святитель Тихон Задонский (Соколов)

Отечество

Наше истинное Отечество не здесь, но на небесах, и для него мы созданы, Крещением обновлены и Словом Божиим позваны.

* * *

Кто в мире сем ищет, как разбогатеть и прославиться, этим показывает, что мир, а не небо Отечеством имеет, и таким образом заблуждается, что в день смерти своей и уразумеет.

* * *

Богу благодарение, что и в нашу страну, в наше отечество и города Царь славы и мира Иисус Христос вошел, и с Ним Царствие Божие! Но видим, что от многих стран и городов за неблагодарность и презрение слова Его святого опять отошел, а с Ним и Царствие Божие от них отнялось. А поскольку видим, что уже и в нашем отечестве всякая неправда умножилась, любовь уже совсем почти иссякла, безмерная роскошь умножилась, плотская и беспечная жизнь почти везде усматривается, и так Слово Божие в крайнем находится презрении, и почти все прихотям плотским и мирским, а не Божиим устам внимают, почти все плоти и миру, а не Богу угождают, временных и мирских, а не вечных благ ищут, то опасно, христиане, очень опасно, как бы и от нашей страны и городов не отошел Христос Господь со Своим Царствием.

* * *

Когда неприятель поднимает оружие и наступает на наше отечество, это означает не что иное, как гнев Божий, грехами нашими возгоревшийся. Также, когда нивы наши не приносят нам плода, или бывают частые пожары, или расширяется моровая язва, или иное какое бедствие на нас находит, – Бог наказывает нас общим бедствием, чтобы мы в чувство пришли и покаялись.

Этот праведный Божий гнев воздвигают хотя и всякие грехи, но особенно неправедные суды, мздоимства, клятвопреступления, обиды и зло по отношению к вдовам, сиротам и прочим бедным, проливание неповинных слез, взаимная неправда в торговле, взаимное похищение, воровство, взаимная лесть, лукавство, ложь и обман, когда друг друга остерегаются и друг другу ни в чем не верят. Сюда надлежит мерзкая нечистота, когда люди не ужасаются осквернять ложа ближних своих и прочие нечистоты совершать, за которые первый мир потопом, а Содом и Гоморра – огнем и серой, – праведным Божиим гневом погублены.

Тот же праведный гнев Божий действует и в той стране, в которой то пожары, от которых города и веси пустеют, то оскудения хлеба и голод, то слышится о падении многих тысяч людей от военного оружия, от чего все отечество в беду впадает: люди нищают, общая казна истощается и исчезает, жалостно возносится плач, рыдание и вопль осиротевших детей, вдовствующих жен, матерей, лишившихся своих сынов, павших на брани, всех сынов отечества объемлет печаль и скорбь, смущает страх и ужас отчаяния неблагополучного конца войны.

В таких бедственных обстоятельствах, когда люди карающей Божией руки не чувствуют, и не только от грехов не отстают и не каются, но и грехи ко грехам прилагают, должно непременно ожидать еще большего общего бедствия. Поэтому как и всегда, а особенно в таких случаях, должно всем вместе, познав и признав свои грехи и беззакония, единодушно из глубины сердца возвысить глас: Господи Боже сил! обрати ны, и просвети лице Твое, и спасемся (Пс. 79, 8), и… молитвы к Богу проливать. Ибо общие грехи наказываются общим наказанием, а потому должно общим и покаянием умилостивлять Бога. А беззаконных клятвопреступников, хищников, мздоимцев, слезы бедных проливающих, неповинно осуждающих и прочих беззаконников, как общую язву отечества, кому от Бога меч правосудия предан, должно смирять и судом праведным всякому воздавать по делам его, да и сами судьи земные не будут посечены мечом праведного суда Божьего, и жребий с неверными не воспримут. Худо и беззаконно там снисхождение являть, где должно употреблять строгость и правосудие. Снисхождение там нужно, где от немощи грехи делаются, чему и всякий добрый подвержен. А бесстрашие и безбожие должно строго наказывать, как общую моровую язву, чтобы и прочие имели страх и не заразились.

* * *

Истинные христиане непременно от мира изыдут, не ногами, но сердцами и помышлениями.

Сам ты знаешь, что человек, удалившийся от отечества и дома своего, делает: на чужой стране обращается, но сердцем и мыслями своими непрестанно в отечестве и доме своем пребывает, всегда думает, как бы в дом здоровым возвратиться. Телом и ногами ходит на чужой стороне, но сердцем и душой в доме своем, и ничего там недвижимого не заводит: ни строений богатых, ни садов и прочего, чего с собой в отечество взять невозможно.

Мы странники и пришельцы на земле, как и отцы наши. Отечество наше – небо, для которого мы созданы, и святым Крещением обновлены, и Словом Божиим позваны. Что же нам, странникам и пришельцам, остается делать, как здесь в мире сем телом жить и ногами ходить, пока Бог не позовет нас отсюда, но сердцами и помышлениями в отечестве своем пребывать; и ни о чем, кроме нужного, для жизни этой не заботиться, и не собирать сокровищ себе на чужой земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирать себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище наше, там будет и сердце наше (Мф. 6, 19–21). Там наше отечество, там дом, там Отец наш, там братия наша, там покой наш, там слава, там радость, там ликование, вечеря великая и все блаженство наше там. Туда сердце наше и помышления наши и желания наши возводить должно.

Если об этом помышлять будем всегда, то ничего в мире этом не будем желать и искать из того, что люди имеют и почитают дорогим, красивым, приятным и веселым: богатство, золото, серебро, бисер, алмазы, яхонты и прочее, – а будем считать за земное, как землю. Драгоценные камни, по мнению мира сего драгоценные, будем считать такими же, как по дорогам валяющиеся и попираемые ногами. Честь, славу, титулы, почитание для нас будут как дым; украшение платья, домов, карет, коней и прочее – как ничто или как мертвечина. Словом, все, что любят и почитают сыновья века сего, омерзеет нам. За обиды и бесчестия не будем мстить, оставим всякому, да и нам оставится; всякую неприятность, наносимую нам, удобно и великодушно претерпим, ведая, что это есть путь к горнему нашему отечеству; от всякого греха, как от смертоносного яда, уклонимся; всякую добродетель, и малейшую, более всякого сокровища мира сего почтим; Богу, а не людям угождать во всем будем. Так изыдем от мира, хотя и будем в мире, пока не отойдем от мира.

* * *

Уверься точно, что ты в этом мире странник, пришелец и в пленении находишься, а отечество твое и дом твой не здесь, но на небесах, и там наследие твое, сокровище твое, слава и честь уготована от Бога. Создан ты и святым Крещением обновлен, как и все, не для мира сего, не для чести, богатства, славы и прочих видимых благ, но для благ вечных, которых не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1Кор. 2, 9). Призван ты к вечной жизни (см.: 1Тим. 6, 12), зван на великую вечерю (Лк. 14, 16–23), где праведники не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их (Откр. 7, 16–17), – где они получат царство славы и венец красоты от руки Господа (Прем. 5, 16), где праведники воссияют, как солнце (см.: Мф. 13, 43), где слуги Господни будут есть и пить и веселиться (Ис. 65, 13–14), где увидят

Бога лицем к лицу (1Кор. 13, 12), увидят Его, как Он есть (1Ин. 3, 2), и прочее.

Уверься твердо, что будет непременно, по обещанию Божию, верным во Христе жизнь вечная и слава вечная. Что оттуда последует в тебе, как не непрестанное желание к получению вечных благ? Поверь, истину тебе говорю: то у тебя будет и на уме и мысли и сердце, там и все внимание твое будет, туда воздыхание и желание твое посылать будешь, по слову Христову: где сокровище твое, там будет и сердце твое (Мф. 6, 21; Лк. 12, 34).


Источник: Симфония по творениям свт. Тихона Задонского — М., «ДАРЪ», 2007. — 1328 с. ISBN 978-5-485-00154-4. «Симфония» по творениям святителя Тихона Задонского (1724– 1783) представляет собой выдержки из многочисленных сочинений святителя. Содержит высказывания, наставления и поучения по различным вопросам духовной жизни и нравственности. Сост. Т. Н. Терещенко

Комментарии для сайта Cackle