Азбука веры Православная библиотека Виктор Доримедонтович Фартусов Описание моделей Ноева Ковчега, Скинии Моисеевой, первого и второго Иерусалимских храмов, купели при втором храме Гроба Господня и вертепа Вифлеемского
Распечатать

Виктор Доримедонтович Фартусов

Описание моделей Ноева Ковчега, Скинии Моисеевой, первого и второго Иерусалимских храмов, купели при втором храме Гроба Господня и вертепа Вифлеемского

Содержание

Описание модели Скинии, построенной пророком Моисеем Ковчег Завета Стол с хлебами предложения Семисветильник Переносный Жертвенник Описание модели первого Иерусалимского Храма Море или большой чан при первом Иерусалимском Храме Мехонофы, стоявшие в первом Иерусалимском Храме Жертвенник Описание модели второго Иерусалимского Храма, устроенного согласно Божиим указаниям пророку Иезекиилю Устройство Жертвенника во втором Храме Описание модели купели, пять притворов имущей Описание модели гроба Господня Модель вертепа  

 

Вчитываясь в приведенные слова Библии и стараясь на основании их составить модель Ковчега, с техническим, насколько я понял, устройством его, я убеждаюсь, что это сказание Библия дает нам понять, что Ковчег был устроен в виде большой лодки, на что указывают слова: «сведи верх в локоть», т. е. на лодке сделай крышу, на что и указывают слова: и открыл Ной кровлю и посмотрел.

Но надо заметить, что все меры, приведенные в Библии, относятся к внутренней стороне Ковчега, а не к наружной стороне его, т. е. в локоть были сведены все внутренние части как к верху, так и к низу и на концах.

Ковчег был сделан из не гниющих деревьев, т. е. из свежих деревьев, которые на корне не начинали еще гнить, и обтесанных четвероугольных и плотно прилегавших друг к другу.

Сказано: «осмоли его внутри и снаружи». Осмолить снаружи было необходимо – чтобы вода не приставала к дереву, а внутри – для очищения воздуха и для предохранения от промокания и гниения, в особенности нижней части Ковчега.

«Сделай отделения в Ковчеге», т. е. разные помещения как для зверей, так и для скота, чтобы они не сбивались в кучи, отчего могло потеряться равновесие, – а также для птиц и разных гадов. Вместе с тем эти отделения были необходимой связью для прочности устройства Ковчега, чтобы он не мог распасться, – так как капитальные связи требуются не только при постройке большого корабля, но и большой лодки.

«Устрой в нем нижнее, второе и третье жилье». Мер разделения не сказано, но я думаю, что они были разделены на равные части – по 10 локтей, т. е. в Ковчеге, кроме дна и крыши, было еще два пола. Под первым полом поверх дна Ковчега находилось нижнее жилье: № 1 оно могло быть также 10 локтей в середине, а бока сходились к боковым частям; там могли помещаться змеи и всякие гады; питаться они могли пометом и мочой людей, скота и зверей, который падал на дно Ковчега. Этим уничтожался дурной и вредный запах от помета, а дурной запах от гадов и зверей вообще уничтожался смоляным запахом от стен.

№ 2. Поверх первого пола в Ковчеге по середине, по обеим сторонам его могли быть устроены особые отделения, служившие помещением для скота и зверей. Это было среднее жилье. В высоту все эти помещения могли иметь не более 10 локтей, а в ширину они были различной величины. № 3. Для зверей, так и скота средней величины не нужна была высота в 10 локтей, то № 4 над ними могло быть помещение для птиц. № 5. На середине Ковчега могли помещаться крупные животные и звери, № 6 по бокам мелкий скот и мелкие звери и № 7 ящики для воды; № 8 а на мысах Ковчега могло помещаться сено и солома для корма скота и травоядных животных.

№ 9. Над помещением зверей и птиц в верхней части Ковчега находилось третье жилье, – для Ноя с семьей, а также для запаса пищи, как сказано в 21 ст. «ты же возьми себе всякой пищи, какой питаются, и собери к себе и будет она для тебя и для них пищей».

№ 10. По бокам жилья шли коридоры, чтобы по ним свободно могли проходить Ной и члены его семейства при раздаче пищи и питья животным. № 11. В полу этого коридора, вероятно, были прорезаны малые окна или дыры для прохода света и воздуха в нижнее помещение гадов, а также для выхода оттуда дурного воздуха, который проходил через окно в Ковчег наружу. Таким образом, этот коридор был необходим для удобства обитателей Ковчега.

Около всех помещений должны были проходить узкие проходы, так что самые помещения не соприкасались с наружными стенами Ковчега. Поэтому Ной и члены его семьи могли свободно проходить вокруг Ковчега и производить очистку от помета животных.

№ 12. Дверь внутрь Ковчега, как сказано выше, была устроена сбоку, т. е. со стороны в 300 локтей и, вероятно, в среднем жилье, где находились звери и животные.

По всему вероятию, звери, скот, птицы и гады были взяты в детском возрасте; при этом гады уползли в нижнее жилье, а птицы влетели в верхнее помещение за свои решетки.

№ 13. Ной и вся его семья должны были входить в верхнее помещение по лестнице, по которой они потом сходили для раздачи пищи и питья животным и птицам; дверь была затворена Самим Богом, так как Ною нельзя было затворить ее изнутри собственными силами, – тут требовалась другая помощь. Если бы затвор двери был устроен человеком, то ее нужно было бы наглухо засмолить, чтоб не проникала вода, и тогда Ною невозможно было бы открыть ее изнутри при выходе его из Ковчега.

№ 14. Окно, которое, вероятно, находилось над дверью, было прикрыто, ибо сказано, что Ной по окончанию дождя, выпуская ворона и голубя, открыл окно. Из этих слов также видно, что к окну из жилья был проделан коридор, по которому он мог проходить отворять и затворять окно для очистки воздуха в Ковчеге.

Так как крупные животные были по середине Ковчега и тяжесть равномерно распределялась по обеим сторонам, а самый Ковчег имел форму лодки, то он мог спокойно плавать даже при сильном ветре и дожде; но Библия не указывает на то, что во время сорокадневного дождя был ветер; он был послан Богом после, для просушки земли, через 150 дней.

«И вспомнил Бог о Ное и о всех зверях и о всех скотах и о всех птицах и о всех гадах пресмыкающихся, бывших с ним в Ковчеге, и навел Бог ветер на земле, и воды остановились».

«Этот стих ясно указывает на то, что при всемирном потопе не было бурно бушующей воды; если бы был ветер, то он не дал бы равномерно покрыть землю воде, которая поднялась на 15 локтей выше самых высоких гор.

Проверив по атласу породы всех зверей и животных и сопоставив количество этих пород с размерами Ковчега и раздельных помещений в нем, я нахожу, что помещения в Ковчеге для животных было вполне достаточно и тесноты в нем не ощущалось.

Описание модели Скинии, построенной пророком Моисеем

Модель Моисеевой Скинии составлена мной на основании сказания книги Исход, гл. 26 и следующих.

Из этого сказания видно, что Скиния имела вид очень большой палатки, весьма богато и роскошно украшенной и удобно собираемой и разбираемой для переноски с места на место. Вся собранная Скиния имела в длину 60 локтей, а в ширину 20 локтей и разделялась внутри на две части: № 1. Первая часть – Святое Святых – представляла из себя квадрат в 20 локтей; здесь находилась главнейшая святыня Скинии – № 2 Кивот Завета, данный Богом еврейскому народу через пророка Моисея. Вторая часть – № 3 Святилище – имела в длину 40 локтей, а в ширину 20.

Собираться Скиния могла таким образом. Выбирали ровное и возвышенное место, на котором на известном расстоянии друг от друга ставили подставы № 4 под столбы и притом так, что каждая подстава с одной стороны Скинии была против соответствующей ей подставы с другой стороны. На южной и северной стороне Скинии полагалось по 20 подстав, на западной стороне по две подставы по углам, как основания углов и между ними 6 подстав. На восточной стороне не было столбов, потому не было и подстав. В этих подставах, в середине их, были устроены углубления, в которые вставлялись № 5 столбы своими, подрезанными в нижней части, шипами. Эти подставы были вылиты из серебра.

Столбы имели в высоту 10 локтей, а в диаметре 1½ локтя. Диаметр в 1½ локтя указывает на то, что столбы были вытесаны четырехугольно. Они были сделаны из свежих деревьев, которые не начинали гнить на корне, гладко остроганы и окованы золотом № 6. В нижних частях колонн были вставлены золотые кольца. В эти кольца между колонн вставлялись жерди, тоже чисто выстроганные и обложенные золотом. Эти жерди служили упорами, благодаря которым столбы не сходились в нижних частях Скинии.

Когда столбы были вставлены нижними шипами в подставы и жерди были вдеты в кольца столбов, то столбы могли стоять свободно. Тогда на верхние шипы столбов, по сказанию Библии, надевались другие вылитые из серебра подставы № 7.

№ 8. На эти верхние подставы клалась верея из 5 брусьев, вероятно, так: два бруса, соединенные между собою скобами, образовали первый ряд, в котором были прорезаны впадины для шипов столбов. Библия называет их вереями. На них клали еще в ряд три бруса.

№ 9. По середине Скинии проходил поперечный брус, а на восточной стороне не было брусьев. Этот брус посередине сдерживал верх столбов, чтобы не расходились и не провисал верхний покров Скинии. Библия называет эти брусья хомутами.

Всех покрывал в верху Скинии было 4 и лежали они одно над другим. Первое покрывало № 10, находившееся внизу и образовавшее потолок Скинии, будучи положено поверх поперечной балки, прикреплялось своими петлями к крючьям, вбитым на внутренней стороне балок с западной, северной и южной стороне Скинии. Оно было выткано из пряденного виссона, шерсти, ниток окрашенных в синий, красный и темно-красный цвет; на нем были вытканы изображения Херувимов во весь рост. Выткать полотно шириной в 20 локтей было невозможно, поэтому эту первую покрышку составляли два покрывала, состоявшие каждое из 5 полотнищ по 4 локтя ширины и по 28 локтей длины; на этих полотнищах с каждой стороны было пришито по 50 петель, которые друг с другом соединялись 50 золотыми крючками. Таким образом для покрышки Скинии было выткано всего 10 полотнищ.

По моему предположению, полотнища эти были вытканы вышеозначенными цветами так: фон около Херувимов был синего цвета, как голубое небо, Херувимы были вытканы из нитей белого и красного цвета, так что они были как бы огненные, тени же на Херувимах и контуры их были темно-красного цвета. Вероятно на каждом полотнище по ширине его было изображено по два Херувима, при чем фигуры Херувимов были обращены на вытканную посреди их пальму и финиковое дерево. В длину же полотнищ было выткано столько Херувимов. сколько позволял размер покрывал.

Эти два покрывала, соединенные между собой крючьями, имели каждое по 28 локтей и составляли покрышку Скинии в 56 локтей, – между тем известно, что Скиния имела в длину 60 локтей, таким образом выходит, что 4 локтей для покрытия Скинии как бы не хватало. Но на самом деле это объясняется тем, что верхние брусья вереи выступали по локтю вперед против нижних двух брусьев. Таким образом не нужно было делать покрывала длиннее 28 локтей.

№ 11. На первое покрывало полагали второе, которое состояло из 11 полотнищ, каждое по 30 локтей длины и по 4 локтя ширины. У этих полотнищ также были пришитые петли для соединения одной опоны с другой; они стягивались медными крючками, так как их не было видно. Петель и крючков было употреблено на соединение полотнищ второго покрывала столько же, сколько и в первом покрывале, и все они были расположены в том же порядке, как и в первом покрывале. Так соединяли 5 сшитых полотнищ, пришитые в длину к первым; все 10 полотнищ вместе составляли покрышку в 20 локтей в ширину и 60 локтей в длину. Сверх того, к этому второму покрывалу в 20 локтей ширины и 60 локтей длины, было пришито разрезанное пополам 11 полотнищ или опона. Таким образом ширина покрывала оставалась та же, а длина получалась в 64 локтя. Благодаря этому второе покрывало, закрывая весь верх Скинии, еще свешивалось с западной и восточной стороны по 1 локтю лишка.

Отсюда выходит, что весь верх Скинии с выступами наружу верхнего карниза был в 64 локтя, а так как первое покрывало, которое закрывало пустое пространство сверху Скинии, было 56 локтей, то и выходит далее, что вся ширина верхнего карниза была в 4 локтя (64–56=8:2=4). Таким образом, указанные в Библии меры Скинии – 20 локтей ширины и 60 локтей длины относятся к внутреннему размеру Скинии от столбов до столбов.

№ 12. На тканое из шерсти второе покрывало Скинии было положено третье покрывало из овечьих кож красного цвета, которое, вероятно, было уже сшито.

№ 13. Ha третье покрывало полагалось четвертое, про которое сказано в Библии, что оно было из синих кож.

Входили в Скинию с западной стороны, восточная сторона была завешена завесой, № 14 повешенной № 15 на пяти столбах, обложенных золотом, № 16 поставленных на серебряных подставах, № 17, а наверху не было подстав, но сказано верх серебряный, а завеса была украшена одними узорами без Херувимов.

№ 18. Для того, чтобы отделить Святое Святых, где стоял Кивот Завета, от Святилища, ставили столбы, № 19 в серебряных подставах, № 20 и на столбах верха были серебряные, а на верха столбов прикрепляли завесу.

№ 21. Эта завеса, как в первое покрывало Скинии, была выткана из синеты, червленицы и багряницы тканые и виссона пряденого и украшена изображениями Херувимов. Она висела на 4 столбах.

№ 22. Перед завесой внутри Святилища по правую сторону от середины его ставился Семисветильник в виде крина, а по левую № 23 Стол с хлебами предложения, № 24, а в середине Святилища между Столом и Семисветильником находился кадильный Алтарь, мерой в 1 локоть квадрату и в 2 локтя вышины, обложенный золотом, имевший наверху венец и по углам 4 рога с крышей над ними.

№ 25. Скиния устанавливалась посреди двора, имевшего в длину 100 локтей, а в ширину 50 локтей, № 26. На продольных боковых сторонах двора стояло по 20 столбов, высотой по 5 локтей; № 27 под ними подставы были литые медные, № 28, а верха были серебряные; завесы на них по 5 локтей высоты висели из тонкого виссона; крючки, на которых висели эти завесы, были серебряные. На коротких поперечных сторонах двора стояло по 10 таких же столбов, как и на продольных сторонах, с такими же подставами и верхами.

Эта ограда двора собиралась так же, как и Скиния, с той разницей, что на столбах ее для скрепления верхних частей не полагалось никаких № 29 брусьев, поэтому завесы здесь вешались на крючья, вбитые в самые столбы и прикреплялись внизу к нижним частям сих, этим и связывались между собой отдельные части ограды. Этот двор был назначен для священников, и посторонние люди туда не входили.

№ 30. Внутри этого двора перед входом в Скинию был устроен особый двор. № 31. На боковых сторонах его стояло по 3 столба, № 32 па медных подставах, высотой по 15 локтей без вереи. № 33. На них висели завесы по 15 локтей. № 34. На лицевом же фасаде его находились 4 столба, имевшие 20 локтей высоты, № 35 на котором висела завеса в 20 локтей, украшенная узорами без Херувимов. На этом № 36 дворе помещалась умывальница для священников, входящих в Скинию.

Эти столбы были обложены серебром, подставы под ними – вылиты из меди, а верха на столбах были обложены золотом.

№ 37. Вокруг двора священников был еще двор, где стоял народ; в Библии не указана мера этого двора, № 38 сказано только, что он был огорожен медными кольями и веревками. На этом дворе стоял Жертвенник.

Этот двор необходим был для того, чтобы не входили язычники и не заходила скотина к жертвеннику и двору священников.

Λ» 39. Колья и веревки нужны были и для Скинии, ими прикреплялись кожаные покрывала и брусья, лежащие на столбах.

№ 40. В самой Скинии был устроен деревянный пол.

Разбиралась Скиния следующим способом. Сначала выносилась Главная Святыня через главную завесу, потом снимались покрывала одно за другим, потом верхние три бруса, за ними нижние два бруса, лежавшие на подставах; далее снимались с колонн верхние подставы, по-нашему капители, разбирались столбы и убирались подставы. После того все предметы укладывались отдельно и переносились или перевозились при передвижении стана Израильтян.

В заключение несколько слов о том, куда было обращено в Скинии Святое Святых – на восток или на запад. Прямого ответа на этот вопрос в Библии мы не находим. Но так как в Иезекиилевом пророчестве изображение второго Храма Святое Святых указывается на восточной части Храма, то нужно думать, что и в Скинии оно находилось на востоке, ибо как первый, так и второй Иерусалимские Храмы строились несомненно по образцу Скинии. Таким образом части Скинии располагались приблизительно так: на западе притвор, далее к востоку Святилище, а за ним Святое Святых.

По примеру Скинии устроены и наши православные храмы.

При Моисеевой Скинии находились следующие священные предметы и принадлежности, сооруженные Моисеем согласно указаниям Божиим: 1) Ковчег Завета, 2) Стол с хлебами предложения, 3) Семисветильник, 4) Переносный Жертвенник и 5) Кадильный алтарь.

Ковчег Завета

Для Ковчега Завета был устроен пророком Моисеем из свежего не гниющего дерева ящик со дном длиной в 2½ локтя, шириной 1½ и высотой 1½ локтя; таким образом высота его была одинакова с нашими престолами (1 арш. 6 верш.) 1).

Он был обложен как внутри, так и снаружи чистым золотом высокого качества. К верхней кромке ящика был пристроен венец, как бы карниз с витыми узорами, которые обходили кругом Ковчега. Этим придавалось Ковчегу красивая форма. На карниз полагалась крыша, имевшая в длину 2½ локтя, а в ширину 1½ локтя, она была сделана из чистого золота, как и стоявшие по краям ее во весь рост Херувимы. Эти Херувимы были чеканной работы; крылья их были распростерты и сходились одно с другим над Ковчегом, лица их были обращены в середину Ковчега и смотрели на крышу его, под которой, внутри Кивота, находились заповеди Завета. По 4 углам ящика, вероятно, с узких боковых сторон его, были приделаны золотые кольца, а в них было вдето два шеста из свежего дерева; эти шесты были тоже обложены золотом, как и самый Ковчег. Они из колец не вынимались даже и тогда, когда Ковчег стоял на месте.

В устроенном так Ковчеге хранились: 1)Скрижали, на которых были начертаны заповеди данные Господом Богом, 2) Жезл Ааронов расцветший и 3) стамна (чаша) с манной.

Стол с хлебами предложения

Этот стол был сделан из свежего дерева, он был в 2 лок. длины, в локоть ширины и 1½ лок. высоты, т. е. 1 арш. 6 верш. Устройство его было такое: 4 ножки стола были соединены в верху поперек лежащими досками, по одной на каждой стороне, в локоть ширины. По верхнему краю этих досок шел венец, как бы карниз, который был сделан из золота, низ же поперечных досок был обложен полукруглым витьем из золота, что составляло как бы фриз карниза. Поверх венца лежала крышка, на которую и клали хлебы, называемые священными. Дерево стола и ножек было обложено золотом. В нижних концах 4 ножек, вероятно, с узких боков, были приделаны золотые кольца, в которые вдевались деревянные, обложенные золотом шесты для ношения стола.

Семисветильник

По правую сторону завесы в Святилище стоял Семисветильник. Он был сделан из чистого золота чеканной работы, подобно крину, таким образом: внизу были подставы подобно корням дерева, из которых выходил как бы ствол, на котором было 4 шара, формой напоминавшие яблоки. Из этого ствола выходило 6 стеблей. Каждый из этих стеблей состоял из 3 продолговатых шариков и цветков. Все эти 6 стеблей окружали седьмой ствол и вместе с ним составляли Семисветильник. Вверху все стебли и ствол оканчивались цветком, имевшим форму лилии; они утверждались на особых продолговатых шариках, имевших у стебля листья, какие бывают у орехов. Эти лилии на конце каждого стебля образовали собой как бы чаши, куда вставлялись лампады. Все ветки лилии, как и лампады, кончались на одной поверхности, как сказано, что все семь светильников были как бы один.

0 кольцах под Семисветильником или на нем, в которых бы вдевались шесты для ношения, не сказано; вероятно, его укладывали в особый для него устроенный и мягкий внутри ящик, чтобы не погнуть изваянных на нем листов и цветков.

Переносный Жертвенник

№ 41. Этот жертвенник, как и все принадлежности Скинии, был устроен так, что мог разбираться, в случае перенесения Скинии на другое место.

Собирался он таким образом. Прежде всего ставили медный ящик с дном (в Библии он называется горшком). Сколько он имел в высоту, ширину и длину не указано, но сказано, что решетка в этом ящике, через которую должна была падать зола от дров и жертв, была в половину всего Жертвенника; так как последний имел 5 лок. квадрату, то решетка имела 2½ лок.; такую же меру имел в квадрате, вероятно, и сам ящик.

По всей вероятности он был четвероугольный со дном, сделанным из толстой меди. К нижней части ящика были приделаны 4 кольца, в которые продевались шесты на случай переноски.

Верхняя крыша ящика состояла из решетки (в Библии она называется мрежей). Края этой покрышки были приподняты и расширены. Это было сделано для того, чтобы зола, падавшая с другой решетки, помещавшейся еще выше, вся попадала на нижнюю решетку, а через нее в ящик.

Эта верхняя решетка, имевшая, как и нижняя, 2½ лок.·квадрату, составляла середину медной плиты, которая имела 5 лок. квадрату. На нее клали дрова и жертвы; по сторонам эта плита имела 4 кольца, в которые и вкладывались шесты для ношения. При собирании Жертвенника эту плиту клали поверх второго ящика без дна, внутри которой и помещался первый описанный выше ящик.

Второй ящик был вышиной в 3 локтя, а длиной н шириной по 5 локтей; сделан он был из свежего не гниющего дерева и обложен, как внутри так и снаружи, медью. Внизу на 4 углах его были пристроены кольца для вдевания шестов, при посредстве которых этот ящик переносился. По бокам верхней части ящика было устроено возвышение в роде венца, внутрь которого и вставлялась описанная выше верхняя медная плита с решеткой. По 4 углам ящика возвышались стояки (по Библии – рога), на которых покоилась крышка, защищавшая помещавшиеся на плите жертвы и дрова от дождя. Эти стояки были также обложены медными листами, чтобы во время жертвоприношения не могли загореться.

Такой сборный Жертвенник свободно собирался и разбирался, и по частям его легко можно было переносить.

Так как Жертвенник имел в высоту 3 локтя, то около него ставился помост из досок, высотою не менее 1½ лок. К помосту приставлялась лестница, имевшая 6 ступеней. В описании книги Левит непосредственного указания на лестницу нет, но в другом месте Библии Господь говорит Моисею: «не входи к Жертвеннику по лестнице, чтобы не видели твоих голых голеней». Между краями помоста и самим Жертвенником оставался проход в локоть ширины, огороженный барьером, который имел 2 локтя высоты. Проход этот окружал весь Жертвенник и по нему ходили священники, приносившие дрова и возлагавшие жертвы на Жертвенник.

Описание модели первого Иерусалимского Храма

Модель первого Иерусалимского Храма составлена мною на основании сказаний 3 книги Царств гл. 6–7 и 2 книги Паралипоменон гл. 3–4.

Отсюда мы узнаем прежде всего, что внутренность первого Иерусалимского Храма была по размеру одинакова со Скинией, построенной пророком Моисеем по указанию Божию.

Так, Святое Святых имело 20 лок. в длину, ширину и высоту.

Каменная преграда, отделяющая Святое Святых от Святилища, имела высоты 20 лок. Посередине этой преграды была устроена дверь с украшенными косяками, имевшая пятиугольную форму. Двустворчатые двери навешивались на петли, на которых они вращались. На каждой половинке дверей было изображено по Херувиму, смотрящему в середину дверей. Через эти двери мог входить во Святое Святых первосвященник и на случай войны выносить Кивот Завета, как победоносное знамя. Во Святом Святых стояли фигуры двух Херувимов, вырезанные из кипарисового дерева (каждая по 10 лок. высоты). Крылья их имели по 5 лок. каждое и были распростерты так, что одно крыло касалось стены, а другое крыло касалось крыла другого Херувима, а лица Херувимов были обращены в середину, где стоял Кивот Завета, перенесенный из Скинии. Дерево, из которого они были сделаны, было вызолочено кованными листами, золото было употреблено самое мягкое, т. е. самой высшей пробы. Из этого видно, что слой золота был довольно толст.

Потолок во Святом Святых был утвержден на толстых балках, дерева для которых привозились с Ливанских гор и притом были самые отборные, – они служили также связями каменных стен и были украшены орнаментами с позолотою. По балкам были положены деревянные щиты, на которых были вырезаны рельефные изображения Херувимов, обращенных лицами к находящимся посреди них деревьям.

Стены внутри Святого Святых, вместо штукатурки, были обложены досками из дерева с вырезанными узорами переплетающихся между собой фиников, цветов и листов с корнями, помещенными между фигурами Херувимов. Так как доски были кедрового красного цвета, то орнаменты были вызолочены.

Перед завесой Святого Святых стоял Жертвенник или кадильный Алтарь, сделанный из кедрового дерева и весь обложенный золотом, который поэтому назывался золотым. Мера его неизвестна.

Святилище в Соломоновом Храме было также одинаковых размеров со Святилищем Скинии: внутри оно имело 40 локтей длины и 20 лок. ширины, высота же его достигала до 30 лок. Устройство потолков и окладка стен кедровыми досками в техническом отношении были такие же, как и во Святом Святых; точно также были сделаны украшения на стенах и позолота вырезанных по дереву орнаментов, а между орнаментами были изображены во весь рост Херувимы, обращенные лицами к пальмам или финикам.

Неизвестно только, имели ли Херувимы в первом Храме по два лица, т. е. лице человечье и лице львиное, как во втором Храме? Пожалуй, что не имели, потому что сказано только про одно лицо Херувимов, как в Скинии, так, и в первом Храме. Во Святилище было поставлено 10 золотых светильников, пять по правую сторону и пять по левую, и 10 золотых столов, также пять по правую сторону и пять по левую.

Описанные части Храма представляют центральную часть Храма или самый Храм.

Библия отмечает особенное устройство окон в этом здании, вероятно, не употреблявшееся раньше. По-видимому, окна раньше устраивались с прямыми стенками, но в Храме их устроили как бы с косыми, т. е. самый разрез окна, выходивший наружу, был небольшого размера, а во внутрь Храма он расширялся, что было удобно для освещения как потолка, так и пола. В эти окна были вделаны особые решетки, вероятно, литые из меди и вызолоченные. Пол внутри Храма (и в притворе), был обложен золотом. Золотые украшения со вставленными среди них драгоценными камнями были также на стенах, окнах, карнизах и дверях Храма. Таким образом вся внутренность Храма блистала золотом с переливом драгоценных камней.

В книге Царств на высоту Храма указывают две меры: одна мера высоты внутри 30 лок., а другая 40 лок.; как та, так и другая верны, но с той разницей, что 30 лок. считается до верхней части от верхнего пола, а вторая мера от нижнего пола. Дело в том, что под верхним полом Храма было помещение, где хранилось имущество Храма – деньги, разные сосуды и драгоценности, – с этой-то нижней частью Храма и образовывается высота Храма в 40 локтей, а высота Святого Святых в 30.

Крыша Храма была плоская, и по ней свободно ходили. С боков крыша была отгорожена высокой, роскошно украшенной балюстрадой (которую по закону обязаны были делать во всех зданиях); – все это было вызолочено и имело богатый вид.

Стены Храма внутри были устроены уступами во-первых для того, чтобы верха стен были легче, как и сейчас строятся дома, во-вторых для того, чтобы удобно было производить промывку и чистку стен от копоти и дыма жертвоприношений. Каждый уступ, вероятно, был не менее локтя и был огорожен барьером по карнизу, чтобы кругом свободно могли ходить священники и омывать стены с лестниц.

К западной части Храма примыкал притвор, имевший в ширину 20 локтей, а в длину пред Храмом – 10 лок., в вышину это строение имело 120 лок. от земли.

Он был пристроен к стене Храма и из него вела внутрь Святилища двустворчатая дверь, державшаяся на петлях. Какой высоты была эта дверь, в Библии не указано, но можно предположить, что она была одинакового размера с дверью второго Храма, т. е. имела 10 лок. высоты и 10 лок. ширины: она была сделана из кедрового дерева и украшена вырезанными изображениями Херувимов и позолотой, как и внутренняя стена Храма. Сверх того на ней были золотые ручки и запор. Ключ от нее хранился у Соломона.

Кроме той парадной двери Библия указывает еще на две другие двери, сделанные из кипарисового дерева и украшенные. Как видно, они были устроены по бокам притвора для входа и выхода священников для служения при Жертвеннике и Храме и входа в усыпальницы царей, которые были построены вокруг Храма. Их было 30 под одной кровлей, соединенные со стеной Храма и связанные балками с Храмом, что по архитектуре давало прочный устой стенам Храма 2).

Про ширину и высоту входа в притвор в Библии не говорится, но Иосиф Флавий пишет, что он был шириной в 20 лок., что может быть и правдоподобно.

Над притвором была устроена каменная башня. Три стены этой башни лежали на стенах, прилегавших к стенам Храма, а четвертая, со стороны входа, лежала на двух медных балках. Эти балки Библия называет мрежами, так как они были решетчатые. Между решетками этих балок были сделаны выпуклости в виде огурцов, которых всего было 200 штук на каждой балке. Эти балки лежали на 2 медных колоннах, высотой 18 лок. каждая. Колонны были круглые и имели в округлости 14 лок.; медь на колоннах была толщиною в 4 перста, т. е. около трех вершков в углублении орнаментов, которыми были украшены колонны. Капители на колоннах были также вылиты из меди и имели в высоту 5 лок. Верхняя часть капителей была вылита в виде расцветающих лилий. Вероятно, под колоннами были устроены подставы, т. е. пьедесталы, которые, судя по широте колонн, имели 12 лок. высоты. Таким образом выходило, что все колонны с капителью имели 35 лок. в высоту; на эту высоту указывает книга Паралипоменон. Колонны эти носили особые названия: стоявшая по правую сторону называлась Иахун – Исправление, а по левую – Воаз –Крепость. Кн. Паралипоменон гл. 3.

Между столбами была устроена к притвору лестница из певгового дерева, а помост перед Храмом для священнослужителей был деревянный.

В Библии сказано, что во время постройки Храма ничего не вырубали и не тесали на месте и не было слышно стука ни одного железного орудия. – Так действительно могло быть: для этого по ранее составленному детальному чертежу, хотя бы на холсте или деревянном щите, были детально вычислены все размеры, после того наружные камни отесывались и приготовлялись по рисункам в особых мастерских, затем на них вырубались разнообразные украшения. Когда камни таким образом совершенно обделывались, их уже в готовом виде привозили на место и клали, как они были прилажены в мастерских, – заливая только раствором извести. Что касается внутренних камней небольшого размера и нетесаных, то их клали прямо рядами, как они были выломаны из гор, при этом заливали наружные швы, чтобы раствор извести не вытекал, потом заливали жидким раствором, как и теперь делается при постройке стен из нетесаного камня.

С деревянной внутренней облицовкой обходились так: приготовив в мастерских описанные из бревен брусья, продолбя в них, где нужно, впадины (чтобы вставлять в них другие брусья), а в поперечных брусьях, зарезав шипы и впадины для скоб по заранее определенным размерам, устроив все основание Храма и заметя каждую часть, где она должна приходиться, затем, привезя все это на место, – утверждали эти части без всякого стука железом; при этом кладка каменных стен шла вместе с постановкой деревянного каркаса для внутренней облицовки деревом. Для того, чтобы связать этот каркас с каменной кладкой, закладывали крюки один конец в стояки деревянного каркаса, а другой конец их заливали между камнями, – при этом тоже не нужно было стука. По окончании кладки стен и после постановки деревянного каркаса до потолка, клали вытесанные из бревен и прилаженные балки на уступы стен и уже на них утверждали потолок, для чего опять не нужно было стука и тески топором.

Внутренняя облицовка потолков и стен, сделанная из кедровых досок, должна была быть приготовленной в мастерских щитами с загнанием в них шпонов, чтобы щиты не коробились; при этом все украшения были, вероятно, вырезаны на месте, а может быть и вызолочены и уже в готовом виде привинчивались к подрешеткам, – как на стенах, так и на потолках особыми винтами, па которые Библия указывает, называя их золотыми гвоздями. Если эти гвозди были винтами, что для прочности необходимо, то опять легко было обойтись без всякого стука.

В одно время с Храмом строился расположенный вокруг него и дом для священников, – на это указывает то, что балки этого дома были вложены одними концами в стену самого Храма, а другие концы проходили в боковые пристройки, а именно: в усыпальницы царей. Библия на эти балки указывает, как на связи Храма, говоря: «сотвори вязания кругом всего Храма». Это для устоя Храма было необходимо, так как Храм был выстроен на горе и самая середина горы была священна, – на ней Авраам приносил в жертву Исаака, а всю низменность до уровня горы нужно было засыпать, а насыпь не могла прочно держать фундамент. Балки под фундаментом были необходимы, которые клались в три ряда: первый на 5 локтей, второй выше на 5 лок. и третий ряд еще выше на 5 локтей. И здание около Храма, назначенное для священников, было выстроено в три ряда.

Устройство этого здания было таково: примыкая к притвору с двух сторон его – оно в виде буквы и обходило Храм вместе с Давиром с трех сторон, т. е. с восточной, северной и южной, но при этом не касалось самой стены Храма, так что между Храмом и зданием оставался проход. Здание разделялось на отдельные комнаты, всего этих комнат в каждом этаже было по 30, а во всех ярусах 90, на что указывает и Иосиф Флавий, говоря о комнатах, как о особых жилищах.

В комнатах второго и третьего этажей помещались священники, отправлявшие чреду своего служения при Храме; в нижних комнатах находились запасы муки, крупы и масла, а, может быть, и кожи с жертвенных животных, которые шли на пользу священнослужителей, – таким образом эти комнаты служили амбарами для склада имущества священнослужителей.

Стены комнат, судя по размерам второго Храма, имели внизу 4 локтя толщины, а к верху становились тоньше, отчего и получились в них уступы. Таким образом во втором ярусе стены были толщиной уже в три локтя, в третьем ярусе – в два локтя.

Внутренние размеры комнат были таковы: нижние комнаты имели по 5 локтей квадрату, комнаты второго этажа – по 6 локтей квадрату, а третьего – по 7 локтей.

Какой высоты были комнаты и все те здания – не указано.

Окна во всех комнатах смотрели во двор, окружавший здание Храма, а двери были обращены к самому Храму. Поэтому между зданием, где помещались комнаты, и самим Храмом, в узком проходе между ними во всех трех этажах шли галереи, через которые священники проходили в комнаты. Библия называет их притворами. Они обходили вокруг всего Храма и даже Давира, что приводило к разным неудобствам, потому такое устройство галерей и осуждается впоследствии Библией. Входили на эти галереи через особую витую лестницу, которая устроена была на юго-восточном углу дома священников.

То обстоятельство, что окна комнат были обращены во двор, а двери выходили к Храму, в архитектурном отношении было, конечно, красиво и имело свои удобства, но в практическом отношении устройство галерей к стенам Храма часто вызывало нарушение должного благоговения к Святому месту. Действительно, живущим во втором и третьем этажах здания необходимо было для удовлетворения естественной нужды выходить по галереям кругом Храма, что многие, может быть, и не делали, а допускали себе испражняться на самую стену Храма. Вероятно, об этих то мерзостях и других, творимых в домах священников при первом Храме, в говорит Господь пророку Иезевиилю.

На 20 локтей расстояния от дома священников была построена стена, состоявшая из трех рядов нетесаных кедровых деревьев и одного ряда тесаных; она окружала Внутренний двор Храма, расположенный вокруг домов священников. Это и был двор священников. Здесь стоял большой чан для воды, вылитый Хирамом; из него священники омывали ноги. По северной и южной стороне за стеной двора священников стояли 10 мехонофов (по 5 на каждой стороне) с 10 умывальницами перед ними.

Входили на этот двор священников чрез особый вход, устроенный в упомянутой стене на восточной стороне, который служил для прохода священников, а через северный проносили жертвенные части.

Относительно других построек при Храме Библия не делает никаких указаний, потому и я не мог поместить их на модели.

Иосиф Флавий в своей истории пишет, что Соломону очень дорого стоило устройство площади кругом Храма, так как нужно было делать большую насыпь для уравнения земли. О существовании этой площади говорится и в Библии, в которой упоминается, что Соломоном был устроен большой двор около Храма.

За двором священников был большой двор, на котором стояли Жертвенник и мехонофы. Говоря об этом дворе Библия называет его средний двор и что средний двор был освящен Соломоном. Это указывает, что по бокам среднего двора за деревянным забором были другие два двора для отправления нужд людям, которые и не были освящены Соломоном. Можно предположить, что на среднем дворе были устроены и кухни для варения кушанья и палатки для резания животных, так как мехонофы и умывальницы были на том же дворе.

Море или большой чан при первом Иерусалимском Храме

В юго-восточном углу двора священников первого Иерусалимского Храма стоял большой чан с водой, называемый морем.

Из этого чана священники брали воду для различных омовений. Он был вылит из меди, которая имела около трех вершков толщины, вероятно, в выпуклых местах. При этом он имел фирму чаши, в которой было в диаметре от одного края до другого 10 локтей; в глубину же чаша имела 5 локтей.

По наружному верхнему краю чана обходил карниз в форме шнура, имевший в окружности 30 локтей. Под ним висели в два ряда украшения в виде огурцов, которых было по 10 на каждом локте. Эти украшения были вылиты одним литьем вместе с чаном, как обычно выливаются колокола с их украшениями.

Самый чан был поставлен на пьедестале, который составляли волы, числом 12, стоявшие на 4 части света по 3 в ряд; все волы смотрели на все четыре стороны, а задними своими частями были обращены внутрь под дно чана.

Так как сказано, что чан имел форму потира (чаши), то под волами должно быть подножие (на котором они были укреплены), имевшее не менее 10 локтей в диаметре. Подножие, как и чан, было вылито из меди.

Устроенный таким образом чан вмещал в себя три тысячи мер воды.

По указанию книги Паралипоменон внизу под чаном находилась умывальница, украшенная изображением волов в два ряда; из ртов их, как из кранов, текла воды для умывания священников. Из книги Паралипоменон видно далее, что подножие чана было круглое, а изображения волов были барельефные, при этом и волы, и подножие были вылиты одним литьем.

Внешние стенки подножия и чана были отполированы и потому весь чан имел блестящий вид.

Мехонофы, стоявшие в первом Иерусалимском Храме

Мехонофы, стоявшие в первом Иерусалимском Храме, были вылиты из меди 80 плит в пол-ладони толщины каждая в выпуклых местах. Эти плиты были по виду все почти совершенно одинаковы, некоторая разница у них заключалась только в количестве колонок по бокам каждой плиты.

Внешний вид плиты имели такой: посредине находилось рельефное изображение стоящего Ангела, по бокам которого находились рельефные изображения льва и вола. Выпуклые края плит имели форму полуколонн, которыми они соединялись друг с другом по форме четвероугольника. На передней и задней стороне мехонофов плиты имели по бокам по две таких полуколонн, а на боковых сторонах по одной. Нижние и верхние края плит были устроены в виде фриза; в нижнем фризе были сделаны особые краны в форме голов льва и быка, из ртов которых текла вода.

Каждая сторона мехонофов составлялась на двух спаянных однородных плит, так что на передней и задней стороне мехонофы имели в высоту 6 локтей, а в ширину 5 локтей, с боковых же сторон они были несколько уже в ширину (т. е. имели 4 локтя), при той же высоте в 6 локтей. На нижних плитах с передней и задней стороны в середине между каждой парой полуколонн были устроены особые скобы из меди (по-славянски рамена); назначение их укажем ниже.

Описанные плиты мехонофов, спаянные одна над другой по две, ставили на особые плиты, служившие дном, в которых были сделаны оси, вылитые из меди одним литьем с плитами. На эти оси надевались также вылитые из меди колеса в 1½ локтя в диаметре, – совершенно такие же, какие употреблялись в колесницах. Для 10 мехонофов было вылито 10 таких плит с осями. По краям этих плит стояло по две на каждой стороне, спаянных одна над другой, выше описанных плит, всего на каждой плите 8 стоячих плит.

Для покрытия мехонофов крышей были вылиты 10 плит по одной модели, имевшие следующую форму: края плиты были устроены в форме венца и служили верхним карнизом для мехонофов, – посредине же находилось по круглому отверстию в локоть в диаметре, через которое и вливалась вода в мехонофы. В библии такое отверстие называется устами. Над отверстиями возвышались воронки, имевшие 1½ локтя высоты. Наружный вид этих воронок с отверстиями был четвероугольный. При этом каждая воронка составлялась из четырех плит, на которых находились рельефные изображения стоящего Ангела со львом и волом по бокам его. По краям плит находились полуколонны, которые при спаивании плит образовали цельные колонны. Сверху эти воронки с отверстиями покрывались полукруглыми крышками с ручками, которые снимались, когда нужно вливать воду в мехонофы.

Так были устроены все 10 мехонофов, стоявших по обеим сторонам священнического двора. Лицевой своей стороной они были обращены на восток.

При описанном устройстве своем мехонофы свободно передвигались на колесах и служили в первом Храме как бы бочками, в которые входило 40 баков воды. Перевозились мехонофы, вероятно, волами, которые впрягались, нужно полагать, при посредстве особых ремней, прикрепляемых к медным скобам, устроенным по бокам нижних плит мехонофов. Но так как мехонофы не могли поворачиваться на осях, то и были приделаны скобы с обеих сторон их.

Пред мехонофами стояло 10 умывальниц; они назначались для омовения жертв водой, текущей из мехонофов, и имели вид корыт с решетчатыми днами, которые утверждались на особых подставах. В краях эти корыта имели каждое в длину по 4 локтя, а в вышину с подставами в них было не более 1½ локтя.

В первом Храме не было разделения дворов для мужчин, женщин и язычников, как это было во втором.

Жертвенник

Жертвенник при Храме был в 20 локтей, на который клали дрова и туки для всесожигания. Около него была площадка не менее 1½ локтя, по которой ходили священники. В нижней части Жертвенник был не менее 23 локтей. Над средней его частью была крыша, которую Библия называет венцом. Судя по мере второго Храма, высота его с крышей доходила до 12 локтей. Крыша утверждалась на четырех рогах. Лестница к Жертвеннику была с западной стороны Храма. Весь Жертвенник был вылит из меди, а какие украшения были на нем не сказано. Вероятно подобно тем, какие были на большом чане и мехонофах, а может и другие, так как Соломон и Хирам были находчивы.

Описание модели второго Иерусалимского Храма, устроенного согласно Божиим указаниям пророку Иезекиилю

Я верю, что хотя Евреи устроили второй храм в разное время, который вначале строили 46 лет, но они не отступали от общих указаний, данных Господом относительно построения его пророку Иезекиилю. Возможно, что были небольшие изменения в частностях, но от общего распределения, как внутренних частей самого храма, так и построек за оградой его, не отступали. Я верю этому потому, что как Евангельские сказания, так и Апостольские события, бывшие при Храме, насколько я понял, указывают на многие постройки, которые описываются у пророка. Достойно примечания то обстоятельство, что на некоторые постройки, возникшие уже после земной жизни Спасителя, при римском императоре Нероне, о котором говорит Иосиф Флавий в своей истории Еврейского народа, есть также указания и у пророка Иезекииля.

Многие говорили мне, что невозможно составить точной модели храма на основании указаний пророка. За точность и положительную верность я и не ручаюсь, а представляю только свое понимание сказания пророка и меры и расположения строения зданий, указанные им. Вероятно, есть у меня и ошибки, без которых при всем старании обойтись нельзя, – всегда найдешь их во всяком. труде.

Примечание. Стиля орнаментного украшения Еврейского народа в истории искусства нет, но он имел по Библии особый характер во втором храме в сравнении с другими, потому и я не придерживался никакого стиля и сам я не был во Иерусалиме и окрестностях его, потому и орнаменты не вырабатывал, а только делал намек на них.

Чтобы не затруднять читателей многими ссылками на самый текст книги пророка Иезевииля, я представляю описание Храма по сделанной мной модели в свободном пересказе своими словами, а подлинный текст желающие проверить могут найти в Библии.

По описанию пророка Иезекииля, Храм Иерусалимский в наружных стенах имел четырехугольную форму. № 1. Первая ограда представляла квадрат в 500 локтей с внутренней стороны, т. е. каждая сторона ограды имела эту меру. Она была построена при первом Храме царем Соломоном, как о ней пишет Иосиф Флавий.

Пророк подробно описывает устройство второго Храма, начиная с предстения, которое на модели есть первая постройка пред оградой Храма. № 2. Пророк Иезекииль называет предстением только чертог и по бокам его 12 зданий. До Ирода предстение состояло только из чертога и 12 малых зданий, но царь Ирод устроил роскошную галерею вдоль всей северной, восточной и половины южной стороны. И эту галерею вместе с чертогом и 12 малыми зданиями я нахожу возможным назвать предстением, так как все это устроено пред стеной двора Храма.

В вредине восточной стороны находится чертог и 12 малых зданий. Входя в эту пристройку, поднимались по лестнице в 7 ступеней. № 3. Сама лестница имела в ширину 6 локтей. Пройдя ее, вступали в притвор, № 4, крыша которого с одной стороны соединялась с чертогом, другая сторона лежала на колоннах, как устраивал притворы царь Соломон в своем дворце и Храме, как и у нас устраивают крыльца. Этот притвор в Евангелии называется Соломоновым, и при искушении Спасителя иродианами скоро можно было взять динарий у торговцев, которые могли торговать между проходными малыми зданиями.

№ 5. Над этим притвором должен быть балкон для царя, который мог выходить из чертога и на нем стоять в большие праздники и смотреть, как народ выходит из Храма, так как пророк пишет, что старшина должен был стоять в воротах, когда в праздники выходил народ, чтобы народ видел его и он народ. Из этого притвора, чтобы войти в храм с восточной стороны, входили в ворота под чертогом, имевшие 6 локтей ширины и высоты. В этих воротах пророк указывает два порога, т. е. два входа в чертог. Два входа нужны были для царского входа и выхода, так как и царю нужно было одним входом входить в храм, другим выходить, как указано было чрез пророка всему народу.

№ 6. Этот чертог был расширен Иродом, как говорит Иосиф Флавий. Ирод увеличил его против первого; своей постройкой он перешел даже за первую стену храма внутрь языческого двора, называемого у пророка «дорогой».

№ 7. По обеим сторонам царского чертога по длине восточной стороны было 6 малых зданий, расположенных в ряд, всего числом 12. Какое расстояние было между этими зданиями, неизвестно; № 8 с боков этих зданий для прохода народа и под чертогом, были устроены проходы с одного бока в 5, а с другого в 6 локтей ширины. Здания эти имели внутри по б локтей, окон не имели, а имели двери одну против другой, и все здания были проходные. В славянской Библии эти здания называются Фее в отличие от преград, т. е. непроходных зданий.

Стены этих зданий, как внутри, так и снаружи, имели выступы по 1 локтю ширины для отдыха народа. Между зданиями были расстояния, где могли помещаться торговцы голубями и менялы денег. Иосиф Флавий пишет, что мужья с женами после полного очищения, т. е. после рождения первого ребенка, входили восточными воротами, поэтому здесь и находились продавцы голубей и менялы денег. Впоследствии торговцы голубями и менялы денег проникли за стены Храма, откуда и были изгнаны Спасителем; но может быть начальники еврейские на другой же день позволили торговцам опять торговать в храме, так как они делали Ему все напротив.

№ 9. От чертога по обе стороны шла галерея на мелких колоннах, как пишет Иосиф Флавий, которая была шириной такая же снаружи, как и сами здания, а между колонн в 6 лок.; прямо от чертога эта галерея шла над описанными малыми зданиями и, когда оканчивались эти здания, спускалась по ступеням на помост, который был хотя немного, но выше уровня пола зданий и так шла около восточной стены до углов ее южной и северной сторон, потом поворачивала и шла до половины южной наружной степы до входа в храм и по всей северной стороне до угла с перерывом здесь входа для прохода народа и прогона жертвенного скота. Эта галерея была роскошно украшена колоннами с капителями коринфского стиля, на которых лежал фриз с карнизом и крышей и с барьером в нижних частях колонн. Потолок этой галереи был украшен резьбой по дереву в римском стиле. Эта галерея служила собственно для прохода царя и называлась царской и вела прямо во дворец. Здесь же стояли воины в большие праздники, наблюдавшие за проходом народа. По бокам ее были устроены проходы для народа, которые ограничились с одной стороны стеной двора, с другой – барьером; крыши над проходами не было, как пишет Иосиф Флавий, что эта галерея была в середине. Эти проходы по сторонам галерей и продолжение их по бокам зданий служили для движения народа, который не мог ходить по средней галерее. С южной стороны, где эта галерея с проходами пролегала под глубоким оврагом, она была устроена на трех рядах очень больших колонн, по 27 футов высоты и в три обхвата толщины с коринфскими капителями, которых было в 3 рядах 162, как пишет Иосиф Флавий. Когда через барьер приходилось смотреть вниз оврага, то, как говорил Иосиф Флавий, кружилась голова. В Евангелии, в повествовании искушения Господа дьяволом, эта галерея называется крылом Храма, так как она устроена на колоннах. Этот проход с южной стороны на колоннах был устроен прежними царями во времена Зоровавеля, но он не был так богато украшен, и может быть был на деревянных балках, которые устарели, но Ирод устроил его вновь на мраморных колоннах и отполированных, так как Иосиф Флавий пишет, что они блестели. С северной стороны галерея в том месте, где спускается вниз к оврагу, Иосиф Флавий пишет, что как она, так и боковые проходы имели ступени. С западной стороны и на половине южной не было галерей и проходов для народа.

№ 10. Пройдя предстение с восточной стороны через ворота под чертогом, вступали в другие ворота, проделанные в стене, толщиной и высотой в 6 локтей с внутренней стороны; ими входили во внутренний притвор, примыкавший к наружной стене с внутренней стороны ее. № 11. Притвор этот имел длины 25 локтей, а ширины 10 локтей внутри стен, по два локтя отнимались у него 2 столбами, поставленными у ворот Храма, за которые задвигались ворота, поэтому в Библии говорится, что этот притвор имел в одну сторону 8 локтей, а в другую 25. Столбы, стоявшие в притворе, покрывал брус, который назывался вереей, а внизу между столбами находилась возвышенность для упора дверей, называемая порогом. Выходя из этого притвора, входили на открытый маленький дворик № 12, длиной в 13, а шириной в 10 локтей. По бокам этого дворика стояли два проходные здания без окон № 13, но дверь против двери, мерой внутри по 6 локтей квадрату. Этот притвор, дворик и два здания находились на большом дворе, называемом языческим. Этот двор был ограничен наружной стеной и второй храмовой стеной и окружал весь Храм; он имел ширины 40 локтей. На этом дворе только с восточной стороны Храма во всю длину ее, т. е. в 500 локтей, шли две галереи и с той и с другой стороны двора, – одна примыкала к наружной стене, а другая ко второй храмовой стене. Эти галереи с колоннами были шириной по 13½ локтей; они были устроены тем же Иродом, хотя Иосиф Флавий пишет, что и до Ирода были галереи, но не так роскошны. В этих галереях хранилось оружие и разные колесницы, отбитые евреями на войне у врагов, поэтому Иосиф Флавий называет их музеями, которые могли осматривать и иноверцы. Между этими галереями был проход в 13 локтей ширины, как указывает пророк, чрез который проходил свет в галереи и откуда можно было осматривать все, что находилось в галереях. Эти галереи и проход между ними начинались от описанного ранее маленького дворика в 13 локтей. Из этого дворика чрез маленькое проходное здание входили в проход между галереями: чрез одно проходное здание в проход на одну сторону, через другое в проход на другую сторону. Идя этим проходом, на самой середине галереи, проходили через такие же проходные здания № 14, как и те, через которые входили в галерею, они были такой же меры, т. е. 6 локтей квадрату.

В конце прохода, как на северной стороне, так и на южной, были такие же проходные здания. № 15. Всего их было по три на каждой стороне, как было написано пророком. Они служили сторожевыми будками, откуда оберегали все, что хранилось в галереях. Чтобы войти с свободного места языческого двора в проход между галереей как с северной, так и с южной сторон, нужно было войти в описанные проходные здания. Вход в них был огорожен № 16 вертушкой, т. е. столбом с вертящимся на нем металлическим кругом на подобие игл с ушами, который надевался па средний столб, чтобы не входили туда животные Вероятно, об этих воротах и говорит Спаситель, что трудно верблюду пройти чрез игольные уши.

Возвращаясь в маленький дворик, от которого мы начинали описание галерей, входили в другой притвор, примыкавший к священной стене Храма. Притвор этот был шириной в 10 локтей, а длиной в 25 локтей внутри, столбов не имел, какие были в первом притворе, из чего видно, что дверей в этом притворе не было. Но в предупреждение того, чтобы иностранцы не входили за священную стену Храма, как пишет Иосиф Флавий, на стене была надпись следующего содержания: «под страхом смертной казни запрещается иностранцам доступ сюда», по другому тексту: «Ни один иноземец не имеет войти за решетку и ограду Святилища. Кто будет схвачен, тот сам станет виновником собственной смерти»3 Из этого можно заключить, что в описываемом входе вместо дверей была решетка, которую отворяли для прохода евреев с женами для посвящения младенцев. № 17. В этот притвор поднимались с маленького двора по лестнице в 8 ступеней. Так как при входе в предстение была, как говорили мы выше, лестница в 7 ступеней, то всего у входа в Храм вместе с означенными 8 ступенями было 15 ступеней, что вполне согласуется с церковным преданием о том, что Богоматерь вошла в Храм по 15 ступеням.

Из притвора входили в прорез стены, имевший в ширину 10 локтей, о размере же в вышину у пророка Иезекииля указаний нет.

Таков был вход с восточной стороны, еще были входы в Храм с южной и северной сторон. Так как чрез восточный вход могли входить только после полного очищения муж с женой, то обычно входили в храм или через северный или же чрез южный входы. Пророку Иезекиилю Господь говорит: «пусть тот, кто входит в северные ворота, выходит в южные, а кто входит в южные, пусть выходит в северные». Вот почему при первом Храме, построенном Соломоном, при котором были входы только восточный и северный, не было галереи на столбах с южной стороны.

При постройке второго Храма, когда должен был быть ход с южной стороны, то, чтобы подойти к нему, была устроена галерея на высоких столбах. Снаружи северной и восточной сторон к этой стене пристроек на колоннах не было, а входили прямо в ворота, только с той разницей: с восточной по 7 ступеням, а с северной без ступеней. С западной стороны никакого входа через эту стену не было.

Пройдя ворота в стене с северной и южной стороны, входили в такие же притворы, какие были с восточной стороны – в 10 локтей ширины и 25 локтей длины. В них были такие же столбы с вереей, за которые задвигались ворота. Этими тремя воротами запирался Храм и все дворы в нем. Чрез эти притворы входили на языческий двор, а затем прямо напротив этих притворов были еще два другие притвора с северной и южной стороны, примыкавшие к храмовой стене. № 18. Эти притворы были мерой по стене внутри по 25 локтей длины и 50 локтей ширины. Входили в них по 7 ступеням № 19. О притворе с южной стороны у пророка Иезекииля ничего не говорится и что было устроено около него или в нем, а о притворе с северной стороны говорится, что у стены притворов с северной стороны прохода стояли два № 20 стола, на которых резали жертвы, а посреди них каменная № 21 тумба в локоть вышины, а ширины и длины 1½ локтя, имевшая в середине впадину в ладонь, на эту тумбу клали орудия для заклания жертв. Над этими столами была устроена № 22 крыша из кожи, и в притворе по обеим сторонам прохода стояло по два № 23 стола, на которых приготовляли жертвы: снимали кожу, разделяли на части и т. п. Между этими столами стояли тумбы такой же меры, как описано раньше, на которые клали орудия.

Итак в Храм, по сказанию пророка, входили чрез трое ворот – с восточной, северной и южной сторон. Иосиф Флавий добавляет, что кроме этих трех ворот на северной и южной сторонах храмской стены было проделано по бокам еще по два узких прохода № 24.

По моему предположению, эти проходы были необходимы, – они находились около кухонь, которые были на Израильском дворе; через эти проходы проносили дрова, выносили отбросы и вообще они пользовались как черными ходами. Это были просто отверстия в стене без притворов.

№ 25. Через притворы с восточной, северной и южной сторон входили во двор шириной в 25 локтей, а длиной стена от стены 50 локтей, от ворот до ворот 60 локтей, как написано у пророка Иезекииля, потому что стены были толщиной по 5 локтей. Этот двор назывался у пророка Иезекииля «Завнешним двором», где могли находиться и женщины. № 26. По бокам восточного входа на Израильский двор и главных входов на него с северной и южной сторон возвышались трехэтажные дома. У пророка они называются столбами. Эти дома одной стеной опирались на стену Храма, а три остальные стены шли внутри двора. Окна их выходили внутрь двора, окна одного дома против окон другого дома и входы с притворами по одному в каждое здание были с противоположной стороны окнам; четвертая стена, которая была обращена к Храму, была так же, как и передняя, глухая, т. е. не имела ни окон, ни дверей. Потому-то эти дома при входе в Храм казались столбами. Лестницы во все три этажа были в стенах. Эти дома в наружных стенах имели по 17½ локтей квадрату. Они находились друг от друга на 25 локтей. В этих домах собирались первосвященники и фарисеи и вводились для суда другие лица, а также были и синагоги. В эти здания могли привести слепого, которого спрашивали; кто его исцелил; сюда мог прийти Иуда, когда бросил сребреники. Таких домов на трех сторонах входов было 6.

№ 27. От этих домов до стены, которой были огорожены дома священников и служителей, по обеим сторонам среднего двора стояли по 3 маленьких здания, не имевшие окон, но дверь против двери, мерой по 6 локтей4. № 28. Около них на Израильском дворе были притворы, вернее всего крытая галерея со столбами, длиной во все малые здания и проходы между ними, шириной в 5 локтей. Эти притворы были на столбах под одной крышей с домами, так что потолки домиков и галереи равнялись 17½ локтям, т. е. ширине домов при воротах, которые описаны выше. Через них проходил народ на Израильский двор, № 29 спускаясь по лестнице в 8 ступеней, а самый притвор от столбов до стены был шириной в 5 локтей, а выход на Израильский двор длиной в 25 локтей.

Как упомянутые здания, так и расположенные около них галереи с колоннами были украшены изваяниями пальмовых деревьев и цветов. № 30. Пройдя около Фей с восточной стороны были ворота для входа в Святилище, которые, кроме украшения орнаментами, были вызолочены; перед ними народ поклонялся Святому Святых, и там встретился Иоаким с Анною перед зачатием Богоматери.

Перед ними посвящали младенцев мужского пола, через них вводили детей женского пола для жития в Храме; до этих ворот священники могли выходить в священных одеждах. С южной и северной сторон таких ворот не было; священники входили в свои помещения через два малые прохода с восточной стороны.

№ 31. Посреди такого же открытого двора с северной стороны, против стены, между столбами была устроена цистерна, из которой брали воду для питья народу и омовения жертв, которые тут же под этой крышей на столбах и омывались. Отсюда они переносились на Жертвенник. Вода в эту цистерну текла из под Храма по канаве, постепенно углублявшейся, выложенной камнем, сверху закрытой. Эта вода, заполняя цистерну, через край текла дальше на север в другое водовместилище, находившееся за оградой, вблизи северных наружных ворот, которое имело пять притворов. Эти ворота в Евангелии называются овечьими, так как через них проводили овец и волов для жертв.

№ 32. Перед столбами цистерны стояли два стола, на которых приготовлялись жертвы, а между столами стояла каменная тумба с впадиной посередине, величиной в ладонь, куда клали орудия для очищения жертв; ширины, длины и вышины тумба была такая же, как и в притворе. № 33. При выходе с этих дворов к притворам стояли кружки для пожертвования в Храм·, мимо которых входил и выходил народ из Храма. Тогда на выступе от малых проходных зданий или домов мог сидеть Спаситель вблизи кружки и видеть, как народ клал в них деньги, и указать на вдовицу.

№ 34. По всем 4 углам Израильского двора или двора женщин были устроены для народа кухни в 40 локтей длины и 30 локтей ширины. В этих кухнях варилось мясо и пеклись хлебы для раздачи народу служителями Храма. Для жилья поваров по 4 стенам этих кухонь были устроены комнаты. Вероятно, около них находились малые проходы, устроенные с боков, т. е. в северной и южной стенах Храма.

№ 35. От Завнешнего Израильского двора был ход на третий Внутренний двор между колонн, куда не допускались женщины. Двор этот отделялся от Израильского двора крытой галереей (по сказанию пророка «помостом»), утвержденной на колоннах и обходившей вокруг всей средней площадки. Между колонн были устроены решетки, через которые женщины могли видеть богослужение, но войти за решетки, во двор мужчин, не могли. На верху этих крытых галерей были открытые помещения, окруженные барьером и на них во время богослужения могли стоять мужчины и женщины, но преимущественно стояли женщины и девушки, как и на всех крытых строениях Святилища, потому что крыши, как и везде на востоке, были плоские. Эта галерея была не сплошная: на всех четырех сторонах ее пересекали 30 малых особых зданий с притворами на Израильский двор, а окнами к Святилищу. № 36. На эти здания у пророка указано как на преграды. В них учителя еврейского народа беседовали с народом; в одном из таких зданий мог быть между учителями и 12-летний Спаситель и здесь, вероятно, Его отыскала Богоматерь с Иосифом, так как входы с притворами в эти здания были со стороны двора женщин. Женщины тоже могли слушать учителей.

№ 37. С западной стороны за двумя такими зданиями этой галереи была стена вместо притворов. Она была в 5 локтей толщины и 90 локтей длины; Иосиф Флавий пишет, что при Нероне она была достроена до 40 локтей высоты. Около этой стены над нижними комнатами было устроено место № 38 в 70 локтей длины для певчих и музыкантов, а стена служила преградой, чтобы звуки не уходили за ограду, а оставались в Храме. От Храма эта стена была на расстоянии 100 локтей.

Про эту стену Иосиф Флавий пишет следующее: при императоре Нероне был в Иудеи правитель, построивший вблизи Храма с западной стороны высокую башню, из которой, лежа на диване, мог видеть все, что делается во дворе Храма во время богослужения; тогда евреи и построили эту стену в 40 локтей высоты, чтобы правитель не мог видеть происходящего при богослужении. Правитель велел было сломать ее, но депутаты от евреев ездили в Рим и, через жену Нерона, Поппею, упросили императора оставить эту стену в целости.

№ 39. Внешний двор Храма, находившийся за двором Израильским, разделялся на три части домами священников и левитов, расположенными на восточной, северной и южной сторонах двора, которые были огорожены оградой. Весь этот двор домами священников и оградой делился на три части, на три двора: два одинаковой величины меньшие с восточной стороны и один большей величины с западной стороны.

Эти дома священников и левитов стояли на особых дворах, имевших в длину 100 локтей, в ширину 50. На этих дворах дома священников и левитов были расположены так: они начинались в 20 локтях от Внутреннего двора Храма и шли на восточной, северной и южной сторонах в два параллельные ряда по 5 в каждом. Всего же домов 30.

В середине между этими рядами домов был проход в 10 локтей ширины. У пророка говорится, что в этих домах с восточной стороны жили левиты, Иосиф Флавий пишет, что в этих домах жили назареи и престарелые вдовицы, служившие при Храме. В домах же с северной и южной сторон жили священники, которые были на очереди в Храм.

Дома священников и левитов были отделены от Внешнего двора Храма стенами, шедшими возле этих домов.

№ 40. Около священнических домов, стоявших на северной и южной сторонах Храма, были прорезаны в стенах два прохода с восточной стороны, через которые были входы к домам со Внешнего двора; этими проходами священники проходили в дома в своих домашних одеждах.

№ 41. Самые дома священников и левитов не примыкали друг к другу, но разделялись так, что между ними оставался проход в локоть; от стен до домов был проход в 5 локтей, а в середине домов был проход в 10 локтей. Самые дома были трехэтажные. Во втором этаже в наружных стенах домов были уступы в локоть ширины, так что расстояние между ними равнялось 3 локтям. В третьем этаже вследствие новых уступов и галерей по локтю ширины, образовалось расстояние в 5 локтей ширины. Таким образом получались отдельные галереи, расположенные одна против другой, и все строения имели вид отдельно стоявших зданий. Окна этих зданий были обращены к Храму, а двери в противоположные стороны от Храма, т. е. здания, стоявшие на восточной стороне двора, имели окна, обращенные на запад, а двери – на восток; в зданиях, стоявших на юге, окна смотрели на север, а двери выходили на юг; в зданиях, находившихся на севере, окна смотрели на юг, а двери на север.

Так как описанные здания имели по три этажа каждое, то всего в 30 зданиях было 90 помещений или комнат, как об этом говорится у пророка. На такое же число комнат указывает и Иосиф Флавий.

Все комнаты в нижнем, в среднем и верхнем ярусе были одинаковой величины и имели по 6 локтей в квадрате.

Нижние комнаты на северной и южной сторонах представляли собой как бы кладовые, куда помещали запасы – провизию и имущество, а в верхних комнатах священники переодевались перед службой в священные одежды, а после службы в свои домашние и трапезовали.

№ 42. На северной стороне Храма, около священнических домов, внутри ограды, окружавшей эти дома, в северо-западном углу перед самой оградой Внутреннего двора находилось особое малое здание, где сами священники варили жертвенное мясо и пекли хлебы, приносимые за грехи и преступления народом. Эти мясо и хлебы не раздавались народу, а употреблялись в пищу самими священниками.

№ 43. Ограда, отделявшая дома священников и назареев от Внешнего двора, соединялась со стеной, окружающей самую внутреннюю часть Храма, или Внутренний двор. Эта стена, как и ограда у домов священников, имела 5 локтей толщины. За этой стеной и находились самые главные святыни Храма: Святое Святых и Святилище, расположенные посредине Внутреннего двора.

№ 44. В этот Внутренний двор вели с восточной, западной, северной и южной сторон особые входы. Меры этих входов на восточной, северной и южной сторонах пророком не указаны, зато подробно описывается наружный притвор с западной стороны. Против этого притвора на Внешнем дворе, где могли стоять только мужчины, находился большой деревянный помост с барьером, на котором стоял Жертвенник для жертвоприношений.

№ 45. Этот помост устроен был для священнослужителей, которые отделялись от народа во время богослужения; он возвышался над уровнем Внешнего двора, по словам Иосифа Флавия, на два локтя.

№ 46. В конце помоста и между комнатами певчих был проход для народа.

JT» 47. Притвор с западной стороны Внутреннего двора имел такое устройство: с Внешнего двора к нему вела лестница, в 10 ступеней, она начиналась от деревянного помоста, находившегося перед притвором, и проходила через прорез в стене толщиной в 5 локтей.

Чрез означенную лестницу входили в притвор, который имел в ширину 20 локтей, а в длину 12 локтей, входные ворота у него были в 14 локтей ширины. По обоим бокам этих ворот, на лицевой стороне притвора находились столбы, скорей пилястры, по 5 локтей квадрату, которые соединялись со стеной Храма. Их пророк называет подпорами, которые стояли на три локтя по стене от прохода, а друг от друга на расстоянии 20 локтей, они упирались в колонны толщиной в 6 локтей, соединенные со стеной ограды.

На Внутреннем дворе около стены Святилища были две колонны по 6 локтей квадрату, так что между колоннами и стеной был проход для священников в 3 локтя ширины.

Пилястры или подпоры и колонны были четырехугольные, на которых со всех сторон было изображение фиников и пальм. На этих колоннах и надстройке над стеной стояла башня над притвором; она таким образом стояла на 4 столбах и 4 подпорах к столбам.

Эта башня при Зорововавеле была высотой в 60 локтей, как предписал персидский царь Кир. Ирод надстроил ее до 120 локтей и очень ошибся, что построил над притвором еще 60 локтей и этим увеличил тяжесть башни. Он думал возвысить ее до размеров первого Храма, но та башня была устроена с другими техническими расчетами, во-первых: три стены башни утверждались на стенах Храма, западная стена утверждалась на медных колоннах и медных балках, которые лежали ка колоннах. Даже лестница в притворе была сделана из певгового дерева, а во втором Храме было все каменное и тяжелое, потому башня и села, как пишет Иосиф Флавий, на 20 локтей, но при Нероне она снова была доведена до высоты в 120 локтей.

В этой башне над притвором была устроена лестница и помещение, где хранились рукописи и книги. Иосиф Флавий пишет, что над этой башней Ирод поставил римский герб, который дети священников сшибли, за что и поплатились смертью; поэтому можно думать, что лестница была до самой крыши башни, с которой можно было наблюдать за неприятелем.

Эта башня имела выступы, на которые ставили лестницы для окраски и промывки стен от копоти и пыли. Этот притвор был на Внутреннем дворе, где находилось Святилище. Этот двор внутри ограды имел 100 локтей квадрату и был окружен стеной в 5 локтей толщины.

№ 48. На Внутреннем дворе находился сам Храм, состоящий из Святого Святых и Святилища. Святилище имело 40 локтей длины, 30 высоты и 20 ширины. Святое Святых было с восточной стороны и имело 20 локтей в длину и ширину. Вся внутренность Храма со Святым Святых имела в длину 60 локтей, в высоту 30, а в ширину 20, как предписал построить Кир, царь персидский, и на что указал пророк.

Такую же длину имел первый Храм, построенный Соломоном, и Скиния, построенная пророком Моисеем, но стены Святого Святых и Святилища во втором Храме были толщиной в 6 локтей, т. е. в наружных стенах имели в длину 72 локтя, а в ширину 32.

№ 49. Внутренняя часть Храма была роскошно украшена. Само здание внутри с низу до потолка было обложено досками из деревьев, с изображением двуликих Херувимов, обращенных человеческими лицами к пальмам, а львиными в другую сторону.

Потолок был украшен резьбой с позолотой, пол же выстлан кипарисовыми досками; окна были с четырех сторон, а по сколько – не сказано; в них были устроены металлические решетки и завешаны были роскошно вышитыми завесами.

№ 50. Святое Святых было главною святыней Храма; сюда никто не мог входить кроме первосвященника, да и тот входил однажды в год с кровью жертвы за грехи народа. Этой кровью в Скинии и первом Храме кропилась крыша Ковчега Завета. Но во втором Храме Ковчега не было, вместо него находился большой камень, по сказанию Иосифа Флавия, чудесным образом слитый из 12 камней, на которые праотец еврейского народа Авраам возложил сына своего Исаака для принесения его в жертву.

№ 51. Святое Святых во втором Храме отделялось от Святилища завесой с западной стороны на четырех столбах. За этой завесой было два столба или две стены, как называет их пророк, в два локтя толщины и 7 локтей длины, которые шли параллельно с запада на восток. Между стенами было расстояние в 6 локтей с шестами по размеру Ковчега Завета. Между этими стенами были двери с восточной и западной стороны, утвержденные на этих столбах, которые состояли из двух половинок, а над ними находился роскошно украшенный брус, называемый в Славянской Библии вереей; он покоился на столбах, в которые были вставлены двери. По сказанию пророка они никогда не отворялись, так как там постоянно присутствовал Бог.

Сами двери были роскошно украшены, на каждой половине были вырезаны большие рельефные изображения двуликих Херувимов, обращенных лицом человеческим в середину дверей, а львиным в противоположную сторону; между Херувимами находились изображения фиников, пальм и другие разнообразные орнаменты, заимствованные из растительного царства. Все эти украшения были вызолочены. Все это походило на наши кивории, а к этому киворию были ступени со всех сторон, что видно из сказания о входе Богоматери во Святое Святых, Которая вошла во Святое Святых через вторую завесу, а за Ней и Захария вошел с восточной стороны и посадил Ее на третью ступень подножия престола Господня. Этот киворий и назывался престолом Господним. Потому и первые наши христиане устраивали над престолом киворий и ступени к престолу. За этим киворием с восточной стороны была вторая завеса, привешенная на 5 столбах по примеру Скинии.

№ 52. На восточной стороне к Святому Святых были двери и притвор без крышки, имевший 20 локтей квадрату; в нем стоял стол с хлебами.

№ 53. Стол имел в высоту 3 локтя, а в длину и ширину по 2 локтя; по углам были рога или колонники, на которых лежала крыша, защищавшая лежавшие на столе хлебы от дождя и лучей солнца. Господь указывая пророку на этот стол с хлебами, называет его «трапезой Господней».

№ 54. Из этого притвора во входе в Святое Святых были двери резные, кедрового красного дерева с позолотой и назывались они золотыми, красными, княжескими. Через них никто не имел права входить в Святое Святых, так как слава Господня вошла ими и освятила весь Храм. Князь в торжественные дни входил только в притвор боковым входом, и под вереей ел освященный хлеб, но дальше не входил; другим же боковым ходом выходил. Одна только Пресвятая Дева при Введении во Храм вошла этими дверями. В обыкновенные дни эти двери были заперты, а в дни субботние, новомесячные и большие праздники отворялись; тогда народ из среднего (т. е. восточного) прохода на Израильском дворе свободно мог видеть внутренние части Храма со второй завесой перед Святым Святых и поклоняться Господу. Как западный, так и восточный притворы были близко к стенам Святилища, но стенами к нему не прикасались.

Описанное выше главное строение Храма, состоявшее из Святого Святых, Святилища и двух притворов, было не единственной постройкой, расположенной во Внутреннем дворе, который обходил вокруг Святилища и около домов, где жили девицы. Двор этот шириной в 20 локтей (был открытый).

№ 55. Против северного и южного входов во Внутреннем дворе Храма находилось по одному малому зданию для очередных священников; каждое из них состояло из одной комнаты с притвором. Здание, находившееся на северной стороне, назначалось для сторожей при Жертвеннике, а находившееся на южной стороне – для тех, которые были сторожами при Храме.

№ 56. Далее, ближе в Храму, стояли два длинные трехэтажные строения, в которых находились комнаты для девиц, посвященных для служения при Храме. Строения эти стояли по бокам Святилища и Святого Святых, вдоль стен их; в восточной части они разделялись упомянутым выше притвором в 20 локтей внутри, на котором находилась трапеза Господня с хлебами.

В эти здания входили через особые малые входы, прорезанные в восточной стене Внутреннего двора, служившей им лицевой стороной. Самые входы были устроены по бокам восточного наружного притвора, через которые никто не имел права входить во Внутренний двор Храма.

Стены этих зданий имели в толщину по 4 локтя, а наружные восточные стены, которые соединялись с оградой Внутреннего двора, имели 5 локтей толщины в нижних частях.

Комнаты в нижнем этаже этих зданий были мерой по 4 локтя квадрату, во втором этаже по 5 локтей, в третьем по 6; всех комнат было 33 в каждом боковом здании, а в обоих 66.

Между этими домами и Храмом был узкий проход, который граничился от Храма деревянным забором, чтобы никто не прикасался и одеждой к стене Храма.

В этот проход и выходили окна для девиц. Таким образом в противоположность устройству первого Храма, окна в домах девиц были обращены во втором Храме к самому Святилищу и Давиру, а двери выходили в противоположную сторону. Этим устранялись те практические неудобства, какие имели место в первом Храме, благодаря устройству дверей к стене Святилища в домах священников. Но с другой стороны, благодаря тому, что окна выходили к Храму, света проникало через них очень мало, так как загораживали стены Храма; несмотря на это, окна в описываемых зданиях были завешаны еще особыми завесами.

№ 57. На задней стороне комнат, где были двери, в первом, во втором и третьем ярусе находились галереи; снизу на них вели особые лестницы, которые были устроены на восточной стороне зданий у самых входов в них. Вероятно, эти лестницы вели и на крыши описанных зданий, которые, как и на всех строениях Храма, были плоские; здесь за высоким барьером девицы могли петь священные песнопения и молитвы во время общественных богослужений, а также производить прогулки под присмотром надзирательниц. Посещать девиц могли родные в особых приемных, как видно из жития Богоматери, что св. Анна посещала Ее в особой приемной, как бывает и теперь в общежительных женских монастырях.

Каждое отделение Храма имело свое особое назначение: на самом первом Внешнем (языческом) дворе, по пророку «дороге» могли находиться язычники, далее на Израильском или по пророку «Завнешнем» дворе могли стоять женщины израильтянки; далее в третьем дворе, называемом у пророка «Внешним», находились мужчины из евреев и священники без облачения, а во Внутреннем дворе могли быть только одни священники и то в полном облачении и с босыми ногами и весь двор был устлан досками.

Крыши всех строений Храма были плоские, как и везде на востоке, и на крышах некоторых зданий во время богослужения стоял народ. Поэтому все крыши были огорожены балюстрадой из кедрового дерева, как было написано в законе Моисея. Такая же балюстрада была выстроена и на крышах центрального здания Храма, в котором находились Святое Святых и Святилище; балюстрада эта была вызолочена.

Все описанные перила и балюстрады на крышах и террасах Храма придавали ему очень красивый вид, который усугублялся богатым украшением многих частей его.

Устройство Жертвенника во втором Храме

№ 58. Жертвенник, на котором сжигались жертвы, помещался посреди деревянного помоста, против западного притвора Святилища, на котором стояли во время богослужения священники. Этот помост возвышался над уровнем земли, где стоял народ, на 2 локтя.

Внизу на земле в уровень с помостом находился фундамент, размеры которого неизвестны, – пророк ни об одном фундаменте ничего не говорит, но, по свидетельству Иосифа Флавия, фундаменты были под всеми сооружениями второго Храма.

Жертвенник был выложен из камня, в верхней части был толщиной в локоть, а в наружных частях его 12 локтей в квадрат. Эта верхняя часть была опоясана карнизом в ладонь ширины, от верхней части карниза до площадки, по которой ходили священники и с которой клали дрова и жертвы на Жертвенник, было расстояние в 2 локтя. Сама площадка была шириной в локоть и того в наружной части Жертвенника с площадкой было 14 локтей в квадрат. По всему этому квадрату был карниз толщиной в пол локтя, а шириной в локоть, он служил и перилами для священников, находящихся на площадке.

В нижней части Жертвенника было ограждение в локоть ширины и высоты; какое оно было деревянное или каменное неизвестно? Вероятно, оно было устроено для того, чтобы при окроплении Жертвенника кровью от жертв, капли крови могли падать не прямо на землю, а на фундамент Жертвенника с впадиной.

По углам верхней площадки в 12 локтей стояли стояки в форме рогов, высотой по 4 локтя, на которых лежала медная крыша, имевшая карниз в ладонь ширины. От верхнего края Жертвенника в 12 локтей была впадина в ладонь, а на уступе ее в локоть ширины лежала медная решетка, на которую клали дрова и жертвы.

Под этой решеткой на два локтя вниз был выступ в локоть ширины, на котором лежала другая медная плита с мелкой решеткой; под этой плитой между стенами Жертвенника было другое пустое пространство глубиной в 4 локтя, в квадрат же 8 локтей, куда спадала зола от дров и жертв. Золу оттуда выбирали вероятно, из особого входа, всего вернее из-под лестницы, по которой входили священники на площадку и которая находилась на восточной стороне Жертвенника. Был ли Жертвенник украшен орнаментами – не сказано.

Описание модели купели, пять притворов имущей

При втором Иерусалимском Храме у Овечьих Ворот, т. е. с северной стороны входа в ограду Храма была:

1. купель, которая имела

2. пять крытых притворов, где лежало много больных, ожидающих движения воды, так как в нее сходила вода из цистерны после омовения жертв или от излишне наполненной водой канавы цистерны. Пророк Иезекииль ее называет морем. Вода, находящаяся в ней, не имела протока, и, вероятно, застаивалась, но ангел Господень сходил с неба и возмущал воду и тем очищал ее, и кто первый по возмущении воды входил в воду, тот делался от болезни своей здоровым. В одном из притворов к ней Господь Иисус Христос исцелил расслабленного. Она имела, как очевидцы мне рассказывали, узкую и длинную форму. В настоящее время она воды в себе не имеет, так как наполнять ее водой неоткуда, то турки в нее ссыпали всякий мусор. Но у них купил эту яму богатый грек и мусор в настоящее время в нее не ссыпают. Она имела притворы с трех сторон по два притвора по обоим бокам длинной стороны и один притвор с узкой стороны, а с четвертой стороны, которая была к Храму, притвора не было.

3. В этих притворах и снаружи их лицом к Храму были выступы, на которых и лежали больные люди, дожидавшиеся движения воды.

Описание модели гроба Господня

Иосифом Аримафейским был вырублен из каменной скалы для себя гроб в своем саду. Но по скорости наступления пасхальной субботы он порешил похоронить Христа Спасителя в своем гробу, который приготовил лично для себя. Он был устроен так: эта скала обтесывалась в пирамидальной форме,

1. вырубался проход очень низкий и узкий, так что человек мог пройти только на коленях; на что мы видим образец в новом Иерусалиме;

2. потом вырубалось внутри скалы помещение около трех аршин квадрату, такой-же высоты;

3. на правой стороне делался выступ, на который клали мертвеца спеленатым, замастиченным алоем, т. е. сваренным маслом с разными душистыми смолами. Чтобы сохранить тело на долгое время, делали такое же мастичение, как замастичены мумии. Если гроб был семейный, то делались выступы кругом и каждого отдельного мертвеца клали на отдельное особое ложе; но их обливали кроме мастики гипсом и раскрашивали узорами и делали надписи, кто находится в данном гробу;

4. перед гробом были предгробия, в которых находился низкий камень, но длины и ширины такой, чтобы можно было положить тело, обмазать его алоем, спеленать плащаницей и опять облить алоем не густо, а постепенно; когда плащаница хорошо пристанет к телу, как хороший лак, клали мертвеца на ложе и опять поливали. Это делали особые посвященные на это люди под названием плакальщиков и плакальщиц, как у нас гробовщики, так как за мужчинами ухаживали плакальщики, за женщинами плакальщицы. За Спасителем исполняли должность плакальщиков Иосиф и Никодим, за что и были исключены из синагоги, как осквернившиеся. При этом не допускались сторонние какие бы то ни было люди, даже самые близкие родные, и к телу мертвого не могли прикасаться, кроме плакальщиков, никто, чтобы не оскверниться. Когда тело уже положат на ложе залитым плакальщиками или плакальщицами, тогда приходили родные и знакомые и приносили с собой таких же ароматичных миров и поливали тело умершего, что и называлось плачем. Так и мироносицы пришли с ароматными мирами для покойников, особо варимыми и ценными, так как это миро употреблялось для царских особ и вельмож. Бедных людей обмазывали простым оливковым маслом, как помазывают у нас священников и монахов, и пеленали в плащаницы, как Лазаря, которого воскресил Господь Иисус Христос, которые и предавались скорому гниению; но все равно предавались так-же и те первые, так как Спаситель уподобил фарисеев красивым гробам, а в них мерзость и запустение. Предгробие у гробов приделывалось из камня и из дерева. Если семейный гроб, то камень гроба не вдвигали в проход во гроб, а только приваливали. Если владелец гроба пожелает один в нем лежать, то после плачева его вдвигали в проход во гроб, намастичив как края камня, так и самый проход мастикой или известью, – вдвигали его и тем навеки утверждали гроб, как говорится, запечатывали. Открывать его после нельзя было, а над дверью делали надпись. Может Иосиф и не запечатал бы сам гроба Христа Спасителя, но еврея запечатали его, т. е. утвердили, чтобы открыть гроб и выдвинуть из прохода камень невозможно было; при воскресении Спасителя нужна была сверхъестественная сила и мудрая не так, как порох, но сила великая была употреблена, так что земля потряслась я камень выдвинулся из прохода, а печати, т. е. чем замазаны края камня и прохода, остались целы, также и замастиченные пелены остались во гробе, тело же все из пелен вышло, как из скорлупы цыпленок, как писал Давид в 21 псалме.

Модель вертепа

Вертепы были почти в каждом доме, но в особенности у жителей в городах, которые жили в окруженных стенах: в них хранилась вся домашняя принадлежность и запасы овощей, муки, солений и вина. В гостиницах в вертепах становился скот, ослы и волы, на которых приезжали путешественники. Тут же ночевали и бедные люди, которые не имели возможности занять для себя особой комнаты. Вертепы находились под жилыми комнатами, как бы подвалы, и служили они вместо сараев или деревенских подпольников или омшаников. Они были больше выложены из камней, потолки в них были деревянные на балках, окошки для света в них были малые, которые выходили во двор под террасы с навесами, с которых были двери во входы в комнаты. В гостиницах эти вертепы разделялись на разные помещения, где хранились запасы и где находились ясли для скота приезжих, также и сам скот. Да и в частных домах кто только имел свою корову, овец или осла, помещал их также в вертепах, т. е. под жилыми помещениями, так как там для скота было прохладнее от жары, а ночью теплее. В таком-то вертепе и родился в городе Вифлееме Спаситель мира, так как в гостинице не было для них комнаты, да и плотнику удобнее было работать в вертепе, чем в комнате, как и сейчас работают в домах плотники, в сараях или на воле. Как сказано в Евангелии, когда они жили в городе, то пришло время родиться Спасителю; вероятно, Иосиф и Мария жили в той гостинице, где находился прежде дом Иессея, где родился царь Давид, так по описанию местность схожа. Иосиф же и Мария оба были из рода Давида и, вероятно, сочли лучшим оставаться в доме своих праотцов. Так как и по возвращении из Египта они хотели опять жить в Вифлееме, но побоялись сына Ирода, что он убьет младенца Спасителя, почему и жили в Галилее, по повелению ангела, в городе Назарете.

* * *

1

В русской Библии это дерево называется ситим; такого названия в столярном производстве нет, но есть название дерева сухордан. Это дерево самое крепкое из всех деревьев и очень дорогое; имеет черно-красноватый цвет.

2

Эти усыпальницы царей указываются у пророка Иезекииля, что они были при стенах Святилища и Святая Святых.

3

Вероятно первая надпись была над северным и южным входом, а вторая под восточным, так как мимо этого притвора через дворик могли проходить иностранцы с одной галереи в другую для осмотра поставленных в галереях вещей.

4

В одно из таких зданий, вероятно, с северной стороны приводили к Спасителю грешницу; Он мог сидеть на уступе и писать на песке, а приведшие ее свободно могли войти в проходные двери и оставить грешницу одну перед Спасителем.


Источник: Москва. Городская типография. 1914

Комментарии для сайта Cackle