архиепископ Вениамин (Краснопевков-Румовский)

Новая Скрижаль

 Часть 2Часть 3Часть 4 

Часть третья

О хиротониях, основаниях храмов и освящении тех же храмов и антиминсов

Глава I. Чин поставления во чтеца и певца

§ 1. Хиротония

На поставление. На малых детей, по примеру древних праотцев, Сам Христос – Господь возлагал некогда Свои руки, исполненные благодати и даров, изливая на них богатство Своего благословения и подавая немощным надежду здравия. Равным образом и преемники Его Божественной власти и строители Таин, св. апостолы, как читаем в их Деяниях и посланиях, возлагали свои руки прежде на главы тех, которых после крещения желали сподобить нашествия Св. Духа, а потом и тех, которых для преподаяния христианам Св. Таин намеревались посвятить в служителей и отцев, – то есть возвести на степень диаконов, священников и епископов. Св. церковь наша всегда сохраняет сей священный обряд, и сверх того всякий день простирает руки на оглашенных, кающихся и бесноватых во свидетельство особенной любви своей к ним, дабы одних освободить от демонского мучительства и изъять от греха, других утвердить в возвращаемом им прежнем благосостоянии, а иных приобрести себе. Во всех сих случаях она подает свои руки в залог и знамение того, что, воззывая их к обещаемому усыновлению, она приемлет каждого из них в свое материнское лоно, привлекает к благочестию и объемлет своею любовию, как чад своих. Сие преемственное рукоположение, ведущее свое начало от Христа и апостолов, по двоякому образу его совершения получило у церковных писателей и толкователей св. правил и наименование двоякое: одно называется хиротониею (слово сие происходит от греческого χει'ρ рука и τείνω распростираю): это истинное рукоположение, посредством которого нарочито избранные посвящаются в алтаре для священнодействия истинного и таинственного Тела Христова, – т.е. диаконы, священники и епископы.

Хиротесия

Другое хиротесиею (от греческого χείρ рука и θέσις положение): это руковозложение или поставление, которое вне алтаря приемлют чтецы, иподиаконы и другие, производимые в некоторые посторонние должности, кроме священнодействия. Посредством хиротонии совершается самое таинство священства; а хиротесия есть только обряд и возводит людей в такое служение, которое не касается священнодействия: и потому хиротесия есть действие, некоторым образом постороннее и случайное, которое совершается и над кающимися и над немощными и т. п. Сие различие объясняет Симеон Солунский (в гл. 156) следующим образом: «две хиротесии, т.е. рукоположения: одно производится вне алтаря, при производстве в должности чтеца и иподиакона и некоторых других, например, экдика, иконома и проч. Другого же особенного рода хиротоний, совершаемых внутри алтаря, у подножия св. престола, только три, во образ Святой Троицы».

Различие хиротоний

О последних определенно говорит св. Дионисий: первая диакона, вторая пресвитера и третия епископа. Хотя все сии три хиротонии получают избранные только в алтаре и у того же св. престола, но во власти, вверяемой избранным, и в священнодействиях, ими производимых, они во многом между собою различны: одна хиротония выше и превосходнее другой. Св. Дионисий говорит (на стр. 93) о сем различии так: «священноначальнический (архиерейский) чин есть тот, который, будучи сам исполнен совершительной силы, по превосходству совершает и все совершительные действия священноначалия: он преподает познание священных таин независимо от других; он имеет власть учить подчиненных ему священнослужителей, соразмерно с их степенями, обязанностям священнодействия. Чин священников просвещает совершаемых и руководит их к созерцанию Божиих таин не иначе, как в зависимости от священноначальников и под управлением их божественного чина. Священнодействуя в зависимости от епископа, он хотя совершает и те же таинства, какие совершает священноначальник, но совершает их не своевольно, а как бы властию того чина, который сообщил ему таинство священства. Совершая таинства под священнейшими видами, он также творит приходящих к нему зрителями и причастниками Св. Таин; но если бы кто пожелал научиться познанию зримых ими священнодействий, то он препровождает таковых к священноначальнику. Чин служителей (диаконов) есть тот, который приготовляет приходящих к созерцанию и причастию Св. Таин; его обязанность: рассматривать приходящих прежде допущения их к священнодействиям пресвитеров, различать достойных от недостойных, очищать от всего, что несообразно с святостию места и недостойно участия в священнослужении – вообще приготовлять прихожан к таинству и делать их достойными священнодейственного созерцания и общения». И наконец, тот же писатель заключает: «чин священников имеет силу совершительную, и в самом деле совершает, – просветительную и действительно просвещающую; чин диаконов имеет силу очистительную и разделительную». Сообразно с изъяснением св. Дионисия объясняет различие тех же чинов или хиротоний и Симеон Солунский (в той же главе) с тою впрочем разницею, что он хиротонию архиерея называет просветительною, а хиротонию священника совершительною. Вот слова его: «первую степень хиротонии (чин диаконов) называет Дионисий степенью народослужительною, как степень служителя прихожан, зависящего от обоих первых чинов: ибо народослужитель, то есть диакон, ничего не может сделать в церкви без епископа или пресвитера. Вторую хиротонию (то есть хиротонию пресвитера) именует совершительною, потому что в ней преподается власть совершать таинства и другие священнодействия, но не все; так, например, священник не имеет власти совершать хиротоний, потому что не имеет благодати преподавать другим власть совершать таинства, равно как не имеет власти освящать миро и действовать в обязанностях просвещения, освящения и совершения ни от кого независимо, а священнодействует во всем под властию епископа. Но иерарх есть источник просвещения, потому что образует Отца светов, Его исполняется силою и Его властию совершает всякий чин, всякое таинство, всякое священнослужение. Он (иерарх) благодатию Христовою может и крестить, и освящать миро; он может совершать таинство священства и производить во диакона и священника; он имеет право установлять чтение и пение, устроять монашествующих, освящать храмы, возводить на степени священнослужения; совершать браки и может учреждать в своей пастве все, касающееся священнослужения; чрез него и от него, как от источника света, все совершается и освящается в церкви; почему епископ и называется «просветительным». Тот же Симеон Солунский (в гл. 30, о храме) говорит: «хиротонисуемые в алтаре разделяются на три чина: епископа, пресвитера и диакона. Просветительным источником духовного просвещения называется архиерей, как лице, преподающее свет божественный: ибо все как иереи, так и клирики, чрез него приемлют печать хиротонии; от него заимствуют свое освящение храмы, от него и все люди получают благодать крещения, миропомазания, оставления грехов (в покаянии) и причащения Тела и Крови Христовой: все это как от источника света, проистекает от благодати епископской. Пресвитер называется совершительным, как лице, имеющее только благодать совершать таинства, а не преподавать ее другим: он крещает и священнодействует, но не хиротонисует, то есть не рукополагает других к совершенно таинств, и не может других произвести в сан иерея или в иной сан, причастный священному чину. Диакон называется народослужительным, как лице, имеющее чин помощника служителя св. таинств и не могущее ничего делать без позволения иерея, что составляет личное свойство последнего ангельского чина». По сему различию степеней хиротонии диакон, пресвитер и епископ имеют различные священные одежды, из которых одни выше и превосходнее других. Симеон Солунский в той же главе пишет: «каждый из трех сих чинов и степеней священства облачается в приличные сану его священные одежды. Диакон облачается в одежду, образующую его ангельский чин; пресвитер имеет и то, что диакон, ибо он прежде благодати священства приял дар диаконского служения, имеет сверх сего и облачения, свойственные его совершительной благодати, которую являет эпитрахиль; а иерарх, имея все принадлежащее степени пресвитера, имеет сверх того омофор, который представляет образ воплощенного Сына Божия. По сей же причине, облачаясь в священные одежды, он первее всего облачается в стихарь или подризник». Поелику первое и меньшее из всех посвящений есть поставление чтеца и певца, то мы сначала и займемся объяснением этого чина; за сим будем объяснять и другие священные чины по степеням.

§ 2. Звание чтеца и певца

Имеяй быти свещеносец. Должность чтеца и певца состоит в том только, чтобы читать и петь в церкви; он кроме того носит свещу пред Евангелием и исполняет другие подобные сим обязанности как в церкви, так и в алтаре. Симеон Солунский (в гл. 169) говорит: «поставленный таким образом во чтеца, он со времени своего посвящения по повелению диаконов или иереев читает пред народом Писание, то есть священные словеса пророков и апостолов, стоя посреди храма, как и во время посвящения, и с непокрытой головою. Кроме того, входя в алтарь, как служитель алтаря, он возжигает свещи, подает иерею огонь, предшествует со свещею Святым Дарам, подает ему (иерею) просфоры, воду и теплоту, хранит в чистоте принадлежности храма, отправляет и другие службы и предначинает пение божественных песней, то есть канонархает; вообще он есть служитель божественных дел в храме; почему и должен исполнять свои обязанности с благоговением и знать, чему служит». Почему чтец и певец, приводимый к посвящению во все сии обязанности служения, называется одним именем свещеносца, как и в молитве о нем говорится: предходити свещеносца и проч.

§ 3. Чтец и певец посвящается чрез крестообразное пострижение

Таже постригает главу архиерей крестовидно. Образ крестовидного пострижения, творимого архиереем на чтеце и певце, описывает Симеон Солунский (в гл. 158) так: «совершаемый в должность чтеца и певца приводится к архиерею и три раза благословляется его рукою крестообразно. Потом он знаменуется; святитель постригает крестовидно власы его главы, произнося Божественное и страшное имя Пресвятой Троицы, совершающей все священное. И, во-первых, постригая власы его на верху главы, говорит: во имя Отца; постригая на челе, произносит: и Сына; постригая с правой стороны, глаголет: и Святаго Духа, и, наконец, довершая крест с левой стороны, присоединяет: всегда, ныне и присно и во веки веков».

Аминь при пострижении чтеца

«Все присутствующие при сем при каждом призывании имени Св. Троицы произносят: аминь, исповедуя и подтверждая слова, произносимые архиереем». Для чего на поставляемом чтеце и певце творит архиерей знамение креста? – Для чего бывает отъятие власов, а не другого чего-либо? – Что знаменует это отъятие? – Для чего оно крестовидное и для чего совершается во имя Троицы?

Крестовидное пострижение чтеца

Все это объясняет Симеон Солунский в той же главе: «отъятие власов знаменует посвящение: потому что власы суть отрасли и как бы цвет всего тела, и приносимые человеком Богу, они знаменуют начаток его всецелого пожертвования себя служению Божию. Крестообразно постригаются они в воспоминание Иисуса Христа, Который воплощением и распятием Своим на кресте освятил вселенную. – Во имя Всесвятой Троицы постригается потому, что триединый Бог есть Творец и Совершитель всего». – Постриженный таким образом чтец и певец в другой раз никогда уже не постригается архиереем, хотя и возводится после того на высшие степени священства.

§ 4. Короткий фелонь

Таже возлагает архиерей на него краткий фелонь. Возлагаемый здесь фелонь на чтеца и певца не та одежда, которую священники имеют во время совершения Св. Таин; но имеется для сего фелонь особливый, т.е. короткий, сшитый только на подобие фелоня иерейского. Симеон Солунский (в гл. 159) говорит: «освященный чрез пострижение приводится опять к епископу, – и целуя руки иерарха, приемлет от него благословенный фелонь (о самом слове: фелонь, см. 2 ч., гл. 6, §16), который есть начаток священных одежд, и надевает его на выю, в знамение того, что он приходит под ярем священства, и посвященный на служение Богу, вступает под кров Самого Бога». Почему фелонь чтеца и певца, кроме наружного своего вида, отличается от священнического и в смысле таинственном: первая есть начало, а последняя конец священства; первая означает посвящение в служение Богу и повиновение священству, а последняя есть совершение священства.

§ 5. Содержание молитвы при рукоположении

И молится сице: Господи Боже Вседержителю. Содержание (сей молитвы): Господи Боже Вседержителю объясняет Симеон Солунский (в той же 159 главе) следующим образом: «потом иерарх знаменует главу его трижды, и положив руку на печати (произведенной крестообразным пострижением), показует тем силу Божию, осеняющую его своим покровом; преподавая ему благодать сего божественного покровительства, он молится о том, чтобы Сам Господь Вседержитель освятил совершаемого, избранного Ему на служение». Поелику все поставление чтеца и певца, совершаемое крестообразным знамением, называется печатию, то и настоящая молитва по содержанию своему во всем имеет свойства молитвы просительной, но не восполняющей и совершающей, и чин этот не может иметь такой степени власти и значения, какие приобретают диаконы и священники, проручествуемые Божественною благодатию.

§ 6. Чтец и певец прочитывает при посвящении немного из Апостола

И мало прочтет Апостола, иже случится начало и конец. Чтецу и певцу, посвященному знамением крестообразного пострижения и молитвою архиерея утвержденному на степени своих обязанностей, повелевается прочитать посреди церкви часть Апостола, в знак того, что первая его обязанность есть обязанность читать Писание и петь на сем месте.

Держит лампаду

Потом архиерей подает ему лампаду, – и он становится с нею на обыкновенном месте, для того, чтобы всем присутствующим здесь ведомо было его поставление на степень свещеносца.

Глава II. Чин хиротонии иподиакона

§ 1. Степень и лета иподиакона

Степень и лета иподиакона объясняет Симеон Солунский (в гл. 161) следующим образом: «за степенью чтеца следует чин иподиакона, который составляет среднюю степень между степенями чтеца и диакона: эта степень выше степени чтецов и певцов, но ниже степени диакона; почему и называется чином иподиакона. Чтецы и певцы после своего посвящения могут вступать в брак; а иподиаконы уже не могут: они прежде посвящаются в должность чтецов, и потом уже, послужив с честию узаконенное время, удостоиваются рукоположения, возводящего на сию степень. Узаконенное время для посвящения двадцатый год жизни», а не моложе, потому что они должны быть производимы после вступления в брак.

Иподиакон производится вне алтаря

По свидетельству древних рукописных греческих чинопоследований, иподиаконы посвящаемы были некогда в диаконике близ стола, стоявшего со священными сосудами, и притом во время литургии, по совершении малого входа. Но сами же иподиаконы побудили изменить это обыкновение, – и оно изменено за несколько лет до взятия Цареграда. Побудительною причиною к сему изменению было то, что некоторые иподиаконы, посвященные в диаконике, начали почитать один диаконик собственным местом своего служения. За это у них с диаконами нередко происходили споры, для прекращения которых, а равно и для уничтожения высокоумия, патриарх Мануил Харитопула вновь учредил посвящать их не в диаконике, но вне его, – среди храма, на том же месте, где посвящаются и чтецы, и притом не во время литургии, но до ее начала. Это обстоятельство показывает, что и самое посвящение в иподиакона в древности без литургии не совершалось. Симеон Солунский (в гл. 162) описывает место и время иподиаконского посвящения следующим образом: «желающий принять руковозложение иподиакона приводится к архиерею в то время, когда он в священном облачении стоит пред царскими дверями, прежде начатия священной литургии».

§ 2. Иподиакон опоясуется орарем

И опоясует его. Причину, по которой иподиакон как во время своего посвящения, так и всегда опоясывается орарем, Симеон Солунский (в гл. 163) предлагает следующую: «потом опоясывает его орарем в знамение того, что он с настоящего времени смирением, целомудрием чресл своих и чистотою должен стяжать себе одежду чистоты духовной: – почему и не может уже после сего посвящения вступать в брак». Но может пребывать в супружестве, если он прежде сего вступил в него законным образом.

§ 3. Порядок иподиаконского рукоположения

Архиерей же, наложив свою руку. Налагать руку на иподиакона повелевают и самые Постановления апостольские, потому что в гл. 21-й, 8-й книги именно сказано: «когда епископ хочет поставить иподиакона, наложи на него руки. Впрочем, это положение епископской руки, совершаемое при посвящении иподиакона, не делает посвящение истинным таинством священства, но составляет один обряд; оно означает простую хиротесию или руковозложение, общее с тем, какое совершается над больными и над всякими вещами, освящаемыми благословением, но не хиротонию, то есть иподиакон приемлет не самое таинство священства. Поставляя его, епископ не произносит тех таинственных, божественных и священных слов (Божественная благодать и пр.), которые совершают таинство священства и возглашаются только во время посвящения диакона, пресвитера и епископа; но производит на степень иподиакона одним только наложением рук и произношением простой молитвы. Ученейший патриарх Тарасий, в первом заседании на седьмом соборе, различая хиротесию от хиротонии, считал первую одним церковным благословением. Когда на этом соборе предложен был ему вопрос: каковым он разумеет того, на которого положена была святительская рука, то есть хиротесия? – отвечал: «в знак благословения приемлется хиротесия, то есть наложение руки или прикосновение ею. – И возложение руки никаким образом невозможно почитать хиротониею».

§ 4. Обязанности иподиакона

Любити благолепие дому Твоего. Каким образом иподиакон должен любить и хранить благолепие дома или храма Божия, – это объясняет Симеон Солунский (в гл. 194), исчисляя обязанности его звания: «он хранит священные врата (царские двери), дабы не вошел в алтарь кто-либо из недостойных. Он прикасается к священным сосудам и располагает их в таком порядке, какого требует священнодействие, дабы священники во время приношения Даров имели все в готовности. После великого входа, когда некоторые сосуды или другие принадлежности священнодействия становятся излишними, священники передают их для сохранения иподиаконам: потому что никто из других низших чинов не может к ним прикасаться. Один иподиакон изводит оглашенных из храма, когда диакон говорит: оглашеннии, изыдите; а другой во время совершения литий (крестных ходов) предшествует с крестом. Иподиаконы содержат в чистоте свещники на Божественной трапезе, равно как и трисвещник алтарный и возжигают на них свечи; для сего они во всяком священнодействии, когда потребно служить архиерею, занимают место пред священными вратами позади диаконов и общники бывают Таинств». Неофит Родосский говорит: «обязанность иподиакона состоит в том, чтобы облачать епископа и священника, приготовлять предложение, чашу, дискос и вещество для таинства, содержать в чистоте священные покровы и читать Апостол». К порожним сосудам, носимым на проскомидии и на великом входе (то есть чаша, дискос и лжица), хотя они и священные, – не возбраняют эти писатели прикасаться иподиаконам, потому что 21-е правило собора Лаодикийского дозволяет иподиаконам прикасаться к священным сосудам, когда они бывают без употребления и без Святых Даров. Хотя и сказано в этом правиле: сосуд священных слуга (иподиакон) да не прикоснется; но в толковании на него значится: да не прикасаются слуги церковных владычних сосуд. Владычних, то есть, когда в них содержится Тело и Кровь Господа Владыки. В таком же случае и по той же причине они иначе именуются божественными сосудами. Но когда бывают без Святых Даров, тогда они называются не владычными и не божественными, но просто священными сосудами; тогда иподиаконы могут прикасаться к ним без нарушения соборного правила. Посему Властарь в изъяснение того же 21-го правила Лаодикийского собора (буква V, гл. 4) говорит: «прикасаться к порожним священным сосудам, приготовлять их к священнодействию и по окончании служения собирать, полагать на свое место в храме, хранить их, – всего более прилично иподиаконам: ибо в этом собственно и состоит их служение».

§ 5. Иподиакону дается лахань

И по молитве вдают иподиакону рукополагаемому лахань. Не все, но только некоторые знаки вышеизложенных обязанностей вручаются лицам, поставляемым на новую степень, такие, которые возбуждали бы дух новопоставленного к радостному принятию всех обязанностей своего звания, и потому, как чтецу и певцу из многих должностей своего звания повелевается исполнить обязанность чтения Апостола и потом держать лампаду, так иподиакону дается здесь одна лахань.

§ 6. Иподиакон возливает воду

Возливает архиерею воду на руки. Климент в Постановлениях апостольских (кн. 8, гл. 11) пишет: «один иподиакон да подает священникам воду для умовения рук, в образ чистоты душ, посвященных Богу».

Глава III. Чин хиротонии диакона

§ 1. Диакон посвящается после песни: достойно есть

По еже рещи архиерею: и да будут милости Великаго Бога. Диакон посвящается после песни: достойно есть яко воистину, по совершении всех поминовений и после того благословения, которое архиерей преподает народу в словах: и да будут милости Великаго Бога. Причину, по которой в это именно, а не в другое время литургии посвящается диакон, см. ниже (в гл. 6, в чине избрания архиерейского, §6 и во 2 части, в гл. 10, о литургии Преждеосвященных, §14).

§ 2. Диакон посвящается в алтаре и приемлется диаконами

И оставляют иподиакони имущаго хиротонисатися в царских вратех: приемлют же его два протодиакона и диакон. Что посвящение в сан иерархический, начиная с чина диаконского, должно происходить именно в алтаре, это явствует из творений св. Дионисия (гл. V), где он говорит: «диакон же, преклонив одно колено пред Божественным престолом, имеет на главе своей десницу посвящающего его священноначальника». И ниже: «приведение посвящаемого к Божественному престолу и преклонение пред ним колен означает то, что все, посвященные в сан священный, должны совершенно предать жизнь свою Началосовершителю Богу и всецело покорить Ему все силы духовной своей природы» и проч.

§ 3. Обходит трижды святой престол и целует углы его

И обходят святую трапезу. По древнему обыкновению св. церкви, священноначальники, намереваясь возносить молитвы о людях и кадить фимиамом св. трапезу, то есть святой престол, по словам пророка Давида (Пс.25), обходят жертвенник, – и, обходя жертвенник, по другому выражению того же пророка (Пс.26), приносят в селении Его жертву хваления и воскликновения. Посему некто, побужденный движением духа к исполнению сего обряда, в восторге своей ревности к сему благочестивому обычаю, сказал: Вниду первее во храм Божий, обыду жертвенник Божий, слезами омочу честнейшее подножие и не прежде изыду, как святые двери и святую оную трапезу облобызаю. Но для чего посвящаемый диакон исполняет ныне этот обряд, в изъяснение сего могут быть представлены различные причины. Если троекратное обхождение вокруг престола, производимое новопоставляемым диаконом под предводительством другого диакона не может не иметь таинственного значения, то не для того ли диакон совершает обряд сей, чтобы представить свидетельство беспрекословной своей готовности к служению? – Не для того ли, чтобы показать пред церковию готовность своего духа смотреть на все временное, как на тленное и скоропреходящее, и пребывать во едином Боге? – Не для того ли, чтобы явить усердие своего сердца, стремящегося к достижению совершенства, или выразить обет внимания к себе самому, к неоднократному испытанию своей совести пред Богом во всяком потребном случае? – Утверждать все это мы не осмеливаемся, не имея свидетельств церковных писателей. Есть готовое объяснение сего обряда, кроме показанных значений; изъяснение, в котором усматриваем, что посвящаемый покланяется святому престолу и, обходя, целует углы его для того, чтобы доказать, что он благоговейно чтит святость алтаря и престола, исповедует глубокое свое смирение и всегдашнюю готовность быть служителем дел священных и ожидает обращения на себя от престола Божия всей святости, приобретаемой усердным исполнением священных обязанностей; он обходит, дабы священнодействовать в селении Господнем, окружает престол, дабы слышать глас хвалы и войти в жертвенник Бога, обновляющего юность его. Этот обряд совершается как по всем вышеприведенным причинам, так и по другим, которые кратко изъясняет Симеон Солунский (в гл. 169): «Новопоставляемый, поддерживаемый диаконами и сопровождаемый ликом других служителей, возгласно поющих песни: Святии мученицы и – слава Тебе, Христе Боже, трижды обходит жертвенник, трижды покланяется у трапезы (по одному разу при каждом обходе), как бы Самому Христу, сидящему на престоле Божием и предлежащему на нем во Св. Тайнах. Окружает престол трижды в честь Св. Троицы. Его придерживают диаконы, потому что он возводится в их чин. Песнь, прославляющая подвиги мучеников, поется потому, что и приводимый страдальческими подвигами стяжал благочестие, соблюл веру, сохранил чистоту, за что и венчается саном. Посему-то св. церковь призывает мучеников в союз с своим ликом и их молитвенным ходатайством испрашивает обильного излияния на нас милости Божией. Светло и праведно славословит она при сем случае и Христа, как верховного Начальника священнослужения, как радование апостолов и мучеников: потому что Он – Началовождь и Виновник победы и венцев; Он умер за нас и превознесен, дабы победить врагов нашего спасения; также прилично исповедуется здесь и единосущие Св. Троицы. Если и всякое священнодействие, то тем паче посвящение мужа в сан священнослужителя горних таин действительно составляет истинное веселие и радость ликов, празднующих на небе».

§ 4. Целует руку и колено архиерея

Целует и архиерейскую руку и колено. Посвящаемый диакон, целуя архиерейскую руку и колено, то есть священную одежду на колене, доказывает этим, что он смиренно чтит достоинство архиерея и исповедует, что вся власть, которую приемлет он от Самого Бога, нисходит на него чрез посредство архиерея.

§ 5. Приклоняет колено

И приклонив едино колено десное. В изъяснение обряда поставления чтеца и певца (смотри выше гл. 1, §1) показано, что три степени священноначальников, то есть степень диакона, священника и епископа; епископ имеет благодатную силу преподавать, совершать и очищать: священник – совершать и очищать, а диакон – только очищать или служить. Посему, тогда как посвящаемые в две первые степени для получения многообразных и высших благодатных даров приклоняют оба колена, диаконы, приемлющие низший и единственный дар, при поставлении на служение Богу и престолу, приклоняют только одно колено десное. Св. Дионисий (на стр. 97) говорит: «Диакон, приклонив одно колено пред Божественным престолом, имеет на главе своей десницу посвящающего его священноначальника». Причину сего обряда присоединяет толкователь Дионисия, Пахимер: «диакон, как имеющий одну очистительную силу, приклоняет и одно колено». Такую же причину приводит Симеон Солунский (в гл. 169) несколько обстоятельнее: «диакон приклоняет одно колено, показывая вместе и покорность и освящение: потому что он приводится принять один только дар священного служения, – то есть дар служить при таинствах, призывать и приглашать к ним: ибо он только приводит, возвещает о совершении таинств и приглашает к ним прийти, но не совершает; он говорит: Благослови, но не благословляет; напоминает: Господу помолимся, но не молится; говорит: премудрость и – вонмем, но не подает совершенства. Посему, как лице служащее, а не совершающее, он приклоняет и колено только одно. Потому что поставляется служителем одного Божественного служения».

§ 6. Руки и чело прилагают к престолу

Полагает длани крестовидно на святую трапезу, приложив же и чело между рук к святей трапезе. Для чего диакон, припадая, полагает длани на святую трапезу, это объясняет св. Дионисий (стр. 99): «приведение к Божественному престолу и коленопреклонение знаменует то, что все возведенные в сан священный должны подчинять свою жизнь священноначальнику Богу, приносить Ему свою разумную, богоподобную душу, посвященную Его служению, и сколько возможно, хранить ее чистою и достойною того богоначального и всечистого святилища и престола, который священнолепно освящает самые боговидные умы». И еще (стр. 105): «коленопреклонение означает благоговейное повержение приходящего и священноприносящего себя самого Богу». В особенности же об обряде – прилагать чело к трапезе некто пишет: «рукополагаемые прилагают чело к святому престолу для того, дабы показать, что они приемлют чрез это силу, безопасность и дерзновение, и не постыдятся божественных дел. Ибо на челе проявляются знаки стыдливости; посему кто челом прилагается к святому престолу, тот показывает этим, что обещается отвращать от себя порочное чувство почитать стыдом священные дела и служения, совершаемые у престола». Симеон Солунский (в гл. 169) говорит: «приклоняет колено и прилагает главу (чело) к священной трапезе: потому что эта трапеза знаменует Христа, – главу всех, а миро на ней есть знамение благодати Всесвятого Духа; – Таинства же, то есть Сам Иисус Христос, предлежат в это время на трапезе непокровенны: потому что он приводится служить Иисусу, принесенному за нас в жертву; на трапезе же, как бы во гробе Христовом, находятся слова Его; под нею мощи мучеников, которых и песнь призвана к защищению рукополагаемого; – так как и приводимый есть страдалец, потому что произвольно вел жизнь благочестивую и чистую. И когда он приложит чело к трапезе, тогда, призывая себе в милость и обиталище Иисуса со Отцем и Св. Духом, приемлет на главу архиерейскую руку».

§ 7. Посвящается знамением креста

И благословляет по его главе трищи. Поелику без крестного знамения ничто не может быть святым и никакое освящение не достигает своей цели или совершенства: то всякому посвящению в сан священный усвоено знамение креста до такой степени, что составляет как бы его собственность; – так что даже самый низший чин, то есть чтец и певец, поставляется на свое служение, – как показано выше в своем месте, – одною только печатию, то есть одним знамением креста, совершаемым в пострижении. Посему и для прочих степеней священства знамение креста почитается до того необходимым, что его силою они собственно и совершаются, равно как им совершаются и как бы запечатлеваются все прочие таинства. Св. Дионисий (стр. 100) говорит: «крестообразная печать есть знамение умерщвления всех плотских похотений, – знамение богоподобной жизни людей, кои неуклонно взирают на подвижническую и божественнейшую жизнь Иисуса, проведшего ее с богоначальным безгрешием до креста и смерти, и, подражая жизни Христа Спасителя, живут так, как жил Великий Крестоносец, усвояющий Себе рукополагаемого и знаменующий его крестовидным образом Своей безгрешности». Другой смысл дает некто сему обряду в следующих словах: «поелику крест Христов есть источник всех благословений и всех даров: и святая церковь, сообщая и то и другое (то есть как благословение, так и дар) посвящаемым, молится о том, чтобы Сам Господь благословил, освятил и возвел избранных в сан священный». Пространнее смотри о сем в 1-й ч., гл. 11, §16.

§ 8. Чрез возложение руки

Возложив руку на главу его. Святая церковь с самых первых времен своего существования посвящала диаконов чрез возложение рук апостольских. Тем же священным обрядом, установленным на всех почти соборах, прославленным св. отцами и часто воспоминаемым у священных писателей, она не оставляет посвящать их и доныне. Ибо возложение архиерейских рук на главах диаконов, пресвитеров и епископов есть как бы корень и начало всего посвящения. Это рукоположение не есть обряд посторонний, дополняющий или служащий, но он составляет внутреннее, необходимое и существенное вещество таинства, или вещественный знак, посредством которого посвящали некогда сами апостолы диаконов, пресвитеров и епископов, как читаем в Деяниях и в посланиях их, – без которого равно и ныне преемники их власти, архиереи, не могут возвести ни одного на высшие священноначальнические церковные степени. Истина сия, принятая у весьма многих, хотя доказана уже самыми основательными доводами и свидетельствами мужей ученейших, однако и мы не почитаем излишним предложить здесь к утверждению ее доказательства: одно из чиноположения сего таинства, а другое от греческого слова: хиротония. С какой стороны ни стали бы мы рассматривать чиноположение о сем таинстве относительно его обрядовой стороны, оно не представляет никакого другого вещества или вещественного знака таинства священства кроме одного возложения рук, о котором сказано выше.

По посвящении даются – диакону рипида, а священнику Служебник

Хотя после посвящения и даются – диакону рипида, а священнику – книга Служебник, но эти вещи никаким образом не могут быть сочтены веществом самого таинства священства. Ибо они даются не с начала и не в середине посвящения, но уже по совершении всего таинства; и не во все время посвящения бывают в действии, но употребляются ими только в последующей части священнодействия. И потому рипида и Служебник суть вещи, потребные только для священнодействия; они даются при посвящении, как прибавления к основанию, они составляют продолжение священнослужения и служат простым объяснением всей преподанной им власти, или первым опытом их служения. Слово хиротония, которое означает посвящение диаконское, священническое и епископское, доказывает и заключает в себе то же самое. Ибо основанием и совершением чтеца и певца служит печать, поставление иподиакона производится хиротесиею; и потому сии действия, то есть печать и хиротесия, суть только действия обрядовые, как бы сопутники испрашиваемого благословения, в которых содержится одно простое моление, ни с чем не соединенное. Но хиротония или рукоположение, о котором идет речь, есть видимый знак самого таинства, совершающий таинство, или приводящий его в действие и исполнение. Соединенные с этим обрядом действия таинственные слова: Божественная благодать и прочее составляют сущность таинства, и все они объясняют силу именно этого знака (рукоположения). Из этого следует прямое заключение, что возложение рук при посвящении составляет необходимое вещество и существенное основание таинства, как существенно необходимы и самые вышеприведенные слова, – по разумению всех писателей. Если под именем руки или десницы Божией в Священном Писании нередко разумеется власть и сила Божия, – говорится, например, десница Господня сотвори силу, десница Господня вознесе мя и проч., то и возложение руки архиерейской, то есть хиротония, в архиерее, совершающем посвящение во имя Божие, должно означать не иное что, как дарование Божественной власти и силы. Посему возложением святительской руки в таинстве священства, в котором снисходит исполнение Святого Духа, преподается высочайшая власть совершать Божественные Тайны. Отсюда во 2 Послании к Тимофею (2Тим.1) говорится: еяже ради вины воспоминаю тебе возгревати дар Божий, живущий в тебе возложением руку моею. Такое понятие объясняется и словом: проручествует (προχειρίζεται), то есть руками возводит, или руковозводит. Ибо в то же время, когда архиерей возлагает руки, он произносит и то, что Божественная благодать проручествует, то есть, что она, имея посвящаемого под руками, производит его посредством этих рук во священство. Сверх того, посвящение диакона и священника в ектении, тогда же читаемой, именуется делом рук епископа, как бы это посвящение было собственным его плодом и его действием. Ибо как человек ничего не делает без рук, так и достоинство и власть архиерейская без возложения рук не может производить своего дела, то есть посвящения служителей. И потому Симеон Солунский в той же главе сказал: «как в начале создали нас руки Божии, так и ныне рука служит к воссозданию человеков».

§ 9. Благодать имеет три значения

Божественная благодать. Слово благодать имеет здесь три значения; во-первых, оно означает Самого Бога, подателя благодати, в каком смысле употребляет сие слово и апостол Павел (1Кор.15): но паче всех их потрудихся, не аз же, но благодать Божия, яже со мною. То есть апостолу Павлу к добрым подвигам и к большим пред прочими апостолами трудам подавал помощь Сам Бог, как первый виновник всех святых дел. Во-вторых, та же благодать означает избрание Божие, которое призывает и вводит человека на высшую степень. Таковое избрание Божие объясняет тот же апостол Павел (Рим.8:28-29): вемы, яко любящим Бога вся споспешествуют во благое, сущим по предъуведению званным: ихже бо предъуведе, тех и предустави и прочее. И в другом месте (2Тим.1): спостражди благовествованию Христову по силе Бога, спасшаго нас и призвавшаго званием святым, не по делом нашим, но по Своему благоволению и благодати, данней нам о Христе Иисусе. И, в-третьих, наконец, слово благодать всякий частный дар Божий, приобретаемый посредством таинств. Например: дар взаимного хранения супружеской верности и тщательного воспитания детей в таинстве брака; дар спасения души и освящения ее в таинстве причащения и проч. Узнав таким образом эти три значения слова «благодать», предлагающим вопрос: какой смысл содержится в словах: Божественная благодать проручествует? – должно отвечать, что под именем благодати при настоящем посвящении разумеется, во-первых, Сам Бог. Об этом свидетельствует Симеон Солунский (в гл. 169): «архиерей возглашает Божественная благодать, свидетельствуя тем присутствие общего дара Святой Троицы и призывая Ее на рукополагаемого». То есть, дабы Сам Бог был признан верховным совершителем сего таинства, для сего должно знать, что сей дар (священства) ниспосылается от трех Лиц, Отца и Сына и Святого Духа, производящих всякое внешнее действие нераздельно; почему Святая Троица призывается в сие время трикратным знамением креста и для обильнейшего снисшествия благодати Святого Духа на посвящаемого – к той же Троице святая церковь три раза возносит моление: Кирие, елеисон и Господи, помилуй. Посвященный сею Божественною благодатию, иерей в это самое время приемлет власть и силу совершать все таинства, как и самое то священнодействие, на котором посвящается. Потом под именем благодати разумеется божественное избрание, призвание Божие в достоинство и должность и самое возведение Богом на высшую степень священства. Св. Дионисий (стр. 100) рассуждает о сем так: «священноначальник только передает священное возглашение должностей и посвящаемых, тогда как эти слова его устами говорит само таинство; потому что боголюбивый священносовершитель есть только истолкователь богоначального избрания; не сам он своею благодатию возводит посвящаемых в сан священный; его руководит Сам Бог во всех священноначальнических освящениях. Следовательно и божественный священноначальник не сам от себя должен возлагать на людей священные чины, но движимый Богом раздавать их священноначальническим и небесным образом». Подобным образом объясняет сие и Пахимер: «Боголюбивый священносовершитель, епископ, провозглашает одно божественное избрание. Ибо он избрал посвящаемого не по человеческому пристрастно, но был воздвигнут к сему Самим Богом. Сие-то и означает его провозглашение, – то есть это не что иное, как объявление совета Божия». Судя по сему третьему значению слов: Божественная благодать, достойны порицания те служители церкви, которые, быв избраны не по благодати Божией, но по проискам человеческим, оказываются недостойными воспринятого ими звания. Св. Григорий Назианзин в похвальном слове Василию Великому, описывая его подвиги и добродетели, свидетельствует о нем таким образом: «прежде всего он старается показать и доказать всем, что сообщенный ему дар не есть дело человеческое, но дар благословения Божия». Сверх того, под тем же словом благодать должно разуметь и власть посвящающего архиерея, восприятую от Бога. Ибо хотя в самом возглашении архиерей по-видимому вовсе скрывает свое служение, но в последующей, тайно произносимой молитве, он исповедует, что диакон приемлет посвящение и от него: Егоже благоволил еси проручествоватися от мене. Из чего, без сомнения, не может быть сказано или выведено ничего другого, как то, что если есть что-либо в архиерее посредствующее в деле посвящения, то сила той же Божественной благодати, которою действует власть архиерейская, как бы по необходимости сообщая рукополагаемому свое действие. Это действие есть существенная благодать, есть священная и божественная сила, воспринятая архиереем в деле посвящения. От сего уже орудия Божественной благодати, как от своего первообраза, вполне и совершенно получают силу благодатного освящения новорукополагаемые – диакон, пресвитер или епископ. – Впрочем все совершение таинства предварительно проистекает от единого Бога: истину сию исповедует пред Богом и сам архиерей в последней и возгласно глаголемой молитве: не бо в наложении рук моих, но в посещении богатых Твоих щедрот, дается благодать достойным Тебе.

§ 10. Благодать производит в посвящаемом два действия

Всегда немощная врачующи. В Евангелии читаем, что Христос многократно возлагал на человеков руки. Цель этого действия, более всего употребляемого, двоякая: а) возвратить немощствующим здравие и крепость телесную, и б) даровать благословение отрокам к приобретению и развитию душевных способностей. В доказательство первого действия Евангелие представляет бесчисленные примеры; касательно последнего известно из слов евангелистов Луки (Лк.18) и Матфея (Мф.19), что тогда приведоша к Нему дети, да руце возложит на них и помолится: и возложь на них руце, отыде оттуду. Почему и в молитве: Божественная благодать, как всегда немощных врачующая, есть и оскудевающих восполняющая, так и действительно усовершает всякого, каковой бы кто не находил ущерб в теле или недостаток в душе, если только он приемлет благодать с верою. Относя эту благодать особенно к действию настоящего посвящения, Симеон Солунский (в гл. 169) объясняет таким образом: «и присоединяет архиерей: всегда немощная врачующи: ибо мы убоги и весьма немощны, особенно к таковым делам Божиим, посему и врачевство для нас немощных – в источнике этой Божественной благодати: она подает силу. И оскудевающая восполняющи, – говорит далее, ибо мы не в себе обрели возможность и силы к совершению священнодействий, но благодать Божия укрепляет нас; она подает нам все, что мы имеем; она восполняет и то, чего недостает в нас».

§ 11. Проручествует

Проручествует. Симеон Солунский (в той же гл.) объясняет: «проручествует, то есть руковозводит, поставляет и делает совершенным. Вместе с сим словом даруется и благодать: потому что нет времени благопотребнее сего для всемогущей и самосовершающей силы благодати Божией». То есть, когда пред лицем церкви возглашается: Божественная благодать проручествует, тогда эта благодать посредством рук архиерея, как ее служителя, всесовершенно возводит проручествуемого на степень священства: тогда Сам Бог, как первоначальный податель всех благ, истощает на него все таинство священства и всю власть, принадлежащую сему таинству.

§ 12. Возглашается имя посвящаемого

Имя рек. В то же время иерарх возглашает имя проручествуемого, дабы не было никакого сомнения в посвящении его. Симеон Солунский (в той же 169 гл.) пишет: «рукополагающий архиерей произносит и самое имя посвящаемого, да напишется оно горе, да будет знаемо как ангелам, так и человекам, так как поставляется Божий служитель». Когда св. Дионисий исчисляет все действия, потребные при посвящении, он присоединяет к числу их и возглашение имени, как действие, потребное при посвящении; и потому (на стр. 97) говорит: «на каждом из них посвящающий священноначальник полагает знамение крестообразной печати, над каждым бывает священное возглашение имени, а потом – и совершительное лобзание». Сии же слова объясняет Пахимер: «три степени священства, т.е. диакон, пресвитер и епископ, имеют при посвящении своем нечто общее: именно, посвящение пред престолом Божиим, крестообразную печать, возглашение имени и совершительное лобзание».

§ 13. Посвящаемый диакон возглашается иподиаконом

Благоговейнейшаго иподиакона. Сими словами чествуется не одно имя, но и прежний чин проручествуемого. Симеон Солунский (в той же 169 главе) говорит: «архиерей чествует и первый дар, как дар бывшего служителя Божия, как человека, имевшего уже дар Божий и действовавшего во Христе». Сверх сего слова: благоговейнейшаго иподиакона, обязывают нас наблюдать и последовательность чинов, – то есть наблюдать то, чтобы на степень диакона возводим был тот, кто, быв предварительно удостоен чина иподиаконского, доказал в нем свою непорочность и явил заслуги, достойные высших степеней священнослужения.

§ 14. Приемлет окончательное посвящение

Во диакона. При сем слове, – во диакона, – посвящаемый совершенно и окончательно становится диаконом. Симеон Солунский (в той же главе 169) говорит: «когда хиротонисующий произнес слово: во диакона, тогда он сообщил благодать диаконства хиротонисуемому; в слове иерарха рукополагаемый принял диаконское достоинство. Слово иерарха в сем случае есть действительное выражение глагола Всесвятого и Божественного Духа: потому что он, как человек произносит, и вместе с тем, как иерарх, глаголет со благодатию; он благодать призвал, – благодать здесь и действует».

§ 15. Моление о диаконе

Помолимся убо о нем. По окончании последнего слова посвящения архиерей призывает и церковь к молению не для того, чтобы совершилась на нем печать диаконской степени, которая совершена на нем прежде сего; но чтобы получить силу таинства, то есть, чтобы снабженный небесным даром он мог приобресть дар божественного величия и подать другим пример доброго своего жития. Симеон Солунский (в той же главе 169) говорит: «присоединяя: помолимся убо о нем, иерарх призывает благодать Божию и вместе свидетельствует, что он, действуя тою же благодатию, призывает всю церковь в участие производимого им действия и в молитвенную помощь как себе самому, так и хиротонисуемому. Ибо если апостол Петр имел церковь спомощницею в своих молитвах (Деян.1:24), то тем паче иерарх имеет потребность в молитвенной помощи церкви. Затем, не слагая руки с посвящаемого, он произносит следующую молитву, в которой умоляет прийти на посвящаемого благодати священного служения, да укрепит его в предстоящих подвигах по примеру первомученика Стефана, да будет усердным домостроителем спасения в своем служении», и проч.

§ 16. Ектения при посвящении

Протодиакон же читает мирныя тихим гласом, то есть сколько возможно слышать стоящим около престола. Эту ектению должны читать диаконы, как потому, что они предстоят архиерею, так и потому, что они имеют принять посвящаемого диакона в свое сообщество. В ектении сей бывает моление не только об архиерее и о проручествуемом диаконе, но и о многих других лицах. Симеон Солунский (в той же главе) изъясняет: «тогда в минуты наития Св. Духа бывает моление о всех верных. Во время наития благодати должно молиться о всех и поминать их: потому что дар Св. Духа нисходит тогда на всех в обильной мере. В это время и самому хиротонисуемому потребно молиться о всех как можно усерднее и теплее: ибо от отцев познаем, что все, о чем просит в это время хиротонисуемый, приемлет от Бога, как молитвенник освящаемый и приемлющий благодать. Почему и я неоднократно просил хиротонисуемых, когда они посвящались, молиться обо мне и помянуть меня, чтобы Господь меня помиловал».

§ 17. Знаменует три раза крестным знамением

Таже благословляет его архиерей по главе трищи. Хиротонисуемый диакон или священник знаменуется от архиерея три раза и по трижды: в первый раз пред возгласом: Божественная благодать, во второй раз после сего возглашения, и в третий – по окончании молитв. Все сии три благословения описывает Симеон Солунский (в гл. 175): «смотри, – везде Св. Троица и проповедуется нами, и действует в нас, и совершает Божественные Дары. Ибо в первый раз архиерей трижды осеняет знамением креста посвящаемого тотчас, как приведут его; – и это есть начало посвящения и хиротонии. Потом во второй раз опять знаменует его трижды, – после призвания на него Божественной благодати, действуя крестообразно на главе его: это средина совершения таинства и знамение дара Св. Троицы, почему все и поют в это время троекратное: Господи, помилуй. – И в третий раз уже после молитв опять осеняет его знамением креста трижды в знак того, что совершил над ним таинство и всесовершенно посвятил его Божественною силою».

§ 18. Поднимается

Таже воздвигнут его. Долго держал диакон чело свое приложенным к престолу: потому что престол, по выражению Симеона Солунского (в главе 197), есть «сокровищница благодатных Даров». Теперь архиерей воздвигает, то есть поднимает его, как уже посвященного, в знак того, что, как говорит тот же Симеон Солунский (в гл. 172): «возвел посвященного с низшей на высшую степень, восстановил лежащего на земле, возвысил его смиренного и уничиженного». И в другом месте (в главе 179): «посвященного он поднимает от святого престола, показуя тем божественное восхождение его с низших степеней на степень высшего Божественного служения».

§ 19. Возлагает орарь на левое плечо

И взем орарий возлагает на левое рамо. Рукоположенному диакону архиерей сам подает и священные одежды, приличные его званию; – и во-первых, возлагает на него орарий не на правое, но на левое рамо. Симеон Солунский (в главе 162) говорит: «затем возлагает на него священные одежды, приличные степени. Ибо он поставлен не для того, чтобы заключать врата (церковные), и не для того, чтобы возжигать светильники, выводить оглашенных, но для служения таинствам, пред которыми трепещут ангелы. Для сего, получив ангельский чин, рукоположенный облачается орарем, который, вися на раменах, образует крила ангелов и на котором написана трисвятая песнь ангельская. Орарь возлагается на левое рамо: потому что диакон занимает низшую степень священного сана и имеет одну обязанность священнослужения, – обязанность служителя. А когда он посвящается во пресвитера, тогда орарь с левого рама простирается и на правое: потому что пресвитер принимает сугубую благодать – и служить и совершать таинства». Впрочем орарь возлагается диакону на левое рамо и для того, чтобы он, имея его на одном левом раме, имел свободными правое рамо и правую руку для исполнения обязанностей своего служения (об ораре пространнее сказано во 2-й части, в главе 6, §8).

§ 20. Аксиос

Глаголя велегласно аксиос. Многие сказания древних писателей уверяют, что клир и весь народ, произнося сие слово: аксиос, то есть достоин, при посвящении епископов, пресвитеров, а иногда и диаконов, выражали этим свое свидетельство о непорочной их жизни и добрых нравах. В начале Климент от имени Апостолов (Постанов, апостольск. кн. 8, гл. IV) установил закон требовать таковое свидетельство особенно при посвящении епископов. Вот слова его: «первенствующий епископ должен вопросить священников и народ: он ли есть тот, которого желают они иметь своим начальником? – И когда они укажут именно на него, тогда он опять должен спросить их: все ли могут засвидетельствовать, что он достоин сего великого и знаменитого начальства? Исполнил ли он прямые обязанности благочестия в отношении к Богу? Сохранил ли обязанности свои в отношении к людям? Хорошо ли управлял своим домом и делами, касающимися благоустройства семейного? Честно ли он препровождал жизнь свою? – Когда все объявят одобрение не по пристрастию, а по истине, как пред лицем присутствующего здесь небесного судии – Бога, Христа, Духа Святого, служебных духов и всех святых: тогда должно вопросить всех в третий раз: достоин ли он по истине сего служения, да во устех двою или триех свидетелей станет всяк глагол. Когда и в третий раз все признают его достойным, он должен потребовать изустное их на то согласие и благосклонно выслушать их объявления. Потом должно водвориться молчание, и первенствующий епископ вместе с двумя другими, став пред престолом, должен читать молитву к Богу, прочие епископы и пресвитеры в это время молятся в тайне, а диаконы держат раскрытое Евангелие на главе хиротонисуемого». – Так пред избранием св. Евтихия во епископа цареградского весь народ единодушно взывал: достоин, достоин. Равным образом, когда св. Даниил Столпник был посвящаем во пресвитера: тогда все множество народа также восклицало: аксиос (смотри об этом в житиях их). Отсюда некоторые вывели заключение, что таковое же всенародное свидетельство требовалось и при посвящении диаконов. Но Вальсамон, в изъяснении 36-го апостольского правила, говорит: «знаем, рукоположение принимают и диаконы; но мы не слыхали и не можем утверждать того, чтобы в избрании их участвовал народ, как участвует и ныне при избрании епископов, а некогда и священников, по предписанию 13-го правила собора Лаодикийского». – И так, когда при посвящении диакона бывает восклицание: аксиос, оно не относится к свидетельству о нем народа, но служит знаком к подтверждению или объяснению архиерейского священнодействия и диаконского посвящения. И потому, когда архиерей, находясь в алтаре, объявляет диакона достойным: тогда принимается он и клиром, – его достоинство подтверждается как бы гласом всего народа. Симеон Солунский (гл. 181) говорит: «одеянного таким образом диакона архиерей провозглашает достойным (аксиос), молясь в то же время Богу, да сотворит его достойным принятого сана, и исповедуя пред всеми, что он нашел его достойным степени. Это возлагает на приемлющего долг смирения: ибо кто может быть достойным священного сана? Подражая архиерею, аксиос поют все как в алтаре, так и вне его».

§ 21. После посвящения дается диакону рипида

Таже дается рипида. Диакону дается рипида не потому, чтобы она составляла существенное действие посвящения; но в знамение того, что новопосвященный диакон начинает исполнять обязанности принятого им звания. Существенное же действие посвящения состоит собственно в возложении рук. Подробное объяснение сего показано выше (§8).

§ 22. Целует архиерея в плечо

И целует архиерея в рамо. Чтец и певец, после поставления своего, приемлют от архиерея лампаду; рукополагаемый иподиакон целует у архиерея руку, как упоминается в чине их поставления; но диакон, как ближайший к архиерею и почетнейший чтеца, певца и иподиакона, по принятии рипиды, целует архиерея в рамо, в знамение совершения своего поставления и окончания всего священного сего чиноположения.

§ 23. Держит рипиду над Св. Дарами

И поставляется у престола стрещи святая. Диакон поставляется у престола стрещи святая (то есть охранять Св. Дары) с данною ему рипидою, которую и держит над Св. Дарами до времени возвышения Даров (то есть до возгласа: святая святым). Совершив это служение, он поставляет рипиду на восточной стороне алтаря, потому что наступает время причащения.

§ 24. Причащается прежде прочих диаконов

Новопосвященный диакон на этой литургии причащается прежде других диаконов. Симеон Солунский (в главе 181) говорит: «после причащения иерарха и иереев, новопосвященный диакон, приступив с благоговением, прежде всякого иного диакона, принимает Божественный хлеб от иерарха в руку, как обыкновенно причащаются диаконы, и из чаши вкушая устами, причащается прежде других (диаконов); предпочтения пред другими новопосвященный удостоивается за то, что в нем совершилось обновление Божественной благодати». Непосредственно за тем он семь дней сряду служит литургию с иереем не только для научения в обязанностях своего служения, но и для другой таинственной цели. Симеон Солунский (в гл. 176) говорит: «семь дней сряду новопосвященный диакон с иереем литургисует (совершает литургию) как для того, чтобы почтить дары Св. Духа, так и для того, чтобы приобрести навык в обязанностях своего служения, равно и для того, чтобы божественное дело не потерпело какого-либо пресечения в продолжении первой седмицы, которая есть образ всей временной, по седмицам проходящей нашей жизни, в продолжении которой мы непрестанно должны творить дела Божия. Ибо в вечной жизни будет только один непрестанный и беспреемственный день, и жертва божественного дела единая и непрестанная. Итак, вот каким образом совершается хиротония диакона». – О будущем или непременяемом дне смотри в 4 части (гл. 2, §2).

Глава IV. Чин хиротонии пресвитера

§ 1. Должность и лета пресвитера

Должность и лета пресвитера, равно и значение сего слова Симеон Солунский (в главе 177) описывает так: «пресвитер у божественного Дионисия именуется совершителем: потому что он совершает таинства, то есть причащение, крещение и молитвы: но не имеет благодати преподавательной и не может посвятить другого в сан иерея, что издревле принадлежит одному только архиерейскому сану. Иерарх испытует как нравственную жизнь, так и лета желающего принять сан иерейский. Он должен быть тридцати лет. Посему он и называется пресвитером, т.е. старейшим, пережившим возраст юношеский и по летам подобный Христу. Ибо как Христос начал учить по принятии крещения и свидетельства Бога Отца во Св. Духе, так и пресвитер должен быть возрастом – муж совершенный: потому что он поставляется и иереем Христовым, и учителем, и совершителем Божественных таинств».

§ 2. Покров носит

По еже исполнитися херувимской песни. Прежде исполнения херувимской песни, диакон, посвящаемый в пресвитера, должен исполнять диаконское служение; и потому, когда священнодействует иерарх, служит с ним и поставляемый, исполняя обязанности диаконского служения, – и говорит ектении, и взяв благословение, носит покров, называемый иначе воздухом.

Посвящается после херувимской песни

По исполнении же херувимской песни, он отдает воздух, отдавая вместе с ним и свое диаконство, и приводится к посвящению во пресвитера. Почему в это именно время диакон посвящается во пресвитера, причину сего смотри ниже (в гл. 6, §6 и 2 части гл. 10, §14).

§ 3. Приводится диаконами и в алтаре приемлется пресвитерами

Приводим бывает архидиаконом. К посвящению во пресвитера диакон до алтаря приводится диаконами, а в алтаре приемлется священниками. Симеон Солунский (в гл. 179) говорит: «готовящийся к посвящению в сан пресвитера приводится до святых врат алтаря придерживающими его диаконами, как служащими в его первом чине, показуя всем, что он – еще диакон и держится лицами равного с ним чина. Когда же он достигнет царских врат, тогда оставляют его диаконы, потому что он восходит на высшую их степень. Тогда принимают его два избранных пресвитера, к чину которых он приступает».

§ 4. Преклоняет оба колена

И преклоняет оба колена. Диакон, приемлющий в посвящении меньший и один только дар, преклоняет и колено одно, как показано в его хиротонии (в гл. 3, §5); но пресвитер, для получения большего и совершеннейшего дара, преклоняет, как и архиерей, оба колена. Св. Дионисий (стр. 98) говорит: «чину священников свойственно преклонение обоих колен, чего не имеет посвящение диаконское: ибо диаконы, как выше сказано, преклоняют только одно колено». Симеон Солунский (в той же гл. 179) говорит: «и хиротонисуемый во пресвитера, в знак покорности и рабства, преклоняет оба колена, потому что посвящается в высший сан: приняв прежде сего благодать диаконства и бывший уже служителем Божиим, теперь он становится иереем, совершителем святых таин, молитв, крещения и других священнодействий».

§ 5. Приемлет совершенное посвящение

Во пресвитера. Чрез возложение рук и чрез одно изречение: во пресвитера, архиерей преподает посвящаемому двоякую власть: то есть власть освящения Таинственных Даров и власть совершения прочих таинств. Или сказать иначе: и возводится благоговейнейший (имя рек) во пресвитера и посвящается ко исполнению всех священнодействий, пресвитеру свойственных, то есть не только к приношению бескровной жертвы, но и к примирению кающихся с Богом и к совершению прочих таинств.

§ 6. Эпитрахиль при посвящении

Дает архиерей эпитрахилий. Всякому освященному чину присвояются особенные священные одежды, приличные званию. Диакон, быв украшен орарем и имея его то опоясанным, то на обоих раменах, то распущенным на одном левом раме, образует повсеместное и свободное служение ангелов. Но при посвящении во пресвитера, он, как бы оставляя эту свободу, быв обложен на вые срединою ораря, опущенного обоими концами в одну сторону, подвергает себя игу Евангелия. Из сложенного таким образом ораря составляется эпитрахиль. Об эпитрахиле обширнее смотри выше во 2 части (гл. 6, §12).

§ 7. Фелонь

Такожде творят и на фелони. Объяснение фелони показано во 2 части (гл. 6, §16).

§ 8. Целует архиерею руку и омофор и прочих священнослужителей

И целовав омофорий и архиерееву руку, иерей хиротонисуемый отходит и целует архимандриты и сослужители вся в рамена. Симеон Солунский (в гл. 181) говорит: «затем повелевают ему целовать святую трапезу, как исполненную благодати, у которой он принял освящение, потом архиерейскую десницу, чрез которую он рукоположен, и ланиту (омофор) в знамение божественной любви и мира. Наконец и все пресвитеры с радостию целуют его, как ставшего в одном чине с ними – в знамение любви и соединения своего с ним». Это целование и в древнейшей церкви было оказываемо всеми вновь посвященному. Св. Дионисий (стр. 103) говорит: «и самое целование, бываемое в конце совершения таинства священства, имеет некоторое священное знаменование. Все, имеющие сан священный и присутствующие при таинстве, равно как и сам посвятивший священноначальник, целуют новопосвященного». Причину этого обряда приводит сам же Дионисий: «потому что, когда души, по принятии степени священства, видят в себе самих взаимное подобие, тогда не могут не иметь взаимной любви и не выражать ее в наружных знаках. Посему взаимное целование, священно совершаемое между лицами одного священного сана, выражает святое общение единообразных умов, и взаимную любовь и радость, которые, быв облечены священным саном, сохраняют в нем всецело свое небесное благоподобнейшее величие».

§ 9. Становится с иереями

И стоит со иереи. Новорукоположенный иерей становится наряду с иереями не для того только, чтобы ему, облеченному от Бога саном священства, иметь равное место в ряду священников, но и для того в особенности, чтобы всегда вообще с другими священниками, а иногда и с самим архиереем, совершать Божественную литургию.

§ 10. Приемлет часть Св. Хлеба

И отломив часть от Святаго Хлеба, дает ему, глаголя сице: приими залог сей. По совершении всего посвящения дается пресвитеру часть от Святаго Хлеба. Симеон Солунский (в гл. 182) объясняет так: «архиерей, взяв десницею освященный и совершенный Хлеб (то есть часть Тела Христова) дает его хиротонисанному, держащему крестообразно свои длани, в ознаменование как орудия Божественных страданий, так и того, что распеншийся за нас уязвлен был дланьми. И глаголет: приимите залог сей и проч. Это действие исполнено всякого трепета: ибо оно показывает, что он – строитель Таин Божиих, что он, приемля власть священнодействовать живое и животворящее Тело Христово, приемлет и священство Самого Иисуса и вверяется Ему Самому, как залогу; посему он обязывается хранить непорочным сие священство и себя самого: потому что Сам Господь все сие истяжет от него в день суда Своего».

С частию молится о всех

Стоя с сею частию у св. престола, новопосвященный иерей молится о живых и умерших. Симеон Солунский (в гл. 183) говорит о сем: «потом целовав руку иерарха и отшедши от него с сокрушением, имея руки на трапезе, держа Священный Хлеб и преклоненную к нему главу, он молится, поминая и себя самого, и хиротонисавшего его иерарха, и всех священных и мирских людей, – и всем испрашивает спасение; сверх того он поминает и всех прочих православных христиан как живых, так и умерших. Ибо он держит в руках своих Самого Господа; его руки в сию минуту священнее святых сосудов: содержимый в них Иисус Христос составляет освящение ему, рукам и главе его».

Читает заамвонную молитву

Новопосвященный пресвитер в конце литургии, на которой посвящен, читает заамвонную молитву; – и потом семь дней сряду совершает литургии. Симеон Солунский (в гл. 184) говорит: «новорукоположенный иерей возносит ту молитву к Богу, которая называется и окончательною и заамвонною. В сем действии он является среди верных как отец среди детей, с очевидным свидетельством того, что он, как иерей, есть ходатай за них пред Богом, вполне получивший благодать молиться о людях: ибо эта молитва, как окончательная в литургии, испрашивает у Отца светов все блага и мир иереям, царям и всем мирским людям. Наконец, приняв благословение иерарха, он целую седмицу священнодействует каждодневно как для того, чтобы приобрести навык в деле священнослужения, так и для того, чтобы пребыть неотлучно в священнодействии в продолжении первой седмицы, которая есть образ всей жизни; – дабы, рачительно исполнив обязанности священнодействия в продолжении временной жизни, достигнуть общения со Христом в священнослужении непрестанном, бесконечном. Притом, поелику он принял великий дар духовный: то, по числу седми даров Св. Духа, от Которого он принял благодать священства, должен и священнодействовать непрерывно семь дней, как и предписано».

Глава V. Чин поставлены протодиакона, протопресвитера, игумена и архимандрита

§ 1. Хиротесию приемлют многие

Имеяй произвестися игумен, и проч., приводится к месту. Кроме диаконства и священства бывают в церкви и другие посторонние звания, потребные только для церковного благочиния или для народного служения. Производимый в какое-либо из таковых званий, получает не хиротонию от церкви внутри алтаря, но хиротесию, совершаемую вне алтаря, подобную хиротесии чтеца, певца и иподиакона; и для сего он приводится к месту, пред царскими дверями, где архиерей находится до начатия литургии. Симеон Солунский (в гл. 141) пишет: «вне алтаря совершаются рукоположения протопресвитеров, архидиаконов, игуменов и прочих лиц, имеющих различные служения, которых и обязанности и чины разнообразны. Из них один рукополагается икономом, сохраняющим церковную собственность и заведывающим приходом и расходом церковного имущества». И (в гл. 245): «кроме сих, есть многие другие лица, приемлющие некоторые другие священные служения. Все они действуют не просто и как случится, но приняв благодать Духа, дабы иметь благословение от иерарха, благодатную власть и силы к исполнению своих обязанностей. Это ведется от апостолов; так, например, об Варнаве и Павле говорится, что апостолы, помолившись, возложили на них руки и послали на дело служения».

§ 2. В хиротонии возглашается Божественная благодать, а в хиротесии – благодать Всесвятаго Духа

Благодать Всесвятаго Духа. В хиротесии, бываемой вне алтаря над принимающими некоторые посторонние звания, – народнослужительные, с обязанностями, не принадлежащими прямо к действиям священства, – возглашаются только слова: Благодать Всесвятаго Духа, а не Божественная благодать, как бывает в хиротониях, совершаемых внутри алтаря при посвящении диакона, пресвитера и епископа. Симеон Солунский (в гл. 216) говорит: «посему-то и бывают эти рукоположения здесь, то есть вне алтаря, а не внутри его: ибо внутри алтаря бывают, как мы сказали, только три рукоположения: диакона, пресвитера и епископа, в которых, по причине совершенства благодати, архиерей говорит: Божественная благодать; потому что это рукоположение есть совершеннейшее, повсеместное, а не частное: ибо все диаконы имеют одну благодать в отношении к диаконству; все пресвитеры имеют одну силу и мощь в отношении к совершенно таинства: все епископы также одну имеют архиерейскую власть и силу, хотя и есть иерархическая постепенность в их престолах и начальственной власти. Посему в этих повсеместных и всеобщих рукоположениях призывается на всех и всеобщая благодать Святой Троицы и совершается обще над всеми таинство священства на священной и Божественной трапезе (то есть на престоле). В тех же посвящениях, которые совершаются вне алтаря и касаются только разных служений вне церкви, не говорится так, как в таинстве священства; но когда посвящаемый подклоняет непокровенную главу пред иерархом, иерарх востает с кафедры и произносит: Благодать Всесвятаго Духа производит тя или иконома, или ино что» и проч. И (в гл. 247); «когда иерарх произносит: Божественная благодать Всесвятаго Духа, тогда не сообщает производству какого-либо повсеместного и совершенного дара, производящего из иподиакона во диакона, диакона во пресвитера; но сообщает тому же диакону или пресвитеру одно какое-либо священнослужение, дает ему право действовать в обязанностях церковного благочиния. Итак, кто приемлет от благодати Духа Святого нечто, то есть некоторые из различных Его дарований, сообразных с преспеянием каждого в обязанностях своего сана, тот принимает дар частный и для одного только себя».

Глава VI. Чин избрания и рукоположения архиерейского

§ 1. Архиерей не производится без избрания

При избрании архиерея особенно принимается во внимание то, чтобы на сию священноначальническую степень никто не восходил сам собою без соборного или синодального избрания; тогда как прочих низших степеней, начиная от чтеца до священника, может искать всякий, кто пожелает. Симеон Солунский (в гл. 187) говорит: «всем, достигшим чистого жития в православной вере, дозволяется искать прочих степеней священства, то есть посвящение чтеца, хиротесию иподиакона, хиротонию диакона и пресвитера со всеми производствами в некоторые другие почетные должности, относящиеся к степеням сим. Но епископства никто не должен искать и не может просить сего сана, без особенного усмотрения и избрания на суде соборном. Если кто и достоин взойти на эту степень по суду человеческому, все же он должен подчиниться суду соборному и не может получить сана без священного избрания. Посему особенно нужно наблюдать, чтобы никто не искал, не предупреждал избрания Синода, не назывался сам, не допускал никаких происков к тому, чтобы обратить на себя внимание Синода. Ибо, хотя апостольский приговор начался от апостолов, когда произведен Матфий в чин двенадцатого апостола на место отпадшего Иуды; но избрание ведет свое начало от Самого Спасителя, Который есть Началовождь и Совершитель нашего спасения. Когда Он избрал Андрея, Петра, Иоанна, Иакова, Филиппа, Нафанаила, Матфея и прочий лик учеников, то сказал им: не вы Мене избрасте, но Аз избрах вы, да идете и плод принесете, и плод ваш пребудет (Ин.15:16). Итак, от Него и чрез священнослужителей Его должны быть избираемы и рукополагаемы поставляемые во епископов. Особенно же, если избрание будет произведено так, как Он хочет, то и хиротония будет совершена истинно – Им, хотя и посредством людей, удостоенных Его церковию; и божественные действия будут совершаемы достойным образом». Если избрание епископа должно быть произведено таким образом чрез других епископов: то для приведения в исполнение сего долга установлены особенные правила, в которых изображено (в первом апостольском правиле): епископа да поставляют два или три епископа, и в 4 правиле первого Вселенского собора: «епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископом. Аще же сие неудобно, или по належащей нужде, или по дальности пути: по крайней мере три во едино место да соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством грамот, и тогда совершати рукоположение. Утверждати же таковыя действия в каждой области подобает ея митрополиту». Вальсамон на последнее сие правило пишет: «поставлятися – значить быть избираему и по голосам назначаему епископом. Ибо избрание происходило некогда при собрании всего народа; но это не угодно было божественным отцам, и они, вместо прежде бывшего обыкновения, установили избирать епископов всем областным епископам, находящимся в той области». По сему объяснению и в 50 правиле собора Карфагенского явственнее изображен самый закон того же избрания: епископ от триех епископов избираем бывает. Каким образом издревле избираем был епископ от прочих епископов и от своего митрополита или патриарха, это описывает Симеон Солунский (в гл. 189) так: «когда все архиереи, или по нужде – три, соберутся для собрания, тогда первенствующий архиерей повелевает им сесть на священном месте и приступить к избранию, но сам с ними не присутствуете в это время, образуя тем Богочеловека Иисуса: ибо хотя он телесно и не присутствует, однако, преподав свою власть, он действует чрез своих избранных; и не в сем только действии он занимает место Христово, но и в том, что он заключает и как бы запечатлевает божественное избрание. А чтобы не подумали, что избрание производится без его содействия, так как он не присутствует и не избирает вместе с другими архиереями, для сего он посылает к ним своего местоблюстителя, избранного из высших лиц клира, приличествующего собранию архиереев, который бывает особенно назначен для сего и есть хартофилакс. Посему он и занимает среднее место между архиереями, не как хартофилакс, и не потому, чтобы он имел кафедру среди епископов, но как местоблюститель великого архиерея. Присутствуя с архиереями, он предлагает вопросы епископам по чину, но сам не избирает вместе с ними». И (в гл. 191): «хартофилакс присутствует среди архиереев, как бы им подобный; впрочем он занимает высшее место архиепископа. Он отбирает мнения и голоса от каждого из архиереев по чину, начиная с первого. Когда мнения всех сойдутся в мнениях об одном лице, достойном иерархии, тогда хартофилакс, или один из его служителей, записывает имя избранного в особливой, учиненной для сего, книге. Но там присутствуют не многие, а только архиереи и хартофилакс с служителем, записывающим решение собора, по причине происходящих иногда там тайных прений». Ныне в России все таковое избрание совершается в Святейшем Правительствующем Синоде и избранного представляют Государю Императору на всемилостивейшее соизволение и утверждение. Из каких собственно лиц собор должен избирать во епископы, об этом Симеон Солунский (в гл. 192) дает знать следующее: «не должно здесь обращать внимание на различие состояний, на степени и чины, но должно смотреть на добродетели и достоинства избираемого. Между самыми способными к сему званию должно быть употребляемо надлежащее рассмотрение. Ибо часто иереи бывают честнее епископов, и простые монахи или мирские люди благоговейнее епископов и иереев».

§ 2. Моление при избрании

Посем первый архиерей глаголет ектению. Образ всего моления, бываемого здесь, описывает Симеон Солунский (в гл. 191): «первенствующий из епископов, возложив на себя эпитрахиль, изображающий высшую благодать, и поклонившись трижды на восток в Троице сущему Богу, благословляет Его. Ибо в величайших и божественных делах должно, как и научились мы, всегда начинать с Бога, Его прежде всего должно благословлять, к Нему обращаться с молитвою о ниспослании на себя благодати Духа; и потом уже предаваться божественному делу. Для сего же все возносят молитву к Божественному Духу, призывая Его приити и вселиться в них. Затем поют трисвятую, ангельскую песнь, и молитву Господню: Отче наш и некоторые другие песни, приличные таинству, в особенности: Благословен еси, Христе, Боже наш, – в воспоминание апостолов, которых избрал Сам Христос, и чрез которых, – в Духе Святом, уловил вселенную, и проч. – Первенствующий архиерей поминает в молитве царя, как защитника церкви, и братство архиереев, как равностепенных ему по благодати Божией, и, помолившись друг о друге, они садятся для избрания».

§ 3. Избранный соглашается

Благодарю, и приемлю, и нимало не прекословлю. При объявлении совершенного избрания, избранный дает обещание проходить возлагаемое на него звание со тщанием и для того произносит: Благодарю, и приемлю, и нимало не прекословлю. Симеон Солунский (в гл. 195) изъясняет: «из тех (то есть избираемых), кто изъявил согласие и покорился суду избирателей, приходит к великому архиерею и дает слово, что он с покорностию принимает определение церкви, и поклонившись, обещается исполнить возлагаемое на него служение: и это есть уже залог духовный. Если непостоянен и тот, кто отрекается от своего слова, данного человекам, то несравненно более тот, кто дает Богу. – Затем повелевается ему идти и готовиться к посвящению».

§ 4. Орлецы архиерейские

Полагается изображение орла единоглавна, под ногами же его град со забралы и столпами. В числе многих украшений как при посвящении, так и при всяком священнослужении, архиерей имеет орлецы, на которых изображаются град и птица – орел. Град изображается в знак его епископства во граде, а орел – в знак чистого и правого богословского учения, по подражанию тому орлу, который изображается при Иоанне Богослове. Симеон Солунский (в гл. 200) в изъяснение сего говорит: «избранный же стоит на написанном граде, который являет его епископство; на верху сего града изображено подобие орла, в знамение чистого, правого и высокого богословия, что самое изображают и на иконах сына громова, богослова, ученика, девственника и наперсника Христова. Для выражения этой же мысли орел имеет сияние, как бы являя свет богословских знаний и благодатное дарование».

§ 5. Покланяется архиереям и целует их руки

Избранный же покланяется архиереям трижды и целует их десныя руки. Причины сего поклонения и целования объясняет Симеон Солунский (в гл. 201): «избранный восходит на средину и покланяется седящему архиепископу, как бы Самому Богу, и в знамение своего рабства целует его десницу, как служительницу божественного действия, имеющую рукополагать его. Отходя к избравшим его епископам, он целует и их руки, – в знак того, что он вступает в их чин и в залог любви и мира с ними во Христе. Итак, избранный уже возымел залог церкви и с настоящего времени есть ее обручник, принявший, вместо перстня, печать церковного благословения».

Стоит в диаконике

До времени посвящения избранный стоит в диаконике или в приделе, на южной стороне алтаря, и на малый вход не исходит. Симеон Солунский (в гл. 203) говорит: «избранный же стоит в диаконике, одеянный и украшенный набедренником; на малый вход он не выходит вместе с другими, как лицо, имеющее уневеститься Христу; и потому вводится в алтарь с особенною честию и с препровождением от других: это и есть вход его».

§ 6. К посвящению приводится от протопресвитера и протодиакона

И по трисвятом пении приводится от протопресвитера и протодиакона пред царские двери. Симеон Солунский (в той же главе) говорит: «из диаконика выводят его – предваряющий его несколько диакон и придерживающий его пресвитер, и таким образом идет он по правой стороне храма кругом амвона до алтаря. Ибо хотя он и совершенный обручник епископства, хотя и принял печать обручения и целование епископов: но еще не жених епископства, не принял еще дщери царевы, которую обручит себе; не соединен еще с нею союзом таинства, не сделался еще ею мужем, не вверился ей, не один еще дух с нею. Посему прежде уневещения он и называется еще пресвитером до тех пор, пока в посвящении примет звание мужа церкви и епископа».

По трисвятом он один посвящается

В прежних рукоположениях показано, что диакон хиротонисуется по Достойно, пресвитер – после херувимской песни, пред освящением даров; но епископ посвящается здесь – по трисвятом пении, после малого входа, пред восхождением на горний престол. Причину сего епископского посвящения, совершаемого после трисвятой песни, объясняет Симеон Солунский (в той же главе) так: «итак, вот когда, – после входа, – совершается сей брак духовный, именуемый хиротониею. Потому что так было и в начале: первый (малый) вход знаменует воплотившегося и пострадавшего за нас Владыку, воскресшего и вознесшегося на небо. Посем Дух Святой, нисшедший с неба, хиротонисал первых преемников власти Спасителевой и показал их сопрестольными Христу. Посему, когда архиерей входит с прочими священнослужителями в алтарь, как бы на небеса: тогда прежде нежели взойдут все на сопрестолие, как на престол пренебесный, приводится рукополагаемый, совершается над ним таинство, и таким образом он становится сопрестольным епископам».

Пресвитер после херувимской песни, а диакон по достойном, по одному посвящаются

То же самое он объясняет в ответе митрополиту пентапольскому на вопрос 39, и сверх того присоединяет удовлетворительные ответы на вопросы: для чего священник хиротонисуется после херувимской песни, а диакон по достойном? Для чего в этих трех хиротониях посвящаются только по одному (на литургии) кроме чтецов, певцов и иподиаконов, которые бывают приводимы к посвящению во многом числе? И для чего они посвящаются на литургиях? Вот слова его: «мы знаем и приняли, что чтецы и иподиаконы могут быть посвящаемы многие вдруг и вместе, которые и рукополагаются вне алтаря: но один только диакон, и один пресвитер, и один епископ бывают хиротонисуемы в одну литургию, – и при том у святого престола. Без литургии не должно рукополагать никого; так мы приняли от отцев. Божественный Дионисий, преемник апостольский, повелевает совершаться всем именно чрез священнодействие и причащение Св. Христовых Таин; дабы посвящаемые имели случай и припадать к жертвеннику, и быть освященными и руковозложением и печатью, и призыванием благодати, и святыми молитвами, и возгласами, и целованием мира и любви и прочими священнодействиями таинства Евхаристии, – как и предано нам. Всяк, рукоположенный иначе, рукоположен не по преданию: и я не знаю, будет ли он совершен по чину. Не многих епископов, или пресвитеров, или диаконов должно посвящать вместе на одной литургии, но одного епископа, одного пресвитера и одного диакона, – и притом каждого из них – в свое определенное время: епископа – по трисвятой песни, пред чтением Апостола; пресвитера – после положения Святых Даров на престоле, диакона – по последней молитве: И да будут милости и проч. – Епископа положено посвящать пред чтением Апостола потому, что он восходит на престол и вступает в чин апостольский; пресвитера – после перенесения Божественных Даров на престол потому, что он поставляется священносовершителем их; диакона – по последней молитве потому, что этот чин последний, который не приял благодатной силы молиться, а только служить и призывать к молитве. – Подобное сему изъяснение смотри во 2 части (гл. 10, §14).

§ 7. В алтаре приемлется от архиереев

И приемлется от архиерея во святый алтарь. Посвящаемый в архиерея приводится до дверей (царских) протопресвитером и протодиаконом; внутри же алтаря он приемлется двумя первыми епископами, как потому, что – они свидетели его избрания, так и потому, что он вступает в их чин.

§ 8. Преклоняет оба колена

И абие преклоняет свои колена между архиереи. Посвящаемый архиерей преклоняет оба свои колена у св. престола на подножии, то есть на полу, на том же ковре, и между посвящающими его архиереями. Симеон Солунский (в гл. 205) говорит: «затем хиротонисуемый преклоняет оба колена на подножии и прилагает чело к священной трапезе, потому что и он зиждется на основании апостолов и пророков; приемлет благодать от пренебесного Бога, престолом Которого служит св. трапеза». О преклонении колен и приложении чела к трапезе смотри в сей части (в гл. 3, §5 и §6).

§ 9. Возлагается Евангелие письменами на главу посвящаемого

И вземлют святое Евангелие. Обряд возлагать Евангелие на главу посвящаемого архиерея начался от апостолов и передан церкви св. Климентом (в Постановлении апостольском), как не подлежащий никакому сомнению. Доказательства этого показаны в этой части выше (см. гл. 3, §20). Наконец, этот обряд принят в употребление всеми вообще (то есть всею церковию). Св. Дионисий (стр. 97) говорит: «священноначальник, приводимый к священноначальническому посвящению, преклонив оба колена пред престолом, имеет на главе своей Богопреданные словеса и священноначальническую руку. И таким образом совершается от священноначальника, его посвящающего, святейшими призываниями Духа Божия». – Но какое намерение и какую цель имеет в виду св. церковь, возлагая Богопреданные словеса или Евангелие на главу посвящаемого епископа, о сем смотри во 2 части, гл. 6, §19. Посему св. Дионисий опять (на стр. 98) говорит: «особенный и отличительный обряд иераршеского посвящения состоит в возложении святых слов (Евангелия) на главу посвящаемого; низшие чины этого не имеют. Особенность посвящения пресвитерского состоит в преклонении обоих колен пред престолом, чего не имеет посвящение диаконское: ибо диаконы преклоняют только одно колено».

§ 10. Приемлет окончательное посвящение

И по амине полагает Евангелие на святой трапезе. По совершении молитвы и по снятии Евангелия с главы посвящаемого на св. престол, архиерей принял все посвящение. Симеон Солунский (в гл. 207) говорит: «иерарх же, взяв священное Евангелие, полагает на трапезе: потому что хиротонисавшийся принял благодать его, – и весь есть Евангелие и божественное орудие Евангелия Христова».

§ 11. Аксиос при посвящении архиерея

И тако налагает хиротонисуемому омофорий, глаголя: аксиос. Во 2-й части (гл. 6, §17) показано, что иерарх имеет все одежды священнические и сверх их – омофор; посему здесь над прочими одеждами аксиос не повторяется, но поется только при возложении одного омофора. О принадлежности сего омофора одному епископскому сану хотя также показано в вышеозначенном месте, но сверх других свидетельств достойно замечания свидетельство о сем Исидора Пелусиотского (кн. 1, посл. 136): «омофор епископа, сотканный из волны, а не из льна, означает кожу той заблудшей овцы, которую Господь, обретши, взял на рамена Свои. Ибо епископ, нося образ Христа, исполняет Его дело, а самою одеждою показывает, что он есть подражатель того благого и великого Пастыря, Который понес немощи Своего стада». Св. Герман пишет: «омофор, которым облагается епископ, образует кожу овцы, которую взыскал заблудшую Господь и, обретши, подъял на рамена Свои и с незаблудшими сопричислил. Омофор имеет и кресты, – в ознаменование того, что как Христос на раме нес крест Свой, так и все, хотящие подражать жизни Христа Спасителя, носят на раменах крест свой, то есть претерпевают злострадание: ибо крест есть знамение злострадания». Симеон Солунский (в гл. 208) говорит: «потом украшает его (посвященного), как пастыря Христовых овец, возведенного в сан по благости Христа, омофором, который являет вочеловечение Спасителя. Ибо, благословляя рукоположенного, целующего в это время омофор и руку его, он (иерарх посвящающий) облагает омофор окрест выи новопосвященного, возглашая: аксиос».

§ 12. Саккосы издревле не все архиереи носили

Аще же престол рукополагаемаго имеет, полагают на него прежде саккос. Издревле в Греции имели саккосы одни патриархи и митрополиты, но архиепископы и епископы не могли облачаться в них, носили вместо них одни фелони, как и на иконах видим святых святителей, изображаемых в фелонях; сначала это наблюдаемо было и в России, ибо в правилах собора, бывшего в 1675 году (правила эти напечатаны в книге «Патриаршеский чиновник»), показано: «одежда патриарха есть саккос, с нашвенным напереди приперсником; одежда митрополита саккос, но без преднашвенного приперсника; одежда же архиепископа есть фелонь, сошвенный из какой-либо ткани, или полиставрий, сие есть многокрестие; саккосов же отнюдь одеяти да не дерзают». Вот почему и здесь говорится, что если рукополагаемый производится в сан митрополита, или возводится на такой престол, которому усвоен саккос: то прежде омофора возлагается на него саккос. Но ныне, со времен блаженной памяти императора Петра Великого, по подобию митрополитов, дозволено иметь саккосы всем архиепископам и епископам. Если, таким образом, прежде омофора, возлагается саккос на всех без изъятия, то при возложении его уже не поется: аксиос, потому что саккос есть то же, что и фелонь, который дан был прежде при посвящении во пресвитера.

§ 13. Новопосвященного все архиереи целуют

Таже хиротонисуемаго целуют архиереи. Из апостольских преданий, как свидетельствует Климент (Постановл. апостольск., книга 8, гл. 5), произошел обычай тогда же всем архиереям целовать хиротонисуемого архиерея; там именно сказано: «и тогда же все прочие епископы целуют его братским целованием о Господе, да воспрестолится с ними на принадлежащем ему месте». Обширнее об этом целовании смотри в хиротонии пресвитера (§8).

§ 14. Входят в сопрестолие

Входят в сопрестолие – то есть на те седалища, которые поставлены в полукружии около восточной стороны престола для епископов и священников, в той же чести участвующих и как бы сопрестольных (см. о сем в гл. 5). Среднее из оных седалище, то есть горнее место или горний престол, занимает посвящающий архиерей, а посвященный берет для себя другое седалище в стороне, по своему чину. Но в своей епархии или области всякий епископ восходит на самое горнее или среднее место. И это место становится такою собственностию его, что с того времени, с которого он начинает управлять своею епархиею, говорится, что он вступил на свой епископский престол, и доколе управляет тою же епархиею, говорится, что он сидит на своем епископском престоле.

Глава VII. Чин, бываемый на освящении храма

(Требник гл. 105).

§ 1. Основание церкви полагается с молитвословием

На основание храма. Обычай полагать основание храма с молитвословием утвержден древностию. Бароний (под 61 годом) говорит: «от храма св. Ирины к тому месту, где разрушено было идольское капище, называемое марна, учинен был ход со крестом и псалмопением; и на пространстве, назначенном от создателя Руфина, св. епископ, совершив молитву и преклонив колена, повелел народу копать основание. Тогда все единодушно и с одинаковым усердием принялись за работу, восклицая: победи, Христос! победи, Христос! – После сего епископ, собрав христолюбивый народ и совершив на месте многие молитвы и псалмопения, препоясался и сам первый начал носить и полагать основание; за ним благочестивые клирики и все мирские люди с веселием и громким гласом продолжали работу, воспевая псалмы и вознося молитвы. Построение этого храма продолжалось около пяти лет».

§ 2. С дозволения архиерея

Приходит тамо архиерей. Как церковные правила, так и гражданские древние законы, предписывают строителям полагать начало созидания храма с благословения и повеления архиерея. Матфей Властарь (под буквою Е, гл. 12) приводит следующий гражданский закон о построении храмов: «кто хочет построить молитвенный дом или церковь, тот должен подробно объяснить свое намерение местному епископу и наперед даровать все, потребное к освящению храма и к совершенно священной литургии, к содержанию его и к обеспечению служителей, принадлежащих к храму». Симеон Солунский (в гл. 101) говорит: «намеревающийся создать Божественный храм приходит к архиерею и испрашивает у него дозволение исполнить свое намерение. И не должно никому начинать строение без архиерейского повеления. Ибо богоугодные дела требуют Божественного повеления и содействия, и в делах Божественных должен быть един Бог Началовождем и Совершителем, Который есть Иисус Христос, а на престоле Христовом, по милости Его, сидит архиерей».

§ 3. Каждение на основании храма

Кадит основание окрест. Каждение основания окрест и причину этого действия описывает Симеон Солунский (в той же главе) так: «когда настанет время приступить к зданию храма Божия, сам архиерей, облаченный в священные одежды, предстоит на месте храма, вместе с сослужащим ему клиром, и благословляет Бога, призывая благословение Его на святое дело. Когда же клир сотворит предначинательные молитвы, тогда во время трисвятой песни иерарх, благословив кадило и взяв кадильницу, благословляет крестовидно основание храма, освящая каждением все рвы и места, назначенные для строения: ибо кадило образует благодать Духа, а крестовидное каждение – крест Христов. Вместе с сим он кадит и все вещи, принадлежащие зданию, освящая оные, как приготовленные для святого дома Божия. Покадив потом и присутствующих здесь строителей и работников, приготовив и освятив их на предстоящее святое дело, он идет к восточной стороне основания, на место, назначенное для утверждения святого престола, и, став посреди восточного рва, в полукружии алтаря, творит святую молитву, моля Бога Слово, Иисуса Христа, основавшего Свою церковь честною Своею кровию, утвердить основание созидаемого здесь дома Своего и освятить его Своим пребыванием».

§ 4. Первые камни полагаются крестообразно

Таже взем един от камней. Некоторые из первых камней во основание церкви архиерей крестообразно полагает своими руками. Симеон Солунский (в той же главе) продолжает: «после славословия он сам берет камни и известь, снисходит в ров и полагает камни в основание крестообразно, показуя тем, что он положил в основание незыблемый камень – Христа.

§ 5. Ставропигия

Вземлет на сие предуготованный крест и водружает его. Водружение креста на греческом языке называется ставропигиею. Но то крестоводружение, которое совершается в настоящем чинопоследовании, весьма во многом различествует от того обыкновения греческих патриархов, которое известно под именем ставропигии. Хотя крест освящается и водружается всегда при основании всякой новой церкви, как видно из сего чинопоследования и как говорит об этом Матфей Властарь (под буквою Е, гл. 12): «когда епископ известит всех о деле, тогда всенародно с молитвою водружается крест, приступают к делу и созидают предположенное здание», – и как Вальсамон на седьмое правило седьмого собора пишет: «положение основания церкви совершается местным епископом чрез молитву и чрез водружение креста»; но та ставропигия, о которой здесь идет речь, в буквальном смысле означающая то же, что и крестоводружение, может быть и в такой церкви, которая основана и создана уже с давнего времени. Крест, водружаемый при основании церкви, освящает ее начало, а ставропигия составляет совершение и служит украшением той же церкви, существующей с давних пор. Первый освящается служением и водружается рукою местного и присутствующего архиерея; а последний, в знамение своего благословения, присылает отсутствующий патриарх и вместе с ним сообщает церкви такое отличие и преимущество пред другими, по которому она не подлежит уже суду местного епископа, а состоит в зависимости от власти, равностепенной власти патриаршеской. Ставропигии суть те церкви и монастыри, которые, находясь в области местных архиереев, изъяты из их власти патриархами и усвоены власти патриаршеской без всякого участия местных архиереев в делах правления. Управляемые патриаршескими экзархами или их надзирателями, они отличаются и отделяются от других церквей или монастырей видимым и открытым знаком, по которому дарованные им права и преимущества становятся очевидными для всякого. Обыкновенно принято пред алтарем или пред воротами церквей или монастырей, исключенных из ведения епископского, водружать особенный и нарочитый крест, а посему и самые эти церкви и монастыри называть ставропигиями. Итак, ставропигия есть не тот крест, который освящается и водружается при созидании новой церкви, но тот, который водружается при созданной и освященной уже некогда церкви, или при монастыре прежде бывшем, для того, чтобы означить, что эта церковь или этот монастырь находится уже не в ведомстве епархиального архиерея, но переходит в ведомство и власть отсутствующего патриарха, или – у нас в России – святейшего правительствующего Синода. Посему-то местные епископы и митрополиты сначала весьма много негодовали на такую власть патриархов, по силе которой они водружали кресты в их епархиях, и в защиту своих прав указывали на 31 правило апостольское, которое гласит: «аще который пресвитер, презрев собственнаго епископа, отдельно собрания творити будет и алтарь иный водрузит, не обличив судом епископа ни в чем противном благочестию и правде: да будет извержен, яко любоначальный (то есть как властолюбец)». Но Вальсамон, опровергая их основание, находит более справедливости на стороне патриаршеской, и в объяснение того же 31-го правила апостольского пишет: «утверждаясь на этом 31-м правиле, митрополиты и епископы негодовали на тех, которые стараются водружать в их епархиях патриаршеские кресты и патриаршеские ставропигии; некоторые из них даже обременяли императора и патриарха своими жалобами, усиливаясь прекратить обыкновение водружения крестов патриаршеских. Когда жалующиеся епископы требовали указать им те правила, на основании которых дозволялось водружение патриаршеских крестов или ставропигии: святейшая константинопольская церковь опровергла их усилие не письменным узаконением, но долговременным обыкновением, которое вместо правил сохранялось в церкви с самых давних времен, так что память человеческая не в силах и дойти до начала сего обыкновения, пребывающего в своей силе до настоящего дня». Но так как некоторые местные архиереи и после сего опровержения восставали с теми же жалобами, как и прежде, то тот же Вальсамон опять опровергает их усилия тем, что патриархи, даруя ставропигии, нисколько не нарушают тем ни апостольских, ни других каких-либо церковных правил, потому что патриархи делают это в своих областях, следовательно, правильно и законно; – что епископы жалуются на это совсем напрасно, потому что Божественные правила ни епископу, ни архиепископу, ни митрополиту не дают в управление никакой страны или части света с тем, чтобы они в своей области не признавали над собою высшей власти; и потому у Матфея Властаря (под буквою Е, в гл. 11) говорится: «так как между пятью патриархами разделены страны всего света, кроме некоторых областей, и равно дозволено им посвящать митрополитов, определять их в диикисии 1), исправлять их по силе Божественных правил, иметь право на воспоминание и возношение своего имени от всех, которые находятся в этих митрополичьих диикисиях: то, по сей же власти, они справедливо посылают в их ведомства ставропигии и берут от них тех клириков, которых пожелают. Но ни одному из тех же патриархов не дозволяется посылать ставропигии в страну, подчиненную другому патриарху, и вывести оттуда клирика, чтобы не были нарушены права церквей». Посему во многих епархиях церкви или монастыри одни суть, так сказать, внутренние, а другие внешние, то есть ставропигии; над теми начальствуют местные епископы и митрополиты, а сими непосредственно управляет отсутствующий патриарх. Таковые ставропигии или крестоводружения, производимые патриархами в других епархиях, совершаются двояким образом: или посланием нового готового и освященного креста, или одним повелением освятить и водрузить особенный крест на известном и определенном месте; от чего все то место, по превосходству сего креста, как от части к целому, именуется ставропигиею. Но по чинопоследованию, которое мы теперь рассматриваем, освящается и водружается только тот крест, который должен быть при основании всякой вновь созидаемой церкви.

Выражения: крестовая церковь и кресты править

По описании правильного значения слова ставропигии можно основательно думать, что и наши русские выражения: крестовая церковь и кресты править имеют сходство с ставропигиею, как по имени, так и по существу дела. Крестовая церковь, по значению слова, есть то же, что и ставропигия, хотя она и не украшается открытым крестом, приличным ставропигии. Равно и находящаяся в доме местного архиерея крестовая церковь есть ставропигия, как ни от кого не зависящая, кроме единственной воли своего архиерея. И наоборот, самому местному архиерею не подвластна та крестовая церковь, которою управляет другой отсутствующий архиерей, хотя бы она состояла и в пределах епархии архиерея присутствующего. Подобно сему и выражение: кресты править – значить – править ставропигию, то есть отправлять где бы то ни было, в особенном, частном доме, отдельную от соборного служения в храме, частную церковную службу, – причем хозяин дома, не взирая на устав, по своей воле располагает и назначает как время богослужения, так и состав оного, прибавляя или сокращая моления, чего в общих церквах никаким образом делать не дозволяется.

§ 6. В церквах полагается надпись

На нем же пишется сице: освятился жертвенник и пр. Древнейший обычай полагать надпись в посвященных Богу храмах утвердил Сам Бог чудесным образом начертанными письменами на кумирнице, освященной в Божественный храм Аврелием, епископом карфагенским. Об этой надписи упоминает Бароний (под 309 годом): «особенная была радость, когда епископ Аврелий очищал и освящал в Карфагене славную во всем мире кумирницу, называемую Целестис. Это было знаменитое и богатейшее капище, устроенное с удивительным искусством и стоившее величайших издержек. Чтобы христиане, обращая многие капища в храмы Божии, не вошли и в это капище, которое стояло долгое время заключенным, язычники устрашали их тем, что его стерегут будто бы многие лютые и ядовитые змеи, живущие в самом капище. Но верные не боялись этого: они смело и без вреда вошли в него и ввели за собою епископа своего Аврелия, который и освятил его. При сем случае, вместо вымышленной язычниками опасности, христиане нашли там истинное чудо: над вратами здания они обрели следующую надпись, составленную из медных букв большого размера: Аврелий епископ освятил. Все удивились чудному предусмотрению всеведущего Промысла Божия. Был некогда Аврелий, жрец языческий, который осквернил этот храм идолослужением; а сему Аврелию, епископу христианскому, судил премудрый Промыслитель истинно освятить его, посвятить славе единого истинного Бога и устроить в нем епископский престол свой».

Глава VIII. Чин освящения антиминсов и чин освящения храма, совершаемого архиереем

Оба эти чинопоследования печатаются в особой книжке; по этой же книжке предлагаются они и здесь вместе.

§ 1. Церковь освящается с великими обрядами

Чин освящения храма. Древнейший обычай освящать храмы со всенародными и торжественнейшими обрядами ведет свое начало от времен Моисея, освятившего скинию по повелению Божию. При освящении храма Соломонова обычай этот возобновлен с величайшим благоговением и украшен новым торжеством и величием; утвержденный потом апостолами, отменившими ветхозаветные прообразования и облекшими его величием новозаветных благочестивых обрядов, приличных временам благодати, он сохраняется доселе во всех странах земли и исполняется единодушно. Самая Греция, хотя с горестию оплакивает отнятую ныне турецким насилием свободу в созидании новых храмов, старается однако сохранить, где можно, чин освящения храмов в установленной точности, как повествуют писатели о нынешнем их состоянии.

§ 2. Все, потребное к освящению, приготовляется заблаговременно

От архиерея посланный. Посланный от архиерея не только предуготовляет потребные к освящению вещи внутри алтаря и во всем храме, но и при самом освящении имеет их в готовности, и потому он, как главный распорядитель всего дела, предстоит пред лицем архиерея, представляет ему все, потребное к чтению и действию, и во всем вспомоществует архиерею. В Греции все это исполняет имеющий особенный на то чин и называемый священнопамятником. В чинопоследовании на обновление храма (см. книгу «Патриаршеский чиновник») о нем сказано: «прежде единого приходит в таковый храм, иже над хиротониями, сиречь священнопамятник, или ин некий церковник, поставленный на службу».

§ 3. Престол или трапеза утверждается на четырех столпах, или на одном столпе или на ковчеге

Престол был на четырех столпах. Св. престолы в христианских храмах издревле в основании своем имели троякое устройство: по первому способу устройства верхняя доска престола утверждается на четырех столпах, каковое устройство престолов везде усматривается и доныне. По второму способу верхняя доска престола вся бывает основана на одном столпе или единостолпии. По третьему способу та же верхняя доска полагается на ковчеге, то есть на четырех сплошных, – деревянных, каменных или серебряных – стенах; или, вместо такового ковчега, иногда весь престол устрояется на самых гробницах мучеников и других святых. Симеон Солунский (в гл. 101) говорит: «столпы, имеющие держать священную трапезу (то есть верхнюю дску), должны быть прочно утверждены, или один столп (потому что иногда устрояется и один столп – χαλαμος, трость), или вместо столпов устрояется четвероугольник, называемый продольным ковчегом, или рака, и приуготовляется священная трапеза». Что знаменуют четыре столпа, поддерживавшие верхнюю дску или трапезу св. престола, о том показано в первой части (в гл. 3). Но когда трапеза устрояется на одном столпе или единостолпии, то знаменование этого единостолпия Симеон Солунский (в гл. 133) объясняет следующим образом: «очень часто трапеза имеет один столп, который называется каламос, то есть трость, – в знаменование единого высшего всех Иисуса, Который и тростию по главе биен был, и тростяный скипетр приял в Свои руки, сокрушая им главы змиев и пиша нам спасение». А о престолах, поставленных на мученических гробницах, упоминает Иероним против Вигиланция: «итак, согрешает ли римский епископ, что он приносит священнодействие Господу над костями мертвых людей – Петра и Павла, для нас святопочитаемыми, а для тебя – над прахом презренным, и что гробницы их заступают тогда место престолов?» – Для чего престолы поставляются на гробницах мученических и с каким намерением св. церковь совершает на таковых престолах священнодействие, – все это объясняет бл. Августин (в кн. 8, гл. 28): «кто слыхал когда-либо из верных, чтобы священник, стоящий пред престолом, воздвигнутым в честь Божию над святым мученическим телом, произносил в молитвах своих: приношу жертву тебе, Петр или Павел, или Киприан; – тогда как эти жертвы, при воспоминании святых, приносятся Богу, соделавшему их и человеками и мучениками и озарившему их славою со святыми Своими ангелами, – когда чрез сие православие их мы научаемся воссылать благодарение истинному Богу за их победы и, призвав Его же в помощь, при воспоминании мучеников, возбуждаемся к подражанию их подвигам, в надежде получить те же торжественные венцы, которых они сподобились? – Итак, какие бы ни отправляли службы благочестивые христиане на местах мучеников, – все эти службы составляют украшение их памяти, а не священнослужение и жертвоприношение мертвым, как богам».

§ 4. Срачица на архиерее при освящении храма

И сверху архиерейских одежд возлагается срачица. Кроме сохранения священных одежд от воды, употребляемой при омовении престола, Симеон Солунский (в гл. 103) предлагает и таинственное значение сему одеянию, то есть срачице, верху архиерейских одежд возлагаемой: «сверх же всех священных одежд архиерей возлагает на себя белую срачицу (с греч. синдон), простирающуюся от рамен до ног, во образ той чистой плащаницы, которою обвито было тело Христово во гробе. Поелику он имеет воздвигнуть здесь гроб Христов, т.е. освятить священную трапезу и все, что знаменует погребение Христово: то, подражая обстоятельствам погребения, он и сам представляет в лице своем образ погребенного Христа. Во славу Св. Троицы срачица препоясуется около тела тремя поясами: окрест выи, – ради ума и в знамение подчинения Богу; под недрами, около груди, – ради Слова, и окрест чресл, – ради чистоты и крепости. Первое препоясание во славу Отца, второе – в честь Бога Слова, и третье – в славу Животворящего и Пречистого Духа. Впрочем иерарх препоясуется таким образом еще и потому, что он, как служитель величайшего дела, приготовляется к совершению сего священнодействия, прося помощи и силы от Самого Бога; равно как и для того, чтобы во время прикосновения к различным веществам, употребляемым при омовении престола, соблюсти от пятен и порчи священные одежды, достойные особенного чествования».

§ 5. Царские двери затворяются

Царския врата затворити и мирским людем изыти. Не столько для избежания в алтаре тесноты, каковая может быть в присутствии многих людей, сколько для других, высших целей, затворяются при освящении царские врата и выходят из алтаря мирские люди. Симеон Солунский (в гл. 104) говорит: «когда архиерей начинает действовать, он изводит из алтаря всех, не имеющих священной печати: потому что приступает к освящению храма. И посему только освященные печатию священства могут присутствовать и должны все без изъятия служить при омовении и устроении престола: но никто из мирских людей не может быть употреблен к сему служению». И в следующей (105) главе: «и так врата заключаются, ибо алтарь становится уже небом, и туда нисходить сила Святого Духа. Посему и должно быть там одним небесным, т.е. священным, и никому другому не должно смотреть. Ибо святое – святым и освященное – священным, доколе совершаются, – и уже после причащения священников преподаются народу, и то не непосредственно, а посредством священников, и при посредстве некоторых завес». При начатии освящения не только выходят мирские люди, но и все подвижные утвари выносятся из алтаря. Симеон Солунский (в гл. 105) говорит об этом: «износятся и все движимые принадлежности храма из алтаря; потому что все прочие принадлежности алтаря могут быть переносимы и перелагаемы с одного места на другое: но самый престол должен пребывать на одном месте и все, что находится на нем, никогда не должно быть переносимо с него на другое место. Посему святые иконы, священные сосуды и прочие принадлежности алтаря, имеющие быть перелагаемы с места на место, износятся из алтаря, дабы освятить то, что имеет стоять в нем на одном месте и пребыть навсегда неподвижным». Посему в чине обновления храма в книге «Патриаршеский чиновник» напечатано: «таже повелевает все, двизатися могущее, изнести из церкве, и ни кадило же оставити».

§ 6. Воскомастих

Горнец с воскомастихом. Воскомастих составляется из воска, мастики, толченого мрамора и других некоторых ароматических веществ и растопляется на огне. Возлиянием этого воскомастиха на углы начинается освящение престола. Самое же действие возлияния имеет два значения: видимое (чувственное) и таинственное; в чувственном смысле воскомастих возливается для склеения углов престола; в смысле таинственном воскомастих образует те ароматы, с которыми погребено было тело Иисусово. Симеон Солунский (в гл. 106) пишет: «берет иерарх сосуд, где находится воск и мастика с ароматами, смирною, алоем и другими веществами, которые все образуют погребение Спасителя, так как и самая священная трапеза образует живоносный гроб Христов; воск и мастика соединяются с ароматами потому, что эти клейкие вещества потребны здесь для укрепления и соединения трапезы с углами престола; в соединении своем все сии вещества представляют любовь к нам и соединение с нами Христа Спасителя, которые простер Он даже до смерти».

§ 7. Веселеил

Веселеилу же дух премудрости вложивый. Веселеил был главный строитель скинии, поставленный Моисеем по повелению Божию; о нем в книге Исхода (Исх.35) сказано: «се нарече Бог именем Веселеила, сына Уриина, сына Орова от племени Иудина, и наполни его Духа Божия, премудрости и разума, и умений всех, архитектонствовати во всех делесех архитектонства, творити злато и сребро и медь, яже ко святыни надлежащая, по всем елика заповеда Господь».

§ 8. При освящении возливается на престол теплая вода

Возливает на трапезу трижды от теплыя воды. Омовение это потребно также для двух причин, то есть для чувственной и таинственной. Симеон Солунский (в гл. 107) пишет: «и сие омовение бывает для двух целей – чувственной и духовной, то есть для того, чтобы очистилась трапеза омовением, и чтобы освятилась водою, приняв очищение духовное, так как она и устрояется для того, чтобы быть вместилищем Духа. Для сего-то употребляется теплая вода, благословенная и освященная чрез молитву. Ибо для освящения сей воды, которая должна послужить к совершенно священного жертвенника, архиерей призывает во Иордане крестившегося Господа».

§ 9. Поливается красным вином с розовою водою

Вино красное с розовою водою смешанное. После первого омытия водою, престол поливается не одним красным вином, но и соединенным с розовою водою. Симеон Солунский (в гл. 110) говорит: «когда вытерт будет престол (после омовения его водою), приносится благовонное вино с розовою водою. Это делается во изображение того Божественного мира, которое принесла жена в честь погребения Иисусова, как сказано в Евангелии: не дейте ея, да в день погребения Моего соблюдет е (Ин.12:7). Возливая это соединение крестообразно на трапезу, иерарх восклицает: окропиши мя иссопом, и очищуся, и прочие стихи псалма трижды, присоединяя слова к самому действию, во утверждение его и в честь Троицы».

§ 10. Антиминсы суть престолы

И кропит архиерей тем же смешением освящаемые антиминсы прочие. Древние и новейшие церковные законы повелевают во всякой церкви иметь престолы, освященные благословением епископа. Но поелику каменные или деревянные престолы не могут быть удобно переносимы в разные и отдаленные места; то многими веками узаконено употреблять льняные или шелковые антиминсы, приготовленные вместо этих престолов и освященные епископами. – Таковые антиминсы освящаются архиереем и отдельно от храмов вместо престолов, и вместе с храмами. Слово антиминс происходить от ἀντι' вместо, и μι'νδῖον, mensa, стол или трапеза, и есть вещь, употребляемая вместо стола или вместо жертвенника, то есть вместо престола или трапезы. Симеон Солунский (в гл. 108) пишет: «сии антиминсы делаются из льняной ткани и употребляются вместо священной трапезы; на них совершается все, что и на божественной трапезе. Когда нужно, по усмотрению архиерея, они, совершенно освященные, рассылаются по местам, где нет жертвенника, и на них совершается Божественное священнодействие Таин», и (в гл. 126): «таково священнодействие обновления священнейшего храма и его освящения. Тут же освящаются, по некоему древнему преданно, антиминсы, имеющие силу священной трапезы и переносимые с места на место по подобию древней скинии, но имеющие большую сравнительно с нею силу: потому что на них священнодействуется Живый Хлеб Небесный. Даются они, по усмотрению архиерея и по нужде туда, где нет храма, также верным людям, отходящим в путь дальний и продолжительный, или самим царям, чтобы на них можно было совершать Великую жертву и Таинство». Иоанн, епископ критский, в своем 13 правиле говорит: «кто совершает литургию и крестит с антиминсом, в особом украшенном Божественными иконами месте при некоторых домах или на кораблях, тот не осудится: потому что и клирики, следующие за царем во время путешествия, священнодействуют с антиминсом на пустых полях в одном каком-либо определенном для сего холстинном шатре». И еще Симеон Солунский (в гл. 127) пишет: «совершение антиминсов по всему подобно освящению храмов; при освящении их произносятся те же слова и молитвы, какие и при освящении храмов, с тем только различием, что они не водружаются на одном месте и не соединяются с храмом: потому что для них весь мир есть храм Божий, равно как и потому, что они делаются не из камней, но из ткани, наипаче из льна, в знамение того, что на них священнодействуются страдания Христовы, и что они образуют погребение Христово, каковые действия происходили на земле и от земли. Ибо лен – из земли, равно как и гроб Христов был на земле. Итак, все, подобное священной трапезе, приемлют и антиминсы; – и молитвы, бываемые при освящении их, и воспоминание их архиерей творит, когда произносит молитвы, и для освящения их испрашивает нисшествия Божественного Духа. Подобно священной трапезе иерарх и измывает их, и кропит, и мажет миром, творя трижды крест на каждом антиминсе, подобно как и на трапезе, и припевая: аллилуиа. Наконец к антиминсам прилагаются и частицы святых мощей, помазанные миром: они влагаются в маленьком мешочке вместо сосудца и пришиваются с восточной стороны антиминса. Словом все то же без опущения совершается над освящаемым антиминсом, что и над водружаемою божественною трапезою. Ибо и каждый антиминс есть священная трапеза, исполненная славы Божией. Посему же должно наблюдать, чтобы антиминсы не лежали в простых домах и как случится, и чтобы не касались их мирские люди, не имеющие к тому ни потребности, ни достоинства: они употребляются для священнодействия, а священнодействие без иерея не бывает».

§ 11. Престол и антиминсы помазуются св. миром

Потом приносит ключарь святое миро. Помазание престола и всех антиминсов святым миром издревле почитается необходимою потребностию при освящении оных. Св. Дионисий (на стр. 82) говорит: «еще и то приметь, священноначальник, что устав святейших освящений повелевает совершать освящение Божественного жертвенника чистейшими возлияниями священнейшего мира. Ибо ежели Божественнейший наш жертвенник есть Иисус, богоначальное освящение божественных умов: то в Нем и мы, освящаемые и таинственно всесожигаемые, приводимся к Богу». Отсюда Августин (в беседе 4, на обновление храма, или рядом в 255-й) говорит: «сегодня мы празднуем освящение престола, и, достойно и праведно радуясь, совершаем празднество в сей день, в который благословен и помазан тот камень, на котором освящаются для нас Божественные Тайны».

Аллилуиа при помазании престола и антиминсов

Таким образом помазуются и все антиминсы. При всяком же помазании престола и антиминсов архиерей говорит: аллилуиа. Симеон Солунский (в гл. 111) говорит: «затем святое миро приносит и самое совершение жертвенника; посему и возглашается при сем священнодействии пророческая песнь: аллилуиа, являющая пришествие Божие и хвалу Божию; означая: «грядет Господь», она представляет первое и второе Его пришествие и всегдашнее присутствие с нами Духа. Посему-то и церковь всегда и многократно поет песнь сию, особенно при совершении Божественных Таин и прежде чтения Божественного Евангелия: потому что чрез нее означается явление к нам Господа. Три креста творит архиерей на священной трапезе из самого мира, – посреди и с обеих сторон, и потом, растирая эти кресты, он мажет ими всю трапезу: потому что имя Христа Бога нашего – миро излиянное, и когда помазуется миром трапеза, являющая Христа, погребенного в ней, тогда она вся бывает миро. Так как и оная приемлет благодать Духа: то потому, как мы сказали, и поется аллилуиа, что нисходит на нее Бог, и она сама становится орудием даров Святого Духа».

§ 12. Помазуются стены

Архиерей, приняв стручец, помазует на трапезе. Не только трапезы, то есть престолы или антиминсы, но и самые стены в храмах издревле крестообразно помазуются святым миром. Григорий Назианзин (в 9 стихотворении, о храме Анастасии) говорит: «в числе иных храмов есть у Христовых учеников здание великолепнейшее, разделенное четверообразно, со стенами, крестом знаменанными». Здесь должно разуметь, что стены, знаменанные крестом, суть помазанные святым миром. И Августин (книга 4, в гл. 49) против Крескония, говорит: «церковь делается достопочитаемою тогда, когда имеет стены освященные, или святым миром помазанные». Симеон Солунский (в гл. 114): «святое миро, начиная от священной трапезы, освящает и весь храм, так как и чрез принятие плоти все наше естество освящено Божественною благодатию, которую приняв, в след затем св. апостолы по причастию, передали и всему миру». – В этом месте Симеон Солунский в лице архимандритов, игуменов или священников, следующих за архиереем, кропящих храм освященною водою и помазующих стены храма крестообразно святым миром, указует, если дозволяется так сказать, знамение апостолов, преемников Христовых, преподающих благодать всему миру.

§ 13. От мира подается освящение всей церкви и всем людям

Се что добро. Когда изливаемым святым миром помазуется не один престол и не одни антиминсы, но и стены; тогда сие излиянное миро не только освящает помазуемые места, но подает такое же освящение и всей церкви, равно и всем людям, предстоящим в ней совокупно, яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его. Ибо как едина есть доброта и красота единодушных братий, и как едино помазание Аароновой главы и одежд его: так едино есть освящение – и священной трапезы или антиминсов, как жертвенников переносимых, исполняющих дело вместо св. трапезы, – и всей церкви, и всех людей, приносящих в ней свою молитву. В этом состоит вся сила поемого при сем псалма: се что добро, или что красно... В этом же смысле говорится и в следующей молитве: «Якоже излиял еси благодать на святыя Твоя апостолы и на преподобныя отцы, сподобил еси многаго ради Твоего человеколюбия и даже до нас грешных и непотребных раб Твоих прострети».

§ 14. Одежды святого престола

И полагают илитон. На св. престол полагаются три одежды или украшения: катасарка (плащаница), то есть срачица и первая как ближайшая к телу одежда; индития, то есть верхнее одеяние, и илитон, попросту литон. Значение этих украшений показано в 1-й части, гл. 3.

§ 15. Срачица снимается с архиерея по омытии престола при освящении храма

По сем снимается с архиерея запон, то есть имевшаяся сверх одежд его срачица. Поелику сей запон или срачица есть образ погребального Христова синдона (плащаницы), как показано выше (см. §4): то архиерей должен быть одеян оною до того времени, доколе освящается самый престол, знаменующий гроб Христов; а по совершении сего освящения снимается срачица и остальное действие освящения производится без ней. Симеон Солунский (в гл. 115) пишет: «сложив с себя один синдон (то есть срачицу) – поелику он совершил уже гроб Христов, – иерарх в одной архиерейской одежде продолжает священнодействие, – полагает мощи, творит отверстие врат и довершает чин освящения».

§ 16. Каждение при освящении храма

Кадит кругом. Архиерей кадит весь храм кругом в знак того, что благодать Христова подается свыше не только сему храму, но и всей вселенной. Симеон Солунский (в гл. 113) говорит: «за сим архиерей творит каждение по всему Божественному дому, ради благодати, дарованной с неба от Христа всей вселенной».

§ 17. Свещи при освящении храма возжигаются архиереем

Свещу, возжег архиерей своими руками, поставляет на горнем месте возле престола. Это действие имеет сокровенный смысл. Симеон Солунский (в гл. 114) объясняет его так: «иерарх возжигает светильник с елеем своими руками и поставляет его при священной трапезе в честь ее: потому что она есть истинный жертвенник Христов и образует всю церковь Христову, сияющую светом благодати и подающую сей свет всему миру».

§ 18. Мощи св. из другого храма переносятся в новый

И прием святый дискос со святыми мощами. Из ветхого или из другого готового и вблизи стоящего храма в новоосвященный храм с подобающею честию переносятся св. мощи, дабы новый храм посвятить покровительству и защищению готовых ходатайств прежнего храма; или как капли благ небесных из дому Аведдара оросили небесным благословением дом Давидов (2Цар.6); дабы таким же образом и св. мощи, бывшие в ветхом или другом храме и переносимые теперь в новый, сообщили новоосвященному храму прежние и готовые блага храма древнего. Симеон Солунский (в гл. 107) говорит: «потом с крестным ходом и кадилами, со свещами и песнями переносятся святые мощи из ветхого преждеосвященного храма в новый, чем дается знать, что святые присно пребывают с нами, как и Христос, и когда обновляется в нас благодать Христова, тогда и они бывают с нами; и как благодать переходит к нам преемственно, то есть от Спасителя чрез апостолов и их преемников простирается в таинстве священства до наших времен и приходит к нам: та же благодать приходит и в новейшие храмы чрез храмы древние и первые, подобно тому, как и миро освящается чрез миро». – Ибо и в новоосвящаемое миро вливается нарочитая часть прежде имевшегося или преждеосвященного мира, дабы прежнее, соединившись с новым, преподало ему освящение, или дабы первоначальная благодать Божия, содержащаяся во святом мире, преемственно переходила до нас и чтобы будущие после нас люди не лишились той же благодати.

§ 19. «Возмите врата князи ваша» и проч

Возмите врата князи ваша. Сии пророческие слова: возмите врата князи ваша: кто есть сей Царь славы? Господь сил, Той есть Царь славы, св. мученик Иустин философ в разговоре с Трифоном иудеянином (стр. 15) объясняет следующим образом: «когда Христос воскрес из мертвых и восходил на небо: тогда повелено установленным от Бога на небесах князьям (то есть архангелам или другим начальникам ангелов) отверсть врата небесные, да внидет Тот, Который есть Царь славы, и восшед сядет одесную Отца, дондеже положит врагов в подножие ног Его. Но поелику сущие на небесах князи прежде зрели Его, имеющего вид унижен, бесчестен и бесславен: то они, как бы удивляясь такому страшному Его зраку, вопрошали: кто есть сей Царь славы? И Дух Святой от лица собственного Своего или Бога Отца отвечает им: Господь сил, Той есть Царь славы!» Но для чего эти слова произносятся при настоящем перенесении св. мощей, – это объясняет Симеон Солунский (в гл. 118): «когда архиерей войдет в паперть нового храма, тогда внутренние большие двери, то есть те, которые из паперти ведут в притвор (о чем смотри в 1 части, гл. 8, §3), затворяются и песнь: возмите врата князи ваша, поется и вне и внутри храма, потому что мученики (во св. мощах) и сам архиерей, держащий их на главе своей, образуют Христа, а храм – небо. И как ангелы воспевали слова: возмите врата и проч., когда Христос восходил превыше небес, как говорит божественный Давид, так те же слова поются и теперь, когда вносятся священные мощи. Архиерей же читает молитву входа, призывая сослужителей и совходящих ангелов. И таким образом, знаменуя врата храма и отверзая их, священнослужители входят в храм, как бы на небо – входят как бы чрез Великого Отца, Свидетеля Иисус Христова, при отверстии нам небесной скинии: и входит архиерей со святыми мощами и с Божественным Евангелием».

§ 20. Св. мощи поставляются при освящении храма на св. престоле

И поставляет дискос со святыми мощами на святом престоле. В священном дискосе архиерей переносит на главе святые мощи и поставляет их на святом престоле. Симеон Солунский (в гл. 116) пишет: «мощи полагаются в храме, как уже освященные, как уды Христовы и части жертв за Него закланных; они полагаются на священнейший дискос, потому что подвизавшиеся за Христа и Владыку достойно причащаются равной с Ним чести; полагаются на освященной трапезе, потому что мученики умерли со Христом и предстоят Божественному престолу Его славы».

§ 21. Мощи святым миром помазуются

Напред миром помазав. Святые мощи, полагаемые под престолом в ковчежце, помазуются святым миром. Симеон Солунский (в гл. 126) говорит: «потом он (иерарх) влагает мощи в приготовленный для них серебряный, медный или каменный ковчежец и возливает на них Божественное миро, потому что мученики соединены со Христом, – истинным Миром, исполнены благоухания благодати; вместе с тем положение мощей образует погребение Христово, потому что они, как погребаемые, полагаются под гроб Христов, то есть под священную трапезу, и помазуются миром, как помазан был и Спаситель миром от жены пред наступлением страданий и погребения».

§ 22. Мощи полагаются под святым престолом

Закрывает ящичек и полагает под престолом. В Апокалипсисе (Откр.6) сказано: видех под олтарем души избиеных за слово Божие и проч., и в другом месте (Откр.11:16) и двадесять и четыре старцы пред Богом седящия на престолех своих падоша на лица своя, и поклонишася Богу, глаголюще: хвалим Тя, Господи Боже Вседержителю... И дати мзду рабом Твоим, пророком и святым, и боящимся имене Твоего малым и великим. Когда тела мучеников, то есть мощи их, по словам Апокалипсиса, избрали в церквах для себя место под престолами, – неизвестно; известно только то, что, по преданию ли апостольскому или по благочестивому обычаю христиан, сперва начали совершать священнодействие на гробницах мученических, и те же гробницы обращали в жертвенники или престолы Христовы; потом уже ввели в обыкновение и самые жертвенники или престолы освящать с положением святых мощей под ними. Симеон Солунский (в гл. 126) говорит: «внизу под трапезою полагаются св. мощи, – точнее, внутри престола, среди двух столпов, стоящих к востоку: потому что они суть столпы веры, утверждающие церковь исповеданием и пролитием своей крови, подражавшие и ревновавшие Христу, невечернему Востоку».

§ 23. Мощи полагаются в антиминсах

Также архиерей и в антиминс влагает приуготовленныя частицы. Церковь имеет обыкновение полагать мощи мучеников не только под престолами, но и в антиминсах. Обыкновение это, дошедшее до нас по преданиям церкви, как письменным, так и неписанным, сохраняется у нас так твердо, что седьмое правило 7-го Вселенского собора подвергает извержению тех, кои преступают этот обычай, и сверх того самые престолы и жертвенники, в которых не лежат мощи святых мучеников, повелевает: «да раскопаются».

§ 24. В церкви новоосвященной служат, и антиминсы лежат на престоле семь дней

Начинают часы. В новоосвященном храме семь дней сряду совершаются литургии. Симеон Солунский (в гл. 126) говорит: «по освящении литургия совершается в нем всякий день до седьмого дня включительно, – ради даров Святого Духа, поселившегося в храме и имеющего всегда пребывать в нем». Равно и для освященных антиминсов не довольно того, что в них сокрыты святые мощи и исполнен над ними весь обряд, доселе изображенный, но сверх того требуется, чтобы они пребыли на престоле в продолжении семи дней. Матфей Властарь (под буквою А, в гл. 8) говорит: «антиминсы приемлют силу освятительную, которую сообщает им последование освящения нововоздвигнутых храмов и седмидневное священнодействие на них, когда они лежат на престоле».

Церковь освящается обновлениями, отверзениями и проч

Подобным описанием всего пространнейшего чина освящения храмов могут объясняться хотя краткие, но довольно темные слова Вальсамона, приведенные в 4-й части (в гл. 20, §3): «великое различие между церквами, освященными чрез обновления, отверзения и впрестолия, – чрез помазание святым миром и положение святых мученических мощей – и между молитвенными домами, освященными не так, как установлено в чинопоследовании освящения храмов». То есть храм освящается: обновлениями, когда престол обновляется особенными для того установленными молитвами и тогда же освящается и назначается к священнодействию, имеющему в нем совершаться. Отверзениями, когда вместе со внесением в церковь святых мощей делается отверстым вход в храм для народа, имеющего воссылать в нем молитвы. Впрестолием, когда престол крепко утверждается на столпах, когда полагается на престоле Евангелие, носящее образ Христа Царя, когда под престолом полагаются святые мощи с должною честию и установленными обрядами, и наконец, когда епископ восходит на горнее место, как на престол. Помазанием святого мира на престоле, на антиминсе и на стенах. И потому все те домы, которые не освящены таким образом, и на которые преподано только одно молитвенное благословение, предшествовавшее обитателям при первоначальном входе в оные, имеют только честь мест и домов молитвенных, то есть могут служить местом молитв, но не священнодействия бескровной жертвы.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ


 Часть 2Часть 3Часть 4 
Комментарии для сайта Cackle