протопресвитер Михаил Польский

Глава 15. Арсений, митрополит Новгородский

В феврале 1936 г. умер в Ташкенте один из виднейших и достойнейших русских иерархов митрополит Новгородский Арсений.

Покойный святитель, в мире Авксентий Стадницкий, родился в Кишиневе 22 января 1862 г., окончил местную семинарию и сперва учительствовал в своей родной губернии. Поступив в 1881 г. в Киевскую духовную академию, он блестяще окончил курс наук и вскоре защитил магистерскую диссертацию. В 1897 г. он был назначен сперва инспектором, а потом ректором Московской академии, а в 1899 г. викарием Московского митрополита. В 1904 г. он защитил диссертацию на степень доктора церковной истории, а в 1907 г. избран в члены Государственного Совета. Назначенный архиепископом Новгородским в 1910 г., владыка Арсений остался на этой древнейшей русской кафедре и после революции.

При избрании всероссийского патриарха в 1917 г., он получил наибольшее после архиепископа Антония, потом митрополита Киевского, число голосов и был, таким образом, в числе трех кандидатов. Возведенный Собором вместе с архиепископом Антонием 23 ноября 1917 г. в митрополичий сан, он был одним из ближайших верных помощников патриарха, был местоблюстителем, несколько раз его ссылали в Сибирь и Туркестан.

Митрополит Арсений во все годы испытаний, ниспосланных Русской Церкви, сохранил твердую верность Православию и самую жизнь свою окончил в ссылке в Туркестане при исполнении подвига исповедничества.

Один из соузников митрополита рассказал в своих воспоминаниях следующее.Много было любви у апостола Петра к Спасителю, но в час испытания он тяжко пал. Этот вечный пример стоит у меня в памяти во множестве новых иллюстраций. Кто в духовном мире не знает ныне покойного митрополита Арсения Стадницкого.

Широкий ум, большое образование, могучая воля, честность и прямота, очень твердый, решительный, непреклонный характер, строгость к подчиненным и себе. И сей славный и великий муж, митрополит Новгородский, член Синода и государственных Думы и Совета, мне, маленькому неизвестному священнику, чистосердечно рассказал в Бутырской московской тюрьме, где Господь нас соединил на недолгий срок, какие чувства малодушия и трусости он вдруг пережил во внутренней тюрьме ГПУ в ожидании расстрела.

«Я уже старик, – говорил он, – ждать впереди нечего, я монах от юности, наконец архиерей, пример и образец христианства и христианского мужества, и вот никак не мог собой овладеть. Такая жажда жизни, такое нежелание умирать, такая тоска и борьба с собой и страх смерти и малодушие, что просто ужас. Борюсь и не могу себя победить. Такое банкротство и такая грусть за себя».

Этот великий муж потом из туркестанской ссылки безбоязненно писал митрополиту Сергию свой протест против его соглашения с богоборными властями и отрицал всякую возможность компромисса с ними.

Человеческая слабость гефсиманского предсмертного борения была пережита и преодолена митрополитом Арсением, и в полной силе духа он отверг всякий соблазн, обрекая сам себя на долгие и тяжкие узы.

Тот же рассказчик передает следующий факт:

«Кстати сказать, ужасную роль посредников по делам ГПУ выполняли обычно впавшие в раскол епископы. Архиепископ Евдоким (Мещерский), обновленческий митрополит, в стенах ГПУ понуждал митрополита Новгородского Арсения перейти в обновленчество. Митрополит Арсений сказал ему, своему бывшему сослуживцу по Московской академии:

– Но ведь вы же знаете, что обновленчество беззаконно.

– Что же поделаешь, они требуют, – ответил архиепископ Евдоким, кивая головой на дверь чекиста.

Когда митрополит Арсений остался непреклонен, архиепископ Евдоким с гневом сказал ему:

– Ну и сгнивайте в тюрьме!..

И с этим покинул узника».


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс