и

Алавердский Пирр [Окропиридзе]!

Бог мира да будет со всеми вами (Рим.15:33).

Священным для себя долгом почитаем обратиться к вам со словом правды и любви.

Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия как в государственном, так и в церковном отношении соединилась с Россией под одною общей и гражданской и церковной властью. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду. Напротив, в распоряжении Святейшего Синода имеется много данных, исходящих и от грузинского народа, для доказательства благоплодности его управления в епархиях Закавказья. Самим грузинским духовенством, в лице Преосвященного Кириона, ныне «грузинского Католикоса», в его «Краткой истории Грузинской Церкви в ХIX столетии» засвидетельствовано, что присоединение Грузии к России послужило источником возрождения находившейся в упадке церковной жизни в Грузии. Лишь в 1905 году обнаружились попытки к восстановлению автокефалии Грузинской Церкви, и вам, преосвященные епископы, хорошо известно, что в 1906 году Священный Синод постановил перенести на обсуждение предстоящего Поместного Собора Русской Церкви, наряду со многими предметами из области высшего церковного управления, и вопрос о грузинской автокефалии, который по каноническому порядку и должен быть решен только Собором Православной Русской Церкви. Но в путях Божественного Промысла время созыва Поместного Собора Русской Церкви было предначертано лишь в 1917 году. И слава и благодарение Господу! Священный Собор Русской Церкви в лице целого сонма иерархов, представителей клира и мирян от всех епархий собрался и совершил, с помощью Божией, многие важные деяния и, в частности, восстановил патриаршество в русской Церкви и совершил Наше избрание на патриарший престол Московский и всея России. На сей Священный Всероссийский Собор, по силе обнародованного положения о его созыве, приглашались и епископы Гурийско-Мингрельский и Имеретинский вместе с другими представителями кавказских епархий, но, к великому Нашему сожалению, они уклонились от участия в деяниях Собора, как и вообще все вы, преосвященные епископы, вместо того чтобы принести свои пожелания и стремления к самостоятельности в церковном отношении на суд Всероссийского Священного Собора и, оставаясь в единении веры и любви с Православной Русской Церковью, ожидать ее соборного решения, порвали с ней всякие сношения вопреки каноническим правилам и совершили целый ряд самочинных деяний.

Еще 12 марта 1917 года вы, «епископы, клир церковный и представители мирян, собравшись в Мцхете, в католикосском всея Грузии храме Двенадцати Апостолов, – как говорится в одном составленном вами документе, – единогласно и единодушно постановили – с этого момента считать восстановленным автокефальное церковное управление Грузии и, пока произведены будут канонические выборы Католикоса Грузинской Церкви, местоблюстителем его назначить Преосвященного Леонида

[Окропиридзе], епископа Гурийско-Мингрельского, и при нем для управления Церковью, под его председательствованием, учредить Временное управление Грузинской Церкви в составе духовных и светских лиц». Тогда же вы заявили Экзарху Грузии, архиепископу Карталинскому и Кахетинскому Платону [Рождественскому], что он «юридически и фактически перестает быть Экзархом Грузии, архиепископом Карталинским и Кахетинским, и лишается права распоряжаться грузинскими епархиями». Порвав канонические отношения с Православной Русской Церковью, вы поспешили исхлопотать у Временного правительства особое постановление от 27 марта относительно автокефалии Грузинской Церкви. И хотя в этом постановлении было сказано, что Временное правительство не касается канонической стороны восстановления автокефалии Грузинской Церкви и выражает твердую уверенность, что «закрепление церковно-канонических основ акта самоопределения Грузинской Церкви» совершится «в духе церковного мира и любви, по сношении Церкви Грузинской с Православной Русской Церковью», вы, однако, продолжали пребывать вне всякого общения с Русской Церковью, не признавали канонической над собой власти Святейшего Синода и действовали с полным пренебрежением к русскому церковному представительству в Закавказье. Одновременно вами допускались разные нарушения церковного порядка в епархиях с русским православным населением и по отношению к тамошним русским деятелям на поприще управления и просвещения и совершались захваты принадлежащего русским учреждениям имущества. Ваши неканонические действия завершились 8 сентября избранием епископа Русской Церкви, Преосвященного Кириона, Католикосом всея Грузии, открытием новых митрополичьих и епископских кафедр и возведением на них подчиненных Святейшему Синоду епископов и архимандритов.

Вот те печальные события, которые послужили основанием разделения в Русской Церкви, создали отчуждение закавказских епархий от высшей церковной власти в нашем Отечестве, породили церковную смуту и великий церковный соблазн и наполнили души всех преданных сынов Православной Церкви великой скорбью. Ибо все эти деяния надлежит признать противоканоническими и весьма опасными для церковного благочиния и порядка. И вы, преосвященные епископы, не можете в глубине своего сознания найти оправдание вашим неканоническим деяниям. Прежде всего все вы получили хиротонию по избранию Святейшего Синода и от русских иерархов, все вы были архипастырями Русской Церкви и дали при хиротонии клятвенное обещание подчиняться и повиноваться ее власти. Как же вы исполнили данное вами торжественное обещание? Вы изменили своей присяге, нарушили обязанность церковного послушания и создали разделение в Церкви. Будучи викариями или полусамостоятельными епископами, вы отвергли власть своего кириарха, архиепископа Карталинского и Кахетинского Платона, уклонились от повиновения ему, самочинно прекратили возглашать его имя за богослужением; без разрешения Святейшего Синода и своего кириарха вы созвали церковный Собор, самовольно вторглись в церковную область, подчиненную вашему кириарху, совершали вне пределов ваших епархий рукоположения и вершили другие церковные дела. Все такие действия осуждаются канонами Вселенской Церкви. Именно, 2-е правило II Вселенского Собора ясно говорит: «Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своей области для рукоположения, или какого-либо другого церковного распоряжения». О том же повелевает и 9-е правило Антиохийского Собора: «В каждой области епископам должно ведати епископа, в митрополии начальствующего и имеющего попечение о всей области, так как в митрополию отовсюду стекаются все, имеющие дела. Посему рассуждено, чтобы он и честию преимуществовал и чтобы прочие епископы ничего особенно важного не делали без него, по древле принятому от отец наших правилу, кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащей каждому из них, и до селений, состоящих в ее пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею с приличествующей каждому осмотрительностью, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творити без епископа митрополии, а также и сей без согласия прочих епископов». 13-е правило Антиохийского Собора устанавливает взаимные отношения епископов и их кириарха: «Ни который епископ да не дерзает из единыя епархии переходити в другую, ни поставляти кого-либо в церкви ее для совершения священнослужения, ниже приводити с собою других; разве прибудет, быв призван грамотами митрополита и сущих с ним епископов, в область которых приходит. Аще же никем не быв призван, вне порядка пойдет для рукоположения некоторых и для устроения церковных дел, до него не принадлежащих, то все содеянное им да будет недействительным; и он за бесчиние свое и за безрассудное начинание да понесет приличное наказание чрез немедленное извержение из своего чина святым Собором». И Собор не может быть созван без разрешения кириарха. 16-е правило Антиохийского Собора говорит: «Совершенный Собор есть тот, на котором присутствует с прочими (епископами) и митрополит». (Ср. 8-е правило VI Вселенского Собора.) Кроме того, 35-е правило Святых Апостолов повелевает: «Епископ да не дерзает вне пределов своея епархии творити рукоположения во градех и селах, ему не подчиненных. Иначе да будет извержен и он и поставленный от него». Кроме того, 14-е правило Двукратного Собора предписывает: «Аще который епископ, поставляя предлогом вину своего митрополита, прежде соборного рассмотрения отступит от общения с ним и не будет возносить имя его, по обычаю, в Божественном тайноведении, о таковом Святой Собор определил: да будет низложен, аще токмо обличен будет, яко отступил от своего митрополита и сотворил раскол. Ибо каждый должен ведати свою меру: и ниже пресвитер да не пренебрегает своего епископа, ниже епископ своего митрополита».

Таким образом, вы, созвав Собор без ведома и согласия Святейшего Синода и вашего кириарха и вторгнувшись в пределы не подчиненной вам церковной области, подвергли себя осуждению церковных канонов.

Ваше заблуждение состоит и в том, что вы провозгласили церковную автокефалию по способу, который совершенно уклоняется от канонического порядка, установившегося во Вселенской Церкви в делах подобного рода.

По каноническому порядку требуется согласие и разрешение кириархальной Церкви на автокефалию другой поместной Церкви, которая подчинялась прежде ее юрисдикции. Обыкновенно та Церковь, которая ищет независимости, обращается с просьбой к кириархальной Церкви и, на основании данных политического и церковного характера, испрашивает ее согласия на получение автокефалии. Просьба обращается от имени как церковной и гражданской власти страны, так и от народа, с ясно выраженным заявлением о всеобщем и единодушном желании получить церковную независимость. Так было в Греции, Сербии и Румынии, но не так было в Болгарии, где возникла хорошо нам известная схизма, и, к сожалению, не так было и в Закавказье в 1917 году.

Канонический порядок еще требует, чтобы кириархальная Церковь на своем Соборе добровольно и на основании положительных и бесспорных данных признала правильным и законным ходатайство того или иного народа или области о церковной независимости, обсудила его во всех подробностях и путем соборного решения провозгласила данную церковную автокефалию. Об этом издается особое соборное определение, которое кириархальной Церковью и сообщается Церкви, ищущей автокефалии. О том же кириархальная Церковь особым посланием извещает и все православные поместные автокефальные Церкви, дабы все они вошли в каноническое общение с новой поместной автокефальной Церковью. Вообще, только Собор кириархальной Церкви может даровать независимость той или иной поместной Церкви, без Собора же кириархальной Церкви всякие акты провозглашения церковной независимости признаются недействительными и не имеющими канонической силы. В этом состоит коренное требование церковно-канонического порядка и традиции Вселенской Православной Церкви. Если это требование не соблюдается, Церкви угрожает схизма. Церковная автокефалия не может быть приобретена ни в силу соборного определения только той Церкви, которая ищет автокефалии, ни в силу постановления гражданской власти. Так, Церкви Элладская и Румынская, первоначально объявившие свою независимость лишь по определению местных Соборов, должны были потом искать своей автокефалии лишь от Константинопольской Церкви. С другой стороны, султанский фирман 1870 года не дал Болгарской Церкви общепризнанной во Вселенской Церкви автокефалии. И было бы ошибкою полагать, что Грузинская Церковь, как имевшая до присоединения Грузии к России независимость, находится на особом и исключительном положении в деле восстановления своей автокефалии. И Церкви Сербская и Болгарская прежде были независимы, однако в XIX веке они, как потерявшие свою древнюю автокефалию и находившиеся под юрисдикцией Константинопольской Церкви, искали своей независимости от этой последней – одна каноническим порядком, а другая противоканоническим. И епархии Закавказья, как более столетия входившие в состав Русской Церкви, должны в деле приобретения независимости подчиняться общему каноническому порядку. Об этом говорит и постановление Временного правительства, на котором вы, преосвященные епископы, основываете грузинскую автокефалию. Но вы не только уклонились от духа мира и любви, но и нашли излишним вступить в сношения с Русской Церковью по важнейшему церковному вопросу.

Указав ваши заблуждения и ошибки, предлагаем вам, преосвященные епископы, подчиниться требованию церковных правил и, следуя каноническому порядку, явиться на Всероссийский Священный Собор и, сознав свои заблуждения, предать свои вожделения об автокефальном устроении Грузинской Церкви на суд сего Всероссийского Собора, дабы вам не подвергнуться суду канонов и не подпасть великому и тяжкому греху отчуждения от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Умоляем вас, братие, именем Господа нашего Иисуса Христа, «да не будет между нами разделений, и да будем все мы соединены в одном духе и одних мыслях» (1Кор.1:10). Станем на путь мира и взаимной любви и совместно обсудим создавшееся положение. Пастыреначальник Христос и Кормчий Церкви – Святой Дух да вразумят нас найти выход, приемлемый для нас и для вас, и устроить церковную жизнь обоих единоверных народов к их общей пользе и славе Божией. Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святого Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Акты С. 71–75.

Послание об анафематствовании творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной

19 января (1 февраля) 1918 г.

Смиренный Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский и всея России,

возлюбленным о Господе архипастырям,

пастырям и всем верным чадам

Православной Церкви Российской.

Да избавит нас (Господь) от настоящаго

века лукаваго (Гал.1:4).

Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И всё это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въяве, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и беспощадной жестокостию, без всякого суда и с попранием всякого права и законности – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.).

Всё сие преисполняет сердце наше глубокою болезненной скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету святого апостола: «согрешающих пред всеми обличай, да и прочии страх имут» (1Тим.5:20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

Властью, данной Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: »измите злаго от вас самех» (1Кор.5:13).

Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто

объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законной волей самого народа. И, наконец, власть, обещавшая водворить порядок на Руси, право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и в частности – над Святой Церковью Православной.

Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить наступление на нее врагов неистовых?

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой матери нашей.

Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силой смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч» (Рим. 8:35).

А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в нашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброй волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: »Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:18).

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 813–814.

Послание по поводу происходящей в стране междоусобной брани

[Февраль] 1918 г.

Смиренный Тихон,

раб Иисус Христов,

волей Божией Патриарх Московский и всея России,

архипастырям, пастырям и всем чадам Православной

Российской Церкви.

Возмогайте во Господе и в державе крепости Его;

облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам

стати противу кознем диавольским (Еф. 6:10–11).

В тяжелые дни скорби всенародной приемлю долг вещать вам слово истины и любви: вместе с вами страдаем, вместе с вами скорбим и плачем. К ужасам жизни, полной бедствий, скорбей и лишений, когда голод, холод и страх за свою жизнь сковали помыслы всех одной заботой о нуждах земных, когда в междоусобной кровавой борьбе земля наша, по слову Псалмопевца, «упоена кровми неповинных сынов и дщерей наших» (Пс.105:37), прибавилось ныне еще новое, тягчайшее для любящего Родину сердца русского горе: тот сильнейший враг, с которым уже более трех лет вел русский народ кровавую брань, в борьбе с которым погибли целые миллионы лучших сынов Русской земли, ныне, устремляясь с своей боевой силой в глубину нашей Родины, чтобы овладеть и «главою» и «сердцем» ее, с неслыханной дерзостью шлет нам свои требования и предписывает принять самые позорные условия мира. И позор совершился: условия приняты... Куда же девалась былая мощь нашей Родины, где вы, верные сыны ее, где вы, люди ратные, прежде грудью своей защищавшие землю родную? Неужели все вы погибли в кровавой борьбе, все полегли на полях боевых? Или, быть может, нет у вас уже больше орудий в руках, нет у вас силы в мышцах, нет огня пылкого в сердце? Ведь гремят же орудия смерти во взаимной братоубийственной брани; ведь в жестоких кровавых боях, только не с врагами Отчизны, а с братьями же вашими по крови и вере, проявляется и сила мышц ваших и пламенная ревность вашего сердца... А с поля ратного, пред лицом врага иноземного, бежите вы с оружием в руках, чтобы этим же оружием расстреливать друг друга в междоусобной борьбе... Поистине, «осквернися земля наша в делех ваших и заблудились вы в начинаниях своих» (Пс.105:39). Иссякли в вас не крепость телесная, даже и не мужество духа вашего, а исчезла любовь к земле родной, погасло в сердцах ваших пламя веры святой, – той святой веры, которая воодушевляла предков ваших проливать кровь за Отчизну свою и на всем протяжении тысячелетнего бытия Русской земли воздвигала среди них мужей силы и духа, достойных вечной и славной памяти в потомстве.

А ныне... Позором покрылась наша Родина, и невольно припоминается слово древнего церковного витии, рисовавшего картину злого татарского ига: «Кровь и отец и братий наших, аки вода многа, землю напои; воевод наших крепость исчезе; храбрые наши, страха наполньшася, бежаша; множайша же братия и чада наша в плен ведени быша; величество наше смирися, красота наша погибе, богатство наша инии наследоваша, земля наша иноплеменником достояние бысть. В поношение быхом живущим в скрай земли нашея, в посмех быхом врагом нашим...» (Слово Серапиона Владимирского, XIII век). С какой поистине изумительной точностью повторились в наши дни ужасы древнего русского лихолетья! Поистине и днесь, как и прежде, за неверствие наше, за необузданное своеволие сынов века сего, забывших совершенно святой, христианский долг любви к Родине, – «разгневася яростию Господь на люди Свои и омерзи достояние свое; и предает ны в руки врагов наших, да возобладают нами ненавидящие нас» (Пс.105:40–41).

Где же спасение от гибели? У кого и в чем искать избавления от бед и напастей?

Исстрадавшиеся сыны Родины нашей готовы даже малодушно кинуться в объятия врагов ее, чтобы искать среди них и под их властью успокоения жизни общественной, сокращения ее ужасов. Горе той власти, которая довела русских людей до такого отчаяния! Но не здесь наше спасение, не от врагов надо ждать избавления; им только приятны все наши нестроения и раздоры, они только и стремились к тому, чтобы посеять в нашей жизни семена вражды и междоусобий внутренних, дабы обессилить воинство наше и тем сокрушить могущество Русской земли. Нет, не туда, не во вражеский стан устремляйте взоры свои, все жаждущие мира и спокойствия для нашей Отчизны. «Внегда скорбети нам, Господа призовем» (Пс.17:7). Только «Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех обретших ны зело» (Пс.45:2). Но будьте достойны милости Господней: «Обратитеся ко Мне (глаголет Господь), и спасетеся» (Ис.45:22).

Первее всего – прекратите взаимные распри и междоусобную брань, «измыйте руки ваша, крови исполненныя, и научитеся добро творити» (Ис.1:16–17). Оставив злобу и вражду взаимную, возлюбите кийждо ближнего своего: богатые, кормите и одевайте нищих, бедные и убогие, не злобствуйте на имущих достаток, «не ожесточите сердец ваших» (Евр.3:8), не клените жребия своего и «довольни будите оброки вашими» (Лк.3:14). Наипаче же «мир Божий да водворяется в сердцах ваших» (Кол. 3:15).

При таком истинно христианском настроении вашего сердца не страшны вам будут никакие козни вражеские. Пусть даже враг сильнейший и пленит на время ваши города и селения: вы примите сие как выражение гнева Божия, на вас низведенного волею Провидения за прошлое, и в глубоком чувстве искреннего сердечного покаяния почерпните силу для своего духовного возрождения в будущем, но возрождения, возможного только под сенью Святой Церкви Православной, под мощной защитой оружия веры Христовой.

"Возмогайте во Господе и в державе крепости Его; облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским» (Еф.6:10–11).

Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Следственное дело. С. 821–822.

Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода о деятельности церковно-административного аппарата в условиях новой государственной власти

15 (28) февраля 1918 г.

Святейший Патриарх и Священный Синод имели суждение о преподании духовным пастырям и всем верным чадам Православной Христовой Церкви указаний в отношении к обстоятельствам нынешнего времени.

Постановлено: новые условия церковной жизни требуют от церковных деятелей, особенно местных, чрезвычайного внимания и напряженных усилий для того, чтобы надлежаще и с добрым успехом совершать духовное делание, невзирая на встречаемые препятствия и даже гонения. Святейшим Собором и Святейшим Патриархом указано общее направление, в каком должна идти ныне деятельность духовных пастырей. Ныне призывая их к проявлению собственного доброго почина и необходимой самодеятельности в настоящих трудных обстоятельствах, преподать им, в предупреждение возможных с их стороны, по неведению, ошибочных действий и для руководства в недоуменных случаях, нижеследующие указания:

Призыв к пастырям

1. Пастыри призываются крепко стоять на страже Святой Церкви в тяжкую годину гонений, ободрять, укреплять и объединять верующих в защите попираемой свободы веры православной и усилить молитвы о вразумлении заблудших.

2. Пастыри должны идти навстречу добрым начинаниям верующих, направленным к защите Церкви.

Организация мирян

3. При всех приходских и бесприходских церквах надлежит организовать из прихожан союзы (коллективы), которые и должны защищать святыни и церковное достояние от посягательства.

4. Союзы эти должны иметь просветительные и благотворительные задачи и именования, они могут быть под председательством мирянина или священника, но не должны называться церковными или религиозными, так как всякие церковные и религиозные общества лишены новым декретом прав юридического лица.

5. В крайних случаях союзы эти могут заявлять себя собственниками церковного имущества, чтобы спасти его от отобрания в руки

неправославных или даже иноверцев. Пусть храм и церковное достояние останутся в руках людей православных, верующих в Бога и преданных Церкви.

О монастырях

6. Настоятели, настоятельницы и братия монастырей, монастырских скитов и подворий организуют подобные союзы (коллективы) из окрестных жителей и постоянных богомольцев обители и всех преданных обители лиц.

Об учебных заведениях

7. Начальствующие и учащие в духовно-учебных заведениях должны тесно сплотиться с родителями учащихся и служащими в союзы (коллективы) для защиты учебных заведений от захвата и для обеспечения дальнейшей их деятельности на пользу Церкви и православного народа.

8. Эти союзы должны настойчиво требовать и всемерно добиваться того, чтобы строй учебных заведений оставался неизменным впредь до особых распоряжений церковной власти.

9. Законоучители светских учебных заведений должны всемерно воздействовать на педагогические и родительские советы, чтобы они твердо отстаивали преподавание Закона Божия в учебном заведении, и идти навстречу всякому доброму начинанию их в пользу религиозного воспитания и обучения.

О насилиях над духовенством

10. Насильственное удаление священников и членов причта с прихода или монашествующих из монастырей отнюдь не должно быть допускаемо. В случае насильственного удаления прихожанами или посторонними лицами духовных лиц от занимаемого ими места епархиальная власть не замещает их мест и требует восстановления удаленных в их правах и на их местах. Всякое недовольство священником или членом причта должно быть заявлено духовному начальству, которое одно только и имеет право, по разборе дела, удалить пастыря и священно-служителей от приходской паствы.

11. Если будет обнаружено, что насильственное удаление состоялось по проискам кого-либо из членов клира, виновный в этом подвергается

епископскому суду и строгому наказанию: священнослужитель запрещается в священнослужении, а псаломщик извергается из клира.

О захвате церковного имущества

12. Священные сосуды и прочие принадлежности богослужения должно всеми мерами оберегать от поругания и расхищения, и для сего – без нужды не вынимать их из церковных хранилищ, а последние устроить так, чтобы они не могли быть легко открыты грабителями.

13. В случае покушения на захват священных сосудов, принадлежностей богослужения, церковных метрик и прочего имущества церковного не следует добровольно отдавать их, так как:

а) священные сосуды и принадлежности богослужения освящены церковным употреблением, и мирянам не должно их даже касаться;

б) метрические книги необходимы для чисто церковных целей, светская же власть должна сама озаботиться их изготовлением, если в них нуждается;

в) церковное имущество принадлежит Святой Церкви, а клир и весь православный народ являются лишь его охранителями.

14. В случае нападения грабителей и захватчиков на церковное достояние следует призывать православный народ на защиту Церкви, ударяя в набат, рассылая гонцов и т.п.

15. Если всё-таки отобрание состоится, то непременно следует составлять о сем акт за подписью свидетелей и подробную опись отобранного с указанием поименно лиц, совершивших отобрание, и немедленно доносить о сем епархиальной власти.

О церковных наказаниях

16. Все восстающие на Святую Церковь, причиняющие поругание святой православной вере и захватывающие церковное достояние подлежат, невзирая на лица, отлучению церковному.

17. Отлучение от Церкви налагается на виновных по суду высшей церковной власти или епископскому.

18. Отлучение налагается или на отдельных лиц, или на целые общества и селения за их беззаконные деяния.

19. Если отлучению подвергнуты определенные лица, общества или селения, то о них объявляется священником в церкви в один из воскресных или праздничных дней.

20. Если же в акте отлучения не упомянуты поименно определенные лица, а указаны лишь враждебные Церкви действия, влекущие за собою отлучение совершителей их, то на священнике лежит обязанность строго разбирать, на кого именно из его прихожан падает отлучение.

21. Ко всем лицам, совершившим деяния, влекущие отлучение от Церкви, а также ко всем лицам, поименно подвергнутым сему наказанию, должны быть применены все прещения, налагаемые Церковью на отлученных.

22. Отлученные от Церкви не могут быть допущены лично ни к Святым Таинствам, ни к церковным молитвословиям и требам. Они не допускаются к Святому Причастию, для них не может быть совершаемо Таинство брака, не может быть совершаема и домашняя молитва священника. Они лишаются всех вообще церковных прав, не должны быть допускаемы ни в церковь, ни на какие бы то ни было церковные и религиозные собрания. В случае нераскаянной смерти они лишаются и христианского погребения.

23. Верующие не должны входить в общение с отлученными от Церкви, за исключением случаев крайней необходимости и неведения.

24. В отношении лиц, отлученных от Церкви, священники ни в каком случае не должны ослаблять наложенных церковной властью прещений, памятуя, что за послабление и нерадение сами подпадают церковному наказанию.

25. В случае раскаяния отлученного и обращения его к священнику последний не должен тотчас же снимать отлучения, но должен предварительно удостовериться в чистоте и искренности раскаяния и затем, сделавши донесение о сем своему епископу, ожидать от него решения.

26. Чтобы возвращение отлученного в лоно Святой Церкви было не лицемерным, а действительным, необходимо соблюдать крайнюю осмотрительность и не спешить разрешением.

27. Лишь в случае болезни, угрожающей жизни отлученного, священник по своей пастырской совести может удостоить его, по его личной усиленной в том просьбе, Таинства покаяния и причащения Святых Тайн, но с непременным донесением о сем епископу.

О браке и разводе

28. Церковный брак может предваряться или сопровождаться, по желанию брачующихся, записью в гражданских книгах (что ныне называется гражданским браком); эта запись не препятствует церковному браковенчанию, если нет к нему канонических препятствий.

29. Но если предшествующий, так называемый гражданский, брак не расторгнут или если и расторгнут, но был уже третьим браком, то такому лицу должно быть отказано в освящении его нового, как бы четвертого брака церковным Таинством.

30. Для удостоверения и беспрепятственности к бракосочетанию священник обязан требовать подписку жениха и невесты, а также

четырех свидетелей, удостоверяющую отсутствие канонических препятствий к браку; причем ими могут быть представляемы и письменные доказательства, которые в подлиннике или копии остаются при деле. Все вступающие в брак предварительно исповедуются, независимо от очередного говения.

31. При соблюдении означенных условий причт не несет ответственности за совершение незаконного брака; таковая ответственность падает всецело на самих брачующихся и свидетелей, подписавших акт.

Церковное делопроизводство

32. Впредь до особых распоряжений церковной власти надлежит неукоснительно вести записи в метрические книги актов рождения, бракосочетания и смерти, по принятому порядку.

33. Собирание причтами статистических сведений и сообщение справок гражданской власти для причтов необязательно. Но вместе с тем представители гражданской власти должны быть допускаемы к обзору церковно-метрических книг для выписки необходимых им справок под наблюдением кого-либо из членов клира.

Акты С. 96–99.

Послание по поводу Брестского мира

5 (18) марта 1918 г. Москва

Смиренный Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский и всея России,

возлюбленным о Господе архипастырям,

пастырям и всем верным чадам

Православной Церкви Российской.

Посрамились мудрецы,

смутились и запутались в сеть:

вот, они отвергли слово Господне;

в чем же мудрость их?

(Они говорят): «мир, мир!», а мира нет

(Иер. 8:9, 11).

Благословен мир между народами, ибо все – братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уготовал Он Свои неисчислимые блага. И Святая Церковь непрестанно возносит молитвы о мире всего мира, уповая, что восторжествует на земле правда Христова и соединит враждующих братьев в единое стадо под водительством единого Небесного Пастыря. И несчастный русский народ, вовлеченный в братоубийственную кровавую войну, нестерпимо жаждал мира, как некогда народ Божий жаждал воды в палящей зноем пустыне. Но не было у нас Моисея, который бы напоил свой народ чудодейственной водой, и не ко Господу, Своему Благодетелю, воззвал народ о помощи, – явились люди, отрекшиеся от веры, гонители Церкви Божией, и они дали народу мир.

Но тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ?

Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, – такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения, Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери.

А между тем у нас продолжается всё та же распря, губящая наше Отечество. Внутренняя междоусобная война не только не прекратилась, а ожесточается с каждым днем. Голод усиливается, и, чтобы ослабить его, грозят даже изгонять из столиц мирных жителей, не знающих, где им преклонить главу. Рабочим угрожает лишение заработка, возвращающиеся из полков воины не находят работы. Умножаются грабежи и убийства, и для борьбы с ними часто прибегают к ужасному самосуду.

Устранит ли объявленный мир эти вопиющие к небу нестроения? Не принесет ли он еще больших скорбей и несчастий? Увы, оправдываются слова пророка: «они говорят: «мир, мир!», а мира нет». Нет мира, и нет радости, спутницы мира.

Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушною при виде его гибели и разложения.

По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа, поставленные на великое и ответственное служение первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника древних собирателей и строителей земли Русской, святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена, Мы призываемся совестью своею возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить пред всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир. Этот мир, принужденно подписанный от имени русского народа, не приведет к братскому сожительству народов. В нем нет залогов успокоения и примирения, в нем посеяны семена злобы и человеконенавистничества. В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества. Может ли примириться русский народ со своим унижением? Может ли он забыть разлученных от него по крови и вере братьев? И Православная Церковь, которая не могла бы не радоваться и не возносить благодарственного моления ко Господу Богу за прекращение кровопролития, не может теперь иначе, как с глубокой скорбью, взирать на эту видимость мира, который не лучше войны.

К тебе же, обольщенный, несчастный русский народ, сердце мое горит жалостию до смерти. «Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое» (Плач.2:11) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще бо́льших скорбей. Не радоваться и торжествовать по поводу мира призываем Мы вас, православные люди, а горько каяться и молиться пред Господом.

Братие, настало время покаяния; наступили святые дни Великого поста, очиститесь от грехов своих, опомнитесь, перестаньте смотреть друг на друга как на врагов и разделять родную страну на враждующие страны. Все мы братья, и у всех нас одна мать родная русская земля, и все мы чада одного Отца Небесного, Которого молим: «Отче наш, остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим» (Мф.6:9, 12).

Пред лицом страшного, свершающегося над страной нашей суда Божия, соберемся все вокруг Христа и Святой Его Церкви. Будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенных.

Взываю ко всем вам, архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с проповедью покаяния, с призывом к прекращению братоубийственных распрей и раздоров, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению.

Убеждайте всех усердно молиться Богу, да отвратит Он праведный гнев Свой, грех наших ради на ны движимый, да укрепит наш расслабленный дух и да восставит нас от тяжкого уныния и крайнего падения. И милосердный Господь сжалится над грешной Русской землей и помилует ее ради святых угодников Божиих, наипаче же Заступницы усердной рода христианского, молитвами коих да снизойдет на вас благословение Божие. Аминь.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 822–823.

Послание Константинопольскому Патриарху Герману V о воздвигнутых на Церковь Божию в России гонениях

15 (28) мая 1918 г.

Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский и всея России.

Ваше Святейшество,

Святейший Владыко и господин, кир-кир Герман V,

архиепископ Константинополя, Нового Рима,

и Вселенский Патриарх.

Братски лобызая Ваше достолюбезное Нам Святейшество, от всего сердца Нашего приветствуем Вас Христовым благовестием любви и мира. Господь наш Иисус Христос предрек Своей Святой Церкви бедствия и скорби. »В мире скорбни будете«, – сказал Он святым Своим апостолам, присовокупив, чтобы не поколебались они и их последователи в вере и надежде, утешительное слово: »Мужайтесь, яко Аз победих мир« (Ин.16:33). В скорбях своих, предреченных Христом, святые апостолы хранили благодатный дар духовного единения и предали этот Божественный дар уверовавшим по слову их как верное знамение истинной Церкви Христовой и как надежное укрепление к перенесению ниспосылаемых им испытаний. И Мы, памятуя о заветах Божественного Основоположника Церкви Его святым апостолам и утверждаясь в уповании на то, что не безучастны любезные собратия Наши во Христе к радостям и скорбям связанных единою верою Божиих Церквей, недавно еще обращались к любви Вашей, извещая о промыслительных действиях Божественного Пастыреначальника в Святой Его Православной Российской Церкви: о созыве ее Поместного Собора и о восстановлении в ней патриаршего правления с возведением Нашего смирения на патриарший престол богоспасаемого града Москвы и всея России. Писали Мы тогда Вашему достолюбезному Святейшеству и о том, что эти попечительные действия Божественного Промысла совершились среди опасных народных потрясений в пределах нашего Отечества, когда при неоконченной у нас войне разгорелась внутри государства по всему его обширному пространству междоусобная братоубийственная война. И ныне подвигаемся скорбью Нашею и архипастырским долгом довести до братского слуха и сердца Вашего Святейшества выражение печали Нашей о том, что не прекратились еще дни испытания для страны нашей и обитающих в ней верных чад Святой Церкви Христовой. В братоубийственной распре под влиянием тлетворных человеческих учений и ожесточенных человеческих страстей распались многовековые связи, объединявшие благочестивый русский народ в благодатном союзе спасаемых смиренной верой во Христа. Святая Церковь через облагодатствованных своих служителей и наипаче чрез великих подвижников и богоносных отцов наших Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского, воссиявшего в недавние еще дни преподобного Серафима Саровского и чрез многочисленных их учеников и последователей озарила при помощи Божией русский народ светом Христовой истины. Но враг человеческого спасения уже давно сеял в нем свои плевелы, распаляя в сердцах людей дух зависти и гордыни и прикрывая свои козни чуждыми русскому народу учениями о безблагодатном устроении общественной жизни. Долгое время люди, проникнутые одной земной мудростью, старались над уловлением душ верующего народа. Во главе его стали люди, которые говорят ему, что »несть спасения ему в Бозе его« (Пс.3:3). Они внушают ему, что он сам господин и владыка себе и что себе самому и своим вожделениям он призван только служить. Широким потоком разлился по Русской земле дух своеволия и любостяжания и, как последствие его, всякие злодеяния и братоубийственная брань.

С глубочайшей скорбью возвещаем Вашей братской любви, что чистой жертвой воздвигшейся бури пал возлюбленный брат Наш во Христе, Высокопреосвященный митрополит Киевский, кир Владимир (Богоявленский). Во время кровавой борьбы, бушевавшей в матери градов русских – древнем и священном Киеве, приснопамятный святитель Владимир извлечен был вооруженными людьми из места своего пребывания во святой Киево-Печерской обители и предан ими насильственной смерти без суда. Велика скорбь Российской Церкви о такой утрате высокого представителя ее священной иерархии. Христианский пример чистого жития убиенного Святителя и несокрушимой верности его Христову учению, служил для его собратий и для его пасомых в продолжение многих лет опорой и руководством среди тех соблазнов и трудностей, коими сопровождалась жизнь этой Церкви. Она возносит ныне молитвы к Престолу Вечного Архиерея за того, кто был на земле верным исполнителем Его Божественных заветов о спасении благочестивых чад Российской Церкви. Обращаемся с братской просьбой к Вашему Святейшеству о том, чтобы вчинить имя убиенного Святителя Божия в священные диптихи Великой Церкви Константинопольской для молитвенного воспоминания его святого имени в Церкви – матери и сестре обуреваемой столькими скорбями Церкви Российской. Просим святых молитв ее и о павших от рук злодеев при исполнении святых своих пастырских обязанностей честных иереев Божиих: о. протоиерее Иоанне, убиенном в Царском Селе при совершении им крестного хода с молением об умиротворении Родины, о. протоиерее Петре, павшем в святой Александро-Невской лавре в Петрограде, когда он устремился на то, чтобы убедить ворвавшихся вооруженных людей удержаться от насилия в стенах святой обители, о. Ионе в городе Симферополе, извлеченном из храма Божия, когда он под обстрелом совершал на святом жертвеннике Божественную проскомидию. Злодейские руки не остановились пред убийством и других иереев Божиих, при разных случаях и обстоятельствах. Но и благочестивые миряне не были пощажены от применения к ним мер насилия. Не упоминая о других жестоких действиях, которым они подверглись и продолжают подвергаться за свою преданность вере и истине, со скорбью поведаем Вашему Святейшеству лишь о том, что в разных городах нашего Отечества, как-то: Воронеже, Туле, Твери, Омске – народ, шествовавший за святым крестом и иконами с пением молитвы в крестных ходах для моления Бога об умиротворении жизни и о хранении Его Церкви, подвергся обстрелу, причинившему смерть и ранения немалому числу благочестивых мужей, жен и детей. Не сомневаемся, что архипастырское сердце Вашего Святейшества состраждет с Нами при слухе о таких злодеяниях, верим, что оно обымет любовью своей бедствующий верный народ, и уповаем, что оно подвигнет Святую и Великую Церковь Константинопольскую к вознесению молитвы милосердному Богу нашему об упокоении в селениях праведных невинно умерщвленных и о спасении от дальнейших напастей и зол благочестивых сынов и дщерей Православной Церкви.

Не одна только жизнь пастырей и пасомых подвергается опасностям со стороны врагов нашей святой веры. Люди, ставшие у власти в нашей стране, чуждые христианской, а некоторые из них всякой веры, возымели нечестивое намерение устранить от руководства народной жизнью и от ее освящения Православную Церковь. Они измыслили закон или, лучше сказать, беззаконие с целью изъять у нее по возможности способы проявлять ее спасительное влияние на души верующих. Церковь лишается по их решению права собственности, и сами святые храмы обращаются в общенародное гражданское достояние, вследствие чего права на наши святыни приобретают наряду с православными людьми и инославные, магометане, иудеи и язычники. Распоряжение храмами и даже священными сосудами, крестом, Евангелием и иконами и предоставление их для богослужебных целей православным христианам признается правом гражданских властей. Преподавание законов Божиих в школах государственных, общественных и частных изгоняется. Церковные школы, как народные, так и подготовительные для лиц, посвящающих себя служению Церкви, уничтожаются. Все церковные Таинства, священнодействия и общественные моления признаются для государства посторонними и излишними. Таков тот переворот в жизни и быте православного русского народа, который замыслили произвести его нынешние властители. С душевным удовлетворением свидетельствуем, однако, пред Вашим Святейшеством, что та большая часть русского народа, которая не склонила колена пред новым Ваалом, восприняла покушение своих правителей как посягательство на его драгоценное духовное наследие и достояние. Православные чада Святой Церкви не вняли лукавым или невежественным толкованиям власть имущих, будто их мероприятия направлены лишь против властолюбия и корыстолюбия духовенства, которое проповедует веру Христову для своих, якобы себялюбивых целей. Верующий русский народ твердо знает, что не духовенство одно составляет Святую Церковь, а что сам он причастник великих обетований Христовых, и не позволил ввести себя в обман. Православные люди объединились вокруг своих храмов и своих пастырей и мужественно стали на их страже. Когда в Петрограде во святую Александро-Невскую лавру пришли вооруженные люди и произвели неслыханные в ней бесчинства, убив желавшего их образумить священника Божия, народ, мужи и жены, устремился на защиту обители и проживавшего в ней своего архипастыря и одной своей святой ревностью, своими воплями и рыданиями смутили насильников и своим многолюдством заставили их совсем удалиться. Во многих городах православные люди, неся святой крест и иконы, вышли на улицу и собирались на площадях для всенародного моления об избавлении Святой Церкви от воздвигнутого на нее гонения, и это при угрозе, по местам осуществившейся, расстрела со стороны нечестивых ее врагов. Слава великому Богу нашему, укрепляющему верных рабов Своих. Не сомневаемся, что возрадуется архипастырское сердце Вашего Святейшества от толикой святой ревности чад единой Христовой Церкви, телесно далеко от древнего христианского Востока отстоящих, но одушевленных одним духом с пребывающими в его священных пределах верными.

Таковы ниспосланные Церкви Российской испытания, таковы и утешения отеческому сердцу Нашего смирения, источаемые нелицемерною народною преданностью вере отцов. В древние времена в тяжких обстоятельствах разорения Русской земли и пленения ее свирепыми татарами духовные руководители русского народа святитель Алексий, митрополит Московский, и святой богомудрый друг его преподобный Сергий Радонежский находили себе духовную опору и поддержку в общении с Великою Церковью-матерью. К духоносному отцу и патриарху святителю Филофею обращался святитель Алексий, и не вотще; «великий человек ваш митрополит», – писал святейший патриарх на Русь, призывая правителей и народ ее слушать руководство великого святителя. Вселенский патриарх утверждал дело преподобного Сергия и ободрял богоносного мужа в его спасительных святых начинаниях. В таком обильном духовными дарованиями единении с кафедрой Златоуста почерпал благочестивый русский народ нравственные силы в своей исполненной тяжких испытаний исторической судьбе. Протекли века, изменились времена и обстоятельства. В благочестивом Русском государстве находили преемники Златоуста опору и утешение в скорбях своих и своих пасомых. В неисповедимых судьбах Господних ныне приспело время опять пострадать Российской Церкви. В тесноте своей обращаем духовные взоры наши к Великой Константинопольской Церкви и просим, чтобы присоединила она молитвы свои великодаровитому Богу нашему к молитвам Церкви Российской, да послужит ниспосылаемое нам «огненное искушение» на то, чтобы очистились в нем пастыри и пасомые от греха лености и от греха неведения, и да сподобится Российская Церковь улучить лето Господне приятно, узреть сокрушенных сердцем исцеление, плененных освобождение, слепых прозрение. И будет любовь Церкви – матери и сестры елеем радости для страждущей Церкви Российской, верим, что взойдут молитвы их к Престолу Божию, «могущему же сохранити нас без греха и без скверны

и поставити пред славою Своею непорочных в радости. Единому премудрому Богу и Спасу нашему Иисусом Христом Господом нашим слава и величие, держава и власть прежде сего века и ныне и во вся веки. Аминь» (Иуд. 1:24–25).

Вознося молитвы о достолюбезном Нам Святейшестве Вашем, об окружающем Вас Священном Синоде, всем священноначалии Великой Константинопольской Церкви и обо всем христолюбивом ее народе и испрашивая для всей Российской Церкви и для себя богоугодных молитв Ваших, пребываем в единомысленной братской любви Вашего Святейшества всецело преданным братом о Христе и сомолитвенником.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Акты С. 130–133.

Послание с призывом к всенародному покаянию в грехах в наступающие дни святого Успенского поста

26 июля (8 августа) 1918 г.

Смиренный Тихон,

Божией милостью Патриарх Московский и всея России,

всем верным чадам Православной Российской Церкви.

Возлюбленные о Господе братие и чада!

Долг архипастырской любви, объемлющей болезни и скорби всего православного народа русского, повелевает Нам снова обратить к вам Наше отеческое слово.

Вместе с вами Мы страждем сердцем при виде непрекращающихся бедствий в нашем Отечестве; вместе с вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев, доныне поддающий землю нашу

Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета. Изнемогает наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее.

Где же причина этой длительной болезни, повергающей одних в уныние, других – в отчаяние?

Вопросите вашу православную совесть, и в ней найдете ответ на этот мучительный вопрос.

Грех, тяготеющий над нами, – скажет она вам, – вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений.

Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь русских людей. Грех сделал то, что Господь, по слову пророка, «отнял у нас и посох и трость, и всякое подкрепление хлебом, храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливого и старца» (Ис.3:1–2).

Грех помрачил наш народный разум, и вот мы »ощупью ходим во тьме без света, и шатаемся, как пьяные» (Иов.12:25).

Грех разжег повсюду пламень страстей, вражду и злобу, и брат восстал на брата, тюрьмы наполнились узниками, земля упивается неповинной кровью, проливаемой братской рукой, оскверняется насилием, грабежами, блудом и всякою нечистотою.

Из того же ядовитого источника греха вышел великий соблазн чувственных земных благ, которыми и прельстился наш народ, забыв о едином на потребу.

Мы не отвергли этого искушения, как отверг его Христос Спаситель в пустыне. Мы захотели создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. «Бог (же) поругаем не бывает» (Гал.6:7).

И вот мы алчем, жаждем и наготуем в земле, благословленной обильными дарами природы, и печать проклятия легла на сам народный труд и на все начинания рук наших.

Грех – тяжкий, нераскаянный грех – вызвал сатану из бездны, изрыгающего ныне хулу на Господа и Христа Его и воздвигающего открытое гонение на Церковь.

О, кто даст очам нашим источники слез, чтобы оплакать все бедствия, порожденные нашими всенародными грехами и беззакониями, – помрачение славы и красоты нашего Отечества, обнищание земли, оскудение духа, разорение градов и весей, и поругание храмов и святынь, и все это потрясающее самоистребление великого народа, которое сделало его ужасом и позором для всего мира.

Где же ты, некогда могучий и державный, русский православный народ? Неужели ты совсем изжил свою силу? Как исполин, ты, великодушный и радостный, совершал свой великий указанный тебе свыше путь, благовествуя всем мир, любовь и правду.

И вот, ныне ты лежишь, поверженный в прах, попираемый твоими врагами, сгорая в пламени греха, страстей и братоубийственной злобы.

Неужели ты не возродишься духовно и не восстанешь снова в силе и славе своей?

Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смоковницу?

О, да не будет сего. Одна мысль об этом повергает Нас в трепет.

Плачьте же, дорогие братие и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца. Плачьте о себе самих и о тех, кто по ожесточению сердца не имеет благодати слез. Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы, младенцы, соединитесь все вместе, облекитесь, подобно ниневитянам, во вретище и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России. Наступающие дни святого Успенского поста особенно благоприятны для этого. Посему Мы и назначаем их, особенно дни 2 и 3 августа, для нарочитого всенародного молитвенно-покаянного подвига.

Когда услышите печальный звон церковных колоколов, знайте, что настало время покаяния. Отложите тогда житейские заботы и попечения и спешите в Божии храмы, чтобы восплакать перед Господом о грехах своих, чтобы восскорбеть печалью вашей перед лицом нашей Заступницы усердной и всем сонмом великих угодников Божиих.

Пусть каждый из вас попытается очистить свою совесть пред духовным отцом и укрепится приобщением животворящего Тела и Крови Христовых. Да омоется вся Русская земля, как живительной росой, слезами покаяния, и да процветет снова плодами духа.

Господи Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и Духом владычним, Духом силы и крепости утверди нас.

Воссияй в сердцах наших свет Твоего разума, и »посети виноград сей, и сверши и, егоже насади десница Твоя« (Пс.79:15–16). Аминь.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 826–827.

Обращение к чадам Святой Православной церкви в земле Литовской

(Не позднее 24 августа (6 сентября)1918 г.)

Чадам Святой Православной церкви в земле Литовской

Бодрствуйте, стойте в вере,

будьте мужественны, тверды (1Кор 16:13).

Благодать вам и мир от Бога Отца нашего,

и Господа Иисуса Христа,

и Утешителя Духа Святого.

Уже пятый год Святая Церковь и родная земля страждут под тяжким бременем ниспосланного Богом испытания, сначала – войны и нашествия иноплеменников, затем – междоусобной брани и братоубийственного кровопролития и всякого рода нестроений, общественной разрухи, смуты, голода, грабежей, убийства и прочих бед и напастей злого обстояния.

Особой своей тяжестью бремя это легло, в связи с военными событиями, на западную окраину Родины, на вашу – Литовскую землю, ныне, за всем тем, отторженную от отечественного лона под власть чужеземную и чужеверную.

Но "жив Бог, и жива душа наша» (1Цар.20:3 и др.), как «святое семя стояния» (Ис.6:13) Его – жива в сердцах верных чад Церкви Святой вера православная. А пока она жива, у нас есть залог целости всего прочего. Пока эта святыня не утеряна русскими людьми на распутьях «века сего лукавого», мы крепко уповаем, что Господь соберет рассеянные, взыщет расточенные и возвратит отторженные.

Чада мои. Скорбит душа Наша по вас, и сердце нудит Нас, и как милостью Божией первосвятителя Церкви Русской, и как недавнего архипастыря Литовского, обратиться к вам со словом ободрения и утешения. Но где взять слова, которые сильны были бы хоть в малой доле облегчить тяготы постигшего вас испытания – ободрить ваш дух и остудить пламень искушения вашей веры и жизни. На человеческом языке их нет. Мы найдем их лишь у Имеющего «глаголы вечной жизни» (Ин.6:68), ибо только «слова, которые Он говорит, суть дух и жизнь», только они «живы и действенны» (Ин.6:63; Евр.4:12).

К этому живоносному источнику всякого ободрения и утешения, к слову Божию, и обращаю, чадца мои, ваши духовные взоры.

"Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать« скорбящих, »ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше« (2Кор. 1:13–5). Воззрите на «Распятого Начальника и Совершителя веры нашей» (Евр.12:2) и научитеся от Него «взять крест свой и последовать за Ним» (см.: Мф.16:24: Мк.8:34; Лк.9:23) на свою Голгофу. Веруйте, возлюбленные, что Господь «не попустит вам быть искушаемыми сверх сил» (1Кор.10:13) и «как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр.2:18), – «только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраните до конца» (см.: Евр.3:6) и «не ожесточите сердец ваших в день искушения» (Евр.3:8). В этом «увещавайте друг друга и назидайте один другого... Утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем». Не воздавайте «злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем» (1Фес. 5:11, 14–15). «Терпением и утешением из Писаний» сохраняйте «надежду. Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса» (Рим.15:4–5), и «братство любить» (см.: 1Петр.2:17), как заповедовали нам апостолы.

"Стойте в вере« (1Кор.16:13) на недвижимом камени Православия, по заветам святоотеческим, и легко для вас будет бремя испытания вашего, и будет »надежда наша о вас тверда» (2Кор.1:7).

Чада мои. Ведомо вам, что не впервые Литовскую Церковь постигает испытание веры под чужеземной властью и проповедью «иного упования». Но, верные заповедям Христа Спасителя, заве- там апостольским и наставлениям святых отцов и учителей Церкви Православной, предки ваши «во всеоружии Божием» смогли «противостать всем козням вражиим» (см.: Еф.6:11) и сохранили вам в драгоценное наследие веру святую. В крепком стоянии за истину Православия как святыню народа русского они не щадили своей жизни и сияют ныне немеркнущими и путеводными для вас звездами исповедников и мучеников – на небе Церкви Литовской.

Во дни испытания вашего «горе имейте сердца», возведите духовные взоры ваши к этому небу, и вы узрите путь ко спасению: «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр.13:7).

Поминайте святых мучеников, первенцев Антония, Иоанна и Евстафия. Воодушевляемые их святым примером, предки ваши оставили вам в святое наследие и крепости веры, под кров и во ограде коих вы можете укрыться в дни испытания и найти надежные средства обороны от козней диавольских: это братства Церкви Литовской – древнее виленское Свято-Духовское и позднейшие ковенское Свято-Николаевское, гродненское Софийское и иные западнорусские братства. Молим вас, возлюбленные, беречь это наследие ваше и иметь его, как то было в святой литовской старожитности, оплотом Православия – под знаменем заповеди Господней: »Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр.2:10).

Пишу и вам, братства. Святая Церковь переживает ныне бурные дыхания «врат адовых» и взывает к помощи сильных, опытных и крепких стоятелей за святую истину Христову и спасительную правду Православия. В деятельном памятовании о доблестях славного прошлого литовских братств в стоянии их за святую веру, «станьте же добре», братчики, достойно звания вашего и ныне и «подвигом добрым» (2Тим.4:7) покажите, что спасительная слава братств западнорусских в судьбе Православия края принадлежит не прошлому только времени, что душа их жива и сила и оружия крепки и действенны и в настоящее лихолетье стада Христова.

Пишу и вам, пастыри Церкви Литовской. Как сопастырь ваш, молю вас, усугубите ревность вашу в спасении Церкви Божией, «яко дние лукави суть» (Еф.5:16), и близки к вам «волки лютые, не щадящие стада» (Деян.20:29). Помните грозное слово Господне: «Живу Я! говорит Господь Бог; за то, что овцы Мои оставлены были на расхищение и без пастыря сделались овцы Мои пищею всякого зверя полевого, и пастыри Мои не искали овец Моих, и пасли пастыри самих себя... вот, Я – на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их» (Иез.34:8.10). «Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно... подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы» (1Пет.5:2–4). Трудно нам, любезные сопастыри, при настоящих злых обстояниях пасение стада Христова. Но об этом нам надлежит не печалиться, а радоваться: ибо чем труднее борьба, тем славней победа и выше награда, – каковой да сподобит вас Небесный Пастыреначальник.

В молитвенном единении со всеми вами пред Господом за Церковь Литовскую призываю на всех вас, чад сей Церкви, благословение Божие, – да мышца Господня укрепит вас в подвиге веры святой. Аминь.

БС № 6 С. 240–243.

Воззвание перед сбором пожертвований

31 августа (13 сентября) 1918 г.

Святая Православная Церковь с настоящего года лишена денежного пособия от государства, отняты у нее и все другие средства, какими располагала она для выполнения лежащих на ней обязанностей. Но Церковь надеется, что та щедрая рука православных, на трудовые копейки коих воздвигнуты многие тысячи храмов, школ, богаделен, приютов, и ныне, в тяжелую годину, не оставит ее без средств на издание книг Священного Писания, богослужебных и нравоучительных, на дело призрения старых и убогих, на обучение Закону Божию малолетних и просвещение еще сидящих во тьме язычества, на ограждение православной веры от врагов ее – сектантов, подготовление пастырей и архипастырей; она верит, что чуткое сердце православных откликнется на призыв о помощи, с которым Священный Всероссийский Собор и Святейший Патриарх обращаются ныне.

Чада Церкви Православной, ваша мать, Церковь Русская, вас просветившая святым крещением, воспитавшая в учении Христовом, ныне находится в тяжких обстоятельствах жизни. Оставшаяся без всяких средств, просит она вас, детей своих, прийти к ней на помощь. Всякий из вас пусть принесет добровольную жертву свою, кто сколько и чем может: одни от избытков своих, другие от скудости своей, как некогда вдовица евангельская; да не будет среди вас глухого к мольбам матери и равнодушного к зову ее.

Члены приходских советов! Своим опытом, влиянием, своим усердием посодействуйте успешности сбора, возьмите на себя труд произвести его среди прихожан. Если же в церкви вашей есть избыток средств, сделайте возможное отчисление на общецерковные нужды. Эта лепта ваша вернется к вам, но только в другом виде, другим способом, необходимом для вас – в Евангелиях, книгах и проч.

Пастыри и служители Христовы! Вы хорошо понимаете всю глубину страданий Церкви; вы сами уже испытываете их тяжести, и потому вы должны в дни сбора напрячь всю силу своего слова, своей пастырской ревности, пастырского воздействия на прихожан, непрестанно памятуя, что нужды Церкви – ваши нужды, благополучие Церкви – ваше благополучие и страдания ее – ваши страдания.

Господь Всемогущий и Милосердый да сохранит Церковь нашу от бед и напастей, а вас да подкрепит, умудрит и поможет в доброделании, братолюбии и щедрости на благо Церкви и во славу Христа Спасителя нашего, Ему же честь и поклонение, с Духом Святым, веруем и исповедуем, будет воздаваться в земле нашей до скончания века. Аминь.

Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Примечание: Поступившие пожертвования вместе с актами представляются незамедлительно местному о. благочинному для отсылки в епархиальный совет.

Следственное дело С. 837–838.

Послание к Константинопольскому Патриарху Герману о переходе на новый календарный стиль

8(21) января 1919 г. Москва

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

Святейшего архиепископа Константинополя, Нового

Рима, и Вселенского патриарха,

господина Германа, братски о Христе лобызая,

прерадостно приветствуем.

Если когда-либо, то именно в наши, поистине «лукавые дни», когда рушатся троны, распадаются царства и на их месте возникают новые, когда жизнь общественная и частная устрояется на новых началах, когда, кажется, «все течет» и изменяется, в такое время в особенности для нас, предстоятелей и чад поместных Православных Церквей, получает значение и отраду сознание, что мы все едино во Христе, все члены Его таинственного Тела, все чада Его единой Святой и Апостольской Церкви, что у нас есть общее достояние, которое мы должны хранить совместно, есть общее дело, которое должны делать общим советом и соединенными силами. В этом для нас и источник постоянного ободрения и спасательный компас к предотвращению возможных и к исправлению уже сделанных погрешностей. Руководствуясь этим правилом и вместе исполняя поручение недавно разошедшегося нашего Поместного Собора, Наша мерность и подвизается утруждать Вашу священную и любезную нам главу как предстоятеля Великой Христовой Константинопольской Церкви-матери и как корифея в согласном хоре всех повсюду православных поместных автокефальных Церквей настоящим посланием по вопросу, возникшему недавно у нас и хотя не догматическому, но имеющему важность для всего православного мира и могущему и в других автокефальных Православных Церквах получить ту же остроту, какую он получил у нас, именно по вопросу о возможности введения в православно-церковную практику так называемого нового, или григорианского, стиля летосчисления.

Как известно, вопрос этот уже был предметом обмена мнений между автокефальными Православными Церквами при достойном предшественнике Вашего Святейшества блаженной памяти патриархе Иоакиме III. Тогда все православные Церкви, в том числе и русская, единодушно решили этот вопрос отрицательно и остались при старом, юлианском стиле. Но вот 29 января 1918 года нынешнее наше правительство без совета и сношения с Церковью, постановило ввести в Российской Республике во все деловые сношения новый стиль. Правда, при провозглашенном отделении Церкви от государства, новый закон не обязывает Церковь переходить к новому стилю в своей богослужебной практике. Даже наоборот: в тех местностях, где православные составляют большинство населения, закон включает в число нерабочих и неприсутственных дней и некоторые христианские праздники, например Рождество Христово, Крещение, Святую Пасху, Пятидесятницу и др., и именно по старому стилю; так что для Церкви остается решить лишь частный и второстепенный вопрос: продолжать ли праздновать гражданское новолетие в день Обрезания Господня или же перенести это празднование, вместе с переносом новолетия, на день святого мученика Вонифатия (19 декабря ст. ст.). Но не так обстоит дело там, где православные в меньшинстве и где поэтому закон гражданский не считается с православными церковными порядками. Там православным приходится на себе испытывать всё неудобство одновременного существования двух стилей, когда деловая жизнь и все житейские отношения построены на новом стиле, а церковная жизнь – на старом. Неудобство это достигает иногда такой остроты, что, например, в Финляндии издавна установился обычай в дни лютеранского Рождества, Благовещения и др., хотя бы эти праздники приходились в будние дни, совершать в православных церквах какое-либо богослужение, чтобы, с одной стороны, дать возможность православному населению с духовной пользой занять свой невольный отдых, а с другой – чтобы предохранить это население от соблазна посещать лютеранское богослужение. После же государственного переворота в 1917 году, по настойчивым просьбам православных финнов, бывший Святейший Синод вынужден был разрешить финским православным приходам справлять православные праздники по новому стилю. В таком же или подобном ему положении могут оказаться православные и в других местностях, где теперь образуются новые отдельные государства, например в Польше, Литве, Латвии, вообще там, где православные будут в меньшинстве. Да и относительно Центральной России и других чисто православных местностей никто не может поручиться, чтобы и впредь здесь закон считался с православными церковными порядками и чтобы не пришло такое время, когда класс, захвативший в России власть, найдет нужным, именно в видах борьбы с верою большинства населения и в целях ограничения влияния Православной Церкви на народ, намеренно построить всю гражданскую жизнь в прямом противоречии с порядками церковными. Этими соображениями руководился наш Всероссийский Поместный Собор, решив вновь рассмотреть вопрос о возможности введения нового стиля в церковную практику.

30 января 1918 года, на другой же день по обнародовании вышеупомянутого правительственного декрета о новом стиле, Поместный Собор вынес постановление: на 1918 год остаться при старом, юлианском календаре, всестороннее же рассмотрение вопроса о возможности введения нового стиля поручить особому Отделу, в состав которого вошли известные у нас богословы и другие специалисты по данному вопросу.

Внимательно и со всех сторон исследовав дело, Отдел нашел, что каких либо теоретических оснований предпочитать григорианский стиль юлианскому не имеется. Григорианский стиль астрономически хотя и точнее юлианского, однако абсолютною точностью не обладает, и, следовательно, в свою очередь, оставляет желать другого, более точного стиля, другой, более совершенной календарной реформы. Представляется поэтому более целесообразным выждать, пока выяснится вопрос об этой новой и окончательной реформе календаря, чем колебать установившийся церковный порядок для реформы несовершенной и, может быть, кратковременной. Мысль о возможности или желательности замены старого стиля новым, таким образом, порождается не какими-либо теоретическими и научными соображениями, а исключительно теми практическими житейскими затруднениями, какие переживает теперь Российская Церковь, сохраняя свой старый стиль, при существенно изменившихся условиях всей государственной и народной жизни, и теми опасностями (например, постепенное удаление народных масс из-под влияния Церкви), какие из этих затруднений проистекают. Но как бы ни велики были эти затруднения и эти опасности, вопрос о перемене календаря настолько важен и имеет такой общецерковный интерес, что Российская Церковь, по мнению Отдела, не должна решить этого вопроса для себя, не испросив предварительного мнения и совета всех своих о Христе сестер – Святых Божиих Православных Церквей с Великой Христовой Церковью-матерью во главе. Посему Отдел и предложил Собору: 1) поручить Нашей мерности просить Ваше высокочтимое и превожделенное Святейшество обратиться к предстоятелям всех автокефальных Православных Церквей с запросом об их мнении о возможности замены в церковной практике старого стиля новым, и 2) впредь до получения ответов на эти запросы, Российской Церкви сохранять старый стиль неизменно.

За краткостью времени и за множеством других важных и срочных вопросов, ожидавших соборного решения, доклад Отдела не был рассмотрен Собором во всей подробности, но в числе других был передан в распоряжение Высшего Церковного Управления. И Наша мерность совместно с нашим Святым и Священным Синодом, рассмотрев означенный доклад, с тем большей готовностью принимает на себя предложенное Отделом соборное поручение, что мы не можем, к великой нашей скорби, не предполагать, что те злоключения, которые обуревают теперь корабль Российской Церкви, могут повториться и в других православных странах и там также в корне поколебать церковный мир и поставить Церковь перед теми же житейскими затруднениями, что и в России. Как ни смотреть на сравнительное достоинство юлианского и григорианского стилей и как бы само по себе ни было желательно сохранение отцами преданного юлианского календаря, катастрофические перемены, совершающиеся теперь в жизни государств и народов, могут принудительно заставить церковную власть задуматься над возможностью введения нового стиля в церковную практику. Посему мы и молим Ваше превожделенное нам Святейшество взаимодать нам Вашу благодатную десницу и, как корифей хора всех автокефальных Церквей, подобно Вашему предшественнику, обратиться к предстоятелям их с Вашею патриаршею грамотой, предложить им тщательно обсудить вопрос о замене старого стиля новым и дать свое заключение и братский совет, как должна поступить каждая православная поместная Церковь в данном вопросе под давлением иногда неожиданно слагающихся житейских условий, возможны ли в этом отношении какие-либо отступления от издревле принятого церковного календаря и какие именно, или же не позволительны никакие.

На этот вопрос можно предположить четыре различных ответа.

1) Православная Восточная Церковь всецело остается при своем Юлианском стиле, допуская разве лишь перенесение празднования гражданского новолетия, где это будет признано нужным, с праздника Обрезания Господня на день святого мученика Вонифатия (19 декабря ст. ст.) за шесть дней до праздника Рождества Христова. Этот ответ наиболее состоятелен теоретически и наиболее приемлем с точки зрения всей предшествующей жизни и практики нашей Святой Восточной Церкви. Но практически он легко применим лишь там и до тех пор, где и пока правящие классы находят нужным считаться с нуждами и мнением православного населения; там же, где общественная жизнь устрояется совершенно независимо от церковных порядков (а может быть и намеренно вопреки), там при таком ответе остаются совсем не разрешенными и не устраненными все те затруднения и опасности, которыми, как мы выше видели, вызвана и самая постановка вопроса о новом стиле.

2) Второй ответ противоположен первому: Святая Православная Восточная Церковь принимает полностью новый стиль. Наиболее удобным днем для начала счисления по этому стилю указывается для 1919 года 3 июня, которое считается 16. Службы святым, приходящимся на пропускаемые числа 3–15 июня, исполняются применительно к указанию типикона о святых, приходящихся на дни Страстной и Пасхальной седмиц. При этом праздники значительные (например, храмовые и подобные им) совершаются в те дни, когда они придутся по старому стилю, а служба, приходящаяся на тот же день по новому стилю, им совершается совместно или переносится на другой день. Выгодная и невыгодная стороны этого ответа очевидны по противоположности первому. Сверх того, введение нового стиля в практику православную может дать основание, хотя и не бесспорное, обвинять нашу Церковь в нарушении постановления святого I Вселенского Собора о времени празднования Пасхи, а такие обвинения, пущенные в народ, способны создать великое смущение умов среди людей ревностных, но мало осведомленных в вопросах веры и церковной дисциплины.

3) Третий ответ стремится примирить оба предшествующих решения вопроса. По нему праздник Святой Пасхи и соединенные с ним праздники подвижные (Триоди и Пентикостариона) совершаются по старому юлианскому календарю, праздники же и память святых неподвижные (Минеи месячной) переводятся на новый стиль. Такое решение, по-видимому, устраняет и повод обвинять нашу Церковь в нарушении постановления I Вселенского Собора, так как православная пасхалия остается незыблемой, Святая Пасха и прочие подвижные праздники будут праздноваться в те именно дни, в которые они придутся по юлианскому календарю; изменяется только относительное положение подвижных праздников среди неподвижных: последние передвигаются на 13 дней раньше. Например, в 1919 году Святая Пасха праздновалась бы в тот же воскресный день 7 апреля старого стиля, но по новому это было бы 20 апреля, и потому память святого великомученика Георгия оказалась бы на Пасхальной седмице, Благовещение же, вместо понедельника шестой седмицы святой Четыредесятницы, как оно должно быть по старому стилю, пришлось бы во вторник четвертой седмицы и т.п. Устраняются таким решением и все затруднения, какие при старом стиле связаны для православного населения с соблюдением праздников неподвижных, затруднения же, связанные с праздниками подвижными, уже не имеют такой остроты, так как Святая Пасха и Пятидесятница падают на воскресные дни. Но серьезное неудобство такого совместного применения обоих стилей в церковной практике обнаруживается при поздней Пасхе

20–25 апреля по ст. ст., т.е. 3–8 мая по новому, когда Неделя всех святых только немного не совпадает со днем святых апостолов Петра и Павла или даже и перейдет его. Правда, в таких редких и исключительных случаях может быть допустимо перенести праздник святых апостолов на несколько дней позднее, как это допускается, например, для Благовещения (по константинопольскому Уставу) или для Сретения Господня (по Уставу русскому).

Наконец, 4) возможен и такой ответ: признавая по существу наиболее правильным первый ответ и потому желательным повсюду соблюдение юлианского стиля, каждой автокефальной поместной Православной Церкви предоставить свободу, если найдет нужным, избрать для себя второе или третье из указанных выше решений, причем то или иное решение не должно считаться основанием для разрыва церковного общения, лишь бы нерушимо соблюдалось наше «общее упование», которым живет и движется Святая Вселенская и наша Апостольская Церковь. Предлагающие такой ответ указывают на пример святителей Поликарпа Смирнского и папы Аникиты, а также на общее правило междуцерковных отношений: «во всем любовь» (св. Викентий).

Предлагая всё изложенное апостольской любви и богопросвещенной мудрости Вашего достопочтимого Святейшества и ожидая, через Ваше посредство, братского ответа всех повсюду Православных Божиих Церквей, усердно молим Пастыреначальника Христа, да утвердит Церковь Свою в Православии и единомыслии, Вашу же превожделенную святыню и Ваш Святой и Священный Синод да сохранит в нерушимом здравии и мире, и, испрашивая небодоходных молитв Ваших за Нашу мерность и за вверенное Нам стадо Христово, еще раз братски во Христе лобызаем достолюбезное Нам Ваше Святейшество и пребываем

Вашего достолюбезного и высокочтимого

Святейшества

возлюбленный о Христе брат и сослужитель

всецело преданный

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 663–668.

Указ епархиальным архиереям об устранении поводов к глумлению и соблазну в отношении святых мощей

4 (17) февраля 1919 г.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России.

Преосвященный Владыко.

Господу угодно было прославить некоторых святых Своих нетлением их тела. Честные мощи таковых угодников Божиих открыто почивают в храмах, в драгоценных раках – гробницах, сооруженных любовью верующих, и служат предметом религиозного почитания. Рядом с этим Православная наша Церковь, по примеру и завету первенствующей Церкви и согласно с принятым в восточных Церквах порядком, прославляет благоговейным почитанием и останки святых угодников Божиих, сохранившиеся в виде костей, не облеченных плотью. Благочестивое усердие верующих, окружая сии останки благоговейным усердием, соорудило и для таковых честных мощей драгоценные раки и оправы, иногда по подобию человеческого тела располагая в них в подобающих облачениях кости праведников и другие частицы святых их мощей. Последнее обстоятельство для верующих глаз нынешнего тягостного для Церкви времени дает повод к кощунственному разоблачению святых останков мощей и утверждению, будто в нашей Церкви такого рода оправами честных костей праведников допускается обман в том, что народ принимает за нетленное тело и те мощи угодников, которые имеются лишь в виде костей, не облеченных плотью, но заключенных в драгоценные оправы по подобию тела.

Считая необходимым по обстоятельствам времени устранить всякий повод к глумлению и соблазну в том, что доселе не вызывало соблазна и было лишь благочестивым народным обычаем, поручаю Вашему Преосвященству по Вашему непосредственному усмотрению и распоряжению, с архипастырским заботливым рассуждением: устранить всякие поводы к соблазну в отношении святых мощей во всех тех случаях, когда и где это признано будет Вами необходимым и возможным, с донесением о последующих Ваших распоряжениях Священному Синоду.

Молю Господа, да поможет он Вам в этом деле и сохранит Вас беспреткновенна в нынешних лютых для Церкви обстояниях.

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 497–498.

Послание с предостережением против мщения

8 (21) июля 1919 г. Москва

Божией милостью

Мы, смиренный Тихон, Патриарх Московский

и всея России,

всем верным чадам

Святой Православной Российской Церкви.

Господь не перестает являть милости Свои Православной Русской Церкви. Он дал ей испытать себя и проверить свою преданность Христу и Его заветам не во дни только внешнего ее благополучия, а и во дни гонений. День ото дня прилагаются ей новые испытания. День ото дня все ярче сияет ее венец. Многажды беспощадно опускается на ее озаренный смирением лик бич от враждебной Христу руки, и клеветнические уста поносят ее безумными хулами, а она по-апостольски в тщету вменяет горечь своих страданий, вводит в сонм небожителей новых мучеников и находит утеху для себя в благословении своего Небесного Жениха: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь» (Мф.5:11–12).

Чадца мои! Пусть слабостью кажется иным эта святая незлобивость Церкви, эти призывы наши к терпеливому перенесению антихристианской вражды и злобы, это противопоставление испытаниям и человеческой привязанности к благам земли и удобствам мирской жизни христианских идеалов; пусть «невместимою» и «жестокою» кажется омирщенному пониманию радость, черпающая себе источник в страдании за Христа, – но мы умоляем вас, умоляем всех наших православных чад не отходить от этой единственно спасительной настроенности христианина, не сходить с пути крестного, ниспосланного нам Богом, на путь восхищения мирской силы или мщения. Не омрачайте подвига своего христианского возвращением к такому пониманию защиты благополучия Церкви, которое бы унизило ее и принизило бы вас до уровня действий ее хулителей. Убереги, Господи, нашу православную Русь от такого ужаса.

Трудная, но и какая высокая задача для христианина: сохранить в себе великое счастье незлобия и любви и тогда, когда ниспровергнут твой враг, и когда угнетенный страдалец призывается изречь свой суд над недавним своим угнетателем и гонителем. И Промысл Божий уже ставит пред некоторыми из чад Русской Православной Церкви это испытание. Зажигаются страсти. Вспыхивают мятежи. Создаются новые и новые лагери. Разрастается пожар сведения счетов. Враждебные действия переходят в человеконенавистничество. Организованное взаимоистребление – в партизанство со всеми его ужасами. Вся Россия – поле сражения! Но это еще не всё. Дальше еще ужас. Доносятся вести о еврейских погромах, избиении племени без разбора возраста, вины, пола, убеждений. Озлобленный обстоятельствами жизни, человек ищет виновников своих неудач и, чтобы сорвать на них свои обиды, горе и страдания, размахивается так, что под ударом его ослепленной жаждой мести руки падает масса невинных жертв. Он слил в своем сознании свои несчастья с злой для него деятельностью какой-либо партии и с некоторых перенес свою озлобленность на всех. И в массовой резне тонут жизни вовсе непричастные причинам, пролившим такое озлобление.

Православная Русь. Да идет мимо тебя этот позор. Да не постигнет тебя это проклятие. Да не обагрится твоя рука в крови, вопиющей к Небу. Не дай врагу Христа диаволу увлечь тебя страстью отмщения и посрамить подвиг твоего исповедничества, посрамить цену твоих страданий от руки насильников и гонителей Христа. Помни: погромы – это торжество твоих врагов. Помни: погромы – это бесчестие для тебя, бесчестие для Святой Церкви! Для христианина идеал – Христос, не извлекавший меча в Свою защиту, утихомиривший сынов грома, на кресте молившийся за своих врагов. Для христианина путеводный светоч – завет святого апостола, много претерпевшего за своего Спасителя и смертью запечатлевшего преданность Ему: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо сказано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья» (Рим. 12:19).

Мы не говорим уже о том, что пролитая кровь всегда взывает к новой крови. И отмщение к новому возмездию.

Строительство на вражде – строительство на вулкане. Взрыв – и снова царство смерти и разрушения. Наша боль – боль за светлость и счастье нашей Святой Церкви, наших чад. Наши опасения – опасения, что некоторых из них может прельстить этот новый, уже показывающий зияющую пасть, зверь, исходящий из бездны клокочущего страстями сердца человеческого. Одним порывом мщения навсегда запятнаешь себя, христианин, и вся светлая радость нынешнего твоего подвига – страдания за Христа померкнет, ибо где тогда дашь ты место Христу?

Мы содрогаемся, читая, как Ирод, ища погубить Отроча, погубил тысячи младенцев. Мы содрогаемся, что возможны такие явления, когда, при военных действиях, один лагерь защищает передние свои ряды заложниками из жен и детей противного лагеря. Мы содрогаемся варварству нашего времени, когда заложники берутся в обеспечение чужой жизни и неприкосновенности. Мы содрогаемся от ужаса и боли, когда после покушений на представителей нашего современного правительства в Петрограде и Москве, как бы в дар любви им и во свидетельство преданности и в искупление вины злоумышленников воздвигались целые курганы из тел лиц, совершенно непричастных к этим покушениям, и безумные эти жертвоприношения приветствовались восторгом тех, кто должен был остановить подобные зверства. Мы содрогались, – но ведь эти действия шли там, где не знают или не признаю́т Христа, где религию считают опиумом для народа, где христианские идеалы – вредный пережиток, где открыто и цинично возводится в насущную задачу истребление одного класса другим и междоусобная брань.

Нам ли, христианам, идти по этому пути. О, да не будет! Даже если бы сердца наши разрывались от горя и утеснений, наносимых нашим религиозным чувствам, нашей любви к родной земле, нашему временному благополучию, даже если бы чувство наше безошибочно подсказывало нам, кто и где наш обидчик. Нет, пусть лучше нам наносят кровоточащие раны, чем нам обратиться к мщению, тем более погромному против наших врагов или тех, кто кажется нам источником наших бед. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению. Не губите в крови отмщения и свою душу. »Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром» (Рим. 12:21).

Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Когда многие страдания, обиды и огорчения стали бы навевать вам жажду мщения, стали бы проталкивать в твои, Православная Русь, руки меч для кровавой расправы с теми, кого считала бы ты своим врагом, – отбрось далеко, так, чтобы ни в минуты самых тяжких для тебя испытаний и пыток, ни в минуты твоего торжества, никогда-никогда рука твоя не потянулась бы к этому мечу, не умела бы и не хотела бы найти его.

О, тогда воистину подвиг твой за Христа в нынешние лукавые дни перейдет в наследие и научение грядущим поколениям как лучший завет и благословение: что только на камени сем – врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви в Русской земле и неуловимо даже для врагов будет святое имя ее и чистота подвига ее чад и служителей.

"Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь« (Гал.6:16, 18).

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 841–843.

Послание о невмешательстве в политическую борьбу

25 сентября (8 октября) 1919 г. Троицкая Лавра

Божией милостью смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

возлюбленным о Господе архипастырям и пастырям

Церкви Российской.

Молю вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры... и уклонитеся от них (Рим. 16:17).

Многократно с церковной кафедры обращались Мы к верующим со словом пастырского назидания о прекращении распрей и раздоров, породивших на Руси кровавую междоусобную брань, но и до ныне эта брань не прекращается, и кровь обильным потоком льется по всему обширному пространству Русской земли, взаимная вражда между борющимися сторонами всё больше разгорается, всё чаще и чаще проявляется в жестоких кровавых расправах не только над теми, кто принимал непосредственное и деятельное участие в этой борьбе, но и над теми, кто только подозревается в таком участии, иногда и без достаточных к тому оснований.

Если ужасы кровавой расправы враждующих между собой лагерей не могут не производить гнетущего впечатления на сердце каждого христианина, то неизмеримо более тягостное впечатление производят эти ужасы тогда, когда жертвами их делаются нередко невинные люди, непричастные к этой страстной политической борьбе.

Не мимо идут эти ужасы и нас, служителей Церкви Христовой, и много уже архипастырей и пастырей и просто клириков сделались жертвами кровавой политической борьбы. И всё это, за весьма, быть может, немногими исключениями, только потому, что мы, служители и глашатаи Христовой истины, подпали под подозрение у носителей современной власти в скрытой контрреволюции, направленной якобы к ниспровержению советского строя. Но мы с решительностью заявляем, что такие подозрения несправедливы: установление той или иной формы правления не дело Церкви, а самого народа. Церковь не связывает себя ни с каким определенным образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение.

Говорят, что Церковь готова будто бы благословить иностранное вмешательство в нашу разруху, что она намерена звать «варягов» прийти на помощь нам наладить наши дела... Обвинение голословное, неосновательное: мы убеждены, что никакое иноземное вмешательство да и вообще никто и ничто не спасет Россию от нестроения и разрухи, пока Правосудный Господь не преложит гнева Своего на милосердие, пока сам народ не очистится в купели покаяния от многолетних язв своих, а чрез то не «возродится духовно в нового человека, созданного по Богу в праведности и святости истины» (Еф. 4:24).

Указывают на то, что при перемене власти служители Церкви иногда приветствуют эту смену колокольным звоном, устроением торжественных богослужений и разных церковных празднеств. Но если это и бывает где-либо, то совершается или по требованию самой новой власти, или по желанию народных масс, а вовсе не по почину служителей Церкви, которые по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов, должны памятовать канонические правила Святой Церкви, коими она возбраняет своим служителям вмешиваться в политическую жизнь страны, принадлежать к каким-либо партиям, а тем более делать богослужебные обряды и священнодействия орудием политических демонстраций.

Помятуйте же, отцы и братия, и канонические правила, и завет святого апостола: »блюдитесь от творящих распри и раздоры» (Рим.16:17), уклоняйтесь от участия в политических партиях и выступлениях, «повинуйтесь всякому человеческому начальству в делах мирских» (1Пет.2:13), не подавайте никаких поводов, оправдывающих подозрительность советской власти, подчиняйтесь и ее велениям, поскольку они не противоречат вере и благочестию, «ибо Богу», по апостольскому же наставлению, «должно повиноваться более чем людям» (Деян.4:19; Гал.1:10).

Посвящайте все свои силы на проповедь слова Божия, истины Христовой, особенно в наши дни, когда неверие и безбожие дерзновенно ополчились на Церковь Христову. «И Бог любви и мира будет со всеми вами. Аминь» (2Кор.13:11, 13).

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 843–844.

Послание в связи с закрытием Свято-Троицкой Сергиевой лавры

28 августа (10 сентября) 1920 г. Москва

Божией милостью Мы, смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

всем верным чадам Православной Российской Церкви

мир и благословение Божие.

Уже много раз за последнее время терзалось религиозное чувство русских людей, и удар за ударом направлялся на их святыни. Не избегла сей печальной участи и наша великая святыня – Троице-Сергиева лавра.

Было начато вскрытием мощей преподобного Сергия. Этим думали достигнуть того, что народ перестанет стекаться в Лавру и потеряет доверие к своим духовным руководителям. Расчеты, однако, оказались ошибочными. Конечно, при вскрытии не было обнаружено никаких подделок, а были найдены останки преподобного, которые всеми верующими благоговейно почитаются как его святые мощи. Но как и следовало ожидать, оскорбление мощей преподобного Сергия вызвало великий религиозный порыв, выразившийся в усиленном паломничестве к его цельбоносной раке. Тогда стали выселять монахов из Лавры, закрывать храмы, уже переданные общине верующих по договору, и в местном совдепе начали усиленно обсуждать вопрос об изъятии мощей преподобного из Лавры, о погребении их или о передаче в один из московских музеев. При первых же известиях о сем, Мы почли долгом своим лично переговорить с Председателем Совета Народных Комиссаров о необходимости оставить Лавру и мощи в неприкосновенности, на что Нам было отвечено, что Председатель занят обсуждением важных дел и свидание не может состояться и в ближайшие дни. Тогда Мы прибегли к письменному обращению и заявили, что закрытие лаврских храмов и намерение вывезти оттуда мощи самым существенным образом затрагивает нашу религиозную совесть и является вторжением гражданской власти во внутреннюю жизнь и верования Церкви, что стоит в противоречии с декретом об отделении Церкви от государства, с неоднократными заявлениями высшей центральной власти о свободе вероисповеданий и с разъяснениями, что нет никакого общего распоряжения об изъятии из храмов предметов культа. На открытии лаврских храмов много раз настаивали представители и посадского населения, и приходов и Москвы, и других городов, но просьбы эти оставались без исполнения, а на днях Мы получили от Совета Народных Комиссаров такой ответ на Наше обращение: «Жалобу гражданина Беллавина (патриарха Тихона) на постановление Московского Губисполкома о перевозке мощей из Троице-Сергиевой лавры в один из московских музеев от 10 мая оставить без последствий. Предложить Московскому исполкому Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, в порядке циркуляра Наркомюста от 25/VIII 1920 г. о ликвидации мощей, закончить ликвидацию мощей Сергия Радонежского, т.е. привести в исполнение постановление Московского Губисполкома от 26/III с. г. о перевозке мощей в московский музей» (Отношение от 31 августа с. г. за № а 13719).

Мы опротестовали настоящее решение пред Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом. Но, как призванные стоять на страже народных церковных интересов, священным долгом Нашим почитаем оповестить всех духовных чад Наших о ходе настоящего дела.

Наш знаменитый историк Ключевский, говоря о преподобном Сергии и о значении его и основанной им Лавры, предвещал: «Ворота Лавры преподобного затворятся, и лампады погаснут над его гробницею только тогда, когда мы растратим без остатка весь духовный нравственный запас, завещанный нам нашими великими строителями земли Русской, как преподобный Сергий». Ныне закрываются ворота Лавры, и гаснут в ней лампады. Что же? Разве мы уже растратили весь свой нравственный запас, как растратили внешнее свое достояние и остались при одном холоде и голоде? Мы носим только имя, что живы, а на самом деле уже мертвы (см.: Откр.3:11).

Уже близятся грозные времена, и, если не покаемся мы, отнимется от нас виноградник – Царство Божие и передастся другим делателям, которые будут отдавать плоды в свое время (см.: Мф.21:41). Да не будет сего с нами.

Очистим же сердца наши покаянием и молитвою и будем молить Преподобного, дабы не покидал он Лавры своей, а поминал стадо, еже собра мудре, и не забывал, якоже и обещался, посещать чад своих и всех чтущих память его.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 847–848.

Послание в связи с трехлетней годовщиной интронизации

[Ноябрь 1920 г.]

Божией милостью, Мы, смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

всем верным чадам Российской Православной Церкви:

благодать и мир вам да умножится.

Ныне исполняется три года возведения Нашего недостоинства в сан патриарха.

В годину гнева Божия на Русскую землю, в дни многоскорбные и многотрудные вступили Мы на древний престол патриархов Российских. И многие ждали тогда от Нас, что вместе с церковным кораблем и РУССКИЙ НАРОД БУДЕТ УПРАВЛЕН и проведен Нами чрез пучину зол и бедствий, облегающих ны. Но и до днесь испытания изнурительных войн и междоусобной брани, смута и разруха, голод и нестроения терзают Родину нашу.

Но если надежды и чаяния избавления и спасения предъявляют Церкви Христовой и Нам – ее смиренному служителю, то и средства для спасения подобает искать и почерпать лишь в своей области. И Мы считаем, что средства для спасения Родины подобает искать и указывать не в тех или иных формах правления, не в тех или иных общегосударственных начинаниях, быть может важных, нужных и полезных, но находящихся вне Нашей области, которая вся не от мира сего, и, будучи прежде всего служителем Духа, Мы должны указывать иные, не земные, – высшие духовные начала: веру в Промысл Божий, сознание своей греховности, сознание людского бессилия, покаяние, любовь к ближним, прекращение раздоров, искренняя и горячая готовность, и не на словах только, а на деле, жертвовать всем дорогим ради спасения Родины, памятуя непреложность закона, что «праведность возвышает народ, а нечестие умаляет племена» (Прит.14:34), что «семя свято – стояние мира» (Ис.6:13) и что «праведные будут жить на земле, и непорочные пребудут на ней; а беззаконные будут истреблены и искоренены из нее» (Прит.2:21–22). А посему в поучениях, обращениях и посланиях Наших звали Мы верных чад Наших к покаянию, к вере, любви, к прекращению междоусобной вражды, к прощению, а не к мщению.

Звали и зовем к согласию классов, к тому, чтобы попытаться мирно сговориться друг с другом и принять участие в общем деле спасения Родины.

Звали и зовем к насаждению реформ не путем насилия, а путем постепенного широкого нравственного влияния, просветления личности и перевоспитания общества на чисто христианских началах, без чего всякие реформы в конце концов сведутся на нет.

Лишь на этих основаниях возможно спасение государства, ибо само несчастье, обрушившееся на Родину нашу, ниспослано нам за беззаконие наше, и доколе не вразумится русский народ, доколе в основание спасения своего не положит учения евангельского и не будет новую свою жизнь строить со Христом и во Христе, не отвратится от нас карающая десница Божия.

И уже под безграничной милостью Божией всё глубже и глубже в сознание народа проникает убеждение в необходимости таких коренных нравственных реформ и такого очищения духа, а наша Святая Церковь становится поистине светильником в темном месте и пристанью для корабля, плывущего по бурному житейскому морю и для широких народных масс и для интеллигентских кругов, недавно еще чуждавшихся Церкви, а ныне, в лице лучших ее представителей, выступающих на работу церковную и зачастую почитающих великим счастьем принимать священный сан, становясь в ряды смиреннных служителей алтаря.

И при виде сего укрепляемся Мы в вере в том, что хотя, быть может, и не так еще близко спасение Руси и Мы не доживем до этих радостных дней, не войдем в покой и в обетованную землю, но всё же, подобно Моисею, приложимся к отцам своим, зряще издалече с духовных высот Святую Русь воистину Святою.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

БС № 6. С 248–250.

Воззвание о помощи голодающим

Лето 1921 г.

Величайшее бедствие поразило Россию. Пажити и нивы целых областей ее, бывших ранее житницей страны и уделявших избытки другим народам, сожжены солнцем. Жилища обезлюдели, и селения обратились в кладбища непогребенных мертвецов. Кто еще в силах, бежит из этого царства ужаса и смерти без оглядки повсюду, покидая родные очаги и землю. Ужасы неисчислимы. Уже и сейчас страдания голодающих и больных не поддаются описанию, и многие миллионы людей обречены на смерть от голода и мора. Уже и сейчас нет счета жертвам, унесенным бедствием. Но в ближайшие грядущие годы оно станет для всей страны еще более тяжким: оставленная без помощи, недавно еще цветущая и хлебородная земля превратится в бесплодную и безлюдную пустыню, ибо не родит земля непосеянная и без хлеба не живет человек.

К тебе, ПРАВОСЛАВНАЯ РУСЬ, первое слово мое:

Во имя и ради Христа зовет тебя устами моими Святая Церковь на подвиг братской самоотверженной любви. Спеши на помощь бедствующим с руками, исполненными даров милосердия, с сердцем, полным любви и желания спасти гибнущего брата. Пастыри стада Христова! Молитвою у престола Божия, у родных святынь, исторгайте прощение Неба согрешившей земле. Зовите народ к покаянию: да омоется покаянными обетами и Святыми Тайнами, да обновится верующая Русь, исходя на святой подвиг и его совершая, – да возвысится он в подвиг молитвенный, жертвенный подвиг. Да звучат вдохновенно и неумолчно окрыленные верою в благодатную помощь свыше призывы ваши к святому делу спасения погибающих. Паства родная моя! В годину великого посещения Божия благословляю тебя: воплоти и воскреси в нынешнем подвиге твоем светлые, незабвенные деяния благочестивых предков твоих, в годины тягчайших бед собиравших своею беззаветною верой и самоотверженной любовью во имя Христово духовную русскую мощь и ею оживотворявших умиравшую Русскую землю и жизнь. Неси и ныне спасение ей – и отойдет смерть от жертвы своей.

К тебе, человек, к вам, народы вселенной, простираю я голос свой:

Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода! Не до слуха вашего только, но до глубины сердца вашего пусть донесет голос мой болезненный стон обреченных на голодную смерть миллионов людей и возложит его и на вашу совесть, на совесть всего человечества. На помощь не медля! На щедрую, широкую, нераздельную помощь.

К Тебе, Господи, воссылает истерзанная земля наша вопль свой: «Пощади и прости». К Тебе, Всеблагий, простирает согрешивший народ Твой руки свои и мольбу: «Прости и помилуй».

Во имя Христово исходим на делание свое: «Господи, благослови».

Тихон, патриарх Московский и всея России

Следственное дело. С. 848–849.

Послание Святейшему Патриарху Антиохийскому

17 (30) января 1922 г.

Ваше Блаженство,

Блаженнейший и Святейший отец Григорий,

Патриарх Антиохии и всего Востока.

Трогательное братское послание Вашего Блаженства от 14 (27) августа 1921 года, только на днях Нами полученное, глубоко умилило Нас явленными в нем чувствами искренней и не ослабленной многими испытаниями, постигшими Российскую Церковь, Вашей молитвенной памяти и любви к ней и к Нашей мерности. Со дня восстановления в России патриаршества и избрания по воле Божией Священным Собором Церкви Всероссийской Нас в патриархи за нашими богослужениями непрестанно возносится имя Вашего Блаженства – высокой и достойной главы родственной нам Святой Церкви Антиохийской, и Мы всегда были уверены, что, несмотря на вынужденный событиями последних лет перерыв сношений между нашими Церквами, руководимая своим высокомудрым и благородным духовным вождем благоговейнейшим патриархом Григорием Сирийская Церковь неослабно сопутствует своей молитвой и благословением страждущей России и ее Церкви, не изменяет своих к ней доброжелательных, доверчиво-благодарных отношений, несмотря на создавшуюся невозможность для российской православной паствы утешать себя оказанием – как это всегда было ранее – материальной помощи своей любезной сестре Церкви Сирийской. И такая наша уверенность ныне находит подтверждение в братском послании Вашем от 14 (27) августа 1921 года, посланном в дополнение и изъяснение первого послания Вашего – к сожалению, нами не полученного – от 28 октября 1919 года и касающемся положения церковного дела в Северной Америке.

Не можем не скорбеть и Мы, вместе с Вашим Блаженством, что мирное строительство святого дела православной духовной миссии Сирийской Церкви в Северной Америке1 терпит скорби и затруднения и что в действиях некоторых из работников ее привнесена страстность и партийность, гибельные для дела и доставляющие столько огорчений попечительному сердцу Вашего Блаженства и всем избегающим разделений ревнителям мира церковного. Единственный пока материал по сему предмету, имеющийся в Нашем распоряжении, – это данные Вашего послания и приложенная к последнему выписка из послания от 28 октября 1919 г. И Мы вседушевно, преклоняясь пред мудростью Вашего Блаженства и Вашего Священного Собора, приветствуем апостольскую ревность Вашу и осторожность в определении Вашего отношения к этому больному вопросу и Ваших по нему решений. Неналаженность сношений наших с нашей духовной миссией в Северной Америке2, откуда только в самое последнее время стали доходить сообщения и куда для упорядочения местной церковной жизни нами посылается Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий, не дала нам до сего времени возможности узнать взгляды руководителей Русской духовной миссии в Северной Америке по данному вопросу, и Мы, дабы не погрешить поспешностью, направляем туда запрос: что могло бы быть с наибольшей безболезненностью предпринято для самого мирного улажения пути, по коему могло бы совершаться дальнейшее преуспеяние духовных миссий обеих Святых Церквей – Российской и Сирийской, и выражаем свое убеждение, что представители Российской Церкви в Северной Америке примкнут вседушно к преисполняющему Нас искреннейшему пожеланию мира и любви и устранению разделений и партийности, возникших в среде членов и иерархии Церкви Сирийской в Америке. Ибо Мы, вкупе с иерархами Священного Синода Российской Святой Церкви, с коими имели суждение по предмету Вашего послания, молим Бога об одном: даровать мир и духовное благополучие Сирийской Церкви в Сирии и Америке. И ради этого блаженнейшего мира Мы готовы, по соображениям целесообразности и аналогичного порядка устроения других ветвей Святой Православной Церкви в Северной Америке, не считать неосуществимым естественного подчинения Сирийской духовной миссии в Северной Америке непосредственно Антиохийскому патриаршему престолу, поскольку – как это высказано и Вами, и Священным Собором Вашим 13 августа в Ливане – это не нарушит основных традиций церковно-канонических и может уврачевать возникшие ныне язвы разделений в среде американской Сирийской духовной миссии и поскольку не нанесет это ущерба и несправедливости доброй настроенности части Сирийской духовной миссии, возглавляемой Преосвященным епископом Евфимием. И в этом направлении действия Вашего Блаженства, вынуждаемые соображениями действительной пользы и блага Церкви, не встретят, конечно, у Нас неправильного толкования.

Да будут угодны молитвы Наши Пастыреначальнику Господу Иисусу Христу. Просим принять приветствия от всей Святой Российской Церкви о Господе старшей сестре нашей Святой Антиохийской Церкви и Вашей Блаженнейшей святыне с великим праздником Рождества Христова и Богоявления Господня.

Вашего Блаженства преданный во Христе брат и усердный богомолец

Тихон, Патриарх Московский и всея России

БС № 6 С. 244–247.

Воззвание об усилении помощи голодающим (с разрешением сдачи в помгол церковных ценностей, не имеющих богослужебного употребления)

6 (19) февраля 1922 г.

Леденящие душу ужасы Мы переживаем при чтении известий о положении голодающих: «Голодные не едят уже более суррогатов, их давно уже нет. Падаль для голодного населения стала лакомством, но этого лакомства нельзя уже более достать. По дорогам и оврагам, в снегу находят десятки умерших голодных. Матери бросают своих детей на мороз. Стоны и вопли несутся со всех сторон. Доходит до людоедства. Убыль населения от 12 до 25%. Из тринадцати миллионов голодающего населения только два миллиона получают продовольственную помощь» (Известия ВЦИК Советов № 5 и 22 сего года).

Необходимо всем, кто только может, прийти на помощь страдающему от голода населению.

Получив только на днях утвержденное Центральной комиссией помощи голодающим при ВЦИК Положение о возможном участии духовенства и церковных общин в деле оказания помощи голодающим, мы вторично обращаемся ко всем, кому близки и дороги заветы Христа, с горячею мольбой об облегчении ужасного состояния голодающих.

Вы, православные христиане, откликнулись своими пожертвованиями на голодающих на первый Наш призыв.

Бедствие голода разрослось до крайней степени. Протяните же руки свои на помощь голодающим братьям и сестрам и не жалейте для них ничего, деля с ними и кусок хлеба и одежду по заветам Христа. Учитывая тяжесть жизни для каждой отдельной христианской семьи, вследствие истощения средств их, Мы допускаем возможность духовенству и приходским советам с согласия общин верующих, на попечении которых находится храмовое имущество, использовать находящиеся во многих храмах драгоценные вещи, не имеющие богослужебного употребления (подвески в виде колец, цепей, браслет, ожерелий и другие предметы, жертвуемые для украшения святых

икон, золотой и серебряный лом), на помощь голодающим.

Призывая на всех благословение Божие, молю православный русский народ, чадо Церкви Христовой, откликнуться на этот Наш призыв.

«У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же» (Лк.3:11).

»Будьте милосерды, как и Отец ваш (Небесный) милосерд» (Лк.6:36).

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 849–850.

Послание о помощи голодающим и изъятии церковных ценностей

15 (28) февраля 1922 г.

Божией милостью, Мы, смиренный Тихон, Патриарх

Московский и всея России,

всем верным чадам Российской Православной Церкви.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа да пребудет с вами.

Средь тяжких бедствий и испытаний, обрушившихся на землю нашу за наши беззакония, величайшим и ужаснейшим является голод, захвативший обширное пространство с многомиллионным населением.

Еще в августе 1921 года, когда стали доходить до Нас слухи об этом ужасающем бедствии, Мы, почитая долгом своим прийти на помощь страждующим духовным чадам Нашим, обратились с посланиями к главам отдельных христианских Церквей (православным патриархам, Римскому папе, архиепископу Кентерберийскому и епископу Нью-Йоркскому) с призывом, во имя христианской любви, произвести сбор денег и продовольствия и выслать их вымирающему от голода населению Поволжья.

Тогда же был основан Нами Всероссийский церковный комитет помощи голодающим и во всех храмах и среди отдельных групп верующих начались сборы денег, предназначавшихся на оказание помощи голодающим. Но подобная церковная организация была признана советским правительством излишней, и все собранные Церковью денежные суммы потребованы к сдаче (и сданы) правительственному Комитету. Однако в декабре правительство предложило нам направлять при посредстве органов церковного управления (Святейшего Синода, Всероссийского Церковного Совета, епархиального совета, благочинного и церковноприходского совета) сборы деньгами и продовольствием на оказание помощи голодающим.

Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, Мы нашли возможным разрешить церковно-приходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающим драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления, о чем и оповестили православное население 6 (19) февраля с.г. особым воззванием, которое было разрешено правительством к напечатанию и распространению

среди населения.

Но вслед за этим, после резких выходок в правительственных газетах по отношению к духовным руководителям Церкви 13 (26) февраля, ВЦИК для оказания помощи голодающим постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие богослужебные церковные предметы.

С точки зрения Церкви, подобный акт является актом святотатства, и Мы священным нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад Наших.

Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждующим братиям нашим, но Мы не можем одобрить изъятие из храмов хотя бы и через добровольное пожертвование священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается ею как святотатство: мирянин – отлучением от нее, священнослужитель – извержением из сана (Апостольское правило 73, Двукратного Собора правило 10).

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 114–115.

Послание Святейшему Димитрию, Патриарху Сербскому

3(16) марта 1922 г.

Патриарх Московский и всея России.

Ваше Блаженство, возлюбленный о Христе брат Наш патриарх Димитрий.

С радостью и любовью получили Мы братское послание Вашего Блаженства с извещением о состоявшемся восстановлении патриаршества в Сербской Церкви и об избрании Вашей святыни на обновленный патриарший престол и вместе со Священным Синодом и Высшим Церковным Советом приветствуем Вас с высоким саном.

Известие это предварено было для Нас частными сведениями от боголюбезных собратий наших русских архиереев, находящих себе ныне временный приют под кровом патриаршего сербского престола.

Посему еще задолго до получения Вашего известительного послания Мы стали возносить за богослужением, наряду с именами патриархов Православных Церквей Востока, и имя патриарха Сербской Церкви,

всенародно сим свидетельствуя о духовном единении и братском общении между двумя родственными Православными Церквами – русской и Сербской.

Возвышение Сербской Церкви на степень патриархата является вполне справедливым воздаянием за те тяжкие испытания, которые, в неисповедимых путях Божественного Промышления, ниспосланы были сербским православным людям в годы великой европейской войны. Сколько страданий и лишений выпало тогда на долю Сербской Церкви и духовных ее чад. Но вот ныне Господь милостиво призрел на все эти страдания. Сербы дожили до того радостного дня, когда, объединенные под скипетром своего короля, составляют единое, сильное государство, а Святая Церковь Сербская далеко расширилась в пределах, предстоятель же ее украшен высоким званием патриарха. Да сияет же Сербская Церковь ярким светочем истины Православия, руководимая отныне своим предстоятелем патриархом.

Мы, православные русские люди, оставаясь неизменными в своих братских чувствах к сербскому народу, как в годы его испытаний всегда сочувствовали его горю и страданию, так и ныне в годы его национального и церковного торжества радуемся его радостями, искренно желаем дальнейшего процветания юному Королевству Югославии и преуспеяния объединенной Сербской Церкви под главенством патриарха.

Радость Наша от восстановления Сербской патриархии усугубляется не только тем обстоятельством, что таковое восстановление, коему предшествовало предварительное объединение с Сербской Церковью

автокефальных Черногорской и Карловацкой и автономной Боснийско-Герцеговинской Церквей, совершилось с согласия общей нашей матери – Великой Церкви, но и тем, что в звании первого патриарха Сербской Церкви Мы видим Ваше Блаженство, явившего на протяжении всей своей архипастырской деятельности очевидные знаки любви и преданности России и умилявшего Нас архипастырскими подвигами во дни испытаний для Сербии.

Сердце Наше тем более исполнено чувства радости и благодарности Вашему Блаженству, что Мы живо сознаём всё то добро, какое сделано и делается Вами по отношению к русским изгнанникам – епископам, клирикам и мирянам, которые, силою обстоятельств оказавшись за пределами своей Родины, нашли себе радушие и приют в пределах

Сербской патриархии. Да воздаст Господь сторицею Вам за сие благодеяние. Да будут благословенны дни Вашего патриаршества.

Приветствуем и разделяем выраженные в Вашем послании мысли о необходимости единения между Святыми Божиими Церквами, ибо вместе с Вами верим, что только во взаимной любви и в постоянном деятельном общении между собою они найдут себе надежную опору и силы для «брани против мироправителей тьмы века сего, духов злобы поднебесных» (Еф.6:12), против неверия, богоборчества и прочих зловредных учений, обуревающих в наше время все народы и особенно страждущий русский народ. С любовью лобызаем и намерения боголюбезных собратьев Наших иерархов Православной Сербской Церкви трудиться под руководством Вашего Блаженства на пользу святой веры с истинным благодатным воодушевлением. В этом спасительном труде да поможет всем нам Господь Иисус Христос, Ему же слава со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь.

Поручая Нас и весь православный русский народ Вашим святым молитвам, Мы вместе с тем молим Господа, да дарует Он Вашему Блаженству, Святому Синоду Сербской Церкви и всем архипастырям ее мудрость «право правити слово истины» (см.: 2Тим.2:15) Христовой и привести всех сербов в ограду Святой Церкви Православной. Да сохранит Он Вас в добром здравии и долгоденствии, да ниспошлет всему сербскому народу мир и преуспеяние во всех добрых начинаниях.

Вашего Блаженства, возлюбленного о Христе брата, преданный сослужитель и усердный богомолец

Тихон, Патриарх Mосковский и всея России

БС № 6 С. 260–263.

Послание по поводу эксцессов, имевших место при изъятии церковных ценностей

22 марта (4 апреля) 1922 г.

Божией милостью, смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

верным чадам Церкви Христовой.

Близ Пасха Господня. Наступает праздник величайшей любви Бога, явленной Им к сущим в мире человекам (см.: Ин.13:1).

«Возлюбленные! – говорит апостол любви. – Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1Ин.4:11). »По тому узнают все, что вы Мои ученики, – сказал Христос, – если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35).

Этот завет Христов братской любви должен преподноситься нам особенно теперь, когда страна наша поражена голодом, когда с Поволжья, некогда житницы нашей, несутся вопли братьев наших: «Помогите и спасите».

Много раз стучали Мы в сердца ваши, взывая о помощи несчастным страдальцам. Теперь помощь им хотят находить у церквей, отбирая у них церковные ценности. Спаситель упрекал фарисеев за то, что они, не желая помогать близким себе, – отцу и матери, жертвовали полагающееся им Богу (см.: Мф.15:5), тогда как «Он не от рук человеческих угождения приемлет, требуя что, но Сам дая всем жизнь, дыхание и все» (см.: Деян.17:25). Приводим это на память потому, чтобы благовидными предлогами не оправдывать вам скупости и черствости своей. Нужно, чтобы «подаяние ваше шло как благословение, а не как побор, чтобы оно было по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением, ибо доброхотодателя любит Бог» (2Кор. 9:5–7).

И посему горестью исполнилось сердце Наше, когда до слуха Нашего достигли вести о побоищах и кровопролитии, бывших в иных местах при отобрании церковных вещей. Верующие имеют законное право заявлять и требовать от властей, чтобы при этом не было никакого оскорбления, тем более поругания религиозного их чувства, чтобы сосуды, как священные предметы при святом причащении, не могущие, по канонам, иметь употребления не священного, подлежат выкупу и замене их равноценными материалами, чтобы к наблюдению за правильностью расходования церковных ценностей именно на помощь голодающим привлекались представители от самих верующих. И тогда, при соблюдении всего этого, не будет места какому-нибудь от верующих гневу, вражде и злобе, ибо не ко мщению и возмущению Мы зовем их, а к любви Христовой.

"Бог силен, обогатит Вас, братие, всякою благодатью, чтобы вы всегда и во всем имели всякое довольство и были богаты на всякое доброе дело и на всякую щедрость« (см.: 2Кор.9:8–11).

Патриарх Тихон

Вестник ПСТГУ С. 186–187.

Послание (первое по освобождении из заключения)

15(28) июня 1923 г. Москва, Донской монастырь

Более года прошло, как вы, отцы, братья, не слышали слова моего... Тяжелое время переживали Мы, и особенно тяжесть эта сильно сказывалась на мне в последние месяцы. Вы знаете, что бывший у нас Собор месяц тому назад постановил лишить меня не только сана патриарха, но даже монашества, «как отступника от подлинных заветов Христа и предателя Церкви». Когда депутация Собора 8 мая [н. ст.] объявила мне такое решение, я выразил протест, так как признал приговор неправильным и по форме, и по существу. По Апостольскому правилу 74-му епископ зовется на суд епископами, если он не послушает, зовется вторично через посылаемых к нему двух епископов, если опять не послушает, зовется в третий раз через двух, и, когда не явится, Собор произносит о нем решение, и он да не мнится выходу имети, бегая от суда. А меня не только не звали на суд, а даже не извещали о предстоящем суде, без чего формально и приговор не имеет силы и значения. Что касается существа дела, то мне ставят в вину, будто я «всю силу своего морального и церковного авторитета направлял на ниспровержение существующего гражданского и общественного строя» нашей жизни. Я, конечно, не выдавал себя за такого поклонника советской власти, каким объявляют себя церковные обновленцы, возглавляемые нынешним Высшим Церковным Советом, но зато я и далеко не такой враг ее, каким они меня выставляют. Если я в первые годы существования советской власти допускал иногда резкие выпады против нее, то делал это вследствие своего воспитания и господствовавшей на бывшем тогда Соборе ориентации. Но со временем многое у нас стало изменяться и выясняться, и теперь, например, приходится просить советскую власть выступить на защиту обижаемых русских православных в Холмщине и Гродненщине, где поляки закрывают православные церкви. Я, впрочем, еще в начале 1919 года старался отмежевать Церковь от царизма и интервенций, а в сентябре того же 1919 года выпустил к архипастырям и пастырям воззвание о невмешательстве Церкви в политику и о повиновении распоряжениям советской власти, буде они не противны вере и благочестию. Посему, когда Нами узналось, что на Карловацком соборе в январе 1921 года большинство вынесло решение о восстановлении династии Романовых, Мы склонились к меньшинству о неуместности такого решения. А когда в марте 1922 года стало Нам известно обращение президиума Высшего Церковного Управления за границей о недопущении русских делегатов на Генуэзскую конференцию, Мы упразднили само это Управление, учрежденное с благословения Константинопольского патриарха. Отсюда видно, что я не такой враг советской власти и не такой контрреволюционер, как меня представляет Собор.

Всё это, конечно, мною было бы раскрыто на Соборе, если бы меня туда позвали и спросили, как и следовало, чего, однако, не сделали. Вообще о Соборе не могу сказать похвального и утешительного. Во-первых, состав епископов его кажется мне странным. Из 60 прибывших архиереев мне ведомы человек 10–15. А где же прежние?..

В 16-м правиле Двукратного Константинопольского Собора говорится: «По причине случающихся в Церкви Божией распрей и смятений необходимо и сие определить: отнюдь да не поставляется епископ в той Церкви, которой предстоятель жив еще и пребывает в своем достоинстве, разве сам добровольно отречется от епископства. То надлежит прежде привести к концу законное исследование вины, за которую он имеет удален быти, и тогда уже, по его низложении, возвести на епископство другого вместо него». А у нас просто устраняли и назначали других, часто вместо выборных.

Во-вторых, как на бывшем Соборе, так и в пленум Высшего Церковного Совета входят только «обновленцы», да и в Епархиальном управлении не может быть член, не принадлежащий ни к одной из обновленческих групп (п. 7). Это уже «насилие» церковное...

Кто и что такое церковные «обновленцы»? Вот что говорил о них еще в 1906 году мыслитель-писатель, ставший впоследствии священником, Валентин Свенцицкий: «Современное церковное движение можно назвать либеральным христианством, а либеральное христианство только полу-истина. Душа, разгороженная на две камеры – религиозную и житейскую, не может целиком отдаться ни на служение Богу, ни на служение миру. В результате получается жалкая полуистина, теплопрохладное, либеральное христианство, в котором нет ни правды Божией, ни правды человеческой. Представители этого христианства лишены религиозного энтузиазма, среди них нет мучеников, обличителей, пророков. И союз церковно-обновленных – это не первый луч грядущей апокалипсической жены, облеченной в солнце, а один из многих профессиональных союзов, и я убежден, – говорит Свенцицкий, – что настоящее религиозное движение будет не это и скажется оно совсем не так...» (Вопросы религии. 1906. Вып. 1. С. 5–8.)

И с этим нельзя не согласиться, если обратить внимание на то, что занимает наших обновленцев, что интересует их, к чему они стремятся. Прежде всего выгоды, чины, награды. Несогласных с ними стараются устранить, создают себе должности и титулы, называют себя небывалыми митрополитами всея России, архипресвитерами всея России, из викарных поспешают в архиепископы... И пусть бы дело ограничивалось названиями. Нет, оно идет дальше и серьезнее. Вводится женатый епископат, второбрачие духовенства, вопреки постановлениям Трулльского Собора, на что наш Поместный Собор не имеет права без сношения с восточными патриархами, причем возражающие против лишаются слова. Будем уповать, что у нас, как говорится в Послании восточных патриархов, «хранитель благочестия есть тело церковное, т.е. народ», который не признаёт таких постановлений бывшего Собора.

Из постановлений его можно одобрить и благословить введение нового стиля календарного и в практику церковную. Об этом Мы еще вопрошали Константинопольского патриарха в 1919 году, а Нас просят управления автономных Церквей в Финляндии, Эстляндии.

Что касается моего отношения к советской власти в настоящее время, то я уже определил его в своем заявлении на имя Верховного Суда, которым я прошу изменить меру пресечения, т.е. освободить меня из-под стражи. В этом преступлении, в котором я признаю себя виновным, по существу виновно то общество, которое меня как главу Православной Церкви постоянно подбивало на активные выступления тем или иным путем против советской власти. Отныне я определенно заявляю всем тем, что их усердие будет совершенно напрасным и бесплодным, ибо я решительно осуждаю всякое посягательство на советскую власть, откуда бы оно ни исходило. Пусть все заграничные и внутренние монархисты и белогвардейцы поймут, что я советской власти не враг. Я понял всю неправду и клевету, которой подвергается советская власть со стороны ее соотечественных и иностранных врагов и которую они устно и письменно распространяют по всему свету. Не минули в этом обойти и меня. В газете «Новое время» от 5 мая за № 607 появилось сообщение, что будто бы ко мне при допросах чекистами была применена пытка электричеством. Я заявляю, что это сплошная ложь и очередная клевета на советскую власть.

Бог мира и любви да будет с вами.

Патриарх Тихон

Акты. С. 283–285.

Воззвание Святейшего Патриарха Тихона

18 июня(1 июля) 1923 г. Москва, Донской монастырь

Божией милостью Патриарх Московский и всея России

смиренный Тихон

архипастырям, пастырям

и пасомым Православной Церкви Российской.

Возлюбленные отцы и братья, к вам обращаем Мы слово свое в уповании, что оно найдет горячий отклик в сердцах ваших.

Тяжелое время переживает наша Церковь. Появилось много разных групп с идеями «обновления церковного», о коих Мы уже высказали свое мнение в предыдущем Нашем обращении к православному народу. Обновленцы эти бессознательно или сознательно толкают Православную Церковь к сектантству, вводят совершенно ненужные реформы, отступая от канонов Православной Церкви. Никакие реформы из принятых бывшим Собором Мы одобрить не можем, за исключением нового календарного стиля в церковное обращение и новой орфографии в церковных книгах, что и Мы благословляем.

Наряду с этим, пользуясь происходящей у нас неурядицей в Церкви, Римский папа всяческими путями стремится насаждать в Российской Православной Церкви католицизм, и при поддержке польских властей на территории Польши уже закрываются православные храмы и многие из них обращены в костелы: так, например, в одной Холмщине закрыто более 300 церквей и оставлено всего лишь около пятидесяти.

Разные сектанты – баптисты, евангелисты и другие, как противники Православия, также направляют все усилия к тому, чтобы умалить значение Православной Церкви и привлечь на свою сторону православных людей. Всем им Мы заявляем, что Церковь Православная не даст себя превратить в сектантскую группу, и уповаем, что не отойдет она ни на шаг от заветов учения.

Получив ныне возможность возобновить свою прерванную деятельность служению Святой Православной Церкви и сознавая свою провинность перед советской властью, выразившуюся в ряде Наших пассивных и активных антисоветских действий, как это сказано в обвинительном заключении Верховного Суда, т.е. в сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих, анафематствовании советской власти, воззвании против Брестского мира и т.д., Мы по долгу христианина и архипастыря в сем каемся и скорбим о жертвах, получившихся в результате этой антисоветской политики. По существу виноваты в этом не только Мы, но и та среда, которая Нас воспитала, и те злоумные люди, которые толкали Нас на эти действия. С самого начала существования советской власти, как враги ее, они старались свергнуть ее через Церковь нашу, для чего и меня, как главу последней, старались использовать. Будучи бессильными побороть советскую власть открыто и прямо, они хотели добиться ее уничтожения окольными путями, прибегая к Церкви и ее пастырям.

Сознав свою провинность перед народом и советской властью, я желал бы, чтобы так поступили и те, которые, забыв свой долг пастыря, вступили в совместные действия с врагами трудового народа – монархистами и белогвардейцами и, желая свергнуть советскую власть, не чуждались даже входить в ряды белых армий. Как ни тяжко сознаваться в этом преступлении, но Мы должны сказать хоть и горькую, но истинную правду сию. Мы осуждаем теперь такие действия и заявляем, что Российская Православная Церковь аполитична и не желает отныне быть ни «белой», ни «красной» Церковью. Она должна быть и будет Единою, Соборною, Апостольскою Церковью, и всякие попытки, с чьей бы стороны они ни исходили, ввергнуть Церковь в политическую борьбу должны быть отвергнуты и осуждены.

Исходя из этих соображений, Мы в апреле месяце 1922 года на соединенном заседании Священного Синода и Высшего Церковного Совета уже осудили заграничный церковный Собор Карловацкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых. Мы могли бы ограничиться этим осуждением владык, бывших на Соборе, во главе с Высокопреосвященным Антонием (Храповицким), митрополитом Киевским, если бы они раскаялись в своих поступках и прекратили дальнейшую деятельность в этом направлении, но Нам сообщают, что они не только не прекратили, а еще более того ввергают Православную Церковь в политическую борьбу совместно с проживающими в России и за границей злоумными противниками советской власти, принесшими немало несчастий Родине нашей. Пусть хотя теперь они сознают это – смирятся и покаются, а иначе придется звать Преосвященных владык в Москву для ответа пред церковным судом и просить власть о разрешении им прибыть сюда.

Господь да умудрит всех нас искать каждому не своих сил, а правды Божией и блага своей Церкви.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Акты С. 286–287.

Послание Святейшего Патриарха Тихона (второе по освобождении из заключения)

2(15) июля 1923 г. Москва, Донской монастырь

Божией милостью Мы, смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

преосвященным архиереям, благоговейным иереям,

честным инокам

и всем верным чадам Православной Российской Церкви

мир и благословение Божие.

Более года, по обстоятельствам, всем известным, Мы были отстранены от Нашего пастырского служения и не имели возможности стоять лично у кормила правления, чтобы хранить освященные веками предания Церкви. Посему, как только наступили эти обстоятельства, в точном соответствии с постановлением Собора, установившего порядок патриаршего управления Российской Церковью, и с определением состоявшегося при Нас Священного Синода от 7 (20) ноября 1920 г. признали Мы за благо передать на время Нашего удаления от дел всю полноту духовной власти назначенному Нами заместителю Нашему митрополиту Ярославскому Агафангелу (Преображенскому), с тем чтобы им был созван второй Поместный Собор Российской Церкви для суждения о высшем правлении Церковью и о других церковных нуждах, против чего, как Нам было сообщено, не возражала и гражданская власть. Митрополит Агафангел изъявил согласие принять на себя возложенное Нами поручение. Но по причинам, от него не зависящим, митрополит Агафангел тоже был арестован, он не мог приступить к выполнению своих обязанностей. Этим воспользовались честолюбивые и своевольные люди, дабы войти во двор овчий не дверьми, но «прелазя инуде» (Ин.10:1) и восхитить не принадлежащую им высшую власть Православной Российской Церкви. 5 (18) мая истекшего года к Нам, находящимся тогда в заключении на Троицком подворье, явились священники Введенский, Белков и Калиновский (потом снявший с себя сан) и под видом заботы о благе Церкви подали Нам письменное заявление, в котором, жалуясь на то, что вследствие сложившихся условий церковные дела остаются без движения, просили Нас вверить им канцелярию Нашу для приведения в порядок поступающих в нее бумаг. Сочтя это полезным, Мы уступили их домогательствам и положили на их заявлении следующую резолюцию: «Поручается поименованным ниже лицам (т.е. подписавшим заявление священникам) принять и передать Высокопреосвященнейшему Агафангелу по приезде его в Москву синодские дела, при участии секретаря Нумерова». По силе этой резолюции им было поручено лишь дела принять и передать их митрополиту Агафангелу, как только он приедет в Москву. О том же, как должны поступить они с принятыми делами, если бы митрополит Агафангел совсем не явился в Москву, никаких распоряжений Нами сделано не было, потому что самой возможности этого Мы тогда не могли предвидеть, а на то, что они сами в таком случае должны были бы заменить митрополита Агафангела и стать во главе Церковного Управления, в резолюции благословения быть не могло, так как полномочия, связанные с саном епископа, не могут быть переданы пресвитерам. Тем не менее эту резолюцию Нашу они объявили актом передачи им церковной власти и, согласившись с епископами Антонином (Грановским) и Леонидом (Скобеевым), образовали из себя так называемое «Высшее Церковное Управление» (ВЦУ). Чтобы оправдать это самочинное деяние, они неоднократно и в печати и на публичных собраниях утверждали, что приступили к управлению Церковью по соглашению с патриархом, что они составили ВЦУ, согласно резолюции патриарха Тихона. Председатель этих собраний епископ Антонин заявил: «Так как патриарх Тихон передал свою власть ВЦУ без остатка, то нам нет надобности бегать за ним, чтобы брать у него то, чего в нем уже не имеется».

Ныне же торжественно и во всеуслышание с сего священного амвона свидетельствуем, что все эти столь решительные заявления о соглашении с Нами и о передаче Нами прав и обязанностей патриарха Российской Церкви ВЦУ, составленному священниками Введенским, Красницким, Калиновским и Белковым, есть ложь и обман! И что перечисленные лица овладели церковной властью путем захвата, самовольно, без всяких установленных правилами нашей Церкви законных полномочий. На таковых Святая Церковь изрекает строгие прещения: по 16-му правилу Антиохийского Собора епископ, отступивший от указанного порядка и самовольно вторгнувшийся в чужую епархию, хотя бы об этом просил его и весь народ, изгоняется из нее и извергается из сана за грех нарушения церковных законов. Лица, учредившие самозванное ВЦУ в Москве и повинные в этом перед Церковью, отягчили свое положение еще посвящением епископов в захваченные области, так как поставили себя под действие 31-го правила Святых Апостолов, угрожающего лишением сана как посвящающим, так и посвященным.

И как воспользовались они захваченной церковной властью? Они употребили ее не на созидание Церкви, а на то, чтобы сеять в ней семена пагубного раскола; чтобы лишать кафедр православных епископов, оставшихся верными своему долгу и отказавших им в повиновении; чтобы преследовать благоговейных священников, согласно канонам церковным не подчинившихся им; чтобы насаждать всюду так называемую «живую церковь», пренебрегающую авторитетом Вселенской Церкви и стремящуюся к ослаблению необходимой церковной дисциплины; чтобы дать торжество своей партии и насильственно, не считаясь с соборным голосом всех верующих, осуществлять в жизни ее желания.

Всем этим они отделили себя от единства тела Вселенской Церкви и лишились благодати Божией, пребывающей только в Церкви Христовой. А в силу этого все распоряжения не имеющей канонического преемства незаконной власти, правившей Церковью в Наше отсутствие, недействительны и ничтожны! А все действия и таинства, совершенные отпавшими от Церкви епископами и священниками, безблагодатны, а верующие, участвующие с ними в молитве и таинствах, не только не получают освящения, но подвергаются осуждению за участие в их грехе.

Сильно терзалось сердце наше, когда доносились до Нас смутные известия о церковных нестроениях, возникших в Церкви после Нашего устранения, о насилиях самочинного и самозванного «живоцерковного» правительства, о возникновении и борьбе партий, о духе злобы и разделений там, где должен веять дух любви и братского единения.

Но Мы ничем, кроме молитвы, не могли содействовать умиротворению Церкви и уничтожению в ней этой пагубной распри, пока не получили свободы. Ныне же, выйдя из сети заключения и ознакомившись подробно с положением церковных дел, Мы снова восприемлем Наши святительские полномочия, временно переданные заместителю Нашему, митрополиту Агафангелу (Преображенскому), но им по не зависящим обстоятельствам не использованные, и приступаем к исполнению своих пастырских обязанностей, моля усердно Владыку Церкви, Господа нашего Иисуса Христа, да подаст Нам силы и разумение к устроению Церкви Своей и к водворению в ней духа любви, мира и смирения. Вместе с этим Мы призываем всех епископов, иереев и верных чад Церкви, которые в сознании своего долга мужественно стояли за богоустановленные порядки церковной жизни, и просим их оказать Нам содействие в деле умиротворения Церкви своими советами и трудами, а наипаче молитвами Создателю всех и Промыслителю Богу. Тех же, которые волею или неволею, ведением или неведением поползнулись в настоящем веке лукавствия и, признав незаконную власть, отпали от церковного единения и благодати Божией, умоляем сознать свой грех, очистить себя покаянием и возвратиться в спасительное лоно единой Вселенской Церкви.

Благословение Господне да будет со всеми вами, молитвами Богородицы и Приснодевы Марии, святых отец наших Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, Гермогена, святителей, Московских чудотворцев, и всех святых Российской земли, от века Богу угодивших. Аминь.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Акты С. 288–292.

Воззвание Святейшего Патриарха Тихона и группы высших иерархов Православной Русской Церкви к верующим об отмежевании Церкви от контрреволюции

Август 1923 г.

Ныне Церковь решительно отмежевалась от всякой контрреволюции. Произошла социальная революция. Возврат к прежнему строю невозможен. Церковь не служанка тех ничтожных групп русских людей, где бы они ни жили – дома или за границей, которые вспомнили о ней только тогда, когда были обижены русской революцией, и которые хотели бы ею (Церковью) воспользоваться для своих личных политических целей. Церковь признаёт и поддерживает советскую власть, ибо нет власти не от Бога. Церковь возносит молитвы о стране Российской и о советской власти. Православные епископы убеждены, что смута церковная прекратится только тогда, когда будет восстановлен канонический строй церковного управления и когда верующими в точности будут соблюдаться касающиеся Церкви законы государства. Православное церковное управление прежде всего не должно вмешиваться в жизнь тех общин, которые не выразят свободного и добровольного согласия подчиниться его руководству. Православные общины, сознающие необходимость для них иметь законно-преемственную иерархию, сами вступят в духовный свободный союз с Православным Церковным управлением. Православное Церковное управление должно считать для себя обязательным соблюдение церковных канонов и законов Российской республики. Государственный строй Российской республики должен быть основой для внешнего строительства церковной жизни. Церковь переживает важный исторический момент. Поэтому от всего церковного общества требуется проявить возможно больше церковной сознательности. Этой сознательностью должны, прежде всего, обладать руководители церковной жизни. Священники обязаны подробно выяснять себе и своим пасомым, что Русская Православная Церковь ничего общего не имеет с контрреволюцией. Долг пастыря довести до сознания широких масс верующего народа о том, что отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне советской власти.

Акты С. 297–298.

Послание Святейшему Димитрию, Патриарху Сербскому

1(14) ноября 1923 г. Москва, Донской монастырь

Ваше Святейшество, Святейший Владыко, возлюбленный о Христе собрат Наш.

Послание Вашей святыни от 7 (20) августа сего года, когда было получено мною, наполнило сердце мое радостью и благодарением Господу Богу, дающему Нам утешение в общении и единении Своей Церкви, а также и чувством признательности к Вам, вселюбезный собрат, чрез которого Господь ниспослал Нам сие утешение. Наипаче благодарим Господа за то, что Он даровал нам утешение в общении с Вашим Святейшеством в те дни, когда Мы в этом нуждались.

Небезызвестно, конечно, Вам, Святейший Владыко, о тех скорбях, которые постигли нашу Российскую Церковь и кои терзают Наше архипастырское сердце. Во время невольного удаления Нашего от церковных дел восстали некоторые мятежные пресвитеры и недостойные епископы и произвели немалую смуту в нашей Российской Церкви, нагло и легкомысленно попирая и нарушая Апостольские правила и церковные каноны. Но да будет благословенно имя Господне. Бог не попустил стаду Нашему искуситься паче, неже могло оно понести. Еще в отсутствие Наше много было ревнителей Православия и из боголюбезных епископов, пресвитеров и из верующего народа, которые истину Православия предпочитали всему и мужественно противостояли беззаконным новаторам. Снова вступив с 1 июля с.г.3 в исполнение своего первосвятительского в Церкви Российской служения, Мы вместе с многим сонмом верных своему долгу епископов вменили в ничто постановления бывшего в Москве в мае месяце с.г. собрания, которое тщетно пыталось выдать себя за поместный церковный собор4.

Мы осудили всех признавших самочинное церковное управление как отпавших от единства Церкви раскольников и призвали всех их к покаянию. Благодарение Богу – почти все епископы, большинство клира и православный народ остались верны Нам и законной иерархии. Но по Божию попущению есть и упорствующие в заблуждениях своих и не могущие смирить покаянием увлекающего их духа гордыни и мятежа.

Церковь наша переживает очень трудное и ответственное время. Нам не только нужно собрать паки воедино православных людей, но нам нужно устроить свое существование в особых условиях нашей государственной жизни. Мы надеемся, что Господь поможет нам достигнуть более мирных отношений с нашей государственной властью и воспользоваться плодами той религиозной свободы, которая возвещена в наших гражданских законах.

Дошли до Нас известия о тех суждениях по разным церковным вопросам, которые были на константинопольском православном конгрессе5, хотя Мы непосредственно никакого сообщения от Вселенского патриарха не получали. Постановление об исправлении церковного времясчисления принципиально приняли и Мы после тщательного рассмотрения сего вопроса с Нашими епископами и по сему предмету обращаемся к верующим с особым посланием, при сем прилагаемым. Но так как послание это, по не зависящим от Нас обстоятельствам, крайне запоздало выходом из печати, то приходится обязательное введение нового времясчисления с 1 октября отложить временно, тем более что ныне стало известно Нам, что Православные Церкви Востока отложили введение нового стиля в церковное употребление. В согласии с Востоком день Святой Пасхи мы будем в следующем году праздновать 14 (27) апреля6.

Другие вопросы, обсуждавшиеся на константинопольском собрании, затрагивали порядки, установленные Апостольскими правилами, а потому Мы и не могли этих вопросов обсудить, не имея возможности в настоящее время созвать собора епископов Наших: когда к Нам обращаются второбрачные клирики или женатые на вдовах, появившиеся при самочинном церковном управлении и прельстившиеся постановлением незаконного Собора 1923 года, Мы всех таковых запрещаем в служении, пока этот вопрос не будет разрешен всей Православной Церковью.

Братски лобызая Вашу святыню, прошу Ваших святых молитв и с истинным почтением и совершенною преданностью остаюсь

Вашего Святейшества покорнейший послушник и собрат во Христе

Тихон, Патриарх Московский и всея России

БС №6, С. 264–267.

Послание Автономной Украинской Церкви

12 (25) марта 1924 г.

Божией милостью Тихон,

Патриарх Московский и всея России.

Церковное настроение и нестроение последнего времени особенно ощутительно коснулось отдаленных от Центра областей Святой нашей Православной Русской Церкви. Невозможность сношения с Нами и верными Нам архипастырями ввели многих в заблуждение относительно постоянного Святой Церкви положения, чем воспользовались церковные смутьяны, посеяли разделение, раздоры и раскол. Православный верующий народ, а часто даже пастыри и архипастыри не знали, за чем идти и к чьему голосу прислушиваться. Не было кормчего, чей авторитетный голос остановил бы малодушных и рассеял бы сомнения колеблющихся, поддержал бы слабых. Чувство скорби за Святую Церковь не покидает нас. Тревоги за судьбы вверенного нам словесного люда печально наполняли душу нашу. Лишь молитва к Престолу Господа Вседержителя и непоколебимая вера в вечность Божиего дела поддерживала Нас. Промыслу Божию угодно было вернуть Нас к истерзанной Церкви. (...) Православно верующий народ духом великой своей веры почуял небывалую опасность и со всех концов обширной Родины, часто пешком, шли к Нам верующие, неся свои недоумения, сомнения, прося разъяснений, указаний, шли архиепископы и пастыри с покаянием, прося облегчения им от вольных и невольных прегрешений против Святой Церкви. Разрозненная и рассеянная, постепенно собиралась Наша святая паства вновь в церковные ограды.

Наряду с этим отрадным явлением приходится наблюдать, что окраинные области и автономные единицы единой Святой Греко-Российской Церкви продолжают болеть болезнью времени и в значительно большей степени, чем епархии центральные. Автономная Украинская Церковь, вступившая в 1922 году на путь автокефалии, продолжает находиться в состоянии нестроений и раздоров. В то время, когда правда святого Православия целиком озаряет большинство епархий нашей Церкви, на Украине бушует волна расколов, священный долг настойчиво призывает Нас принять на себя попечение о епархиях, входящих в состав Украинской Церкви, для умиротворения ее, о чем и сообщаем православной Украине настоящей нашей грамотой. Твердо верим, уповая на милость и помощь Божию, что соборный разум Украинской Церкви удержит ее в святой истине, сохранит все каноны Церкви Вселенской и успокоит бушующие страсти.

Положение Украинской Церкви и отношение ее к Церкви Великорусской, строй и управление ее будут вырешены на соборном и правомочном Всеукраинском православном соборе, до созыва коего считаем за благо назначить в центр Украинской республики город Харьков Нашего представителя архиепископа Иоанникия, первейшей задачей которого является, в соответствии с конституцией Украинской Церкви и совместно с архипастырями, пастырями и верующими мирянами Украины, умиротворение ее, что крайне необходимо и с государственной стороны.

Божие благословение призываем на всех верующих чад Церкви Украинской, шлем в духе мира и любви свое патриаршеское благословение, умоляем архипастырей, пастырей и православную паству с кротостью принять сие Наше определение.

Милость Божия да будет со всеми и любовь да царит среди всех. Аминь.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 657–659.

Послание епархиальным архиереям об организации епархиальных советов

6 (19) мая 1924 г. Москва,

Донской монастырь

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

всем состоящим в каноническом общении с Нами

епархиальным архиереям и управляющим епархиями

Российской Православной Церкви.

Великие расстройства жизни церковной, доходящие до открытой вражды между членами Православной Церкви, глубокою скорбью исполняют Наше архипастырское сердце.

Ныне, заботясь о мире церковном и соединении всех чад, Богом врученной Нам паствы российской, призываем всех преосвященных архиереев, управляющих епархиями организовать епархиальные советы, по положению, установленному законом, которые в первую очередь озаботятся делом подготовки очередного Поместного Собора Российской Церкви.

В состав означенных епархиальных советов следует избрать представителей духовенства и мирян епархий, как доселе твердо стоявших на канонических основах Поместного Собора 1917–18 гг., так и вошедших ныне в общение с Нами лиц, состоящих в революционной группе православного белого духовенства и мирян «Живая церковь».

Списки избранных лиц надлежит представить на Наше одобрение и местным органам государственной власти для регистрации по закону.

Господь же да управит Своею всесильной десницею Церковь Российскую в мире, единомыслии и любви.

Тихон, Патриарх Московский, и всея России

Следственное дело С. 366–367.

Ответное послание Константинопольскому Патриарху Григорию VII по вопросу управления Русской Православной Церковью

[Не ранее 24 мая (6 июня)

не позднее 27 августа (9 сентября) 1924 г.]

Его Святейшеству

архиепископу Константинопольскому, Нового Рима,

и Вселенскому Патриарху ГРИГОРИЮ VII

При письме представителя в России Вашего Святейшества архимандрита Василия (Димопуло) от 6 июня сего 1924 г. за № 226 мною получены четыре выписки из протоколов заседания Священного Константинопольского Синода от 1 января 1924 г., 17 апреля, 30 апреля и 6 мая сего года, из коих видно, что Ваше Святейшество, желая оказать помощь от матери Великой Христовой Церкви Константинопольской и изучив точно течения русской церковности и происходящие разногласия и разделения, – для умиротворения дела и прекращения настоящей аномалии, происшедшей от внешних перемен или от чрезмерного и бесполезного возвращения к взглядам и старым системам, потерявшим уже жизненную силу и смысл, приняв во внимание исключительные обстоятельства и примеры прошлых времен, – решили послать к нам особую миссию, уполномоченную изучать и действовать на месте на основании и в пределах определенных инструкций, согласно с духом и преданиями Церкви.

В инструкции членам миссии одним из главных пунктов является пожелание Вашего Святейшества, чтобы я как Всероссийский патриарх, ради единения расколовшихся и ради паствы, пожертвовал собой, немедленно удалившись от управления Церковью, как подобает истинному и любвеобильному пастырю, пекущемуся о спасении многих, и чтобы одновременно упразднилось патриаршество, как родившееся во всецело ненормальных обстоятельствах, в начале гражданской войны, и как считающееся значительным препятствием к восстановлению мира и единения. Дается и определенная инструкция Комиссии, на какие течения она в своих работах должна опираться.

Прочитав указанные протоколы, Мы немало смутились и удивились, что представитель Вселенской патриархии, глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами как с законным представителем и главой всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви. Священные Соборы (см. 2 и 3 правила II Вселенского Собора и др.) за епископом Константинопольским признавали всегда только, но не признавали и не признают за ним вообще, т.е. признавали и признают перед другими автокефальными Церквами первенство чести, но не власти.

Помним и то правило, что «не быв приглашены, епископы да не приходят за пределы своей области для рукоположения или какого-либо другого церковного распоряжения». А поэтому всякая посылка какой-либо комиссии без сношения со мною, как единственно законным и православным патриархом Русской Православной Церкви, без моего ведома, – не законна, не будет принята русским православным народом и внесет не успокоение, а еще большую смуту и раскол в жизнь и без того многострадальной Русской Православной Церкви.

Последнее будет только в угоду нашим схизматикам-обновленцам, вожди которых, ныне стоящие во главе так называемого (самозванного) священного синода, как бывший Нижегородский архиепископ Евдоким и другие, запрещены мною в священнослужении и за учиненную смуту, раскол, незаконный захват церковной власти объявлены впредь до раскаяния находящимися вне общения с Православной Церковью.

Вместе со всей массой русских православных верующих со своей паствой, сомневаюсь и очень, что Ваше Святейшество, как заявляете, «изучили точно течения русской церковности» (сомневаюсь потому, что Вам не угодно было ни разу обратиться к Нам за документальными объяснениями того, кто же подлинный и настоящий виновник смуты и раскола). Весь русский православный народ давно сказал свое правдивое слово как о нечестивом сборище, дерзновенно именующим себя собором 1923 г., так и о несчастных вождях обновленческого раскола. Народ не со схизматиками, а со своим законным и православным патриархом.

Позволительно усомниться и в предлагаемой Вашим Святейшеством мере умиротворения Церкви – моего удаления от управления Церковью и хотя бы временного упразднения самого патриаршества на Руси. Не умиротворит это Святую Церковь, а народит новую смуту, принесет новые скорби и без того многострадальным верным Нам архипастырям и пастырям. Не честолюбие или властолюбие заставило Нас снова взять крест патриаршего служения, а сознание своего долга, подчинение воле Божией и голос верного Православию и Церкви епископата.

Последний, получив разрешение на собрание, еще в июле прошлого года соборным голосом осудил обновленцев как схизматиков, а ко мне обратился с просьбой снова встать во главе Русской Православной Церкви и быть ее кормчим до того момента, когда Господу Богу угодно будет даровать мир Церкви голосом Всероссийского Поместного Собора и засвидетельствовать перед всем миром нашу правду.

Неверен взгляд Вашего Святейшества и, очевидно, навеян врагами Православной Церкви и по части возникновения правильности восстановления патриаршества в России и необходимости его упразднения, хотя бы временного.

Ваш предшественник, блаженной памяти патриарх Герман V, как и другие восточные патриархи, особыми грамотами приветствовали как восстановление у нас на Руси патриаршества, так и лично меня. С особой приветственной речью как представитель Вселенского патриарха выступал и покойный о. архимандрит Иаков 21 ноября 1917 г.

Всякий, кто явится к Нам, если пожелает беспристрастно, без предвзятых идей и определенных заданий, познакомиться с положением церковных дел в России, изучить появление, рост и жизнь так называемого обновленческого раскола, встретит с Нашей стороны благожелательное отношение, если он явится к Нам как к законному главе Русской Православной Церкви. Желания и надежды благочестивого народа СССР одни: да дарует Господь Русской Православной Церкви мир, да приведет Господь в ограду Церкви отошедших от нее и от Нас как законного главы Православной Русской Церкви. И Мы, и Наша паства верны и Церкви Божией, и родному Православию, и нашему правительству. И только враги Церкви, сеющие смуту и вражду, могут и говорить и утверждать иное. В уверенности, что Ваше Святейшество, как возлюбленный во Христе Наш брат, вознесет молитвы об умиротворении Русской Православной Церкви и при первой к тому возможности войдет в письменные сношения с Нами и через общение как со мною, так и со Священным при мне Синодом будет иметь возможность ознакомиться с действительным положением церковных дел Православной Русской Церкви и уверитесь, что истина за нами и с нами.

Вашего Святейшества, возлюбленного о Христе брата,

Тихон,

Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 376–378.

«Разъяснение» о самочинных украинских иерархах и Всеукраинском церковном «соборе»

23 декабря 1924 г. (5 января 1925г.)

Москва, Донской монастырь

С глубокой душевной скорбью осведомились Мы о том, что бывший архиепископ Подольский и Брацлавский Пимен (Пегов), именующий себя митрополитом Харьковским, председателем самочинно образованного в городе Харькове Всеукраинского священного собора (синода) епископов Украины, и бывший архиепископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий (Пустынский), именующий себя митрополитом Киевским, членом названного синода, с другими единодушными им епископами, занявшими иные архиерейские кафедры Украины также самочинно, без Нашего благословения, вопреки определениям Всеукраинского и Всероссийского церковных соборов 1918 г. о высшем церковном управлении на Украине (отделение 1, п. а, «Положения» о сем управлении), уклонившись в обновленческий раскол, осужденный Нашим посланием от 15/VII-23 г. и рядом совещаний целого сонма пребывавших тогда в Москве православных епископов под Нашим председательством, не только не раскаиваются в этом своем прегрешении против Церкви Христовой, невзирая на поучительные примеры покаяния многих иерархов, временно впадавших в сей раскол, а потом с искренним раскаянием возвращавшихся в лоно Святой Церкви, но, по-видимому, стремятся углубить возникшую церковную распрю, подготовляя созыв Всеукраинского церковного собора без нашего на то благословения, вопреки п. 13 названного выше «Положения» о высшем церковном управлении на Украине. Ввиду сего Мы почли своим первосвятительским долгом разъяснить, что, согласно правилу 1 св. Василия Великого и правилу 13 Антиохийского Собора, все действия сих архипастырей, как впавших в обновленческий раскол и самочинно занявших украинские епархии, без определения о том Священного Собора (Синода) законных украинских епископов и без Нашего благословения, в том числе все совершаемые ими рукоположения во епископы, пресвитеры и диаконы, как это было объяснено в Нашем послании от 15/VII-23 г., должны почитаться недействительными, сами же они, согласно правилу 13 Антиохийского Собора подлежат «извержению из своего чина святым собором». Незаконны и недействительны также все действия и распоряжения самочинно образованного «Всеукраинского Священного Синода», в частности определение сего синода о созыве Всеукраинского церковного собора без благословения Нашей мерности.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 783.

Слова и речи

Слово Высокопреосвященного Митрополита Московского Тихона в Крестовой церкви Троицкого подворья при благовестии ему патриаршества

5 ноября 1917 года

Возлюбленные о Христе отцы и братие. Сейчас я изрек по чиноположению слова: «Благодарю, приемлю и ни мало вопреки глаголю». Конечно, беспримерно мое благодарение ко Господу за неизреченную ко мне милость Божию. Велика благодарность и к членам Священного Всероссийского Собора за высокую честь избрания меня в число кандидатов на патриаршество. Но, рассуждая по человеку могу многое глаголать вопреки настоящему моему избранию. Ваша весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: «плач, и стон, и горе», и каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль (2:10; 3:1). Сколько и мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении, и особенно в настоящую тяжелую годину! Подобно древнему вождю еврейского народа – пророку Моисею, и мне придется говорить ко Господу: Для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Разве я носил во чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка?.. Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня (Чис.11:11–13:14).

Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах российских и предстоит умирание за них во все дни. А к сим кто доволен даже и из креплих мене?

Но да будет воля Божия! Нахожу подкрепление в том, что избрания сего я не искал и оно пришло помимо меня и даже помимо человеков, по жребию Божию. Уповаю, что Господь, призвавши меня, Сам и поможет мне Своею всесильною благодатью нести бремя, возложенное на меня, и соделает его легким бременем. Утешением и ободрением служит для меня и то, что избрание мое совершается не без воли Пречистой Богородицы. Дважды Она, пришествием Своей честной иконы Владимирской, в храме Христа Спасителя присутствует при моем избрании; в настоящий раз сам жребий взят от чудотворного Ее образа. И я как бы становлюсь под честным Ее омофором. Да прострет же Она – Многомощная – и мне, слабому, руку Своей помощи и да избавит и град сей, и всю страну Российскую от всякой нужды и печали.

Деяния Т. 3 С. 118.

Слово Святейшего Патриарха Тихона в Успенском соборе Кремля при его интронизации

21 ноября 1917 года

Устроением Промышления Божия мое вхождение в сей соборный патриарший (в оригинале разрядка) храм Пречистой Богоматери совпадает со всечестным праздником Введения во храм Пресвятой Богородицы. «Сотвори архиерей Захария вещь странну и всем удивительную егда введе Отроковицу в самую внутренную скиню, во святая святых, сие же сотвори по таинственному Божиему научению» (Четьи-Минеи, 21 ноября). Дивно для всех и мое – Божием устроением – нынешнее вступление на патриаршее место, после того как свыше 200 лет стояло оно пусто. Многие мужи, сильные словом и делом, свидетельствованные в вере, – мужи, которых весь мир не был достоин, не получили, однако, осуществления своих чаяний о восстановлении патриаршества на Руси, не вошли в покой Господень, в обетованную землю, куда направлены были их святые помышления, ибо Бог прозрел нечто лучшее о нас (см.: Евр.11:39–40).

Но да не впадем от сего, братие, в гордыню. Один мыслитель, приветствуя мое недостоинство, писал: «Может быть, дарование нам патриаршества, которого не могли увидеть люди, более нас сильные и достойные, служит указанием проявления Божией милости именно к нашей немощи, к бедности духов-ной». А по отношению ко мне самому дарованием патриаршества дается мне чувствовать, как много от меня требуется и как многого до сего мне не достает. И от сознания сего священным трепетом объемлется ныне душа моя.

Подобно Давиду, и я мал бех в братии моей, а братии мои – прекрасны и велики, но Господь благоволил избрать меня (см.: Пс.151:1–5). Кто же я, Господи, Господи, что Ты так возвеличил меня. Ты знаешь раба Твоего, и что может сказать Тебе. И ныне благослови раба Твоего (см.: 2Цар. 7:18, 20, 29). Раб Твой среди народа Твоего, столь многочисленного, – даруй же мне сердце разумное, дабы мудро руководить народом по пути спасения (см.: 3Цар. 3:8–9). Согрей сердце мое любовью к чадам Церкви Божией и расшири его, да не тесно будет им вмещаться во мне. Ведь архипастырское служение есть по преимуществу служение любви. Горохищное обрет овча, архипастырь подъемлет е на рамена своя.

Правда, патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди бурь, раздирающих горы и сокрушающих скалы, среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Вероятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам прещения для вразумления непокорных и для восстановления порядка церковного. Но как в древности пророку Илии явился Господь не в буре, не в трусе, не в огне, а в прохладе, в веянии тихого ветерка, так и ныне на наши малодушные укоры: «Господи, сыны российские оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники, стреляли по храмам и кремлевским святыням, избивали священников Твоих» – слышится тихое веяние словес Божиих: «Еще семь тысяч мужей не преклоняли колен пред современным Ваалом или изменили Богу истинному» (см.: 3Цар.19:10–12, 14, 18).

И Господь как бы говорит мне так: иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, овец поистине жалких. Паси их, и для сего возьми жезл сей, жезл благоволения (см.: Зах.11:7). С ним потерявшуюся отыщи, угнанную возврати, пораженную перевяжи, больную укрепи, разжиревшую и буйную истреби, паси их по правде (см.: Иез.34:16).

В сем да поможет мне Сам Пастыреначальник, молитвами и предстательством Пресвятой Богородицы и святителей Московских. Бог да благословит всех вас благодатию Своею. Аминь.

Деяния Т. 4. С. 54–55.

Ответное слово на приветствие архиепископа Новгородского и Старорусского Арсения (Стадницкого) при посещении Соборной палаты

22 ноября (5 декабря) 1917 г.

Благодарю Господа Бога, сподобившего меня здесь приветствовать Освященный собор почти тотчас же после того, что совершилось на мне вчера рукою Божиею. Мне отрадно войти в соприкосновение с людьми, близкими мне по духу и общей работе. Могу сказать, что я как первый патриарх являюсь плотью от плоти и костью от костей Собора. От души благодарю Высокопреосвященного Арсения (Стадницкого), которого устами говорили вы. Благодарю за привет, за доброе пожелание и обещание крепкого содружества и сотрудничества.

Конечно, возлюбленные отцы и братие, все мы отлично понимаем, среди каких обстоятельств восстановлено патриаршество. В тот день, который желали видеть многие, в тот день, который должен быть радостью всей России, – в этот день вместе с радостью сочетавается и скорбь. Ибо «какая житейская сладость печали бывает непричастна»? Этот день сочетавается с грустью относительно тяжелого положения нашей Родины. Но «да не смущается сердце ваше» (Ин.14:1 и 27). Таков закон природы внешней и природы духа. Сам Спаситель сказал: «Жена егда раждает, скорбь имать, ибо прииде час ея; егда же родит, ктому не помнит скорби за радость, яко родися отроча в мир» (Ин.16:21).

Пастырское делание, которое ведают по опыту пастыри Церкви, и то делание, которому вы, миряне, стали причастны, по устроению Русской Церкви, ясно показывает, какой духовной тяготою, какими муками сопровождается служение всему святому. Но когда произойдет это рождение, тогда забываются те страдания и муки, которыми оно сопровождалось. Мы не только среди великих бурь и оружейного огня вырабатывали Положение о патриархе, но в этих священных стенах мы слышали и различие во взглядах. Но когда голосование приводило к решению, то даже несогласные с нами чувствовали на сердце не тяготу, не злобу, а облегчение. Это показывает, что работа, которую здесь делали члены Собора, угодна Господу Богу, Который посылает мир и благодать. Здесь иногда ранее некоторыми высказывались опасения, что восстановление патриаршества затенит Собор, что патриарх повредит идее соборности, – могу торжественно засвидетельствовать от своего лица и думаю, что с этим согласятся и будущие мои преемники, что патриаршество не представляет угрозы соборности Святой Православной Церкви. Возлюбленные отцы и братие, не таковы теперь времена, не таковы обстоятельства, чтобы кто-либо, как бы он велик ни был и какою бы духовною силою ни обладал, мог нести тяготу единоличного управления Русской Церковью.

Вчера в Успенском соборе я высказал мысль, что до сего времени многие желали восстановления патриаршества, и были пригодные для этого лица. Находясь в Лавре, я имел духовное утешение совершить поминовение 19 ноября святителя Филарета (Дроздова) – по поводу 50-летия со дня его кончины. Вот если бы он был жив, тогда не нужно было бы долго задумываться над тем, кого выбирать в патриархи. Это был человек, который отмечен перстом Божиим и был вполне походящим для патриаршества. Не именуясь патриархом, он был на деле как бы патриархом Русской Церкви. Но всё же при нем патриаршества не было, оно восстанавливается при нас. Господь, по нашей немощи и по нашей духовной бедности, когда у нас нет такого человека, какими были прежде великие святые, нашел благовременным дать одному из нас духовный дар – патриаршество. Сознавая вполне всю свою скудость и немощность, патриарху нечего и думать о том, чтобы получить власть и господство над Церковью. Нет, ему это не по силам. Я говорил как-то в речи на Соборе, что мы должны искать не своей выгоды, не почета, не честолюбия, а иметь в виду пользу и благо Святой Православной Церкви. Это благо созидается общей работой всех, общим сотрудничеством. Как в живом организме каждый член должен быть на своем месте и содействовать общей работе всего организма, так и в церковном теле. И это содружество в работе мы видим на Соборе. Здесь каждый член Собора вносит в общее дело свою лепту, вкладывает кирпич в фундамент церковного здания. Я вполне надеюсь и на дальнейшую Вашу плодотворную работу по устроению Церкви Божией, верю в это и уповаю и от души молитвенно призываю благословение Господа на вас и на ваши труды.

Акты С. 65–66.

Слово, сказанное в храме Христа Спасителя в Москве перед началом новогоднего молебна

Новогоднее слово

1(14) января 1918 г. Москва

Минувший год был годом строительства Российской державы. Но увы! Не напоминает ли он нам печальный опыт Вавилонского строительства?

"На всей земле был один язык и одно наречие. И сказали люди: построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которую строили сыны человеческие. И сказал Господь: Сойдем и смешаем там язык их так, чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле» (Быт.11:1, 4–5, 7–8). Не угодно было Господу строительство Вавилонское, противно планам Божественного домостроительства. «Сотворим себе имя» (Быт.11:4) – не напоминает ли это желание наших прародителей быть «яко боги» (Быт.3:5), и единый дотоле язык смешался в разные наречия, и единый народ разделился на разные племена, враждебные друг другу и истреблявшие одно другое.

"Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущие его, напрасно рано встают и поздно просиживают« (Пс.126:1–2). Это исполнилось в древности на вавилонских строителях. Сбывается днесь и »во очию нашею« (Мк.12:11). И наши строители желают сотворить себе имя, своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир, и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею постигает та же участь, что и замыслы вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование. Желая сделать нас богатыми и ни в чем не имеющими нужды, они на самом деле превращают нас в несчастных, жалких, нищих и нагих (см.: Откр.3: 17).

Вместо так еще недавно великой, могучей, страшной врагам и сильной России, они сделали из нее одно жалкое имя, пустое место, разбив ее на части, пожирающие в междоусобной войне одна другую. Когда читаешь «Плач Иеремии», невольно оплакиваешь словами пророка и нашу дорогую Родину.

"Как Господь поверг на землю красу нашу, как разрушил укрепления, как отверг царей и князей наших. Страна, некогда многолюдная, стала одинока, как вдова, великий между народами князь над областями делается данником. Горько плачет он, и слезы на ланитах его, и нет у него утешителя. Враги его стали во главе, неприятели благоденствуют, и враг простер руку на самое драгоценное у него. Воззри, Господи, и посмотри, как мы унижены, и есть ли болезнь, как наша, какая постигла нас. Весь народ вздыхает, ища хлеба, отдает драгоценности свои за пишу, дрова достает за большие деньги и наследие наше переходит к чужим. Дети просят хлеба, и никто не подает им. Евшие сладкое истаевают на улицах, и воспитанные на багрянице жмутся к навозу« (см.: Плач.2:1–2; 1:1–2, 5, 10–12; 4:4–5; 5:2–4). И это в стране, бывшей житницей целой Европы и славившейся своими богатствами.

И вся эта разруха и недостатки оттого, что без Бога строится ныне Русское государство. Разве слышали мы из уст наших правителей святое имя Господне в наших многочисленных советах, парламентах, предпарламентах? Нет. Они полагаются только на свои силы, желают сделать имя себе, а не так, как наши благочестивые предки, которые не себе, а имени Господню воздавали славу. Оттого Вышний посмеется планам нашим и разрушит советы наши. Подлинно »праведен Ты, Господи, ибо мы не покорны были слову Его« (см.: Плач.1:18).

Забыли мы Господа! Бросились за новым счастьем, стали бегать за обманчивыми тенями, прильнули к земле, хлебу, к деньгам, упились вином свободы, – и так, чтобы всего этого достать как можно больше, взяли именно себе, чтобы другим не оставалось. Заботимся о том, что преходит, – «прилежати же о душе, вещи безсмертней», совсем забываем. Оттого и наши заботы о создании «храмин и житниц» постигает неудача. Церковь осуждает такое наше строительство, и мы решительно предупреждаем, что успеха у нас не будет никакого до тех пор, пока не вспомним о Боге, без Которого ничего доброго не может быть сделано (см.: Ин.15:5), пока не обратимся к Нему всем сердцем и всем помышлением своим (см.: Мф.22:37). Теперь всё чаще раздаются голоса, что не наши замыслы и строительные потуги, которыми мы были так богаты в мимошедшее лето, спасут Россию, а только чудо – если мы будем достойны этого.

Будем же молить Господа, чтобы Он благословил венец наступающего лета Своею благостию, и да будет оно для России «лето Господне благоприятное» (Ис.61:2).

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 810–811.

«Россия в проказе»: слово, сказанное при служении литургии в Николо-Воробинском храме г. Москвы (на Воронцовом поле)

14 (27) января 1918 г.

Возлюбленные братие, вы только что выслушали в евангельском чтении повествование о том, как Господь наш Иисус Христос исцелил десять прокаженных мужей.

Проказа – ужасная, тяжкая болезнь, часто встречающаяся на Востоке. Тело больного покрывается язвами и струпьями, кожа лопается и гноится, члены по частям отпадают (см.: Иов.7:5), и всё это длится по целым годам! Страдальцы ждут смерти, и нет ее, и обрадовались бы до восторга, если бы нашли гроб (см.: Иов.3:21–22). Прокаженного все чуждаются, близкие покидают, и знакомые забывают его, гнушаются те, которые раньше любили его (см.: Иов.19:13, 19).

Эти мучительные переживания прокаженных невольно напоминают собой то ужасное состояние, в котором находится ныне наша дорогая Родина, страдалица Россия.

Всё тело ее покрыто язвами и струнами, чахнет она от голода, истекает кровью от междоусобной брани. И как у прокаженного, отпадают части ее – Малороссия, Польша, Литва, Финляндия, и скоро от великой и могучей России останется только одна тень, жалкое имя. «Как сокрушен жезл силы, посох славы!» (Иер. 48:17). «Великий между народами, князь над областями сделался данником. Горько плачет он ночью, и слезы его на ланитах его. Нет у него утешителя из всех, любивших его» (Плач1:1–2). Как прокаженный, Родина наша покрылась стыдом и стала посмеянием и ужасом для всех окружающих ее (см.: Иер. 48:39)! Вы, конечно, читали сообщение о том, как иногда за границей наши союзники при появлении русских в общественных местах спешат уйти от наших соотечественников, как бы от заразы. И мы сами у себя дома нередко отмежевываемся от тех, кого еще недавно считали своими защитниками и на кого взирали с гордостью и упованием. Так происходит «переоценка ценностей», столь для нас плачевная!

Где же выход из современного печального положения нашего? Всё чаще и чаще раздаются голоса благомыслящих людей, что «только чудо может спасти Россию». Верно слово и всякого приятия достойно, что силен Бог спасти погибающую Родину нашу. Но достойны ли мы этой милости Божией – того, чтобы над нами было сотворено чудо? Из святого Евангелия мы знаем, что Христос Спаситель в иных местах не творил чудес «за неверство» жителей (Мф.13:58), и, с другой стороны, Господь, предуказуя ученикам Своим грядущие бедствия – войны, глады, моры, землетрясения, изрек, что избранных ради прекратятся эти тяжелые дни (см.: Мф.24:22). Есть ли среди нас, братие, хотя бы немногие праведные мужи, ради коих Господь милует народы? То ведает один Бог! А мы, подобно евангельским прокаженным, став издалеча, вознесем глас, глаголюще: «Иисусе Наставниче, помилуй ны» (см.: Лк.17:12–13). «Да не взыщеши дел, оправдающих нас. Аще бо праведника спасеши, ничтоже велие; и аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно: достойны бо суть милости Твоея, но на нас грешных удиви милость Твою» (из вечерних молитв) и «спаси ны, прежде даже до конца не погибнем».

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 812.

Приветственное слово перед открытием второй сессии священного Собора Православной Российской Церкви

20 января (2 февраля) 1918 г.

Приветствую вас, отцы и братия, с новолетием и желаю, чтобы, по милости Божией, новый год был для Церкви Божией и Родины летом Господним благоприятным. Очень рад, что вы снова собрались сюда, потому что текущие обстоятельства и время, которое мы переживаем, требуют объединения, чтобы мы могли выступать на защиту Церкви Божией совместными дружными усилиями. Вы знаете, что, когда Собор временно прекратил свои занятия, за этот перерыв правительство обратило неблагосклонное внимание на Церковь Божию. Оно выпустило ряд декретов, которые начинают приводиться в исполнение и нарушают основные положения нашей Церкви. Как отнестись к этим декретам, как им противоборствовать, какие меры предпринять, – это лучше всего обсудить и решить на Соборе. Посему наступающая сессия Собора, которая, надеюсь на милость Божию, будет благоприятна, кроме текущих задач, имеет и специальную задачу: обсуждение того, как отнестись к текущим событиям, касающимся Церкви Божией.

Призываю Божие благословение на предстоящие труды; в настоящее же время, так как члены Собора собрались не в полном составе – около ста, а требуется по уставу для законности собрания присутствие 180 членов, я прошу устроить частное совещание под председательством митрополита Арсения (Стадницкого), а членам Синода прошу разрешить удалиться на заседание.

Акты С. 85–86.

Речь при открытии первого совместного заседания соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета

3 (16) февраля 1918 г.

200 лет тому назад открылся Святейший Синод. Ныне мы присутствуем при открытии Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Несомненно, мы переживаем исторические дни. Многие из церковных людей горячо желали жить в дни сии, или хотя бы немного издали видеть оные (см.: Евр.11:13). Едва ли кто из нас, собираясь на Собор, думал о том, что ему придется быть участником всех сих приключшихся, заседать в Священном Синоде и Церковном Совете. И однако, Богу, лучшее что о нас предзревшу мы оказались участниками в сем высоком звании. Величие важности переживаемого нами возлагает на нас и великую ответственность. Достойны ли мы сего? Внемлите себе. Ведь суд Божий начинается с дому Божия (см.: 1Пет. 4:17). Раньше мы критиковали, осуждали других. Теперь мы сами призваны к церковному управлению и строительству. Скажу прекрасными словами апостола: «Ныне, отложив всякую злобу, всякое коварство и лицемерие, и зависть и всякое злословие, чем раньше прегрешали, приступим к Камню Живому, тот бе Христос, и сами как живые камни будем устроять из себя дом духовный, священство святое, род избранный, людей, взятых в удел: дабы возвещать свет Христов» (см.: 1Кор.10:4; 1Пет.2:1, 4–5, 9). «Как соработники у Бога мы занимаемся церковным строительством, но каждый смотри как строит. Если из материала твердого, то дело, которое он строит, устоит от огня, а если хрупкого, из сена и соломы, то сгорит, и сам он потерпит урон» (см.: 1Кор.3:9–15). Есть у нас твердое основание, и никто не может положить другого, кроме положенного, еже есть Христос (см.: 1Кор.10:4). На евангельской истине, на учении святых апостолов, на канонах Святой Церкви, на преданиях святых отец мы должны строительствовать, а не человеческим ухищрениям и прегрешениям служить. Каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей, и от нас требуется верность (см.: 1Кор.4:1–2).

Это твердое основание особенно дорого теперь, когда всё кругом нас шатается и разрушается. «Утверждение на Тя надеющихся, утверди Церковь Твою, Господи, юже стяжал еси Своею Кровию».

БС № 11 С. 446–447.

Слово на 76-м заседании Священного Собора Православной Российской церкви по поводу убийства в Киеве почетного председателя Собора митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского)

3 (16) февраля 1918 г.

Появившиеся в газетах сведения об убийстве в Киеве митрополита Владимира, к несчастью, ныне подтвердились.

Я имел печальный случай убедиться в этом от одного человека, прибывшего сегодня из Киева. Злодейское убийство произошло 25 или 26 января, когда часть Киева была уже в руках большевистских войск. Большевистские солдаты в этот день явились в Киево-Печерскую лавру находящуюся вблизи арсенала. Солдаты думали, что в лавре установлены орудия. Спросив у лаврской братии, кто здесь хозяин, солдаты направились в покои митрополита Владимира, произвели здесь обыск, рассчитывая найти большие деньги. Но у митрополита Владимира оказалось только 100 рублей. Затем солдаты спросили у митрополита, нет ли в лавре орудий и оружия. Несмотря на заявление митрополита, что никакого оружия в лавре нет, солдаты произвели полный обыск. Конечно, ничего подозрительного в лавре не оказалось.

После этого солдаты приказали митрополиту Владимиру одеться и следовать за ними к коменданту. Был вечер. Митрополит был выведен за лаврские покои. Братия лавры или перепугалась, или солдаты не разрешили ей идти за митрополитом – только митрополит Владимир ушел с солдатами одИн.На следующее утро митрополит Владимир вблизи лавры был найден убитым. На трупе были обнаружены две смертельные огнестрельные раны и несколько штыковых.

Помолимся об упокоении чистой и святой души митрополита...

Акты С. 90.

Речь на торжественном траурном заседании Священного Собора Православной Российской Церкви, посвященном памяти мученически скончавшегося почетного председателя собора митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского)

15 (28) февраля 1918 г.

Преосвященные архипастыри, отцы и братие. То ужасное кошмарное злодеяние, которое совершено было по отношению к Высокопреосвященному митрополиту Владимиру, конечно, еще долго и долго будет волновать и угнетать наш смущенный дух. И еще, надеемся, много и много раз православный русский народ будет искать себе выхода из тяжелого состояния духа и в молитве, и в других сладостных воспоминаниях о почившем убиенном митрополите. Поэтому вполне естественно, достойно и праведно Освященный Поместный Собор почти сейчас же после получения известия об убиении митрополита решил, чтобы ему, в Бозе почившему митрополиту, посвятить особенное печально-торжественное заседание, которое я ныне и имею честь объявить открытым. Последующие ораторы, без сомнения, с достаточною полнотою исчерпают жизнь и деятельность в Бозе почившего митрополита и как архиерея, проповедника и как человека частного. Я позволю себе сказать только несколько слов о нем, как о члене Священного Синода.

Мне Господь судил еще лет 15 тому назад заседать с Высокопреосвященным митрополитом Владимиром в Святейшем Синоде. И тогда, а особенно впоследствии неоднократно во время таких заседаний невольно бросалась в глаза его великая ревность, которая снедала его о слове Божием, о доме Божием, о пользе Святой Церкви. Особенно эта ревность его пылала, когда он сделался первенствующим членом Святейшего Синода. Он был верен канонам Святой Православной Церкви, преданиям отеческим и безбоязненно и смело, честно и благородно исповедовал эту снедающую его ревность пред всеми, какими бы последствиями это ни сопровождалось. Может быть, некоторым из тех, кои любят сообразоваться с веком, казалось это отсталостью, косностью, неподвижностью, но все истинные сыны Царства Божия оценят эту ревность и верность канонам и преданиям отеческим в Бозе почившего митрополита. Господь за эту ревность увенчал его мученическою кончиною, и на нем исполнилось слово святого апостола Павла, который говорит: «Вам дано не только веровать во Христа, но и пострадать за Него» (см. Флп.1:29). В Бозе почивший митрополит не только имел горячую веру и исповедовал ее, но и мученической кончиной запечатлел эту веру во Христа.

Конечно, судя по-человечески, ужасной кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, как высказал на прошлом заседании Высокопреосвященный митрополит Антоний (Храповицкий), что эта мученическая кончина владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России. Да будет же почившему владыке митрополиту Владимиру вечная и признательная память от всех верующих. Вечная ему память, вечная память, вечная память...

Акты С. 100.

Ответное слово во время встречи с членами правления петроградского братства приходских советов

1 (14) июня 1918 г.

Своей речью Вы напомнили мне ту полунощь, когда в большом волнении пришли ко мне по делу организации приходов. То, о чем говорили Вы тогда, очевидно, послужило началом большого дела.

Я очень сочувствую участию мирян в церковной жизни и делу объединения приходских советов, ибо по опыту своему знаю, какую силу и мощь в церковном делании представляет собой мирской элемент, правильно направляемый. Миряне – живая сила.

Я слышал сейчас, что Братство объединяет людей, готовых на подвиги исповедничества, мученичества, готовых на смерть.

Русский человек вообще умеет умирать, а жить и действовать он не умеет.

Задача Братства не в том только, чтобы воодушевлять на мучения и смерть, но и наставлять, как надо жить, указывать, чем должны руководствоваться миряне, чтобы Церковь Божия возрастала и крепла. Наше упование – это жизнь, а не смерть и могила.

Меня утешает, что приходские советы объединяются, что все вы живете общим соборным разумом. И я уверен, что рано или поздно это будет везде, что в конце концов в каждой епархии будут такие Братства, объединяющие приходские общины.

Помогай вам Бог в вашем деле объединения пастырей и пасомых на пользу Церкви Божией.

Петроградский вестник С. 3.

Слово, сказанное в Кронштадте

2 (15) июня 1918 г.

Благодарю Господа Бога, сподобившего меня посетить сей славный и знаменитый град...

Кронштадт известен не только нашему Русскому государству но известен и всему миру.. Есть два главные основания его широкой известности. Первое основание – это то, что Кронштадт есть грозная крепость военная, защита столицы нашей. Второе основание, вторая причина его известности, более знакомая и более близкая всем нам, – это то, что Кронштадт представлял из себя великую твердыню духа в лице молитвенника незабвенного отца Иоанна, который более 50 лет трудился и молился в этом городе.

Теперь нет ни той, ни другой твердыни. Уже не стоит грозным станом град для внешних врагов. Пала его твердыня, пала потому, что все мы потеряли крепость духа.

Слово Божие говорит: «Семя свято – стояние миру» (Ис.6:13), то есть земля наша держится праведниками. Священная история многими повествованиями указывает, что Господь терпит грехи людей, если есть праведники на земле.

Не будем оплакивать падение внешней твердыни, ибо всё это поправимо. Будем заботиться, чтоб нам развить твердыню духа Христова, чтобы каждый из нас являл собою крепость духовную. Тогда, при этой крепости духовной, разовьется и мощь физическая.

По тому воодушевлению, с каким встречали меня в столице, по вашему многолюдству можно видеть, что начинается возврат к прежнему благочестию.

Вчера я совершил литургию на месте упокоения великого молитвенника о. Иоанна Кронштадтского. Верю, что он призрит нас и ныне, чад его.

Непрестанно вспоминайте праведного мужа. Облекитесь его добродетелью с его мужеством, а наиболее всего верой. Святые отцы Церкви говорят: «Кому Церковь не мать, тому и Бог не отец». Как дитя держится за свою мать, так и вы держитесь за Церковь. Объединяйтесь около пастырей своих, будьте крепким оплотом веры православной.

Господь да укрепит вас, да ниспошлет благословение вашему граду и всем вам.

БС № 6 С. 239–240.

Слово к богомольцам при служении в Троицком соборе Александро-Невской Лавры в Петрограде

2 (16) июня 1918 г.

Устроением Промысла Божия первый приезд мой к вам как патриарха совпадает с днями конца Светлой Пасхи. Святая Церковь надолго собирается отложить дивные и чудные пасхальные гимны. Сегодня мы еще слышим ее победный зов: «Христос воскресе», но уже завтра вечером в наших храмах иные песнопения, торжественные, но вместе с тем с ноткой какой-то грусти – песнопения, прославляющие Вознесение Господне, и в совпадении сих двух событий, в этой смене переживаний и настроений наши сердца полны радости с оттенком тихой грусти, которой были объяты сердца святых апостолов, когда они расставались со своим Божественным Учителем. В этом совпадении нам урок того, как всякая радость «печали бывает причастна». И когда я вступал в сей священный град, когда видел великое множество

встречавших меня людей, – в сердце моем была радость, что не оскудела вера православная среди русских людей. Но, с другой стороны, видя умиленные лица, я замечал и некие слезы на них. И в самом деле. Град сей давно мне известен. Я знал его, когда учился в здешней академии, но я всегда привык его видеть несколько иным. И теперь при посещении этого града невольно вспомнились мне слова пророка Иеремии, как он некогда оплакивал Иерусалим, называя его вдовицею, видевшей лучшие дни, но испытывающей принижения. Нельзя не заметить увядания этого града. Вместе со всею матерью-Родиной нашей больши́е терпит он скорби и поношения. Великая Россия, удивлявшая весь мир своими подвигами, теперь лежит беспомощная и терпит унижения. И, конечно, не может не испытывать скорби всякий русский верующий человек. Однако скорбь наша не может быть безмерной. Как апостолы, расставшись с Учителем своим, выступили на проповедь с радостью, так и мы не должны унывать, не должны падать духом, не должны отчаиваться. В том самом обстоятельстве, что верующие люди повсеместно объединились около своих храмов и не дают их в обиду, как это было и у вас, в этом залог великого будущего нашей Церкви Православной и всего нашего народа. Когда в приветствиях, которыми встречали меня здесь, у врат этой святой обители прозвучали слова: «Благословен грядый во имя Господне...» – я припомнил слова Иисуса Христа, обращенные Им к Иерусалиму: «О, если бы град сей хотя теперь познал бы, что служит ко спасению его» (см.: Лк.19:42). Но я взираю на вас с утешением, потому что вы знаете, в чем заключается наше спасение. Спасение в Церкви Божией, в вере нашей в Бога. Она только может нас спасти и избавить от тех несчастий, которые всюду облегают нас. Конечно, нужны и преобразования, нужны и реформы. Но главное не в этом. Главное – это возрождение души нашей, об этом надо позаботиться прежде всего. Как Иов Многострадальный потерял все, что имел, был терзаем, страдал, мучился, но не потерял веры в Бога и вера эта спасла его и возвратила ему всё потерянное и утраченное, так и нам Господь попустил переносить великое страдание, поношения и обиды, попустил потерять многое из того, что мы имели раньше. Но была бы только крепка вера православная, только бы ее не утратил русский народ. Всё возвратится ему, всё будет у него, и восстанет он, как Иов от гноища своего. Пока будет вера, будет стоять и государство наше. Воспламеняющий огонь ревности Божией спасет Родину нашу, но только спасение это надо искать не в захватах, не в обогащении за счет другого, а напротив, стремиться с любовью помогать друг другу, «честью друг друга больше творяще» (Флп.2:3). Пример для нас – небесный покровитель этой святой обители и всего града благоверный великий князь Александр Невский. Он жил в тяжелые времена. Защищал Отечество свое и веру православную от натиска на нее со стороны неверных. Принужден был ездить в Орду, переносил там и унижения, и поношения, и всякие невзгоды, но мужественно противостоял всем вражеским козням и, крепкий духом, он сам одерживал блестящие победы над врагами здесь же, на этих самых местах, где мы с вами находимся. Помолимся же ему, помолимся с верой и надеждой на его святую помощь и защиту. «Познай свою братию, российский Иосифе, не в Египте, но на небеси царствуяй...» Вспомни землю нашу, когда-то обильную, текшую «медом и млеком», а ныне оскудевшую. «Спаси, угодник Божий, своим предстательством перед Престолом Божиим всех верных рабов твоих, уповающих на тя и прибегающих под кров твой святой».

Акты С. 137–138.

Слово при служении в Казанском соборе г. Москвы по поводу расстрела Императора Николая

8 (21) июля 1918 г.

Блажени слышащии слово Божие

и хранящии е (Лк.11:28).

Эти слова, сейчас прочитанные в святом Евангелии, сказаны Господом Иисусом Христом тогда, когда одна женщина из народа в порыве священного восторга от Его проповеди воскликнула: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие» (Лк.11:27), т.е. счастлива Мать, родившая и воспитавшая такого Сына. Господь, поставлявший и в других случаях родство духовное выше телесного (см.: Мф.12:46–50), отвечал ей: «Блажени слышащии слово Божие и хранящии е», т.е. больше чем родные Мне по плоти, счастливы те, которые близки Мне по духу, которые слушают Мои слова и хранят их, живут так, как Я учту словами жить. Значит, счастье, блаженство наше заключается в соблюдении нами слова Божия, в воспитании в наших детях заветов Господних. Эту истину твердо помнили наши предки. Правда, и они, как все люди, отступали от учения Его, но умели искренно сознавать, что это грех, и умели в этом каяться. А вот мы, к скорби и к стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признаётся грехом, но оправдывается как нечто законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший государь Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство – Исполнительный Комитет одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководясь словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Не будем здесь оценивать и судить дела бывшего государя: беспристрастный суд над ним принадлежит истории, а он теперь предстоит пред нелицеприятным судом Божиим, но мы знаем, что он, отрекаясь от престола, делал это имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе... и вдруг он приговаривается к расстрелу где-то в глубине России небольшой кучкой людей не за какую-либо вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить. Приказ этот приводят в исполнение, и это деяние – уже после расстрела – одобряется высшей властью. Наша совесть примириться с этим не может, и мы должны во всеуслышание заявить об этом как христиане, как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: «Блажени слышащии слово Божие и хранящии е».

Акты С. 142–143.

Слово, сказанное за праздничной трапезой по поводу окончании третьей сессии Поместного Собора

9(22) сентября 1918 г. Москва

Господь познался учениками в преломлении хлеба. Конечно, личность Спасителя и с человеческой стороны была слишком необычна, да и ученики Его имели просвещенные очеса, – и почему опознание Христа достигнуто сравнительно быстро. Для нас же – простых смертных – опознание человека гораздо труднее. Русская поговорка: нужно съесть пуд соли. И мы многократно с известным лицом купно наслаждаемся брашен и склонны считать его своим единомышленником и знаемым близко и впоследствии нередко горько в нем разочаровываемся.

Питаю горячую и твердую веру, что настоящая наша, как прежние, братская трапеза служит к нашему сближению, единению и любовному опознанию друг друга. Конечно, если бы не нынешняя продовольственная и всякая иная разруха, то год минувший многажды мы могли бы собираться за трапезою и обмениваться взглядами и суждениями. Но и при настоящей скудости будем утешать себя словами премудрости: »лучше два блюда зелени и любовь, нежели откормленный бык и при нем ненависть« (см.: Прит.15:17).

А эта братская любовь, это сотрудничество, этот духовный цемент, связующий разрозненные песчинки, ныне так дорог и необходим особенно нам, предстоятелям Церкви Божией. Господу угодно было назначить нам исключительные времена и пределы нашего жительства. Мы с вами только что окончили на Соборе работу церковного строительства. Характерная особенность этой работы – восстановление патриаршества. На него возлагается много упований не только церковных, но и гражданских.

Жизнь человеческая сравнивается с морем, а на море нередко образовываются острова таким путем, что к какому-нибудь камню – рифу, скале голой – пристают, прилипают всякие ракушки и водоросли, на них наседает земля, она в свою очередь произращает деревья, а потом появляются где-то случайные путники – люди; в течение столетий из голой скалы становится цветущий остров.

Не прошло и года, как восстановлено у нас патриаршество. Оно еще не скала, а, быть может, только небольшой камень, но от нас зависит сделать его твердым и могучим оплотом для нашей родной Церкви. Конечно, это дело долгих лет и многих лиц, но здесь важнее и нужнее всего дружная, любовная, совокупная работа архипастырей. Мне припоминается, как один из наших древних князей благодарил своих бояр и говорил им, что он строил города вместе с ними, ходил с ними в походы на врагов, творил суд и законы вместе. А бояре отвечали: «Ты – с нами, а мы – с тобою, государь». И вот подобная же совместная работа должна быть и у нас. Брат от брата помогаем уподобляется крепкому граду (см.: Прит. 18:19). Позвольте же мне принести вам глубокую благодарность за вашу братскую радушную трапезу,

которая дорога по теперешним ценам, а еще дороже по любви, ныне оскудевающей среди людей, а вместе и просить вашу святыню простереть любовь свою и во предняя и помочь мне немощному в моем патриаршем служении своими молитвами, своими советами, указаниями, опытом и своим сотрудничеством в важном деле нынешнего церковного строительства. «Да будем союзом любве связуеми».

Христос посреди нас.

Патриарх Тихон

БС 11 С. 448–449.

«Плач Иеремии»: обращение к богомольцам г. Ярославля

19 сентября (2 октября) 1918 г.

«Кая житейская сладость печали бывает непричастна?» Этого грустного оттенка не чужда бывает даже чистая неземная духовная радость. Так и настоящая наша радость молитвенного общения и свидания после почти пятилетней разлуки сочетается с горечью при виде разорения, постигшего град наш. Те же чувства испытываю, что и Иеремия, оплакивавший разрушение Иерусалима.

Как одиноко сидит город, некогда многолюдный: он стал как вдова! Горько плачет он ночью, и слезы на ланитах его. Нет у него утешителя из всех любящих его. Пути Сиона сетуют, потому что нет идущих на праздник, все ворота его опустели, священники его вздыхают; девицы его печальны, горько и ему самому. Отошло от дщери Сиона все ее великолепие, и вспомнил Иерусалим во дни бедствия своего и страданий своих о всех драгоценностях своих, какие были у него в прежние дни. Весь народ его вздыхает, ища хлеба, отдает драгоценности свои за пишу, чтоб подкрепить душу. Умерщвленные мечом счастливее тех, которые умерли от голода. Они медленно истаевают; кожа их почернела, как печь, от жгучего голода, прилипла на костях и стала суха, как дерево. Дети просят хлеба, и никто не подает им, воду пьем за серебро, и дрова достаются нам за большие деньги. Воззри, Господи, на бедствие города и посмотри, как он унижен. Тяжки стоны его, и сердце его изнемогает. Все сильные его низложены, истреблены юноши, истоптаны девы, священники и старцы издыхают, разорены чертоги, разрушены укрепления, не пощажены и святилища. Это ли город, который называли совершенством красоты, радостью земли нашей? Руками всплескивают о нем проходящие и качают головою своею (см.: Плач.Гл. 1, 2).

Естественно спросить, за что постигла град наш такая беда и кто виновник этого? Когда пророк Иеремия оплакивал Иерусалим, то для него несомненно было, что тяжко согрешил город (см.: Плач.1:8). Оттого Господь и не пощадил его и разрушил. Но не будем спешить со словом осуждения жителей града сего. Господь осудил друзей Иова, которые причину бедствий сего праведного мужа видели в его мнимой греховности. Пусть для нас памятны будут слова Господа о галилеянах, убитых Пилатом и о 18 побитых башней Силоамской, что они не были грешнее других своих современников и что если мы сами не покаемся, то все так же погибнем (см.: Лк.13:1–5). Не будем искать и виновных – это делу не поможет, да и каждый из нас один более, другой менее, и все мы виновны. Пусть лучше каждый, сознав свою причастность в этом и виновность, постарается ее исправить и загладить. Укрепим мышцы, стопы и колена ослабленные. Осенив себя крестным знаменем, возьмитесь за великое деле воссоздания града вашего, не отчаивайтесь от разорения его. Ведь не сразу он стал великим и красивым, таким его соделали долгие труды ваших предков и Божие благословение, почивавшее на делах рук их. Будьте же мужественны, возьмитесь за дело строительства и «все у вас любовью да бывает» (см.: 1Кор.16:14).

Если вражда людская разрушила город, то любовь братская может создать его еще лучше. Се мое пламенное вам пожелание и молитва ко Господу: «Господи! Неужели Ты совсем отверг нас, прогневался на нас безмерно» (Плач.5:22). Может быть, еще есть надежда? (Плач.3:29). Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа, ибо не на век оставляет Он. Но послал горе, и помилует по великой благости Своей (Плач.3:26, 31–32) и по молитвам святых князей Ярославских.

БС№ 11 С. 450–453.

Слово на Рождество Христово

25 декабря 1918 г. (7 января 1919 г.)

Воспоминаем, как почти две тысячи лет тому назад была возвещена великая радость всем людям, ибо родился нам в Вифлееме Спаситель наш, и ангелы воспели с неба: «Слава в вышних Богу, на земле мир, и в человеках благоволение» (Лк.2:14). Как дивно это все, и как далеко от нас. Увы, братие, мир и благоволение опять отлетели на небо от грешной земли! Вся страна наша в язвах, и сердце исчахло! От подошвы ног до темени головы нет у нас здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем. «Земля наша опустошена, города сожжены огнем, поля в ваших глазах съедают чужие, все опустошено и все разорено!» (см.: Ис.1:5–7). И отчего всё это? И за что наказует нас Праведный Судия? Оттого что не родился в сердцах наших Христос, «не изобразился Он еще в нас» (см.: Гал.4:19). Великое дело искупления и спасения рода человеческого не мог совершить никто из людей, ни все человечество, а только Сам Сын Божий, соделавшись человеком. Но Бог не спасает человека без самого человека. Сей последний должен сам усвоить спасительный подвиг Искупителя. Для чего ему надлежит изобразить в себе Христа, воплотить Его в сердце Своем, в делах и в жизни, а не ограничиваться только одним названием христианина и одной внешней принадлежностью к Церкви Христовой. «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное; но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех» (Мф.7:21). «Никогда не знал вас» (Лк.7:23). »Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:2–3). «Что пользы, если имеете веру, а не имеете дел» (см.: Иак.2:14). «Дети Божии и дети дьявола узнаются так: всякий не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны» (1Ин.3:10–12). Испытайте же сердце свое, что в нем – любовь ли ко ближнему или же зависть, сварливость и ненависть? Не с этими ли последними чувствами приходите вы и пред Лице Господа, в храм Божий, на праздник? Чрез Исаию говорит Господь евреям: «Не могу терпеть ваших праздничных собраний» (см.: Ис.1:12).

Не применимо ли и к нам это обличение? И наши руки исполнены крови, особенно в последние годы. То вели мы ожесточенную брань с внешним врагом. А когда устали от сего, и казалось, надлежит переменить мечи на орала и копья – на серпы (см.: Ис.2:4), мы заменили внешнюю брань на еще более постыдную междоусобицу, братоубийство и классовую войну. И задыхаемся, и гибнем не столько от голода и холода, сколько от вражды, злобы и ненависти. К нам приложимы слова Господа Каину: «Что ты сделал? Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт.4:10). "Опомнитесь, очиститесь и омойтесь. Перестаньте делать зло, научитесь делать добро, ищите правды и спасайте угнетенного» (см.: Ис.1:16–17). И если мы не только мысленно будем воспоминать заповеди Христовы, если мы не только словом будем воздавать за все «слава Богу», но если в сердцах наших изобразится Христос, если Он благоволит возлещи в яслях душ наших, тогда и только тогда настанут давно желанные «мир на земле и в человецех благоволение».

Патриарх Тихон

БС№ 12 С. 302–304.

Слово, сказанное в Новодевичьем монастыре в Москве в неделю о Страшном Суде

10 (23) февраля 1919 г.

Москва, Новодевичий монастырь

Суд Страшный. На нем ничтоже может помощи человеку: ни тщание, ни козни, ни слава, ни дружба, разве от дел крепость, потому что и судить-то будут нас за дела, за то, как мы веру свою являем в делах, воплощаем в жизни, питаем ли алчущих, одеваем ли нагих, помогаем ли нуждающимся? Без этого, без дел любви, самые высокие дары – дар знания языков, дар пророчества, дар чудотворения, дар мученичества, – всё это мало пользы принесет нам на Страшном Суде. Мы скажем Господу: «Не в Твое ли имя мы пророчествовали, не Твоим ли именем и чудеса творили, а Он ответит нам: отступите от Меня, никогда Я вас не знал за Своих» (см. Мф.7:22–23). Напротив, малейшее движение к проявлению любви нашей ко ближним ценным окажется в очах Божиих. Господь не лишит награды и того, кто во имя Его подаст чашу студеной воды (см. Мф.10:42). Подтверждение этому в житиях святых в рассказе о Петре-богаче.

Притчу о Страшном Суде Господь предварил притчей о десяти девах мудрых и неразумных. В Евангелии за литургией Великого Вторника обе эти притчи и читаются вместе и обе они содержат одну и ту же мысль о необходимости для спасения дел милости и любви. Для насельниц обители сея полезно выслушать толкование притчи о десяти девах, кое дается в синаксаре Великого Вторника.

Много раз говорит Господь Своим ученикам о девстве и часто восхваляет. «Многую славу девство имать, велико бо есть яко воистинну». Но чтобы кто-либо, заботясь о сохранении девства, не стал небречь о других добродетелях, паче же о милостыне, Христос и предлагает притчу о десяти девах. У пяти из них светильники были полны елея, а другие пять не имели его. Елей означает милость, и милостыней именно и «просвещается свеща девства». Первые пять называются мудрыми, ибо с девством они сочетали многий и богатый елей милостыни, а другие пять неразумными, ибо стяжав большее и трудное (девство), они небрегли о меньшем, но нужном (милости), не запасли ее при земной своей жизни, оттого оказались вне спасительного чертога Небесного Жениха, и сказал им Господь: «Отойдите. Я не знаю вас» (см.: Мф.25:12).

А что делать нам, братья и сестры, ничтоже благо сотворшим? Словами Святой Церкви будем молить Господа: «Милостив буди мне грешному и обнаженному всякаго дела блага» (4-я молитва вечерняя), «веси зол множество, веси и струпы моя, язвы зриши моя; но и веру веси и произволение зриши, и воздыхание слышиши; не таится Тебе, Боже мой, ниже капля слез капли часть некая» (7-я молитва пред причастием). «Вера вместо дел да вменится мне. Не взыщи дел, отнюд оправдающих мя. Вера моя да довлеет вместо всех: та да отвещает, та да оправдит мя, та да покажет мя причастника славы Твоея вечныя» (8-я молитва утренняя). «Господи Боже мой, аще и ничтоже благо сотворих пред Тобою, но даждь ми по благодати Твоея положити начало благое» (7-я вечерняя молитва).

Да поможет Господь положить это начало благое только что образовавшемуся братству, или общине, мирских прихожан-верующих при вашей сей обители, дабы услышали все вы – монахи и миряне – пресладкий глас Господа в день Страшного Суда: «Приидите, благословеннии, наследуйте Царство Божие, уготованное вам от сложения мира» (см.: Мф.25:34).

Патриарх Тихон

БС№ 11 С. 453–455.

Слово, сказанное в прощеное воскресенье и день памяти священномученика Ермогена

17 февраля (2 марта) 1919 г.

«Возсия ныне седмица всечестная, священных постов, телеса и души всех просвещающая» (из канона сырного понедельника).

«Постное время светло начнем, лучами сияющее светлых заповедей Христа Бога нашего, любве светлостию, молитвы блистанием, чистоты очищением, благомужества крепостию; яко да светоносни предварим во святое и тридневное воскресение, осияваюшее нетление миру» (2-й седален утрени понедельника).

Вот наступает, братие, воистину неделя просвещения, хотя совсем не в том смысле, как ныне названа и понимаема она нашими мирскими правителями. Наступает пост, а он правильно по-христиански понимаемый, как не только воздержание от брашен, но как «злых отчуждение, ярости отложение, похотей отлучение», – является действительно «просвещением душ наших, когда мы отлагаем дела тьмы и облекаемся во оружия света» (стихира на вечерне). Он – «царица добродетелей, мати целомудрия, проповедник покаяния, спасение человеков» (стихира на утрене понедельника), только бы проходим он был нами «не во вражде и брани, не в зависти и рвении, не в тщеславии и лести сокровенней, но в смиренномудрии, якоже и у Христа» (канон вторника сырного).

И если бы мы, братие, все это не только исповедовали устами и провозглашали с церковной кафедры, а и сердцем веровали в правду этого и на деле осуществляли и воплощали в своей жизни, тогда бы давно уже воссияло спасение и для каждого из нас и для всей Русской земли от тех бед и обстояний, которые ныне обышедша и обыдоша нас.

В дивной службе священномученика Ермогена, память коего мы ныне празднуем, возглашается устами святителя «спасение Руси – от Церкви Православной» (4-я стихира на «Господи, воззвах»). «Аще и пенится житейское море, аще и беснуется воздвизаемо напастею бурею, не потопити ему корабля Иисусова: не погибнет Русь православная и Богом любимая, и не бойся малое стадо, яко благоизволи Господь дать нам царство, на камене бо веры и правды стоим. Тако верова святитель и тем по вере восприят, и яко добрый кормчий правил кораблем Российской державы к тихой пристани Православной Церкви» (тропарь 8-й песни канона), от неяже ныне чает спасения страждущая страна наша.

Чем же и как может ныне помочь Церковь Родине нашей?

Быть может, тем, что будет способствовать восстановлению монархии и посадит опять на престол царя? Знаем, что недоброжелатели Церкви и духовенства такое подозрение приписывают нам и ставят в тяжкую вину, обвиняя нас как явных и скрытых контрреволюционеров. Пусть успокоятся. Установление той или иной формы правления государства – не дело Церкви, а самого народа. Будет ли царь, будет ли конституция, будет ли президент Российской республики, это решит сам народ, а Церковь не связывает себя на веки определенным образом правления, ибо таковой имеет лишь относительное историческое значение. Церковь несет другое служение: она является и должна быть совестью государства. Подчиняясь власти в делах мирских, Церковь говорит ей, что власть поставлена Богом для того, чтобы служить народу, пещись о его истинном благе, защищать его интересы, и только такую власть – и такой строй – она может благословить, которые приносят людям мир и правду, а не насилие, обиды и классовую вражду. Быть может, от Церкви ожидают помощи в том, что она благословит иностранное вмешательство в нашу разруху, что она будет звать «варягов» прийти и помочь нам наладить наши дела. Те, которые «боятся страха, идеже не бе страх» (см.: Пс.13:5; Пс.52:6): и говорят, что патриарх обещал неведомому ему Локкарту отслужить благодарственный молебен, когда придут союзники и свергнут теперешних правителей. А патриарх заявляет, что он денно и нощно будет благодарить Бога и к тому приглашать верующих, если в страждущей Родине нашей водворится, наконец, прочный порядок; но он думает, что это настанет не тогда и не оттого, что придут иностранцы и водворят у нас порядки (пример тому Украина), а тогда, когда мы сами уразумеем наконец, что нельзя дальше жить так, как мы живем теперь, что мы задыхаемся в атмосфере ненависти и лжи, что нечего для спасения ждать человек со стороны, а нам, как евангельскому расслабленному, по слову Христа, нужно самим встать с одра болезни своей и погрузиться в спасительную купель покаяния, дабы очиститься от многолетних язв своих и обновиться в нового человека, созданного по Богу в правде и святости, и зажить действительно новой жизнью, в чем едва ли много помогут нам человеки из иной страны.

Главное зло, от которого страдает наша Родина, это междоусобная брань. За три года войны мы вошли во вкус ее, но вместо того чтобы довести уже начатую войну с сильным врагом, стоившую нам стольких жертв и людьми и деньгами, мы занялись делом более легким, но еще более предосудительным и стали истреблять друг друга: белогвардейцы и красноармейцы, Юг воюет с Севером, Восток с Западом, появилось столько домашних фронтов, что военные сводки занимают целые страницы газет; по жестоким расправам, разрушениям и опустошениям эта домашняя война не уступает и внешним войнам, в этой междоусобице Церковь обращала свой материнский глас ко всем ее чадам с мольбой остановить кровопролитную бойню, безумное самоистребление, где подлинно родители восстают на детей и чада на родителей, и попробовать мирно сговориться друг с другом: ведь враждующие все ранее принимали участие в создании некогда великой и могучей России, а ныне разрушают свою прежнюю работу на радость врагам и завистникам.

Много страдает наша Родина и от продовольственной и экономической разрухи: когда-то могучая и обильная матушка-Русь стала убогая и бессильная. Об этом нет нужды говорить, и это всем ведомо. И Церковь, как чадолюбивая мать, не может удалить из своего сердца попечение о хлебе насущном своих детей. Спаситель милосердовал о Своих слушателях, в пустынном месте не имевших хлебов, и говорил апостолам: «Вы дайте им ясти» (см.: Мф.14:16; Мк.6:37; Лк.9:13). По завету Господню церковные учреждения одевали и питали нуждающихся, когда сами имели, теперь у них имущества отобраны, но остались души верующих, которым Церковь внушает чувства милосердия и сострадания к неимущим. В душе каждого борются два человека: один – земной, себялюбивый, безбожный, другой – духовный, совестливый христианИн.Поскольку берет перевес первый, происходит группировка людей на почве интереса, будут, например, рабочие или фабриканты, капиталисты или крестьяне, поскольку побеждает второй, духовный человек, получают преобладание высокие запросы совести, правды и любви. Могущественное влияние Церкви и должно сводиться именно к тому, чтобы дать перевес влиянию совести над влиянием интереса, чтоб каждый искал не своих сил, а блага ближнего и чтобы попечение о плоти, о необходимом, житейском не превращалось у нас в похоти, в алчность и непотребства, как говорит сегодняшний Апостол (См.: Рим.13:13–14).

Церковь и духовенство издавна несли эту службу и многие даже из современных пастырей заслужили благодарность за помощь в голодные годы. Быть может, небезынтересно то, что прихожане одного рабочего района в Москве высказали пожелание, чтоб патриарх проходатайствовал пред нашими правителями о свободной продаже хлеба. Думаю, что власти станут скоро обвинять патриарха не только в контрреволюции, а и в спекуляции. Но это не важно, а гораздо важнее и ценнее взгляд верующих прихожан на представителей Церкви как на лиц, правомочных говорить от имени народа, каковую монополию усвояют себе только так называемые «наркомы и исполкомы», – важен взгляд на Церковь как на учреждение, могущее и обязанное иметь попечение о земном, житейском спасении нашей Родины.

Возвратимся же к началу, к словам сегодня празднуемого святителя Ермогена: «Спасение Руси – от Церкви Православной». Среди переживаемых русской жизнью разрушений Церковь одна выходила целой из пламени и вновь собирала воедино распавшееся на части народное тело. Подвергалась и она ударам тяжким, но «смерти не предал ее Господь» (см.: Пс.117:18). «Не умру, но буду жить и повем дела Господня» (см.: Пс.117:17). Она одна из всего народа осталась нам «как гроздь от винограда, светильник, поставленный в темном месте и как пристань и корабль, спасенный от бури» (3Езд.12:42). Верим, что она вновь должна стать средоточием нашей народной надежды.

То разрушительное движение, которое на наших глазах разрастается, не может быть остановлено никакой внешней материальной силой, – вещественное оружие тут бессильно. Только сила нравственная, духовная может положить предел всеобщему разложению, резне, грабежу, насилию. И Церковь, как носительница и провозвестница этой силы, внушающая любовь к ближним и уважение к человеку как образу и подобию Божию, указует нам путь спасительный не только для отдельных лиц, но и для целых народов: спасение Руси – от Церкви Православной. И сегодняшнее апостольское чтение говорит: братие, «наступил уже час пробудиться нам от сна. Ныне ближе к нам спасение, нежели раньше. Ночь прошла, а день приблизился. Итак, отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем будем вести себя благочинно, не предаваясь непотребствам, ни ссорам и зависти» (см.: Рим.13:11–13). Начнем пост светло, не во вражде и брани. Ныне «прощеный» день, когда особенно Церковь призывает нас сказать друг другу «братие», обнять и простить все согрешения, и тогда мир и благословение Божие снизойдут на нашу грешную землю, и последует спасение Руси.

Патриарх Тихон

БС№ 11 С. 455–461.

Слово, сказанное на Страстной седмице

4 (17) апреля 1919 г.

Братья Зеведеевы просили себе первых мест в славе Христа, в Царстве Его. Это – земная, мирская просьба. А Царство Христово не от мира сего. Оно «внутрь есть, правда, мир и радость о Дусе Святе» (см.: Лк.17:21; Рим.14:17) и не приходит заметным внешним образом. В том и ошибка братьев Зеведеевых, что они представляли Царство Мессии как земное и политическое. Правда Царства Христова, Церковь обнимает земли родные, но суть ее не в политических формах. Через воспитание граждан она оказывает услугу государству, но всё же это не главная ее задача. Она уживается со всякими образами правления: и монархией и республикой, ибо она выше всего этого. Почему совершенно напрасны и тревоги и укоры, особенно в последнее время часто повторяемые, о какой-то с нашей стороны «святейшей [...]», о том, что мы мечтаем о восстановлении монархии и только и думаем о том, чтобы свергнуть якобы рабоче-крестьянское правление. Установление той или другой формы правления не дело Церкви, а дело самого народа, а Церковь благословляет всякую власть, если она в своей деятельности будет руководствоваться началами Христовыми. А какие это начала, указывается в том же ныне читанном Евангелии. «Кто хочет быть большим, да будет всем слугою» (см. Мф.20:26). Власть должна служить народу, заботиться о его благе, исполнять не языком, как это обычно делает, а делом и истиной. Забота эта должна обнимать весь народ, а не какую-то партию или класс, иначе это будет благо партийное, а не народное, и поведет это к разделению, к вражде, и возбудит это те же чувства, что и просьбы братьев Зеведеевых в других апостолах. А эти чувства – зависть, вражда и разделение – никогда не могут создать чего-либо прочного, печальное подтверждение чему находим мы в теперешнем положении нашей Родины.

Вышесказанные истины очевидны и бесспорны, но последние, однако, приходится часто повторять, ибо с трудом они воспринимаются нашей себялюбивой природой. Ведь Христос Спаситель, обличив заблуждение братьев Заведеевых, всего через несколько дней принужен был опять на Тайной Вечере разрешить спор апостолов, кто больший, и разъяснил, какое Он завещал им Царство (см.: Лк.22:24–30).

«Грядый Господь на вольную страсть...» (из стихиры понедельника Страстной седмицы).

БС№ 12 С. 305–306.

Слово, сказанное в день памяти Всех святых, в земле Российской просиявших

[Июнь 1919 г.]

Сошествие Святого Духа на апостолов и верующих плоды сего – начатки естества духовного – мученики и святые7. И это не только в первенствующей Церкви, но, по милости Божией, и в нашей отечественной. «Якоже плод красный спасительного сеяния приносит и земля Российская» (тропарь святым). Священный Собор установил (или, вернее, восстановил), и ныне мы впервые празднуем Всем святым, в Российской Церкви воссиявшим от начала и до наших дней. И это празднование имеет глубокий смысл и значение.

В службах церковных святые Божии нередко называются звездами путеводными. Как по звездам небесным в мраке ночном путники направляют свой путь, так и мы, ныне сбившись с истинного пути, должны направлять путь свой, взирая на этих небесных человеков, со вторых небес мерцающих и указующих нам, какого пути нам держаться. И святители и правители, и воины и мирные жители, и богати и убозии, и монахи и мирские люди, и старцы и юноши, и девы и жены – все в сонме русских святых найдут себе наставников и руководителей, лишь бы не ленились взирать на жития их и подражать им. И к этому нас ныне и призывает Церковь. Но этим не ограничивается смысл празднования святым. В Церкви Христовой нет смерти в собственном смысле. Наш «Бог несть Бог мертвых, но Бог живых» (Мф.22:32). И святые Божии, хотя и умерли видимо и телом, но живут духом, почему не порывается и связь духовная их с нами, сущими на земле. Печальники и заступники при жизни своей за землю Русскую, за своих современников, они и по исходе своем память о нас творят, «не забывают, как и обещались, посещать чад своих» (из тропаря преподобному Сергию). И не здесь ли, не в этом ли любовном желании святых небожителей принимать участие в радостях и горестях нас на земле сущих – кроется между прочим и объяснение того современного и тягостного явления, что ныне, во времена всяческого утеснения и гонений, мощи святых подверглись хулениям и поруганиям. Иные из виновников сего сами свидетельствуют, что они ожидали от мощей знамения, вразумления, наказания, но сего не произошло, и значит, какие же это святые. Род сей грешный и прелюбодейный ищет знамения, как при Христе, и не дано ему. Ведь и Христу говорили: «Если Tы Сын Божий, сойди с креста» (Мф.27:40). Но Христос не сошел, ибо Ему надлежало пострадать, совершить крестный подвиг по неизреченной любви к людям. Взирая на Христа, Который, вместо предлежавшей Ему радости, «претерпел крест, пренебрегши посрамление» (Евр.12:2), – и наши святые, зная, как тяжко страдает наша Русская земля, возжелали еще раз страдать с народом Божиим, с нами, своими соотчичами, и терпеть за имя Христово поношение от врага рода человеческого и его клевретов. Не будем сим смущаться. В Апокалипсисе говорится: зверю попущено было говорить хулу на Бога, хулить имя Его и живущих на небе и победить их (см.: Откр.13:5–7), убить двух свидетелей Божиих (см.: Откр.11:3–11). Верим, что воскреснут и восстанут и кости наших святых, нами в небрежении рассыпанные, а с ними и по их предстательству и ходатайству за нас грешных очистится, обновится и восстанет ныне поникшая Русская земля.

Вси святые земли Русской, молите Бога о нас.

БС№ 12 С. 307–310.

Ответное слово, произнесенное в храме Христа Спасителя после благодарственного молебна по поводу избавления от смертельной опасности

14 (27) июля 1919 г.

Москва, храм Христа Спасителя

Преосвященные архипастыри и возлюбленные о Христе отцы и братие.

Приношу вам душевную благодарность за ваши добрые чувства, подвигшие вас в эти дни возносить о мне усиленные моления ко Господу и ныне собравшие вас в таком множестве в сей святой храм. Переживая прилучившееся здесь со мною две недели тому назад, я еще раз убеждаюсь в глубокой жизненности слов святого апостола, что мы Господом и «живем и движемся и существуем» (Деян.17:28). Знаете, как близка была ко мне опасность, но дерзновенно скажу вместе с псалмопевцем: «Смерти не предал меня Господь» (см.: Пс.117:18), «не умру, но жив буду и повем дела Господня» (Пс.117:17). Не для развлечения, конечно, была направлена на меня рука с ножом, но промышляющая о мне милость Божия направила нож не в глубь тела, а как бы вскользь под кожу, и всю боль поранения умягчила до ощущения незначительного щипка. «Слава Богу, благодеющему мне».

Господь призвал меня к высокому патриаршему служению, коего я не искал, как совершенно справедливо сказал о сем сейчас Высокопреосвященнейший митрополит Арсений. Господь и хранит меня до того времени, пока жизнь моя нужна для Церкви. Покорный воле Божией, я остаюсь спокоен и за свою участь. И посему, если исполнятся пожелания ваши мне многих лет, если Господь пошлет мне мирную кончину и удостоит меня великой чести почивать с отцами моими и предшественниками в древнем святом Успенском соборе, »буди имя Господне благословено« (Пс.112:2). Но если мне суждено прожить мало дней и умереть от ножа, или от расстрела, или иной наглой смертью, »и не будут знать места погребения« (Втор.34:6) – да будет воля Божия: »я не лучше собратий моих« (см.: 3Цар.19:4), которые уже так умерли. Желал бы только, чтобы такая смерть послужила во очищение многих грехов моих и была принята Господом как жертва благовонная за люди. И опять – великое благодарение Господу, если бы Он сподобил меня видеть дни благи, когда Родина наша станет снова единою, великою и могучею Русью и о Церкви нашей будут возглаголаны мирная и благая, но да будет воля Божия, если и мне, подобно, ветхозаветным праведникам, не получившим обетованного (см.: Евр.11:13), и Моисею, не вошедшему в землю обетованную, не суждено будет дожить до лучших дней.

В настоящие дни испытаний »смирим себя под крепкую руку Господню, все печали наши возвергше Нань, яко Той печется о нас« (см.: 1Пет. 5:7–8). В совершающихся с нами научимся уразуметь перст Господень, указующий нам, как говорил и приветствовавший меня при входе в храм, идти ко славе чрез страдания, ибо «многими скорбьми надлежит внити в Царствие Божие» (см.: Деян.14:22). Посему мы во всем должны являть себя как «служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях» (2Кор.6:4–5).

Помолитесь, отцы и братие, чтобы Господь дал нам силу утвердиться в таких мыслях и о «еже Господу доброе намерение и желание верных своих во благое исполняти и всегда, яко щедр, благодеяти нам, и Церкви Своей Святей, от всякого обстояния избавляя верных рабов Своих» (из чина благодарственного моления).

Патриарх Тихон

БС № 6 С. 158–159.

Письма к властям

Обращение к СНК8 в связи с первой годовщиной Октябрьской Революции

25 октября (7 ноября) 1918 г.

Все, взявшие меч, мечем погибнут (Мф.26:52).

Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего Отечества, называющие себя «народными» комиссарами. Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции: но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

Поистине вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (см.: Мф.7:9–10).

Народу, изнуренному кровопролитной войной, вы обещали дать мир «без аннексий и контрибуций».

От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решились обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций великая наша Родина сама завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото.

Вы отняли у воинов все, за что они прежде доблестно сражались. Вы научили их, недавно еще храбрых и непобедимых, оставив защиту Родины, бежать с полей сражений. Вы угасили в сердцах воодушевлявшее их сознание, что «больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин.15:13). Отечество вы подменили бездушным интернационалом, хотя сами отлично знаете, что, когда дело касается защиты Отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями.

Отказавшись защищать Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска.

Против кого вы их ведете?

Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян доставить торжество призраку: мировой революции.

Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда. Казнят не только тех, которые пред вами в чем-либо провинились, но и тех, которые даже пред вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве «заложников»; этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами не только им не единомысленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждениям. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем не повинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной «контрреволюционности». Бесчеловечная казнь отягчается для

православных лишением их последнего предсмертного утешения – напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения.

Не есть ли всё это верх бесцельной жестокости со стороны тех, которые выдают себя благодетелями человечества и будто бы сами когда-то много претерпели от жестоких властей?

Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братской кровью; прикрываясь различными названиями контрибуций, реквизиций и национализаций, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем «буржуев» грабили людей состоятельных; потом под именем «кулаков» стали уже грабить и более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая таким образом нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть и заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния – убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к небу об отмщении грехами и преступлениями.

Вы обещали свободу.

Великое благо – свобода, если она правильно понимается как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы и не дали – во всяческом потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств и грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, переехать из города в город? Это ли свобода, когда семьи, а иногда населения целых домов выселяются и имущество выкидывается на улицу и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и на разграбление? Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение без опасения попасть под обвинение в контрреволюции? Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного обсуждения и обличения заглушен; печать, кроме узкобольшевистской, задушена совершенно.

Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископов рыть окопы (епископ Тобольский Гермоген) и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей, и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в московский Кремль – это священное достояние всего верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной общины – приход, уничтожаете братства и другие церковно-благотворительные и просветительные учреждения, разгоняете церковно-епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви. Выбрасывая из школ священные изображения и запрещая учить в школах детей вере, вы лишаете их необходимой для православного воспитания духовной пищи.

"И что еще скажу? Недостанет мне времени« (Евр.11:32), чтобы изобразить все те беды, которые постигли Родину нашу. Не буду говорить о распаде некогда великой и могучей России, о полном расстройстве путей сообщения, о небывалой продовольственной разрухе, о голоде и холоде, которые грозят смертью в городах, об отсутствии нужного для хозяйства в деревнях. Всё это у всех на глазах. Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя. Сбываются слова пророка: »Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их – мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их» (Ис.59:7).

Мы знаем, что Наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения Нас в противлении власти; но чем выше будет подыматься «столп злобы» вашей, тем вернейшим будет то свидетельством справедливости Наших обличений.

Не Наше дело судить о земной власти; всякая власть, от Бога допущенная, привлекла бы на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась «божиим слугой» на благо подчиненным и была

«страшна не для добрых дел, а для злых» (см.: Рим. 13:3). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних и истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещания: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (см.: Лк.11:50), и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (см.: Мф.26:52).

Тихон, Патриарх Московский и всея России

Следственное дело С. 838–840.

Письмо в СНК о недопустимости освидетельствования мощей преподобного Сергия

Март 1919 г., Москва

Тихон,

Патриарх Московский

и всея России,

в Совет Народных Комиссаров

Ко мне поступают ходатайства православных людей, за больши́м числом подписей, предстательствовать перед советской властью о прекращении происходящего ныне освидетельствования святых мощей угодников Божиих как оскорбляющего религиозное чувство верующих, и в частности, ходатайства о недопущении предполагаемого освидетельствования святых мощей столь чтимого в Москве и по всей России угодника Божия преподобного Сергия Радонежского, почивающих в Свято-Троицкой Сергиевой лавре.

Признаю своим долгом обратиться к Совету Народных Комиссаров с настоятельной просьбой отнестись с должным вниманием к голосу религиозной совести верующего народа и удовлетворить изложенное его желание.

Православная Церковь одинаково чтит в качестве святых мощей как нетленные тела его угодников Божиих, так и останки их в виде костей, не облеченных плотью, следуя в последнем случае заветам первенствующей Церкви и примеру Церквей восточных, – и не имеет никакого повода утверждать о нетлении тела тех угодников, от коих святые мощи сохранились лишь в виде не облеченных плотью костей. Об этом были делаемы неоднократные разъяснения православной церковной властью, в чем можно убедиться, например, из напечатанного в «Церковных ведомостях» за 1903 год (№ 25) акта освидетельствования честных останков преподобного Серафима Саровского при его прославлении и из других разъяснительных по сему предмету сообщений. Производимое ныне органами советской власти освидетельствование святых мощей, будучи, поэтому, бесцельным по существу, вносит лишь в сердца верующих глубокое огорчение без всякого к тому повода и является актом, противоречащим объявленной декретом советской власти свободы религиозной совести.

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 534–535.

Письмо к председателю CHК В.И. Ленину о вскрытии мощей преподобного Сергия

20 марта (2 апреля) 1919 г.

Гражданину Председателю

Совета Народных Комиссаров.

До моего сведения доведено, что в Сергиевом Посаде в заседании районного совдепа в минувший понедельник 31 марта состоялось постановление о вскрытии мощей преподобного Сергия и вынесено решение о том, что означенное постановление должно быть приведено в исполнение в трехдневный срок. И это после того, как всего месяц назад наместником Лавры получено официальное уведомление комиссара Лавры о том, что все слухи о вскрытии мощей преподобного Сергия не иное что, как злонамеренная провокация, распространяемая якобы только монахами монастыря, за что они и будут отныне преследуемы со всею строгостью революционного закона.

Понятно теперь, как смутятся сердца верующих жителей Сергиева Посада, а также и всего православного населения г. Москвы, когда ранее тревожившие их слухи о предстоящем вскрытии мощей особо чтимого всей Россией преподобного Сергия окажутся соответствующими действительности.

Верующий народ, естественно, волнуется при всех подобных известиях, ибо совесть его никак не может примириться с тем, что к святыне прикасаются люди не только непосвященные, но и прямо неверующие, и всякое посягательство их на эту святыню глубоко оскорбляет религиозное чувство верующего христианина.

Успокоительно могло бы подействовать на православное население напечатанное недавно официальное заверение власти об отсутствии с ее стороны намерения посягать на святые иконы в храмах и т.п. святыни, если бы последующие действия той же власти не шли вразрез с таким официальным заявлением.

Обращаю на это Ваше внимание и во имя успокоения смущенных сердец верующих людей настоятельно прощу принять экстренные меры к недопущению со стороны местной сергиево-посадской власти деяния, явно оскорбительного для чувств православного русского народа.

По долгу пастырского служения заявляю Вам, что всякое оскорбление религиозного чувства народа вызывает в нем естественную скорбь и справедливое негодование и может волновать его даже в несравненно большей степени, чем все другие невзгоды жизни, а Нас обязывает стать на защиту поругаемой святыни и отечески вещать народу: «Должно повиноваться больше Богу нежели человекам» (Деян. 5:29).

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 536–537.

Заявление председателю СНК В.И. Ленину о предполагаемом изъятии мощей преподобного Сергия

24 марта 1920 г.

Смиренный Тихон,

Патриарх Московский и всея России,

Гражданину Председателю Совета Народныгх Комиссаров.

До моего сведения дошли тревожные вести еще об одном готовящемся оскорблении религиозного чувства верующего русского народа – предполагаемом в ближайшие дни изъятии и вывозе из Сергиева [Посада] священных останков преподобного Сергия.

Вслед за вскрытием останков других угодников Божиих, святых и потому всеми чтимых носителей религиозного духа народа, было совершено вскрытие и священных останков преподобного Сергия в марте прошлого года. А по заявлению печати, это было предпринято с желанием и ожиданием, что достаточно будет короткого времени (трех дней) для разрушения и сокрушения в народе благоговейного отношения к преподобному Сергию.

Действительность показала с первых же дней до настоящего времени, что нанесенное оскорбление религиозного чувства еще усилило порыв веры в преподобного Сергия, как и в других угодников Божиих, вскрытых по велению властей, но за то страдающую религиозную душу еще более растравило обидой от посягания на право народной веры в святых угодников.

Прежние обращения и заявления мои по делам Сергиевской лавры и вскрытия мощей встречали в центре указания на то, что предпринятое совершается по желанию местной власти. А обращение народа к местной власти встречает указание на то, что инициатива исходит из центра, какие указания нашли для себя подтверждения в действительности (документ по этому делу от 8 августа прошлого года из VIII отдела и неоднократный приезд в Сергиев по настоящему делу священника Галкина, служащего в VIII отделе).

Для чего готовится новое оскорбление веры народа в преподобного Сергия вывозом его священных останков после того, как вскрытием имелось в виду обнаружить отсутствие останков и религиозный обман, и после того, как останки оказались тем, что и почитает православный человек за мощи, т.е. останками святого, по жизни и по предстательству за народ по смерти, человека?

Для чего это новое оскорбление веры, которое еще более должно растравить раны души верующих и вызвать в русском народе раздражение и обиду? Для чего это после неоднократного заявления власти о свободе веры народа и о свободном удовлетворении его религиозных нужд?

Для чего это в то время, когда власть призывает всех к единению и сплочению в деле строительства и победы над невзгодами и ужасами, созданными многолетней войной и экономическим разрушением. Для чего и кому это нужно в то время, когда, по объяснениям самой власти, «голод и мор несут прямую угрозу гибели рабочих, гибели всех трудящихся города, гибели интеллигенции, гибели многих крестьян», когда спасение в единодушном стремлении народа к труду в спокойствии духа? Для чего в такое время это новое оскорбление веры, вносящее в душу народа еще большее раздражение и разъединение?

Вот почему я во имя объявленного права народа на веру в свободу полной веры, во имя блага народа и для успокоения верующих, умиротворения и духовного объединения убедительно прошу Вас, г. Председатель, сделать непосредственное от себя распоряжение о приостановлении изъятия останков преподобного Сергия.

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 587–588.

Письмо к председателю СНК В.И. Ленину о несоблюдении закона о свободе совести

27 июля (9 августа) 1920 г.

Конституцией РСФСР (п. 13) и декретом Совета Народных Комиссаров об отделении Церкви от государства в России провозглашена полная свобода совести в том широком объеме, как это признано современной западноевропейской наукой. По общему современному учению свобода совести заключает в себе: 1) свободу религиозной и антирелигиозной пропаганды, предполагающую и свободу основания новых религиозных учений. 2) Свободу исповедания, включающую в себя свободу религиозных обрядов и свободу проповеди. 3) Независимость гражданских и политических прав от религиозного исповедания и в связи с этим полное равенство в правах всех существующих религиозных обществ.

«В целях обеспечения действительной свободы совести» (Конституция, п. 13) и для ликвидации прежних российских церковно-государственных отношений (цезаропапизм и византинизм) был учрежден VIII отдел Народного комиссариата юстиции, долженствовавший провести новую демаркационную линию между государством и Церковью. К сожалению, нужно констатировать, что политика VIII отдела уклонилась в сторону от своего намеченного пути и выразилась в грубом вмешательстве в область религиозной свободы.

Как известно, почитание святых и их останков (мощей) и приношение Богу жертвы путем возжигания восковой свечи являются древними обрядами Православной и Римско-Католической Церкви, непосредственно относящимися к области культа. Исходя из присущего будто бы всем мощам признака нетления, VIII отдел Народного комиссариата юстиции в лице бывшего петроградского священника Спас-Колтовской церкви Галкина и бывшего ходатая по бракоразводным делам Шпицберга, занялся ревизованием мощей Православной русской Церкви, вскрывая раки и гробницы с останками признанных Церковью святых, а когда нашел мощи святых виленских угодников, удовлетворяющие выставленному ими признаку нетления, то в возбужденном судебном процессе старался доказать неправильность церковной канонизации виленских угодников.

Мощи, канонизация, восковые свечи – всё это предметы культа. И ныне во имя попираемой идеи свободной совести приходится взывать к власть имущим в РСФСР, как обратился когда-то Донат к Константину Великому со словами: «Какое дело государству (особенно атеистическому) до Церкви».

Постановлением VI Всероссийского Съезда Советов от 8 ноября 1918 года (Собрание Узаконений 1918 года, № 90, ст. 908), постановлением Совета Обороны от 8 декабря (Собрание Узаконений 1918 года, № 93, ст. 929) и письмом Ленина к рабочим («Урок третий», см.: «Известия ВЦИК» от 28 августа 1919 г., № 190) под страхом строгой ответственности вменяется всем в обязанность точное соблюдение изданных советской властью законов РСФСР и изданных центральною властью постановлений и вместе указан порядок отступления от норм закона при наличии условий, требующих такого уклонения от закона.

Ныне я утверждаю, что образ действий VIII отдела Народного комиссариата юстиции в лице Галкина и Шпицберга нарушает Конституцию РСФСР, декрет об отделении Церкви от государства и при этом не может быть оправдан обычной ссылкой на переходный момент, так как сама Конституция, стремящаяся обеспечить действительную свободу совести, рассчитана, по ее собственным словам (ст. 9), «на настоящий переходный момент».

Дело в том, что декрет об отделении Церкви не только запрещает «издавать какие-либо законы и постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести» (п. 2), но даже обеспечивает «свободное исполнение религиозных обрядов, поскольку они не нарушают порядка» (п. 5). При таких условиях гонения на мощи являются актом, явно не закономерным с точки зрения советского законодательства. Что касается постановления суда о передаче мощей святых виленских мучеников в музей, то я со всей решительностью протестую против этого. Святые мощи – предмет культа, и им место в храме, а не в музеях. Никакого обмана и подделок при освидетельствовании их не оказалось, и подвергать их

«ссылке» не за что. Да и помимо всего мощи сии находятся здесь временно (эвакуированы из Вильно в 1915 году), не составляют собственности РСФСР, а принадлежат Церкви, находящейся в Литовском государстве, и подлежат возврату в Вильну, и сам пункт 4 постановления суда является явным нарушением декрета о свободе совести. Одновременно с этим, образ действий Галкина и Шпицберга не соответствует провозглашенной советской властью системе церковно-государственных отношений на базисе полного отделения

Церкви от государства. «Все церковные и религиозные общества, – гласит декрет (п. 10), – подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах». Каков объем предоставляемых последним прав, об этом говорят ст. 15 и 16 Конституции. Между тем Галкин и Шпицберг явно увлекают РСФСР на тернистый путь гонения религии со стороны государства и стеснения свободы совести. Примеры древнеримских императоров, инсценированные процессы по делам инакомыслящих епископов во времена господства арианствующих царей, судебные трибуналы доминиканцев и костры инквизиции в Испании, Франции, Германии, Нидерландах кажется, должны были бы убедить людей XX века в непригодности системы гонений и невозможности насилием побороть идею свободной совести. Если допустить возможность гонений на религиозный культ в РСФСР, то как же можно это согласить с Конституцией (ст. 21), предоставляющей в России «право убежища за религиозные преступления».

Коснувшись Конституции и декретов РСФСР, перехожу к возбуждаемому против меня расследованию, являющемуся лишь логическим выводом из создавшегося положения.

На заседание суда по делу иеромонаха Досифея и игумении Серафимы я был вызван в качестве свидетеля. Выступавший на суде обвинитель Галкин потребовал от суда допроса по этому же делу в качестве свидетеля Шпицберга, бывшего следователем по тому же делу. После первоначального отказа Галкин путем повторного ходатайства добился, вопреки протесту правозаступников, допроса в заседании Шпицберга в качестве свидетеля. Последний, вместо показания по разбираемому делу, выступил против меня

с публичным обвинением в спекуляции свечами в Иверской часовне и в косвенном участии моем как главы Русской Церкви в религиозном шантаже, в коем обвинялись иеромонах Досифей и игумения Серафима. Когда я в интересах реабилитации просил слова, то мне в этом было отказано председателем на том основании, что я выступаю в качестве свидетеля, а не обвиняемого. Тем не менее в результате этого судоговорения я оказался обвиненным в приписанных мне Шпицбергом преступлениях, и против меня было решено начать судебное расследование.

Ввиду изложенного, считаю нужным остановиться на предъявленных мне обвинениях и сделать юридический анализ приписываемых нам преступлений.

По общему уголовному учению, шантаж – это есть близкое к разбою принуждение посредством насилия или угроз к вступлению в невыгодную сделку, совершаемое ради корыстных целей (Энциклопедический словарь Брокгауза).

Исповедуя признаваемый издревле Православной и Римско-Католической Церковью культ святых и почитая их земные останки (мощи), я ни путем насилия, ни путем угроз никого в РСФСР не принуждаю, да и не могу принуждать к чему бы то ни было, не имея в своем распоряжении соответствующего исполнительного служебного аппарата. Вопреки требованиям прежних законов Российской империи о принадлежности всякого к известному религиозному исповеданию, ныне в РСФСР каждый волен исповедовать любую религию или даже никакой, и каждому разрешен свободный выход из Церкви. При таких условиях приписываемое мне Шпицбергом преступление шантажа заключается в том, что я, в согласии с учением Православной Церкви, исповедую ее догматы и отправляю подлежащие религиозно-обрядовые действия в отношении издревле признанных Церковью святых и их останков. Всё это дело совести отдельного верующего, а также того религиозного общества, к коему он принадлежит. Поскольку те или иные священные реликвии являются подлинно древними, это дело науки и ученых, людей, и в Церкви бывали неоднократно случаи, когда сама Церковь, прислушиваясь к общему голосу ученых, по собственной инициативе просматривала вопрос и изменяла свое отношение. Но во всяком случае это всё внутреннее дело самой Церкви, и государственному вмешательству здесь нет места после отделения Церкви от государства. Что для Шпицберга «шантаж и грубое суеверие», то для меня и для всякого христианина предмет религиозного убеждения. Что непостижимо гордому уму человека, то христианин берет на веру, как это не раз выражалось учителями Церкви.

Столь же странно и обвинение меня Шпицбергом в спекуляции.

Согласно христианскому учению, возжжение восковой свечи является бескровным жертвоприношением, причем угодность последнего Богу зависит от внутреннего настроения приносящего и не находится ни в какой связи с количеством или рыночной ценой жертвуемого дара. Приходя к иконе Иверской Божией Матери, верующему не возбранялось принести с собою свечу, приготовленную собственными руками и из собственного воску или приобретаемую в другой церкви или в ином месте. Если верующий приобретает восковую свечу в Иверской часовне, то он добровольно и без всякого принуждения делает доброхотное приношение Церкви в зависимости от своего усердия и личной материальной обеспеченности. Вследствие этого, суммы, выручаемые от продажи восковых свечей, являются особым, упоминаемым в Инструкции о проведении в жизнь декрета об отделении Церкви (ст. 2), видом «складчины» или предусмотренной в ст. 19, примечание, «суммой на текущие расходы по совершению религиозно-обрядовых действий» и «на удовлетворение других религиозных потребностей» (ст. 2). Находясь «в распоряжении группы лиц, заключивших соглашение», указанное в ст. 5–8 инструкции (см.: ст. 19, прим.), суммы эти, по инструкции, никакому государственному контролю не подлежат и свободны от визы Рабоче-Крестьянской Инспекции. Этим именно и объясняется то обстоятельство, что, регламентируя подобным образом судьбу составившихся до 1918 г. церковных капиталов, инструкция совершенно умалчивает об имеющих поступить после этого доброхотных приношениях в Церковь. Из самой природы «религиозно-обрядовых действий» вытекает, что доброхотные приношения идут, во-первых, на поддержание храма и совершение в нем религиозно-обрядовых действий и, во-вторых, на содержание совершающих их служителей культа. Такова практика всех религиозных обществ во все времена и у всех народов. Для представителей советской власти справедливость или рациональность этого положения может быть аргументирована примером, взятым из жизни частного общества, с коим по декрету и Конституции, уравниваются религиозные общества и церкви. Если существует, положим, какое-либо музыкальное общество, поставившее себе целью путем складчины между своими членами устраивать концерты, то само собою собираемые с членов взносы и пожертвования расходуются не только на помещение и музыкальные инструменты, но также и на необходимое содержание исполнителей.

Изложив здесь то, в чем мне было отказано в заседании суда, я, во-первых, на основании постановления VI Всероссийского Съезда Советов, требую точного соблюдения касающихся религиозной свободы законов, содержащихся в Конституции и в декрете РСФСР, а во-вторых, настаиваю на отводе в предстоящем расследовании «моей деятельности» «в связи с выяснившимися на суде обстоятельствами», указывающими на «спекуляцию свечами», от функции следователя Шпицберга, как лица производящего следствие и допросы «с пристрастием», что ярко выяснилось из предыдущих церковных процессов (дело Самарина, дело епископа Палладия, дело иеромонаха Досифея и игумении Серафимы), и не обладающего требуемыми от судьи и следователя элементарными качествами в отношении справедливости, беспристрастия, спокойствия, знания права и т.д., и, наконец, как человека, публично оскорбляющего религиозные верования, открыто глумящегося над религиозно-обрядовыми действиями, печатно в предисловии к книге «Религиозная язва» (1919 г.) называющего Иисуса Христа ужасными именами, а потому нравственно претящего моему религиозному чувству.

Патриарх Тихон

Следственное дело С. 600–601.

Письмо во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет о создании Церковного комитета

4(17) августа 1921 г.

Православная Церковь никогда и ни при каких обстоятельствах не проходила безучастно мимо постигавших русский народ бедствий. Так и ныне, при надвинувшемся на значительную часть России голоде, Церковь должна приложить все свои силы к облегчению участи страдающего от голода населения.

Я уже обратился через представителей церковной власти к народам тех стран, которые Господь благословил обилием хлебного урожая, с призывом прийти на помощь голодающему населению России. Теперь же, согласно и декрету ВЦИК от 21 июля 1921 года о Всероссийском комитете помощи голодающим, призывающему все силы народа для напряженнейшей, согласованной и объединенной работы по борьбе с постигшим нашу страну бедствием, считаю священным для себя долгом обратиться ко всем верующим чадам Церкви Российской – духовенству и мирянам с воззванием по чувству христианского милосердия принять самое широкое и деятельное участие в оказании помощи всем пострадавшим и страдающим от голода.

Я уверен, что каждая епархия, каждая приходская община, каждый отдельный член Церкви почтут своим христианским долгом внести посильную лепту на это великое дело и примут возможное участие в работе по оказанию помощи голодающим.

Вся работа Церкви в этой области будет происходить под моим общим руководством и наблюдением. Для ближайшего же руководства как сбором пожертвований (денежных, вещевых и продовольственных) в Москве и в провинции, так и распределения их на местах через соответствующие вновь создаваемые с тою же целью церковные организации мною образован в Москве Церковный комитет в составе духовенства и мирян.

К сему добавляю, что работа Церкви в деле оказания помощи голодающему населению может быть успешною только в том случае, если она будет поставлена в условия, обеспечивающие возможность беспрепятственного развития ею своей деятельности, а именно:

а) Церковный комитет пользуется правом собирать необходимые денежные и материальные пожертвования путем устной проповеди в церквах, изданием соответствующих воззваний, устройством религиозно-нравственных чтений, духовных концертов и т.п.

б) Церковный комитет может самостоятельно или при содействии Всероссийского комитета приобретать продовольствие, медикаменты и другие предметы, необходимые для голодающего населения, в России и за границей чрез своих уполномоченных или чрез учреждения Международного Красного Креста, а также получать оттуда пожертвования.

в) Церковный комитет имеет право самостоятельно, при полной согласованности с планами Всероссийского комитета, распределять свой материальный фонд среди нуждающегося населения, пострадавшего от неурожая, организовывать на местах, пораженных голодом, чрез своих уполномоченных или чрез местные вновь возникшие церковные же организации возможно широкую помощь голодающим без различия вероисповеданий, классов, сословий и национальностей, устраивать столовые общественного питания, склады продовольствий и раздаточные пункты, открывать пункты медицинской помощи и т.д.

г) Уполномоченным комитета предоставляется право бесплатного и беспрепятственного пользования всеми способами передвижения для осуществления своих задач по оказанию помощи голодающим, по мере надобности транспортом для внеочередной перевозки своих грузов, а равно и право бесплатного пользования почтой и телеграфом.

д) Церковному комитету все учреждения Республики, как в центре, так и на местах, оказывают полное содействие.

е) Всё материальное и денежное имущество московского Церковного комитета, так равно и местных Церковных комитетов, не подлежит ни конфискации, ни реквизиции.

ж) Церковный комитет, его члены и уполномоченные, при исполнении ими своих обязанностей, пользуются правом устройства периодических собраний.

з) Деятельность комитета не подлежит контролю и ревизии Рабоче-Крестьянской Инспекции. Отчет о деятельности и отчет в израсходованных средствах комитет представляет в Президиум Всероссийского комитета и публикует во всеобщее сведение. Ревизионная комиссия назначается мною из лиц, не входящих в состав комитета.

и) Для установления живой связи с Всероссийским комитетом и его местными органами Церковный комитет назначает особых уполномоченных.

к) Комитету присваивается печать с изображением в средине красного креста и вокруг надписи: «Церковный комитет помощи голодающим».

Вот главные положения, которые, по моему глубокому убеждению, должны лежать в основании учрежденного мною Церковного комитета для наиболее верного и скорейшего достижения намеченных им целей.

Питаю уверенность, что Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет не откажет во всеобщем осведомлении о существовании Церковного комитета помощи голодающим и о предоставленных ему правах и предупредит все подведомственные учреждения, как в центре, так и на местах, на предмет оказания ему всемерной поддержки.

Патриарх Тихон

Вестник ПСТГУ С. 183–185.

Заявление Святейшего Патриарха Тихона в Верховный Суд РСФСР

03 (16) июня 1923 года

В Верховный Суд РСФСР

от содержащегося под стражей

патриарха Тихона

(Василия Иванов [ича] Беллавина)

ЗАЯВЛЕНИЕ.

Обращаясь с настоящим заявлением в Верховный Суд РСФСР, я считаю по долгу своей пастырской совести заявить следующее.

Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен

к советской власти враждебно, причем враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям, как-то: обращение по поводу Брестского мира в 1918 г., анафематствование в том же году власти и, наконец, воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922-м. Все мои антисоветские действия за немногими неточностями изложены в обвинительном заключении Верховного Суда. Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения, т.е. освободить меня из-под стражи.

При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции.

Патриарх Тихон (Василий Беллавин).

Следственное дело С. 357.

Заявление в Центральный Исполнительный Комитет по вопросам об отношении Православной Русской Церкви к календарной реформе (переходу на григорианский, «новый» стиль)

17 (30) сентября 1924 г. Москва

Во Всероссийский

Центральный Исполнительный Комитет

Тихона,

Патриарха Московского и всея России

ЗАЯВЛЕНИЕ

Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету в лице товарища председателя своего, гражданина П.Г. Смидовича, чрез митрополита Крутицкого Петра (Полянского) и архиепископа Владимирского Николая (Добронравова), присутствовавших по Нашему назначению на совещании 21 августа (3 сентября) с.г., угодно было предложить Нам высказаться в письменной форме по вопросу о возможности немедленного введения нового стиля в богослужебный круг Православной Церкви. Вследствие этого предложения считаем необходимым сообщить по затронутому вопросу следующие Наши соображения.

Реформа церковного календаря в смысле уравнения его с календарем гражданским хотя и представляет некоторые трудности в согласовании с ним пасхалии и дисциплины постов, однако принципиально допустима. Юлианское летосчисление не возведено Церковью в неприкосновенный догмат веры, но, связанное с церковным обрядом, допускающим изменения, само может подлежать изменению. Замена юлианского стиля григорианским представляет собой значительные практические удобства для самой Церкви, так как новый стиль принят в гражданский оборот православными странами и им определяется деловая жизнь и дни отдыха, к которым Церковь приурочивает дни молитвы.

Тем не менее немедленное осуществление реформы календаря встречает на своем пути большие затруднения. Во-первых, для закономерного введения нового стиля требуется согласие всех автокефальных Православных Церквей. Православная Церковь есть Церковь кафолическая, состоящая из отдельных независимых Церквей, связанных между собой в неразрывное единство общностью догматов, обрядов и канонических правил. Для сохранения вселенского единства важно, чтобы во всех Православных Церквах возносились одновременно одни и те же молитвы и совершались одни и те же празднества. Сверх того юлианский календарь, принятый во всех Православных автокефальных Церквах, освящен вселенским авторитетом и не может быть изменен церковной властью одной из них, так как эта власть является низшей инстанцией по отношению к авторитету вселенскому. Отсюда вытекает необходимость решения этого вопроса согласным голосом всей Православной кафолической Церкви. Но она должна быть не только закономерной, но и безболезненной, а такой она может быть только при согласии верующего народа. По учению Православной Церкви, хранителями чистоты веры и отеческих преданий является не только глава Церкви и не иерархия церковная только во всей своей совокупности, но всё тело Церкви, а, следовательно, и верующий народ, которому также принадлежат известные права и голос в церковных делах. Предстоятель отдельной Православной Церкви и патриарх Всероссийский, в частности, – не Римский папа, пользующийся неограниченной и беспредельной властью; он не может управлять народом Божиим тиранически, не спрашивая его согласия и не считаясь с его религиозной совестью, с его верованиями, обыкновениями, навыками. История показывает, что даже в том случае, когда предстоятель Церкви, проводящий ту или другую реформу, прав по существу, но, встречая противодействие народа, прибегает к силе вместо того, чтобы воздействовать на него словом пастырского увещания, он становится виновником волнений и раздоров в Церкви. Патриарх Никон был прав, когда приступил к исправлению богослужебных книг, но, столкнувшись с ропотом народа и не желая убедить его в необходимости этой меры, а желая заставить его подчиниться своей власти, создал старообрядческий раскол, тяжелые последствия которого ощущаются Российской Православной Церковью до настоящего времени.

После этих принципиальных разъяснений необходимо коснуться истории попыток введения нового стиля в Русской Церкви начиная с 1918 года. Декретом советского правительства во время заседаний Первого Всероссийского Церковного Собора был введен в гражданский календарь новый стиль. Сознавая желательность согласования церковного календаря с гражданским, Собор выделил из себя комиссию для предварительного обсуждения этого вопроса. Комиссия признала переход на новый стиль возможным под условием согласия на это преобразование со стороны прочих Православных Церквей, и патриарху Всероссийскому было поручено войти в сношение с ними для совместного проведения этой реформы в жизнь. Во исполнение поручения Собора Мы обратились тогда с письмом к патриарху Константинопольскому Герману и предложили ему обсудить вопрос об изменении календаря, но ответа от него не получили, вероятно вследствие затруднительности в то время заграничных сношений.

Новым фазисом в истории намеченной реформы был 1923 год. Вопрос о введении нового стиля одновременно, но независимо друг от друга был поднят Вселенским патриархом Мелетием IV (Метаксакисом) в Константинополе и так называемым обновленческим Высшим Церковным Управлением в России.

После Пасхи 1923 года патриархом Мелетием IV было созвано в Константинополе совещание из представителей Православных Церквей для предварительного обсуждения некоторых церковных вопросов, в том числе и вопроса об изменении календаря. Это совещание отнюдь не было Вселенским Собором, как ошибочно называли его иногда в нашей печати, а представляло собою род комиссии для изготовления законодательных предположений, которые могли стать обязательными для Церкви законами, лишь быв утверждены общим Собором представителей всех Православных

Церквей или Соборами каждой Церкви в отдельности. Неблагоприятным для совещания обстоятельством, в значительной степени умаляющим вес всех его постановлений, было отсутствие на нем уполномоченных от патриархатов Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского и Всероссийского (Русская Церковь была представлена на нем архиепископом Анастасием (Грибановским) Кишиневским и архиепископом Александром (Немоловским) Американским, приглашенными персонально патриархом Мелетием IV). Единогласное постановление комиссии об изменении богослужебного календаря и пасхалии, разосланное для соборного утверждения автокефальными Церквами, встретило возражение со стороны большинства этих Церквей и, таким образом, не вошло в силу закона. Несмотря на это, с явным отступлением от вселенского единства патриарх Мелетий IV сделал распоряжение о введении нового стиля в своем патриархате и в тех оторванных от Российской Церкви частях ее, которые он, также с нарушением церковных канонов, принял под свою юрисдикцию без согласия патриарха Всероссийского (Финляндия, Польша). Но реформа в Константинополе не прошла, вероятно, по причине вскоре за этим последовавшего удаления патриарха Мелетия.

Обновленческое Высшее Церковное Управление и созванный им схизматический Собор 1923 года, и в других случаях заявившие о себе полным пренебрежением к вселенскому авторитету, вынесли постановление об изменении стиля, совершенно не считаясь ни со вселенским единством, ни с единством Российской Церкви. Постановление об изменении календаря было сделано им без всякого соглашения с другими Православными Церквами, и почти одновременно обсуждение этого вопроса на константинопольском совещании было не более как случайным совпадением. Это делало указанное постановление канонически незаконным. Но оно было и неосмотрительно. Инициаторы реформы не пожелали считаться с мнением народа, не прислушались к его голосу и не подумали о том, чтобы предварительно разъяснить ему допустимость и желательность нового стиля. В результате – реформа, объявленная так называемым Собором 1923 года, не была принята не только огромным большинством православного русского населения, справедливо считавшего ничтожными все постановления незаконного Собора, но и теми немногочисленными общинами, которые в силу различных обстоятельств оказались в подчинении обновленческим епископам и их епархиальным управлениям. Когда летом 1923 года обновленческое духовенство приступило к введению нового стиля в церковном употреблении, против него единодушно восстал почти весь народ. Везде повторилась одна и та же картина: в праздники по новому стилю не приходил в церковь народ, в праздники по старому стилю, несмотря на требования народа, не решалось отправлять богослужение духовенство. Иногда народ заставлял насильно священников совершать богослужение по старому стилю. Не прошло и месяца, как священники, перешедшие на новый стиль, под давлением своей паствы, вынуждены были возвратиться на старый, а несколько позднее сам обновленческий Синод разъяснил подведомственному ему духовенству, чтобы постановление о новом стиле проводилось в жизнь лишь там, где это по местным условиям представляется возможным.

После Нашего возвращения к управлению Церковью представителем ГПУ Е.А. Тучковым от лица правительства Нам было предъявлено требование о введении гражданского календаря в обиход Русской Православной Церкви. Это требование, много раз повторенное, было подкреплено обещанием более благоприятного отношения правительства к Православной Церкви и ее учреждениям в случае Нашего согласия и угрозой ухудшения этих отношений в случае Нашего отказа. Хотя такое требование казалось Нам нарушением основного закона Республики о невмешательстве гражданской власти во внутренние дела Церкви, однако Мы сочли нужным пойти ему навстречу. Считая введение нового стиля по существу допустимым, ошибочно, вследствие невозможности непосредственного сношения с Востоком и неточности газетных сообщений, убежденные, что состоялось уже соглашение всех Православных Церквей о введении нового стиля на основе постановления Всеправославного совещания в Константинополе, надеясь, что распоряжение, исходящее от законной власти и опирающееся на Всеправославное соглашение, будет послушно принято народом, Мы решили призвать Церковь Русскую к реформе календаря со 2 (15) октября 1923 года и в этом смысле издали послание. Но уже после состоявшегося постановления о введении нового стиля Мы стали получать более точные сведения с Востока, из которых выяснилось, что в константинопольском совещании участвовали представители далеко не всех Православных Церквей, что его постановления не приняты большей частью Церквей, что Александрийский патриарх Фотий в послании на имя Антиохийского патриарха Григория от 23.06.1923 года за № 211 объявил постановления константинопольского совещания не имеющими канонического авторитета, а введение нового стиля невозможным без санкции Вселенского Собора, что патриарх Иерусалимский Дамиан (Касатос) решительно отказался ввести новый стиль в своем патриархате и что, наконец, вообще реформа календаря во всех Православных Церквах приостановлена.

С другой стороны, как только распространился слух о введении нового стиля с 15 октября, в среде верующих возникло сильное возбуждение. Правда, почти все московские приходы послушно, хотя и не со спокойным сердцем, подчинились Нашему распоряжению. Но из окружающих Москву епархий, с юга, из Крыма и из далекой Сибири к Нам потянулись вереницы депутаций от верующих, чтобы осведомиться, действительно ли предполагается реформа календаря, и чтобы просить Нас от лица народа воздержаться от нее, так как введение нового стиля всюду возбуждает тревогу, опасения, недовольство и сопротивление. Одновременно с этим Мы были завалены письменными сообщениями того же содержания. Ввиду этого Мы сочли своим пастырским долгом принять во внимание голос верующих, чтобы не произвести насилия над совестью народной, и 8 ноября 1923 года сделали распоряжение: «Повсеместное и обязательное введение нового стиля в церковное употребление временно отложить». После этого канцелярия Наша была опечатана агентами правительства, из нее были взяты не разошедшиеся экземпляры Нашего, тогда уже отмененного послания о введении нового стиля и оказались расклеенными по улицам столицы без Нашего ведома и согласия. Архиепископ Иларион (Троицкий), Наш ближайший помощник, арестован и по неизвестным причинам в административном порядке сослан в Соловки. Верующие усмотрели в этой репрессии, явившейся в результате Нашего распоряжения о приостановлении реформы календаря, и доказательство вмешательства гражданской власти во внутренние дела Церкви. Но из епархий Мы получили изъявления великой радости верующих по поводу Нашего распоряжения от 26.10 (08.11), а вся Москва облегченно вздохнула и немедленно возвратилась к старому стилю.

В декабре прошедшего года, когда правительством днями отдыха были объявлены рождественские праздники по новому стилю, Мы поспешили разрешить празднование Рождества Христова по григорианскому календарю там, где это будет желательно и удобно для рабочего населения. Но этим разрешением почти нигде не пожелали воспользоваться, в чем снова проявилось единодушное желание народа сохранить старый обычай. Это побудило Нас обратиться к народному комиссару юстиции Д.И. Курскому с просьбой не настаивать на введении нового стиля в церковное употребление, и Мы получили от него словесное заверение, что гражданская власть вовсе не заинтересована в этом.

Для решения вопроса о порядке реформы церковного календаря следует вникнуть в этот общий протест народа и его причины. Эти причины многочисленны. Во-первых, наш народ очень ценит обряд и его традиционную неизменность. Эта свойственная русскому народу форма благочестия породила уже старообрядческий раскол. Во-вторых, церковный год тесно сплетается с народным бытом и экономическим годом крестьянина. В деревне до сих пор считают по праздникам и праздниками определяют начало полевых работ. Введение нового стиля в церковный календарь сталкивается с народным бытом, всюду отличающимся консерватизмом и стойкостью.

К этим причинам противодействия народа введению нового стиля присоединяются два обстоятельства, в чрезвычайной степени затрудняющие проведение этой реформы. Первое состоит в том, что она скомпрометирована обновленческой схизмой. Впервые о введении нового стиля громко было возвещено обновленческим Высшим Церковным Управлением и схизматическим Собором 1923 года, то есть священнослужителями, открыто заявившими о своем пренебрежении к каноническим нормам, позволившими себе различные новшества, выступавшими с программами дальнейших изменений не только в области церковной дисциплины, но и догматах, предполагавшими исключить из церковного календаря святых «буржуазного происхождения». Это внесло большую тревогу в среду верующих и опасения за целость веры, но так как массы плохо разбираются в каноническом праве и догматах, то в их сознании новый стиль, глубоко затрагивающий ежедневный быт, отождествился с обновленческим расколом, стал его знаком и приметой. В глазах многих принятие нового стиля сделалось равнозначащим отпадению от Православной Церкви. Не подлежит сомнению, что реформу календаря было бы гораздо легче провести, если бы она осталась незатронутой обновленческим Собором.

Второе обстоятельство, создающее большое затруднение для перехода на новый стиль, состоит во всеобщем убеждении, что эта реформа вводится не Церковью по ее собственному почину, а под давлением гражданской власти. Это убеждение возникло еще в период выборов на так называемый Собор 1923 года вследствие массовых арестов и высылки в административном порядке православных епископов и мирян, известных своим отрицательным отношением к обновленческому расколу и выступавших оппозиционно к нему на епархиальных избирательных собраниях. Оно крепло вследствие таких фактов, как выемка из Нашей канцелярии отмененного Нами послания о введении нового стиля с 15 октября и его расклейка по городу (как ссылка архиепископа Илариона (Троицкого), последовавшая за приостановлением реформы календаря). Вмешательство во внутреннюю жизнь Церкви со стороны гражданской власти, даже расположенной к Церкви и покровительствующей религии, всегда возбуждает недовольство и противодействие верующих, но когда на руководителей Церкви подозревается давление правительства, провозгласившего в многочисленных актах о безрелигиозном устроении жизни, тогда верующие опасаются, не скрывается ли за этими актами вмешательство в церковные дела определенного замысла нанести ущерб вере, и естественно удваивает силу своего сопротивления.

Ныне вопрос о введении нового стиля в церковное употребление снова возбуждается правительством, и с его стороны заявлено настоятельное желание, чтобы Нами были приняты решительные меры к согласованию церковного календаря с гражданским. Принимая во внимание свои прежние опыты, Мы считаем себя вынужденными заявить, что решительно не находим возможным их повторять. Новое Наше распоряжение о реформе календаря, пока не достигнуто общее согласие по этому вопросу всех Православных Церквей, и в глазах верующих, и по существу дела было бы лишено канонического основания и оправдало бы противодействие народа. По Нашему глубокому убеждению, такое распоряжение, настойчиво проводимое Нами и, может быть, поддержанное мерами государственного воздействия, послужило бы причиной больших волнений и несогласия в Церкви.

Церковь в настоящее время переживает беспримерное внешнее потрясение. Она лишена материальных средств существования, окружена атмосферой подозрительности и вражды, десятки епископов и сотни священников и мирян без суда, часто даже без объяснения причин брошены в тюрьму, сосланы в отдаленнейшие области Республики, влачимы с места на место; православные епископы, назначенные Нами, или не допускаются в свои епархии, или изгоняются из них при первом появлении туда, или подвергаются арестам; центральное управление Православной Церкви дезорганизовано, так как учреждения, состоящие при патриархе Всероссийском, не зарегистрированы и даже канцелярия и архив их опечатаны и недоступны; церкви закрываются, обращаются в клубы и кинематографы или отбираются у многочисленных православных приходов для незначительных численно обновленческих групп; духовенство обложено непосильными налогами, терпит всевозможные стеснения в жилищах, и дети его изгоняются со службы и из учебных заведений потому только, что их отцы служат Церкви. При таких условиях произвести еще внутреннее потрясение в лоне самой Церкви, вызвать смуту и создать, в добавление к расколу слева, канонически незакономерным, неосмотрительным и насильственным распоряжением было бы тяжким грехом пред Богом и людьми со стороны того, на кого Промыслом Божиим возложен тяжелый крест управления Церковью и заботы о ее благе в наши дни.

Но изменение церковного календаря, предположенное Первым Всероссийским Собором 1917–1918 гг., при некоторых обстоятельствах

могло бы быть осуществлено в закономерной и безболезненной форме.

Этому в значительной мере содействовало бы невмешательство в течение реформы со стороны гражданской власти, потому что постороннее вмешательство не приближает, а отдаляет, не облегчает, а затрудняет ее осуществление. Пусть будет предоставлено самой Церкви преодолеть те затруднения, которые встают на пути введения нового стиля в богослужебную практику. Реформа календаря выдвинута потребностями жизни во всех Православных Церквах, и можно думать, что в недалеком будущем она будет принята Церквами без всяких внешних побуждений. Невмешательство в это церковное дело гражданской власти вполне отвечало бы принципам отделения Церкви от государства и свободы религиозной совести, возвещенным нашими основными законами. Правда, Президиумом Всероссийского Исполнительного Комитета уже издано распоряжение, приурочивающее дни отдыха и христианские праздники к новому стилю. Но престиж правительства нисколько не пострадал бы, если бы оно, не отменяя формально этого распоряжения, объявило к началу 1925 года список дней отдыха в христианские праздники по старому стилю с перечислением их на соответствующие числа нового стиля, так, например, чтобы Рождество Христово значилось не под 25 декабря, а под 7 января, подобно тому и воспоминание об известном выступлении рабочих не переносится на новый стиль, но приурочивается к 22 января, а праздник Октябрьской революции падает не на 25 октября нового стиля, а на 7 ноября. Напротив, невмешательство имело бы для Правительства свою выгодную сторону, так как при насильственном введении нового стиля весь одиум не сочувствующих этой реформе падает не на духовенство, а на гражданскую власть, вынудившую духовенство пойти против сложившегося церковного быта.

В настоящее время Мы лишены возможности войти в сношение с Востоком, чтобы иметь точные и вполне достоверные сведения о движении реформы в православном мире, и для нас даже неясно, в каких легальных формах допустимы необходимые Нам как главе Российской Церкви сношения с Православными Церквами за пределами Республики. При таких условиях Нам ничего не остается, как только занять выжидательное положение по отношению к введению нового стиля, пока не достигнуто будет соглашение по этому вопросу между прочими Православными Церквами. Но Мы могли бы принять более деятельное участие в осуществлении реформы календаря, если бы для Нас открылась возможность чрез избранных Нами уполномоченных или хотя бы письменно снестись по этому вопросу с представителями других Православных Церквей. До Нас доходили слухи, что на Востоке предполагается созыв Всеправославного Собора в 1925 году в воспоминание о Первом Вселенском Соборе по случаю исполняющегося 1600-летнего его юбилея. Если слух соответствует действительности и Собор состоится в канонически непререкаемой форме, то удобнее всего было бы приурочить решение вопроса о стиле к этому моменту. Когда новый стиль будет принят согласным голосом всей кафолической Церкви, тогда можно надеяться, что Нам удастся повлиять на верующих и убедить их в допустимости, с церковной точки зрения, реформы календаря и в ее желательности по практическим и государственным соображениям, если православные епископы, назначенные Нами, которым верят и за которыми следует народ, будут иметь свободу пребывания в своих епархиях, сношения со своей паствой и религиозного руководительства духовенством и приходами, находящимися в каноническом общении с ними.

Акты С. 332–338.

Литература

Акты. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943: Сб. в 2 ч. / Сост. М.Е. ГубонИн.М.: ПСТБИ: Братство во имя Всемилостивого Спаса, 1994. (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви).

БС № 6. – Богословский сборник. Вып. 6. М.: ПСТБИ, 2000.

БС № 11. – «Да будем союзом любве связуеми»: Неизвестные обращения Святитетеля Тихона, Патриарха Московского и всея России / Публ. и примеч. И.Н. Жияновой // Богословский сборник. Вып. 11. М.: ПСТБИ, 2003. С. 441–461.

БС № 12. – «Да будем союзом любве связуеми»: Неизвестные обращения Святитетеля Тихона, Патриарха Московского и всея России / Публ. и примеч. И.Н. Жияновой // Богословский сборник. Вып. 12. М.: ПСТБИ, 2003. С. 302–310.

Вестник ПСТГУ. – Вестник ПСТГУ II:2 (19). М., 2006.

Деяния. Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния [1–82, 104–106, 116–119]. Кн. 1–10. М.: Пг.: Собор. Совет. 1918. Изд. не завершено; То же (под загл.). Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. – Репр. воспр. изд. 1918 г. – М.: Новоспас. монастырь, 1994–1996. – Т. 1–6; Т. 7–10.

Петроградский вестник. Петроградский церковно-общественный вестник. 1918. № 16. 20 (7) июля.

Следственное дело. Следственное дело Патриарха Тихона: Сб. док. по материалам Центр. архива ФСБ РФ. М.: ПСТБИ, 2000. (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви).

* * *

1

В 1919 г. патриарх Антиохии и всего Востока (1906–1928) Григорий IV (Хаддад) благословил создание в Америке Сиро-арабской православной епископии, подчиненной Антиохийскому патриарху на Ближнем Востоке и Балканах. Антиохийская митрополия была чрезвычайно заинтересована в возвращении сиро-арабской паствы под свою юрисдикцию, так как упустила в Америку значительную и наиболее активную часть своего населения Так, Антиохийская патриархия и ее школы содержались почти всецело на пожертвования американских колонистов, число которых – 250 тыс. – несколько даже превышало число оставшейся в пределах Антиохийского патриархата паствы последнего – Здесь и везде далее прим. сост.

2

С 1919 г. в Северной Америке существовали две православные епархии – обе русские: одна из них открыта более 60 лет тому назад, а другая – Всероссийским Поместным Собором 1917–1918 гг. В состав этих епархий входили не только русские переселенцы, но и галичане, сербы, греки, арабы, румыны, старавшиеся сохранить на чужбине свой язык не только в быту, но и в богослужении, а также крещеные местные жители (эскимосы, индейцы, алеуты) и присоединенные к Православной Церкви белые американцы из протестантов. В 1905 г. были открыты две сиро-арабские викарные кафедры. Последствием русской революции явилась не только неналаженность сношений Московской патриархии с миссией в Северной Америке, но и наплыв на Американский континент новых эмигрантов, резкое ухудшение экономического положения епархий в связи с прекращением поступления субсидий из России. В результате началось выделение нерусских эмигрантских приходов в отдельные епископии в составе поместных Православных Церквей: за Антиохийской была открыта Константинопольская, затем Иерусалимская и, наконец, Сербским Архиерейским Синодом была открыта Сербская епархия.

3

Святейший Патриарх Тихон был освобожден из внутренней тюрьмы ОГПУ 27. 06.1923, а 01. 07. 1923 обратился к пастве с воззванием, осуждающим постановления обновленческих организаций и призывающим к преодолению раскола.

4

2–9. 05. 1923 проходил обновленческий лжесобор («Второй поместный собор Русской Православной Церкви»), пытавшийся узаконить противоканонические реформы ВЦУ «о белом женатом епископате», «о второбрачии духовенства», «о мощах», «о реформе календаря» и др. Главной целью «лжесобора» было принятие резолюции о лишении Святейшего Патриарха Тихона сана и монашества.

5

В 1923 г. (10.05–03.06) Константинопольским патриархом Мелетием IV было созвано Всеправославное совещание, на котором отсутствовали уполномоченные от Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского и Всероссийского патриархатов. Важнейшими решениями совещания были: о календарной реформе и о втором браке священников и диаконов. Восточные Церкви – Александрийская, Антиохийская и Иерусалимская – отвергли постановления совещания, как не соответствующие преданию и учению Святой Церкви.

6

Под давлением начальника 6-го отделения СО ГПУ-ОГПУ Е.А. Тучкова святитель Тихон согласился на введение григорианского календаря в Русской Церкви. Было составлено патриаршее послание, на новый стиль предполагалось перейти с 15 октября 1923 г. Однако послание задержалось в печати, а тем временем Святейший Патриарх Тихон получил сведения об отрицательном отношении некоторых Автокефальных Церквей к переходу на новый календарь. Это обстоятельство, а также протест церковного народа, особенно в провинции, дали основание Святейшему, воспользовавшись задержкой в обнародовании послания, 8 ноября 1923 г. сделать распоряжение «о приостановлении введения нового стиля в церковное употребление».

7

Так в подлиннике.

8

Совет Народных Комиссаров.


Источник: «В годину гнева Божия…»: послания, слова и речи / Св. Патриарх Тихон. - Москва: Правосл. Св.-Тихоновский гуманитарный ун-т, 2009. - 290, [5] с.

Комментарии для сайта Cackle