Азбука веры Православная библиотека иерей Вадим Коржевский Отблеск сущего. Православное учение о человеке
Распечатать

иерей Вадим Коржевский

Отблеск Сущего. Православное учение о человеке

Эта книга, изданная в 2013 году, является переизданием той, что выходила в 2004 году под названием «Пропедевтика аскетики» и представляет собой опыт изложения в систематизированной и сжатой форме основных положений православной святоотеческой психологии и антропологии, ориентированной на понимание внутренней духовно-душевной жизни человека. В первом издании она предназначалась главным образом тем, кто профессионально интересуется вопросами психологии и аскетики. Ее прежнее название ориентировало читателей на изучение аскетики. Но если первое издание адресовалось больше к научному сообществу, имея соответствующие вводные и заключительные главы, то второе обращено к более широкому кругу читателей, с опущением этих глав. В связи с этим изменилось и название книги. Уходя от полемики с современной наукой, автор хотел, чтобы его книга стала не столько научной сколько душеполезной. Данный труд будет полезен исследователям, работающим в области психологии, студентам духовных и светских учебных заведений, которым интересно узнать законы духовной и душевной жизни, но главным образом тем христианам, которые заботятся о своем спасении.

Содержание

Введение

Отдел I. Естественное состояние человека и его природы Глава 1. Создание человека 1.1. Состав человеческой природы 1.2. Богоподобие человека Глава 2. Природа первозданного человека 2.1. Тело 2.2. Душа 2.2.1. Свойства души 2.2.2. Природа души 2.2.3. Строение души 2.3. Связь души с телом и их взаимное влияние 2.4. Состояние составных частей и сил естества человеческого Глава 3. Значение и назначение человека Отдел II. Нижеестественное состояние человека Глава 1. Грехопадение человека 1.1. Падение 1.2. Следствия падения Глава 2. Природа падшего человека 2.1. Состояние падшего человеческого естества 2.2. Родовая жизнь падшего человека 2.2.1. Происхождение души 2.2.2. Адамово наследство 2.3. Состояние естества падшего человека в его составных частях 2.4. Состояние сил падшей человеческой души 2.4.1. Состояние познавательных сил Разум Рассудок Ощущение, воображение и память 2.4.2. Состояние чувствующих сил Духовные чувства Душевные чувства Низшие чувства 2.4.3. Состояние желательных сил Совесть Воля Чувственные пожелания Глава 3. «Ветхий человек» – его жизнь и развитие Отдел III. Сверхъестественное состояние человека Глава 1. Воссоздание человека 1.1. Воплощение 1.2. Условия спасения человека Глава 2. Природа обновленного человека 2.1. Подблагодатное состояние человеческой природы 2.2. Подблагодатное состояние естества человеческого в его составных частях 2.3. Подблагодатное состояние сил человеческой души 2.3.1. Состояние познавательных сил 2.3.2. Состояние чувствующих сил 2.3.3. Состояние желательных сил 2.4. Будущее состояние человеческой природы Глава 3. «Новый человек» – его жизнь и развитие  

 
Введение

Прекраснейшей и важнейшей из всех наук несомненно является самопознание.1

(Климент Александрийский)

Благослови, душа моя, Господа, и вся внутренность моя – имя святое Его (Пс. 102:1). Благослови, душа моя, Того, Кто в великолепие природы как во одежду облекся (Пс. 103:1–2). Вся видимая природа великолепием своим с ясностью проповедует бытие и мудрость своего Создателя, Который все премудро сотворил (Пс. 103:24)! Им сотворены как громадные, так и мельчайшие произведения: сотворил луну для указания времен, солнце знает свой запад (Пс. 103:19); основал землю на тверди ее: не поколеблется она во веки (Пс. 103:5); произрастил траву для скота, и зелень на пользу человека (Пс. 103:14). Все эти и многие другие создания имеют свои законы существования, открытие которых составляет славу для ума человеческого, видящего, что эта часть отрытого ничтожна в сравнении с тем, что еще не открыто, а что и не подлежит открытию из-за ограниченности его возможностей. Человеческий ум, создавший грандиозные сооружения и измеряющий пути планет в необъятном космическом пространстве, останавливается в недоумении пред ничтожной травкой, которая небрежно попирается ногами. Он не может объяснить удовлетворительно, в чем заключается жизнь и деятельность этой травки. Одна и та же вода, привлеченная ее корнем, иначе питает сам корень, иначе стебель, иначе листья, иначе плод. Как из одной и той же влаги в винограде составляется вино, а в маслине – масло? Как в одном и том же растении вода переходит в противоположные качества и может быть горькой в древесном соке и сладкой в плоде? Даже в вещах самых маловажных сокрыта великая премудрость! А кто сможет удовлетворительно объяснить движение звезд или обширность вселенной? Кто знает уставы неба (Иов. 38:33) и что значит солнечный луч или молния, исходящая от востока и являющаяся даже до запада (Мф. 24:27)? На чем утверждены основания земли (Иов. 38:6): на что опирается этот огромный и неудержимый груз, что за сила, поддерживающая ее, и как возможно повесить землю ни на чем (Иов. 26:7)? Где путь к жилищу света, и где место тьмы (Иов. 38:19)? Сходных вопросов можно предложить бесчисленное множество, и никогда рассуждающий о сих предметах ум человеческий не в силах будет постигнуть до конца сущности этих или подобных им явлений.

Но не только вопросы мироздания занимают человеческий ум. Часто люди задают себе и другие неразрешимые вопросы. Отчего один родится в богатстве и знатности, а другой – в нищете и в среде людей презираемых? Отчего иной умирает дряхлым старцем, иной – в цвете юношеского или мужеского возраста, а иной – кратковременным младенцем? Отчего один пользуется здравием и благополучием, а другой томится в болезнях и предается скорбям и бедствиям? Подобные вопросы однажды заняли ум египетского пустынножителя Антония. И когда он утомился от бесплодного размышления, последовал с неба глас к нему: «Антоний! Это – судьбы Божии. Исследование их душевредно. Себе внимай»!2 Вот слова, достойные глубокого нашего внимания. «Себе внимай, о человек! – восклицает некто взявший из этого случая урок. – Вступи в труд и исследование, существенно нужные для тебя, необходимые. Определи с точностью себя, твое отношение к Богу и ко всем частям громадного мироздания, тебе известного».3 Все усилия человека, прежде всего, должны быть направлены к познанию самого себя, ибо «если мы не вдумываемся в строение своего существа, то мы не знаем, кто мы и почему существуем».4

У древних наука самопознания пользовалась величайшим уважением. Изречение «познавай самого себя» было написано на вратах знаменитого в свое время Дельфийского храма. По высокому уважению к сему изречению верили, что оно вышло из уст какого-либо бога. Многие мудрецы имели его любимым правилом жизни. Правда, как утверждает св. Григорий Палама, языческие мудрецы украли это изречение из Священного Писания, вложив в нее иное содержание. А так как должно отвергать даже истинное слово, если оно исходит из лживых уст (Лук. 4:41), то поэтому «мы, слыша благочестивые речи от эллинов, их самих ни благочестивыми не считаем, ни к учителям не причисляем, потому что, хоть нам известно, что все это они взяли от нас… однако, присмотревшись, мы догадываемся, что они поняли все не в том же смысле».5

Святой апостол Павел заповедовал своему любимому ученику и преемнику постоянно вникать в себя (1Тим. 4:16). Что это означает? А то, что вникать мы должны не тому, что окружает нас или принадлежит нам, но единственно тому, что в нас. По слову св. Василия Великого: «Иное – мы сами; иное – принадлежащее нам, а иное – что около нас. Душа и ум – это мы, поколику сотворены по образу Создавшего; тело и приобретаемые посредством него ощущения – это наше; около же нас – имущества, искусства и прочие удобства жизни. Поэтому… не плоти внемли, не за плотскими благами гонись всеми мерами, то есть за здравием, красотой, наслаждением удовольствиями и долголетием; уважай не деньги, не славу, не владычество; не то почитай великим, что служит для временной жизни, и в попечение о сем не будь нерадив о преимущественной своей жизни. Но внемли себе, то есть душе своей».6 Следующий этому наставлению в процессе наблюдения за собой в конце концов восклицал в недоумении: «Кто я? Кажется: что ближе ко мне меня? Что мне известнее меня? Я постоянно с собой; по естественной необходимости я должен постоянно внимать себе; и я-то, берущийся узнавать далекое в глубинах земли и моря, в глубинах поднебесной и за сводами неба, прихожу в затруднение, в совершенное недоумение, не знаю, что отвечать мне, когда услышу вопрос: кто я и что я»?7

Кто я? Существо? Но я подвержен постоянным изменениям со дня зачатия своего и до смерти. Существо же не должно изменяться, ибо существовать может только то, что имеет и постоянно проявляет одинаковую и равную в себе силу жизни. «Я существую, скажи: что это значит? Иная часть меня самого уже прошла, иное я теперь, а иным буду, если только буду. Я не что-либо непременное, но ток мутной реки, который непрестанно протекает и не минуты не стоит на месте. Чем же из того, чем я был, есть и буду, назовешь меня? Что наиболее, по-твоему, составляет мое я? – Объясни мне сие; и смотри, чтобы теперь этот самый я, который стою пред тобой, не ушел от тебя. Никогда не перейдешь в другой раз по тому же току реки, по которому переходил ты прежде. Никогда не увидишь человека таким же, каким видел ты его прежде».8 Тогда что же я – явление? Но я же чувствую свое существование!… Возникшее недоумение устраняется лишь при свете Божественного Откровения, ясно показывающего, что человек есть отблеск Существа, заимствующий от этого Существа характер существа. Как в капле воды мы видим отражение солнца, хотя и не само солнце, которое остается там, на высоте недосягаемой, так и в природе человеческой отражается природа Божественная, начертывая в ней Свои свойства, хотя лишь в подобии.

Святые Отцы, вникая внутрь себя, главным образом интересовались природой человеческой и ее составом. «Прежде всего, – говорили они, – познай... кто ты? Как ты сотворен и составлен так, что вместе и образ ты Божий и сопряжен с худшим? Что привело тебя в движение? Какая открывается на тебе мудрость? Какая тайна естества? Как ты описан местом, а ум не отделяется, но, пребывая в том же месте, все обходит? Как глаз мал, и досягает до самых дальних расстояний? Какое разделение чувств, и как через них ум беседует со внешним и принимает в себя внешнее? Как восприемлет он образы вещей? Что такое сохранение воспринятого – память; что такое возобновление утратившегося – припоминание? Как слово есть порождение ума, и рождает слово в уме другого? Как словом передается мысль»?9

В течение тысячелетий род человеческий приступал к обсуждению этих вопросов, усиливался их разрешить и отступал от них, убеждаясь в их неразрешимости. Такая таинственность объясняется не столько самой природой человеческой, несущей в себе черты непостижимости своего Первообраза, сколько состоянием этой природы, поврежденной грехом. Поэтому «доколе я пребываю в падении моем, дотоле тайна-человек пребывает для меня неразъяснимой: извращенный, пораженный слепотой и ложью разум мой недостаточен для раскрытия ее. Не понимаю души моей, не понимаю тела моего; понятия, которые думаю иметь о них, оказываются, при рассмотрении неповерхностном и нелегкомысленном, очень недостаточными, по большей части ошибочными.10 «Состав мой как бы ничто пред Тобою (Пс. 38:6), – исповедуется Богу святой пророк Его, исповедуется от лица всех человеков. Тело мое не есть какая-либо неизменяемая, самостоятельная сущность: оно – странное соединение стихий по законам, мне неизвестным; оно – какое-то явление, явление непонятное, начинающееся рождением или зачатием, переходящее из состояния в состояние, кончающееся смертью. Как и когда оживился я существованием? Не помню и не знаю. Какая сила дает мне жизнь, вызывает меня в бытие из небытия? Какая сила развивает жизнь, младенца преобразует в отрока, отрока в юношу, юношу в мужа? Почему эта сила, развиваясь до некоторого времени, потом начинает оскудевать постепенно? Наконец, она оставляет тело, и тело рассыпается в прах. Какая связь между этой невидимой и непостижимой силой и видимым телом? Что – душа моя? Сущность души столько же непонятна мне, как и сущность тела. Очевидны силы, очевидны способности души: они удостоверяют в существовании ее. Собственный опыт показывает мне, что тело есть нижайшая часть существа моего, что оно, в высших силах и способностях своих есть только орудие души. Оказываюсь я, и по душе и по телу, неизвестным, непостижимым для меня самого».11

Особенно непостижимым является для человека его собственная душа. И хотя она «ближе всего к нам, однако же, познаний о душе у нас очень мало».12 Ее неисследимость объясняется тем, что «некий покров злой тьмы лежит на ней, скрывая ее от постижения и не давая ее умным очам увидеть собственную суть».13 Именно находясь в греховном состоянии, человек «не знает своей души и знать не может».14 Однако «у души, отгороженной от Бога покровом страстей и заключенной в тюрьме греховной тьмы, искусное ее многоценное устройство пребывает под тем покровом цельным, каким было создано, и ничего она не может сделать, чтобы высвободиться из под гнета, кроме как только мыслить и сравнивать, рассуждая, и помнить о светлой жизни, и кричать о помощи к сущему вне покрова тьмы Господу».15 Потому что только Он может объяснить ей удовлетворительно ее состав, ее назначение и правильную деятельность. Он даровал ей для этого Откровенное учение, которое может возвести ее к познаниям, недоступным для собственного ее постижения. В Богооткровенном учении открыто человеку значение и назначение его души. Хотя, конечно, приобретаемое при посредничестве Божественного Откровения познание о человеческой душе еще остается относительным: относительным к ограниченности постижения нашего, относительным к существенной нужде нашей в познании. Полное и совершенное знание имеет один, способный к полному и совершенному знанию всего, всесовершенный Бог. Но и этого знания достаточно для того, чтобы прийти к необходимому покаянию, врачующему греховную болезнь и ведущему к соединению с Источником своего существования.

* * *

1

Климент Александрийский. Педагог. Кн. III. Гл. 1. С. 213.

2

Св. Игнатий Брянчанинов. Отечник. § 195. М., 1993. С. 7.

3

Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 2. Аскетические опыты. М., 1989. С. 87.

4

Св. Василий Великий. Творения. Ч. 1. Шестоднев. Бес. 10.

5

Св. Григорий Палама. Триады. I. 1. § 11. М., 1996. – С. 19.

6

Св. Василий Великий. Творения. Ч. 4. Бес. 3. М., 1993. С. 34.

7

Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 2. Аскетические опыты. С. 88.

8

Св. Григорий Богослов. Творения. Т. 2. Сл. 10. М., 1994. С. 42.

9

Св. Григорий Богослов. Творения. Т. 1. Сл. 32. М., 1994. – С.477.

10

Св. Игнатий Брянчанинов. Слово о человеке. С-Пб., 1995. С. 8–9.

11

Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 5. Приношение современному монашеству. Плач инока. Статья 3-я. М., 1991. С. 449.

12

Св. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. Т. 1. Ч. 1. М., 1994. С. 256.

13

Преп. Макарий Египетский. Творения. Поучение XXVI. § 4. М. – Паломник. 2002. С. 593.

14

Св. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. Т. 1. Ч. 1. С. 256.

15

Преп. Макарий Египетский. Творения. Поуч. XXVI. § 5. С. 594.


Источник: Отблеск сущего : православное учение о человеке / иерей Вадим Коржевский. - Тюмень : Русская неделя, 2013. - 545, [9] с.

Комментарии для сайта Cackle