Б. М. Клосс

Глава II. Повесть о Темир-Аксаке

§ 1. Епифаниевская редакция

В Повести о Темир-Аксаке рассказывается о нашествии на Русь азиатского завоевателя Тимура (Темир-Аксака русских источников) в 1395 г. и о чудесном спасении страны после принесения в Москву Владимирской иконы Богоматери.

Повесть о Темир-Аксаке сохранилась в множестве списков, выявление и классификация которых еще не завершены. Но основные редакции определены уже давно, это: 1) Повесть в составе Московского свода 1479 г.; 2) Повесть, читающаяся в Софийской II летописи; 3) Рассказ о Темир-Аксаке Типографской летописи. О происхождении редакций высказаны различные мнения. А. А. Шахматов предполагал, что Повесть создавалась в рамках Полихрона 1418–1423 гг.117 Л. В. Черепнин считал ранней версией рассказ Ермолинской летописи и относил его к концу XIV в. (в современной литературе признается, что Ермолинская летопись передает в сокращении Свод 1477 г. – см. Главу I), версию же Софийской II и Типографской летописей исследователь датировал второй половиной XV в.118 Впервые к изучению Повести о Темир-Аксаке широко привлек рукописный материал В. П. Гребенюк119. По его мнению, старшей является редакция Софийской II летописи, созданная между 1402–1408 гг.; редакция, отразившаяся в Московском своде 1479 г., возникла до 1408 г.; вариант Типографской летописи является соединением текстов первых двух редакций. Однако отсутствие прочной базы для текстологических сопоставлений и игнорирование исторических реалий привели исследователя к ошибочным выводам. В итоге редакция (Софийской II летописи), занесенная в летописи церковного происхождения, оказалась «княжеской», а редакция, содержавшаяся в великокняжеском своде 1479 г., – «митрополичьей»; версия, осложненная вставками из дополнительных источников (из Повести о Хоздрое), почему-то признана «старшей» по сравнению с теми видами Повести, которые этих вставок не содержали (Типографская и Свод 1479 г.).

Указанные слабости в работе В. П. Гребенюка подметила (в определенной мере) И. Л. Жучкова. По ее заключению, основные редакции памятника создаются в 70–80-х годах XV в.: сначала в рамках Свода 1479 г. (на самом деле – Свода 1477 г.), на его основе – Типографская редакция, которая, в свою очередь, перерабатывается составителями редакции, отразившейся в Софийской II летописи120. Но получить правильный результат исследовательнице помешали крайняя субъективность в трактовке текстологических связей и не совсем верное понимание этапов истории летописания в XV в. Тем не менее, заслуги И. Л. Жучковой в выявлении рукописной традиции Повести велики; к сожалению, только часть ее открытий опубликована (списки Типографского варианта и перечень древнейших рукописей редакции типа Софийской II летописи).

В зарубежной историографии Повесть о Темир-Аксаке привлекла внимание немецкого исследователя А. Эббингхауса и американского ученого Д. Миллера – в обоих случаях с точки зрения истории московской идеологии. А. Эббингхаус считает, что Повесть составлена после 1480 г.121 (но рукописную традицию в полной мере не исследует). Д. Миллер выдвинул гипотезу, что Повесть создана в Кирилло-Белозерском монастыре в 1470-е годы и что старшая версия текста содержится в Погодинской летописи и списке Царского Софийской I летописи122 (однако, по современным представлениям, эта версия является производной от Свода 1479 г.).

В другой своей работе я привел данные в пользу того, что вариант Типографской летописи Повести о Темир-Аксаке по своему стилю близок к произведениям Епифания Премудрого и, следовательно, может быть признан его сочинением123. В таком случае наличие в той или иной редакции Повести о Темир-Аксаке стилистической системы, свойственной Епифанию Премудрому, может служить признаком первичности текста и является опорой для текстологических исследований.

Помимо Типографского варианта, в XV в. существовали две основных редакции Повести, с которыми Типографскую летопись и следует сравнить. Редакция типа Софийской II летописи отличается от Типографской вставками из Повести о нашествии Хоздроя на Царьград и уже поэтому является вторичной по отношению к Типографской; кроме того, текст редакции подвергся распространению и тенденциозной переделке с целью возвеличить роль в событиях 1395 г. великого князя Василия Дмитриевича. Другая редакция легла в основу Московского свода 1479 г. и более краткого варианта, представленного Ермолинской и сходными с ней летописями. При сравнении с Типографской выясняется, что текст здесь, с одной стороны, сокращен, в результате чего выпала биографическая справка о Темир-Аксаке с соответствующей частью характерной лексики Епифания Премудрого, с другой стороны, подвергся дополнению из другого источника: эмоциональная характеристика завоевателя Тимура заимствована из Западнорусских летописей. Указанная выписка в Прилуцкой и Уваровской летописях и Летописце из собрания Н. П. Лихачева, № 365 помещена перед основным текстом, дублируя сообщение о приходе царя от «восточныя страны», в Ермолинской летописи снята вообще, а в Московском своде 1479 г. включена в основной текст – при известии уже об уходе царя из Руси. Из текста Свода 1479 г., передающего источник более подробно, видно, что каждое упоминание Темир-Аксака или «агарян» сопровождается добавлением слов «безбожный» (или «безбожные»), причем этот эпитет присутствует и в редакционных распространениях текста. В тех случаях, когда речь идет о Владимирской иконе Богоматери, вставляются слова «чудный образ», «чудотворная икона», при названиях Москвы или Владимира добавляется слово «славный». В таком случае предположить обратное – происхождение текста Типографской редакции из Свода 1479 г. – означает признать парадоксальную ситуацию: умаление Владимирской иконы Богоматери, принижение Москвы и Владимира как центров Православия и, наоборот, затушевывание облика завоевателей как врагов веры.

Таким образом, Типографский вариант можно признать старшей редакцией Повести о Темир-Аксаке и атрибутировать его Епифанию Премудрому. По указанию Н. М. Карамзина, текст Троицкой летописи под 1395 г. содержал чтение: «место то было тогда на Кучкове поле, близ града Москвы, на самой на велицей дорозе Володимерьской»124. Но это означает, что Типографский вариант читался уже в Троицкой летописи, поскольку процитированные слова характерны только для данного варианта Повести о Темир-Аксаке. Составление Троицкой летописи я отнес к 1412–1414 гг. и связал (уже по другим причинам) с именем Епифания Премудрого125. Сопоставляя эти факты, приходим к выводу, что Повесть о Темир-Аксаке Епифаний Премудрый написал в 1412–1414 гг. специально для включения в Троицкую летопись.

Епифаниевская редакция Повести о Темир-Аксаке читается не только в Типографской летописи, но сохранилась и вне летописи, в составе различных сборников. Для восстановления первоначального вида Епифаниевской редакции необходимо поэтому сопоставить все известные ее списки.

Типографская летопись известна в нескольких изводах. В составе XXIV тома Полного собрания русских летописей Типографская летопись опубликована по двум спискам: ГИМ, Син., № 789 (далее: С) и РНБ, F.IV.218 (далее: Т). Общий текст обоих списков доходит до 1484 г. (затем в списке С помещены статьи, начиная с 1482 г.). Это обстоятельство позволило А. А. Шахматову высказать мысль, что протограф Типографской летописи представлял Ростовский владычный свод 1484 г., составленный при архиепископе Тихоне126. В основание Типографской летописи, по А. А. Шахматову, положен Московский свод 1479 г., но текст его дополнен по летописи, сходной с Лаврентьевской.

А. Н. Насоновым введены в научный оборот новые списки Типографской летописи: РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, Q.202 (далее: Q); БАН, 32.8.3 (далее: А); РГАДА, ф. 201 (собр. М. А. Оболенского), № 40 (далее: О); РГАДА, ф. 196 (Собр. Ф. Ф. Мазурина), оп. 1, № 533 (далее: М); РГБ, ф. 173 III (Собр. по временному каталогу библиотеки Московской Духовной Академии), № 146 (далее: Д). Еще два списка обнаружены Я. С. Лурье: РГБ, ф. 310 (собр. В. М. Ундольского), № 757 (далее: У); СПФИРИ, ф. 11, № 41 (далее: Л). Один список определен нами: ГИМ, собр. Н. П. Вострякова, № 852 (далее: В) (ниже будут указаны еще два неполных списка). Все дошедшие до нас списки Типографской летописи не ранее XVI в.

Древнейшим списком Типографской летописи является Син., № 789. Сборник в 4°, на 340 листах. По нижнему полю первых листов запись XVII в.: «Книга летописная Кирилова монастыря з Белаозера». На внутренней стороне нижней крышки переплета имеется помета XVIII или начала XIX в.: «Из биб. Типограф.» (в XVIII в. рукопись находилась в Типографской библиотеке под № 48). На внутренней стороне верхней доски переплета написан № 57, но зачеркнут и ниже помечено: «По новому каталогу книга сия под № 789».

Сборник состоит из нескольких частей. Первую часть образуют л. 1– 301 об., написанные 1-ым почерком (кроме л. 299–299 об.). 2-ым почерком писан текст на л. 299–299 об. (л. 299, возможно, вставной). Последняя тетрадь (л. 298–301) – укороченная, состоит из 4 листов. Летописный текст доведен до 1502 г. Филиграни: Тиара с литерами АВ (л. 1–149, 250–301 – кроме, может быть, л. 299) – Пиккар, XIII, № 12 (1523 г.); Корона (л. 150–249) – Пиккар, I, № 104 (1508 г.). Эта часть сборника датируется первой четвертью XVI в.

Вторую часть сборника Син., № 789 составляют л. 302–318. Здесь 3– им почерком написаны: на л. 301 об. слова «и люди учали ездити», весь текст на л. 302–318, кончая известием 1528 г. о набеге крымского царевича Ислама. Той же рукой, но другими чернилами вписано известие 1526 г. о женитьбе Василия III на Елене Глинской (л. 317), поправлен текст и восполнен пропуск на л. 311 об., 314. 4-ым почерком написан текст на л. 318–318 об. (известия 1530 г. о рождении у Василия III сына Ивана и посылке воевод на Казань). 5-ым почерком записано на л. 318 об. известие о смерти Василия III. Бумага этой части сборника: Щит с двойной лилией (л. 302–318) – Лихачев, № 3807, 3808 (1531 г.), Лауцявичюс, № 2132 (1533–1534 гг.). Следовательно, вторая часть сборника датируется началом 30-х годов XVI в.

Далее в Синодальном сборнике 6-ым почерком писан текст на л. 319–339 (Родословные материалы). Филиграни: Гербовый щит с литерой В под короной и Звезда с изогнутыми лучами – датируются 30-ми годами XVI в. На л. 340 запись XVI в.: «Лета 7059-го царь и государь князь велики Иван Васильевичь всеа Руси постави город на Свиазе реце за полтретьятцать верст до Казани и нарече ему имя во свое имя Иван город великой».

В семействе Типографской летописи А. Н. Насонов выделил две редакции: Типографскую-Синодальную и Типографскую-Академическую.

Типографскую-Синодальную редакцию образуют основной список С и близкий к нему дефектный список Q, обрывающийся на статье 1377 г. Список С доведен до 1528 г., но его протограф кончался, как и в Прилуцкой летописи, известием 1497 г. о покаянии Ивана III (в связи со смертью брата Андрея) в присутствии высших церковных иерархов. После этого известия список С использует другой источник – так называемый Троицкий летописец (Летописец выявлен А. Н. Насоновым по спискам БАН, Арх., № 193 и РГАДА, ф. 181, № 365, но существуют и другие списки). Текст Типографской-Синодальной за 1468–1497 гг. отразился в Прилуцкой летописи (где статьи помещены вслед за окончанием Летописного сборника 1477 г.). Фрагмент с изложением событий 1482–1497 гг., отличающий Типографскую-Синодальную от других списков, также проявляет особый интерес к Ростовскому архиепископу Тихону (ср. сообщение 1489 г. о его поставлении, упоминание Тихона в рассказе о покаянии Ивана III).

Списки С и Q обнаруживают вторичные чтения по сравнению со всеми остальными списками Типографской летописи (совпадающими здесь с Московским сводом 1479 г.): под 6643 г. пропущено окончание статьи с известием о бегстве князя Всеволода в Новгород, под 6667 г. пропущено несколько фраз в рассказе о митрополите Климе Смолятиче («отца моего клял…», «а Ростислав не хотяше Клима, но Констянтина»), под 6694 г. читается ошибочное «взяша князя» вместо «взяша вежи их», имеется пропуск под 6879 г., в С частично восполненный на полях другими чернилами127. В остальных списках Типографской летописи известие о пострижении Святоши приведено дважды: под 6613 г. (из Ермолинской летописи) и под 6614 г. (из Московского свода); в списках С и Q первое известие отсутствует, и это является показателем вторичности текста, поскольку Ермолинская летопись была использована в Типографской (см. под 6685 г. во всех списках Типографской чтение «Романа пустиша» – характерное добавление Ермолинской к тексту Московского свода).

Список Q не восходит к С, так как не имеет пропуска С под 6710 г.128 Но список С, по данным палеографии, предшествует списку Q, поэтому можно считать, что оба они восходят к одному протографу.

Еще один список той же редакции: РГБ, ф. 228 (Собр. Д. В. Пискарева), № 175. Рукопись в 4°, на 90 листах. Датируется первой четвертью XVIII в. Филигрань: Герб Амстердама – типа Лауцявичюс, № 77 (1714 г.). На л. 2–11 об. помещены Вводные статьи – такие же, как в Комиссионном списке Новгородской I летописи младшего извода. Типографская летопись находится на л. 12–90 об.: текст обрывается под 1015 г. на словах «внезапу послании от Святополка злыя слуги и немилостивии кровопиицы, аминь» (последние слова записаны треугольником, большая часть л. 90 об. оставлена чистой). Текст Пискаревского списка близок к основному списку С.

В Типографской-Академической редакции, представленной списками А, О, Т129, основной текст доходит до 1489 г., кончая сообщением о смерти митрополита Геронтия (но последние известия этого года помещены под 6998 г.); последующий текст со статьями 7001–7066 гг., как установил А. Н. Насонов, совпадает со списком Оболенского Никоновской летописи130. В основной части Типографской-Академической летописи имеется несколько характерных чтений, отличающих ее от остальных списков Типографской летописи: сокращен текст заметки 6498 г. с описанием размеров города Владимира; имеются пропуски под 6670, 6979, 6982, 6986, 6988, 6991 гг.131

Типографская-Синодальная и Типографская-Академическая в некоторых случаях одинаково отошли от основного оригинала, представленного списками У и М, сохранившими в ряде чтений близость к источнику Типографской – Московскому своду 1479 г. Так, например, в этих летописях читается: «подвиже мя старость» вместо правильного «постиже…», «в том забыти, но причинилася смерть» вместо необходимого «в том забытии учинилася смерть»132. Отсюда следует, что Типографская-Синодальная и Типографская-Академическая летописи происходят от одного общего протографа.

Распределив списки С, Q, А, О, Т и Пискаревский на две редакции, займемся изучением остальных списков Типографской летописи.

Прежде всего выделяем редакцию, которую назовем Типографской-Библиотечной. Ее представляют списки У, Л, Д и (через производную редакцию) списки М и В. Перечислим характерные признаки этой редакции. Под 6824 г. князь Василий Константинович назван «Ростовским». Под 6919 г. после известия о выдаче замуж княжны Анны в текст вставлены статьи 6919–6925 гг. из летописи, сходной с Московско-Академической, но полнее и древнее ее. Так, под 6920 г. указана дата (августа 1) прихода великого князя Василия Дмитриевича из Орды (список У, а в М, наоборот, как день похода в Орду); под этим же годом приведено известие об освящении Благовещенской церкви на Дорогомилове – 2 августа. Под 6921 г. приведена дата смерти князя Юрия Андреевича (сентября 17). Под 6923 г. указан день смерти князя Константина Владимировича (9 января). Последнее известие – о смерти Ростовского епископа Григория – дано в такой же развернутой форме, как в Типографской (возможно, под ее влиянием?).

Список У133 доведен до 1485 г. и обрывается на словах: «много обиды от великого князя бояр и детей боярских»; на последующих листах помещены выписки из статей 6953–6962 гг. Московского свода 1477 г. Эти выписки, по-видимому, сопровождали оригинал Типографской-Библиотечной редакции, потому что в списке М статьи 6953–6954 гг. внесены в основной текст.

Между оригиналом Типографской-Библиотечной и списком У существовало еще одно звено (которое назовем изводом Ундольского), как выясняется при обращении к Архивскому списку Софийской II летописи (РГАДА, ф. 181, № 371). Этот список дополнен по Типографской летописи, причем источником дополнений, как показывает анализ, служил такой список Типографской-Библиотечной, который стоял ближе к списку У, чем к списку М. Так, под 6953 г. в Архивском списке переписана статья «О Суздальском бою и о нятии великого князя», читающаяся в приложении к списку У (совпадают и заголовки). Под 6955 г. списки У и Архивский совпадают и одинаково оканчиваются словами «остася у великаго князя служити ему». Под 6956 г. в Архивском читается тот же текст, что и в У, и оканчивается теми же словами: «а сын его Иван был в Володимери». Под 6957 г. в У читается статья свода 1477 г. от слов «Весне князь Дмитрей Шемяка преступил крестное целование» и до слов «тако смиришася»; в том же объеме статья переписана в Архивском. Под 6958 г. в У помещена статья свода 1477 г., кончая словами «а Шемяка убежа к Новугороду к Великому»; в том же объеме статья читается и в Архивском списке. В списке У под 6959 г. помещена статья свода 1477 г. от слов «Великомученика Георгия было в пяток» до слов «множество народа града Москвы и с сыном» (здесь в конце пропуск); в том же объеме (и с той же ошибкой) текст переписан в Архивском (где добавлено: «да Иону митрополита» – явно вторичного свойства, так как об Ионе выше уже было упомянуто). Под 6960 г. в У имеется статья свода 1477 г., кончая словами «с великою корыстью»; в том же объеме она внесена и в Архивский список. Под 6961 г. в У читается только одно известие о смерти Шемяки; это известие помещено в начале статьи Архивского списка, где остальной текст совпадает с Львовской летописью (при этом получилась хронологическая неувязка: первое известие датировано 23 июля, а следующие – 9 апреля и 13 июля). Статья Типографской под 6979 г. переписана в Архивском целиком, причем текст совпадает с изводом Ундольского.

Но в Архивском списке имеются и механические вставки листов с выписками из Типографской-Библиотечной летописи в изводе Ундольского. Так, л. 12–14 и 38–39 являются вставными, все написаны одним почерком и составляли некогда одно целое, поскольку фраза на л. 14 об. непосредственно продолжается на л. 38. Указанные листы представляли ранее часть одной рукописи, причем на л. 38 сохранился номер 18-ой тетради. На л. 12–14 помещен текст прощальной грамоты митрополита Киприана (Типографской-Библиотечной редакции); на л. 14 об. читается начало статьи 6928 г., но текст зачеркнут киноварью и переписан (тем же писцом) на л. 37 об. (который подклеен к л. 38–39). Писец подгонял вставные листы к основному тексту, поэтому ему пришлось часть известий на л. 15 зачеркнуть, переписать на отдельный листок (л. 11) и подклеить к вставленным л. 12–14 (заметим, что для вставок использовалась бумага самого Архивского списка). Интересны некоторые чтения Архивского списка под 6930 г. (л. 39): вместо правильного «в Литовское выидоша» здесь читается «в Литву выидоша» – как в списках У и М; в фразе «глад бысть велик» пропущено слово «велик» – в точности как в списке У.

Список М134, хотя и восходит к Типографской-Библиотечной, но представляет совершенно особую редакцию, которую назовем Типографской-Мазуринской. Текст, совпадающий в М с Типографской летописью, доходит до 1489 г. и оканчивается известием о смерти митрополита Геронтия. Далее, начиная с известия о приходе посла Николая от «Римского цесаря», текст М совпадает со списком Царского Софийской I летописи и прерывается (из-за утери листов) под 7002 г. на словах «Они же пришедши» (последний л. 195 является кстати последним листом 29-й тетради). На тех же словах прерывается текст и в списке В (начала XVIII в.), после чего, с л. 285, другим почерком писана своеобразная компиляция, охватывающая события с 1494 по 1705 г., с выписками из различных источников (памятник существует и в отдельном виде). Таким образом, список В является копией списка М (но его значение от этого не умаляется, так как в нем читаются некоторые тексты, не сохранившиеся в М из-за утери листов).

Следует отметить, что вставки известий из списка Царского имеются в М также под 6935, 6963–6964, 6966–6969, 6971 гг. Сопоставление с Воскресенской летописью показывает, что в последней был использован список Типографской именно Типографской-Мазуринской редакции. Возникновение Типографской-Мазуринской вообще следует связывать с созданием Воскресенской летописи: редакция подверглась воздействию одного из источников Воскресенской (списка Царского), сама оказала влияние на него (в списке Царского помещен рассказ Типографской о столкновении митрополита Геронтия с архиепископом Вассианом из-за Кириллова монастыря) и, в свою очередь, была использована в качестве источника Воскресенской летописи. Кроме того, сохранившиеся в списке В тексты показывают, что в вводных статьях Типографской-Мазуринской присутствовали статьи Воскресенской летописи.

Характеристика Типографской-Мазуринской будет неполной, если мы не упомянем о других вставках в этой летописи: под 6816 г. содержится уточнение, что Михаил Ярославич ходил на Москву ратью «из Володимеря»; добавлено известие 6818 г. о приезде митрополита Петра в «Суздальскую землю»; под 6822 г. помещено красочное описание столкновения новгородцев с тверским князем Дмитрием Грозные Очи. Интересно известие 6994 г. о том, что Иван III, захватив Тверь, привел тверскую княгиню в Москву и «посади у Вознесения на материне дворе» – деталь, не известная другим летописям.

Список Л135 представляет собой сделанные в хронологическом беспорядке выписки из Типографской летописи, причем позднейшее известие читается под 6997 г. (далее следуют выдержки из Разрядных книг). В силу неполноты списка Л есть некоторые трудности в определении редакции, к которой он принадлежит. Но некоторые показания на этот счет все-таки имеются. Текст прощальной грамоты митрополита Киприана в Л не содержит отклонений Типографской-Синодальной и Типографской-Академической от основной редакции, вместе с тем здесь отыскивается ошибочное чтение (как в У и М) «о Святем Дусе и святое прощение» вместо правильного – «чистое прощение». Таким образом, список Л принадлежит либо Типографской-Библиотечной редакции, либо Типографской-Мазуринской. Но под 6997 г. в М и Воскресенской летописи читается «постави иного Тихона», а в Л «поставиша Тихона» – следовательно, Л относится к Типографской-Библиотечной редакции.

Так как список У обрывается на статье 6993 г., то Л позволяет судить об окончании Типографской-Библиотечной редакции: оно, оказывается, совпадает с текстом Типографской-Мазуринской и, в частности, содержит отмеченную деталь в известии о взятии Твери Иваном III (о пленении тверской княгини).

Список Д доведен лишь до 6903 г. и оканчивается именно Повестью о Темир-Аксаке, но в редакции не Типографской летописи, а типа Софийской II. По характеру текста список Д не принадлежит ни к Типографской-Синодальной редакции, ни к Типографской-Академической. Не содержится в нем и добавлений списка М под 6816– 6822 гг. Но судя по тому, что под 6824 г. Василий Константинович назван «Ростовским», а в Оглавлении указано одно из вставленных под 6919 г. известий («Преставление князя Костянтина Володимеровича Ростовского»), список Д относится к Типографской-Библиотечной редакции.

Один список Повести о Темир-Аксаке Типографской летописи находится в составе сборника РНБ, Q.XVII.112 (л. 171–175 об.). Текст писан особым почерком на бумаге с филигранью: Гербовый щит с рожком, контрамарка MCMD – Дианова и Костюхина, № 1167 (1670 г.). Список без начала, сохранившийся текст открывается словами: «приложишася к нему юноши немилостивии и мужи сурови». По своим чтениям сближается с Типографской-Библиотечной редакцией.

Изложенная классификация списков Типографской летописи позволяет охарактеризовать ее оригинал. Хотя общий текст всех полных списков доходит до 1484 г. (в С после этого помещен текст, отличный от других списков), но Типографская-Синодальная, как мы видели, имеет ряд вторичных чтений по сравнению с другими редакциями и, что особенно важно, по сравнению с Типографской-Академической, с которой она связана общим протографом. Но оригинал Типографской-Академической оканчивался 1489 г., как и оригинал Типографской-Библиотечной и Типографской-Мазуринской редакций. Следует также принять во внимание, что присутствующий во всех редакциях рассказ 1484 г. об уходе Геронтия с митрополичьей кафедры находит естественное продолжение в известии следующего года именно Типографской-Академической, Типографской-Библиотечной и Типографской-Мазуринской редакций: «возведе князь великий того же митрополита Геронтия на стол». Следовательно, ближе всего к оригиналу Типографской летописи стоят указанные последние редакции. В основе перечисленных редакций лежит Ростовский свод 1489 г., завершавшийся известием о смерти митрополита Геронтия. Это был летописный свод архиепископа Тихона (Тихон указан последним в каталоге ростовских епископов под 6904 г.). Таким образом, гипотезу А. А. Шахматова о существовании свода 1484 г. – протографа Типографской летописи – приходится отклонить.

Взаимоотношение списков Типографской летописи (и одновременно списков Повести о Темир-Аксаке) представлено на Рис. 1.

Несмотря на отсутствие заголовка и ряд вторичных чтений, летописные списки Повести о Темир-Аксаке, тем не менее, не восходят ни к одному из списков Повести того же Типографского варианта, но нелетописного происхождения. Таких списков известно в настоящее время 10.

1) Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН, ф. 238 (Коллекция Н. П. Лихачева), оп. 1, № 161 (л. 450–457 об.). Торжественник 70-х годов XV в. Филиграни: Литера Р под цветком (1-й вариант) – типа Брике, № 8584 (1452–1461 гг.); Литера Р под цветком (2-й вариант) – типа Брике, № 8590 (1450–1451 гг.), № 8591 (1452–1465 гг.); Голова быка под стержнем с перекрестием – Брике, № 14256 (1469 г.); Корона – Брике, № 4646 (1473 г.).

Заголовок: «Месяца августа 26. Чюдо Пресвятыа Богородица, вънегда великое и паче надежди избавление наше бысть преславнымъ образом Еа от нашествиа безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лета благочьстиваго великаго князя Василиа Димитреевича, и сказание о Темирь Аксаце, откуду бысть».

2) РГБ, ф. 37 (Собр. Т. Ф. Большакова), № 420 (л. 148 об. – 156). Сборник нач. XVI в. (описание см. в Главе I).

Заголовок: «Месяца августа в 26. Чюдо Пресвятыя Богородица, вънегда велика и паче надежи избавление наше бысть преславным образом Ея, о нашествии безбожных агарян, о Темирь Иксака царя». После слов «бысть замятня велика в Орде, прииде не…» (л. 148 об.) перерыв ввиду утери одного листа, текст продолжается на л. 149: «и от дел звание приим и по деиству имя себе стяжа».

3) РГБ, ф. 412 (Собр. Г. М. Залкинда), № 111 (л. 437–446 об.). Сборник начала 20-х годов XVI в. Филиграни: Гербовый щит под короной с розеткой, на щите литера L под короной между двумя лилиями, под щитом буква Р – Лихачев, № 1500 (1522 г.); Литера W под короной – Лихачев, № 4294 (1520 г.).

Заголовок: «Месяца августа в 26. Чюдо Святыя Богородица, внегда великое и паче надежда избавление наше бысть преславным образом Ея от нашествиа безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лето благочестиваго князя Василия Дмитриевича, и сказание о Темирь Аксаце, откуду бысть».

4) РНБ, Q.I.802 (л. 237 об. – 246). Сборник начала 20-х годов XVI в. Филигрань: Рука в рукавчике под розеткой ­­ Лихачев, №№ 1504, 1505 (1522 г.).

Заголовок: «Месяца августа в 26 день. Чюдо Пресвятыя Богородица, внегда велико и паче надежи избавление наше бысть преславным образом Ея о нашествии безбожных агарян и о Темирь Аксака царя».

5) Государственный архив Ярославской области, № 471 (л. 260– 269). Сборник конца XVI в. Филигрань: Гербовый щит-Лауцявичюс, № 1167 (1592–1593 гг.).

Заголовок: «Месяца августа 26. Чюдо святыя иконы Пречистыя Владычица нашея Богородица Стретение, еже нарицается Владимерская, внегда великое и паче надежда избавление наше бысть преславным образом Ея от нашествия безбожных агарян, от Темира Аксака царя, в лета благочестиваго великаго князя Василья Дмитреевича. Сказание о Темир Аскакаце, откуду бысть».

6) РНБ, Соловецкое собр., № 806 916 (л. 541 об. – 553). Сборник 20-х годов XVII в. Филиграни: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры GP – не определен; Кувшин с двумя ручками под розеткой, на тулове буква М – не определен; Кувшин с двумя ручками под горкой, на тулове литеры МР – Дианова и Костюхина, № 782 (1622 г.). На л. 114а запись: «Дияк Иван Яковлевъ».

Заголовок: «Месяца августа в 26 день. Чюдо иконы Пречистыя Владимерскыя, еже нарицается Стретение образа Ея, како прииде во град Москву. Внегда великое паче надежди избавление наше бысть преславным образом Ея от нашествия безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лето благочестиваго царя и великаго князя Василия Дмитриевичя. Сказание о Темирь Яксаце, откуду бысть».

7) РГБ, ф. 209 (Собр. А. Н. Овчинникова), № 267 (л. 450–456). Сборник 20-х годов XVII в. Филиграни: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове буква Н под полумесяцем – Дианова («Кувшин»), № 256 (1625 г.); 2) Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры FA O – Дианова и Костюхина, № 667 (1620–1621 гг.).

Заголовок: «Месяца августа 26 день. Чюдо от иконы Пречистыя Владичица нашея Богородица Владимерския, внегда великое и паче надежда избавление наше бысть преславным образом Ея и от нашествия безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лета благочестиваго великого князя Василия Дмитреевича. Сказание о Темир Аксаце».

8) РГАДА, ф. 196 (Собр. Ф. Ф. Мазурина), оп. 1, № 921 (л. 72– 82 об.). Сборник середины XVII в. Филиграни: Домик под крестом, обвитым змеей, – Дианова и Костюхина, № 524 (1648–1654 гг.); Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове буквы GG – Дианова и Костюхина, № 617 (1646–1654 гг.). По нижнему полю первых листов повторяющаяся запись XVII в.: «Тетрать Николы чюдотворца житие Сидоровы слободки церкви святаго пророка Ильи и святаго великомученика Егоргия церковная».

Заголовок: «Месяца августа 26 день. Чюдо святыя иконы Пречистыя Владычица нашея Богородица Стретение, еже нарицается Владимерская, внегда великое и паче надежда избавление наше бысть преславным образом Ея от нашествия безбожных агарян, от Темир Аксака царя, в лета благочестиваго великаго князя Василья Дмитреевича. Сказание о Темир Аксаце, откуду бысть».

9) РНБ, Q.XVII.114 (л. 248 об. – 254 об.). Сборник 50–60-х годов XVII в. Филиграни: Олень с контрамаркой MG – Дианова и Костюхина, № 984 (1659 г.); Голова шута с 7 бубенцами – Дианова и Костюхина, № 422 (1654 г.); Герб Амстердама, контрамарка МРВ – типа Дианова («Герб Амстердама»), № 229 (1667 г.).

Заголовок: «Месяца августа 26 день. Чюдо великое Пресвятыя Богородицы (читати, благослови, отче) и паче надежди избавление наше бысть преславным образом Ея от нашествия безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лета благочестиваго великого князя Василия Дмитреевича, и сказание о Темирь Аксаце, откуду бысть».

10) РНБ, Q.I.1126 (л. 17–26 об.). Сборник 60-х годов XVII в. Филиграни: Голова шута с 7 бубенцами, контрамарка РР – Дианова («Голова шута»), № 312 (1663 г.); Щит с агнцем под короной – Дианова и Костюхина, № 7 (1657 г.).

Заголовок: «Месяца августа в 26 день.Чюдо от иконы Пречистыя Девы Владычицы нашея Богородицы и приснодевы Марии, внегда великое и паче надежды избавление наше бысть преславным образом Ея и от нашествия безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в лето благочестиваго и великаго князя Василия Дмитреевича. Сказание о Темирь Аксаце, откуду бысть».

Древнейший список 1 наилучшим образом отражает текст Епифаниевской редакции Повести о Темир-Аксаке и играет роль своего рода эталона при текстологических сравнениях. Особую группу образуют списки 2 и 4: у них урезанный заголовок, одинаковая ошибка в указании индикта (10 вместо 3), пропуск слов «в той же день и Темирь Аксак царь убояся»; все окончание Повести со слов «Слышав же благоверный великы князь Василей Дмитриевичь отшествия окаяннаго и зловернаго царя Темирь Аксака и възвратися в свою отчину в град Москву…» – заимствовано из Второй Пахомиевской редакции Повести (о которой см. ниже). Списки 3 и 9 сближаются по ряду признаков: вставлена дата события («в лето 6900»), в конце Повести после слов «игумен и братиа» пропущено «черньци», и др.; но в каждом из списков имеются самостоятельные вставки из Второй Пахомиевской редакции: в списке 3 добавлено, что Тимур возил Елецкого князя (!) «с собою в клетце железней», а в списке 9 сказано, что Тимур был ремеслом «ковачь железу». Списки 5, 6, 7, 8, 10 образуют особый разряд, характеризующийся большими вставками из Второй Пахомиевской редакции в начале Повести и в конце; наиболее последовательно указанное сближение произведено в списке 5; индивидуальные особенности присущи списку 8: писец заготовил увеличенную 10-листную тетрадь, но ее не хватило, и пришлось подклеить еще один лист – однако текст все равно не уместился, и писец стал его сокращать и закончил на последней строке оборота листа словами «и поставиша князь великий церковь на том месте».

Нелетописные списки Повести и списки Типографской летописи (т. е. Свода 1489 г.) образуют независимые изводы Епифаниевской редакции. Несмотря на то, что Типографская летопись в целом хуже представляет общий оригинал, в ней находятся отдельные лучшие чтения. Характерный пример: по Типографской великий князь действует «с всеми князьми и воеводами и бояры старейшими»136, в Лих., № 161 (л. 454) и других списках нелетописного извода слова «и воеводами» отсутствуют; между тем первоначальность чтения Типографской летописи поддерживается идентичными выражениями из сочинений Епифания Премудрого: «князи токмо и воеводы и нарочитых и старейших бояр» (Летописная повесть о Куликовской битве), «с прочими князьми рускими и с воеводами … и с бояры старейшими» (Повесть о нашествии Тохтамыша) 137.

За отсутствием текста самой Троицкой летописи Епифаниевскую редакцию Повести о Темир-Аксаке публикуем по спискам основных изводов, ее характеризующих: по древнейшему Лихачевскому списку и по Типографской летописи Мазуринской редакции 138.

Повесть о Темир-Аксаке по списку Лих., № 161

Месяца августа 26. Чюдо Пресвятыа Богородица, вънегда великое и паче надежди избавление наше бысть преславным образом Еа от нашествиа безбожных агарян, от Темирь Аксака царя, в л4-та благочьстиваго великаго князя Василиа Димитреевича, и сказание о Темирь Аксаце, откуду бысть. Благослови, отче.

Бысть в пятое на десять лето царства Тахтамышева, а в седмое лето княжениа великаго князя Василиа Дмитреевичя, индикта 3, а в третье на десять лето по Татарщине, по Московьском взятии, бысть замятня велика в Орде. Прииде некыи царь именем Темирь Аксак с въсточныя страны, от Синие Орды, от Самарханьскиа земля, и велику брань сътвори и мног мятежь въздвиже в Орде и на Руси своим прихождением.

О семь убо Темирь Аксаце неции поведаша, яко исперва не царь бе рождениемь, ни сын царев, ни племене царьска, ни княжьска, ни болярьска, но тако спроста един сыи от худых людеи, от Зааицьскых татар, от Самарханьскьа Орды, иже бе за Железными враты. Ремеством же кузнець бе железныи, обычаем же и делом немилостив и хищник, иже бе преже раб был у некоего у своего си государя, его же за злонравие его отвержеся государь его, отбив и отослав его от себе. Он же, не имея чим питатися, пребываше татбою кормяся. Единаче бо еще сущу ему тогда младу и в убожьстве крадяи ядяше, и иже некогда украде у некыих овцу, они же абие очютиша его. Он же мняшеся убежати от них, но скоро многыми постижен бысть и ят и удержанъ бысть крепко, и биша его нещадно по всему телу и умыслиша дати ему рану смертную, яко да убьют и. И пребиша ему ногу и бедру его на полы и повергоша его яко мрътва, не движущася и не дышуща, мняху бо, яко уже умре, оставиша его псом на снедение и отидоша. И не по колице времени едва уздравися от таковыя смертоносныа язвы, въстав, перекова себе железом ногу свою пребитую, и таковою нуждею храмяше. И того ради прозван бысть Темирь Аксаком, Темирь бо зовется железо, а Аксакъ зовется хромець, и пакы обое вкупе Темирь Аксак, еже протолкуется Железныи хромець, тако бо толмачят половецькым языком. И таковою виною прозван бысть Темирь Аксак, Железныи хромець, яко от вещи и от дел звание приим и по деиству имя себе стяжа.

Таже потом по исцелении от ран и по великых тех побоех не лишился бе лихаго своего обычаа пръваго, ни смирился, ни укротел, но паче на горшее съвратися и горее давнаго и пущи прежняго бысть лют разбоиник. Потом же приложишася к нему юноши немилостивии, мужи суровии и злии человеци, подобнии ему, тако вии же разбоиници и хищници, и умножишася зело. И егда бысть их числом яко сто, и нарекоша его над собою старешину разбоиником, а егда бысть их числом яко и до тысящи, тогда уже князем его зваху, а егда боле умножишася паче числом и многи земли поплени и многы грады и страны и царьства поимал, тогда уже и царя его у себе именоваху.

Сии же Темирь Аксак мнози рати нача творити, многы брани въздвиже, многы сечи показа и многы победы учини, многым полком съпротивным одоле, многы грады раскопа, многы люди погуби, многы страны и земли повоева, многы области и языкы поплени, многы княжениа и царьства покори под себе. А се имена темь землям и царьством, иже бе попленил Темирь Аксак и взял за себе: Самархант, Чагадаие, Хорусани, Голустани, Китаи, Синяя Орда, Шираз, Испаган, Орначь, ГилянъСизь, Шабран, Шамахии, Савас, Арзунум, Тефлизи, Тевризи, Гурзустани, Обези, Гурзии, Багдат, Темирь Кабы, рекше Же лезнаа врата, и Асурию, и Вавилоньское царство, идежде был Навходоносор царь, иже пленил Иерусалим и три отрокы, Ананию, Азарию, Мисаила, и Данила пророка, и Севастию град, идежде было мученье святых мученик 40, иже в Севастии, и Армениа, идежде был святыи Григорие епископ Великыа139 Армениа, и Дамаск Великыи и Сараи Великыи, и ины многы земли поплени. И сиа имена тем землям и тем градом и царьством, над ними же царствова Темирь Аксак, и со всех тех земль дани и оброки дают ему, и на воину с140 ним ездять.

И со всех сих преждереченныих стран събравъ плъкы многы, и тмочисленыя своя воя подвиже, прииде ратию прежде на царя Тахтамыша, и бысть им бои и прогна царя Тахтамыша. И оттоле въсхоте ити на Русскую землю и к Москве христиан воевати. И проиде всю Орду и всю землю Татарьскую, и прииде близ предел Рязанскиа земля и взя град Елечь, и князя Елечьскаго изнима, и многы люди помучи. И се слышав князь великыи Василии Дмитреевичь, собрав воа многы, поиде с Москвы х Коломне, хотя ити противу его в сретенье ему. И пришед ратию, ста на брезе у рекы у Окы. Темирь Аксаку же стоящу в едином месте две недели.

Граду же Москве пребывающу в смущении и готовящуся седети в осаде, и многу народу сущу отвсюду събравшюся. И по вся же дни частым вестем приходящим на Москву, възвещающе прещениа и грозы Темирь Аксака, гонителя и мучителя, како готовится воевати Русскую землю, како похваляется ити к Москве, хотя взяти ю, како хощеть люди русскыя пленити и святыя церкви жещи, веру христианьскую искоренити, а христиан бити и гонити, томити и мучити, огнем печи и жещи, и мечем сещи. Беше бо сеи Темирь Аксакъ велми нежалостив и зело немилостив, и лют мучитель и зол гонитель, и жесток томитель, всегда въздвиже гонение велико на христианы, яко же древнии зловернии царие, прежние гонителие и мучители на христианы: яко же Иулиан законопреступник и Диоклитиан, и Максимиан, и Декии, и Ли кинии и прочии мучители. Тако же и сии Темирь Аксак мучительскыи похваляшеся, въздвигнути хотя гонение велико на христианы. Сиа же страшныя вести и грозныя слышаще, велми в печали Быша народи христианьстии и с воздыханием и съ слезами моляхуся, дабы избавил Бог от таковыя скорби и беды. Тогда Киприан митрополит заповеда всем людем поститися и молитися, и молебны пети. И всии людие, народи христианьстии, с радостию и со тщанием и с усердиемь и с верою сътворишя пост и молитву, покаание и слезы, обещаниа и заветы, кто же по своеи силе, от мала и до велика, вси моляхуся Богу.

Князь же великыи Василеи Дмитреевичь погадав с митрополитом Киприаном и с всеми князьми и с боары с стареишими подумав, въсхотеша призвати на помощь Святую Богородицю, заступницу нашю и скорую помощницу нашу, и в печали утешение наше, глаголюще: «Несть избавляяи нас от таковыя нужда и печали развее Тое, Та бо можеть преложити печаль нашу на радо сть, Та можеть заступити нас и град нашь Москву и всяк град и страну и всяко место, идежде с верою призывають Ю на помощь, Та можеть избавити от глада и от пагубы, от погибели и от труса, от потопа и от огня, от меча и от нахождениа поганыих, от натечениа иноплеменник и от нападаниа вражиа, от нашествиа ратныих и от межуусобныя брани, от кровопролитиа всякаго и от мирьскыя печали, от напрасныя смерти и от всякаго зла, находящаго на ны, токмо аще быхом с верою призывали Ее на помощь и с усръдием молящися Еи, не погрешим надежда». Да еже умыслиша, то и сътвориша, и послаша по икону в славныи и в старыи и в столныи град въ Володимер. Сим же тако бываемым.

В то же время клирикы святыя и великыя съборныя церкве Святыя Богородица, иже в Володимере, протопоп съвет сътвори съ прочими попы и с диаконы и с клирошаны, пречистую и чюдную икону Пресвятыя Богородица взяша и понесоша от гра да Володимеря на Москву страха ради татарьска, паче же страха ради Темирь Аксакова, его же иногда в повестех слышахом далече суща под востокы солнечными, ныне же близ яко при дверех приближился еси, и готовится и поощряется на ны зело. И бысть тогда месяца августа 15 день, в самыи праздник честнаго Успениа и преславнаго преставлениа Пресвятыя Владычица нашея Богородица и приснодевыя Мариа, събрася весь град Володимерь, изидоша на провождение чюдныя тоя честныя иконы, ю же проводиша честно верою и любовию, страхом и желанием, с плачем и с слезами далече шествие сътвориша, от великиа веры и от многыя любве и многы слезы излиаша.

Егда же принесена бысть икона сии близ града Москвы, тогда весь град изиде противу еа на стретение еа. И стретоша ю честно Куприан митрополит и епископи и архимандрити, игумени и попы, и диакони и весь клирось и причет церковныи, князи и бояре, княгини и боярыни, мужи и жены, уноши и девы, и старци с юнотами, дети и младенци, сироты и вдовици, нищии и убозии, черньци и черници, и всяк възраст мужьска полу и женьска, от мала и до велика, и все много множество бещисленое народа людеи с кресты и с иконами, и с еуангелием, и с свещами, и с кадилы, со псалмы и песньми и пении духовными, паче же рещи вси с слезами, и большие и меншие, и несть такова, иже бы не плакал, но вси с молитвою и с плачем, вси с въздыхании немолъчными, и рыданием и благодарениемь руце въздеюще на высоту, вси моляхуся к Святеи Богородици, вопиюще и глаголюще: «О Всесвятаа Владычице Богородице, избави град сеи от нахождениа поганаго Темирь Аксака, и всяк град и страну нашу, защити князя и люди от всякаго зла, заступая град нашь Москву от нахождениа ратныих иноплеменник и избави от поганых пленениа, от огня, от меча и напрасныя смерти, от нынешняя обдержащиа скорби и от печали, нашедшаа ныне на нас, и от настоящаго гнева, беды и нужда и от предлежащих сих искушении, и избави, Богородице, Своими богоприятными молитвами к Сыну Своему и Богу нашему, и Своим пришествиемь еже к нам, к нищим и убогым, скорбящим и печалующим, умилосердися на скорбящая люди Твоя, на Тя бо надеющеся не погибнем, но избудем Тобою от враг наших. Не предаи же нас, наша заступница и наша надежа, в руце врагом татаром, но избави нас от враг наших и противных съветы разжени, и съпостат наших думы разори, и козни их разруши. И во время се скорби нынешняя, нашедшая на ны, буди нам теплая заступница и скорая помощница и предстателница, да от нынешняя беды Тобою избывше, благодарно Ти взопием: Радуися, заступнице христианом непостыдная».

И тако Божиею благодатию и неизреченною Его милостию и молитвами Святыя Богородица Москва град нашь цел съхранен бысть, а Темирь Аксак царь възратися въспять и поиде в свою землю. О преславное чюдо! О превеликое удивление! О многое милосердие Божие к роду христианьскому! В которыи день принесена бысть икона Святыя Богородица из Владимеря на Москву, в тои день и Темирь Аксак поиде в свою землю. В он же день изидоша из града на поле градстии народи, христианьстии събори в стретение иконы Святыя Богородица с плачем и с молитвами и с верою и со слезами горющими, в тои же день и Темирь Аксак царь убояся и устрашися, и ужасеся, и смятеся, и нападе на нь страх и трепет, и вниде страх в сердце его, и ужас в душу его, вниде трепет в кости его, и скоро отвержеся и отречеся воевати Русьскыя земля и въсхытишася быстрее на течение путнаго шествиа, и скорее грядяху к Орде, а к Руси тыл показающе. Обратишяся сердци своими пакы въ свояси, въспятишяся и възвратишяся без успеха, възмятошася и въсколебашася, акы некто устраши их.

Не мы бо их устрашили, но Бог милосердыи человеколюбець молитвами Святыя Богородица невидимою силою Своею устраши врагы наша, посла на ня страх и трепет да окаменятся. Не мы же их прогнахом, но яко же древле при Езекии цари и при Исаи пророце Сенахирим царь Асуриискыи прииде на Иерусалим ратию, зело похваляяся и в гордости велице, и на Бога Вседръжителя хулныя глаголы въспущаа. Царь же Иезекиа тогда боляше, но аще и болен бе, но обаче помолися Богу с слезами, купно с пророком Исаием и со всеми людми. И услыша Бог молитву их, паче же Давыда угодника Своего, и посла Бог аггела Своего, мню же, великаго архаггела Михаила. И абие в ту нощь аггел Господень уби от плък Асурииских 100 тысящь, 80 тысящь и 5000. На утриа же въставше, обретошя трупиа мертва лежаща. Царь же Асуриискыи Сенахирим в ту нощь устрашився и зело убоявся, с останочными своими вои скоро убежа в Ниневгию, и тамо от своих детеи убьен бысть и у мре. Да яко же тогда при Сенахириме было, тако и ныне при Темирь Аксаке. Един тои же Бог и тогда и ныне и едина благодать Божиа деиствует и тогда и ныне. Милостив бо есть Бог и силен, елико хощеть и можеть. Еще и ныне милость Его велика есть на нас, яко избавил ны есть Господь из рукы враг наших татар, избавил ны еси от сеча, от меча и от кровопролитиа, мышцею силы Своея разъгнал еси врагы нашя, сыны Агарины, рукою крепкою и мышцею высокою, и устрашил еси сыны Измаиловы. Не наши воеводы прогнаша Темирь Аксака, не нашя воиньства устрашили его, но силою невидимою нападе на нь страх и трепет, и страхом Божиим ужасеся и гневом Божиим гоним бысть, потщався, отъиде от Русьскыя земля, отступив, поиде прочь отнюду же и прииде, а земля Русьскыя отинудь не прикоснуся, ни оскорби, ни стужи, ни вреди ея, но поиде без възъвращениа. Мы же въстахом и прости быхом, он заиде и ищезе, и мы ожихом, и цели быхом, сеть его съкрушися и мы избавлени быхом, помощь наша от Господа, сътворившаго небо и землю.

Слышяв же князь великыи о Темирь Аксаке, яко не бысть его, и вси князи прочии слышаша и вся воиньства русьскаа, и вси народи христианьстии слышашя, и прославишя Бога, и о семь велико благодарение въсилаху Богу. Потом же митрополит подумав с великым князем, съветъ сътворишя, глаголюще: «Добро бы нам не забывати толикы великыа милости Божиа и Святыя Богородица помощи и заступлениа». И поставишя церковь на том месте, идежде сретошя икону Святыя Богородица, принесеную от Володимеря, купно на въспоминание таковаго великаго и многаго благодеяниа Божиа, да не забудут людие дел Божиих. Бе же место то тогда было на Кучкове поле близь града Москвы, на самои на велицеи дорозе Володимерьскои. Сию же церковь сам свяща митрополит во имя Святыя Богородица честнаго Устретения. Уставижеся таковыи праздник праздновати февраля 2, а икону сретошя августа 26 день, на память святых мученикъ Андриана и Наталии. И тако ту бысть монастыр и в нем игумен и братиа, черньци живяху о Христе Исусе.

Повесть о Темир-Аксаке в составе Типографской летописи Мазуринской редакции

Текст публикуется по списку РГАДА, ф. 196, №533.

О Темире Оксаке.

Бысть в пятое на десять лето царства Тахтамышева, а в седмое лето княжения великого князя Василия Дмитреевича, индикта в 3, а в третьее лето по Татарщине, по Московъскомъ взятии, бысть замятня велика во Орде. Прииде некии царь име нем Темир Аксак с восточныя страны, от Синие Орды, от Самархииския земля, и велику брань сотвори и мног мятежь воздвиже во Орде и на Руси своимъ прихождением.

О сем убо Темире Аксаке нецыи поведаша, яко не царь бе рождением, ни сын царев, ни племени царева, ни княжьска, ни бояръска, но тако проста един сыи от худых людеи, от Заецьких татар, от Самархиньския Орды, иже бе за Железными враты. Ремеством же бе кузнец железныи, обычаем же и деломъ немилостив и хищник, иже бе преже раб был у некоего своего господина, его же за злонравие его господин отвержеся его, отбив и отославъ его от себе. Он же, не имея чем питатися, пребываше татьбою кормяшеся. Единаче бо ему сущу и младу, во убожестве крадяше и ядяше, и еже некогда у неких украде овцу, они же абие очютиша его. Он же мняшеся убежати от них, но скоро многими постижен бысть и ят и удержанъ бысть крепко, и биша его нещадно по всему телу и умыслиша дати ему рану смертную, яко да убиют. И пребиша ему ногу и бедру его наполы и повергоша его яко мертва, не движущася и не дышуща, мняху убо, яко уже умре, и оставиша его псом на снедение и отъидоша. И не по колице времени едва въздравися от таковыя смертоносныя раны и въстав, перекова себе железомъ ногу свою пребитую, и тако нуждею храмаше. И того ради прозван бысть Темирь Аксаком, Темирь бо зовется железо, а Аксак зовется хромец, тако бо толмачат половецким языком. И таковою виною прозван бысть Темир Аксаком, Железныи хромець, яко от вещи и от дел звание приим и по деиству имя себе стяжа.

Таже потом и по исцелении от ран и по великих тех побоех не лишихся лихаго и своего обычая перваго, ни смирилъся, ни укротился, но паче на горшее совратися и горши давнаго и пущи прежняго и бысть лют разбоиник. Потом же приложишася к нему юноши немилостивии и мужи суровии и злии человецы, подобни ему, таковии же разбоиницы и хищницы, и умножишася зело. И егда бысть их числом яко сто, и нарекоша его над собою стареишину разбоиницы, и егда бысть их числом до тысящи, тогда уже князем его зваху, и егда боле умножишася паче числом и многи земли поплени и многи грады и страны и царства поимав, тогда же бо и царя его у собя именоваху.

Сии же Темирь Аксак многи рати нача строити и многи брани воздвиже, многи сечи показа и многи беды учини, многимъ полком спротивных одоле, многи грады раскопа и многи люди погуби, многи страны и земли повоева, многи области и языки поплени, многа княжения и царства покори под себе. А се имена тем землям и царством, иже бе попленил Темирь Аксак и взя за собя: Самархант, Чагады, Хорусани, Голустани, Китаи, Синяя Орда, Шираз, Испаган, Орначь, Гилянъ-Сиз, Шабран, Шамахи, Ссавас, Арзунумь, Тевризии, Гурзустани, Обези, Тагдаты, Темиры Сабы, рекше Железная врата, и Асирию, и Вавилоньское царство, иде же былъ Навходъносор царь, иже пленил Иерусалим и трие отроки, Ананию, Азарию, Мисаила, и Данила пророка, и Савастию град, иде же было мучение святыхъ мученик 40, иже в Савастии, Армению и Дамаск Великии и Сараи Великии, и ины многи земли поплени. И сия имена тем землям и тем градом и тем царством, над ними же царствова Темир Аксак, и со всех землеи с тех дани дают ему и оброки и на воину с ним ездят.

И со всъх сих прежереченных стран собрав полки многи и тмочисленныя своя вои подвиже, прииде ратию на царя Тахтамыша, и бысть им бои и прогна царя Тахтамыша. И оттоле восхоте ити на Рускую землю, к Москве християн воевати. И проиде всю землю Татарскую и всю Орду и прииде близ земли и предел Рязаньских и взя град Елец, и князя Елецкаго изыма, и многи люди помучи. И се слышав князь великии Василеи Дмитреевичь, собрав воя многи и поиде с Москвы х Коломне, хотя ити противу его в сретение его. И пришед ратью и ста на брезе у реки у Оки. Темиру Аксаку же стоящу во едином месте две недели.

Граду же Москве пребывающу возмущении и готовящуся сидети во осаде, и многу народу сущу отвсюду собравшуся. По вся же дни частым вестем приходящим на Москву, возвещающи прещения и грозы Темирь Аксака, гонителя и мучителя, как готовится воевати Рускую землю, како похваляется итти к Москве, хотя взяти ю, како хощет люди руския пленити, а святыя церкви жещи, веру християньскую искоренити, а християн бити и гонити, томити и мучити, и огнем пещи и жещи, и мечемъ сещи. Бяше бо сеи Темирь Аксак велми нежалостив зело и немилостив, лют мучитель и141 зол гонитель142, жесток томитель, всегда воздвиже гонение велико на християны, яко же древнии зловернии царие, прежнии гонителие и мучители на християны, яко же Иульян законопреступник и Диоклитиан, Максимиян, и Дикии, и Ликинии и протчии мучители. Тако же Темирь Аксак мучительски похваляшеся, воздвигнути хотя гонение велико на християны. Сия же нам страшныя и грозныя вести слышаще, вельми бывша народи християньстии в печали со воздыханием и со слезами моляхуся Богу, дабы избавил Бог от таковыя скорби и беды. Тогда Киприян митрополит повеле всем людем поститися и молитися, и молебны пети. И вси людие, народи християньстии, с радостию и со тщаниемъ и со усердием и с верою сотвориша пост и молитву, покаяние и слезы, обещания и заветы, и кто же по своеи силе, от мала и до велика, и всии же моляхуся Богу.

Князь же вели кии Василеи Дмитреевичь погадав съ митрополитом Киприаном и со всеми князьми и воеводами и с бояры стареишими подумав, восхотеша призвати на помощ Святую Богородицу, заступницу нашу и скоропомощницу нашу, и в печали утешение наше, глаголюще: «Несть избавляя ин нас от таковыя нужа и печали развие Тое, Та бо может преложити печаль нашу на радость, Та бо может заступити насъ и град наш Москву и всяк град и страну и всяко место, иде же с верою призывают Ю на помощ, может избавити от глада и от пагубы, и от погибели, и от труса, и от потопа, и от огня, и от меча, и от нахожения поганых, и от натечения иноплеменных, от нападения вражия и от нашествия ратных, и от межиусобныя брани, и от кровопролития всякого, и от миръския печали, и от напрасныя смерти и от всякого злаго, находящаго на ны, токмо аще быхом с верою призывали Ее на помощ, со усердием молящеся Еи, и не погрешим надежди». Да еже умыслиша, то и сотвориша, и послаша по икону в славныи в старыи во стольныи град Володимерь. Сим же тако бывающим.

В то же время клирики и святыя великия соборныя церькви Святая Богородица, иже в Володимери, протопоп совет сотвори с протчими и попы, и со диаконы, и со клирошаны, и пречистую владычнюю икону Пречистыя Богородица взяша и понесоша ю от града Володимеря на Москву страха ради татарьска, но паче же страха ради Темирь Аксакова, его же иногда в повестех слышахом да лече суща под востоки конечными, ныне же близ яко при дверех приблизился есть, и готовится и поощряется и вооружается на ны зело. И бысть тогда месяца августа 15 день, в самыи праздникъ честнаго и преславнаго преставления Пресвятыя Владычица нашея Богородица и приснодевица Мария нашея Богородица и заступница, и собрася весь градъ Володимерь, изыдоша на провожение чюдныя тоя честныя иконы, иже проводиша честно верою и любовию, страхом и желанием, с плачем и со слезами далече шествие сотвориша, и от великие веры и от многия любве многи слезы излия.

Егда же принесена бысть икона сия близ града Москвы, тогда весь град изыде противу ея на сретение иконы честныя. И сретоша ю честно Киприан митрополит и епископи, и архимариты, игумены и попы и диаконы, и весь клирос и причет церковныи, князи и бояре, княгини и боярыни, мужи и жены, уноша и девы, и старцы со юнотами, дети и матери со младенцы, сироты и вдовицы, нищии и убозии, черньцы и черницы, и всяк возраст мужеск пол и женеск, от мала и до велика, и все многое множество безчисленное людии народа с кресты и со иконами, и со еуангелиями, и со свещами, и с кандилы, со псалмы и песньми и пеньми духовными, но и паче рещи все с слезами, болшие и меншие, и несть такова, иже бы не плакал, но все с молитвою и с плачем, и вси воздыхании немолчными, и рыданием и благодарением руце воздеющи на высоту, вси молящеся к Пресвятеи Богородицы, вопиюще и глаголюще143: «О Всесвятая Владычице Богородице (вопиюще и гласы испущающе), избави град сеи от нахожения поганаго Темирь Аксака, всяк град и страну нашю, защити князя и люди от всякаго зла, заступи град наш Москву от нахожения ратныхъ иноплеменных, избави от поганых пленения, от огня и меча и от напрасныя смерти, от нынешняя обдержащия скорби и от печали, нашедшая ныне на нас, и от настоящаго гнева, беды и нужда и от предлежащих сихъ искушении, избави, Богородице, Своими богоприятными молитвами к Сыну Своему и Богу нашему, иже Своим пришествием к нам, к нищим и убогым, скорбящим и печалующим, умилосердися на скорбящая люди Твоя, на Тя бо надеемся, не погибнем, но избудем Тобою от враг наших. Не предаи же нас, наша заступнице и наша надежда, в руце врагом сим татаром, но избави нас от враг наших и противных советы разждени, супостат наших думы разори и козни их раздруши. И во время се скорби нашея нынешняя, нашедшая на ны, буди нам теплая заступнице и скорая помощница и предстателница, да от нынешняя беды Тобою избывше, благодарно Ти возопием: Радуися, заступнице християном непостыдная».

И тако Божиею благодатию и неизреченною милостию и молитвами Святыя Богородица Москва град наш цел сохранен бысть, а Темирь Аксак царь возвратися въспять и поиде в свою землю. О преславное чюдо! О превеликое удивление! О многое милосердие Божие к роду християньскому! В которыи день принесена бысть икона Святыя Богородица из Володимеря на Москву, в тои день Темирь Аксак поиде во свою землю. В тои же день изыдоша из града на поле градстии народи, християньстии собори в сретение иконы Святыя Богородица с плачем и с молитвами и с верою и со слезами горющими, в тои же день Темирь Аксак убоявся и устрашися, и ужасеся, и смятеся, и нападе на него страх и трепет, и вниде страх в сердце его, и ужас в душу его, и вниде трепет в кости его, и скоро отвержеся и отречеся воевати Русскую землю и восхитишася быстрее на течение путнаго шествия, и скорее грядут ко Орде, а к Руси тыл показующи. Обратишася сердцы своими паки во свояси, въспятишася и возвратишася, аки некто устраши их.

Не мы бо устрашили я, но Бог милосердыи и человеколюбец молитвами Святыя Богородица невидимою силою Своею устраши враги наша, посла на ня страх и трепет, да окаменятся. Не мы же их прогнахом, но яко древле при Езекеи цари и пророце и при Исаие пророце Сенахирим царь Асириискии прииде на Иерусалим ратию, зело похваляяся и в гордости велицеи, на Бога Вседержителя хулныя глаголы воспущаху. Царь же Езекия тогда боляше, но аще и болен бе, но обаче помолися Богу со слезами, купно с пророком Исаием и со всеми людми. И услыша Богъ молитву их, паче же Давыда ради угодника Своего, и посла Бог аггела Своего, мню же, великаго архаггела Михаила. И абие в ту нощ аггел Господень уби от полка Асирииска 180 000 и пять тысящ. На утрия же воставши, обретоша трупия мертвых лежаща. Царь же Асириискии Сенахирим в ту нощ устрашися зело и убояся, со останочными своими вои скоро убежа в Ниневию, и тамо от своих детеи убиен бысть и умре. Да яко же тогда при Сенахириме было, тако и ныне при Темире Аксаце. Единъ тои же Бог тогда и ныне и едина благодать Божия деиствует и тогда и ныне. Милостив бо есть Бог и силен, елико хощеть и может. Еще и ныне милость Его велика есть на нас, яко избавил ны есть Господь из руки враг наших от татар, избавил ны есть от сеча и меча, и от кровопролития, мышцею силы Своея разгнал еси враги наша, сыны Агарины, рукою крепкою и мышцею высокою и устрашил есть сыны Измаильтески. Не наши воеводы прогнаша царя Темирь Аксака, ни наши воиньства устрашили их, но силою невидимою нападе на них страх и трепет, и страхом Божиим ужасеся и гневом Божиим гоним бысть, и подщався отъиде от Русъкия земля, отступив, и поиде прочь, отнюду же и прииде, а к земли Рустеи отнюд и не прикоснуся, ни оскорби, ни стужи им, ни вреди ея, но поиде без възвращения144. Мы же востахом и прости быхом, он заиде и исчезе, мы же ожихом и исцелени быхом, сеть его сокрушися, а мы избавлени быхом, помощь наша от Господа, сотворившаго небо и землю.

Слышав же князь вели кии о Темире Аксаце, яко не бысть его, и вси князи протчии слышавше и вся воиньства Руская, и вси народи християньстии слыша и прославиша Бога, и о сем велико благодарение посылаху Богу. Потом же митрополит с великим князем совет сотвориша, глаголюще: «Добро бы нам не забывати толики милости Божиеи и Святыя Богородица помощи и заступления». И поставиша церковь на том месте, иде же сретоша икону Святыя Богородица, принесенную от Володимеря, купно на воспоминание таковаго многаго благодеяния Божия, да не забудутъ дел Божиих. Бе же место то тогда было на Кучькове поле близ града Москвы, на самои на великои дороге Володимерскои. Сию же церковь сам свяща митрополит во имя Святыя Богородица честнаго ея Стретения. Уставижеся таковыи ея праздник праздновати145 февраля 2, а икону сретоша августа 26 день, на память святых мученикъ Андреяна и Наталии. И тако ту бысть монастырь и в нем игумен и братия, иноки живяху о Христе Исусе, Господе нашем.

§ 2. Первая Пахомиевская редакция

Для Московского свода 1477 г. (общего источника Свода 1479 г. и Ермолинской летописи) была составлена новая редакция Повести о Темир Аксаке, наилучшим образом отраженная в Московском великокняжеском своде 1479 г.146 Повесть (помещенная под 1395 г.) имеет черты самостоятельного произведения и озаглавлена (в списке ГИМ, Увар., № 1366): «Месяца августа 26. Слово о чюдеси Пресвятыя Богородица, егда принесена бысть икона честнаго образа Ея, ю же написа Лука еуангелист, от града Володимера в славный сей град Москву»147.

Можно думать, что источником Слова являлась непосредственно Троицкая летопись, так как последняя служила источником для всего Московского свода. В новой редакции текст Епифания умело сокращен и переработан. С такой задачей мог справиться только высокопрофессиональный агиограф, каким являлся Пахомий Логофеттем более, что в работе московских сводчиков он принимал участие (ср.: Повесть об убиении Батыя, рассказ о Флорентийском соборе (из Слова на Латыню), Слово на перенесение мощей митрополита Петра). Преобразованное в жанр Слова, сочинение Пахомия оказалось посвященным «славному граду Москве» и прославлению Владимирской иконы Богоматери в качестве новой патрональной святыни, «заступающей и сохраняющей град сей», являющей «Покров граду нашему». Абсолютной новостью (зафиксированной пока еще только в заглавии) оказался тезис о признании Владимирской иконы Богородицы творением самого евангелиста Луки. Так зарождалась идея о претензии Москвы на роль центра православия и хранительницы мировых святынь.

Краткая версия Пахомиевского Слова отразилась в Ермолинской и сходных с нею летописях. Указанные летописи не зависят от Московского свода 1479 г.: так, в них правильно читается «дани и оброки дают ему»148, в Московском же своде 1479 г. (Уваровский и Эрмитажный списки) – «дани и оброкы имаше»149; фрагмент с характеристикой «сурового и безчеловечного» образа Тимура, заимствованный из Смоленского свода 1446 г., в Московском своде вставлен в середину текста, в Своде 1518 г., Прилуцкой и Лихачевском летописце помещен в начале рассказа, в Ермолинской удален вообще. Следовательно, Краткая версия восходит не к Московскому своду 1479 г., а к их общему источнику, который я определяю как Свод 1477 г. Помимо глобального сокращения Первой Пахомиевской редакции в составе Ермолинской и сходных с нею летописях текст ее еще и переработан, причем в ряде случаев неудачно: так, в числе встречавших в Москве икону указан великий князь Василий Дмитриевич – тогда как он с войсками находился в это время на берегу Оки.

Оригиналом списка Увар., № 1366 пользовался составитель Сокращенного свода 1493 г. Дело в том, что после слов «многа царства и княженья покори под собе» в Уваровском списке читается «доселе преступи»150. Смысл этого замечания проясняется при сопоставлении с Сокращенным сводом 1493 г.: в этом своде Пахомиевское слово о Темир-Аксаке переписано как раз до слов «княжениа покори под себе», а затем сделан значительный пропуск151. Редакционная помета «доселе преступи» не была понята писцом Уваровского списка, и он внес ее в текст152. Любопытно, что в выявленном нами списке ГИМ, Барс. № 1792 Сокращенного свода 1493 г. против данного места на полях сохранилась помета «доселе» (л. 141 об.).

Для последующей истории Первой Пахомиевской редакции имеет значение, что, в свою очередь, текстом Сокращенного свода 1493 г. пользовался составитель списка Царского Софийской I летописи153.

§ 3. Вторая Пахомиевская редакция: извод А

В конце 70-х годов XV в. была составлена новая редакция Повести о Темир-Аксаке, которая и получила наибольшее распространение в древнерусской письменности. В ее основу был положен вариант Повести редакции Епифания Премудрого, находящийся в составе сборников154, и дополнен извлечениями из Повести о нашествии персидского царя Хоздроя на Царьград155.

Некоторые детали позволяют определить время написания редакции. Великие князья Московские (Василий Дмитриевич, Иван Красный и Иван Калита) называются здесь «самодержцами Русской земли». В применении к московским князьям такой титул стал употребляться лишь в конце 70-х годов XV в. Так, «самодержцем всея Руси» (и просто «самодержцем») называется Иван III, сын великого князя Василия Васильевича, «самодержца тоя же Рускиа земли», в Слове Пахомия Логофета на перенесение мощей митрополита Петра, написанном по случаю перенесения мощей в 1472 и 1479 гг., – т. е. около 1479 г.156 В Московском своде 1477 г. Иван III называется «самодержцем Русскыа земли» в финальном известии (1477 г.) о смерти Пафнутия Боровского (в остальных случаях московские летописцы пользуются официальным титулом «великий князь Володимерский и Новогородский и всея Руси самодержец»)157. Есть все основания считать, что Сказание, написанное по поводу окончания строительства Московского Успенского собора в 1479 г., составлено Пахомием Логофетом: Сказание встречается в рукописях, как правило, вместе с Похвальным словом митрополиту Петру и Словом на перенесение мощей митрополита Петра – но оба Слова, как мы выяснили, атрибутируются Пахомию Логофету. В этом сочинении Иван III называется «самодержцем», «великим самодержцем», «великим самодержцем всеа Руси» и, наконец, «самодержцем всеа Рускиа земли»158.

Итак, наши наблюдения показывают, что форма титула московских князей – «самодержец Русской земли», употребленная в Повести о Темир-Аксаке, в письменности XV в. имела ограниченное хождение и зафиксирована только в четырех памятниках, написанных в 1477–1479 гг., причем три из них (Похвальное слово митрополиту Петру, Слово на перенесение мощей митрополита Петра и Сказание о строительстве московского Успенского собора) точно связаны с именем Пахомия Логофета и переписывались в составе единого комплекса; к составлению же четвертого памятника (Свода 1477 г.), как было отмечено выше, Пахомий также имел вероятное отношение. Следовательно, титулатура в форме «самодержец Русской земли», можно сказать, специфически свойственна Пахомию Логофету.

С произведениями Пахомия Логофета согласуются идеологические установки новой редакции Повести о Темир-Аксаке. Важнейшим в этом свете представляется вопрос о взаимоотношениях светской и церковной власти. В редакции Епифания Премудрого значительная роль в повествовании уделена личности митрополита Киприана: митрополит «заповеда всем людем поститися и молитися, и молебны пети», во главе освященного собора он торжественно встречает Владимирскую икону в Москве, лично освящает Сретенскую церковь, поставленную на месте встречи иконы. Но важнейшие решения принимаются совместно великим князем и митрополитом: князь «погадав с митрополитом Киприаном и с всеми князьми и с бояры старейшими», приказал послать за Владимирской иконой Богоматери; «митрополит подумав с великым князем, съвет сътворишя» об увековечивании памяти о чудесном избавлении от грозного нашествия и решили поставить церковь на месте, где москвичи встретили чудотворную икону.

Акценты мало изменились в Первой Пахомиевской редакции. Решение о перенесении Владимирской иконы принимается опять же совместно: «Князь же великый Василей Дмитреевич и митрополит Киприан и прочии князи, братия великого князя, умыслиша съвет благ, да принесут чюдотворную икону Пречистыя Богоматере из града Володимера в град свой Москву»159. Дополнительный штрих – об участии в совете «братьев великого князя» – отвечает реалиям 1470-х гг.: как отмечает Пахомий Логофет, в церемонии перенесения мощей митрополита Петра в 1472 г. участвовали Иван III с сыном и «з братиею своею», по поводу отражения нашествия Ахмата в том же году «самодержець» радуется «с своею братиею и с всем воиньством»160. Однако в вопросе о поставлении Сретенской церкви инициатива отдана митрополиту, но в виде «совета»: «Киприян митрополит съвет сици съвещевает и глаголеть тако великому князю…» Решение принимается все же совместно: «И въскоре повелеша на том месте церковь поставити». Любопытно, что введенные в текст слова Киприана о чуде, бывшем «пред очима нашима», стилистически согласуются с замечанием Пахомия Логофета о чудесном избавлении от нашествия Ахмата в 1472 г., «яже видеста очи наши»161.

Иначе трактуются указанные моменты в новой редакции Повести. На первое место выдвинут «самодержец Русской земли» великий князь Василий Дмитриевич, что соответствует историческим реалиям Московского государства в 70-х годах XV в. Великий князь призывает «князей своих и бояр» и объявляет им о своем желании послать в Владимир за иконой Богоматери, после этого уведомляет митрополита Киприана и «повелевает» ему принести икону в Москву. Введены дополнительные эпизоды (основанные на тексте Повести о нашествии Хоздроя) о молениях великого князя Василия Дмитриевича к Господу и Богоматери с просьбой о заступничестве. Решение о постах и молебнах митрополит Киприан принимает не самостоятельно, а только после того, как к нему послал «весть» великий князь. Строить Сретенскую церковь повелевают теперь совместно великий князь и митрополит.

Если проводить параллели, то следует отметить, что так же выпукло обрисована ведущая роль Ивана III в Слове Пахомия Логофета о перенесении мощей митрополита Петра (написанном, кстати, по повелению «самодержца» и по благословению «архиерея») и Сказании о сооружении кафедрального храма Русской церкви162.

Сказанное позволяет считать автором новой редакции Повести о Темир-Аксаке Пахомия Логофета. Специфическая форма титулатуры московского князя («самодержец Русской земли»), одинаковые идеологические акценты и совпадающие выражения, добавим к этому привлечение источника сербского происхождения (Житие сербского деспота Стефана Лазаревича), откуда заимствованы сведения о судьбе турецкого султана Баязета (которого Тимур возил в железной клетке), – все эти данные определенно увязываются с личностью Пахомия Серба. В таком случае становится понятным упоминание в Повести и небесного покровителя Москвы митрополита Петра, «крепкаго заступника граду нашему Москве и молебника находящаа на ны беды», – ведь прославлению митрополита Петра Пахомий посвятил специальное Похвальное слово и Слово на перенесение мощей.

Рассматриваемую редакцию Повести о Темир-Аксаке назовем Второй Пахомиевской редакцией. Главный пафос сочинения направлен на возвеличивание Москвы не только среди русских городов, но и в ряду других мировых религиозных центров. Достигается это, во-первых, повышением статуса московских великих князей, которые названы «самодержцами Русской земли» (наподобие византийских императоров), во-вторых, прославлением величайших святынь, находящихся в городе: Владимирская икона Богоматери теперь уже явно объявляется творением апостола и евангелиста Луки (в Первой редакции Пахомия этот тезис прозвучал только в заглавии) – тем самым Москва становилась хранительницей святыни вселенского масштаба; покровителями Москвы, ее заступниками считаются сама Богородица и «великий чудотворец» митрополит Петр.

О времени составления Второй Пахомиевской редакции можно сказать следующее. Она должна была появиться после Первой редакции, т. е. после 1477 г. По палеографическим признакам древнейшие списки произведения датируются началом 80-х годов XV в., а список с вторичными редакционными особенностями существовал уже около 1485 г. Следовательно, написание Повести можно относить к концу 70-х – началу 80-х годов XV в. Но события осени 1480 г. («стояния» на Угре) в Повести никак не отразились (хотя сделать это было бы весьма уместно), более того, о вторичном перенесении Владимирской иконы 23 июня 1480 г. в Повести не упоминается. Сближая Повесть о Темир-Аксаке с произведениями Пахомия, написанными в 1479 г., приходим к выводу, что Вторая Пахомиевская редакция составлена в 1479 – начале 1480 г. (более строго: между 1477 и началом 1480 г.).

При классификации многочисленных списков Второй Пахомиевской редакции Повести следует исходить из близости текста к источникам – Епифаниевской редакции Повести о Темир-Аксаке и фрагментам Повести о нашествии Хоздроя. Сразу выделяются два разряда списков: в одних Темир-Аксак называется «рабом» некоего господина (как у Епифания), в других – «холопом». Как ни парадоксально, но чтение «раб» находится в списках с вторичными признаками, поэтому его появление можно считать результатом дополнительной правки. Характерным признаком является одно место, заимствованное из Повести о Хоздрое; в источнике читается – «виждь скверного варвара», в списках Повести о Темир-Аксаке чтение «скверного» отсутствует, но различаются два основных варианта: «смиренного варвара» (несмиренного, смири онаго) или «безбожного варвара». В соответствии с данным признаком выделяются два основных извода Повести о Темир-Аксаке – А и В. Кажется, чтение «смиренного» ближе по написанию к слову «скверного», поэтому этот вариант считаю более первоначальным, чем чтение «безбожного» (в противном случае не представляю, как из «безбожного» можно получить «смиренного»).

К опорным характеристикам текста, которые могут быть учтены при классификации, отношу также следующие. В заглавии Повести слова «Повесть полезна от древняго списания сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси» – заимствованы из Повести о Хоздрое и, следовательно, являются признаком первичности текста. Слова Епифаниевской редакции «крадяи ядяше и иже некогда украде у некыих овцу» у Пахомия изложены так: «крадыи ядяше, иже у некого да украде у некоторых овцю» (Соф., № 1389, л. 485). Получившаяся неуклюжая фраза на последующих этапах переписки стала «упрощаться»: исчезло дублирующее «у некого», слово «ядяше» стало пониматься как «шедше», и т. д. В соответствии с получившимися комбинациями возникли способы классификации списков. И еще одно примечание: у Епифания сказано, что Тимур ушел из Руси «без възвращения». В Пахомиевской редакции чаще читается «без възврата», что при выносных «з» привело к гаплографической ошибке – написанию «без врата» (причем ошибка произошла на довольно ранней стадии). Способы осмысления позднейшими переписчиками получившегося текста также представляют возможности для группировки списков.

В данном разделе мы займемся классификацией списков извода А. Основными характеристиками являются определение Темир-Аксака как «холопа» и чтение «виждь смиренаго варвара».

Извод А: Первый вид

В старших списках читается «смиренаго варвара», но в последующих переделано – «свирепаго варвара». Характерно чтение «у некоего да украде у некоторых овцю».

1) РНБ, Q.XVII.58 (л. 17–25 об.). Текст на л. 1–68 об. писан одним почерком на бумаге с филигранью: Голова быка под перекрестием (три варианта) – Шварц163, № 138 (1470-е годы); Лихачев, № 2576 (1470– 1490 гг.); Брике, № 15086 (1477 г.). Таким образом, указанная часть сборника датируется концом 70-х – началом 80-х годов XV в. На нижнем поле л. 1 запись: «Из собрания Петра Фролова 1810 года».

Заголовок: «Повесть полезна от древняго списаниа сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пресвятыя Богородици, еже нарицается Владимерьская, како прииде от града Владимеря въ боголюбивыи град Москву и избави нас и град нашь от безбожнаго зловернаго врага царя Термирь Аксака».

Список дефектный: между листами 22 и 23 отсутствует один лист. Характерно чтение – «вижь смиренаго варвара».

2) РНБ, Софийское собр., № 1389 (л. 484–492). Сборник конца 80-х – начала 90-х годов XV в. Филиграни: Голова быка под стержнем с литерой Z – Брике, № 15193 (1484–1487 гг.); Агнец под знаменем – Брике, № 23, 24 (1481–1495 гг.); Голова быка под стержнем с короной, над которой цветок и трилистник – Брике, № 14592 (1488–1498 гг.); Единорог – типа Брике, № 10186 (1487 г.). Судя по почерку, писец – новгородской школы. По л. 1–4 запись: «Книга Кириллова монастыря».

В списке первоначально читалось «вижь смиренаго варвара», но «смиренаго» переделано в «свирепаго». Текст списка публикуется в настоящем издании.

3) РНБ, Софийское собр., № 1486 (л. 193 об. – 203 об.). Сборник начала XVI в. Одним почерком писаны л. 183–194 об., другим почерком – л. 195–203 об. На л. 183–197 знак Руки в рукавчике, на л. 198–203 Герб города Парижа ­­ Лихачев, № 2944 (1504 г.). Список является копией с протографа Соф., № 1389. Характерно чтение: «вижь свирепаго варвара» (так и во всех последующих списках).

4) ГИМ, Собр. Чудова монастыря, № 333 (л. 72 об. – 77 об.). Сборник начала XVI в. Филигрань: Литера В – Лихачев, № 1440, 1441 (1513 г.). Почерки писцов Московской митрополичьей кафедры.

5) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.451 (л. 565 об. – 577). Торжественник середины XVI в. Филиграни: Рука под 6-конечной звездой – Лихачев, № 1750–1753 (1551 г.); Литеры RP в картуше – Лихачев, № 4064 (1554 г.).

6) РНБ, Софийское собр., № 1424 (л. 260 об. – 269 об.). Четья минея 50-х годов XVI в. Филигрань: Кораблик – Брике, № 11972 (1540– 1553 гг.). По нижнему полю первых листов запись XVII в.: «Книга Елизарова монастыря».

7) РНБ, Софийское собр., № 1469 (л. 177–188). Сборник 50–60-х годов XVI в. Филиграни: Сфера под звездой – Брике, № 14007 (1559– 1562 гг.); Рука под звездой – Брике, № 11365 (1557 г.). По нижнему полю первых листов запись XVII в.: «Книга Нилова скита Сорские пустыни».

8) ГИМ, Синодальное собр., № 90 (л. 241–250). Сборник 80–90-х годов XVI в. Филигрань: Кувшин с одной ручкой под короной с розеткой, на тулове литеры PD и В – Брике, № 12793 (1583–1599 гг.). Для киноварного заголовка оставлены чистыми 7 строк.

9) РНБ, Софийское собрание, № 1357 (л. 890–900). Минея четья на май-август 20-х годов XVII в. Филигрань: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры МО – Гераклитов, № 652 (1626 г.).

10) РГБ, ф. 178 (Музейное собр.), № 3474 (л. 94 об. – 117). Сборник начала 80-х годов XVII в. Филигрань: Голова шута с 7 бубенцами (два варианта) – Дианова («Голова шута»), № 500 (1683 г.), 636 (1680 г.).

11) ГИМ, Синодальное собр., № 84 (л. 206–218). Сборник 1719 г. На л. 1 запись: «Сия книга преосвященнаго Георгия епископа Ростовскаго и Ерославскаго келеиная, 14 мая 719 написася з древния писменныя книги, которая обретается в святои первопрестольнои соборнои и апостольскои церкви во граде Ростове». Филигрань: Герб Амстердама на постаменте, контрамарка IV – Дианова («Герб Амстердама»), № 412 (1721 г.).

Извод А: Второй вид. Вариант Ундольского

Характеризуется чтениями: «виждь несмиреннаго сего варвара» («на смиреннаго сего варвара»), «у некоего украде овцу», вместо «Ординском» читается «Ораинском», вместо «сына» – «господина» (слово под титлом и первое «с» принято за «г», что получило у некоторых исследователей идеологическую трактовку («господина великого князя»)), вместо «великое имя Твое» – «великолепное имя Твое», а также многочисленными пропусками и искажениями текста.

1) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 232 (л. 110–114). Сборник составной. Часть, включающая л. 1–103 об., написана в 1497 г. в Троице-Сергиевом монастыре. Далее идут другие почерки и другая бумага. Повесть написана на листах со знаком Большой тиары (первая четверть XVI в.).

Заголовок: «Месяца августа в 26, на память святых мученик Андреяна и Наталии. Повесть полезна от древняго писаниа сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пресвятыа Владичица нашеа Богородица и приснодевыя Мариа, еже нарицается Владимерскаа, како прииде от Владимера в боголюбимыи град Москву и избави нас и град нашь Москву и вся грады и страны христианскыа от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

2) РГБ, ф. 304 I, № 680 (л. 348 об. – 361). Минея четья на август, 60-е годы XVI в. Филигрань: Кораблик – Лихачев, № 3353 (1561 г.). Вероятно, копия списка Унд., № 232.

3) ГИМ, Воскресенское собр., № 154б (л. 1062 об. – 1069). Воскресенский список Софийской II летописи, 50–60-е годы XVI в. Опубликован в составе ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1853. С. 124–128.

4) РНБ, F.IV. 144 – Эттеров список Львовской летописи, 60-е годы XVI в. Опубликован в составе ПСРЛ. Т. 20. Ч. 1. СПб., 1910. С. 212– 217. Софийская II и Львовская летописи восходят к общему источнику – Своду 1518 г.

5) ГИМ, Синодальное собр., № 808 (л. 1095–1110 об.) Милютинская минея на август, 1654 г. Копия списка Унд., № 232 (!).

Соловецкий вариант

По сравнению с вариантом Ундольского отличается еще большим количеством искажений и пропусков, особенно чудовищен пропуск после слов «помянув послати по икону Пречистыя» (следующий текст начинается словами: «Благолюбивый же Кипреян митрополит Киевьский всея Руси, слышав таковую речь от господина своего»). Показательное чтение – «виждь, смири онаго варвара».

1) РНБ, Соловецкое собр., № 804 914 (л. 476–484). Сборник 80-х годов XV в. Филигрань: Голова быка под стержнем с короной и 6-лепестковым цветком – типа: Пиккар, XV, № 211 (1479, 1480 гг.). Хотя Второй вид извода А Повести о Темир-Аксаке наихудшим образом отражает текст Пахомиевской редакции, а Соловецкий вариант искажает его до неузнаваемости, тем не менее Соловецкий список был выбран как наиболее «образцовый» и опубликован в Памятниках литературы Древней Руси (XIV – середина XV века). М., 1981. С. 231–242 (естественно, с ошибками).

Заголовок: «Месяца августа 26, на память святых мученик Андреяня и Натальи. Повесть полезна от древняго писания сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пречистыя Богородица, еже нарицается Владимерьская, како приде от Владимеря в боголюбивыи град Москву, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

2) БАН, 21.3.3 (л. 237–243). Сборник 20-х годов XVI в.

3) РГБ, ф. 113 (Собр. Иосифо-Волоколамского монастыря), № 652 (л. 537–547 об.). Сборник 50-х годов XVI в. Филигрань: Сфера под звездочкой-Лихачев, № 1758 (1555 г.), 1795 (1557 г.).

Егоровский вариант

Текст близок к варианту Ундольского, но имеется искажение в заглавии («забывшаго чюдеси»), Темир-Аксак собрался идти «таи на Русскую землю», сохранено чтение «вижь несмиренаго варвара».

1) РГБ, ф. 98 (Собр. Е. Е. Егорова), № 950 (л. 94–99). Сборник 80-х годов XV в. Филиграни: Голова быка под стержнем с короной и 5-лепестковым цветком – Лихачев, № 2702, 2706 (1480-е годы); Голова быка под стержнем с 5-лепестковым цветком, с подвешенным снизу треугольником – три варианта, один из которых близок к знаку рукописи ГИМ, Увар., № 18 (1°) конца 80-х годов XV в.

Заголовок: «Месяца августа 26, на память святыхъ мученик Андреяна и Наталии. Повесть полезна от древняго писаниа сложена, являющи преславно забывшаго чюдеси о иконе Пресвятыя Богородица, еже нарицаеться Владимерьская, яко прииде от Владимеря в боголюбивыи град Москву избавити град вашь (в других списках – нашь) от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

2) Ярославский музей-заповедник, № 15326 (л. 201 об. – 209). Сборник конца 20-х – начала 30-х годов XVI в.

3) РНБ, Соловецкое собр., № 805 915 (л. 380 об. – 391 об.). Сборник 1557 г.

4) РГБ, ф. 247 (Собр. Рогожского кладбища), № 678 (л. 701– 718 об.). Сборник последней четверти XVI в.

5) РГАДА, ф. 181 (Собр. МГАМИД), оп. 1, № 564 (л. 561–576 об.) Сборник конца XVI – начала XVII в.

6) РГБ, ф. 299 (Собр. Н. С. Тихонравова), № 266 (л. 491 об. – 507 об.) – в части сборника, относящейся к концу 30-х – началу 40-х годов XVII в. Филиграни: Кувшин с двумя ручками под цветком – Дианова и Костюхина, № 839 (1638 г.); Щит с рожком и литерами МС – Дианова и Костюхина, № 1163 (1642 г.).

7) РГБ, ф. 199 (Собр. П. Н. Никифорова), № 408 (л. 267–280 об.). Сборник середины XVII в. Филигрань: Гербовый щит под короной – Дианова и Костюхина, № 1134 (1647 г.). В списке Темир Аксак назван «Железной ногой».

8) РГБ, ф. 256 (Собр. Н. П. Румянцева), № 378 (л. 129–144). Сборник 1688–1689 гг.

Извод А: Третий вид. Чудовский вариант

Отличается чтениями: «украде у некоторых овцю», Темир-Аксак «постижен бысть многими людми», «вижь несмиренаго варвара», «великолепное имя», Владимирский протопоп совещался с «клиросом своим», вместо «мню же, великаго архаггела Михаила» написано «именем же великаго архаггела Михаила», и др.

1) ГИМ, Собр. Чудова монастыря, № 277 (л. 296–311). Сборник первой четверти XVI в. Филиграни: Щит с лилией под крестом – Брике, № 1568 (1500–1504 гг.); Голова быка под крестом, обвитым змеей и увенчанным 5-лепестковым цветком, – Пиккар, XVI, № 383 (1518– 1519 гг.).

Заголовок: «Сия повесть полезна от древняго писания сложена, являющи преславного бывшего чюдеси о иконе Пречистыя Богородици, иже нарицается Владимерьская, кака прииде от града Владимеря въ боголюбы град Москву, избави нас и град нашь Москву от нахожения безбожнаго и зловернаго царя Темиря Аксака».

2) Государственный архив Нижегородской области, ф. 2636 (Коллекция рукописной и старопечатной книги), оп. 2, № 52 (л. 307 об. – 313). Рукопись в 1° на 702 листах, конца 10-х – начала 20-х годов XVI в. Написана несколькими полууставными почерками – но это совместная работа нескольких писцов: одни и те же филиграни встречаются у разных писцов, а Оглавление всего сборника (л. 1–4) составлено одним из писцов – именно, тем, который переписал л. 373–402. Филиграни чередуются: Тиара – несколько вариантов, один из которых близок Брике, № 4895 (1498 г.); Рука под 5-конечной звездой – типа Брике, № 11165 (1505 г.); Голова быка под крестом с 5-лепестковой розеткой, обвитым змеей, – Пиккар, XVI, № 383 (1518, 1519 гг.); Голова быка под стержнем с короной, обвитым змеей, – Пиккар, XVI, № 502 (1512–1519 гг.); Голова быка под крестом, обвитым змеей, ­­ Лихачев, № 3359 (1519 г.); Голова быка под стержнем с несколькими пересечениями (два варианта) – близки к знакам в альбоме Я. Синарска-Чаплицка (1983), № 1102 (1524 г.), 1103 (1526 г.).

3) РГБ, ф. 173 III (Собр. по временному каталогу библиотеки Московской Духовной Академии), № 146 (л. 475–487 об.). Сборник составной, к XVI в. относятся л. 108–122 (Оглавление из 300 глав, последняя – «О митрополите первом в Литве о Григории Блаве»), л. 135– 487 об. (текст особой редакции Типографской летописи, оканчивается главой 262 – Повестью о Темир-Аксаке). Филиграни этой части: Перчатка под звездой – Брике, № 11348 (1530–1546 гг.); Кувшин с одной ручкой под короной с розеткой – Брике, № 12668 (1542–1544 гг.); Кувшин с одной ручкой под розеткой, на тулове литеры PR-типа Брике, № 12805 (1555 г.). Таким образом, список Повести датируется серединой XVI в.

4) РГБ, ф. 247 (Собр. Рогожского старообрядческого кладбища), № 307 (л. 236–247 об.). Минея служебная на август середины XVI в.

5) РГБ, ф. 113 (Собр. Иосифо-Волоколамского монастыря), № 571 (л. 1–10). Сборник третьей четверти XVI в. На нижнем поле л. 1 запись XVI в.: «Соборник Иосифова монастыря».

Академический вариант

Характерные чтения: «у некоего идяше украде овцю», «вижь беззаконнаго варвара», протопоп совещался с «крилосом своим», «именем же великаго архаггела Михаила». В группе списков искажено заглавие: вместо слов «Повесть полезна от древняго писания сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси» читается «Ко всем полезна от древняго писания сложена, являющи прославившаго чюдеси», что породило различные осмысления текста.

1) БАН, 17.14.2 (л. 182–190 об.). Сборник 1515 г. На л. 4 приписка почерком одного из писцов: «Написано лета 7023, августа 6». На л. 1 запись XVI в.: «Соборник княжь Дмитриевъскои Углецкого, а в нем…»

Заголовок: «Ко всем полезна у древняго писания сложена, являющи прославившаго чюдеси от иконы Пресвятыя Богородица, еже нарицается Владимерьская, како приде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву. Господи, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго врага царя Темирь Аксака».

2) Научная библиотека Московского университета, № 1102 (л. 412– 420 об.). Сборник составной, текст на л. 210–443 об. писан особым почерком на бумаге с филигранью: Голова быка под стержнем с 6-лепестковым цветком, обвитым змеей, ­­ Лихачев, № 1400 (1517 г.). Заголовок дополнен по списку Епифаниевской редакции: «Месяца августа в 26 день, внегда великое и паче надежда избавление наше бысть преславным образом Богоматере от нашествия безбожных агарян. Повесть полезна от древняго писания сложено, являющи прославившаго чюдеси о иконе Пречистыя Богородица, еже нарицается Владимерьская, како приде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго врага царя Темирь Аксака».

3) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.245 (л. 591 об. – 598 об.). Сборник 40-х годов XVI в. Филиграни: Единорог – Брике, № 10355 (1540 г.); Рука под звездой и литерами РВ – Брике, № 11383 (1537 г.); Щит под розеткой, под ним буква L – Брике, № 9864 (1531–1540 гг.). Текст заголовка ошибок не содержит, особенное чтение: «виждь безбожнаго варвара».

4) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.229 (л. 599 об. – 608) Сборник 50–60-х годов XVI в. Филиграни: Рука под звездой, на ладони тройка и буквы RN – Брике, № 11386 (1542– 1555 гг.), Лихачев, № 1850 (1562 г.); Рука под звездой, на ладони лилия и литеры PD – Брике, № 11363 (1554–1565 гг.).

Заголовок: «Месяца августа в 26 день. Слово ко всем полезна от древняго сложениа славнаго, являющи преславнаго бывъшаго чюдеси …»

5) РГБ, ф. 113 (Собр. Иосифо-Волоколамского монастыря), № 372 (л. 193–202). Сборник конца 50-х – начала 60-х годов XVI в. Филиграни: Перчатка под короной с 6 фестонами – Брике, № 10934 (1557–1558 гг.); Рука под короной – Лихачев, № 1743 (1551 г.); Рука под 5-конечной звездой – Брике, № 11222 (1542 г.); Перчатка под короной с 6 фестонами и буквой Р – Брике, № 11042 (1561–1574 гг.); Кувшин с одной ручкой под розеткой, на тулове две полоски – Лихачев, № 1778 (1556 г.), 1833 (1558 г.). В заглавии для двух киноварных строк оставлено место, далее: «(я)вляющи прославившаго чюдеси …» Текст доведен до слов: «Слышав же благоверныи князь великии Василии Дмитреевичь, от нашествия окаяннаго и зловернаго царя Темирь Аксака возратися».

6) ГИМ, Музейское собр., № 398 (л. 533–542 об.). Пролог 1568 г., писан на Вологде. Текст, похоже, скопирован со списка Московского университета.

7) ГИМ, собр. А. С. Уварова, № 67 (1°) (л. 91 об. – 97). Сборник 60– 70-х годов XVI в. Филигрань: Рука под звездой – Брике, № 11250 (1570 г.).

Заголовок: «Месяца августа 26 день. Слово полезно, еже нам являющи прославившаго чюдеси от иконы Пресвятыа Богородици, нарицаеться Владимерскиа».

8) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 625 (л. 24–36). Сборник начала 20-х годов XVII в. Филиграни: Кувшин с одной ручкой под розеткой, на тулове литеры AV – Дианова («Кувшин»), № 74 (1620– 1623 гг.); Кувшин с одной ручкой под стрелкой, на тулове литеры GL – Дианова («Кувшин»), № 92 (1621–1623 гг.).

Заголовок: «Месяца августа в 27 день. Слово ко всем полезно от древняго писания сложена, являющи прославившаго чюдеси…»

9) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.468 (л. 445–455). Сборник 1629 г. Текст заголовка ошибок не содержит.

10) РГБ, ф. 37 (Собр. Т. Ф. Большакова), № 194 (л. 487 об. – 495). Сборник 30-х годов XVII в. Филигрань: Домик под крестом с литерами AN – Гераклитов, № 335–339 (1631–1633 гг.).

Заголовок: «В тои же день. Сказание полезно от древняго списания сложено о иконе .»

11) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.189 (л. 496 об. – 507 об.). Сборник 1638 г.

Заголовок: «Месяца августа в 26 день. Слово ко всем полезно от древняго писания сложена, являющи прославившаго чюдеси .»

12) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, Q.486 (л. 57–65 об.). Отдельная тетрадь середины XVII в. со знаком: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры ВН – Дианова и Костюхина, № 674 (1647 г.). Текст заголовка сокращен, но ошибок не содержит.

13) РГБ, ф. 37 (Собр. Т. Ф. Большакова), № 43 (л. 256–273 об.). Сборник середины XVII в. Филигрань: Орел-Дианова и Костюхина, № 996 (1646–1654 гг.). Текст заголовка сокращен, но ошибок не содержит.

14) БАН, 13.2.4 (Собр. А. И. Яцимирского, № 9) (л. 1–14 об.). Сборник 70-х годов XVIII в. Филигрань: Литеры РФДЗ и лилия – Участкина, № 189 (1778 г.).

Заголовок: «Месяца августа в 26 день. Слово ко всем полезно от древняго писания сложено, являющи преславнаго чюдеси …»

Минейная группа

Представляет группу списков Великих Миней Четьих митрополита Макария. В основу Повести о Темир-Аксаке данного варианта положен список типа БАН, 17.14.2. Древнейшим является список в составе Софийского комплекта миней.

1) РГАДА, ф. 201 (Собр. М. А. Оболенского), № 161 (л. 345–347). Минея Четья (Софийская) на август (вторая половина 30-х годов XVI в.). Августовский том составлялся в несколько этапов. Так, на л. 378–499 об. имеется вставной текст «Козьмы Индикоплова», переписанный в 1538 г. (бумага со знаком Кувшина с одной ручкой под розеткой ­­ Лихачев, № 1650, 1651). Особым почерком сделаны вставки (на бумаге со знаком Щита с литерой А под перекрестием) на л. 329– 334 об. под 24 августа, при этом статьи 25 августа на л. 328 об. были зачеркнуты киноварью и позже переписаны на л. 336 об. (на бумаге со знаком Кувшина с одной ручкой под розеткой). Тем же писцом писано окончание Повести о Темир-Аксаке под 26 августа – на л. 340 (начиная со слов «народи с слезами руце въздеюще»), также на бумаге со знаком Щита с литерой А. Начало Повести, переписанное тем же писцом, теперь перемещено на л. 345–346 об., окончание же, оставшееся на л. 340, зачеркнуто киноварью и заново переписано уже другим писцом на л. 347 на бумаге со знаком Кувшина с одной ручкой под розеткой.

Заголовок: «Повесть (это слово надписано сверху другим почерком) ко всем полезна от древняго писаниа сложена, являющи прославившаго чюдеса от иконы Пресвятыа Богородица, еже нарицаеться Владимерскыа, како прииде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву и избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго врага царя Темирь Аксака».

Текст Софийского списка отредактирован: над словами «князь Василеи Дмитриевичь» приписано «великии», после окончания молитвы великого князя вставлено: «и сканчав молитву», слово «Руси» исправлено на «Русьтеи земли», и др.

2) ГИМ, Синодальное собр., № 997 (л. 1109–1112 об.). Успенский список августовского тома Великих Миней, 40-е годы XVI в.

3) ГИМ, Синодальное собр., № 183 (л. 399 об. – 404 об.). Царский список августовского тома Великих Миней. Филигрань: Рука, держащая сферу, – Лихачев, № 1668 (1553 г.).

Успенский и Царский списки восходят к Софийскому списку и воспроизводят его правку. Царский список точнее воспроизводит текст Софийского списка, хотя в ряде чтений Успенский список ближе к Софийскому. Следовательно, Успенский и Царский списки восходят к Софийскому независимо. Но, как ни странно, в ряде мест Успенский и Царский списки одинаково отходят от Софийского, что, возможно, объясняется сверкой.

4) ГИМ, Собр. Чудова монастыря, № 317 (л. 526–535). Чудовская минея на август, 1600 г. Текст Повести о Темир-Аксаке списан с Успенского списка Великих Миней Четьих и поправлен по другому источнику.

5) РГБ, ф. 304 I (Главное собр. библиотеки Троице-Сергиевой Лавры), № 681 (л. 687 об. – 697 об.). Минея Четья на август, написанная Германом Тулуповым в 1627 г. Текст Повести о Темир-Аксаке является копией Чуд., № 317.

Вторую Пахомиевскую редакцию Повести о Темир-Аксаке публикуем по списку Соф., № 1389 Первого вида извода А:

Месяца августа 26, Сретение Святыя Богородица, честнаго Ея образа. Повесть полезна от древняго съписаниа сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пресвятыя Богородица, еже нарицается Владимерская, како прииде от града Владимеря в боголюбивы град Москву и избави нас и град наш от безбожнаго и зловеЦрнаго врага царя Темирь Аксака. Господи, благослови, отче.

В лето 6903, в дни княжения благовернаго и христолюбиваго великаго князя Василья Дмитреевича, самодерьжъца Рускои земли, внука великаго князя Ивана Ивановичя, правнука же благовернаго и христолюбиваго самодръжъца и собрателя Русьскои земли великаго князя Иоанна Даниловича, при боголюбивом архиепископе Киприяне, митрополите Киевъском и всея Руси, в 15 лето царства Тахтамышева, а в седмое лето княжения великаго князя Василья Дмитреевичя, а индикта в 3, а в 13 лето по Татарщине, по Московьском взятии, бысть замятня велика в Орде. Прииде некоторыи царь именем Темирь Аксак со въсточныя страны, от Синяя Орды, от Самархииския земли, и велику брань створи и много мятежа въздвиже в Орде и на Руси своим приходом.

О сем убо Темирь Аксаце поведаша неции, яко исперьва не царь бе родом, ни сын царев, ни племени царьска, ни княжьска, ни боярьска, но тако испроста един сыи от худых людеи, от Заяитцьких татар, от Самархииския164 земля, от Синяя Орды, иже бе за Железными враты. Ремесьствомь же кузнець бе железныи, обычаем же и делом немилостив и хищник, и ябедник, и грабежник, иже бе прежде холоп был у некоего у своего государя, его же за злонравие его отвержеся его осподарь его, отбив, отосла его от себе. Он же, не имея чим питатися, пребываше татбою кормяся. Единаче бо еще ему тогда сущу младу и в убожьстве крадыи ядяше, иже у некого да украде у некоторых овцю, они же абие очютиша его. Он же мняшеся убежати от них, но скоро многими постижен бысть и ят бысть, и удръжан крепко, и биша его нещадно по всему телу, и умыслиша ему дати язву смертную, яко да убьють и. И пребиша ему ногу и бедру его на полы и повергоша его яко мертва, не движущеся и не дышуще, мняху убо, яко уже умре. И оставиша его псом на снедение и отидоша. И не по колице времени едва уздравися от таковыя смертоносныа язвы и въстав, перекова себе железом ногу свою перебитую, и таковою нужею храмаше. И того ради прозван бысть Темирь Аксак, Темирь бо зовется железо, а Аксак зовеца хромець, тако бо толмачят Половецьким языком. И таковою виною прозван бысть Темирь Аксак, еже протолкуется Железныи хромець, яко от вещи и от дел звание приим и по деиству имя себе стяжа.

Тажде потом, по исцелении от ран и по великих тех побоех, не лишился бе лихаго своего обычая перваго, ни смирился, ни укротился, но паче на горшее совращаяся, и горшее давнаго и пущи прежняго бысть лют разбоиник. Потом же присташа и приложишася к нему уноши немилостивии, мужие суровии и злии человеци, подобници ему, таковии же разбоиници и хищници, и умножишася зело. И егда их бысть числом яко сто, и нарекоша его над собою стареишину разбоиником, а егда бысть ихъ числом яко и до 1000, тогда уже князем его зваху, а егда их боле умножишася паче числом, и многи земли поплени, и многы грады и страны и царства поимал, тогда уже царя его у себе именоваху.

Сии же Темирь Аксак нача многи рати творити и многы брани въздвиже, многы сеча показа, многы победы учини, многымъ полком съпротивным одоле, многы грады раскопа, многи люди погуби, многы страны и земли повоева, многы области и языки поплени, многи княжениа и царства покори под себе. И царя Турьска Крещия полонил и царство за ся взя. А се имена тем землям и царствомь, еже попленил Темирь Аксак: Чагадаи, Хорусании, Голустани, Китаи, Синяя Орда, Шираз, Испаган, Орначь, ГиненСиз, Шибрен, Шамахии, Савас, Арзунум, Тевризи, Тефлизи, Гурзустании, Обезии, Гурзии, Багдат, Темирь Кабы, рекше Железныя врата, и Асурию, и Вавилоньское царство, иде же был Навходонасар, иже пленил Ерусалим и три отрокы, Ананию, Азария, Мисаила, и Данила пророка, и Севастею град, иде же было мучение святых мученик 40, иже в Севастии, и Арменею, иде же был святыи Григореи, епископ великия Арменея, Дамаск великыи и Сараи великыи. Сия имена тем землям и тем градом, и темъ царством, над ними же царствова Темирь Аксак. С всех с тех земль дань и оброкы дають ему и [во] всем ему повинующися. Он же на многи брани хожаше, а они165 с ним и воюющи, и пленяше многи земли. Они же во всем повинующися ему и покоршеся, и служаше ему, и хожаше с ним, и всюде волю его творяще. И царя Крещия Турскаго в клетце железне166 вожаше с собою того ради, да аще бы видели мъноги земли таковую его силу и славу безбожнаго врага и гонителя.

Прииде ратию преже на царя Тахтамыша, и бысть им бои на месте, нарицаемем Ординьском, на кочевищи царя Тахтамыша, и прогна царя Тахтамыша. И оттоле възгореся окаанныи и нача мыслити в сердци своем ити на Русскую землю и попленити ея, аки преже сего, за грехи наша попустившу Богу, и поплени царь Батыи Русскую землю, а гордыи свирепыи царь Темирь Аксак то же помышляше, хощеть взяти Русскую землю.

И собра все вое свое и проиде всю Орду и всю землю Татарьскую, и приде близ предель Рязаньския земля, и взя град Елечь, и князя Елечьскаго изыма и многи люди помучи. И се слышав князь велики Василии Дмитреевичь и собрав воя своя многи, и поиде с Москвы х Коломне, хоте ити противу его в стретение ему, и пришед ратию и ста на брезе у реки у Оки. Темирю Аксаку же стоящу на едином месте 15 дни. Помышляше окаанныи, хоте итьти на всю землю Русскую, аки вторыи Батыи, и разорити християньство.

Слышав же благоверныи и христолюбивыи великии князь Василеи Дмитреевичь, самодержець Русския земля, помышление оного безаконнаго и свирепаго и гордаго мучителя и губителя Аксак Темиря царя, како помышляеть на православную веру, боголюбивыи же великии князь Василеи Дмитреевичь руце на небо въздеющи, с слезами моляхуся, глаголюще: «Създателю и заступниче нашь, Господи, Господи, призри от святого жилища Своего и вижь свирепаго варвара167 и сущих с ними, дръзнувших хулити святое и великое имя Твое и Пречистыа всенепорочныя Твоея Матери, заступници нашея. Низложи его, заступниче нашь Господь, да не речеть: где есть Бог их? Ты бо еси Бог нашь, иже гордым противляяся. Стани, Господи, в помощь рабом Своим и на смиреныя Своя рабы призри. Не попусти, Господи, сему окаанному врагу нашему поносити168 нам, Твоя бо дръжава неприкладна и царство Твое нерушимо. Слыши словеса варвара сего и избави нас и град нашь от окааннаго и безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

Князь же великии Василеи Дмитреевичь посла весть къ отцу своему боголюбивому архиепископу Киприяну, митрополиту Киевьскому и всея Руси, чтобы народу повелел прияти пост и молитву, с усердием и с слезами Бога призывати. Преосвященныи же Киприян митрополит Киевъскии всеа Руси, слышав такую речь от сына своего великаго князя Василья Дмитреевича, и призва к собе вся архимандриты и игумении, и попове, и весь чинь священьскыи и повеле пети по всему граду молебны, а дети своя духовныя повеле им наказати, дабы прияли пост и молитвы, и покаяние с усръдием от всея душа своея. Самь же пресвященныи Киприян митрополит тако же и по вся дни призывая к собе благоверныя князи и благочестивыя княгини, и вся властели и воеводы, и по вся часы наказая их и учаше. Самь же Киприян митрополит по вся дни и часы от церквы не отступая, принося молбы Богу за князя и за люди. Тако169 же повеле князь наместником своим и властелем, и воеводам градным укрепити осаду и събрати воя вся. Они же, слышав повеление господина своего, събраша людии вси170 в град и укрепиша осаду.

Благоверныи же великии князь Василеи Дмитреевичь, помянув избавление Царствующаго града, како избави Пречистаа Владычица наша Богородица Царствующии град от нашествия зловернаго и безбожнаго царя Хозъдроя, помянув послати по икону Пречистыа Владычици нашея Богородици. И призвав к собе князеи171 своих и бояр и рече им: «Хощу послати в град в Володимерь по икону Пречистыа Владычици нашеа Богородици, Та бо можеть преложити печаль нашу на радость и можеть заступити нас и град нашь Москву от нахожениа иноплеменных, от нападениа вражия, от нашествиа ратных и от межуусобныя брани, и от кровопролития всякого, от мирьския печали, от напрасныя смерти, от всякого зла, находяща на ны». Помыслив же сие благоверныи великии князь Василии Дмитреевичь, и посла въскоре к отцу своему боголюбивому Киприяну, митрополиту Киевьскому и всеа Руси, и поведа ему все свое помышление, повеле ему послати в славныи в град Володимерь по икону Пресвятыа Владычици нашия Богородици. Боголюбивыи же Киприян митрополит, архиепископ Киевьскии всея Руси, слышав такую речь от сына своего великаго князя Василья Дмитреевичя, и посла в старыи в славныи град Володимерь по икону Пречистыа172 Владычица нашеа Богородици.

Клирики173 же великия174 зборныя церкви Святыа Богородици, иже в Володимери, протопоп свещася с крилошаны, и Пречистую чюдную икону взяша и понесоша и от града Владимеря на Москву, страха ради Темирь Аксакова татарьска, его же иногда в повестех слышахом далече суща под востокы солнечными, ныне же близ, яко при дверех, приближился есть и готовиться, поощьряется, вооружаеться на ны зело. И бысть тогда месяца августа в 15 день, в самыи праздникъ честнаго Успения и преславнаго преставления Пречистыа Владычици нашия Богородици и приснодевы Марии, събрася весь град Володимерь, изыдоша на провожение чюдныя тоя и честныя иконы, яже проводиша честно, верою и любовию, страхом и желанием, с плачем и с слезами, далече шествующе, от великия веры и многыя любви многи слезы излияша.

Егда же принесена бысть икона сии близ града Москвы, и тогда весь град изыде противу иконы на стретение ея. И стретоша ю честно Киприян митрополит с епископы и архимандриты, с игумены и дияконы, с всем клиросом175 и причтом церковнымь, с черьноризци и с черницами, с благоверными князи и с благоверными княгинями, и с боляры и с болярынями, мужи же и жены, уноша и девы, и старци с унотами, дети и младенци, сироты и вдовици, нищии и убозии, и всяк възрасть мужьска полу и женьска, от мала и до велика, все много множьство бесчисленое народа людеи, с кресты и с иконами, с еуангелии и свещами, и с кандилы, и с псалмы и песньми и пении духъвными, паче же рещи вси с слезами, малии и велиции, иже не обрести человека не плачющися, н вси с молитвою176 и плачем, и вси с воздыхании немлъчными и рыданием и благодарениемъ руце въздеюще на высоту, вси моляхуся к Святеи Богородици, вопиюще и глаголюще: «О Всесвятаа Владычице Богородице, избави град нашь Москву от нахожения поганаго Темирь Аксака царя, и всяк град християньскии и страну нашу защити, и князя и люди, и от всякого зла, заступи град наш Москву от нахожения ратных иноплеменных, и избави плененныя наши177 от поганых, от огня и меча и напрасныя смерти, и от нынешныа от объдерьжащия скорби, и от печали, нашедшия ныне на нас, от настоящаго гнева и бед и нужди, от предлежащих сих искушении избави, Богородице, Своими богоприятными молитвами к Сыну Своему и Богу нашему, Своим пришествием еже к нам, к нищим и убогим, и скорбящим, и печалующим, умилосердися, Госпоже, на скорбящия рабы Твоя, и на Тя надеющися не погыбнем, н избудем Тобою от враг наших. Не предаи же нас, заступнице наша и надежа наша, в руце врагом татаром, н избави нас от враг наших, и противных съветы разори и козни их раздруши, в время се скорби нашея нынешняя, нашедши на ны, буди теплая заступнице и скораа помощнице и предстателнице, да от нынешняя бых беды Тобою избавльшися, благодарно взопием: Радуися, заступнице наша непостыднаа».

И тако Божиею благодатию и неизреченною милостию и молитвами Святыа Богородици град нашь Москва цел и съхранен бысть, а Темирь Аксак царь възвратися воспять и поиде в свою землю. Оле преславное чюдо! О превеликое удивление! О многое милосердие к роду християньскому! Въ которыи день принесена бысть икона Пречистыа Богородици из Володимеря на Москву, и в тои день Темирь Аксак царь безбожныи царь убояся и устрашися, и ужасеся, и смятеся, и нападе на нь страх и трепеть, и вниде страх в сердце его и ужас в душю его, и вниде трепеть в кости его, и скоро отвержеся и охабися воевати Русские земли, и восхитишися быстрие путнаго шествия, и скорее градяху к Орде, а к Руси тыл показающи, и обратишися сердци своими въ свояси, и възвратишися въспять без успеха, возмятошася и восколибашася, аки неким гоними Быша. Не мы бо их гонихом, н Бог милосердыи прогони их невидимою силою Своею и Пречистыа Его Матери, скорыа заступници нашея въ бедах, и молитвою178 угодника Его, боголюбиваго и пресвященнаго новаго чюдотворца Петра, митрополита Киевъскаго и всея Руси, крепкаго заступника граду нашему Москве и молебника находящаа на ны беды. И посла на них страх и трепеть, да окаменяться.

Н яко же древле при Езекеи179 цари и при Исаии пророце Сенахирим, царь Асуриискии, прииде на Иерусалимъ ратию, зело похваляяся в гордости велицеи, на Бога Вседержителя хулныа глаголы въспущая. Царь же Езекея тогда боляше, н аще и болен бе, но обаче помолися Богу с слезами, купно с пророком Исаием и с всеми людми, и услыша Бог молитву их, паче же Давыда ради угодника Своего. И посла Бог аггела Своего, меню же, великаго архаггела Михаила, и абие в ту нощь аггел Господень уби от полка Асурииска 100 тысящь и 80000 и 5. На утрии же въставши, обретоша трупие мертва180 лежаща. Царь же Асуриискыи Сенахирим в ту нощь убояся181 зело и устрашися, с останочными своими вои скоро убежа в Ниневию, и тамо от своих детеи убиен бысть и умре. И яко же тогда при Сенахириме182 было183, тако и ныне при Тимирь Аксаце. Един тоть же Бог тогда и ныне, и едина благодать Божиа деиствуеть тогда и ныне. Милостив бо есть Бог и силен, елико хощеть и мо жеть, еще и ныне милость Его велика есть на нас, и яко избавил ны есть Господь из рукы врагъ наших татар, избавил ны есть от сеча и от меча, и от кровопролития, мышцею силы Своея разъгнал еси врагы наши, сыны Агарины, рукою крепкою и мышьцею высокою устрашил еси сыны Измаиловы. Не наши воеводы прогнаша Темирь Аксака и не наши воиньства пострашили его, но силою невидимою нападе на нь страхь и трепеть, и страхом Божиим устрашилъся и гневом Божиим гонимъ бысть, потщався и отиде от Русскиа земли, отступив и поиде прочь, отнюду же и прииде, а земли Русстеи отинудь не прикоснуся, ни оскорбе, ни стужи184, ни вреди ея, н поиде без возврата. Мы же востахом и прости быхом, он же заиде и исчезе, и мы ожихом и цели быхом, и сеть его скрушися, и мы избавлени быхом, помощь наша от Господа, сътворшаго небо и землю.

Слышав же благоверныи великии князь Василеи Дмитреевичь отшествие окааннаго и зловернаго царя Темирь Аксака, и возвратися в вотчину свою в град Москву. И стретоша его боголюбивыи архиепископ Киприян, митрополит Киевьскии всея Руси, с кресты и с иконами, с архимандриты и игумены, с попы и дияконы, и весь народ християньскыи с радостию велиею. Благоверныи же великии князь и святитель, и вси народи с слезами руки на небо въздеющи и благодарение вопияху, глаголюще: «Десница Твоя, Господи, прославися в крепости, десная Твоя рука, Господи, скруши врагы, и множьсвом славы Твоея стерл еси супостаты наша». Тако убо безумныи Темирь Аксак с множьствомь бесчисленых вои пришед и [съ] срамом отиде.

Благоверныи же великыи князь Василеи Дмитреевичь въшед в храм Пречистыя Владичици нашия Богородици, видев чюдотворную икону Святыа Богородици Владимерьскыа, и пад любезно пред лицем образа и пролия слезы сердечныя от очию своею и глаголаше: «Благодарю Тя, Госпоже Пречистыа и пренепорочныя Владычици Богородици, христианьскаа дръжавнаа помощнице, еже о нас заступление и крепость показа, избавила еси, Госпоже, нас и град нашь от злаго и невернаго царя Темирь Аксака».

Благоверныи же великии князь Василеи Дмитреевичь и боголюбивыи архиепископ Киприян, митрополит Киевьскыи всея Руси, повеле въскоре на том месте, где стретоста чю дную икону Пречистыа Богородици, и поставити церковь во имя Святыя Богородици и честнаго Ея Устретения, на воспоминания таковаго великаго благодарения Божия, да не забудут людие дел Божиих. Сию же церков съвеща сам митрополит, и устроиша манастырь, и повеле ту быти игумену и братии. И оттоле уставиша праздник праздновати месяца августа в 26 день, на память святых мученик Андриана и Наталии. Сиа же чюдная икона Святыа Богородица списана бывши от руки святого Христова апостола и еуангелиста Лукы. Мы же грешнии раби Христови, слышавши сие удивление Господа нашего Исус Христа и Пречистыа Его Матери Богородици, и понудих сиа писанию предати в славу имени Господа нашего Исус Христа и Пречистыа Его Матери Владычици нашия Богородици, заступници нашия. Богу нашему слава и ныне и присно и в векы веком, аминь.

§ 4. Вторая Пахомиевская редакция: извод В

Основными характеристиками извода В являются определение Темир-Аксака как «холопа» некоего господина и чтение «виждь безбожнаго варвара».

Извод В: Первый вид

Характерно чтение: «украде у некоторых овцю», и др.

1) РНБ, Софийское собр., № 1384 (л. 143 об. – 148 об.). Сборник 1490 г. Список дефектный: после слов «В лето 6903, в дни княжениа благовернаго» отсутствуют два листа, текст начинается со слов «Богу попустившу и поплени царь Батыи Рускую землю».

Заголовок: «Повесть полезна от древняго списаниа изложенна, явлеющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пресвятыя Богородица, еже нарицается Владимерьская, како прииде во боголюбивыи град Москву и избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Темир Аксака».

2) РГАДА, ф. 196 (Собр. Ф. Ф. Мазурина), оп. 1, № 637 (л. 488–500). Сборник конца XV в. Одним почерком написаны л. 402–403 об., 408 об. – 512 об. Филиграни: Кувшин с одной ручкой под крышкой с крестиком – Брике, № 12491 (1491–1497 гг.); Голова быка под крестом, обвитым змеей, – Лихачев, № 1271 (1497 г.). Почерки писцов из скриптория Иосифо-Волоколамского монастыря. По нижнему полю л. 5–20 запись XVII в.: «Сия книга Соборникь инока Корнилия Гурьева, отдана в Толскои монастырь в церков всемилостиваго Спаса Нерукотвореннаго образа, что у больницъ».

Заголовок: «Месяца августа в 26, на память святых мученик Андреяна и Наталии. Повесть полезна от древняго писания сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пречистыя Богородица, еже нарицается Владимерьская, како прииде от града Владимеря в боголюбив град Москву, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

3) РГБ, ф. 113 (Собр. Иосифо-Волоколамского монастыря), № 640 (л. 31 об. – 42). Сборник, 20-е годы XVI в.

4) Научная библиотека Московского государственного университета, № 1303 (л. 789 об. – 796). Торжественник первой четверти XVII в. Филиграни: Маленькая двойная лилия – Дианова и Костюхина, № 893 (1614 г.); Гербовый щит с рожком и литерой В – Дианова и Костюхина, № 1152 (1622 г.).

Заголовок: «Слово душеполезно от древних списано на Устретение Святеи Богородици Владимирскиа, пришедши иконе от Владимеря града в боголюбивыи град Москву, явлеющи чюдеса своя, избави же град наш, зовомыи Москву, от безбожнаго и зловернаго царя Темир Аксака». В начале текста ошибка – «В лето 6010-е». Конец Повести заменен текстом Епифаниевской редакции.

5) РГБ, ф. 209 (Собр. П. А. Овчинникова), № 264 (л. 29–36 об.). Сборник конца 20-х – начала 30-х годов XVII в. Филигрань: Рог изобилия – Гераклитов, № 68 (1628–1630 гг.).

6) РГАДА, ф. 187 (Собр. Российского государственного архива литературы и искусства), оп. 1, № 61 (л. 527 об. – 542). Сборник середины XVII в. (Казанский?). Филигрань: Столбы – Дианова и Костюхина, № 1205 (1641 г.).

7) Повесть о Темир-Аксаке в составе Тверского сборника: ПСРЛ. Т. 15. СПб., 1863. Стб. 447–456; в издании не учтен список ГИМ, Музейское собр., № 288б (л. 178–183 об.) – 20–30-х годов XVII в. Компиляция из двух видов Повести извода В.

Извод В: Второй вид

Характерные чтения: вместо «неции поведаша» – «мнози поведаша»; добавлено имя Турецкого султана («Баазыта»), захваченного Тимуром.

Саратовский вариант

1) Научная библиотека Саратовского государственного университета, № 90 (л. 259–264). Пролог на мартовскую половину, составлен около 1485 г. Филиграни: Голова быка под стержнем с короной и 5-лепестковым цветком ­­ Лихачев, № 1202 (1485 г.); Голова быка под крестом и перекрестием ­­ Лихачев, № 1206 (1485 г.); Голова быка под шестом с 6-лепестковым цветком (два варианта) – близких аналогов в справочниках не нашлось.

Заголовок: «Повесть полезна от древняго списаниа сложена, являющи преславнаго бывъшая чюдеса о иконе Пресвятыа Богородица, еже нарицается Владимерьская, како прииде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву и избави нас и град нашь от безбожного и зловерного врага царя Темирь Аксака».

2) РНБ, собр. М. П. Погодина, № 802 (л. 434 об. – 441). Сборник 1553 г.

3) РГБ, ф. 178 (Музейное собр.), № 3682 (л. 12–22). Сборник конца 20-х годов XVII в. Представляет часть какой-то рукописи, так как на листах видна славянская нумерация листов, начиная с 556. Филигрань: Двуглавый орел, на груди которого щит с рогом изобилия и литеры I и D, – Дианова и Костюхина, № 1024 (1628, 1629 гг.).

Уваровский вариант

Иван Калита назван «вседержавным и всея Руси великим князем», к характерным чтениям относятся: «мнози человеци поведают», «украде у некоего суседа овцю», великий князь посылает не «весть», а «вестника» к митрополиту, и др.

1) ГИМ, Собр. А. С. Уварова, № 46 (1°) (л. 379 об. – 386). Сборник начала XVI в. Филиграни: Голова быка с перечеркнутым стержнем – Брике, № 15251 (1492–1503 гг.); Тиара – Брике, № 4895 (1498 г.); Литера Р под цветком – Брике, № 8361 (1500–1502 гг.); Кувшин с одной ручкой под крышкой – Брике, № 12493 (1510 г.).

Заголовок: «Месяца августа 26. Стретение иконы чюдотворныя, нарицаемыя Пречистыя Владимерскиа, ею же списа еуангелист Лука».

2) РГБ, ф. 7 (Собр. Амфилохия), № 16 (л. 252–259). Первая часть сборника (л. 1–179) писана в 1513 г., другим почерком написаны л. 181–281 об. на бумаге со сходной филигранью, следовательно – вскоре после 1513 г.

3) РНБ, собр. М. П. Погодина, № 561 (л. 280 об. – 284). Минея служебная 20–30-х годов XVI в. Филиграни: Голова быка под крестом с 5-лепестковым цветком, обвитым змеей, – Лихачев, № 1407 (1512 г.); Литера Р под розеткой (1-й вариант) – Лихачев, № 1586 (1531 г.); Литера Р под розеткой (2-й вариант) – Лихачев, № 1554 (1529 г.); начиная с л. 263 бумага без филиграней.

4) РНБ, собр. М. П. Погодина, № 871 (л. 219–226). Сборник 30-х годов XVI в. Филигрань: Тиара – Брике, № 4969 (1531 г.).

5) РГБ, ф. 92 (Собр. С. О. Долгова), № 48 (л. 22 об. – 31). Сборник конца XVI в. Филигрань: Кувшин с одной ручкой под короной с трилистником, на тулове литеры GD – Лихачев, № 1955 (1594 г.).

6) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, F.217 (л. 80–85). Сборник начала XVII в. Филигрань: Кувшин с двумя ручками под пятью полумесяцами, на тулове литеры О IL – Дианова («Кувшин»), № 387 (1606 г.). Копия списка Долгова.

7) РГБ, ф. 209 (Собр. П. А. Овчинникова), № 281 (л. 116 об. – 123 об.). Сборник второй четверти XVII в.

8) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, Q.198 (л. 1–10 об.). Сборник конца 50-х – начала 60-х годов XVII в. Филигрань: Голова шута с 7 бубенцами – Дианова и Костюхина, № 424 (1656 г.). По нижнему полю первых листов запись: «Лета 7171-го году месяца ноября в 6 день сия книга соборник Бронные слободы, что за Тверскими вороты, в приход Иоанна Богослова, Василия Иванова сына Шарапова».

9) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, Q.258 (л. 211–218). Сборник второй половины XVII в. (знак плохо различим). Список дефектный: первые листы утрачены, текст начинается словами «врата, и Асирию, и Вавилонское царство». Имеется вставка из Хронографа («Бысть же сия брань в лето 6911 году»).

10) Текст в составе Вологодско-Пермской летописи: ПСРЛ. Т. 26. М.; Л., 1959. С. 282–285, 342–344.

Извод В: Третий вид

Характерная особенность: Москва избавляется от нашествия Темир-Аксака не только молитвами митрополита Петра, но и «молитвами иже во святых отца нашего другаго чюдотворца преосвященнаго архиепископа Алексея митрополита Киевского и всеа Русии».

1) РГБ, ф. 178 (Музейное собр.), № 3141 (л. 191–214). Сборник конца 20-х – начала 30-х годов XVII в. Филигрань: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры I PO – Гераклитов, № 523 (1629 г.), 524 (1628–1630 гг.), 527 (1631–1633 гг.), 528 (1631–1633 гг.).

2) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 622 (л. 79–92 об.). Сборник конца 30-х годов XVII в. Филигрань: Столбы с литерами ВР-Гераклитов, № 1135 (1639 г.).

3) РГБ, ф. 228 (Собр. Д. В. Пискарева), № 146 (л. 85–107 об.). Сборник 40-х годов XVII в. Филигрань: Гербовый щит с лилией под короной – Дианова и Костюхина, № 910 (1647 г.).

Извод В: Четвертый вид

«Молитвенником» Русской земли опять же назван митрополит Алексий, но заглавие составлено из двух частей: начало заимствовано из Епифаниевской редакции, продолжение – из Второй Пахомиевской. Характерное чтение: «у некоего да украде некоторыих овцу».

1) ГИМ, собр. Е. В. Барсова, № 1417 (л. 432–439 об.). Сборник 20-х годов XVI в. Филигрань: Голова быка под стержнем с перекрестиями – Лауцявичюс, № 1467 (1527 г.). Последний лист утерян и текст прерывается на словах: «Благоверныи же великии князь Василеи Дмитриевичь и боголюбивыи архиепископъ».

Заголовок: «Месяца августа 26. Внегда великое паче надежда избавление наше бысть преславным образом Богоматере от нашествия безбожных агарян. Повесть полезна от древняго списания сложена, являющи преславнаго бывшаго чюдеси о иконе Пречисты Богородици, иже нарицается Владимерьская, како прииде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву и избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

2) БАН, собр. Текущих поступлений, № 1194 (л. 222 об. – 232 об.). Сборник второй четверти XVI в. Филигрань: Голова быка под стержнем с литерой Т (и другие варианты), некоторая аналогия – Пиккар, Х, № 138 (1502 г.).

3) РНБ, собр. Н. М. Михайловского, Q.450 (л. 118–121). Сборник второй четверти XVI в. Список дефектный: в нем отсутствуют первые листы, текст начинается со слов «Киприян митрополит Киевскии всея Руси, слышав таковую речь от сына своего».

4) РНБ, собр. М. П. Погодина, № 947 (л. 635 об. – 639). Сборник середины XVI в. Филигрань: Розетка – типа Лихачев, № 3328 (1559 г.).

5) ГИМ, собр. А. С. Уварова, № 204 (4°) (л. 159–169). Сборник третьей четверти XVI в. (филигрань: Сфера под звездой).

6) РГАДА, ф. 181 (Собр. МГАМИД), оп. 1, № 559 (л. 309 об. – 319 об.). Сборник второй половины XVI в.

7) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 584 (л. 15–26 об.). Сборник 30-х годов XVII в. Филигрань: Гроздь винограда – Дианова и Костюхина, № 102 (1639 г.).

Извод В: Пятый вид

Темир-Аксак называется не «холопом» некоего господина, а «рабом»; вместо «замятня» написано «смятение»; в списках этого вида употребляются также чтения: «украде у некоторых овцю», «виждь безбожнаго варвара». Первоначальным представляется:

Академический вариант

1) РГБ, ф. 173 III (Собр. по временному каталогу библиотеки Московской Духовной Академии), № 86 (л. 414 об. – 417). Торжественник первой четверти XVI в. Филиграни: Три горы – типа Брике, № 11800 (1463–1485 гг.); часть бумаги без филиграней; Полумесяц – Лихачев, № 3648 (1516 г.).

Заголовок: «Повесть полезна от древняго писаниа съложено, являющи преславнаго бывшаго чюдеси и о иконе Пресвятыя Богородица, еже нарицается Владимирьская, како прииде от града Владимиря въ боголюбив град Москву, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Тимирь Аксака».

2) ГИМ, Собр. Чудова монастыря, № 325 (л. 135 об. – 146). Сборник первой четверти XVI в. Датировку определяет филигрань: Голова быка под шестом с короной, обвитым змеей, – Пиккар, XVI, № 501 (1512–1519 гг.).

3) РГБ, ф. 722 (Собр. единичных поступлений), поступление № 76 за 1996 г.. Сборник составной, но в начале бумага 20-х годов XVI в.: Единорог – Лихачев, № 1538, 1539 (1527 г.). По нижнему полю первых листов вкладная запись 1528 г.: «Дал сию книгу соборник в дом Пречистыя Богородиця честнаго и славнаго Ея Рожества, в строение великых старцев Ферапонта и Мартиниана в лета 7036, при настоательстве игумена Геронтиа грешны Игнатнище по рекло Карачев». Таким образом, первая часть сборника написана около 1528 г. Нумерации листов нет, но Повесть о Темир-Аксаке составляет особую тетрадь (на бумаге со знаком Единорога), в которой первые 4 листа вырваны (от них сохранились только обрывки), но на последующих 4 листах сохранился текст Повести, начиная со слов: «славнаго преставления Пресвятыя Владычаца нашея Богородици и приснодевици Марьи, и собрася весъ Володимерь, изыдоша на провожение чюдныя тоя и честныя иконы».

4) ГИМ, Собр. Чудова монастыря, № 264 (л. 164 об. – 172 об.). Сборник начала 40-х годов XVI в. Филиграни: Рука под короной – типа Брике, № 10968 (1541–1542 гг.); Рука в рукавчике под розеткой ­­ Лихачев, № 2978 (1540 г.). Текст Повести передан в литературной обработке.

5) РГБ, ф. 228 (Собр. Д. В. Пискарева), № 124 (л. 491 об. – 497 об.). Сборник начала 40-х годов XVI в. Филиграни: Тиара (1-й вариант) – Лауцявичюс, № 1556 (1540 г.); Тиара (2-й вариант) – Лихачев, № 3343 (1541 г.); Тиара (3-й вариант) – Брике, № 5030 (1525–1556 гг.); Тиара (4-й вариант) – Брике, № 5034 (1540–1541 гг.); Щит с топором под короной -Лауцявичюс, № 1668 (1541 г.).

6) РНБ, F.I.524 (л. 264–274). Торжественник 80-х годов XVI в. «Молитвенником» Русской земли назван митрополит Алексий.

7) РГБ, ф. 209 (Собр. П. А. Овчинникова), № 270 (л. 647–655). Сборник середины XVII в. «Молитвенником» Русской земли назван митрополит Алексий.

Вариант Вяземского

Заголовок представляет соединение текста Епифаниевской редакции и Второй Пахомиевской.

1) РНБ, собр. П. П. Вяземского, F.140 (л. 553–562 об.). Сборник первой трети XVI в. Филигрань: Кувшин с двумя ручками под розеткой – Брике, № 12862 (1521 г.).

Заголовок: «Месяца августа 26. Внегда великое и паче надежи избавление наше бысть преславьнымь образом Богоматери от нашествиа безбожных и зловерных агарян. Повесть полезна от древняго писаниа сложена, являющи преславнаго и бывшаго чюдеси о иконе Пресвятыа Богородица, еже Владимерьскиа, како прииде от града Владимеря в боголюбивыи град Москву, избави нас и град нашь от безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака».

2) РГБ, ф. 98 (Собр. Е. Е. Егорова), № 310 (л. 331–340 об.). Сборник составной, часть на л. 1–350 датируется 30–40-ми годами XVI в. Филигрань: Кувшин с одной ручкой под короной и розеткой – типа Лихачев, № 2950 (1541 г.).

3) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 578 (л. 223 об. – 248 об.). Сборник конца 30-х – начала 40-х годов XVI в. Филигрань: Козел – Пиккар, III, № 425 (1539 г.), 429 (1541 г.).

4) РГБ, ф. 242 (Собр. Г. М. Прянишникова), № 78 (л. 375 об. – 381 об.). Торжественник конца 20-х годов XVII в. Филигрань: Перевитые столбы с литерами AD и В – Гераклитов, № 1501 (1627–1628 гг.). Последние два списка образуют отдельную группу: в них «молитвенником» Русской земли назван митрополит Алексий.

Троицкий вариант

Главная особенность: великий князь не посылает весть к митрополиту, а «прииде скоро» к Киприану и «поведа ему все свое помышление».

1) РГБ, ф. 304 I (Главное собр. библиотеки Троице-Сергиевой Лавры), № 647 (л. 436–445). Повесть о Темир-Аксаке писана особым почерком на бумаге со знаком: Большая тиара – первая четверть XVI в. Сборник принадлежал Новгородскому архиепископу Серапиону Курцову.

2) РГБ, ф. 212 (Собр. Олонецкой духовной семинарии), № 11 (л. 128 об. – 134 об.). Сборник 50-х годов XVI в. Филиграни: Тиара – Лихачев, № 1821 (1558 г.); Медведь – Брике, № 12350 (1554 г.). Последний лист утрачен, текст прерывается на словах: «Благодарю Тя, Госпоже Пречистаа и пренепоро…»

3) ГИМ, Музейское собр., № 505 (л. 506–514 об.). Торжественник 1553 г. На л. 521 киноварная запись: «Сия святая книга Торжественник списана с пергаме(_____ )токыя же книгы в граде Остроже еринархом Аркади(…) Соловьевым року 1553 марта 2 дня». Филигрань: Ваза с цветами – Брике, № 12892 (1536–1553 гг.).

4) РГБ, ф. 304 I (Главное собр. библиотеки Троице-Сергиевой Лавры), № 787 (л. 30–41 об.). Сборник написан в 1562 г., судя по Пасхалии, начинающейся (на л. 119 об.) с 7071 г. Филигрань: Рука под короной -Лихачев, № 1846 (1562 г.).

5) РГБ, ф. 37 (Собр. Т. Ф. Большакова), № 31 (л. 85 об. – 96 об.) Сборник конца XVI – начала XVII в.

6) РГБ, ф. 37 (Собр. Т. Ф. Большакова), № 1 (л. 705–714). Торжественник, переписанный около 1626 г., почерк Троицкого книгописца Германа Тулупова. Филигрань: Гербовый щит с лилией под короной, под щитом литеры МР – Дианова и Костюхина, № 932 (1626 г.).

7) ГИМ, Собр. А. С. Уварова, № 439 (1°) (л. 540 об. – 547). Сборник 30-х годов XVII в. Филигрань: Кувшин с двумя ручками под лилией, на тулове литеры С НВ – Дианова («Кувшин»), № 549 (1635–1640 гг.). Вместо Ивана Калиты значится Даниил Александрович.

8) РГБ, ф. 304 I (Главное собр. библиотеки Троице-Сергиевой Лавры), № 202 (л. 307 об. – 317). Измарагд, писан в 40-х годах XVII в. Филигрань: Гербовый щит под короной с агнцем под знаменем – Дианова и Костюхина, № 3 (1646 г.). Добавлено имя Турецкого султана «Базыта».

9) РНБ, Собр. Общества любителей древней письменности, Q.514 (л. 402–415 об.). Сборник середины XVII в. Филиграни: Голова шута с 7 бубенцами, контрамарка DIEAVDE – Дианова и Костюхина, № 436 (1647 г.); Гербовый щит с медведем под короной, под щитом буквы WR, контрамарка РС – Дианова и Костюхина, № 973 (1651–1659 гг.).

10) РГБ, ф. 310 (Собр. В. М. Ундольского), № 632 (л. 194–214 об.). Сборник 60-х годов XVII в. Филиграни: Голова шута с 7 бубенцами – Дианова («Голова шута»), № 402 (1665 г.); Герб Амстердама – Дианова («Герб Амстердама»), № 224 (1665 г.). Вместо Ивана Калиты значится Даниил Александрович.

11) РГБ, ф. 178 (Музейное собр.), № 4099 (л. 153–164). Сборник конца 1664 – начала 1665 г. Записи о написании различных частей сборника писцом Петром Юшковым помещены на л. 97 («в лето 7170 втораго маия въ 10 день»), л. 118 об. («лета 7172-го году в чистоте и в благоденьствии»), л. 202 («в лета 7173-го году»), л. 222 («7174-го октября»). Непосредственно перед началом Повести о Темир-Аксаке имеется помета о времени окончания предшествующей части (на л. 152 об.): «Написано сие житие месяца декабря в 19 день, на паметь святаго мученика Внифантия») – следовательно, к переписке Повести Петр Юшков приступил после 19 декабря 1664 г.

§ 5. Повесть о Темир-Аксаке в составе Никоновской летописи

На протяжении XV-XVI вв. были установлены три праздника, посвященные Владимирской иконе Богоматери: 26 августа – в память о чудесном спасении Москвы от нашествия Темир-Аксака, 23 июня – в связи с избавлением от нашествия Ордынского хана Ахмата, 21 мая – в память об избавлении от нападения Крымского хана Магмет-Гирея.

Празднование Сретения Владимирской иконы 26 августа вряд ли отмечалось ранее 70-х годов XV в., когда были написаны Пахомиевские редакции Повести о Темир-Аксаке. Во всяком случае в редакции Епифания Премудрого празднование было приурочено ко дню Сретения Господня – 2 февраля. Но от 1480-х годов имеются уже прямые свидетельства о существовании праздника: под 26 августа Повесть о чудесном избавлении от нашествия Темир-Аксака была включена в Пролог (Саратовского университета, № 90), написанный около 1485 г., и под 26 августа празднество занесено в месяцеслов сборника Троиц., № 762, составленного в Ростове в 1487 г. Праздник Сретения Владимирской иконы под 26 августа упоминается в Церковных уставах с конца XV в.: ГИМ, Вахр. № 778 – 1497 г.; началом XVI в. датируются списки РГБ, ф. 209, № 393; ф. 247, № 738; ф. 344, № 110 (около 1514 г.); ф. 98, № 1300 (первой четверти XVI в.); Троиц., № 242 (20-е годы XVI в.), и др. Самые ранние тексты служб, посвященные Сретению Владимирской иконы, датируются началом XVI в.: Церковный устав РГБ, ф. 344, № 110 (л. 242–243), Служебная минея 1511 г. Троиц., № 597 (л. 328–332)185, сборник первой четверти XVI века ГИМ, Увар., № 184 (4°) (л. 305–313 об.), и др.

О судьбе самой Владимирской иконы в XV веке не все ясно. Епифаний Премудрый о дальнейшем местопребывании иконы ничего не сообщает. Во всяком случае в 1410 г. икона находилась во Владимире и подверглась ограблению со стороны напавших на город татар. Икона была перевезена в Москву для починки, по заказу митрополита Фотия для нее был изготовлен новый золотой оклад186. После этого, можно предполагать, Владимирская икона уже оставалась в Москве и хранилась в Кремлевском Успенском соборе. В 1451 г. великий князь Василий II склонился перед «образом Пречистыа» и другими иконами в благодарственном молебне за чудесное избавление от нашествия войск царевича Мазовши. В 1471 г., собираясь в поход на Новгород, Иван III молился у «чюдотворной иконы Пресвятыя Богородица Владимирския»187. В 1472–1479 гг. в Москве осуществлялось строительство нового здания Успенского собора, и в этот период, скорее всего, чудотворная икона Божией Матери находилась во Владимире. Это подтверждается фактом, что 23 июня 1480 г. Владимирская икона была вторично перенесена в Москву. В литературе указанная дата не получила объяснения. Но день был выбран знаменательный: 23 июня 1480 г., в воскресенье, Иван III с основными войсками отправился к Коломне навстречу Ахмату. Очевидно, как и в 1471 г., великий князь перед походом должен был молиться перед Владимирской иконой Божией Матери, и с этой целью икона была вновь перенесена в Москву. В современных летописях событие не описано, а впервые зафиксировано, по наблюдениям Е. Е. Голубинского, в месяцеслове Следованной псалтыри XVI века Троиц., № 321188. Е. Е. Голубинский полагал, что праздник перенесения Владимирской иконы 23 июня был установлен в том же 1480 г., но следует сказать, что в источниках XV в. и первой четверти XVI в. праздник не отмечен. Поэтому необходимо уточнить датировку Псалтыри Троиц., № 321. В свое время мне удалось выяснить, что рукопись Троиц., № 321 составлена около 1528 г. в Московском митрополичьем скриптории189. Запись о перенесении иконы помещена в месяцеслове под 23 июня: «В тои же день прииде чюдотворная икона Пречистаа Богоматерь из Володимеря в град Москву в лета 6988. Того же лета приходил безбожныи Ахмат с детми на реку на Угру в осень, на Покров Святыя Богородица. Оттоле уставиша сии праздник празновати» (л. 1190–1190 об.). Под 26 августа записан праздник Сретения Владимирской иконы: «В тои же день празднуем Стретению иконы Пресвятыа Владычици Владимерскыя» (л. 1230 об. – 1231). Таким образом, точные данные об установлении праздника перенесения Владимирской иконы 23 июня относятся ко времени правления митрополита Даниила.

Праздник 21 мая в память о чудесном избавлении от нашествия Магмет-Гирея (в 1521 г.) установился также не сразу. Осмысление события как «новейшего чюда Богоматери» зафиксировано лишь в Степенной книге, законченной около 1563 г., хотя подготовительные материалы были написаны несколько ранее190. В источниках первой половины XVI в. такой праздник не отмечен. Описания крестных ходов с Владимирской иконой на 21 мая, 23 июня и 26 августа содержатся, насколько мне известно, в рукописи 1609 года РГБ, ф. 247, № 82 (л. 276 об. – 278, 278 об. – 279)191. Следовательно, установление празднества 21 мая следует относить ко второй половине XVI в.

В XVI веке образованы новые редакции Повести о Темир-Аксаке.

Русский Хронограф создан в 1516–1522 гг.192 В главе 203 Хронографа, в тексте из Жития Стефана Лазаревича, сделана вставка из Повести о Темир-Аксаке с добавлением известия о перенесении древней иконы из Киева во Владимир Андреем Боголюбским (фрагмент от слов «И пришед в Великую Орду и царя Тахтамыша победив» до слов «праздник светел сотвориша и церковь воздвигоша и празновати предаша чюдо Пречистыа Богородица», а также отрывок «прият же и Асирию и Вавилоньское царьство … и Шамахию и Китай»)193. Фрагмент передает текст Повести в сильном сокращении, и только судя по фразе, что Тимур «царя Турьска Баозита в железной клетке с собой вожаше», можно догадаться, что использован извод В Повести в Саратовском варианте Второго вида.

Коренная переработка Повести представлена в Никоновской летописи194. В основу новой редакции положен список Академического варианта Пятого вида извода В, типа Чуд., № 264. В качестве дополнительных источников использованы Хронограф (откуда взято имя Турецкого султана «Баозита») и Симеоновская летопись (из нее заимствовано сообщение о том, что оборону Москвы возглавил князь Владимир Андреевич). Никоновская летопись составлена в конце 20-х – начале 30-х годов XVI века в окружении митрополита Даниила195. Стилистические приемы составителя Никоновской летописи проявились и в тексте Повести о Темир-Аксаке: длинные родословные ряды, название Киприана «великим начальником и пастырем», использование характерных для митрополита Даниила слов типа «сласти плотские», «щапление» и др. Интересы Церкви стоят у автора явно на первом плане: фигура «великого начальника и пастыря» митрополита Киприана заслонила собой личность великого князя, митрополит Петр назван «великим чудотворцем и заступником Русскиа земли», церковная фразеология пронизывает весь текст, но среди прочего не забыто, что Сретенский монастырь был «удоволен от великого князя всякими потребами». Однако главной новостью явилось введение в повествование сюжета с явлением Темир-Аксаку в «страшном» сне Богородицы со множеством воинства, парящей над сонмом святителей и «претящей ему люте». После такого видения Темир-Аксак, «трепеща и трясыйся», устремился «на бег», гоним гневом Божиим. До этого Богородица в церковных сказаниях Северо-Восточной Руси являлась лишь Сергию Радонежскому и обещала покровительство Троицкому монастырю. Здесь же Богоматерь предстала заступницей Москвы и всей Русской земли. Культ Владимирской иконы стал приобретать государственное значение.

Рассказ Никоновской летописи был использован в последующих летописных сводах.

Свод 1560 г. составлен на основании Никоновской, Воскресенской летописей и других источников196. Повесть о Темир-Аксаке образована с использованием тех же компонент: в основание положена Никоновская летопись, текст дополнен статьей Хронографа (по-видимому, из той же Никоновской летописи) и сближен с Воскресенской летописью (совпадающей в данном случае со Сводом 1479 г.). Основные списки:

1) РГБ, ф. 256, № 255 (л. 86–92 об.) – конец XVI – начало XVII в.; 2) РГАДА, ф. 181, № 11, ч. 1 (л. 116–126 об.) – начало XVII в.

Рассказ о Темир-Аксаке Русского Временника – летописно-хронографического свода начала XVII в. – представляет текст Хронографа, в который сделана большая вставка из Никоновской летописи. Любопытной подробностью является добавление имени Елецкого князя, захваченного Тимуром (Георгий или Юрий). Списки197: 1) ГИМ, собр. А. Д. Черткова, № 115б (л. 103–104 об.) – начало 20-х годов XVII в.; 2) РГАДА, ф. 201, № 46 (л. 181 об. – 184) – 40-е – начало 50-х годов XVII в.; 3) РГАДА, ф. 188, № 13 (л. 791 об. – 792 об., имя князя Юрия отсутствует) – 40-е годы XVII в. Филиграни: Гербовый щит с литерой М – Гераклитов, № 1443 (1646 г.); Щит с лилией под короной – Дианова и Костюхина, № 905 (1643–1644 гг.); Кувшин с одной ручкой, на тулове литеры РО – Гераклитов, № 716 (1644 г.); Голова шута с 5 бубенцами, контрамарка MG – Дианова («Голова шута»), № 98 (1647 г.); Щит с полосой, контрамарка IG – Дианова и Костюхина, № 1050 (1654 г.); Гербовый щит с медведем под короной, под щитом буквы WR, контрамарка РС – Дианова и Костюхина, № 973 (1651–1659 гг.); Лотарингский крест – Гераклитов, № 379 (1650–1651 гг.); 4) РНБ, F.IV.244 (л. 787–789) – последняя четверть XVII в.

В так называемом Троицком сборнике198 рассказ о Темир-Аксаке также скомпонован из текста Хронографа и Никоновской летописи – наподобие Русского Временника. Списки: 1) РГБ, ф. 310, № 754 (л. 255 об. – 256 об.) – 40-е годы XVII в., почерки писцов Троице-Сергиева монастыря; 2) РНБ, F.XVII.17 (л. 382–383 об.) – 50-е годы XVII в. (Хронограф Арсения Суханова).

Патирарший летописный свод 1670-х годов199 вобрал в себя множество источников. Повесть о Темир-Аксаке передает текст Патриаршего списка Никоновской летописи. Списки: 1) РГБ, ф. 556, № 34 (л. 353 об. – 355 об.) – 70–80-е годы XVII в.; 2) РГАДА, ф. 181, № 351 (л. 276–277 об.) – 70–80-е годы XVII в.; 3) РНБ, собр. М. П. Погодина, № 1404б (л. 578 об. – 581 об.) – конец XVII в., восходит к Архивскому списку; 4) РГАДА, ф. 181, № 15, кн. 4 (л. 87 об. – 94 об.) – около 1727 г., непосредственная (!) копия Вифанского списка.

В заключение публикуем Повесть о Темир-Аксаке редакции Никоновской летописи по ее оригиналу: РГАДА, ф. 201 (Собр. М. А. Оболенского), оп. 1, № 163 (л. 620–624).

Повесть преславнаго чюдеси о иконе Пречистыа Богородици, еже нарицается Володимерскиа, ю же, глаголють, написа Лука еуагелист, ея же принесоша от града Владимеря в боголюбивыи град Москву в нахожение нечестиваго царя Темир Аксака.

Во дни княжениа великого князя Василиа Дмитреевичя, внука Иванова, правнука Иванова же, праправнука Данила Московскаго, препраправнука Александрова, пращура Ярослава Всеволодичя, при началстве и пастырстве пресвященнаго Киприана, митрополита Киевскаго и всеа Русии, и в 16 лето пастырства его, в 15 же лето царства Болшиа Орды Воложскиа царя Тахтамыша, в седмое же лето княжениа великого князя Василиа Дмитреевича, в 14 лето по взятии Московском от Тахтамыща царя. Бысть замятня велика во Орде: прииде некии царь Темирь Аксак с восточныа страны, от Синиа Орды, от Самархиискиа земли, и много смущениа и мятежь воздвиже во Орде и на Руси своим пришествием.

О сем убо Темирь Аксаце поведаша неции, яко исперва не царь бе, ни сын царев, ни племяни царска, ни княжьска, ни боарска, но тако от простых нищих людеи, от Заяцких татар, от Самархиискиа земли, от Синиа Орды, иже бе за Железными враты, ремеством же бе кузнец железныи, нравом же и обычаем немилостив и злодеиствен, и хищник, и ябедник и тать. Прежде же был раб у некоего ему господина, его же злонравиа его ради отверже от себе господин его, он же не имеа чим питатися и одеватися, крадяше и разбиваше. Еще бо ему тогда младу сущу; и украде у некоего овцу, он же съ своими ему сущими ят его и би много, и преломи ему ногу и бедру на полы, и повръже его, аки мертва, псом на снедение. Он же по времени мнозе едва исцеле, и прекова себе ногу свою пребитую железом, и таковою нужею храмаше. И того ради прозван бысть Темирь Аксак: Темирь бо зовется татарским языком железо, а Аксак хромец, и тако прозван бысть Темиръ Аксак, иже толкуется Железныи хромец, яко от вещи и от дел имя прият. И сице по исцелении от ран не токмо не лишися злаго обычая, но и на горшее наипаче возтече, бысть разбоиник лют и немилостив, и совокупишася к нему мужи и юноши жестоцы и немилостиви, всегда разбивающе и кровь проливающе. И егда их бысть числом яко сто, и нарекоша его над собою стареишину разбоиником, и егда же бысть их числом и до тысящи, тогда уже называху его князем, егда же наипаче умножишася, и многи земли поплени и многи грады и страны и царства поимал, тогда уже царя его у себе именоваху.

И нача многи рати творити, и многи брани воздвиже, и много кровопролитиа показа, и многи победы и одолениа супротивным сотвори, и многи грады и страны и земли повоева, и люди поплени, а иных смерти предаде. И многи области и языки и княжениа и царства покори под себе, и царя Турскаго Баозита плени и царство его за себе взя. А се имена тем землям и царством, еже попленил Темир Аксак: Чегадаи, Горусани, Голустани, Китаи, Синяа Орда, Ширазы, Азпаганы, Арначи, Гинен, Сиз, Шибрен, Шамахии, Савас, Арзунум, Тевризи, Тефлизи, Гурзустани, Обези, Гурзи, Багдаты, Темирь Баты, рекше Железная врата, и Асирию великою, и Вавилонское царство, иде же бысть Навходоносор царь, иже пленил Иерусалим и трие отроцы, Ананию, Азарию, Мисаила, и Данила пророка, и Севастию град, иде же было мучение святых мученик 40-тих, и Армению, иде же бысть святыи Григореи епископ, и Дамаск великии, иде же был Иоанн Дамаскин, и Сараи великии. И со всех тех земель и царств дани и оброки даяху ему, и во всем повиновахуся ему, и на воинства хожаху с ним. И царя Турскаго Баозита в клетке железнои вожаше с собою славы ради и страха землям и царствам.

И поиде с тмочислеными полки на царя Тахтамыша Болшиа Орды, и бы(сть) им бои в поле чисте на месте, нарицаемом Ординьском, на кочевищи царя Тахтамышя, близ реки Севенчи, и победи и прогна царя Тахтамыша. И толико бысть побито от обою в соимех тех, аки некиа великиа сенныа валы лежаше обоих избиенных, в коем же снятии местъ тех тмы тмами безчислено много мертвых. И тако превознесеся гордостью окаянныи и похули христианскую веру и святыа великиа чюдотворцы, наипаче же великого Петра чюдотворца, и возхоте поити на Русь пленити христианьство, яко же Батыи царь, за грехи христианския Богу попустившу.

Сице и сеи разгордев, мысляше, и прииде в землю Рязанскую и взя Елець град и князя Елецкаго поима, и люди плени, а иных изби. Слышав же сиа князь велики Василеи Дмитреевичь, и собрав своя воинства многа, и поиде с Москвы к Коломне, и ста у великиа реки Оки на брезе. Темирю же Аксаку царю стоащу в Рязански земле и обапол Дона реки пусто вся сотворившу, и стоащу ему тамо 15 днии. И возхоте ити и на Москву и на всю Русскую землю пленити и мечю предати всех.

Слышав же сиа князь велики Василеи Дмитриевичь, и посла на Москву ко отцу своему Киприану митрополиту Киевскому и всеа Руси, поведая ему, яко хощет царь Темирь Аксак и Москву пленити и всю Русскую землю, и сказа ему свои помысл, еже бы от града Володимеря во град Москву пренести чюдотворную икону, иже нарицается Володимерская, ея же, глаголють, святыи Лука еуангелист написал, и заповедати бы людем пост и покаяние и исповедание къ Богу и ко отцем своим духовным. Великии же началник и пастырь пресвященныи Киприан митрополит, помянув покаяние Ниневицкое, и Езекиа царя Израильскаго, и Манасиа, и на Царствующии град Перскаго царя Хоздроа нашествие, како избави Господь Бог и Пречистая Его Мати люди Своа и супротивных посрами и низложи, и сице заповеда людем пост и милостыню, и во вражде сущим разрушати вражду и согрешающим к ним не отмщати, и покаяние и исповедание к Богу и ко отцем духовным, и от плотских нечистот и сластеи и пианств и гордости и щаплениа отлучитися, но в смирении и умилении молити Бога и Пречистую Богородицу и великаго заступника Русскаго Петра чюдотворца и всех святых о гресех своих и от нечестиваго царя Темирь Аксака нашествиа избавитися. И вскоре посла в Володимер по икону Пречистыа Богородици. Протопоп же тоя церкви Володимерскиа с презвитеры и клирошаны взяша ю оттуду на празник Ея Успение.

И егда бысть близ града Москвы, и выиде Киприанъ митрополит за град далече с кресты, с епископы и со архимандриты и игумены, и со всем священническим чином, и множество иночествующих, и мирских, и князеи, и бояр, – тогда бо сущу во граде Москве во осаде и князю Володимеру Андреевичю, внуку Иванову, правнуку Данилову, праправнуку Александра Невского, препраправнуку Ярославлю, пращуру Всеволожу, прапращуру Юрьа Долгорукаго, – и множество народа мужска и женска полу, от мала и до велика, вси изыдоша из града во сретение со кресты, и со псалмы и песньми, и кадилы во сретение, на славу и честь Господу Богу и Пречистои Его Матере Богородице, молящеся со слезами, дабы избавил Господь Бог и Пречистаа Его Мати от нашествиа Темирь Аксака царя землю нашу и град нашь, и всяку землю и град православнаго христианства, и от огня и меча и от напрасныя смерти и от ныне настоащия скорби. И прииде с чюдотворною иконою Киприан митрополит и со всем священным собором во святую соборную церковь Пречистые Богородици митрополскую, иде же бе гроб блаженнаго Петра митрополита, великого чюдотворца и заступника Русскаго, и пеша молебен Пречистеи Богородици и великому чюдотворцу Петру и плачь и слезы пролиаша ко Господу Богу и Пречистеи Его Матере Богородици200 и великому чюдотворцу Петру заступнику Русскому.

И тогда показа Пречистая Богородица великое чюдо. В которыи убо день принесена бысть чюдотворная икона от града Владимеря во град Москву, и срете ея великии святитель с всем священным чином, и внесоша в соборную церковь, и молебнаа сотвори великии святитель со всем священным събором, Темирю же Аксаку тогда стоащу в Рязанскои земли обапол Дона реки, и возлеже на одре своем и усну, и виде сон страшен зело, яко гору высоку велми и з горы идяху к нему святители, имущи жезлы златы в руках и претяще ему зело; и се паки внезапу виде над святители на воздусе жену в багряных ризах со множеством воинства, претяще ему люте. Он же внезапу воздрогнув и вскочив, возопи гласом велиим, трепеща и трясыися, глаголя: «О, что сие есть?» Князи же его и воеводы вопрошаху его о бывшем, хотяще уведати случшееся ему. Он же ничто же можаше поведати им, точью трясашеся и стеняше, и тако едва в себе пришед, и поведа им прилучившеяся ему видение. И вскоре повеле всю силу свою безчисленую возвратити вспять, и устремися на бег, Божиим гневом и Пречистыа Богородици гоним, и молитвами святого чюдотворца Петра, заступника Русскиа земли, бегом и страхом многим отъиде во своя.

Слышав же сиа князь велики Василеи Дмитреевичь и возвратися в вотчину свою, во град Москву, и срете его со кресты великии началник и пастырь пресвященныи Киприан митрополит со всем священным събором. И внидоша в соборную церковь Пречистыа Богородици, и молебная Господу Богу и Пречистеи Богородице и великому чюдотворцу Петру пеша, и благодарственыа песни Господу Богу воздаша и Пречистеи Богородице и великому чюдотворцу Петру, и в радости со слезами вопиаху, глаголюще: «Поим Господеви, славно бо прославися, яко коня и всадники Измаилтескиа невидимо устраши и на бежание сотвори; десница Твоа, Господи, прославися в крепости, десная Ти рука сокруши враги, и множеством славы Твоеа сътръл еси супостаты наша». Сице убо Божественаго смотрениа и милости Пречистая Богородица, христианская дръжавнаа помощница, таковое заступление и чюдо показа и преславное спасение дарова, свободи от ярости Темирь Аксака царя и от безчисленаго его воинства нашествиа. И тако князь велики Василеи Дмитреевичь со отцем своим Киприаном митрополитом Киевским и всеа Руси совет сътвориша и на том месте, где сретоша чюдотворную икону Пречистыа Богородици, вскоре повелеша поставити церковь во имя Пречистыа Богородици честнаго и славнаго Еа Сретениа, на возпоминание и славу бывшаго Еа чюдеси, да незабвенно будет таковое чюдо в род и род. Сию же церковь Сретение Пречистыа Богородици свящал сам Киприан митрополит, и устроиша манастырь, и поставиша в нем игумена, и собраша иноков, и удоволен бысть тои манастырь от великого князя всякими потребами. И оттоле уставиша празник празновати на славу и честь Господа Бога и Пречистыа Его Матере Богородицы месяца августа в 26, на паметь святых мученик Андреана и Натальи. Сице убо благодарение и хвалы воздадим Господу Богу и Пречистеи Его Матери Богородице. Аще бо и потрудитися и подвизатися на добрые дела ленивы есмя, но убо словесы благодарение принесем Божии Матери и тако благодать и милость обрящем благодарениа и славословиа ради, и в тихости и в кротости и в смирении и умилении и в любви и милостыни богоугодне живуща, и от врагов видимых и невидимых свободимся и неизреченных благ получим, благодатию и человеколюбием Господа нашего Исуса Христа, Ему же слава и дръжава со Отцем и со Святым Духом ныне и присно и в веки веком, аминь.

§ 6. Сказание о Владимирской иконе Богоматери

Для Степенной книги было составлено так называемое Сказание о Владимирской иконе Богоматери – компилятивное произведение энциклопедического характера, вобравшее в себя все известные рассказы о чудесах от Владимирской иконы и различные редакции Повести о Темир-Аксаке201. Среди источников следует выделить древнее Сказание о чудесах от Владимирской иконы, написанное при Андрее Боголюбском, Повесть о Темир-Аксаке в редакции Никоновской летописи, хронографические статьи о Тимуре (заимствованные из той же Никоновской летописи), Воскресенскую летопись, Пахомиевскую редакцию Повести о Темир-Аксаке в списке, близком Соф., № 1424202. Все эти источники умело переработаны в единой стилистической манере, свойственной автору – составителю Степенной книги. Основная идея произведения является развитием главной тенденции предшествующих памятников: Москва стала в ряд мировых религиозных центров, превратилась в столицу Православия, хранительницу святынь вселенского масштаба. Тезис о написании образа Владимирской Богоматери евангелистом Лукой сопровождается специальной статьей об истории создания иконы, «ю же при животе Ея написал богогласный евангелию Христову списатель премудрый апостол Лука». Дальнейшим повествованием всячески подчеркивается мысль, что «неизреченная милость Богоматери и до нашего Рускаго рода достиже»203. Автор привлекает также Сказание о Тихвинской иконе, чтобы сообщить о «приходе» на Русь другой византийской святыни – Лидской иконы Богоматери. Таким образом, Русская земля прославлена не только сонмом своих «великих чудотворцев», но и как хранительница мировых святынь.

Сказание о Владимирской иконе Богоматери опубликовано в составе Степенной книги204. Принципы издания должны быть пересмотрены, так как в основу положены не древнейшие списки (каковыми следует признать списки 60-х годов XVI в. – Чудовский и Томский), а более поздние и вторичные по текстологическим признакам. Степенная книга окончательно сформировалась около 1563 г., но отдельные памятники, вошедшие в ее состав, были подготовлены на более раннем этапе. К их числу относится и Сказание о Владимирской иконе: список РГБ, ф. 113, № 632 датируется концом 50-х – началом 60-х годов XVI в. В рукописи Сказание занимает л. 226–263, текст писан особым почерком на бумаге с филигранью: Ваза под трилистником (2 варианта) – ближайшей аналогией является Лихачев, № 2854: знак из основной части Патриаршего списка Никоновской летописи, датируемой концом 1550-х годов205. Современен списку Вол., № 632 список Вол., № 633, являющийся непосредственной (!) копией предыдущего. В рукописи Вол., № 633 Сказание помещено на л. 534–584 и писано особым почерком на бумаге со знаком: Рука под короной с 6 фестонами – Лихачев, № 2859 (знак из второй части Патриаршего списка)206.

Содержание Сказания в полной мере отражает его заголовок (по списку Вол., № 632): «Месяца августа 26 день. Повесть на стретение чюдотворнаго образа Пречистыя Владычица нашея Богородица и Приснодевы Мариа, его же написа богогласный еуангелист Лука, самовидно зря на истинную Богородицю при животе Ея; и како божественая та икона бысть в Рустей земли: первое во граде Киеве и в Вышеграде, преславно в церкви на воздусе являяся; како преиде во град Владимерь и отнеле же нарецашеся икона Владимерьская; и ея же ради вины прииде в боголюбивый царствующий град Москву и паче надежда сугубо чюдесно избавление нам содеа от нахождениа безбожнаго и зловернаго царя Темирь Аксака; и о составлении манастыря, иде же сретоша той пречистый Богоматери образъ».

Из Степенной книги Сказание о Владимирской иконе Богоматери перешло в Лицевой летописный свод Ивана Грозного207, составленный в 1568–1576 гг.208 В составе Лицевого свода Сказание о Владимирской иконе подверглось правке и дополнениям по источникам, которые были использованы в других частях Свода, – Никоновской и Воскресенской летописям209.

Списки Сказания о Владимирской иконе до сих пор не систематизированы, история памятника нуждается в дальнейшем изучении.

§ 7. Повесть о Темир-Аксаке в составе Пролога

В середине XVI в. возникла Проложная редакция Повести о Темир-Аксаке: в основу был положен список Второй Пахомиевской редакции 1-го вида извода А типа Соф., № 1424210. Текст значительно сокращен (главным образом, за счет исключения молитв) и переделан для чтения в Прологе, куда обычно и включался под 26 августа. Обращает на себя внимание ошибка, которую допустил редактор: приход Владимирской иконы в Москву отнесен к 15 августа (в то время как на самом деле 15 августа икона только еще покинула Владимир). Приведем заглавие по Прологу РНБ, Собр. Н. М. Михайловского, F.223 (л. 438): «В той же день Стретение иконы Владимирскиа Пресвятыа Владычицы нашеа Богородица, иже на Москве, и о побежении злаго и безбожнаго царя Темир Аксака Татарскаго».

Укажем древнейшие списки:

1) РНБ, Собр. Н. М. Михайловского, F.223 (л. 438–440) – 60-е годы XVI в. Филигрань: Щит с тремя башнями – Брике, № 2335 (1564– 1571 гг.).

2) ГИМ, Музейское собр., № 398 (л. 533–542 об.) – 1568 г.

3) ГИМ, Синодальное собр., № 241 (л. 999–1001) – около 1628 г. Филигрань: Гербовый щит с лилией под короной, под щитом литеры МР – Дианова и Костюхина, № 932 (1626 г.). По нижнему полю первых листов запись 14 ноября 1628 г. иеродиакона Чудова монастыря Евфимия Вязмитина о вкладе рукописи в Чудов монастырь. Очевидно, Пролог был переписан по заказу Евфимия Вязмитина для вклада в Чудов монастырь около 1628 г. Вся рукопись (в том числе и статья 26 августа) правлена киноварными чернилами – для подготовки к изданию Пролога 1643 г. – и явилась его типографским оригиналом211.

Первое печатное издание мартовской половины Пролога осуществлено на Московском Печатном дворе 6 декабря 1643 г. Повесть о Темир-Аксаке помещена под 26 августа (л. 848–849 об.) и имеет заглавие: «В той же день празднуем Сретению иконы Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Владимерския».

Имеется список РГБ, ф. 37, № 162 (л. 95 об. – 98), конца XVII в. – переработанная копия с издания 1643 г.

Второе издание мартовской половины Пролога закончено 1 марта 1660 г. Текст Повести о Темир-Аксаке под 26 августа (С. 1770–1773) отличается от первого издания лишь стилистической правкой.

Третье издание мартовской половины Пролога осуществлено 17 марта 1662 г. Статья о Сретении Владимирской иконы под 26 августа (л. 445 об. – 447 об.) отличается от предыдущего издания лишь стилистическими изменениями.

Четвертое издание мартовской половины Пролога закончено в январе 1677 г. Статья о Сретении Владимирской иконы (л. 691–692 об.) отличается от предыдущего издания минимальной правкой. Копиями издания 1677 г. являются списки: 1) РГБ, ф. 37, № 404 (л. 160–161) – XVIII в.; 2) РГБ, ф. 344, № 38 (л. 44–45 об.) – XVIII в.

В сборнике ГИМ, Синодальное собр., № 542, принадлежавшем Симеону Полоцкому212, на л. 1–10 об. переписана Проложная статья о Сретении Владимирской иконы Богоматери (копия издания 1643 г.). Бумага со знаком Щита под лилией, под щитом лигатура из букв WR – Дианова и Костюхина, № 1068 (1675 г.). Текст правлен киноварными чернилами явно рукой правщика Московского Печатного двора, причем правка производилась по изданию Пролога 1677 г. и по еще какому-то списку. После этого текст статьи набело переписан в том же сборнике на л. 63–66. Следует заметить, что Сказание о Владимирской иконе, помещенное в сборнике на л. 15–62 об., также отредактировано рукой отмеченного правщика, а затем Симеоном Полоцким, после чего получившийся черновой вариант переписан набело на л. 68–112.

Литературное переложение Повести о Темир-Аксаке в редакции Степенной книги в соединении с известиями Проложной статьи помещено в августовской Минее Димитрия Ростовского213. В конце рассказа имеется отсылка: «Зри в Прологу». Как известно, Димитрий Ростовский пользовался изданием Пролога 1685 г. (в Отделе редких книг РГБ хранится экземпляр Пролога издания 1685 г. (инв. № 1287, 1290) с собственноручной записью Димитрия Ростовского)214.

* * *

117

Ша хматов А. А. Об]щерусские летописные своды XV-XVI вв. еЖурнал Министерства народного просвещения. 1901. Ноябрь. С. 62–63.

118

Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., 1960. С. 673–682.

119

Гребенюк В. П. «Повесть о Темир-Аксаке» и ее литературная судьба в XVI-XVII веках. Русская литература на рубеже двух эпох (XVII-начало XVIII в.). М., 1971. С. 185–206; Он же. Борьба с ордынскими завоевателями после Куликовской битвы и ее отражение в памятниках литературы первой половины XV века Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980. С. 52–71; Он же. Икона Владимирской Богоматери и духовное наследие Москвы. М., 1997; Он же. Святитель и князь: К вопросу о роли митрополита Киприана и великого московского князя Василия Дмитриевича в событиях 1395 г. ТОДРЛ. Т. 50. СПб., 1997. С. 340–346.

120

Жучкова И. Л. Повесть о Темир-Аксаке в составе летописных сводов XV-XVI вв. (редакция Б) Древнерусская литература: Источниковедение. Л., 1984. С. 97–109; Она же. «Повесть о Темир-Аксаке» Типографской летописи: (К вопросу о первоначальных редакциях произведения) Литература Древней Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 82–95; Она же. Повесть о Темир-Аксаке Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Ч. 2. Л., 1989. С. 283–287.

121

Ebbinghaus A. 1) Die altrussischen Marienikonen-Legenden. Berlin, 1990. S. 139–159; 2) Reception and Ideology in the Literature of Muscovite Rus //Culture and Identity in Moscovy, 1359–1584. UCLA Slavic Studies. Moscow, 1997. P. 68–83.

122

Miller D. B. How the Mother of God Saved Moscow from Timur the Lame’s Invasion in 1395 Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Bd. 50 (1995). S. 239– 273.

123

Клосс Б. М. Избранные труды. Т. I. Житие Сергия Радонежского. М., 1998. С. 124–127.

124

Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950. С. 446, прим. 3.

125

Клосс Б. М. Избранные труды. Т. I. С. 241–255.

126

Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв. М.; Л., 1938. С. 284–301.

127

ПСРЛ. Т. 24. Пг., 1921. С. 75, вар. 9; С. 78, вар. 17, 18; С. 84, вар. 6; С. 127, прим. д.

128

Там же. С. 84, прим. а.

129

Список БАН, 32.8.3 – 30-х годов XVII в. Филиграни: Столбы-Тромонин, № 1606 (1638 г.); Гербовый щит (только на л. 370–377)-Лауцявичюс, № 743 (1629 г.); Гербовый щит с тремя полосами под короной – Гераклитов, № 231 (1628–1630 гг.).

130

Насонов А. Н. История русского летописания XI – начала XVIII века. М., 1969. С. 402–409.

131

ПСРЛ. Т. 24. С. 80, вар. 2; С. 190, вар. 21; С. 194, вар. 26; С. 197, вар. 15; С. 199, вар. 5; С. 202, вар. 32.

132

Там же. С. 171, прим. а; С. 172, прим. б.

133

Список Унд., № 757 – середины XVII в. Филиграни: Гербовый щит с медведем под короной, контрамарка РС-Дианова и Костюхина, № 973 (1651– 1659 гг.); Гербовый щит под короной, под щитом буквы DD – Дианова и Костюхина, № 1053 (1647 г.).

134

Список РГАДА, ф. 196 (Собр. Ф. Ф. Мазурина), оп. 1, № 533 – 30-х годов XVII в. Филиграни: Щит с лилией под короной, под щитом буквы AD – Дианова и Костюхина, № 902 (1638 г.); Домик под крестом, обвитым змеей, – Дианова и Костюхина, № 530 (1632 г.); Щит с рогом изобилия под короной, контрамарка F – Дианова и Костюхина, № 1133 (1638 г.).

135

Список СПФИРИ, ф. 11 (Собр. Археографической комиссии), № 41 датируется началом 40-х годов XVII в. Филигрань: Щит с лилией под короной, под щитом буквы MD-Дианова и Костюхина, № 903 (1641 г.).

136

ПСРЛ. Т. 24. С. 162.

137

Памятники литературы Древней Руси: XIV – середина XV века. М., 1981. С. 126, 192.

138

В составе 24 тома ПСРЛ опубликован Синодальный список с вариантами по списку Т Типографской-Академической редакции.

139

В рукописи – Великьа.

140

Исправлено, в рукописи – к.

141

в рукописи – изгонитель.

142

в рукописи – изгонитель.

143

На полях: Молитва Богородицы.

144

В рукописи – вращения.

145

В рукописи – праздновав.

146

ПСРЛ. Т. 25. М.; Л., 1949. С. 222–225. В издании слова «месяца августа 26» ошибочно отнесены к предыдущему сообщению.

147

Там же. С. 222. В списке Эрм., № 416б (С. 566) заголовок внесен в другое место текста: «В той же день Слово о чудеси Святыя Богородицы, егда принесена бысть икона честна образа Ея, ю же написа Лука иевангелист, от града Володимера в славный град Москву».

148

СПФИРИ, Лих., № 365, л. 707 об. В Прилуцкой – «дают» (ПСРЛ. Т. 28. М.; Л., 1963. С. 87), в Своде 1518 г. пропуск (Т ам же. С. 251), в Ермолинской переделано – «имаху» (ПСРЛ. Т. 23. СПб., 1910. С. 134).

149

ПСРЛ. Т. 25. С. 222; РНБ, Эрм., № 416б. С. 565.

150

ПСРЛ. Т. 25. С. 222.

151

ПСРЛ. Т. 27. М.; Л., 1962. С. 259.

152

Клосс Б. М., Лурье Я. С. Русские летописи XI-XV вв.: (Материалы для описания) Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. Вып. 2. М., 1976. С. 105.

153

ПСРЛ. Т. 39. М., 1994. С. 134–135. О списке Царского см. мое Предисловие к XXXIX тому ПСРЛ и специальное исследование: Клосс Б. М. Список Царского Софийской I летописи и его отношение к Воскресенской летописи Летописи и хроники. М., 1984. С. 25–37.

154

В Повести великий князь призывает «князей своих и бояр» – так же, как в Лих., № 161 (л. 454), в отличие от более полного перечня Типографской летописи, где добавлены «воеводы».

155

Гребенюк В. П. Борьба с Ордынскими завоевателями после Куликовской битвы и ее отражение в памятниках литературы первой половины XV века Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980. С. 64–66; Жучкова И. Л. «Повесть о Темир-Аксаке» Типографской летописи: (К вопросу о первоначальных редакциях произведения) Литература Древней Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 86–87.

156

С е д о в а Р. А. Святитель Петр митрополит Московский в литературе и искусстве Древней Руси. М., 1993. С. 133, 136, 137.

157

ПСРЛ. Т. 28. С. 128; Т. 25. С. 291, 310, 323–324.

158

В рукописях Сказание имеет заглавие: «О церковном здании Успения Пречистыа Владычица нашей Богородица, иже в славном и превелицем граде Москве»: РГБ, ф. 310, № 232 (л. 104 об. – 106 об.); РГБ, ф. 256, № 153 (л. 32 об. – 40); РГБ, ф. 304 I, № 646 (л. 412 об. – 418); РГАДА, ф. 201, № 161 (л. 331–332 об.).

159

ПСРЛ. Т. 25. С. 223.

160

С е д о в а Р. А. Святитель Петр митрополит Московский в литературе и искусстве Древней Руси. С. 136–137.

161

Т а м ж е. С. 138.

162

Клосс Б. М., Назаров В. Д. Летописные источники XV века о строительстве московского Успенского собора История и реставрация памятников Московского Кремля: Материалы и исследования. Вып. VI. М., 1989. С. 20–42.

163

Новгородские рукописи XV века. Кодикологическое исследование рукописей Софийско-Новгородского собрания Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина Сост. Е. М. Шварц. М.; Л., 1989.

164

Исправлено, в рукописи – Самархиия.

165

Исправлено, в рукописи – ни.

166

В рукописи жележелезне.

167

Первоначально было написано смиренаго варвара, но исправлено.

168

Первоначально было написано поноси, но исправлено.

169

Далее написано ко и зачеркнуто.

170

Исправлено, в рукописи – веси.

171

Исправлено, в рукописи – князе.

172

Исправлено, в рукописи – Пречестыа.

173

Первоначально читалось крилики, но исправлено.

174

Первоначально читалось велия, но исправлено.

175

Исправлено, в рукописи – клирисом.

176

Исправлено, в рукописи – молитвую.

177

Исправлено, в рукописи – нашь.

178

Исправлено, в рукописи – молитву.

179

Исправлено, в рукописи – Езеи.

180

Исправлено, в рукописи – молитва.

181

Исправлено, в рукописи – убоися.

182

Исправлено, в рукописи – Насихириме.

183

Исправлено, в рукописи – был.

184

Исправлено, в рукописи – отужи.

185

См.: Серегина Н. С. Песнопения русским святым. СПб., 1994. С. 225–240.

186

П и с а р с к а я Л. В. Памятники византийского искусства V-XV веков в Оружейной палате. М.; Л., 1965. С. 18–19.

187

ПСРЛ. Т. 28. С. 112, 124.

188

Голубинский Е. Е. История русской церкви. Т. 2, 1-я пол. М., 1900. С. 333.

189

Кл осс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. М., 1980. С. 78.

190

Зимин А. А. Повести XVI века в сборнике Рогожского собрания Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. Вып. 20. М., 1958. С. 186–204.

191

В сборнике Рог. № 82 на л. 1–276 переписан текст Хронографа, после чего помещена запись: «Божиею милостию совершена бысть книга сия в лето 7117-го, месяца маия» (л. 276). Как в первой части, так и в последующей использована бумага со знаком: Кувшин с одной ручкой под полумесяцем, на тулове литеры PR A-Дианова («Кувшин»), № 147 (1607–1612 гг.).

192

К л о с с Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 157–169.

193

ПСРЛ. Т. 22. Ч. 1. СПб., 1911. С. 421. Ср.: Попов А. Обзор хронографов русской редакции. Вып. 2. М., 1869. С. 31–32.

194

ПСРЛ. Т. 11. СПб., 1897. С. 158–161.

195

К л о с с Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 43–129.

196

О своде 1560 г. см.: Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 199–205.

197

О списках Русского Временника см.: Клосс Б. М. Избранные труды. Т. I. Житие Сергия Радонежского. М., 1998. С. 260–261.

198

О Троицком сборнике см.: Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 274–280; Клосс Б. М. Избранные труды. Т. I. Житие Сергия Радонежского. С. 262.

199

О Патриаршем своде 70-х годов XVII в. см.: Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 280–295; Клосс Б. М. Избранные труды. Т. I. Житие Сергия Радонежского. С. 262–267.

200

Слова и великому чюдотворцу Петру (…) Его Матере Богородици написаны сбоку на полях со знаком вставки.

201

Жучкова И. Л. Сказание о иконе Богоматери Владимирской Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV – XVI в.). Ч. 2. Л., 1989. С. 360–362; Гребенюк В. П. Икона Владимирской Богоматери и духовное наследие Москвы. М., 1997. С. 79–121.

202

Судя по чтению: «И некогда украде у некоего человека овцу», список Соф., № 1424 относится к Первому виду извода А Второй Пахомиевской редакции.

203

РГБ, ф. 113, № 632, л. 227 об.

204

ПСРЛ. Т. 21, 2-я пол. СПб., 1913. С. 424–440.

205

К л о с с Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 191–192.

206

И. Л. Жучкова без обоснования датировки относит сборник Вол., № 632 к 40–50-м годам XVI в. Очень ранним временем (1559 г.) исследовательница датирует фрагмент Сказания из сборника Троиц., № 793. При обращении к рукописи можно убедиться, что фрагмент на л. 1–7 об. писан на бумаге со знаком: Сфера под звездой-Лихачев, № 1910 (1567 г.), Брике, № 14010 (1567 г.).

207

ПСРЛ. Т. 11. СПб., 1897. С. 243–254.

208

К л о с с Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. С. 206–265.

209

ПСРЛ. Т. 11. С. 249 (после слов «поиде с Москвы» добавлено: «з братиею своею и со князи рускими»), С. 253 (отредактировано сообщение о строительстве Сретенского монастыря).

210

Судя по чтениям: «смятение» (вместо «замятня»), «у некоего человека украде овцу», и др.

211

Круминг А. А. Редакции славянского печатного Пролога (предварительные заметки) Славяноведение. 1998. № 2. С. 49. В статье рукопись ошибочно датирована началом XVII века.

212

О сборнике Син., № 542 см.: Гребенюк В. П. Икона Владимирской Богоматери и духовное наследие Москвы. М., 1997. С. 113–121.

213

[Димитрий Ростовский] Книга житий святых … июнь, июль, август. Типография Киево-Печерской Лавры, 1705. Л. 761 об. – 763.

214

Круминг А. А. Четьи Минеи святого Димитрия Ростовского: очерк истории создания Филевские чтения. Вып. 9. М., 1994. С. 8, 43.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс