Азбука веры Православная библиотека профессор Владимир Степанович Иконников Историческое описание Екатеринбургского Новотихвинского первоклассного девичьего монастыря


профессор Владимир Степанович Иконников

Историческое описание Екатеринбургского Новотихвинского первоклассного девичьего монастыря

Содержание

Вступление Глава I. Основание Екатеринбургской Новотихвинской обители и состояние ее до возведения в первоклассный монастырь Глава II. Преобразование обители в монастырь первого класса и утверждение монастырского устава. Пожертвования Составление общежительного устава Пожертвования монастырю от Высочайших Особ Посещение обители Государем Императором Александром I-м Глава III. Состояние монастыря при Игуменье Александре Устройство свечного заведения Состояние прочих рукоделий Возведение новых зданий Пожертвования в пользу монастыря Посещение монастыря Высочайшими Особами Кончина Игуменьи Александры и определение новой настоятельницы, монахини Магдалины Глава IV. Состояние монастыря при Игуменье Магдалине Пожертвования Посещения и пожертвования Высочайших Особ Глава V. Описание храмов обители 1) Церковь Успения Пресвятой Богородицы 2) Александровский собор 3) Церковь Божией Матери всех скорбящих радости 4) Церковь Введения Божией Матери 5) Церковь Всех Святых 6) Церковь Св. Феодосия Тотемского Глава VI. Очерк состоящего при Новотихвинском монастыре женского училища Пожертвования в пользу училища при Игуменье Магдалине Статистические сведения Помещение училища Детский приют при училище Приложения Монастырские заимки Ведомость о пространстве земель, принадлежащих Екатеринбургскому Новотихвинскому девичьему монастырю Состав монастыря в 1873 г.  

 

Вступление

Новотихвинский первоклассный девичий монастырь находится в г. Екатеринбурге, который отстоит от губернского города Перми на 365 в. и лежит на восточных склонах Урала, вблизи границы, отделяющей Европейскую Россию от Сибири. Новотихвинский монастырь занимает южную несколько приподнятую местность в городе; поэтому имеет вид со всех почти сторон открытый и довольно красивый, особенно при въезде в город через сибирскую заставу. Г. Екатеринбург и состоящий в нем женский монастырь не древние учреждения. Город основан Императором Петром I-м, в первой четверти прошлого века, в 1723 г., Новотихвинская обитель учреждена в первой четверти настоящего столетия, в 1809 г., и возведена в первый класс в 1822 г., при Императоре Александре I-м. Новотихвинскому монастырю, вступившему еще недавно в период второго пятидесятилетия, благоволением Промысла суждено как самому благоустроиться в короткое время, во славу Божию и на пользу общества, так, в то же время, и содействовать благоустройству некоторых других женских обителей. Так открытые после монастыри и общины женские близ Екатеринбурга, в Пермской и Тобольской губерниях, имеют во главе управления ими и распорядительницами разных рукоделий бывших монахинь Новотихвинского монастыря, который доныне служит образцовым учреждением для этих обителей.

Предлагаемое «Описание» составлено по архивным делам Новотихвинского монастыря и по рассказам монашествующих, особенно настоятельницы Игуменьи Магдалины.

Глава I. Основание Екатеринбургской Новотихвинской обители и состояние ее до возведения в первоклассный монастырь

В последних годах прошлого столетия несколько «сиротствующих» вдов и девиц из г. Екатеринбурга и близлежащих заводов и сел нашли себе приют при Екатеринбургской кладбищенской церкви Успения Божией Матери1. Сироты помещались в церковном деревянном доме, и число их сначала было очень ограниченное. Из этой-то богадельни (так назывался сиротский дом), на первых порах очень скудной средствами, ровно почти через четверть века суждено было образоваться первоклассному девичьему монастырю, который в настоящее время, по своему благоустройству, занимает очень видное место среди других девичьих монастырей в России. Богадельня, или как ее называли иначе, община, учрежденная с дозволения духовного начальства в 1799 г.2 получала от местного городского общества самое незначительное пособие и поддерживалась добровольными пожертвованиями, а более трудами живших в ней сирот. Одна из них, Татьяна Андреева, урожденная Костромина, прибывшая в общину в 1796 году, считалась попечительницею всех сиротствующих и с особенным усердием занималась устроением общины. По ходатайству этой попечительницы, Екатеринбургское градское общество 25 сентября 1798 г. составило приговор, чтобы с прочими сиротами выдавать на нужные расходы, как-то: на дрова, свечи и проч., по 4 рубля каждый месяц. Из общественного приговора от 3 июля 1803 года видно, что с 1799 года общество выдавало уже 10 рублей в месяц на 15 человек. В этом приговоре, между прочим, упомянуто, что при кладбищенской церкви на добровольные пожертвования возводилось каменное здание, нижний этаж которого тогда был уже готов. В том же 1803 году городское общество избрало попечителем для наблюдения за окончанием построек и вообще за благоустройством общины екатеринбургского купца Ефима Старцева. В феврале 1806 года, по убеждению сирот, некоторые жители Екатеринбурга из разных сословий открыли подписку на единовременное пожертвование суммы на содержание особого при кладбищенской церкви священника, с тем, чтобы, когда эта сумма будет достаточною на содержание приюта, ходатайствовать о его назначении. Попечительница Татьяна Костромина просила также и Думу, чтоб она назначила какое-нибудь пособие на содержание священника и дьячка. От 14 мая, того же года, попечительница «сиротствующих» жен и девиц писала в Думу, что они остаются без всякого призрения, а сирот собралось до 25 челов., и 10-ти рублей в месяц вспоможения от общества недостаточно; поэтому просила Думу увеличить эту сумму и назначить попечителя вместо умершего купца Старцева. По поводу двух донесений попечительницы Костроминой, во-первых, о недостаточности отпускаемой на сирот Думою суммы, и, во-вторых, о необходимости назначения особого приюта при кладбищенской церкви, Екатеринбургская городская Дума определением 28 мая 1806 года постановила: 1) подписанную единовременно жителями города сумму 946 рубл., по собрании ее, обратить в городовой доход3, а на содержание священника и дьячка и на пропитание сирот назначить 180 руб., а с прежними 120-ю рублями – 300 руб. из поступаемых в Думу неокладных доходов, которые собирались с иногородних торговцев (этих доходов с 18-го октября 1805 по 1-е января 1806 г. поступило на приход более 1.000 руб.) «Чрез что», прибавляла Дума «и отягощения, от содержания оных сирот и священника с приютом, никому никакого быть не может, потому более, что таковые неокладные сборы по видимости напредь каждогодно поступать должны в немалом количестве». 2) На место умершего купца Старцева положено избрать попечителем другого. Об утверждении этого приговора Дума просила губернатора, а о назначении особого священника сделала сношение с преосвященным, «так как многие из жителей сего города того желают», сказано в приговоре. Это определение Думы утверждено Губернским Правлением в июле того же 1806 года.

«Сиротствующие» вдовы и девицы жили по уставу Саровской общежительной пустыни, полученному еще Татьяной Костроминой в 1802 г., во время путешествия ее в Киев, от строителя той пустыни Иеромонаха Исайи4. Этот устав Костромина, по приезде своем в Пермь, представляла на рассмотрение епископа Иустина. В установленные, по Саровскому уставу, часы сестры собирались в особую молельную келью и по имевшимся священным, церковным книгам творили молитву.

«Каковыми своими подвигами заслуживают особенное внимание всего городского общества, да и окрестных жителей», говорится в «одобрении», данном жителями Екатеринбурга Татьяне Костроминой с сестрами, в июле 1806 года, пред отъездом ее в Петербург, для испрошения разрешения на открытие обители.

В 1807–1809 годах Татьяна Костромина жила в Петербурге и ходатайствовала об учреждении в г. Екатеринбурге женской обители. В это время она была милостиво и благосклонно принята членами Св. Синода, особенно митрополитом Амвросием, и обер-прокурором, князем А.Н.Голицыным. От Екатеринбургского городского общества Костромина имела «одобрение», в котором помещен был одобрительный отзыв о «сиротствующих» вдовах и девицах и высказано было всеобщее желание граждан видеть обитель, утвержденную правительством. «Все теперь устроенное ими самими (сестрами) оное здание» (каменный дом для помещения общины), сказано было, между прочим, в «одобрении», «изобилие Св. икон и священных книг и даже самое их поведение согласует монашескому пребыванию; недостает только того, чтоб от вышнего правительства было благоволенно утвердить сие место и именовать уже пустынножительною обителью».

В марте 1807 г. Татьяна Костромина обратилась в Св. Синод с прошением следующего содержания: „Посвятив себя благочестивым подвигам и уединенной жизни, по благословению преосвященного архиепископа Тобольского Варлаама, жительствуем мы с 1799 г. в общине, в особо устроенном в Екатеринбурге близ церкви Успения Божией Матери общественным и нашим иждивением каменном доме, руководствуясь уставом Саровской пустыни и упражняясь в пощении, молитвах и хождении в церковь, когда совершается в ней служение, ибо в помянутой церкви не всегда бывает оное совершаемо, а только тогда, когда, как состоит она при кладбище, отправляется погребение. Другие же церкви, по жительству нашему за городом, от нас отдалены; почему и принуждены бываем исправлять богослужение в кельи. Прочее же время употребляем на хождение и призор за больными, привозимыми из города, занятие рукоделиями и другими трудами для снискания нужного себе пропитания, получая в пособие к сему и от градского общества на необходимые нужды пo триста рублей в год». Далее говорится, что екатеринбургские купцы Калашников и Мартынов и мещанин Бронников изъявили желание построить собственным коштом при помянутом сиротском доме каменную церковь, в честь Государя Императора, во имя Св. князя Александра Невского, «для приведения означенного местожительства в то благоустройство, в каком другие общежительные монастыри находятся, на что и все тамошнее градское общество единодушно согласие свое объявило». Костромина просила утвердить общину или повелеть воздвигнуть церковь во имя Св. Александра Невского. «И при которой» (т. е. общине), писала она, «по мере избытков, вырученных с рукоделий наших и приносимых доброхотными дателями, во исполнение дел милосердия устроится призрение бедным и немощным, привозимым из города и окрестностей оного, за коими будет иметься хождение и попечение собственно тутошними послушницами, что и ныне исполняется на прославление Имени Божия, и дабы увековечить сие общество, снабдить на сие построение разрешением, повелев определить к оной священника с приютом, коего содержание градское общество приемлет на себя».

В прошении купца Калашникова, поданном в Св. Синод, о разрешении ему с Мартыновым и Бронниковым построить церковь во имя Св. Благоверного князя Александра Невского высказывается настоятельная необходимость этого: «...Поелику означенные вдовы и девицы препровождают жизнь на подобие монашеской, по уставу Саровской общежительной пустыни, и отправляют в молитвенной комнате славословие Божие, для слушания коего стекаются к ним из жителей не малое количество народа, так что иногда в означенной комнате бывает и не вместительно». От 5 марта 1808 г. Преосвященный Иустин просил начальника Екатеринбургских заводов доставить сведения о том, действительно ли согласно общество завести обитель и построить при ней церковь с назначением особого приюта. Начальник горных заводов донес Епископу Иустину в утвердительном смысле. Как видно из сообщения в Пермскую Духовную Консисторию начальника Екатеринбургских заводов Германа от 23 марта 1808 г., вдова Губернского Секретаря Исакова, оставшаяся попечительницею общины за отъездом в Петербург Костроминой, предъявила этому начальнику, что если Правительству благоугодно будет испрашиваемую обитель учредить, то «они (сестры) простирают истинное желание восприять на себя во всех богоугодных делах неусыпнейший труд и сверх того от желающих екатеринбургских граждан будут принимать женского пола детей для обучения Российской грамоте и разному рукоделию, свойственному их силам, a также и пристойно их полу могут принимать и призревать престарелых и в болезнях страждущих людей, неимущих родственников и от посторонних никакого покрова, с должною тем больным особенною помощью».... От 14 ноября 1808 г. начальник Екатеринбургских заводов представил в Пермскую Духовную Консисторию список живших в общине сестер. Всего их было 33. По сословиям распределялись так: дворянского 4, крестьянского 15, мещанскаго 1, горнорабочего 10, солдатского 3. По местожительству: из г. Екатеринбурга и его уезда 25 челов., из Камышловского уезда 4, из Туринска 1, из Ялуторовска 1, из Соликамска 2. По возрасту было: от 50 до 80-ти лет 8 челов., от 40 до 50-ти – 4, от 30-ти до 40 – 8, от 20-ти до 30-ти – 6, от 10-ти до 20-ти – 5, и моложе 10-ти лет – 2. Вдов считалось 7, а девиц 26 человек.

1808 г. 25 июня, Татьяной Костроминой подано было Всеподданнейшее прошение об учреждении общежительной пустыни, о дозволении построить при ней церковь во имя Св. Александра Невского и о назначении попечителем, вместо умершего купца – протоиерея Богоявленской церкви Николая Вологодского, который много способствовал устроению общины5.

По именному Высочайшему указу, данному Святейшему Синоду 1809 года, декабря 31 дня, учреждена в г. Екатеринбурге общежительная женская обитель с наименованием ее Новотихвинской, согласно желанию всего городского благородного, купеческого и мещанского общества, также Начальника горных заводов и Генерал-губернатора Пермского и Вятского6. Обитель подчинена ведомству епархиального Архиерея. Монашествующих с игуменьею положено было семнадцать, как в штатных третьеклассных женских монастырях. Настоятельницей обители, по указу Св. Синода 20 сентября 1810 г., определена монахиня Таисия, в миру Татьяна (урожденная Костромина), о которой часто упоминалось выше.

Татьяна Костромина, в монашестве Таисия, дочь мастерового Верх-Исетского завода Андрея Костромина, была в замужестве за мастеровым Березовского завода Петром Сергеевым Митрофановым, который отдан был в военную службу в 1782 г. и умер 22 декабря 1806 года. Татьяна Костромина пострижена в монашество 7 августа 1810 г. в С.-Петербурге, в Воскресенском девичьем монастыре, находившимся на чреде священнослужения архимандритом Тобольского Знаменского монастыря Михаилом и наречена Таисией. 11 июня 1811 г., при возвращении из Петербурга, монахиня Таисия произведена была Епископом Иустином в Пермском Петропавловском соборе в Игуменьи «во уважение ее усердия и богоугодных подвигов в учреждении и устроении пустыни».

Казначеею в обитель назначена была в том же 1811 году уволенная из московского Никитского девичьего монастыря монахиня Евпраксия. Находившаяся при настоятельнице Таисии, при возвращении ее из Петербурга, четыре девицы Агафия, Васса, Матрона и Анна пострижены были в Перми Епископом Иустином в рясофорные монахини, так как они раньше пребывали в искусе монашества, и определены первая – помощницею казначеи, вторая – ризничею и третья – уставщицею. Последней позволено было составить из сестер хор певчих, чтобы положенные по штату причетники в пение на клиросах не вмешивались. Для священнослужения в церкви сначала определены были к обители один священник и два причетника, и вместо кладбищенской церкви дозволено было устроить другую, иждивением усердствовавших в этом деле екатеринбургских граждан, купцов Калашникова и Мартынова и мещанина Бронникова. В 1811 г. сверх положенного по штату одного священника с причтом, определен, по просьбе настоятельницы Таисии, другой священник для ежедневного в обители священнослужения. Священниками в это время были из заштатных Елисей Рязанов и Александр Воинственский, которым епархиальное начальство предписало «касательно служения своего в пустыни быть с причтом под распоряжением настоятельницы беспрекословно, не вмешиваясь кроме сего ни в какие, до пустыни касающиеся дела и порядок». В воскресные и праздничные дни, для соборного священнослужения в церкви дозволено было брать поочередно одного из диаконов Екатерининского собора, а в случае болезни которого-либо из них, от других приходских церквей. Жалованье священникам с причтом, по соглашению их с настоятельницей и с утверждения епархиального начальства, назначено было из суммы трехсот рублей, положенной Екатеринбургской городской Думой. Доходы, получаемые священно церковнослужителями от исправления церковных служб, велено было делить помесячно на три части: священникам две, а пономарям третью часть. В «монахинские» же доходы священно церковнослужители не должны были вступаться, и эти доходы, так как обитель учреждена общежительною, между монахинями не разделялись, a скоплялись в общую сумму и из оной производились расходы казначеею, с доклада настоятельницы, на содержание и нужды сестер, «а также и на угощение могущих случиться у настоятельницы гостей».

Для безопасности пустыни от злонамеренных людей, каковые оказывались на самом деле, настоятельнице предложено было испросить от Екатеринбургского общества нужную стражу. поелику Новотихвинская пустынь, по именному Высочайшему повелению, сравнена с третьеклассными женскими монастырями, в которых, по Высочайше утвержденному в 1764 году штату, для охранения тех монастырей и для случающихся услуг положено быть по три служителя, то для охранения сей пустыни – по Высочайшему же повелению учрежденной и притом по желанию самих екатеринбургских граждан с обязательством с их стороны в случае необходимых нужд оказывать пустыни возможные пособия – настоятельница в 1811 году просила Екатеринбургскую городскую Думу, дабы она благоволила, во уважение опасности от злонамеренных людей, также для случающихся работ и услуг избрать из своего общества трех человек честного и доброго поведения, с производством им от общества жалованья. Настоятельница просила при этом Думу послать одного из служителей грамотного, дабы он мог заниматься в обители письмоводством «в случае каких-либо по пустыни с присутственными местами или начальствами переписок». Но Дума не удовлетворила этой просьбы, отозвавшись тем, что общество и без того несет весьма значительные повинности и что доходов его не достает на самые нужные расходы, а главное – что правительством не возложено сей обязанности на общество. В охранении обители от злоумышленных людей и вообще в устроении ее принял участие в 1815 г. бывший тогда начальник горных заводов. 2 февраля 1815 г. Игуменья Таисия донесла Епископу Иустину, что начальник Екатеринбургских горных заводов Н.А. Шленев пожаловал обители для караула двух человек и третьего плотника и обещался, при производившихся в то время в обители постройках, помогать всем возможным. Высшее гражданское начальство приняло меры к ограждению безопасности обители, по преобразовании уже ее в первоклассный монастырь в 1822 г. В этом году, вследствие ходатайства Игуменьи Таисии, по приказанию Министра Финансов, Департамент Горных и Соляных Дел предписал начальнику Екатеринбургских заводов, иметь особенное наблюдение за безопасностью и спокойствием монастыря, особливо в случаях покушения злонамеренных людей на грабительство. Посему Монетною конторою командировались в монастырь мастеровые для его охранения до октября 1823 года, когда поступили в монастырь положенные по штату служители.

При возвращении из Петербурга в июне 1811 г. Игуменья Таисия предъявила в Перми Епископу Иустину выданные ей, по предложению Митрополита Новгородского Амвросия, из Новгородского Кафедрального Софийского собора двадцать пять частей святых мощей для Новотихвинской обители. По совершении священного обряда водоосвящения 11 июня в Петропавловском соборе, святые мощи были положены в нарочно изготовленный для сего образ и того же числа вместе с иконою Тихвинской Божией Матери препровождены с священною церемониею в г. Екатеринбург, в который были внесены 26 июня, в день Тихвинской Божией Матери. Вокруг обители и всего города был совершен крестный ход, который в этот день ежегодно бывает и ныне. Епархиальным начальством было дозволено образ со святыми мощами и упомянутую икону носить для отправления молебнов и всенощных бдений в дома граждан и окружные селения. «Везде видно было одинаковое усердие христиан к принятию икон в дома для молебствий», доносила Игуменья Таисия Епископу Иустину от 9 декабря 1813 г. Во время крестного хода по разным уездам получался значительный сбор в пользу обители. От 9 ноября 1812 г. Игуменья Таисия донесла Преосвященному, что 7 сентября того года были подняты икона и образ со святыми мощами и носимы по городам Камышлову, Далматову и окружным селениям до 4 ноября. Во время хождения приложено прикладу как к церкви, так и на обитель, деньгами 611 руб. 13 коп., холста тысячи полторы аршин и кудели 6 пуд. и 3 фун. От 14 ноября 1813 г. донесено Епископу Иустину, что во время хождения с иконой Тихвинской Божией Матери по городам и уездам: Верхотурскому, Ирбитскому, Камышловскому, Шадринскому и Екатеринбургскому, от усердствующих на украшение и содержание обители поступило всего 1.634 руб. 67 коп., холста разного 3.252 арш. и кудели около двух пудов. Игуменья Таисия рапортом от 6-го Февраля 1812 г. испрашивала официальное разрешение носить икону по всей епархии. На требование Епископом Иустином от всех священнослужителей и прихожан епархии сведений, желают ли они принимать образ Тихвинской Божией Матери и крест с различными мощами, получены были, между прочим, следующие отзывы. He объявили желания принимать сей образ: 1) по Шадринскому уезду все , 2} по Красноуфимскому уезду в Уткинском, Верхнесергинском и Сылвенском заводах, 3) по Екатеринбургскому – в одном Шайтанском заводе, 4) по Ирбитскому в селах: Гуляевском, Чурманском, Березовском, Подволощенском и Баженовском и в слободах: Бобровской, Краснослободской, Байкаловской, Иленской, Харловской, Чубаровской и Еланской, 5) по Пермскому – в одном Пермском селе, 6) по Осинскому – все прихожане и 7) по Камышловскому – соглашались принимать чрез один только год. Екатеринбургское духовенство отозвалось, что принимать икону считает делом богоугодным, но исполнить это в определенные для процессий и церемоний дни (на Святой неделе) оно находит неудобным; все неудобства были исчислены подробно, особенно духовенство восставало против позволения продавать обительские свечи в городских церквах и собирать огарки в пользу обители, что оно считало противным Высочайшему повелению и от чего могло произойти крайнее уменьшение свечной суммы при церквах. Церковные старосты были одного мнения с священнослужителями. Поэтому Епископ Иустин предписал, от 17 Июня 1814 г., чтоб во время ношения иконы и молебствий «продажу свеч производить не от обители, а от приходских церквей и чтоб молебны исправлялись и в церквах и домах попеременно обительским священником и приходским». Получаемый за то доход обоим священникам велено было делить пополам. Икону позволено было носить во все те места, где объявлено на то согласие духовенством и прихожанами.

В конце тридцатых годов епархиальное начальство сочло нужным не дозволять хождение по епархии с иконою и образом со святыми мощами. Еще в начале 30-х годов каждый раз испрашиваемо было дозволение на поднятие и ношение по епархии иконы и образа. Так, напр., 26 июля 1830 г. Игуменья Александра просила у Преосвященного Мелетия позволения носить каждогодно после Пасхи образ со святыми мощами и икону Тихвинской Божией Матери по городам, заводам и селениям всей епархии. Преосвященный Мелетий дозволение дал и вместе предписал, от 26 августа 1830 г., чтобы «для ношения упомянутых святынь избраны были монахини поведения постоянно честного и самые благонадежнейшие и дабы они, во время хождения своего, соблюдали всякое благочестие и тишину, всякое благоговение к носимым святыням и в поведении своем ни под каким видом не допущали никаких неприличностей и никаких поступков, соблазн произвести могущих». Святыни отправлены были из монастыря весной следующего 1831 года. Для сбора прикладов при священной церемонии назначена была монахиня Илария и с нею посланы еще одна рясофорная монахиня, три послушницы и четверо певчих из белиц. От Игуменьи и сестер даны были монахине Иларии следующие наставления: 1) строжайше соблюдать во время хождения своего всякое благочиние и тишину, и всякое благоговение и почитание к носимым иконам; 2) иметь бдительнейшее смотрение за нравственностью и поведением всех сестер, в особенности клиросных, чтобы они отнюдь и ни под каким видом не допускали в поведении своем никаких неприличностей и проступков, никаких между собою прекословий и несогласия, равным образом глумления и смеху, соблазн произвести могущих; в случае замеченных за ними неблаговидностей, келейно наказывать их, по мере вины, поклонами или чувствительными выговорами и, буде не исправятся, доносить самой Игуменье; 3) в обхождении с людьми соблюдать всякое благоразумие, скромность, целомудрие, смирение, почтительность, одним словом вести себя так, как долг монашеский того требует, и чрез это внушить высокое мнение о самой обители. Во время ношения иконы с 5 мая 1831 г. и по 7 января 1832 по заводам – Невьянскому, Тагильскому, Режевскому, Алапаевскому и некоторым селениям по Верхотурскому тракту, потом в Верхотурье и по заводам Богословскому и Гороблагодатским «везде оказываемо было, как благородными особами, равно духовенством и простонародьем к носимым святыням особенное христианское благоговение и усердие и собрано было приклада для церкви и обители деньгами 7.800 руб., разного холста 2.500 арш., свечных огарков 6 пуд. 20 ф. (Донесение от 8 Февраля 1832 года). Из Гороблагодатских заводов хождение со святынями было продолжаемо в Кунгурском, Пермском и Соликамском уездах: при чем собрано приклада 6262 руб. 50 коп., свечных восковых огарков 6 пуд. 37 ф., холста разного более 3000 арш. Кроме того, во все время хождения собрано разных малоценных вещей примерно на 200 руб. Со святынями возвратились в монастырь в начале 1833 года.

20 июня 1833 г. Игуменья Александра обращалась к преосвященному Епископу Аркадию с прошением, о дозволении продолжить хождение с одною только иконою Тихвинской Божией Матери без святых мощей, по тракту в Сысертский, Полевской, Каслинский, Кыштымский и в прочие окружные заводы и селения и оттуда в Шадринск и Камышлов. Но на этот раз хождение с иконою велено было приостановить, пока не будет произведено по монастырю учета, назначенными для сего указом консистории, духовными лицами.

Попечением Игуменьи Таисии и щедротами разных благотворителей устроены были следующие здания при обители до преобразования ее в первоклассный монастырь: 1) к кладбищенской Успенской церкви, существовавшей прежде учреждения обители, с западной стороны сделана двухэтажная каменная пристройка, в которой нижний этаж называется притвором или трапезою, а в верхнем сделаны две палатки для хранения ризницы; с полуденной же стороны пристроены две схимнические кельи.

2) Устроена каменная часовня, которая впоследствии в 1822 году обращена была в церковь, во имя Всех Святых.

3) Построена, но окончательно не отделана, новая каменная Александро-Невская церковь, которую хотя и обязывались построить на свой счет купцы Калашников и Мартынов и мещанин Бронников, но за расстройством их состояния, в сооружении оной церкви нисколько не помогали обители.

Все сии церковные здания покрыты железом.

4) Построено каменных зданий: три корпуса и четвертый флигель. Первый корпус, в два этажа с четырьмя чердаками, заключал в себе, кроме настоятельских келий, 20 покоев и посредине коридор; от сего корпуса до церкви сделан деревянный коридор с таковою же крышею. Второй корпус двухэтажный же для монахинь, с двумя чердаками, покрыт деревянною крышею в обоих этажах и чердаках помещалось 11 келий и коридор. Третий корпус трехэтажный покрыт деревом; во всех этажах оного 8 келий. Флигель в два этажа с деревянною пристройкою и с деревянными службами; в обоих этажах 4 покоя. Покрыт весь деревом.

5) Деревянных зданий выстроено четыре: двухэтажный дом с чердаком на каменном фундаменте, помещалось 6 покоев; одноэтажный флигель с двумя покоями; флигель при вратах обители с двумя покоями и коридором и, наконец, конюшенный двор, при котором конюшни, завозни и хлебные магазины.

Все сии здания, каменные и деревянные, обнесены с двух лицевых сторон каменною, а с других двух деревянною оградою.

Вне обители каменных одноэтажных домов было два: первый в 60-ти саженях от обители с двумя чердаками и часовней, которые покрыты железом, а дом деревом, в нем и чердаках 8 покоев и коридор; огражден с двух лицевых сторон каменными столбами с деревянными решетками, а с других двух сторон заборами. Второй дом, в 70 саженях от обители, с двумя чердаками, огражден с двух лицевых сторон каменною оградою; в нем 6 покоев и в деревянном при доме флигеле два покоя. Сии два каменные дома Игуменьею устроены для священно церковнослужителей.

Во всех же обительских корпусах, домах и флигелях, кроме настоятельских келий, находилось 71 покой, в которых свободно помещалось до 150 человек.

При Игуменьи Таисии, во время построек деревянных и каменных, за неимением служителей, сами сестры носили кирпичи, возили лес и исправляли другую тяжелую работу. В зимнее время, сказать кстати, сестры убирали снег.

Главною конторою Екатеринбургских заводов, по ходатайству Игуменьи Таисии, отведены были и обители места следующих размеров. По плану, данному 13-го ноября 1814 г., на отведенные два места для построения церковнических и служительских домов, показано пространства земли 10.300 квадр. сажен. Под первым местом длиннику 100 и поперечнику 40 саж.; под вторым длиннику 70 и поперечнику 30 саж. На этих местах летом 1814 г. заложены два каменные дома: для священно церковнослужителей и страноприемный для ночлега приходящих в храмовые праздники из окрестных мест мирских людей; первый в длину на 10 и в поперечник на 7 саж. и второй в длину на 7 и в ширину на 3 саж. По плану, данному 20 июля 1815 г., на болотное место в урочище у малого Каменного озера для расчищения на сенокос и в вечное обители владение, показано пространства земли 18 десят. 782 саж.

По плану, данному 19 мая 1817 г. на отведенные обители места под кладбище и для усадьбы, показано пространства 24 десят. 1300 саж.

Преосвященный Епископ Иустин, по рассмотрении 8 мая 1819 г. представленных Игуменьею Таисиею планов, из коих один с фасадами произведенным строениям, а другой отведенным главною конторою Екатеринбургских заводов местам для обители и кладбищенской церкви, нашёл эти места весьма достаточными и, утвердив планы, предложил Консистории изъявить Главному Начальнику горных заводов Н.А. Шленеву чувствительнейшую благодарность за покровительство, попечение и усердное его к устрояемой пустыни благорасположение. Настоятельнице же, Игуменье Таисии, епархиальным начальством объявлена благодарность, похвала и полное удовольствие за ее неусыпную деятельность в избрании и исходатайствовании мест как для пустыни, так и для церковнических и служительских домов, равным образом за успешное устроение монастырских келий и служб, обнесение оных каменными оградами и за благоразумную предусмотрительность и скорость в построении близ пустыни двух каменных домов для священно церковнослужителей7.

Вследствие распоряжений Игуменьи Таисии, в обители введены следующие рукодельные, сельскохозяйственные и другие занятия для содержания сестер и для поддержания вышеозначенных зданий : 1) рукоделие : а) пряжа льна, хлопчатой бумаги и шерсти, тканье и беление разных сортов холстов, также тканье холстов для скатертей и салфеток, одеял, сукон и т. под.; б) шитье по бархату и другим материям шелками, золотом и серебром, плащаниц, хоругвей, покровцев на потиры и дискосы и всякой церковной и ризничной утвари и прочих тому подобных, для частных лиц, изделий8, и в) делание на святые иконы разных узорчатых риз из золотой и серебряной канители, фольги и мишуры9.

2) Сельскохозяйственные занятия: а) посев разного хлеба, льна и конопли на кортомных землях; б) разведение всякого рода овощей, как для продовольствия сестер, так и для продажи гражданам; в) собирание во время лета грибов и ягод; г) скотоводство и лов рыбы в удобных и близких к обители озерах и реках, и д) сенокошение на болотном пустопорожнем месте, которое взято было для осушения на 12 лет от главной конторы Екатеринбургских заводов 12 Сентября 1816 г.; это занятие доставляло большие выгоды обители. 3) Прочие занятия: так как подле самой обители назначено было место для кладбища и на нем, иждивением обители, построена церковь, то а) обителью заготовлялись для мертвых тел могилы, с получением за оные денег или вкладов, в пользу обители; б) сестрами производилось чтение псалмов и канонов, а также совершалось поминовение по умершим, по завещаниям их или по просьбе и усердию сродников их, с платою от них деньгами, вкладами или другими какими-либо для пустыни пособиями и в) заготовлялся для кладбищенской церкви запас воска и свеч, с обращением прибыли от них в пользу тоже пустыни.

За свои заслуги, оказанные по устроению обители, Игуменья Таисия награждена золотым наперсным крестом 18 января 1820 г. Преосвященный Иустин, рапортом от 23 октября 1819 г., донес Святейшему Синоду, что в столь короткое время обитель украсилась храмами Господними и распространилась обширными зданиями, благодаря «усердию, ревности, неусыпной и благоразумной попечительности и деятельности» настоятельницы Игуменьи Таисии. В Св. Синоде состоялось следующее определение: «По рассмотрении вышепрописанного донесения Его Преосвященства и плана Екатеринбургской Новотихвинской женской обители, представленного Игуменью оной Таисиею, за подписанием Его Преосвященства, Святейший Синод находит, что устроение всего оного старанием ее, Игуменьи, и содержание обитающих в обители такого количества монахинь и белиц10 без всякого от казны пособия заслуживает уважения, а потому в воздаяние за оное и к поощрению впредь на подобные труды и подвиги удостаивает ее, Игуменью, к награждению золотым наперсным крестом». Государь Император, согласно упоминаемого определения Св. Синода, всемилостивейше повелеть изволил: «учрежденного в Екатеринбурге Новотихвинского женского монастыря Игуменью Таисию наградить золотым наперсным крестом, во уважение заслуг, оказанных по устроению вверенной ей обители, в поощрение усердного служения ее на будущее время». (Указ из Консистории от 13 Апреля 1820 г.)

Глава II. Преобразование обители в монастырь первого класса и утверждение монастырского устава. Пожертвования

30 мая 1819 г., в бытность в Перми, Игуменья Таисия взяла отпуск в С.-Петербург и в другие города на полтора года, с целью посетить разные общежительные монастыри и составить, устав для управления Екатеринбургскою общежительною обителью, а главное, для того, чтобы ходатайствовать в Петербурге, во-первых, об утверждении навсегда за обителью законными актами отведенных ей главною конторою Екатеринбургских заводов трех мест, которые были уже большей частью застроены разными обительными зданиями, и, во-вторых, о возведении обители в монастырь 1-го класса.

14 декабря 1819 года, Игуменья Таисия, по прибытии в Петербург, обратилась в Св. Синод с прошением, в котором представила разные затруднения к приведению обители в лучшее устройство и даже к поддержанию в том же состоянии, при большем стечении в обители, кроме монашествующих, вдов и сирот до 135 человек, пользовавшихся и содержанием, и одеждою обительными. Игуменья просила о нижеследующем: 1) возвести обитель в штат (вместо одного которого либо из упраздненных в 1813 г. в Москве двух женских монастырей), с производством и положенного по штату содержания и дозволить тогда сверх штатного числа монахинь иметь такое же количество оных на содержании обители; 2) по примеру Нижегородского третьеклассного Крестовоздвиженского монастыря, как для охранения обители, так и для разных работ, определить служителей десять человек; 3) утвердить законным актом места, занятые обителью, домами священно церковнослужителей и монастырских служителей, а также и назначенные под кладбище; 4) оставить навсегда за обителью расчищенные трудами и иждивением оной для сенокоса места с лежащим при одном из них малым Каменным озером, в котором по очищении, можно было производить рыбную ловлю; а сверх того, для хлебопашества отвести из оброчных земель, по избранию ее, Игуменьи, нужное количество десятин с платежом положенных за них в казну оброчных денег, и наконец 5) давать лес на дрова и монастырские надобности без взыскания попенных денег и не более того количества, за какое последовала от обители уплата в прошедшее время. Это прошение Игуменьи Таисии отослано было при указе к Преосвященному Иустину с тем, чтобы доставлены были Св. Синоду подлежащие сведения по содержанию прошения, с присовокуплением к тому и мнения его, Преосвященного, относительно возведения обители в число штатных монастырей11. Преосвященный Иустин, в рапорте от 1-го июля 1821 года, сообщив подробные сведения о состоянии обители, представил Св. Синоду, что устроение при Екатеринбургской общежительной женской пустыни обширных зданий, могущих поместить в себе от 150 до 200 монахинь или сестер, произведено в столь короткое время, и вообще обитель доведена до такого совершенства одними только доброхотными от усердных людей подаяниями и вкладами, а также трудами обитающих в ней сестер; что, напротив, со стороны екатеринбургских чиновников и прочих граждан, обязавшихся, при начальном устроении пустыни, оказывать ей всевозможные пособия, не только оных не оказало, но и совершенно от этого отказались, и даже не были внесены подписанные ими при учреждении пустыни 946 руб.; что хотя и отпускаются Екатеринбургскою городскою Думою каждогодно с 1-го апреля 1812 г. 300 рублей на содержание священника с причтом, но и эта сумма отпускается за внесенные в Думу настоятельницею Игуменьей Таисией в 1807 и 1811 годах 2000 руб.; что кладбищенская каменная церковь построена иждивением же пустыни, а не екатеринбургскими гражданами Мартыновым, Калашниковым и Бронниковым, которые принимали на себя обязательство соорудить эту церковь; что вообще от граждан Екатеринбурга нельзя ожидать никаких пособий для поддержания обители и на будущее время, равным образом и на доброхотные подаяния и вклады, которые при начальном учреждении пустыни были очень значительны, не остается «довольной» надежды. Принимая во внимание все вышеизложенное, Преосвященный Иустин представил на благоусмотрение Св. Синода следующие свои предположения: 1) по неимению в Пермской епархии, кроме Новотихвинской женской пустыни, других женских штатных и заштатных монастырей и по обширному устройству оной, возвести ее в первоклассный штатный девичий монастырь12 на том самом положении и содержании, на каком существует первоклассный Залесский Успенский девичий монастырь в Александровской слободе13, с тем только различием, чтоб вместо духовника из иеромонахов определен был к обители протопоп, так как близ Екатеринбурга мужских монастырей не находится, а вместо 10-ти человек монастырских служителей определить к ней оных 15; 2) места, отведенные обители главною конторою Екатеринбургских заводов, утвердить за пустынею навсегда, в вечное владение; 3) по именному Высочайшему указу 1797 г. декабря 18 дня, наградить пустынь из оброчных статей надлежащею пропорциею пашенной и сенокосной земли, рыбными ловлями и мельницею; 4) деньги 2000 руб., внесенные настоятельницей Таисией в Екатеринбургскую городскую Думу, возвратить в пустынь или оставить оные на прежних условиях, т.е., чтоб получать за них из Думы в пользу пустыни каждогодно по 300 руб. и 5) поелику в Пермской епархии, по числу церквей не великой, по вернейшему исчислению невероятное множество вдовиц и сирот, а именно: 1193 вдовицы и сироты женского пола и 175 человек мужского пола, и как те, так и другие своими просьбами беспрестанно приводили епархиальное начальство в затруднение относительно доставления им средств и способов к существованию, то для оказания пособия некоторым сиротам женского пола учредить при обители сиротский дом на 100 человек вдовиц и сирот духовного ведомства и принимать их в этот дом с тем, чтоб каждая сирота, ежели имеет какое-либо имение или деньги, при поступлении своем в означенный дом, вносила то имение и деньги в общественную кассу с запискою в «шнуро-запечатанную» книгу, которая дана будет из Консистории, и чтобы, находясь в сиротском доме, сироты занимались, под руководством настоятельницы, рукодельями и другим приличным им делом для получения средств на свое содержание, а малолетние сироты, кроме рукоделий, обучались бы чтению душеполезных и спасительных книг под руководством протопопа или иереев». Когда же сии малолетние сироты придут в совершеннолетний возраст и пожелают оставить оный дом, то не возбранять им в сей свободе, однако с тем, чтоб по исходе тотчас посягали в замужество с должным, по их поведению и трудолюбию, из доходов сиротского дома награждением14. Наконец, самою важнейшею и побудительною причиною к возведению Новотихвинской обители в первоклассный монастырь и к учреждению в ней сиротского дома Преосвященный Иустин считал то, что приобретение Сибири, страны обширной и богатой, и присоединение оной к Российской Державе есть единственное и особенное любезному отечеству нашему благодеяние и благоволение Вышнего. «А гора Урал, обилующая золотыми, медными и железными рудниками, также драгоценными цветными камнями и других разных пород ископаемыми произведениям, наипаче обогащает и поддерживает благосостояние, величие и славу отечества нашего. На сей горе возвышающийся град Екатеринбург заключает собою как бы врата в богатую и доселе еще не везде обозримую Сибирь. Достойно убо будет и праведно на сей горе Уральской в знак благодарения Богу благодетелю нашему и в честь и славу Пресвятой Богородительницы и Приснодевы Марии восстановить означенную пустынь в первоклассный монастырь, с наименованием так: Горо-Уральский Новотихвинский девичий первого класса монастырь, что в городе Екатеринбурге. Пусть каждый Россиянин, входя и проходя чрез сии врата в страну Сибирь, взирает на сию святую обитель, яко памятник, воздвигнутый отечеством нашим в благодарение и славу Великого Бога, благоговеет пред Ним Всевышним и исполняется за благодеяния его чувством благодарным».

По именному Высочайшему указу, данному Св. Синоду мая 12 дня 1822 г., Екатеринбургская Новотихвинская общежительная пустынь возведена в штатный девичий монастырь первого класса. В силу указа 1797 г. 18 декабря, Новотихвинскому монастырю отведено земли, во 1-х, для хлебопашества 30 десятин, в 12-ти верстах от города, в дачах Екатеринбургских заводов, по течению речки Патрушихи на правой ее стороне, и во 2-х, для сенокоса тоже 30 десятин в тех же дачах, по течению речки Уктуски, на левой ее стороне. Вместо мельниц и рыбных ловель, по ходатайству монастыря, назначен ему из казны денежный оклад: за мельницу по 500 руб. и за рыбные ловли 300 руб., всего 800 руб. ассигн. ежегодно (по Высочайшему повелению 3 декабря 1827 года). Взамен лесного участка предоставлено монастырю пользоваться ежегодною рубкою из лесных дач горных заводов строевого и дровяного лесу на сумму по таксам 93 руб. 50 коп. ассигн. без платежа попенных денег.

Впоследствии по ходатайству Игуменьи Таисии, были оказываемы монастырю различные вспомоществования из казны. 7-го декабря 1824 г., Государь Император, снисходя на прошение Игуменьи Таисии, Высочайше повелеть соизволил: 1) к сумме, отпускаемой на жалованье священно церковнослужителям означенного монастыря, прибавить, сверх штатного положения, еще по четыреста рублей в год из сумм комиссии духовных училищ; 2) для пользования больных сестер оного монастыря отпускать из аптеки Екатеринбургских горных заводов медикаменты, с вычетом за оные из жалованья их по примеру того, как сие делается для людей горного ведомства; 3) предписать Горному начальству, дабы оно, при отдаче в оброк известковых и каменных гор, выговаривало, чтоб монастырю тому продукты сии отпускались без платы оброка и чтобы сие исполнено было до окончания отстройки монастыря; 4)дабы железные связи и деревянные брусья, нужные для строения, отпускались монастырю за умеренную цену с казенных заводов; и буде встретится в исполнении сего последнего затруднение, то отпускать монастырю на покупку сих материалов из казны до трех сот рублей ежегодно15, и 5) из земель горного ведомства, или других оброчных статей, отвести монастырю сему тридцать десятин земли, положенных для скотоводства оного.

На запрос главной конторы Екатеринбургских заводов, от 23-го января 1825 года, относительно приведения в исполнение сего Высочайшего повеления, настоятельница монастыря Таисия ответила: что за отпускаемые медикаменты из казенной аптеки для пользования сестер удобнее вычитать пo 2 ½ коп. с рубля из полной штатной суммы, положенной им, т.е. 2260 руб., а не из окладного жалованья каждой сестры, потому что, по случаю общежительства сестер, сумма, положенная на содержание их, нераздельна16; что прошедшего лета производимы были и не окончены каменные постройки следующие: 1) церковь во имя Александра Невского, 2) два двухэтажных корпуса для келий, 3) по обе стороны сих корпусов церкви: одна больничная во имя Скорбящей Божией Матери с кельями, другая во имя Св. Феодосия Тотемского. Кроме этого, предполагались следующие постройки по утвержденному плану: 1) каменная вокруг монастыря и кладбища неоконченная клажею стена, 2) дома: первый для вдов и сирот духовного ведомства, второй – для гостиницы, два дома для монастырских слуг и церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы с колокольнею между корпусами над Св. вратами. Времени окончания этих построек определить было невозможно, и потому, на запрос конторы о количестве требовавшихся извести и бутового камня, примерно было положено до 10 тыс. пуд. извести и 100 саж. камня в год. Для добычи извести на монастырские постройки главною конторою выдан план, с тем, чтоб право это было предоставлено единственно для строений монастыря, а не на выпуск в другие места для продажи, и притом только до окончания сих строений. Дано также монастырю дозволение производить добычу бутового камня не более 100 саж. в год до окончания монастырских построек. Сколько потребно в год железных связей и деревянных брусьев, определить было нельзя до начатия строений и потому монастырь признал удобным получать из казны 300 руб. ассигн. ежегодно, что и исполнено.

Составление общежительного устава

Общежительный устав для Новотихвинского монастыря составлен в Петербурге архимандритом Александро-Невской лавры Герасимом, который руководствовался при этом уставами: Саровской пустыни, Александро-Невской лавры и Валаамского монастыря. Устав был препровожден, 8 октября 1820 года, на рассмотрение епископа Иустина, который поручил рассмотреть его ректору семинарии архим. Афанасию и инспектору, игумену Иннокентию. Продержав у себя устав более трех месяцев, ректор и инспектор представили его Преосвященному со следующими только краткими замечаниями: 1) объявить устав сестрам монастыря и спросить у них согласия, будут ли они исполнять его; 2) о суммах церковных и монастырских и об отчете о них Консистории ничего не сказано и потому сей недостаток должно дополнить и 3) в прочем устав, как не противный правилам церкви и уставам монастырским, может принят быть и утвержден. Собственное свое мнение об уставе Преосвященный Иустин изложил в письме к Игуменьи Таисии от 10 марта 1821 года. Преосвященный писал: «Сколько по старости моих лет и слабости здоровья ни было для меня обременительно, однако я два краты прочитал оный и заметил в нем следующие недостатки и излишества: 1) о должности настоятельницы и казначеи, также и об обязанностях священника и причетников, какими они именно должны быть ограничены, ничего не сказано; 2) когда пустынь обратится в штатную, тогда сей устав будет не нужен, а должна будет пустынь управляться, по примеру штатных монастырей, изданными для всех монастырей уставами и государственными узаконениями; 3) многие, по моему мнению, есть в оном излишества и ссылки на священное писание несправедливые; 4) много также помещено таких мелочных правил, которые могут охладить сестер к исполнению оных, а вновь желающих отвратить от вступления в обитель; 5) келейное правило должно, по наименованию своему, читаться в кельи, a по вашему уставу должно читать его в церкви – что, по моему мнению, составляет противоречие; 6) ссылки на святых отцов, из каких книг или уставов взяты и выписаны, именно не показано, a потому и сверить их нельзя; 7) сестры при чтении паремий не должны с мест своих сходить и приближаться к слушанию тех паремий, а надлежит им стоять на своих местах, не смешиваясь с народом, а разве тогда сие позволить им можно, когда, кроме их одних, никого из посторонних людей в обительной церкви не будет; 8) занятых трудами и рукоделиями не принуждать, кроме собственной их воли, ко всегдашнему хождению к божественным службам церковным и излишними поклонами не обременять их, а предоставлять усердной сестре, по расположению ее духа и благоговения, полагать поклонов столько, сколько она хочет.

«Все сии замечания мои я передал купно с уставом вашим отцу архимандриту Афанасию, дабы с инспектором пересмотрел снова устав хорошенько и представил мне паки на рассмотрение».

После вторичного рассмотрения устава архимандритом Афанасием и игуменом Иннокентием, Епископ Иустин представил его в Святейший Синод с таким при том мнением, что когда Екатеринбургская пустынь возведена будет в штат, тогда и устав признает он уже не нужным. С этим мнением Игуменья Таисия была не согласна. Поэтому, в ноябре 1821 года, она вошла в Св. Синод с прошением, в котором просила дозволения употреблять устав и тогда, когда обитель возведена будет в штат; настоятельниц же в оную обитель определять по общему избранию сестер достойных из них же, а не посторонних, по представлению епархиального начальства и с утверждения Св. Синода. 22 сентября 1822 г., указом Консистории дано знать, что «Св. Синод означенный устав употреблять в Екатеринбургской Новотихвинской общежительной женской обители, с согласия монахинь и сестер оной, как ныне, так и впредь, ежели обитель сия возведена будет в класс, благословляет»17. Равным образом дозволено, в случае выбытия из обители или смерти настоятельницы, определять в сие звание, по общему избранию сестер, достойную из них же, а не из сторонних.

Пожертвования монастырю от Высочайших Особ

В 1821 и 1822 годах, Всемилостивейше пожалованы монастырю: от щедрот их Императорских Величеств Государя Императора Александра Павловича, крестовая бархатная ризница и напрестольная одежда, Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны – серебряные с позолотою сосуды со всем потребным к тому прибором, и Государыни Императрицы Марии Федоровны – Евангелие в малиновом бархате с золотым окладом и крест, драгоценными каменьями украшенный.

Опись священным сосудам, пожалованным от Ея Величества Императрицы Елизаветы Алексеевны: 1) потир или чаша чеканной работы; на ней два образа в финифти, из коих один в бриллиантовом круге и над ним один крест бриллиантовый же; по бокам три сапфира в бриллиантовых кругах; 2) дискос чеканной работы; 3) к оному звезда, на коей один образ, в финифти 4) два блюдца; 5) одна лжица и 6) одно копие, – такой же работы все. Вокруг чаши надпись: «От Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны Екатеринбургскому Новотихвинскому девичьему монастырю 20 июля 1821 г.». Во всей означенной утвари весу: серебра с позолотою 7 фунт. 91 золотник; бриллиантов двойной грани 9 25/32 кр.; одинакой грани 20 11/32 кр.; роз 102 – 3 сапфира 215/32 кр. Реестр ризнице, сделанной для Екатеринбургского Новотихвинского монастыря из зеленого бархата на одного протоиерея, двух священников, одного диакона и двух псаломщиков: риз 3, подризников из серебряной объяри 3, епитрахилей 3, воздухов 3, палицы 3, набедренник 1, поясов 3, поручей 4 пары, стихарей 3, орарь 1, одежда на престол с пеленою 1, одежды на налои с пеленами 2, одежда на столик под освящение хлебов с пеленою 1.

Всемилостивейше пожалованные Их Императорскими Величествами ризница и драгоценная утварь с торжественною церемониею внесены были в Новотихвинский монастырь 12-го декабря 1822 г. по распоряжению епархиального начальства18.

Посещение обители Государем Императором Александром I-м

Спустя два года после получения священных даров от Высочайших особ, Новотихвинская обитель удостоилась посещения Государя Императора Александра I-го, 27 сентября 1824 года. При выходе из келий от Игуменьи Таисии, Государь поцеловал руку у одной престарелой женщины, проживавшей в монастыре. (Государь, прибыв в Екатеринбург из Оренбургской губернии 25 сентября, оставался в этом городе до 28 числа того месяца)19.

Глава III. Состояние монастыря при Игуменье Александре

Игуменья Александра родилась в 1792 г. 29 октября, в Стриганском селе Ирбитского уезда. Родители ее были не богатые крестьяне, занимавшиеся хлебопашеством, a отец, кроме того, во время Ирбитской ярмарки, гонял ямщину. Живя дома у родителей, Александра, в миру Настасья Ивановна, отличалась кротким нравом, строгим поведением и трудолюбием. Она славилась в селе, как первая тканица холста, умевшая ткать разные узорчатые ткани. Настасья Ивановна поступила в монастырь в 1811 г., 19-ти лет от роду20. Пострижена в монашество в 1824 году. С поступления в монастырь она проходила разные общежительные послушания; потом, в продолжении 11-ти лет, управляла ткальным мастерством и вместе с тем была около года смотрительницею за благочинием по монастырю; один год была казначеей. Указом Пермской Духовной Консистории, от 17 мая 1827 года, утверждена настоятельницею монастыря; в сан Игуменьи произведена преосвященным Дионисием, Епископом Пермским и Екатеринбургским, 15-го июля того же года, в Пермском кафедральном соборе по Высочайше утвержденным определениям Св. Правительствующего Синода удостоена награждения: наперсным крестом в 1842 г. 18 мая и крестом, украшенным драгоценными камнями, в 1848 г. 17 апреля.

При Игуменьи Александре как сельскохозяйственные занятия сестер, так и рукодельные их работы принимали гораздо больший размер по случаю приобретения монастырем от казны и от жертвователей значительного количества пашни и лугов, также вследствие открытия свечного заведения и введения и усовершенствования разных рукоделий и искусств. Таким образом, при Игуменье Александре средства монастыря значительно увеличились и число сестер возросло, вследствие требования рабочих рук.

4-го июня 1835 г. Св. Синоду объявлено было Высочайшее повеление следующего содержания: «Государь Император, по доходящим до Его Величества сведениям, что по многим местам иноческие обители, древним благочестием насажденные, приходят ныне в упадок от недостатка в способах содержания, Всемилостивейше соизволяет, чтобы дарованы им были вящшие средства к существованию наделением из казенных дач, вместо положенной прежде 30-ти десятинной пропорции, такими участками земли, которые могли бы удобнее служить к устройству земледельческого хозяйства, примерно от ста до ста пятидесяти и более десятин везде , где местные обстоятельства сие дозволить могут. Его Императорское Величество предоставляет Св. Синоду, по собрании нужных сведений о тех монастырях, для поддержания коих таковое пособие особенно необходимо, войти по сему предмету в подробнейшее сношение с г. Министром Финансов, Высочайше одобряя и то предположение, чтобы нужный на построение хозяйственных заведений лес, по мере возможности и удобства, отпускаем был также из дач казенных. Во исполнение этого указа главная контора Екатеринбургских заводов предложила монастырю на выбор два пустопорожних места, пространством каждое по 104 дес. и 400 кв. саж. и в расстоянии от города, первое на 14 и второе на 16 верст. Но при обозрении этих мест, настоятельница нашла их совершенно неудобными для хлебопашества, потому что грунт земли глинистый и каменистый (щебенистый). Настоятельница находила удобным для монастыря место вблизи Елисаветинского завода, подле речки Патрушихи, в 9 верстах от города, и чрез ходатайство приобрела это место для монастыря. 14-го и 15-го мая 1838 г., по распоряжению екатеринбургского горного начальника на законном основании отведены были монастырю на этом мест 100 десятин из казенных дач Екатеринбургских заводов. Относительно отвода монастырю лесного участка, Начальник Екатеринбургских заводов находит возможным и даже полезным для казны отвести его из казенных дач в 50 верстах от города, за неимением по близости строевого леса, но с условием, чтобы монастырь не пользовался лесом из других мест екатеринбургских дач, охранял бы отведенный участок от истребления и вырубаемые площадки засеивал сосновыми семенами по правилам лесной науки. Но монастырь не изъявил согласия на принятие во всегдашнее распоряжение свое лесного участка по следующим причинам: 1) делянку цельного леса необходимых для монастыря размеров предполагалось назначить за 50 верст, тогда как монастырь пользовался уже лесом из ближайших местностей без платежа попенных денег и потому не было нужды делать излишние против настоящих расходы, сопряженные с доставкою леса из-за 50-ти верстного расстояния. 2) Принятие участка во всегдашнее распоряжение обязывало монастырь охранять оный от истребления, а для этого монастырю нужно было иметь постоянный, бдительный присмотр и караул для охранения леса от похищений. Монастырь же не имел для ceгo никакой возможности, во-первых, за дальностью расстояния отводимого участка и, во-вторых, за недостатком собственных служителей, которых недоставало и на постоянные монастырские работы. Посему монастырю для присмотра и сбережения леса от похищений настояла надобность содержать наемный караул, который бы стоил больших расходов. Кроме того, в лесных дачах, от разложения огня проезжающими и от пускаемых мастеровыми палов частовременно случались пожары, от которых не может сохранить леса самый бдительный караул, и потому в случае пожара монастырь за один раз легко мог лишиться всего лесу и навсегда остаться без оного. 3) Засевание вырубаемых площадок сосновыми семенами, по правилам лесной науки, соединено для монастыря с новыми затруднениями: во-первых, неопытность монастыря в совершенно незнакомом для него деле лесоводства поставила бы его в необходимость иметь на своем жалованье человека-специалиста по лесоводству; во-вторых, собирание нужного для засевания вырубаемых площадок количества семян необходимо требует нанятия посторонних рабочих людей. Все это соединено с большими расходами. Наконец 4) и самое пространство отводимого монастырю участка, от 100 до 150 десятин, количеством содержимого им леса, далеко не соответствовало потребностям монастыря. На одно годовое отопление печей и очагов в монастыре выходило дров около 225 куб. саж. Кроме того, нужно было взять в расчет все ежегодные деревянные поправки и постройки и то значительное количество леса, которое требовалось на новостроившийся Александровский храм. Дача же в 100 или в 150 дес. доставила бы монастырю очень незначительное количество лесу. Вследствие всех изложенных затруднений при пользовании отведенным участком, монастырь за лучшее признал для себя оставаться при прежнем праве – пользоваться лесом из горнозаводских дач на сумму 93 руб. 50 коп. ассигн., без взыскания попенных и посаженных денег по таксе Высочайше утвержденной 27 мая 1804 г., на основании 6-го пункта Высочайше утвержденного 12 мая 1822 г. доклада Св. Синода о возведении Новотихвинской обители в штатный девичий монастырь 1-го класса. Отзыв этот настоятельницею писан в Консисторию 17-го декабря 1842 года. По уважению обстоятельств, изложенных в отзыве настоятельницы, Министр Финансов предложил Главному Начальнику горных заводов Уральского Хребта сделать распоряжение, чтобы Новотихвинскому монастырю по прежнему был отпускаем из заводских дач строевой и дровяной лес на 93 руб. 50 коп. ассигн. без платежа попенных и посаженных денег. (Указ Консистории от 18 августа 1843 года.)

Почти одновременно с наделением монастыря казенною землею в размере 100 десят., ему было завещано одною благотворительницею очень значительное количество пахотной и сенокосной земли. Эта благотворительница, очень памятная монастырю разными пожертвованиями для него, была Аграфена Федоровна Горбунова21 (жена Обер-Гиттенфервалтера 8 класса), которая, по духовному завещанию 26 июля 1837 г., пожертвовала монастырю 307 дес. 2000 саж. пахотной, сенокосной и болотной неудобной земли. Как пожертвованную, так и отведенную от казны землю, сами сестры стали обрабатывать, потому что они большею частью принадлежат к крестьянскому сословию.

Устройство свечного заведения

Конец тридцатых годов особенно был счастлив для монастыря. Мы только что сказали, что в 1837 и 1838 годах монастырь был наделен землею, от чего увеличились при нем хлебопашество и скотоводство. В этих же годах было положено основание свечному заведению, которое, при всех неблагоприятных условиях, постепенно увеличивая производство восковых свеч, в настоящее время довело выделку их, говоря беспристрастно, до очень высокого совершенства и достигло самого прочного существования.

Приготовление восковых свеч при монастыре началось с октября 1837 года. Поводом к испрошению начальственного разрешения на устройство свечного заведения при монастыре были постоянные его нужды. Так как с каждым почти годом число сестер умножалось, а средств к безбедному содержанию их и к поддержанию и распространению потребного помещения никаких не было и не предвиделось, кроме монастырской общественной суммы, приобретаемой с разных изделий и не удовлетворявшей всем монастырским потребностям, то для возможного приращения этой суммы, как единственного источника к поддержанию хозяйства по монастырю, признано нужным открыть при нем такое заведение, которое, было бы прилично монастырю и занятия в котором были бы по силам сестрам. Таким заведением и признано свечное заведение. И как по первому опыту переделка свечных огарков в свечи оказалась очень удачною, так что свечи вышли из обработки ничем не хуже приготовляемых местными городскими мастерами, то настоятельница монастыря вошла к Преосвященному Евлампию с прошением (20 ноября 1887 г.), в котором сообщила ему о переделке сестрами на восковые свечи огарков, которых в то время накопилось до 8-ми пудов, а также о выделке ими и новых свеч, для чего на первый раз было куплено воску до 5-ти пудов. Свечи приготовлялись только для потребностей обительных церквей. В упомянутом прошении Игуменья Александра просила дозволения производить от монастыря фунтовую продажу восковых свеч по существующим ценам и сделать распоряжение, чтобы священно церковнослужители и старосты церквей, подведомых екатеринбургскому Преосвященному, для передела огарков на свечи и для покупки самых свеч обращались в Новотихвинский монастырь. По этому прошению дозволено монастырю производить только гуртовую продажу восковых свеч на основании существующих узаконений и предписано указами чрез благочинных всем священно церковнослужителям и церковным старостам, в ведении Екатеринбургского Духовного Правления состоящим, чтобы они, как для покупки к церквам их свеч, так и для переделки свечных огарков на свечи, предпочтительно обращались в Новотихвинский девичий монастырь; при сем было присовокуплено, чтобы настоятельница этого монастыря, при продаж свеч, делала уступку против цен, назначаемых частными продавцами свеч.

Приготовление при монастыре восковых свеч производилось в особом каменном здании, устроенном, летом того же 1837 г., собственно для проживания сестер, занимавшихся огородными работами; нo по своей поместительности это здание оказалось очень удобным и для выделки свеч. На свечное заведение первоначально употреблено из монастырской суммы 933 руб. 70 коп. ассигн. Кроме того, в начале 1838 г. приобретено разных вещей, употребляемых при свечном производстве, на 479 руб. 40 коп. ассигн. и воску до 270 пуд. по цене, существовавшей на Ирбитской ярмарке от 52 до 55 руб. ассигн. за пуд. На покупку воска деньги были заняты у благонадежных екатеринбургских купцов. Из сестер монастыря приготовление свеч знала одна только послушница Хиония (в рясофоре Фекла) Евреинова, видавшая выделку свеч во время путешествия по российским монастырям. Хотя выделку свеч и показывал короткое время один мастер, живший в город у старообрядца и тайно от него ходивший вечером в монастырь, но больше всего обучались этому мастерству и усовершенствовались в нем сами послушницы. Спустя три года после открытия свечного заведения, работало в нем до 15-ти человек. За приготовлением свеч постоянно наблюдала сама Игуменья Александра. 6-го июля 1838 г., Игуменья Александра писала Епископу Евлампию, что екатеринбургские торговцы восковыми свечами умышленно готовы понизить цену на них, так чтобы цена на свечи была одинакова с ценою на воск и чтобы монастырь лишен был возможности сбывать приготовленные им свечи22. Вместе с тем настоятельница просила Епископа Евлампия вторично предписать священно церковнослужителям и церковным старостам, чтобы они за покупкою свеч обращались преимущественно в монастырь, и уведомить их, что монастырские свечи по отделке лучше рыночных и будут отпускаемы по самым умеренным ценам в пользу церквей, а «только бы избежать монастырю одного убытка и на первый раз уплатить занятые на обзаведение деньги в долг». Когда кредиторы будут удовлетворены, тогда, пo мнению Игуменьи, дальнейшее производство сего дела не будет тягостно монастырю, а обещает положительную выгоду для церквей. Благочинным церквей было предписано внушать церковным старостам, большею частью незнающим и достоинства свеч, чтобы для покупки их они непременно являлись предварительно к ключарю кафедрального собора, а сему поставлено в обязанность, сообразивши цены на свечи, продаваемые купцами и Новотихвинским монастырем, покупать оные со старостами там, где цена окажется ниже, а ежели цена на свечи купцами и монастырем объявлена будет одинакова, то покупать предпочтительно в монастыре (указ из Екатеринбург. Духовного Правления от 10-го августа 1838 года).

18-го Февраля 1839 года, Игуменья Александра опять донесла Преосвященному Евлампию, что несмотря на частые подтверждения о покупке восковых свеч при монастыре, священно церковнослужители и церковные старосты Екатеринбургского уезда, обходя монастырь, большею частью покупают свечи у купцов и этим дают им случай подрывать у монастыря свечное производство. Но монастырь, писала настоятельница, в производств свечного дела ищет не столько выгод для себя, сколько существенной пользы для церквей, при монастыре свечи стали продаваться по 60-ти руб., а прежде цена им была у купцов по 80 руб. Вообще монастырь, по словам настоятельницы, в свечном производстве одно имеет попечение только о том, чтобы для поддержания свечного заведения по крайней мере за ту же цену продать свечи, какой стоили ему покупка и заготовление воска. Настоятельница просила Преосвященного подтвердить священно церковнослужителям и церковным старостам о неупустительной покупке ими в монастыре для каждой церкви свеч с положительною выгодою для церквей, по крайней мере, чтоб иметь монастырю возможность расплаты занятых на покупку воска денег в долг и этим отвратить угрожающую монастырю непродажею свеч неустойчивость в уплате пред одолжителями.

19 апреля 1839 г. дозволено настоятельнице, по случаю увеличения свечного производства и умножения числа самых мастериц, распространить свечное заведение. А в 1840 году признано нужным устроить свечную кладовую во входных в монастырь вратах с левой стороны.

13-го октября 1840 г. Игуменья Александра писала вновь определенному Екатеринбургскому Преосвященному Анатолию следующее: «При неусыпной заботливости моей о поддержании монастырских строений и особенно о содержании сестер вверенного смотрению моему монастыря пищею и одеждою, а на случай болезни и престарелости некоторых из них, о доставлении им врачебных и других пособий, по причине постоянно возрастающих цен на жизненные припасы и другие предметы, необходимые к содержанию монастыря, я, наконец, совершенно удостоверилась, что штатная монастырская сумма со всеми монастырскими неокладными доходами и угодьями весьма недостаточна к поддержанию монастырских зданий, a особенно заведенного до меня при сей обители общежития». По сему в 1837 году и открыто было при монастыре свечное заведение, на устройство которого занята была у екатеринбургских купцов значительная сумма. Хотя священно церковнослужителям и церковным старостам неоднократно было подтверждаемо, чтобы они за покупкою свеч обращались в монастырь, но, как нам известно, писала настоятельница, церковные старосты от покупки свеч в монастыре «всеми мерами устраняются екатеринбургскими купцами, состоящими в расколе и занимающимися продажею свеч23. По сим причинам, опасаясь, чтобы устроенное с немалыми издержками и заботами заведение не рушилось, чтобы монастырь не лишился доверия тех лиц, у которых закупает воск и все потребное для свечного производства, а преимущественно, чтобы не лишиться возможности уплатить заимствованную для устроения означенного заведения сумму», настоятельница просила Преосвященного оказать содействие к поддержанию свечного заведения известными мерами и архипастырским распоряжением. По рассмотрении этого прошения в Екатеринбургском Духовном Правлении, в нем состоялось определение в том же смысле, в каком и прежде не раз делались постановления, т.е. в пользу монастыря. На этом определении 24 февраля 1841 года последовала такая резолюция Преосвященного Анатолия: «утверждается тем более, что кроме крайних Новотихвинского девичьего Екатеринбургского монастыря нужд, прописанных в прошении Игуменьи, этот монастырь, как единственный девичий в Пермской епархии, чрезвычайно обременяется содержанием присылаемых в оный на епитимию за преступления разных лиц женского пола, и что в Екатеринбурге продажа церковных свечей состоит в руках купцов, ожесточенных в расколе, а ныне составляются сальные свечи, под названием стеариновых, столь похожие на восковые, что неопытные, особенно простые люди, каковые сельские церковные старосты, не в состоянии различить их от восковых, раскольники же в посмеяние святой церкви и для своих барышей могут выдавать их за восковые». В 1842 году, по прошению настоятельницы Александры, приглашено было и духовенство Камышловского, Верхотурского и Шадринского уездов к покупке свеч из Новотихвинского монастыря24.

В 1843 и 1844 годах в Пермской Казенной Палате производилось дело о выделке и продаже свеч при Екатеринбургском Новотихвинском монастыре. Как видно из указа Духовной Консистории, от 29 сентября 1844 года, в Казенной Палате состоялось следующее определение относительно упомянутого предмета: «как исключительное право продажи восковых церковных свеч в розницу Высочайше утвержденными: докладом комиссии духовных училищ 28 августа 1808 г. и мнением Государственного Совета 26 октября 1837 года предоставлено единственно церквам в их пользу, с дозволением даже при знатнейших церквах устроять особенные заведения для розничной продажи свеч; и как за сим нет надобности стеснять торговлю свечами в Екатеринбургском Новотихвинском девичьем монастыре, то посёму производящееся в Казенной Палате об оном дело почислить оконченным». В прошении от 9 июля 1851 г. к Преосвященному Ионе, Епископу Екатеринбургскому, настоятельница Александра, стараясь разъяснить причины, по которым духовенство уклоняется от покупки восковых свеч при монастыре, утверждает, что эти причины существуют вне монастыря, потому что монастырем приготовляются свечи если уже не лучшего, то отнюдь и не худшего качества против продаваемых здешним купечеством, продаются пo ценам одинаковым с купеческими и всегда отпускаются без малейшей задержки и часто в кредит25. Далее настоятельница говорит о тех невыгодах, как для монастыря, так и для церквей, последствиях, к каким может повести уклончивость духовенства и старост от покупки монастырских свеч. «Монастырь, устраивая и поддерживая свечное заведение, естественно расходовал и расходует собственные суммы на этот предмет; рассчитывая по числу церквей потребность на свечи и надеясь, что духовенство, приглашенное своим начальством к покупке свеч в монастыре, отзовется на приглашение его и будет действовать в его видах, монастырь заготовил нужную пропорцию воска для выделки свеч, а для этого, не имея наличного оборотного капитала, прибег к кредиту. Между тем свеч покупается в монастыре время от времени все менее и менее, а уменьшение расхода на свечи имеет неминуемым своим следствием то, во 1-х, что монастырь, не имея выручки денег за свечи, следовательно, возможности уплатить за воск, может оказаться несостоятельным и потерять доверие кредиторов; во 2-х, заготовленный воск остается в монастыре совершенно мертвым капиталом, и, наконец, в 3-х, самое свечное заведение необходимо должно упасть, а чрез это и монастырь лишится одного из средств к своему поддержанию и благоустройству, и церкви потеряют те выгоды, какие они имеют от продажи свеч при существовании свечного заведения при монастыре, ибо с закрытием сего заведения торговля церковными свечами по-прежнему вся останется в руках купцов-раскольников, которые, не встречая совместничества, естественно будут продавать свечи по ценам, какие захочет установить корыстолюбие.

Таким образом, как из вышесказанного видно, монастырь, открыв свечное заведение, на первых же порах должен был, при продаж свеч, вступить в опасную конкуренцию с очень сильными местными конкурентами и, поэтому, понести сначала убытки. Свечное заведение, открытое с благословения первого Екатеринбургского викария Епископа Евлампия, поддерживалось более вниманием и покровительством местных Епископов. Но нельзя сказать, чтобы духовенство и церковные старосты были привлечены к покупке свеч в Новотихвинском монастыре одною властью; все покупатели давно уже убедились, что монастырские свечи приготовляются из чистого неподдельного воска и потому имеют превосходство пред другими свечами, существующими в продаже у частных торговцев26. Открытие свечного заведения при монастыре принесло ту огромную пользу для церквей не только Пермской, но и соседних епархий, что установило нормальную цену на восковые свечи, прекратив господство монополии.

Состояние прочих рукоделий

Кроме выделки свеч, при монастыре введены еще другие новые рукоделия. Так, с 1838 г. и которые сестры стали обучаться живописи: обучал мастеровой Уктусского завода Чирышев. Первые послушницы, учившиеся живописи, были: Анна (в монашестве Алевтина) Кочнева, которая многим сестрам передала это искусство, Аграфена (Алаида) Никулина, Ирина (Илиодора) Новоселова, Александра Капустина; последняя выказала особенную способность к сему искусству. Всего учившихся было до 5 человек.

В 40-х годах сестры ознакомлены были с трафаретным рукоделием. Ceму искусству обучились в 1841 году у одной содержательницы пансиона, Варвинской, рясофорные послушницы Марфа (ныне настоятельница), Магдалина и Калисфения. Другие рукоделия, введенные еще при Игуменье Таисии, впоследствии были более усовершенствованны. Золотошвейное искусство улучшилось и последние тридцать лет. В 1842 году рясофорная послушница Марфа, монахиня Магдалина, в бытность свою в Москве и в Арзамасе, внимательно изучала это искусство. К сожалению, с распространением фабричных изделий, золотошвейных заказов стало немного. По той же причине должно было уменьшиться при монастыре тканье холстов и ковров. Тканье холстов широких и тонких заведено Игуменьей Александрой, при поступлении ее в монастырь, т.е. в бытность ее еще послушницей. Заказы на эти холсты, не только из города, но и из многих заводов, были огромны в 20-х, 30-х и 40-х годах. Тканье ковров происходило в больших размерах до 30-х годов. Ныне тканье холстов и ковров производится только для монастыря, но не для продажи, потому что цена их упала с распространением фабричных тканей.

Возведение новых зданий

В управление Игуменьи Александры, произведены следующие строения: 1) В 1828–32 годах устроена церковь Божией Матери всех скорбящих, при монастырской трапезе и больничных кельях, с приличными к тому входами и расположением, Во время служения, при открытии трапезных дверей, все болящие и даже на одрах лежащие имели возможность слушать священнослужения. На сооружение иконостаса в этой церкви челябинская купеческая дочь, Наталья Максимовна Ахматова, пожертвовала 700 руб. ассигн. и отец ее пожертвовал 500 руб. ассигн. Иконостас был сделан вчерне без позолоты и поставлен за 1000 руб. ассигн.

2) Александро-Невский собор, неправильно сложенный, сломан в 1838 году, в этом же году, заложен новый и освящен в 1852 году. Придел во имя Св. Николая Чудотворца освящен в 1853 году, а Воскресенский, в 1854 году.

3) Устроена церковь во имя Св. Феодосия Тотемского.

4) В июле 1835 года начата была постройка над Св. вратами, церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, по предварительном освидетельствовании архитектором кирпичных стен, складенных до 1820 г. Иконостас в церкви устроен в 1864 году за 3260 р. сер. Эта церковь освящена 23-го июня 1865 г.

5) В 1845 году, вместо ветхого деревянного корпуса, в котором помещались сестры, заложен каменный двухэтажный корпус, строившийся хозяйственным образом, из монастырских материалов. Контракт на кладку корпуса заключен был с балахнинским крестьянином Платоном Малышевым, который с каждой тысячи кирпича взял пo 2 руб. 14 ½ к. с. Всю плотничную работу исправил покровский (Владимир. губерн.) крестьянин Григорий Шмелев, за 785 руб. 711/4 коп.

6) По утвержденному правительством в 1832 г. плану на церковно-монастырские здания, оставалось не отстроенным здание, предназначенное на противоположном (южном) конце линии от храма Божией Матери всех скорбящих. На возведение зданий, предположенных к постройке по означенному плану, монастырю было дано разрешение указом Пермской Духовной Консистории от 30 марта 1832 года. На основании этого указа, преступлено к постройке означенного здания летом 1849 года.

7) Александровская церковь, все кладбище и монастырские здания обнесены новою каменною оградою.

8) В 1828 году на принадлежащем монастырю месте, устроены кирпичные сараи, и с этого времени на каменные монастырские постройки употребляется свой кирпич, который даже и продается. Свой кирпич обходится против продажного вдвое дешевле27.

9) За неимением вблизи монастыря воды, в 1830 году ископан самими сестрами большой пруд, которым пользуются и многие жители города.

Пожертвования в пользу монастыря

3-го октября 1831 г., жена Берг-Инспектора Пермских заводов, Статского Советника Булгакова, Агрипина Семеновна пожертвовала на устроение при монастыре церкви Божией Матери всех скорбящих 3000 руб. ассигн.

В 1836 году получено в пользу монастыря, по завещанию дочери Титулярного Советника, Прокопия Рязанова, девицы Елизаветы Рязановой 700 руб. ассигн.

Умершая 5 октября 1848 г., Двора Его Императорского Величества камер-фрейлина, графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская при жизни своей завещала в пользу Екатеринбургского девичьего монастыря 5000 руб. сер., с тем, чтобы капитал оставался неприкосновенным на вечные времена, а монастырь пользовался одними только процентами.

В 1849 году, заседателем Ялуторовского Земского Суда, Забелиным, завещано в пользу монастыря 57 руб. 14 ½ к. с.

В 1851 году московская мещанка Аграфена Вешнякова, проживавшая в Иркутске, завещала монастырю 28 руб. 57 коп. сер. деньгами и одну пачку листового золота.

В 1853 году, Надворный Советник Василий Алексеевич Окунков (из гор. Масальска, Калужскай губерн.) внес на вечное время в сохранную казну Московск. Опекун. Совета, на имя Новотихвинского монастыря, 100 руб. сер. для приращения процентами.

13 августа 1840 г., Игуменья Александра обратилась к исправляющему должность Уральского Берг-Инспектора, Порфирию Павловичу Карпову, с просьбою о содействии его к окончанию сооружавшегося при монастыре соборного храма во имя Александра Невского. Берг-Инспектор Карпов отнесся письменно к разным знакомым лицам, прося их принять участие в благотворении. По этому приглашению настоятельницы доставлены следующие пожертвования в течение 1841–1843 годов: 1) От Леонтия Снегирева 70 руб. ассигн; 2) от Павла Данилова и Дмитрия Белова 25 руб.; 3) от жителей Нижнетагильского завода 48 руб. 58 коп. с; 4) от служащих в Шурминских заводах 30 руб. ассигн.; 5) от разных благотворителей из завода Ревдинского 24 руб. 43 ½ к. ассигн.; 6) от исправника заводов княгини Бутеро-Васильева и от жителей этих заводов 260 руб. ассигн.; 7) от жителей Алапаевских заводов (чрез управляющего Саввина) 22 руб. 85 ½ коп. сер.; 8)от жителей Сергинских и Уфалейских заводов (чрез главного управляющего Свиридова) 760 руб. ассигн.; 9) от жителей Холуницких (Вятск. губер.) заводов (чрез исправника Износкова) 49 руб. 15 коп. ассигн.; 10) от жителей Кыштымских и Каслинских заводов (чрез исправника Пономарева) 39 руб. 35 ½ коп. сер.; 11) от жителей Нытвенского завода (чрез приказчика Костарева) 43 руб. ассигн.; 12) от управляющих Шайтанским и Билимбаевским заводами 50 руб. ассигн.; 13) от жителей заводов гг. Всеволожских и Лазаревых 15 руб. с.; 14) от жителей заводов Верх-Исетского, Режевского, Верх-Нейвинского, Верхнетагильского, Шуралинского, Шайтанского, Уткинского и Сылвенского 699 руб. ассигн. (чрез управляющего Василья Сигова); 15) от жителей Юговского завода 20 руб. 3 коп. ассигн. 16) от жителей Суксунских заводов 35 руб. 34 коп. сер. (чрез исправника К. Чупина); 17) от жителей Ашапского завода (чрез того же исправника) 9 руб. 54 1/4 коп. сер. – От 29 августа 1840 г. послано из Верхне-Нейвинского завода Иваном Алексеевым Яковлевым 500 руб. ассигн. на сооружение Александровского храма28. Кроме того, при Игуменье Александре, в полное собственное владение монастыря, пожертвовано разной земли следующими благотворительными особами: 1) женою Обер-Гиттенфервалтера 8 класса, Аграфеной Федоровной Горбуновой, по духовному завещанию 26 июля 1837 г., 307 дес. 2000 саж. пахотной, с покосной и болотистой неудобной земли29; 2) Коллежским Советником Авениром Павловичем Карповым, дарственной записью 25 июля 1856 г., 102 дес. 1800 саж. пашенной и неудобной по болоту земли и 3) Статским Советником Порфирием Павловичем Карповым, дарственною же записью 25 апреля 1850 г.–102 дес. 1800 саж. пашенной, дровяного лесу и по болоту неудобной земли. Всего жертвованной земли, удобной для хлебопашества и сенокошения и неудобной 513 дес. 800 саж. Дело о пожертвовании земли тремя упомянутыми лицами, за разными препятствиями, тянулось до 1871 года и стоило больших хлопот обеим Игуменьям, бывшей Александре и нынешней Магдалине, а также значительных издержек монастырю. Ввод во владение жертвованными землями происходил в июле 1871 года.

Посещение монастыря Высочайшими Особами

30 мая 1837 г., удостоил монастырь своим посещением Его Императорское Высочество, Государь Наследник, ныне царствующий Государь Император, Александр Николаевич. 15 сентября 1845 г., изволил посетить монастырь Его Высочество Герцог Максимилиан Лейхтербергский.

Кончина Игуменьи Александры и определение новой настоятельницы, монахини Магдалины

Игуменья Александра, подвергшись в начале ноября 1857 г. слабым простудным припадкам, стала страдать воспалением мелких воздухоносных путей (bronchitis cappillaris), и болезнь, несмотря на все медицинские меры, не остановилась в своем развитии. при преклонных летах больной. После тяжкой и продолжительной болезни Игуменья Александра скончалась 10-го Февраля 1858 года. Имущество Игуменьи Александры, по ее желанию, обращено было в собственность монастыря, так как во все время жизни своей Игуменья Александра ничего не считала своею собственностью, a – согласно с монастырским уставом – все именовала монастырскою общинною принадлежностью, и так как все родственники30 умершей Игуменьи отозвались, что они не желают, не думают и не считают себя достойными права пользоваться такими вещами, которые составляют большей частью принадлежность собственно монастырскую. Указом Консистории от 18 Февраля 1858 года, настоятельницею монастыря определена Казначея, монахиня Магдалина. По получении этого указа, старшие сестры монастыря обратились к Архиепископу Пермскому Неофиту с благодарственным письмом следующего содержания, от 23 Февраля: «сегодня мы имели счастье выслушать изъясненную в указе Пермской Духовной Консистории, от 18 текущего февраля за №953, архипастырскую волю Вашего Высокопреосвященства об определении настоятельницей нашего монастыря, вместо покойной г-жи Игуменьи Александры, Казначеи оного, монахини Магдалины. Это назначение служит милостивым исполнением нашего искреннего желания иметь настоятельницею обители сию сестру нашу, которая, с детских лет живя под кровом обители всегда с всецелым усердием посвящала свои силы и труды на служение обители к ее пользе и благу, а также утешительным залогом поддержания обители на той степени процветания мира и спокойствия, на которую обитель поставлена покойной r-жей настоятельницею

«А потому мы считаем священным долгом почтительнейше принести вашему Высокопреосвященству нашу глубочайшую признательность за этот новый опыт вашей отеческой благопопечительности об обители нашей. „Испрашивая ваших святительских молитв, благословения и благопокровительства, осмеливаемся наименоваться и проч.» (Подписались старшие сестры).

27 Февраля 1858 года, получены были от Высокопреосвященного Неофита два послания: 1-е, на имя новой настоятелышцы, и 2-е, на имя сестер. 1-е послание: «Преподобная мати Магдалина! Господь, воззвавший в вечные свои обители настоятельницу вашей земной обители, призывает вас к новому званию настоятельницы и сану Игуменьи в свое время. Примите сие звание с смиренным молением, чтобы Господь даровал вам мудрость и крепость сил к управлению вверяемой обители. Потщитеся поддержать тот порядок, мир и тишину, трудолюбие и благочестие, которые сохранялись доселе в обители вашей.

«Призывая на вас и всю обитель нашу Божие благословение и поручая себя вашим общим молитвам, имею пребыть вашим усердным и благожелательнейшим сомолитвенником. Неофит, Архиепископ Пермский. 17 Февраля 1858 года».

2-е послание: «Преподобные инокини Св. обители Новотихвинской! Лишение любимой и уважаемой матери, конечно, поражает скорбью сердца осиротевших чад, но тот, кто посылает скорби и лишения, силен ниспослать и утешение со избытием. Ищите его в молитвах по усопшей, вознося моления и о том, чтобы Господь даровал вам в преемниц усопшей видеть благопопечительную матерь, усердно пекущуюся о благосостоянии обители и спокойствии живущих в ней. Настоятельницею обители имеете вы ныне из среды вас, инокиню Магдалину, которая в свое время имеет быть возведена и в сан Игуменьи по церковному чину. Итак, примите сие назначение с духом любви и благопокорностию в послушаниях, возложенных и впредь возлагаемых на каждую из вас. За сим благодать вам и мир, по слову Апостола, да умножится.

«Призывая на вас Божие благословение и поручая себя молитвам вашим, я остаюсь вашим благожелательнейшим сомолитвенником. Неофит, Архиепископ Пермский. 17 Февраля 1858 года».

Глава IV. Состояние монастыря при Игуменье Магдалине

Нынешняя Игуменья Магдалина, поступив в Екатеринбургский монастырь в ранние детские годы, в 1817 году, при первой Игуменьи Таисии, уже более 50-ти лет пребывает в этом монастыре, с которым она сроднилась, как с родным домом. Обучившись в обители Закону Божию, чтению, письму и рукодельям, Игуменья Магдалина, еще до избрания ее в настоятельницы, в течение долгого времени, постоянно и с усердием проходила разные должности. С 1830 г, самостоятельно управляла рукодельями: золотошвейным, шитьем по канве шерстями, шелками и бисером и трафаретным рисованием; 1836 г. 3 апреля, поручено ей было заведовать монастырскою библиотекою; в январе 1848 г. определена помощницею попечительницы состоящего при монастыре девичьего училища; 1854 г. 3 сентября, за усердное исполнение этой должности, объявлена благодарность и благословение Преосвященного Ионы, Епископа Екатеринбургского, a 20 января 1855 г., за ревностное и усердное прохождение должности помощницы попечительницы училища, объявлено благословение Св. Синода; 28 марта 1856 г. определена Казначеей монастыря; за ревностное и усердное прохождение должности помощницы попечительницы училища, вторично объявлено благословение Св. Синода 25-го сентября 1857 г.; определена настоятельницей монастыря и попечительницей училища 18 февраля 1858 г. и возведена в сан Игуменьи 6 апреля того же года; Всемилостивейше награждена, по удостоению Св. Синода, наперсным крестом 2 мая 1859 г.; за отличное благоустройство училища и попечительность объявлено благословение епархиального начальства 9 января 1861 г., a 7 Февраля того же года, объявлено благословение епархиального начальства за отличное благоустройство обители и попечительность; 26 апреля 1864 г. Всемилостивейше награждена, по удостоению Св. Синода, золотым наперсным крестом, украшенным драгоценными камнями; за учреждение при монастырском девичьем училищ приюта для малолетних сирот девиц духовного звания, объявлено благословение Св. Синода 10 марта 1867 года. 15 апреля 1872 г., Всемилостивейше пожалован из Кабинета Его Величества золотой наперсный крест, украшенный драгоценными камнями (альмандинами, жемчугом и розами).

Игуменья Магдалина вступила в управление монастырем в то время, когда почти повсеместно у нас поднят был вопрос о женском образовании и во многих городах стали открываться и преобразовываться женские учебные заведения, как гражданские, так и духовные. Поэтому новая настоятельница, отвечая потребностям времени, должна была обратить особенное внимание на состоящее при монастыре девичье училище; распространила его помещение, доставила чрез это ученицам возможность ближе ознакамливаться с домашним хозяйством, что приносит большую пользу учащимся, особенно сиротам, и до сих пор изыскивает разные средства к приведению этого заведения в лучшее состояние в учебном, нравственном и материальном отношениях. Ниже мы предлагаем краткий исторический очерк существующего при Екатеринбургском монастыре девичьего училища, над которым около 25-ти лет имеет наблюдение нынешняя Игуменья Магдалина, сначала как помощница попечительницы, а потом, как попечительница училища.

Для удобнейшего помещения сестер и, особенно, в видах сохранения их здоровья, нужно было одни монастырские здания распространить, а другие ветхие совершенно сломать и возвести вместо их новые. Поэтому почти ежегодно при нынешней настоятельнице производятся при монастыре и на заимках то постройки новых зданий, то исправление или распространение старых. Кроме того, в последнее время значительно облегчены работы сестер, особенно при производстве восковых свеч в свечном заведении и при молотьбе и веянии хлеба на заимках. В 1865 г., в бытность своего в Москве, Игуменья Магдалина приобрела валовую машину, для скорейшего приготовления свеч и для облегчения труда рукодельниц, в среде которых, до приобретения машины, были очень нередкие случаи заболевания и даже смертности. На двух заимках, Булзимской и Елисаветской, в разное время устроены машины для молотьбы и веяния хлеба. Благолепие же храмов составляет предмет особенной попечительности настоятельницы.

С 1858 по 1873 год, во время настоятельства Игуменьи Магдалины, в Екатеринбургском Новотихвинском монастыре произведены следующие постройки:

1) В 1858 г. распространен свечной каменный одноэтажный корпус, построенный еще при самом образовании свечного производства в монастыре. Этот корпус представлял следующие весьма важные неудобства: во-первых, был крайне тесен, что оказывалось особенно неудобным тогда, когда случались экстренные требования на свечи для церквей и когда, поэтому, требовалось большее количество рабочих рук, и во-вторых, в корпус не было отдельных комнат для постоянного помещения сестер, занимавшихся выделкою свеч; сестры-рукодельницы жили в тех же комнатах, в которых выделывались свечи и в которых, по самому свойству свечного рукоделья, должна всегда поддерживаться высокая температура воздуха. Кроме того, воздух пропитывался запахом от воска и употребляемого при сканье свеч масла, а такой воздух вредно действовал на здоровье рукодельниц, которые поставлены были в необходимость находиться в рукодельных комнатах и в свободное от занятий время. Для устранения этих неудобств, настоятельница нашла полезным, как для самого производства, так в особенности для рукодельниц, устроить для свечного рукоделья новые отдельные комнаты. а те комнаты, в которых производилась выделка свеч, обратить в жилье для свечных рукодельниц.

2) В том же 1858 году распространен дом состоящего при монастыре женского училища, так как теснота помещения в оном соединена была с неудобствами для питомиц, пользовавшихся спертым удушливым воздухом; кроме того, в корпусе не было кухни, и воспитанницы лишены были возможности приучаться к хозяйственным занятиям. В следующем 1859 г. училищный дом оштукатурен и окончательно отделан, и построена при нем каменная баня.

3) В 1859 г. производилась каменная постройка к корпусу, находящемуся в монастырской ограде на западной стороне. В этом же году оштукатурена внутри сооруженная над Св. вратами Введенская церковь.

4) В 1860 г. поставлен новый шпиц на колокольне церкви Успения Божией Матери. В корпусе, прилегающем к церкви Всех скорбящих, одна половина трапезной отделена новою перегородкою к церкви; к трапезной приделано каменное с печью крыльцо и в бывшей в этом корпусе сквозной арке устроена пекарня с каменным к оной пристроем.

5) В 1861 г. в корпусе, занимаемом настоятельницею монастыря, для удобства помещения, изменено расположение комнат и с ограды для входа в приемные комнаты устроено крыльцо. Настланы в Св. вратах деревянный пол и внутри монастыря тротуары; по Уктусской улице сделаны каменные тротуары.

6) В 1862 г. а) в церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы настлан чистый пол и приготовлен вчерне иконостас; б) внутри монастыря выкопан колодезь с устройством над ним каменной комнаты с печью, в) на южной стороне монастыря, по линии каменной ограды построен вчерне и окончательно отстроен в 1863 г. каменный корпус на протяжении 15-ти саж., который покрыт железом и окрашен малахитом на масле г) при церкви Успения Божией Матери, с северной и западной сторон, сложены стены каменного пристроя для помещения ризницы и прочего; д) от угла северо-восточной башни по линии площади, по направлению к Александровским воротам, на протяжении 35 сажен выкопана водоотводная канава и обложена пластинами с устройством на ней деревянного тротуара.

7) В 1863 г. а) в Введенской церкви иконостас поставлен на место; резьба приготовлена и более чем на половину вызолочена, доски для икон приготовлены и самые иконы начали уже писаться; б) над западным пристроем к Успенскому храму выстроен и покрыт железною крышей второй каменный этаж для помещения монастырской библиотеки и архива.

8) В 1864 г. а) Введенской церкви иконостас совершенно отделан и иконы написаны; б) устроен новый коридор вместо прежде бывшего входа во вновь строившуюся церковь во имя Св. Феодосия Тотемского и лестница, ведущая на хоры этой церкви; в) сделан каменный пристрой к рукодельному корпусу и покрыт железом, а в следующем 1865 году оштукатурен.

9) В 1865 г. устроен деревянный одноэтажный дом для приезжающих в монастырь духовенства и церковных старост.

10) В 1866 г. а) в церкви во имя Св. преподобного Феодосия Тотемского устроен иконостас и по совершенном приготовлении всего потребного, церковь эта освящена Высокопреосвященным Неофитом; б) каменный корпус, в котором помещаются трапеза, пекарня, котельная и погреб, внутри перестроен: трапезная комната сделана гораздо просторнее и прочие комнаты сделаны также более удобопоместительными. К этому корпусу, с северо-западной стороны, приложен каменный пристрой для отпуска кушанья больным и прочим сестрам, которые не могут приходить в трапезную комнату, над трапезным корпусом устроен второй каменный этаж, в котором с западной стороны отстроены три кельи для помещения сестер, находящихся при трапезе и в келарне, а в средине этого этажа сделана довольно поместительная кладовая; в) в части, прилегающей к Скорбященской церкви, устроено новое каменное двухэтажное крыльцо с двумя – для прихожан и для монашествующих – входами в эту церковь в верхнем этаже крыльца сделано помещение, ведущее на хоры, с северной стороны к этой церкви сделан небольшой каменный пристрой; г) в Св. вратах, ведущих в монастырь, сделан теплый проход, с обеих сторон этого прохода устроены двойные двери, а в средине оного, по ту и другую сторону, печи.

11) В 1867 г. пред церковью всех Святых, с западной стороны, для соединения с нею, устроен каменный одноэтажный с мезонином корпус для помещения в оном больницы и вообще для проживания престарелых, дряхлых и лишенных зрения сестер.

12) В 1868 г. а) выстроен вчерне каменный двухэтажный корпус, вместо такого же ветхого31, для помещения в нижнем этаже квасной, погребов и просфорни, а в верхнем ткальной; б) на Бульзинской заимке построен деревянный дом, а также на Истокской заимке, принадлежащей Екатеринбургскому архиерейскому дому и арендуемой монастырем, выстроен деревянный дом, на счет монастыря.

13) В 1869 г. а) в Скорбященской церкви с правой стороны сделана арка, которою смежные кельи соединены с церковью, для более удобного помещения монашествующим при богослужениях в дни праздничные, когда бывает большое стечение посторонних людей. Церковь эта внутри окрашена лаковою сероватого цвета краскою, а колонны и потолок белою; в алтаре написаны вновь все стенные иконы; за крылосами устроены новые киоты и помещены в них две вышитые золотом иконы; окраска церкви, писанье и шитье золотом икон производились сестрами обители; б) нижний этаж каменного корпуса, сложенного в 1868 г., отстроен, где и помещены квасная, просфорня, погреба и летняя большая трапезная комната, с отдельно устроенным очагом для бывающих к празднику Тихвинской Божией Матери богомольцев; в) при рукодельном большом корпусе, с южной стороны, устроено каменное крыльцо, с двумя в нем отделениями – одно для экономок, соединенное с находящимся вблизи погребом, а другое с сенями для прочих сестер, живущих там.

14) В 1870, 1871 и 1872 годах к каменному двухэтажному училищному дому сделан большой пристрой для свободного помещения воспитанниц и для помещения в том же корпусе учрежденного при училище детского приюта.

15) В 1872 г. на Елисаветской заимке к главному дому сделан большой деревянный же пристрой с 6-ю комнатами. В сентябре того же года на этой заимке заложена каменная трехпрестольная церковь.

Пожертвования

Монастырские здания успешно устраиваются, благодаря попечительности настоятельницы, неутомимым трудам сестер и неоскудеваемой жертве разных благотворителей. Перечислим более значительные пожертвования, какие были приняты монастырем в управление нынешней настоятельницы.

По духовному завещанию шадринского купца Уара Евграфова, составленному 26-го января 1849 г., назначено в Новотихвинский монастырь 100 р. с. для вечного поминовения душ Евграфова и родственников его. Деньги сии препровождены в монастырь душеприказчиком Щекиным 30 ноября 1859 года.

В 1859 году вдова Надворного Советника, Настасья Петр. Пономарева, завещала монастырю 1000 руб., для поминовения ее с родственниками.

В 1861 году с.-петербургская 1-й гильдии купчиха, Александра Пономарева, пожертвовала на устройство иконостаса в церкви над Св. вратами Введения во храм Пресвятой Богородицы 500 руб.

В 1865 г. сделано пожертвование неизвестным лицом 300 руб., на поновление иконостаса в церкви Тихвинской Божией Матери.

В 1866 г., екатеринбургский купец Михайлов пожертвовал на украшение церкви Всех Святых 300 руб. В том же году, чиновник Ходорович пожертвовал в пользу монастырских церквей 100 руб.

В течение 1867 года пожертвовано в пользу монастыря и церквей: разными лицами, на устройство больницы 170 руб. 45 коп., по завещаниям: мещанской вдовы Фалалеевой 428 руб. 57 коп., рядового Павловича 50 руб. и священника Киргинской церкви (Ирбитс. уезда) Арефьева 50 руб. и разными лицами 187 руб. Всего 880 руб. 2 коп.

В течение 1868 г., пожертвовано разными лицами в пользу церквей и монастыря 989 руб., в том числе дочерью чиновника, Ольгою Иван. Блохиною 430 руб. и купцом Телегиным 100 руб.

В 1869 г., пожертвованы вдовами чиновников: Н. М. Старцевой – сосуд для Св. Даров, со всеми принадлежностями, на 175 руб. и А. А. Маторновой, Св. Евангелие в 130 руб., сосуд для Св. Даров – 170 руб. и воздухи, шитые золотом по бархату, в 60 руб. В 1870 г. пожертвованы: 1) Наталией Старцевой: Св. Евангелие, ценою в 370 руб., деньгами 2000 руб., на украшение церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, и 500 руб. для трапезы сестер; 2) женою Действ. Ст. Сов. Анною Федоровною Струве, серебряная позлащенная лампадка; 3) Надворным Советником Михайлом Ананьевичем Нуровым – лампада серебряная позлащенная; 4) по завещанию протоиерея Первушина – два банковые билета по 100 руб.; 5) мещанской вдовой Надеждою Пахтусовою, по завещанию мужа ее, Николая Пахтусова – 200 рублей.

В 1871 г. были следующие пожертвования: 1) по духовному завещанию мещанки Агнии Ефимовой, на вечное поминовение – 300 руб.4 2) от унтер-офицера Чашкова, на чтение псалтири – 100 руб.; 3) от чиновника Де-Веллий – 50/о билет Государственного Банка за №214, в 100 руб.; 4) мещанскою девицею Анною Сидоровою Карповою – билет 2-го внутреннего с выигрышами займа, сер. № 6559, бил. №10, с десятью отрезанными купонами; 5) по духовному завещанию дочери Инженер-Полковника, девицы Евгении Петровой Фоминой, одиннадцать св. икон разных размеров в серебряных ризах, из которых некоторые золочены; вещей серебряных пробных и без пробы – всего весом 8 ф. 19 золотн., и разных других, всего на сумму, согласно духовному завещанию, на 400 руб.

Посещения и пожертвования Высочайших Особ

8 марта 1866 г., Их Императорские Высочества Государь Наследник Цесаревич Александр Александрович, Великие Князья Владимир, Алексей, Сергий и Павел Александровичи и Великая Княжна Мария Александровна соизволили пожаловать в пользу Новотихвинского монастыря сто рублей.

12 июня 1866 г., изволил посетить монастырь Его Высочество Герцог Николай Максимилианович Лейхтенбергский.

30 июля 1868 г., монастырь удостоен был посещения Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича. В Александровском соборе, куда сначала прибыл Его Высочество, поднесена была ему настоятельницею монастыря шитая золотом икона Тихвинской Божией Матери. За тем Его Высочеству угодно было осмотреть свечное заведение, причем изволил он назвать свечное рукоделье самым приличнейшим занятием для монашествующих и производительным для них трудом. Его Высочество осмотрел также роскошную монастырскую ризницу и посетил состоящее при монастыре училище девиц духовного звания. После обозрения разных заведений при монастыре, Великому Князю угодно было принять приглашение настоятельницы, удостоить посещением ее кельи. Перед отъездом из г. Екатеринбурга, Его Высочество соизволил пожертвовать в пользу монастыря 50 голландских червонцев, по курсу 180 рублей.

7-го июля 1873 г., удостоил монастырь своим посещением Его Императорское Высочество Великий Князь Алексей Александрович и соизволил пожаловать монастырю, в пользу сестер, 150 рублей.

Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Мария Александровна удостоила принять благосклонно от настоятельницы Игуменьи Магдалины поднесенное ею, 4 января 1874г., в С.-Петербург , чрез графиню Александру Андреевну Толстую, рукоделье инокинь Екатеринбургского Новотихвинского первоклассного девичьего монастыря и поручила графини Толстой, во-первых, поблагодарить Игуменью Магдалину за добрые пожелания Ее Императорскому Высочеству и, во-вторых, доставить для церкви Св. обители образ Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского, ангела Августейшего Родителя Ее Императорского Высочества, в серебряном позлащенном окладе, для Игуменьи – портрет Ее Высочества, отлитографированный в Англии, и в пользу трудившихся над рукоделием – 50 рублей.

Глава V. Описание храмов обители

1) Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Успенская церковь, во имя Успения Божьей Матери, заложенная по благословенной грамоте Варлаама, Епископа Тобольского и Сибирского, 26 мая 1778 г., освящена 31-го мая 1782 г., при том же Епископе, Екатеринбургского Духовного Правления заказчиком, протоиереем Коровицким. Церковь сия каменная двухпрестольная, в один этаж, с колокольнею довольно красивой архитектуры на подобие параллелограмма. Длиною с алтарем и колокольнею 14 саж., а ширина 4 саж. Колокольня в три яруса, из коих каждый верхний уже нижнего. Кровля храма и колокольни утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта листовым железом, окрашенным зеленою малахитовою краскою. На главном храме и алтаре кровли куполообразные, круглые. На фонаре с наружной стороны 16-ть пилястр ионического ордена и 8 репьев; карниз вокруг церкви и осмерика лепной работы довольно правильной архитектуры дорического ордена. На трибуне церкви и на Успенском алтаре кресты и под ними шары, или маковицы, медные, золоченные червонным золотом чрез огонь. Алтарь полукруглый, длиною от горнего места до царских врат 2 саж. 1 арш., а шириною 2 саж. В нем три окна с железными решетками.

Внутри Успенской церкви, от предалтарного иконостаса до западного входа в оную, длина 3 ½ саж., шир. 3 саж. 10 вершк. На южной стене в верхнем ярусе три окна, а внизу одно окно; на северной, в верхнем ярусе тоже три окна, а внизу одно. В куполе же 8 полуциркульных окон без решеток. Двери внутренние, южные и северные, двойные створчатые, ведущие на северное и южное крыльцо: одни деревянные со стеклами и с внутренними замками; на запад, в трапезу ведут три арки дугообразные, над которыми устроены небольшие хоры, в средней арке двойные створчатые стеклянные двери, a по сторонам двойные же стеклянные двери не створчатые. На западной стороне каменный притвор или трапеза на 2 ½ саж. длины и 3 саж. ширины; покрыт по деревянным стропилам листовым железом, окрашенным зеленою малахитовою краскою. В оном три дугообразные открытые арки на север, запад и юг. На северной стороне от притвора, чрез арку, следует продолжение трапезы на 2 ½ саж. длины и 10 арш. 13 вершк. ширины. Она покрыта по деревянным стропилам железом, окрашенным малахитовою краскою; в оной два окна с решетками на север, а на восток двери створчатые, филенчатые, деревянные с внутренним замком, ведущие в небольшой притвор с одним окном на север же. Далее на восток, двери двойные створчатые, деревянные: одни внутренние с внутренним замком, а другие наружные, ведущие на крыльцо с двухсторонними 10-ю ступенями. Над этим притвором возвышается фонарь, на котором устроены купол, глава и крест. Глава и крест обиты железом и вызолочены двойными золотом; купол покрыт железом, выкрашенным зеленою краскою, под ним фонарь, обитый железом, выкрашенным белою краскою.

Ha запад идет арка, внутри которой устроены трои створчатые деревянные двери, с внутренними замками: одни с северной стороны оной, ведущие на хоры и колокольню по деревянным лестницам, другие – с южной, в приделе Тихвинской Божьей Матери, а третьи – с западной стороны, ведущие на паперть. Над аркою возвышается вышеозначенная колокольня.

На юг, придел Тихвинской Божьей Матери, заложенный по благословенной грамоте того же Варлаама, Епископа Тобольского и Сибирского, 19-го августа 1783 года. Придел сей каменный, в один этаж, длиною с алтарем 12 саж. 2 арш., шириною на 5 саженях. Кровля утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою краскою. На алтаре этого придела, равно как и на всем приделе, кровля устроена скатом и покрыта тоже железом, окрашенным зеленою краскою. Над алтарем возвышается фонарь, на котором устроены купол, глава и крест. Глава и крест обиты железом и вызолочены листовым двойным золотом; купол покрыт железом, выкрашенным зеленой краской 5 под оным фонарь, с небольшими окнами, обит железом, выкрашенным белою краскою. Карниз вокруг церкви простой штукатурной работы. Алтарь при этом приделе трехгранный, длиною от горнего места до царских врат 2 саж ½ арш., а шириною 2 саж. 2 ½ арш. В нем два окна, на востог и юг, с железными решетками. Внутри Тихвинского придела, от предалтарного иконостаса до западного входа в оный, 3 саж. 1 арш. длины и 5 саж. ширины. В нем на южной стене 3 окна с железными решетками. На север идут открытая арка в вышеозначенную Успенскую трапезу и дверь, ведущая под арку, на которой утверждена колокольня. На запад устроена открытая арка, ведущая в притвор, разделенный на три части, которые соединяются между собою арками же. Длиною этот притвор 6 саж., а ширин. 5 саж. Окон в нем 6, с решетками: три на юг и три на запад. На южной стороне устроены двери двойные деревянные, филенчатые с внутренними замками, ведущие на трехстороннее каменное крыльцо о 6-ти ступенях. На север идут две двери: одна железная – во внутренность темной стенной кладовой, а другая деревянная, филенчатая, створная с внутренним замком, ведущая в притвор, разделяющий входы в Успенскую и Тихвинскую церкви. На северной стороне этого притвора устроены двери двойные: одна наружная, деревянная с внутренним замком, другая внутренняя, деревянная же, обитая железом. Двери эти ведут в ризницу о три окна с железными решетками на север же; длина ризницы 4 саж. 2 ¼ арш., a ширина 4 саж. На запад из притвора устроены железные, с висячими замками, двери, ведущие на паперть. Паперть сия длиною 3 саж. 1 арш., ширин. 2 саж. 2 арш. На севере двери деревянные, створчатые, филенчатые, с внутренними замками, ведущие в жилые комнаты для церковниц. На запад же идут двери двойные, деревянные, створчатые, филенчатые, с внутренними замками, ведущие на крыльцо с двумя чугунными ступенями. Над притвором, папертью и трапезою при Тихвинской церкви и над жилою комнатою церковниц устроен второй этаж, в котором помещаются 4 комнаты. Этаж сей покрыт по деревянным стропилам железом, выкрашенным зеленою краскою. Одна из комнат служит прихожею, в другой помещается библиотека, в третьей – часть ризницы, а в четвертой – архив.

Церковь Успения Божьей Матери и Тихвинский придел устроены собственным иждивением екатеринбургского 1-й гильдии купца и фабриканта Ивана Ивановича Хлепетина. До открытия и утверждения монастыря, т.е. до 31 декабря 1809 г., церковь сия именовалась Екатеринбургскою Кладбищенскою. По ходатайству Иустина, Епископа Пермского, и первой настоятельницы сего монастыря Игуменьи Таисии, с Высочайшего разрешения Государя Императора Александра 1-го, 1809 года декабря 31 дня, учрежден третьеклассный заштатный женский общежительный монастырь, в управление и состав которого вошла и сия церковь со всею утварью и принадлежностями. Затем, с разрешения епархиального начальства, Игуменьей Таисией в 1816 году, Игуменьей Александрой в 1827 г. и Игуменьей Магдалиной в 1862 году, сделаны при сей церкви различные поправки, как внутри, так и снаружи, для распространения и украшения оной.

В Успенской церкви, в кивоте, заменяющем правый клирос, поставлен образ Пресвятой Богородицы «мерою и подобием самого чудотворного, с образа Тихвинския», писанный в 1807 году. Икона сия мерою 5 четвертей в длину и 15 вершк. в ширину; оклад и фон кованный серебряный цветами. В окладе имеются: 18 больших топазов, из них 12 с подложною красною фольгою, по 50 коп. сер. за каждый, 4 темных и 2 белых тоже 50 коп., всего топазов на 9 руб. сер. Слова Μρ͂ Θοῦ Ισ͂ Χσ͂ высечены из серебряных пластинок и наложены на серебропозлащенные кружки. Риза, шитая золотом, украшена разных пород и величины камнями и правским жемчугом, именно: аметистов в ней 38, из них 12 средней величины по 5 руб. сер. за каждый и 26 мелких по 2 руб. сер., всего на 112 руб. сер.; аквамаринов голубых 18, из них 7 средней величины по 4 руб. за каждый и 11 мелких по 2 руб. сер.; желтых аквамаринов 7, из них 4 средней величины по 4 руб. за каждый и три мелких по 1 руб. сер., всего аквамаринов на 69 руб. сер. Кроме того, риза украшена тремя круглыми звездами со стразовыми лучами, из коих каждая по 20 руб. сер., все же 60 руб. сер.; агатом с аквамариновыми искрами в 5 руб. сер., четырьмя аметистами, осыпанными аквамариновыми и топазовыми искрами по 3 руб. сер. каждый и один стразовыми в 25 руб. сер., всего унизанных аметистами на 37 руб. сер. Оклад и венцы на сей иконе серебряные, последние сребропозлащённые; весу в окладе заключается четыре фунта и сорок девять золотников, а в венцах весу 2 фунта сорок золотников, по 30 коп. за золотник, всего на 58 руб. сер. Венец Богоматери украшен четырнадцатью средними аметистами на 2 руб. 80 коп. сер. Выпуклая корона в венце Богоматери также убрана камнями, в ней: два аквамарина: один круглый в 10 руб. сер. и мелкий в 6 руб., оба шестнадцать руб. сер.; два тяжеловеса на 8 руб, сер. и 18 мелких топазов. Крест, утвержденный над короной, состоит из пяти аквамаринов, ценою в 10 руб. сер.

В венцу Спасителя один средний и десять мелких аметистов; первый в 1 руб. 50 коп., вторые по 20 коп. сер. за каждый, всех же на 3 руб. 50 коп. Всего в венцах 51 камень в серебряной оправе. Одежда Спасителя также шита золотом и убрана разной величины камнями; в ней: мелких аметистов семнадцать, по 1 руб. сер. за каждый – на 17 руб. сер., тринадцать мелких аквамаринов голубых, по 2 руб. сер. – на 26 руб. сер., один аквамарин -желтый небольшой ценою в 1 руб. сер., три средних белых топаза, на 90 коп. сер. Всех камней на одежде Спасителя тридцать четыре – все в серебряной оправе. На окладе и ризе сей иконы камней всех пород, больших, средних и мелких с композициею 172. Все камни, кроме двух аметистов сердечками на ризе Спасителя и пяти аметистов на ризе Богоматери и одной крупной жемчужины, сверх оправы, обведены мелким правским жемчугом коего употреблено до 18 золотников, на 150 рублей сер.

В кивоте, заменяющем левый клирос, поставлен Образ Тихвинской Божией Матери, на доске длиною 5 четвертей, а шириной 15 вершков. Оклад, риза и венды шиты разным золотым материалом и украшены разной величины камнями, именно: в ризах Спасителя и Богоматери больших аметистов 2, по 10 руб. сер., на 20 руб. сер., средних аметистов 32, по 3 руб. за каждый, на 96 руб. сер., мелких 41, по 80 коп. за каждый, на 32 руб. 80 коп. Средних аквамаринов 2, по 1 руб. 50 коп., на 3 руб., среднезеленых аквамаринов 14, по 40 коп., на 5 руб. 60 коп., мелких аквамаринов 6, по 25 коп., на 1 руб. 50 коп. сер. тяжеловесов 22, из них 5 крупных, по 2 руб. за каждый, и 17 мелких, по 1 руб., всех на 27 руб. сер.; белых топазов 10 на 1 руб. 50 коп., один яхонт, осыпанный стразами и три богемских сердолика. Кроме того, риза Богоматери украшена тремя звездами с стразовыми лучами, в средине их по одному крупному небольшому аметисту, по 18 руб. за каждый, на 54 руб., а на ризе Спасителя четыре круглые звезды из тяжеловеса в серебряной оправе. Всех камней на ризах, кроме звезд, 125; все обведены средним правским жемчугом.

В венцах больших аметистов 3 на 30 руб. сер., средних 18 по 3 руб., мелких 21 по 80 коп. сер., всех аметистов на 100 руб. 80 коп., тяжеловесов 10 на 10 руб., мелких топазов 26 на 2 руб. 60 коп. сер. Слова Μρ͂ Θοῦ в вышитых золотом венках, – в них по одному небольшему аквамарину. А слова Ὀῶν в венках из 16 аметистов средней величины; вышиты и обведены мелким правским жемчугом; в средине сих слов три бриллиантовых звездочки, в которых по одному продолговатому зеленому аквамарину. Камней в венках кроме бриллиантовых зерен 101; все сверх оправы обведены мелким правским жемчугом. При сей иконе, кроме звезд и бриллиантовых зерен, разных пород и величины камней 243; жемчугу правского 25 золотников.

2) Александровский собор

Александровский собор, в честь Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского, заложенный по благословенной грамоте Преосвященного Иустина, Епископа Пермского, 22 августа 1814 г., вновь перестроен с самого основания по благословенной грамоте Преосвященного Евлампия, Епископа Екатеринбургского, 26 июня 1836 г. Собор сей каменный, трехпрестольный, в один этаж, с колокольнею довольно красивой архитектуры. Длиною с алтарем 26 сажен, а шириною 16 саж. Колокольня состоит из 3-х ярусов, имеет вид четвероугольного столба, который, по мере возвышения своего уменьшается в объеме. Кровля храма и колокольни утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою.

Кровли на храме и алтаре дугообразные и круглые. Главный трибун или фонарь крещатый утвержден на четырех шестигранных больших столбах и украшен 12 пилястрами коринфского ордена; а малые четыре фонаря, возвышающиеся на углах сего собора, украшены 32 пилястрами. Все фонари с окнами, у коих перемычки полуциркульные. Кровли на фонарях круглые, утверждены на деревянных стропилах и покрыты железом, окрашенным малахитовою краскою. Карниз церкви и осмерика простой работы; на фонарях, на колокольне и на алтаре кресты четвероконечные и под ними шары или маковицы медные, вызолоченные червонным золотом чрез огонь. Шпиц на колокольне и шейки под всеми крестами из белого железа. Стены собора снаружи оштукатурены и выбелены, обведены простым карнизом и украшены 16 пилястрами с капителями коринфского ордена. С западной, северной и южной стороны устроены входы в церковь. Над двумя последними из них возвышаются зонты, утвержденные каждый на 6 круглых колоннах, с капителями коринфского ордена, и покрыты железом, окрашенным малахитовою краскою.

Алтарь состоит из полукружия, длиною от горнего места до царских врат четыре сажени один аршин; шириною пять сажен один аршин. В нем всего пять окон в верхнем ярусе и четыре внизу; последние с железными решетками.

Внутренность Александровского собора устроена в виде четвероконечного креста. От предалтарного иконостаса до западного входа в оный длиною 10 саж. 1 арш., ширин. 7 саж. 2 арш. В нем по одному окну на клиросах вверху и внизу, а прочие двенадцать в фонаре.

На северной стороне Александровского храма, чрез арку, придел в честь Святителя и Чудотворца Николая, на южной, чрез подобную же арку, придел в честь Воскресения Христа Спасителя. На западной стороне, чрез три продолговатые небольшие арки, трапеза длиною 4-ре сажени, шириною семь сажен и два аршина ; над нею возвышаются хоры для певчих. Трапеза и хоры покрыты, по деревянным стропилам, листовым железом, окрашенным зеленою малахитовою краскою. В оной на северной и южной сторонах по одному окну, в верхнем ярусе по одной арке, ведущих в трапезы приделов. На западной стороне четыре окна: два в верхнем ярусе и два внизу; последние с железными решетками. На этой же стороне, в полуциркульной арке, отделяющей трапезу от притвора, устроена деревянная четырехстворчатая, с впутренним железным замком, дверь, над которою полуциркулярное большое окно. Притвор храма длиною две сажени и один аршин, шириною три сажени и семь четвертей. В нем на северной и южной сторонах 4 венецианских окна – два в верхнем ярусе и два внизу; последние с железными решетками. На западной – чрез арку следует основанная на четырех сводах паперть, над которою возвышается колокольня.

Паперть длиною З ½ саж., шир. 3 саж. 9 четвертей. В ней на севере устроены простые деревянные двери, с внутренним замком, ведущие в библиотеку; на южной стороне тоже простые деревянные двери, ведущие в комнату на три окна с железными решетками, из которой устроен ход на хоры на колокольню. На западной стороне две двери, ведущие на каменное, о 9-ти ступенях, крыльцо. Одни из них деревянные с внутренним замком, другие железные, решетчатые, с наружным висячим замком. Окно в паперти одно полуциркульное, устроенное в западной арке над дверями. На южной стороне придел во имя Воскресения Христова, заложенный по благословенной грамоте Преосвященного Иустина, Епископа Пермского, 22 августа 1814 года, в одно время с главным храмом; освящен Преосвященным Ионою, Епископом Екатеринбургским, 23 мая 1854 года. Придел сей каменный, в один этаж. Кровля утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. Над алтарем этого придела возвышается один из вышеписанных малых осьмиоконных фонарей. Алтарь при этом приделе длиною от горнего места до царских врат две саж. и 7 четвертей, шириною 3 саж. и 7 четвертей. В нем четыре окна на восток и юг – два в верхнем ярусе и два внизу; последние с железными решетками. На северной стороне две впадины в роде небольших глухих арок.

Внутри Воскресенского придела, от предалтарного иконостаса до западного входа в оный, длины 7 саж., ширины четыре сажени. В нем на севере открытая вышеозначенная арка, отделяющая придел главного храма; на юг три окна в верхнем ярусе и три внизу, последние с решетками. На южной же стороне устроены двойные створчатые две двери, ведущие на каменное, о девяти ступенях, крыльцо; одни деревянные двери, до половины стеклянные, с внутренним замком, другие – железные, решетчатые, с наружным висячим замком. На запад, чрез открытую арку, следует небольшая трапеза, длиною в 2 ½ саж., шириною 4 саж. В ней на юг два окна: одно вверху, другое внизу; последнее с железною решеткою. На север вышеозначенная арка в трапезу главного храма. Вверху возвышается один из вышеписанных осьмиоконных фонарей. На западной сторон в верхнем ярус окно, а в нижнем – деревянные филенчатые двери, ведущие в небольшой, об одном окне с железною решеткою, притвор, из которого на север дверь в комнату церковниц, на юг – двери деревянные, с внутренним замком, на небольшое каменное о 8-ми ступенях крыльцо.

На северной стороне придел во имя Святителя и Чудотворца Николая, заложенный в одно время с главным храмом, по благословенной грамоте Преосвященного Иустина, Епископа Пермского, 22 августа 1814 г., освящен Преосвященнейшим Ионою, Епископом Екатеринбургским, 8 июня 1853 года. Придел сей каменный, в один этаж. Кровля утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. Над алтарем этого придела возвышается один из вышеписанных осьмиоконных фонарей. Алтарь при этом приделе длиною, от горнего места до царских врат, две сажени и пять с половиною четвертей, шириною три сажени и семь четвертей. В нем четыре окна на восток и север – два в верхнем ярусе и два внизу, последние с железными решетками. На южной стороне две впадины, в роде небольших глухих арок.

Внутри Никольского придела, от предалтарного иконостаса до западного входа в оный, семь сажен длины и четыре сажени ширины. В нем на юг большая открытая арка, отделяющая придел от главного храма. На северной сторон три окна в верхнем ярусе и три внизу, последние с железными решетками. На этой же стороне устроены двойные, створчатые две двери, ведущие на каменное, о 9-ти ступенях, крыльцо; одни из них деревянные, филенчатые, до половины стеклянные, с внутренним замком, другие железные, решетчатые, с наружным висячим замком. На запад чрез открытую арку следует небольшая трапеза, длиною две с половиною сажени, шириною четыре сажени. Над нею возвышается один из вышеписанных осьмиоконных фонарей. В трапезе на северной стороне два окна: одно вверху, а другое внизу с железною решеткою. На юг вышешисанная арка в трапезу главного храма. На западной стороне в верхнем ярусе окно, а внизу деревянные, филенчатые, створчатые двери, с внутренним замком, ведущие в маленький, об одном окне с железною решеткою, притвор, из которого двои двери на север и юг. Северные двери ведут на каменное, о 10-ти ступенях, крыльцо, а южные – в комнату церковниц. Полы, как в главном Александровском храме, так и в приделах, деревянные, окрашенные белилами на масле. Печей в Александровском собор нет.

В алтаре Александровского храма находятся следующия иконы, пожертвованные разными благотворителями: 1) икона Тихвинской Божией Материи; серебра на ризе и венцах, с камнями, один фунт семьдесят два золотника; икона сия пожертвована чиновником Михаилом Петровичем Морщаковым в 1856 году; 2) икона Божией Матери, стоящей при кресте; пожертвована купцом Михаилом Егоровичем Клоповым; 3) икона Святителя Митрофана, Воронежского Чудотворца, в серебро-позлащенной чеканной ризе с таковым же венцом – 84 пробы, 1843 г., весом один фунт двадцать восемь золотников; икона сия пожертвована Михаилом Васильевичем Корчемкиным; 4) икона Св. Апостолов Петра и Павла, мученицы Софии и трехт дщерей ее: Веры, Надежды и Любви, Св. князя Владимира, Св. Николая, мучеников: Вениамина, Валериана, мученицы и царицы Александры, Св. Анны Пророчицы и Марии Магдалины, в серебро-позлащенной чеканной ризе, с таковыми же 11-ю венцами – весу 1 фун. 75 золотн.; икона сия пожертвована детьми Генерал-майора П.Е. Ахматова в 1854 году.

3) Церковь Божией Матери всех скорбящих радости

Церковь Божьей Матери всех скорбящих радости, заложенная по благословению Преосвященного Дионисия, Епископа Пермского, 1823 года, освящена 1832 года, ноября 22 дня, Аркадием, Епископом Пермским. Церковь сия каменная, однопрестольная, в два яруса, без колокольни, довольно красивой архитектуры – на подобие параллелограмма, с выдавшимся за лицевую сторону корпуса полукруглым алтарем; высота ее с крестом 12 ½ саж. Кровля на храме и алтаре утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. На алтаре кровля дугообразная и круглая. Главный фонарь украшен лепною работою и двумя карнизами; кругом фонаря, в осьми полукружиях, написаны красками страсти Христовы и храмовая Богородичная икона. Две главы, возвышающиеся на церкви, шаровидные, с четвероконечными крестами и шейками из белого железа. Алтарь состоит из полукружия, длиною от горнего места до царских врат 2 саж. 10 вершков, шириною 5 саж. В нем три окна с решетками.

Внутри церкви, на южной стене, в верхнем ярусе, одно окно, а внизу также одно окно и две арки, ведущие в небольшой придел; на северной стороне, в верхнем ярусе, пять окон, а внизу одно окно и три арки, ведущие в каменный пристрой, в котором три окна обращены на север и одно на восток. На западной стороне этого пристроя дверь, ведущая в ограду.

На западной стороне церкви три арки, ведущие в квадратную, в пять сажен, трапезу, в которой: на северной стороне два окна, на южной – два и две створчатые двери; одни ведут на паперть, а другие – на хоры; на западной же стороне двери, ведущие в столовую, из которой в южной стене устроен вход для сестер, как в столовую, так равно и в трапезу.

Потолки, как в храме, так и в алтаре и трапезе, деревянные плоские. Печей в церкви 8; все изразцовые. Церковь сия сооружена иждивением монастыря.

4) Церковь Введения Божией Матери

Церковь Введения Божией Матери, заложенная по благословению Дионисия, Епископа Пермского, 1823 года, освящена 1865 года, июня 23 дня, Митрофаном, Епископом Екатеринбургским. Церковь сия каменная, однопрестольная, в два яруса, без колокольни, довольно красивой архитектуры, на подобие параллелограмма, с выдавшимся за лицевую сторону корпуса полукруглым алтарем. Длиною с алтарем 10 ½ сажен, шириною 6 ½ саж. Кровля храма утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. На алтаре кровля дугообразная и круглая. Фонарь с наружной стороны украшен лепною работою, двумя карнизами и восьмью полукружиями. Две главы, возвышающиеся на церкви, шаровидные, с четвероконечными крестами. Главы и кресты медные, позолоченные чрез огонь, а шейки под ними из белого железа.

Алтарь состоит из полукружия, длиною от горнего места до царских врат три с половиною сажени, шириною 5 саж. и 1 аршин. В нем пять окон без решеток. Внутри Введенской церкви, от предалтарнаго иконостаса до западной стены оной, длины 6 саж., ширины 5 ½ сажен. В нем на южной стене, в верхнем ярусе, одно окно и двери, ведущие на хоры, а внизу также одно окно. На северной стороне, в верхнем ярусе, одно окно и двери, ведущие с хор в церковную кладовую в пять окон, а внизу также одно окно. На западной стороне в верхнем ярусе, на хорах, одно венецианское окно, а в нижнем три окна, из которых одно венецианское. Все окна в Введенской церкви без решеток. Двери южные и северные двойные створчатые, филенчатые, столярной работы с внутренними замками. Первые ведут на лестницу в комнату настоятельницы, а другие на лестницу, при спуске с которой следуют двери двойные створчатые, столярной работы, ведущие на крыльцо. Трапезы при этой церкви нет. Церковь сия устроена над самыми монастырскими святыми воротами, собственным иждивением монастыря.

5) Церковь Всех Святых

Всесвятская церковь заложена и сооружена по указу Пермской Консистории от 7 августа 1817 г. Первоначально она была часовнею, а с 1822 года обращена в церковь по благословенной грамоте Иустина, Епископа Пермского. Церковь сия каменная, однопрестольная, в виде круглоконечного креста. Длиною с алтарем 6 сажен, шириною 4 ½ , а высотою с крестом 6 ½ сажен. Кровля храма дугообразна, утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. Глав на алтаре и церкви две – об деревянные, шаровидные, обиты белым железом, кресты на них цельные железные, четвероконечные, окрашенные желтым кроном, а шейки под главами выкрашены белою краскою. Церковь сия устроена иждивением монастыря на том самом месте, где погребены Блаженные Андрей и Василий, жившие в прошлом столетии. Алтарь состоит из полукружия, длиною от горнего места до царских врат 5 ½ арш., шириною 5 аршин. В нем три полуциркульные окна без решеток. Внутри Всесвятской церкви, от предалтарного иконостаса до западного входа в оную, 11 арш. длины и 4 саж. ширины. В ней на южной стене четыре окна, из которых три в полуциркуле и одно у входа в церковь. На северной стене тоже четыре окна, из коих три в полуциркуле и одно у входа. На западной сторон устроены двери, ведущие в полуциркульную, деревянную штукатуренную паперть, и из нее на север идет дверь, ведущая на крыльцо.

6) Церковь Св. Феодосия Тотемского

Церковь в честь Преподобного Феодосия Тотемского, заложенная еще при Игуменьи Таисии, освящена Высокопреосвященейшим Неофитом, Архиепископом Пермским к Верхотурским 17 июля 1866 года. Церковь сия каменная, и два яруса, однопрестольная, без колокольни, довольно красивой архитектуры, на подобие параллелограмма, с выдавшимся за лицевую сторону корпуса полукруглым алтарем. Длиною с алтарем восемь сажен, шириною 6 саж. и 1 аршин, вышиною с крестом двенадцать с половиною сажен. Кровля на храме и алтаре утверждена на деревянных стропилах и со всех сторон покрыта железными листами, окрашенными зеленою малахитовою краскою. На алтаре и храме кровли дугообразные и круглые. Главный фонарь украшен лепною работою и двумя карнизами кругом фонаря восемь полукружий, обведенных тонким карнизом. Две главы, возвышающиеся на храме и алтаре, шаровидные, с четвероконечными железными крестами и шейками, вызолоченными на гульфальбу. Алтарь состоит из полукружия, длиною от горнего места до царских врат семь аршин и семь вершков, шириною пять сажен и две четверти. В нем три окна с железными решетками. Внутри Феодосиевской церкви, от предалтарного иконостаса до западного входа и оную, длины три с половиною саж., ширины шестнадцать аршин. В ней на южной стороне две деревянные, украшенные вызолоченною резьбою, арки, поддерживающие боковые хоры, три окна в верхнем ярусе и три внизу последние с железными решетками. На северной стороне тоже две деревянные, украшенные вызолоченною резьбою, арки, поддерживающие боковые хоры; одно окно в верхнем ярусе и одно внизу; последнее с железною решеткою. Кроме того, на северной стороне устроены двойные створчатые двери с внутренними замками, столярной работы, разделанные под орех, ведущие в кельи настоятельницы. На западной стороне , в верхнем ярусе, три продолговатые арки, за которыми устроены хоры для певчих; а внизу под хорами три двери столярной работы, разделанные под орех, ведущие в трапезу. Из трапезы следуют двери на юг и на север арка: первые створчатые, с внутренним замком; окрашенные белилами, ведут в коридор, из которого устроен ход на деревянное крыльцо, другая ведет на паперть. Потолки как в храме, так и в алтаре и трапезе деревянные плоские, выкрашенные, как и стены и колонны арок, голубою краскою. Печей Феодосиевской церкви 2; об изразцовые.

Церковь сия сооружена иждивением монастыря при 3-й Игуменье Магдалины.

В Александровском соборе совершается богослужение с 9-го мая до сентября и далее; в Успенской церкви тоже с мая до сентября, а в приделе ее Тихвинской Божьей Матери совершаются зимою утрени и ранние литургии в воскресные и другие праздничные дни. В церкви Всех Скорбящих, в воскресные и праздничные дни совершаются зимою постоянно всенощное бдение с вечера и поздняя литургия, а также и повседневное служение. В церквах Введенской и Феодосиевской совершается богослужение летом и зимою в случающиеся праздники икон местных и прочих, имеющихся на иконостасе. Богослужение совершается в монастыре ежедневно: утреннее, литургия поздняя и вечернее; звон к утрени бывает в 4 часа, к литургии в 9 час. и к вечерне в 4 часа пополудни. Кроме сего, отправляется богослужение всенощное и ранние литургии, в среду и субботу. Бывают заказные сорокоусты и отправляются заупокойные всенощни и ранние литургии. На каждый воскресный день и на табельные торжественные праздники всегда совершается всенощное богослужение, звон к которому бывает в 5 часов вечера, а в самый праздник, утреня бывает в 4 ч., ранняя литургия в 6 ч. и поздняя в 9 часов.

При богослужениях в праздничные дни, присутствуют все живущие в монастыре, а в простые или будничные дни бывают старшие сестры монастыря и прочие сестры, имеющие довольно свободного времени от монастырских послушаний. Чтением и пением при богослужениях занимаются монахини и послушницы; пение же бывает партесное, придворное и древнецерковное.

Глава VI. Очерк состоящего при Новотихвинском монастыре женского училища

Училище для детей женского пола при Екатеринбургском Новотихвинском, монастыре открыто 4 сентября 1838 года, на основании правил Высочайше утвержденных в 1836 г. п 14 ст. Уст. Духов. Консисторий. До учреждения училища, занимались обучением детей в кельях старшие грамотные монахини, которые обучали не только детей, принадлежащих монастырю, но многих и приходящих девиц – из духовного, купеческого и из других сословий. Первоначально, в первое десятилетие, как училище со всеми необходимыми классными и учебными принадлежностями, так и ученицы-сироты содержались на монастырский счет. Преподаванием учебных предметов занимался безмездно один из монастырских священников, а рукодельям обучала монахиня, которая вместе с тем имела и ближайший надзор за училищем.

С 1848 г., училище, как по учебной, так и по хозяйственной части, стало постепенно улучшаться, благодаря попечению о нем Архиепископа Пермского Аркадия и трудам непосредственной начальницы училища, Игуменьи Александры. После обозрения училища Преосвященным Аркадием в 1847 г. 21 ноября, настоятельница монастыря получила от него письмо, от 24 ноября, следующего содержания: «Достоподражательною попечительностию вашею, заведенное при управляемом вами монастыре училище, сколько я мог заметить в 21-е число ноября, должно обратить на себя особенное внимание епархиального начальства: оно известно даже в г. Чердыни; оно воспитывает бесприютных сирот; оно показало уже и плоды. За всем тем признаю нужным возвысить значение и пользу столь необходимого заведения. Для сего желал бы я, чтобы 1) должность учителя, вместо священника A. А., была возложена на другого священника; 2) чтобы в пособие сиротам в содержании была определена сумма, которую епархиальное попечительство будет обязано доставлять в ваше распоряжение; 3) чтобы касательно надзора за воспитанницами были изложены правила приспособительно к месту помещения училища, к лицам обучающимся, к самому монастырю. Училище сие должно состоять под главным непосредственным попечением и покровительством вашим: но к сему не признаете ли вы нужным иметь двух попечительниц и из старших сестер вашего монастыря, равно и для надзирательницы – одну или две помощницы? Добрая нравственность, рукоделие, приличные лицу обучающемуся, по его состоянию и по видам будущего устройства, должны относиться к существенным предметам заботливости надзирательницы, внимания попечительницы и вашего материнского покровительства. Изложив сии мысли мои, нимало не стесняя ваших ближайших, на опыте основанных, соображений, я буду дожидать от вас уведомления о последующем. По нашей епархии заводятся училища для детей женского пола не только по заводам, но и по селам: нашел я, к удивлению и к удовольствию, заведение сего рода на границе с Тобольской епархией32. Ваше должно первенствовать между ними пo всем отношениям. Господь Спаситель наш да благословит ваше управление монастырем и по сему предмету. С любовью моею и уверением есмь Аркадий Архиепископ Пepмcкий».

В 1848 г., составлен был в Перми устав училища следующими лицами, знакомыми с учебным делом: Архимандритом Верхотурского монастыря Павлом, протоиереями: Михаилом Протасовым (служившим в Пермской семинарии профессором), Иаковом Пономаревым (бывшим законоучителем Пермской гимназии) и Василием Земляницыным (бывшим законоучителем Пермского уездного училища и, впоследствии, гимназии).

По § 2 устава, в училище принимаются дети женского пола всех сословий и притом, православные, единоверческие и раскольнические, как из г.Екатеринбурга, таки и из других мест33. По § 5, «воспитанницы одни живут в монастырском доме или монастыре, другие в домах родителей, или в обывательских квартирах: живущие в монастыре или в монастырском доме содержатся или на счет монастыря, или на счет попечительства, или на счет взносимой на содержание детей родителями суммы»34. По § 7, «учителем должен быть кто-либо из местных священников; но для отклонения столкновения по обязанностям других должностей, признается более удобным и полезным назначить двоих, кои между собою условливаются в преподавании предметов, чтобы соблюдать единство в учении, и кои учить должны без всякого договора и без всякого возмездия». Относительно «предметов занятий учениц» в §§ 12 и 13 говорится: «Занятия питомиц составляют: учение, рукоделия и хозяйство. Обучать чтению церковной и гражданской печати, а желающих и письму. Между тем учащиеся должны изучить на память молитву Господню, Символ веры , десять заповедей, стих: «Богородице, Дево радуйся»; к чему учащий присовокупляет краткое и самопростейшее изъяснение оных из катехизиса и главнейшие сказания в виде разговоров, по временам и случаям возобновляемых, без школьной принужденности и буквального вытверждения на память. Смотря по удобности, можно к предметам учения присовокупить начала арифметики»35. § 14-м предписывается «при самом первом обучении чтению не оставлять ни одного, почему-либо замечательного, слова без объяснения36, ни одного праздничного дня, или особенно знаменательного обряда при богослужении, при котором дети присутствовали. Наставники посему или предварительно составят уроки и порядок оных, или, по сообщении урока детям, вносят его в свою запись, по которой должен быть отчет с их стороны, еженедельный пред настоятельницею, третной пред посетителями и годичный на открытом испытании». По § 15, «заботливость настоятельницы и духовенства должна простираться и на детей раскольнических. Если раскольники не иначе пожелают отдать детей своих в учение, как по книгам старопечатным, или изданным в единоверческой типографии, принимать их с сим условием и обучать их по сим книгам»37. По § 19, «для облегчения занятий учителя, учение чтению и писанию должно быть возложено на одну из помощниц или надзирательницу, но не иначе, как под руководством учителя, особенно в том уважении, что учить читать нужно с пояснением читаемого»38.

До 1866 г. преподавание в училище было безмездное. В 1848 г., учителями назначены были монастырские священники Филарет Зубарев и Аркадий Казанский; первый преподавал катехизис, а второй – священную историю и арифметику. Чтению и письму обучали монахини. Свящ. Казанский занимался в училище до 1858– 59 учебного года, с усердием и «отличным знанием своей обязанности». С 1866 г. от попечительства на содержание трем учителям выдавалось 170 руб. в год: священнику 100 руб. и двум дьяконам 70 руб. Один же преподаватель, протоиерей Николай Смирнов занимался даже безмездно. Такое скудное вознаграждение за труды преподавателей не могло не отзываться на успехах самого преподавания, тем более, что им занимались одни только местные, т.е. монастырские, священнослужители, которые мало имели времени посвятить себя всецело учебно-воспитательному делу. С 1871 г., по ходатайству начальницы училища, Игуменьи Магдалины, жалованье 4-м учителям увеличено до 150 р. каждому в год и были приглашены два особых учителя, не из монастырского духовенства. Ходатайство об этом началось в 1870 г. 5 сентября 1870 г., Игуменья Магдалина обратилась к Преосвященному Антонию, Епископу Пермскому (ныне Архиепископу), с представлением об увеличении содержаний учителям. Для увеличения же на сей предмет средств настоятельница пригласила в почетные блюстители училища давно известных ей своею благотворительностью екатеринбургских граждан, Ю.И. Колобова и супругу его А.С. Колобову, которые и изъявили готовность принять сие звание и содействовать к доставлению средств на жалованье учителям. Согласно представлению настоятельницы об утверждении гг. Колобовых в звании почетных блюстителей, Преосвященный утвердил их в этом звании 19 сентября того года. От того же 5 сентября 1870 г., Игуменья Магдалина вошла к Преосвященному Антонию с другим представлением о том, что состоящие при монастыре священнослужители по прямой служебной обязанности мало имеют свободного времени для занятий в училище, что для достижения успехов в преподавании, согласно данной программе, необходимо преподавателям ежедневно заниматься в училище по несколько часов и что потому она, настоятельница, считает нужным иметь по крайней мере двух особых учителей, кроме монастырского духовенства, с производством им жалованья от 150 до 200 руб. в год39. Для преподавания ученицам географии, всеобщей и русской истории приглашен в это время студент семинарии, Николай Морозов, а в октябре определен был учителем свящ. и церковной истории и арифметики студент же семинарии Иван Щапков. Назначение особых учителей, только что кончивших курс в семинарии, значительно возвысило успехи учащихся по вышеозначенным предметам, что заметили присутствовавшие на экзаменах в конце 1870–71 учебного года, оба преосвященные – епархиальный и викарный40.

Сначала 1865–66 учебного года, число учебных предметов было увеличено, и училище преобразовано в четырехклассное. 24 августа 1865 г. Пермская Духовная Консистория препроводила новое расписание учебных предметов, которые распределены по классам так: год первый: 1) чтение по церковной и гражданской печати; 2) чистописание; 3) заучивание на память молитвы Господней, символа веры и десяти заповедей, с присовокуплением со стороны наставника кратких и самопростейших объяснений их; 4) рукоделие и 5) церковное пение.

Год второй: 1) священная история Ветхого завета; 2) первая часть пространного катехизиса; 3) сведения о праздниках, преимущественно двунадесятых; 4) краткое объяснение литургии; 5) первые четыре действия арифметики; 6) чистописание; 7) рукоделие и 8) церковное пение.

Год третий: 1) свящ. история Нового завета и рассказы из всеобщей церковной истории, до принятия христианства Константином Великим; 2) вторая часть пространного катехизиса; 3) первая часть русской грамматики; 4) повторение первых четырех арифметических действий и об именованных числах; 5) общие понятия из географии и более подробные сведения об европейских государствах; 6) краткие сведения о народах, живущих до Р. Хр. и после; 7) объяснение прочих, кроме литургии, видов богослужения; 8) рукоделие и домохозяйство; 9) церковное пение.

Год четвертый: 1) третья часть простр. катехизиса; 2) рассказы о важнейших событиях вселенской и российской церкви; 3) вторая часть русской грамматики; 4) из арифметики о дробях; 5) рассказы о важнейших событиях в русском государств; 6) более подробное изучение географии России; 7)рукоделие и домохозяйство и 8) церковное пение.

В училище введены следующие учебные руководства: простр. катехизис – Филарета, свящ. история – протоиер. Н. Попова, церковная истор. – протоиер, А. Рудакова, русская история – Иловайского, всеобщая история – Берте, русская грамматика – Антонова, география – Ободовского и арифметика – изд. Департ. Мин. Нар. Пр.

На содержание училища и воспитанниц употребляются следующие средства: 1) пособие от епархиального попечительства на сирот; 2) деньги, вносимые родителями на содержание их детей; 3) пожертвования в пользу училища и 4) деньги, выручаемые за рукоделья питомиц (§ 64 устава). С 1848 г., пермское попечительство о бедных духовного звания стало отпускать по 20 р. в год на каждую сироту из духовного звания. С 1859 г. по ходатайству нынешней настоятельницы монастыря, Игуменьи Магдалины, попечительство отпускает на каждую воспитанницу-сироту по 30 руб., по случаю увеличившейся дороговизны на разные предметы. Но и этой суммы, как всякий легко может видеть, далеко недостаточно на полное содержание каждой сироты; поэтому монастырь употребляет на сирот много своих средств. Кроме того, воспитанницы при выходе, по окончании учения, в замужество снабжаются от монастыря приличным приданым.

Пожертвования в пользу училища при Игуменье Магдалине

В 1857–58 учебном году пожертвовали: купеческая жена Болотова – две штуки ситцу, 20 арш. холста, 30 арш. тику и 1 ф. чаю; почетный гражданин М. А. Нуров – на производившуюся пристройку к училищному дому, 200 руб.; купец Федор Михайлов – 25 р. и связного железа 25 пуд.; Кыштымские заводы такого железа 100 пуд., и жители Каслинского и Кыштымского заводов – 57 руб.

В 1858–59 учебном году пожертвовано: купцом Фадеевым – кисеи 68 арш.; неизвестным – ситцу 52 ½ арш.; на производившуюся пристройку к занимаемому училищем дому некоторыми лицами 153 р. 10 к.; Коллеж. Сов. Дягилевым – 142 р. 5 к.; управляющим Билимбаевским заводом – гвоздей 4 пуд.; Каслинским заводом – разных чугунных вещей 60 шт.; управляющим Сысертскими заводами – гвоздей 8 пуд.; полковницей Гернгрос – 20 руб.

В 1859–60 учебном году, пожертвовали в пользу училища: екатеринбургский купеческий сын Иван Клушин и неизвестный – по штук ситца; купец Фадеев – кисеи 102 арш.; Генерал-майор Гернгрос – 20 р. и разные лица, на пристройку к дому училища, 189 руб. 30 коп.; купец Василий Клушин – 4 дюж. стульев, диван, 6 прост ночных и 4 угловых столика; кроме того, в некоторых комнатах училища, на его счет, стены оклеены обоями, а некоторые выбелены. Он же, Клушин, и Севастьянов пожертвовали 40 кашемировых платков разной величины.

В 1860–61 году: купец Фадеев – 40 арш. кисеи и купец Клушин – 111 арш. кисеи. В 1863 году : троицкий купец Пупышев – 74 арш. зеленого люстрину; Коммерции Советница Нурова – 5 шелковых и 3 кисейных платья; неизвестный –46 арш. Ланкорту; Генерал-майор Гернгрос – 10 руб.; Архим. Антонин – 5 р. 15 коп.

В 1865 г.: Архим. Алексей – свидетельство Екатер. Конторы Госуд. Банкан на 750 руб. и процентов с этого капитала за прежние года (с 9 декабря 1861 по 13 окт. 1865 г.) 129 р. 75 коп.

В 1870 г. в пользу училища разными лицами пожертвовано 82 руб.; в том числе почетн. блюстителем Колобовым 25 руб.

В 1871 г., почетн. блюститель Ю. И. Колобов пожертвовал 122 руб.

Статистические сведения

Для большей наглядности представляем сведения об учащихся за последнее время в форме таблицы.


На содержание попечительства Монастыря Родственников Всего
К 1859/60 учебном году оставалось 29 2 1 32
– 1860/61 – – – 29 2 4 35
– 1861/62 – – – 25 10 35
– 1862/63 – – – 21 11 32
– 1863/64 – – – 20 1 12 33
– 1864/65 – – – 23 1 12 36
– 1866 году – – 26 5 16 47
– 1867 – – – 27 4 12 43
– 1868 – – – 30 3 13 46
– 1869 – – – 30 7 12 49
– 1870 – – – 29 7 11 47
– 1871 – – – 28 4 15 47
– 1872 – – – 25 7 26 58
– 1873 – – – 39 7 27 73
– 1874 – – – 49 7 26 82

Помещение училища

Училище помещается подле монастыря в принадлежащем ему каменном двухэтажном доме, с особенным двором и садом, на монастырской земле. Дом содержится на счет монастыря.

Детский приют при училище

Детский приют при Екатеринбургском монастырском училище учрежден в 1866 г., по распоряжению епархиального начальства, для воспитания малолетних девиц-сирот духовного звания, кои принимаются в приют с 6-ти и 7-ми летнего возраста и остаются в оном до достижения возраста, назначенного училищным уставом для поступления в училище, т.е до 10-ти лет. Приют помещается в каменном училищном двухэтажном доме, принадлежащем монастырю, с особым двором, на монастырской земле и содержится на счет монастыря. В приюте обучают чтению по церковной и гражданской печати, чистописанию, закону Божию, а также соответственно возрасту рукоделиям – вязанью чулков и шитью. Обучением занимаются окончившая курс в монастырском училище и одна из послушниц монастыря, под ближайшим наблюдением надзирательницы, монахини Нимфидоры Сафоновой. Приют, как и училище, во всем состоит на главном попечении настоятельницы монастыря. Воспитанницам училища и приюта в случае болезни оказывается медицинское пособие безмездно врачом монастыря, Коллеж. Совет. Миславским.

К 1872 году состояло воспитании в детском приюте: 1) на содержании попечительства – 7; 2) монастыря – 7 и 3) родственников – 241.

Число сирот духовного звания, нуждающихся в даровом содержании и обучении, далеко превышает число вакансий, имеющихся в училище и приюте при Новотихвинском монастыре. На имя настоятельницы и епархиального начальства всегда поступает очень много прошений о принятии сирот в учебные заведения при монастыре, но многим из них монастырскому начальству по необходимости приходится отказывать за неимением вакансий в училище и приют. На спрос епархиального начальства, от 8 марта 1871 г., о том, нет ли возможности поместить в монастырском детском приют детей одного умершего священника, настоятельница 20 марта ответила, что свободных вакансий ни в училище, ни в приюте нет, что за неимением их, монастырь содержит на своем иждивении в этих двух заведениях до 10-ти сирот. «Некоторые из вдов духовного звания», писала Игуменья Магдалина, «только что успеют послать епархиальному начальству свои прошения о принятии дочерей в наше училище или приют на попечительское содержание и вскоре затем привозят их сюда – в таком случае хотя и свободных вакансий и распоряжения о принятии еще нет, но из снисхождения к сиротству, бедности и по причине дальнего иногда путеследования, принимаются много маленьких сирот на монастырское содержание. Но в содержании большего числа сирот монастырь поставлен будет в некоторое затруднение, потому что кроме малолетних в училище и приюте сирот довольно призревается духовного и светского звания девиц в самом монастыре». Далее настоятельница писала, что к ней прислано уже до 12-ти прошений о принятии сирот, и свободных вакансий по окончании учебного года предвидится только четыре, следовательно остальные сироты должны ждать свободных вакансий очень долгое время. А так как время для детей очень дорого и в известные лета должно начаться обучение их, a содержаться на свой счет у некоторых сирот нет никаких средств, то во внимание к этому, настоятельница Игуменья Магдалина просила епархиальное попечительство, не признает ли оно возможным увеличить штат воспитанниц в подведомственном ей училище хотя на 10 человек и в приюте на такое же число воспитанниц, «и тем дать возможность бедным сиротам получить хорошее воспитание». Относительно помещения настоятельница сообщала, что его будет очень достаточно, как в училище, так и в приюте, с увеличением штата воспитанниц. По определению епархиального попечительства, 20 марта 1872 г., в обоих заведениях прибавлено еще 10 вакансий, с ассигнованием на это по 300 р. в год, и предоставлено настоятельниц монастыря распределять эти 10 вакансий между училищем и приютом.

Приложения

Монастырские заимки

Сельскохозяйственные занятия производятся сестрами в трех местах: 1) при Елисаветском селении, в 10-ти верстах от города; 2) близ деревни Малобульзинской, в 90 верстах от города, по Челябинскому тракту; 3) при Истокском селе, в 20 верстах от города.

Елисаветская заимка. В самом Елисаветском селении считается усадебной земли 1 дес. и 2060 саж. Сия усадьба приобретена покупкою в 1819, 1820 и 1824 годах у разных лиц за 205 руб. ассигн. и укреплена за монастырем определением Св. Синода 27-го октября 1826 года, Высочайше утвержденным 24-го марта 1827 года. На этой усадьбе построен монастырем в 1833 г. большой деревянный дом, крытый железом, с необходимыми при нем хозяйственными пристройками, для наблюдения за полевыми работами и для уборки и охранения собранного хлеба и сена42. При Елисаветском селении пашенной земли 108 дес. и 2071 саж. и покосной 51 дес. и 329 саж. Пашенная и сенокосная земля отведена к монастырю в разное время из горнозаводской дачи Екатеринбургского округа, на основании Высочайших повелений, состоявшихся 12-го мая 1822 г., 19-го декабря 1824 г. и 4-го июня 1835 г. Распашка сей земли и снятие сена производятся каждогодно на продовольствие монастыря собственными его средствами. На заимке постоянно живут до 19 сестер, а в рабочую летнюю пору приезжают из монастыря более 20 человек43. Кроме того нанимаются еще посторонние лица. Заимкой управляет монахиня Агафоника с 1821 г., т. е. более уже 50-ти лет; ей от роду 78 лет, но очень еще бодрая и распорядительная.

Летом 1871 года на пашенной земле было разного хлеба: пшеницы 5 десят., овса 26 десят., ячменя 5 десят. и ярицы 2 ½ десят. Овес был плохой, а пшеница иногда позябает, что случилось в 1870 году. На Елисаветских покосах ставится сена до 800 копен. В том же 1871 году на заимке считалось лошадей: езжалых 14 и не езжалых 12. Здесь разводятся все огородные овощи; огуречных парников 7 и других овощей 50 гряд, от 12-ти до 20-ти саж. длины.

В 1872 году на заимке заложена каменная церковь.

Бульзинская заимка. Земля пожертвована в разное время чиновницей Горбуновой и братьями Карповыми, всего в количеств 513 дес. 800 саж. Эта заимка далеко отстоит от заводов и в 8-ми верстах от самой ближайшей деревни Малобульзинской, а от других на 12 и 15 верст. Зимою во время метели кругом заносится снегом, так что долго не бывает проезда. Местоположение заимки неудобно тем, что она в дальнем расстоянии от реки; устроены колодцы.

Строения: 1) деревянный двухэтажный дом (покрыт железом); с ним соединяется одноэтажный деревянный дом с жилыми комнатами; 2) новый деревянный дом с тремя поместительными комнатами; выстроён в 1869 году, 3) дом для наемных рабочих. Кром того находятся: 1 коровня, 4 конюшни, 2 завозни, 4 амбара, 4 погреба, 3 овина, 3 бани и 1 молотяга. Последняя устроена в 1866 году и приводится в движение 4-мя лошадьми. При молотяге есть веянка. На молотяге обмолачивают по 4 овина в день. Устройство этой машины вызвано тем, что не все сестры умеют молотить. Все вышеозначенные здания построены уже монастырем, когда заимка перешла в его владение, а раньше на ней была одна только небольшая изба. До постройки домов, сестры, приезжавшие сюда на страду, раскладывали огонь среди двора и приготовляли тут пищу, а спали в балагане, в котором во время дождя часто промокали, как говорится, до костей.

В 1871 г. на пашне считалось: ржи 8 дес, пшеницы 32 дес, ячменю 4 десят., овса 30 дес; ярицы 12 дес, гороху 5 дес, льну 1 десят., конопля ½ десят., репы ½ дес, маку осминник. Всего было засеяно 93 десятины с осминником. В последние годы стали сеять просо. Почва большею частью глинистая и каменистая, требующая хорошего унавоживания. Земля твердая; пашут сабанами. На лугах ставится сена около 800 копен44. Кругом пашни и покосов березовый лес, который сберегается. Есть сосны, разведенные семенами около 20-ти лет тому назад; разводили сами сестры под руководством лесничего Шульца. Огородничество: в 1871 г. на 90 грядах, от 16 до 20 саж. длины, были посажены всякие овощи. Скотоводство: в 1871 г. лошадей езжалых было 25, в том числе 10 кобылиц, не езжалых 26. Рогатого скота всего было 30 голов; в том числе 10 коров дойных. В 1870 г., во время скотского падежа, на этой заимке пало более 40 коров.

Постоянно живут на заимке 24 сестры; из монастыря приезжают на сенокос до 25 человек, а во время жатвы до 35. Работников 5 человек. Для них построен отдельный дом с кухнею. Заимкою управляет монахиня Максимилла.

Истокская заимка при деревне Большом Истоке, в 18 верстах от города, принадлежит Екатеринбургскому Архиерейскому дому; арендуется монастырем с 1862 г. Всего земли около 100 десят. Строения: 2 дома, 2 избы, 2 завозни, 2 амбара, 1 коровня и 1 конюшня. Все эти строения ветхи. На средства монастыря выстроен недавно просторный деревянный дом. В 1871 г. на полях было разного хлеба: ржи 22 дес, пшеницы 4 дес, овса 22 дес. и ячменю ½ дес. Всего 48 ½ дес. Земля плодородная, не требующая еще унавоживания. Летом того года, все хлеба были хороши, особенно рожь. Овес бывает хорош, a у обывателей в смежности посредственный. Лугов своих нет, и покосы покупаются ежегодно у местных обывателей. В 1871 г. куплено было покосов 16 десятин.

На заимке постоянно живут 15 сестер; во время жатвы приезжают из монастыря до 30 человек.

В 1871 году в огороде было 56 гряд до 25 саж. длины. Езжалых лошадей 6; рогатого скота 26 голов. В 1870 году пало 12 голов. Содержание лошадей неудобно, потому что своей поскотины нет.

Ведомость о пространстве земель, принадлежащих Екатеринбургскому Новотихвинскому девичьему монастырю


Наименование земель по ведомству монастыря и хозяйственному их значению В Екатеринбурге В уезде оного Всего по монастырю
Десят. Саж. Десят. Саж. Десят. Саж.
Земель:
Усадебной 58 2310 1 2060 6 1970
Пахотной 276 183 276 183
Сенокосной 61 479 61 479
Дровяного лесу и неудобной 336 138 336 138
Итого: 58 2310 675 460 734 370

Примечания: 1) Выгонных и пастбищных мест, a равно и лесных участков монастырю не было отведено; лесом монастырь пользуется по особому положению из горнозаводских казенных дач; 2) в числе принадлежащей монастырю усадебной земли заключается все пространство оной, занимаемое не только монастырскими внутренними зданиями, но и церквами, кладбищем и квартирами причта монастыря 3) из пахотных и сенокосных мест отведено было слишком 100 десятин земли из-под лесных вырубок и покрытой мелкой сосновой порослью и потому монастырь расчищает эту землю по мере возможности и средств своих; 4) в вышеозначенном количестве земли заключаются пожертвованные в пользу монастыря три участка: а) вдовою чиновницею Аграфеной Федоровной Горбуновой – пашеиной земли 147 дес. 1262 саж., сенокосной до 10 дес. и дровяного леса и болотистой неудобной 150 дес. 588 саж.; б) Коллежск. Совет. Авениром Павловичем Карповым – пашенной 17 дес. 1750 саж. и дровяного леса и по болоту неудобной 85 дес. 50 саж. и в) Стат. Совет. Порфирием Павловичем Карповым – пашенной земли 1 дес. 2300 саж., дровяного леса и неудобной 100 дес. и 1900 саж. На укрепление во всегдашнюю собственность Екатеринбургского Новотихвинского монастыря пожертвованных ему Горбуновой и Карповым трех участков земли, всего в количеств 513 дес. 800 саж., находящихся в Екатеринбургском уезде, близ деревни Малобульзинской, последовало Высочайшее соизволение в 1871 году.

Состав монастыря в 1873 г.

В июле 1873 г. в Новотихвинском монастыре считалось монашествующих 85 (в том числе и настоятельница), рясофорных 84, белиц 95 и живущих по билетам 165. Всего 429.

Из них занимались:

а) Шитьем золотом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .47

б) Иконописанием. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10

в) Деланием восковых свеч . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26

г) Пряжею. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19

д) Тканьем. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10

е) Вязаньем . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22

ж) Портным делом. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

з) Башмачным. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3

и) Чтением псалтыри и пением в церкви . . . . . . . . . . . . . . . . 53

й) Чтением и письмом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

к) Черною работою. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 180

* * *

1

Церковь Успения Божьей Матери, заложенная по благословенной грамоте Варлаама, епископа Тобольского и Сибирского, 26 мая 1778 года, освящена 31-го мая 1782 года, при том же епископе заказчиком Екатеринбургского Духовного Правления Протоиереем Коровинким. Устроена иждивением екатеринбургского 1-й гильдии купца, фабриканта И.И. Хлепетина.

2

До 1799 года общине сироты жили без разрешения начальства.

3

Сумма 946 рублей, несполна внесенная подписавшими ее, выслана была Татьяной Костроминой в Екатеринбургскую городскую Думу из Петербурга в 1808 году. В бытность в Петербург Костромина собрала пожертвований более 2000 руб. Из этой суммы и были внесены 946 рублей.

4

В 1801 и 1802 гг. Татьяна Костромина была в Киевской и в других губерниях для поклонения святым Мощам.

5

От 1 сентября 1809 г. протоиерей Вологодский сообщил Татьяне Костроминой, бывшей в Петербурге, что он в разное время сделал следующие пожертвования в пользу общины: образ Святителя Иннокентия Иркутского, хорошей живописи, в пять четвертей на холсте, в золоченых рамах, книгу – Поучения Василия Великого – на 8 руб., лампад большой посеребренный – 25 р., ковер большой – 10 p., деньгами 50 p., пшеничной муки 40 пуд., ржаной 30 пуд., рыбы – осетров на 15 p., нельмы и прочей рыбы мелкой на 12 руб., свеч восковых 15 ф., сальных 1 пуд на 5 руб. 50 коп., деревянного масла полпуда – 18 руб., коровьего масла на 6 руб. – Протоиерей Вологодский пишет о себе, что он всегда заботился о сиротах, сам уделял от избытков своих в пользу их, а также исходатайствовал этой общине у градоначальников, боголюбивых граждан и полкового шефа Генерал-лейтенанта Певцова некоторые милости и склонял их всех убедительнейшими просьбами помогать сирым от имений своих.

6

15 августа 1809 г. от разного звания жителей Екатеринбурга дано было Татьяне Костроминой другое «одобрение» или свидетельство. В числе подписавшихся под этим «одобрением» действительно значатся все высшие горные чиновники.

7

Эти дома построены на довольно значительном расстоянии от обители.

8

В Пермском кафедральном соборе находится плащаница, вышитая по малиновому бархату золотом и серебром и украшенная китайским жемчугом и драгоценными каменьями разных пород – разноцветными топазами, аметистами, аквамаринами; эта плашаница изготовлена в Екатеринбургском девичьем монастыре в 1826 г. и оценена в 2200 руб. ассигн. Смотр. Статью «Дионисий, Епископ Пермский и Екатеринбургский» в Перм. губ. Ведом.1864 г., №24

9

Игуменья Таисия, отправляясь в 1819 г. в С.-Петербург и в другие российские города, взяла с собой 5 сестер, занимавшихся разными рукоделиями, для усовершенствования их в этом искусстве. Испрашивая сестрам отпуск, Игуменья между прочим упомянула в прошении, что вверенная ей обитель устрояется собственными трудами и рукоделиями обитающих в ней сестер и что поэтому она заблагорассудила, для лучшего научения рукоделиям, большие выгоды приносящим, взять с собой несколько сестер. Одна из них, монахиня Александра, с 8 августа 1819 г. и по 29 июля 1822 г. оставлена была в Нижегородском Крестовоздвиженском девичьем монастыре для научения рукоделиям.

10

По сохранившейся ведомости за 1817 год состав обители был такой: Игуменья 1, казначея 1, монахинь 8, рясофорных 25, белиц 45. Всего 80 человек

11

Игуменья Таисия, по своему нетерпеливому характеру, неоднократно писала из Петербурга к Преосвященному Иустину и просила его поспешить доставлением в Св. Синод рапорта о возведении обители штат. Преосвященный Иустин в письме, от 10 марта 1821 г., объяснил Игуменье Таисии, почему замедлилось дело: «замедляется же то представление по причине многих моих по устройству епархии распоряжений и других нетерпящих времени дел, так по встречающимся вновь обстоятельствам, которые почитаю нужным включить в представление, тем более, что учреждение обители вашей должно быть не на краткое время, но на всегда, и потому все, что может входить состав учреждения оной, не должно быть ныне упущено, а сие в краткое время все вдруг представиться в мысли не может, от чего и я от поспешности в сем деле удерживался, дабы чего не упустить – да и пословицы говорят: скорое не споро, что вы опытом сами дознали, а тихой воз на горе будет. Я уже на прошедшей почте коротенько заметил вам, чтоб вы были терпеливы, а Бог доброе дело в свое время поможет совершить лучшей нашей иногда не так полезной торопливости». В том же письме, в заключение, Преосвященный пишет Игуменье: «Из частых ваших ко мне писем я усматриваю, что вы уже скучаете петербургскою жизнью. Я этому верю, но для твердого обители блага примите сие долгое пребывание ваше за подвиг Богом на вас возложенный; вы взяли с собою четырех сестер, да после вытребовали еще трех для научения разным рукоделиям и мастерствам при личном вашем надзоре и попечении, употребите ваше все попечение, чтоб они обучались многим полезным рукоделиям и искусствам в совершенство, для сего время потребно не краткое, но довольно и достаточное к обучению; ежели Бог благоволит исполниться всему по моим благонамерениям: то они с величайшею пользою могут послужить нетокмо для обители, но и для всех епархий моих вдовиц и сирых девиц; равным образом и для жителей здешнего сибирского края. Написавши письмо в утешение ваше, я желаю и в молитвах моих не забываю умолять Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа о небесном на вас благословении, о даровании вам спокойствия душевного и телесного здравия – впрочем, пребываю с истинным почтением…»

12

10-го марта 1821 года Епископ Иустин писал Игуменье Таисии: «О возведении обители вашей в штатный монастырь первое мое намерение было представить во второй класс, но по безмерному множеству в епархии моей вдов и сирот, я решаюсь учинить представление Св. Синоду о возведении ее в первый класс…, а второклассные женские монастыри ни по числу монашествующих, ни по жалованью не превосходит третьеклассных монастырей, а почему и выгоды от сего для епархии никакой быть не может».

13

Ныне г. Александровск, Влад. губ.

14

Преосвященный Иустин известен как сердобольный архипастырь, благосклонно вникавший в подробности каждого и никого не отпускавший от себя неудовлетворенным; кто бы в чем ни нуждался, все обращались к нему за советом или пособием. В слове при погребении этого епископа (ум. 1825 г., января 31-го) между прочим было сказано: «Вдовицы и сирые! Сердце пастыря сего не только сострадало и скорбело о скорбях ваших, но и благотворительными щедротами готово было облегчить бремя судьбы вашей» Пермск. Губерн. ведом. 1864 г., №23.

15

Это пособие, по особому распоряжению, впоследствии, в 1871 году было прекращено.

16

Причитающиеся проценты с штатной суммы, положенной на монастырь – с 2260 руб. по 2 ½ к. с рубля, всего пятьдесят шесть руб. пятьдесят коп., по истечении каждого года отсылаются в главную контору. Но в 1834 году 14 сентября настоятельница Александра писала горному начальству, что в этом году стали отпускаться медикаменты самые дешевые и более расстраивающие больных, так что она, настоятельница, принуждена была покупать лекарства; за недостатком же средств не все больные пользовались лекарствами, от чего число больных сестер увеличивалось. Настоятельница Александра просила Горного начальника об удовлетворении монастыря всеми нужными медикаментами согласно Высочайшему соизволению. – До 1826 года пользовал больных сестер Инспектор по медицинской части Ворвинский, а после него лекарский ученик Ярин, который отличался усердием и знал свое дело, за что заслуживал особую благодарность от монастыря. В 1838 году, настоятельница Александра просила Главного Начальника дозволить лекарском ученику Ярину исполнять обязанность медика по монастырю, но это не было дозволено на основании существующих узаконений. В это время монастырь оставался без врача. В конце 1838 г. приглашен в монастырь медиком доктор Август Фелькнер, не состоявший нигде на службе.

17

Этот указ Св. Синода состоялся 15 мая, а обитель возведена в класс 22 мая 1822 г.

18

По донесению настоятельницы монастыря Игуменьи Таисии о получении священных даров от Монарших щедрот, епархиальным начальством было определено: «Драгоценную оную утварь, как дар, по редкости своей, весьма важный, для вящшего ознаменования уважения к высокомонаршим милостям, внести в Новотихвинский монастырь с подобающим благоговением и священною церемониею». Совершить церемонию назначено было 12 декабря, в день рождения Государя Императора. В навечерии высокоторжественного дня драгоценная утварь доставлена была из монастыря в градскую Богоявленскую церковь, из которой в самый торжественный день, по окончании литургии и молебствия, в сопровождении множества народа перенесена в Екатерининский собор, куда собралось духовенство от всех градских церквей с хоругвями. По совершении в соборе благодарственного молебствия, началась. священная церемония в обитель. Во все время шествия, производим был во всех церквах колокольный звон; при входе же в обитель, кроме того, «из поставленных при монастырских вратах 4-х артиллерийских орудии, по усердию благородного общества, производима была пушечная пальба». По освящении всей священной утвари, по обычному чинопоследованию, и по внесении оной в алтарь, святой престол и жертвенник одеты были царскими дарственными одеждами, а священнослужители облачились во все священные облачения, пожалованные от Монарших щедрот. Затем началось священнодействие на пожалованных сосудах и совершена божественная литургия двумя протоиреями, тринадцатью священниками и пятью диаконами. При возглашении многолетия, после благодарственного молебствия, также производилась пушечная пальба. Вечером того дня монастырские церкви и здания были иллюминованы. «Описание церемонии», хранящееся в архивных делах монастыря, заканчивается следующими словами: «Таким образом Новотихвинский девичий монастырь, получив с должным благодарением священные дары от Монарших щедрот, будет вечно прославлять благочестие Царя и Цариц, возлюбивших благолепие дому преблагословенной Владычицы: священные же оные приношения будут служить в роды родов памятником усердия и ревности по благочестию к месту сему Августейших пожертвователей».

19

О пребывании Государя Императора в Екатеринбурге и Перми подробно написано в «историч., статистич. и географич. журнале» за 1825 год, апрель. Любопытно также прочесть в «Русской Старине» 1872 г., март, «Записки поч. лейб-хирурга Д.К. Тарасова».

20

Отец мать желали отдать ее замуж и приготовили приданое: многие женихи сватали ее, но Настасья Ивановна отказывала им. В 1811 году по Ирбитскому уезду носимы были от Екатеринбургской обители иконы Тихвинской Божьей матери и образ со Св. мощами и совершаемы были молебствия. Когда монахини и певчие белицы находились с этими святынями в Стриганском селе, тогда Настасья Ивановна, узнав по рассказам этих сестер монастырскую жизнь в Екатеринбургской обители, возымела решительное желание поступить в оную, потому что и раньше, дома привыкла вести уединенную скромную жизнь труженицы-тканицы и крестьянки-работницы. Отец не отпускал свою дочь в монастырь. Тогда Настасья Ивановна стала просить местного писаря о выдаче ей билета на проживание в монастыре. Писарь принял участие в затруднительном положении просительницы, приготовил для нее билет и сумел убедить ее отца отпустить дочь в Екатеринбургскую обитель.

21

Об А.Ф. Горбуновой мы еще скажем в статье о пожертвованиях.

22

Екатеринбургские торговцы восковыми свечами, наприм., Романов и Вагин, как люди капитальные, действительно, значительно понизили цену на свечи. В одном году монастырь понес убытку на 300 руб. ассигн.

23

Церковные старосты, большею частью, люди торговые, имели торговые сделки со свечными торговцами.

24

16 марта 1855 г. указом Консистории предписано причтам уездов Щадринского, Камышловского и Верхотурского, чтобы они свечи покупали для своих церквей из Новотихвинского монастыря тогда, когда найдут это удобным, т.е. когда свечи продаются не дороже рыночных.

25

Игуменья Александра писала Преосвященному, что очень многие старосты получают свечи в долг, тогда как церковная сума, выручаемая через продажу свеч, всегда должна быть при церкви наличною и, следовательно, истовою для закупки нового запаса свеч; потому покупать свечи в долг, по-видимому, нет никакой надобности подобные долги остаются на старостах даже и тогда, когда они уже бывают сменены, и притом так, что эти долги остаются лично на старостах, а не считаются за церквами, потому что от церквей выдается старостам полная сумма на свечи.

26

10-го октября 1864 г. протоирей Глазовского собора (в г. Глазове, Вятск. Губерн.) Стефанов, спрашивая настоятельницу монастыря, нет ли возможности получать свечи в Глазов собор из Екатеринбургского монастыря, такими словами начинает свое письмо к настоятельнице: «До вятской страны доходят слухи, что в вашем монастыре заготовляются отличные восковые свечи для церквей за умеренную цену…».

27

В последние годы цена на кирпич поднялась на 10 рублей за тысячу, которая монастырю стоит только 4 рубля.

28

14-г марта 1838 г. Игуменья Александра испрашивала у Преосвященного Аркадия дозволения отправить священника и монахинь по некоторым городам и уездам с иконою Тихвинскою Божией Матери, для отправления молебнов и для испрошения от благотворителей посильных пожертвований на сооружение Александро-Невского храма. Архиепископ Аркадий отношением испрашивал на сие согласие начальника губернии, на основании 33 ст. 14 т. Свод.Зак. Устава о предупреждениях и пресечениях преступлений, нашло себя не в праве сделать какое-либо распоряжение в удовлетворение ходатайства его Высокопреосвященства.

29

В том же 1837 году, А.Ф. Горбунова освободила от крепостной зависимости крепостных своих людей в числе 77-ми душ 9в Екатеринбургском уезде) и наделила их землей в количестве 16-ти десятин пахоты на каждую душу, а всего отдала им в вечное владение 1936 десят. 1723 ½ саж. Горбуновой, кроме того, принадлежали поместья в Саратовской и Пензенской губ. Эта особа была очень сердобольна; в одном письме к игуменье Александре из Петербурга, эта редкая помещица писала относительно своих крестьян, которые были недовольны своим положением, что они терзают и грызут ее душу; что «она страдает за всякую душу». А.Ф. Горбунова, живя в Петербурге, была благодетельницей для воспитанников Института корпуса Горных Инженеров из екатеринбургских уроженцев, которые каждый праздник посещали ее и называли ее (в письмах к своим родным) «добрейшею и единственною благодетельницею» (Из частной переписки). В письмах своих к Игуменье Александре, Горбунова подписывалась так: «Грешная Агрипина».

30

Крестьяне Стриганского села, Ирбитского уезда.

31

В представленной к Преосвященному Вассиану пояснительной записке о разобрании старого корпуса и о постройке нового, между прочим, сказано: «построенный, назад тому более 50 лет, каменный двухэтажный корпус, находящийся внутри монастырской ограды, близ Тихвинской церкви, после неоднократных поправок пришел в ветхость: на одной стене его несколько расселин, накаты сгнили и печи попортились, а помещающийся в нем погреб весьма неудобен, при спусках в него бочек с квасом встречаются большие затруднения для сестер и даже отчасти в ущерб их здоровью. Стоящий вблизи этого ветхого корпуса квасной каменный одноэтажный корпус сложен также очень давно и стены его сделаны очень тонки, кои в зимнее время промерзают и оттого бывает вредный в нем воздух; кроме этого неудобства квасная, по значительно увеличившемуся со времени постройки ее числу сестер, ныне очень тесна и нет тут же помещение для просфорни и погреб; над всеми этими помещениями выстроить второй этаж для ткальниц».

32

Письмо писано из Бобровской слободы ирбитского уезда. Примеч.авт.

33

Хотя училище открыто для детей женского пола всех сословий, но поступают более девицы духовного звания, преимущественно из сирот и детей бедных священнослужителей. Примеч. авт.

34

Приходящих учениц в настоящее время нет. Примеч. авт.

35

Из этих §§ видно, что программа преподавания предметов сначала была очень скромная; даже письмо и арифметика отнесены, как будто, к мало нужным и потому необязательным предметам. Примеч. авт.

36

Толкового объяснительного чтения, какое ныне вводится в начальных училищах, едва ли не напрасно требовали в то время, когда господствовала повсюду «долбня», когда не было еще хороших учебных пособий и мало было толковых учителей. Примеч. авт.

37

Цель, какую имели в виду составители устава – сблизить детей раскольнических с православными, не могла быть достигнута, потому что не было случаев поступления в училище детей раскольников. Примеч. авт.

38

Так как особых учителей в училище не было, а занимались монастырские священники, и то другими предметами, а не чтением и письмом, то едва ли они имели время руководить помощницами, обучавшими чтению и письму. Примеч. авт.

39

Кроме жалования 150 руб., два учителя пользуются еще готовою квартирою при монастыре с отоплением. На жалованье всем учителям идет в год 535 р., из них более 200 руб. платит монастырь.

40

Учители Морозов и Щапков, по окончанию 1870–71 учебного года, выбыли из училища – первый для поступления в высшее учебное заведение, а второй – в священники. Места их заняли студенты семинарии: учитель духовн. училища П. Митров, М. Второв и дьякон г. Левицкий. Учителем русского языка и катехизиса, в январе 1871 г., определен был монастырский священник Александр Щапков на место священника Алексея Серебренникова. Свящ. Щапков обучает еще церковному пению.

41

В июле 1873 г. в приюте считалось 30 воспитанниц.

42

Кроме большого деревянного дама есть еще деревянный корпус для сестер и следующие пристройки: два каменных овина, каменная коровня, каменный дом, в котором помещаются две избы. Назад тому 6 лет устроена молотяга, приводимая в движение 4-мя лошадьми.

43

На все три заимки отправляются из монастыря каждое лето до 70-ти сестер.

44

Копны возят по болотам на волокушах.


Источник: С.-Петербург. Типо-Литография Д.А.Лившитца, Невский просп., дом Бенардаки, № 86. 1875г.

Вам может быть интересно:

1. Первое посещение Троицкой Лавры и Академии Высокопреосвященнейшим Леонтием (Лебединским) профессор Василий Александрович Соколов

2. Новые материалы и труды о патриархе Никоне профессор Владимир Степанович Иконников

3. Мужи веры: слово на заупокойной литургии 30 сент. 1914 г. при поминовении почивших тружеников Академии протопресвитер Василий Виноградов

4. Рецензия на книгу свящ. М. Соколова "Богослужение Православной Церкви. Руководство для учащихся в средних учебных заведениях" профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

5. Игумения Антония настоятельница Московских монастырей Страстного (1861-1871 гг.) и Алексеевского (1871-1897 гг.) священник Георгий Орлов

6. Из сердца источники жизни Евстафий Николаевич Воронец

7. Когда пророчествовал Авдий? профессор Иван Степанович Якимов

8. К истории недавнего прошлого: вопрос о Соборах в Русской Церкви протоиерей Андрей Беляев

9. Учебник практической дидактики в вопросах и ответах : для духовных женских училищ протоиерей Сергий Соллертинский

10. Сведения о христианстве в Крыму до присоединения того края к России епископ Арсений (Иващенко)

Комментарии для сайта Cackle