Коллектив авторов

Святитель Антоний (Смирницкий), архиепископ Воронежский и Задонский

*29 октября 1773 – †2 января 1846

Прославлен Русской Православной Церковью в лике местночтимых святых Воронежской епархии 23 мая 2003 г. Память празднуется 20 декабря/2 января (преставление), 10/23 мая (прославление) и 4/17 сентября (Собор Воронежских святых)

Святитель Антоний, архиепископ Воронежский и Задонский.

Добрая жизнь архиепископа Антония, горевшего, как божественный светильник на высоком свещнике, открытом для всех чад Православной Церкви, известна многим в России. Ангелоподобная кротость и твердая вера, жертвенная любовь к Богу и ближним, смиренномудрие и самоуничижение, подвижническое воздержание, пустынное жительство среди общества, мир душевный среди смятений мира, – вот истинно христианские добродетели, которые украшали благостного архипастыря. Он был светильник Церкви, который озарял и указывал путь, ведущий к Царствию Божию, – так говорили о святителе Антонии II (Смирницком), архиепископе Воронежском и Задонском, его современники.

Почитание этого подвижника-архиерея началось еще при жизни и сразу широко распространилось не только среди жителей Воронежской губернии, но и за ее пределами. Сам преподобный Серафим Саровский называл владыку Антония своим старшим братом. Известны случаи, когда тяжело больным людям святитель Антоний являлся во сне вместе с двумя своими святыми предшественниками по кафедре – святителями Митрофаном и Тихоном.

Будущий иерарх родился в многодетной семье в селе Повстино Пырятинского уезда Полтавской губернии 29 октября 1773 года, в день памяти преподобного и богоносного отца нашего Авраамия Ростовского, и во святом крещении получил его святое имя. Его отец протоиерей Гавриил по окончании Киевской Духовной академии вначале был домашним учителем, а по принятии сана пятьдесят лет верой и правдой служил святой Христовой Церкви, став примером для своего старшего сына.

В детстве Авраамий учился грамоте по Часослову и Псалтири, читал и пел на клиросе, помогал отцу как псаломщик. Тогда же проявилось его усердие к молитве и богослужению. Господь являл Авраамию Свое заступничество и чудесное водительство уже с детства. Так, Он сохранил отроку жизнь, когда тот спешил на службу в храм и упал в прорубь.

В 1783 году Авраамий был отдан в духовную школу, где по семинарской традиции за смиренный и тихий характер получил фамилию Смирницкий. Окончив школу с отличием, он не только стал одним из лучших студентов богословского курса Киевской Духовной академии, но и явился для всех учащих и учащихся примером истинного благочестия.

В августе 1796 года Антоний поступил послушником в Киево-Печерскую Лавру, “желая учиться у тех учителей, которые почивают в пещерах”. В ту же ночь перед ним предстал сам преподобный Антоний и благословил его на небесное служение, укрепив Святыми Дарами.

К выбору своего жизненного пути послушник Авраамий подходил с подлинным духовным рассуждением, и первыми помощниками в этом стали ему святоотеческие труды. Любимыми духовными авторами Авраамия Смирницкого были святители Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов, преподобный Ефрем Сирин, а из русских – святители Димитрий Ростовский и тогда еще не прославленный Тихон Задонский. “Тот много драгоценного не читал, – рассуждал позже Преосвященный, – кто не читал еще Четьи-Минеи <…> Что значат сочинения светских мудрецов пред сими творениями святителя Димитрия?”.

21 февраля 1797 года Авраамий был пострижен в монашество преемником владыки Самуила, митрополитом Киевским и Галицким Иерофеем (Малицким), с наречением имени в честь преподобного Антония Печерского. 12 апреля 1797 года владыка Иерофей рукоположил новопостриженного монаха Антония во иеродиакона.

С ревностью, свойственной юности, молодой иеродиакон предался иноческим подвигам. Одним из основных его послушаний стало произнесение проповедей, и впоследствии святитель Антоний прославился как блестящий проповедник. Любимым же его послушанием стало заведование библиотекой.

20 ноября 1799 года иеродиакон Антоний был рукоположен в сан иеромонаха. Таинство хиротонии совершил митрополит Киевский и Галицкий Гавриил (Бодони-Банулеско).

Митрополит очень уважал высокообразованного иеромонаха Антония и хотел направить его с духовной миссией в Константинополь, дав больший простор его способностям. Но инок со смирением умолил митрополита оставить его в Лавре, – “под покровом преподобных Антония и Феодосия Печерских”.

25 января 1808 года иеромонах Антоний получил важное и ответственное послушание. Митрополит Киевский и Галицкий Серапион (Александровский) поручил ему заведование лаврской типографией, пророчески напутствовав его: “Будешь управлять лодочкой, а со временем тебе дастся корабль”. Молодой заведующий показал, каким надлежит быть духовному начальнику. Благий и кроткий к своим подчиненным, он не требовал, чтобы ему служили, а сам был всем слугою.

“Кто строг к себе, тот снисходителен к другим, а кто снисходителен к себе, тот строг к ближним. Недолго сделать человека несчастным; нам, начальствующим, надлежит спасать, а не губить…”.

Будущий Святитель с самого начала своего монашеского пути отличался милосердием и нестяжательностью. Довольствуясь только самым необходимым, он благодетельствовал больным, бедным и богомольцам, был строгий постник, молитвенник и аскет в духе древних пустынножителей.

20 сентября 1814 года иеромонах Антоний был определен начальником Ближних пещер, называемых по имени основателя русского монашества Антониевыми. Это послушание было ему особенно дорого; здесь, служа у мощей великих угодников Божиих, “он жил в благоухании святыни” и напитывался ее благодатью. 2 января 1815 года иеромонах Антоний был назначен наместником Киево-Печерской Лавры и в 1817 году возведен в сан архимандрита. Господь сподобил архимандрита Антония дара проникать в глубины человеческого сердца, неотразимо действуя силою своего кроткого и смиренного слова, дара неистощимой любви к страждущей пастве. Особенно он был сострадателен к бедным. Толпы нуждающихся наполняли Лавру, и нищелюбивый наместник отдавал им почти все, что имел. Несмотря на тяготы нового послушания, архимандрит Антоний по-прежнему соблюдал строгое монашеское правило.

31 января 1826 года в Киево-Печерской Лавре архимандрит Антоний был хиротонисан во епископа Воронежского и Черкасского (5 апреля 1829 года он получил титул епископа Воронежского и Задонского). По благословению воронежского уроженца – митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова) таинство совершили епископы Черниговский и Нежинский Лаврентий (Бакшевский), Чигиринский Афанасий (Протопопов), викарий Киевской епархии, и пребывавший на покое Феофилакт, бывший епископ Вологодский и Устюжский.

Об отсутствии у новопоставленного Владыки всякого тщеславия свидетельствует характерный для него случай. Когда архимандрит Антоний уже был хиротонисан во епископа, то явился на первую утреню в Лавру со своим прежним смирением – в простой иноческой мантии и, по обычаю, приложился вместе со всеми к праздничной иконе, как бывало прежде, а потом уже осенил обеими руками предстоящих как Владыка.

Воронежская епархия была в ту пору весьма обширной: она заключала в себе всю область войска Донского. Начав обозрение епархии, Владыка старался глубоко вникать в приходскую жизнь, стремился посетить каждую церковь, встречавшуюся ему на пути. После обычной архиерейской встречи он всегда говорил собравшемуся народу поучение. В служении Владыка был неутомим: в одно из своих путешествий он за 24 дня совершил 22 Литургии.

День, в который владыка Антоний посещал село или город, становился праздником: иногда от дома, где ночевал Святитель, до церкви было всего несколько сажен, но Преосвященный, бывало, шел это расстояние более часа, благословляя народ. Там, где он служил, ставили вокруг храма столы с трапезой. Владыка очень любил эти столы, за которыми, славя и благодаря Бога, вкушали пищу иногда до тысячи крестьян.

Двадцатилетнее служение (1826–1846 годы) на одной кафедре архиепископа Антония составило целую эпоху в истории Воронежской епархии. Господь избрал именно этого Своего служителя для прославления святителя Митрофана Воронежского и подготовки к канонизации святителя Тихона Задонского. Промыслом Божиим также явлено было молитвенное общение и духовное соработничество владыки Антония с современными ему подвижниками. “Еще ничего не было известно, – говорил Преосвященный, – как приносят мне из Сарова записку от отца Серафима, в которой он меня поздравляет с явлением нового угодника Божия”.

Владыка Антоний начал готовить материалы к прославлению святителя Митрофана почти сразу по прибытии на Воронежскую кафедру. Нередко в полночь, когда все спали, он отправлялся в Благовещенский собор с одним келейником, который оставался у дверей, а сам Преосвященный шел на могилу святителя Митрофана или к иконе Смоленской Божией Матери и здесь подолгу молился. В молитве он получал твердую уверенность, что святые мощи будут открыты. “Будет, будет великая благодать в Воронеже”, – часто говаривал Святитель.

В 1830 году владыка Антоний обратился в Святейший Синод с ходатайством о прославлении угодника Божия. Позже он сообщил: “При возобновлении починкою ветхого воронежского Благовещенского кафедрального собора признано было нужным освидетельствовать прочность фундамента и перемостить пол. При производстве сих работ усмотрен склеп, несколько разломанный, в коем был гроб без крыши, а в нем лежащее нетленное тело Преосвященного Митрофана <…> Я прежде доносил, что многие совершают панихиды на могиле святителя; в 1830 году и в 1831-м из многих российских городов многие богомольцы приезжали для отправления при гробе его панихиды и, по уверению их, исцеления получали”.

25 июня 1831 года, после очередного донесения в Синод, Господь не оставил без ответа его упование. Мощи первого Воронежского архипастыря признали нетленными, а чудеса над гробом и от мантии святого – истинными. 6–7 августа 1832 года святитель Антоний в сослужении члена Святейшего Синода архиепископа Тверского и Кашинского Григория (Постникова) и двенадцати священников возглавил торжества по открытию и обретению мощей, на которых присутствовало более 60 тысяч верующих со всех концов России. Многообильным явлением стала чудесная помощь святителя Митрофана в те святые дни. Казалось, отверзлись двери небесного милосердия. Благодать исцелений сходила на притекающих к гробу новоявленного чудотворца. В течение первых десяти лет в Воронеже побывала большая часть населения России!

23 ноября 1832 года епископ Антоний торжественно переложил многоцелебные мощи в новую серебряную раку, подаренную воронежским купечеством, а 25 июня 1833 года они были перенесены из Архангельского собора в Благовещенский кафедральный собор, возобновленный стараниями Владыки. За свои усердные архипастырские труды, высшим выражением которых стала канонизация святителя Митрофана, владыка Антоний 6 декабря 1832 года был возведен в сан архиепископа.

Глубоко почитал Преосвященный Антоний и другого своего предшественника по кафедре – великого угодника Божия и чудотворца, святителя Тихона Задонского. Еще в Киево-Печерской Лавре он ежегодно 13 августа служил по нему заупокойную Литургию и панихиду. По прибытии в Воронеж Владыка Антоний постоянно ездил в Задонск молитвенно чтить память этого великого подвижника-иерарха. И хотя прославление Задонского чудотворца произошло лишь через 15 лет после кончины самого святителя Антония, 13 августа 1861 года, именно владыка Антоний сподобился обрести мощи святителя Тихона и был зачинателем его прославления в лике святых. Чтобы обрести мощи святителя Тихона, архиепископ Антоний отправился в 1846 году в Задонский монастырь, несмотря на слабость сил и нездоровье. При сносе старого храма тело святителя Тихона Задонского было найдено нетленным, а архиерейское облачение, несмотря на 63-летнее пребывание в сыром месте, оказалось совершенно целым. Архиепископ Антоний спустился в склеп и со словами Ныне отпущаеши раба Твоего… коленопреклоненно припал к цельбоносным мощам.

Считая своим архипастырским долгом довести начатые богоугодные труды до конца, святитель Антоний, уже слабеющий от болезней, дважды в 1846 году свидетельствовал перед Святейшим Синодом нетленность мощей Святителя, благоговейное его почитание и множество чудесных знамений по молитвам к нему. За несколько часов до своей праведной кончины, 20 декабря 1846 года, он писал Святейшему Синоду и императору Николаю I о всеобщем желании обретения честных мощей Задонского чудотворца Тихона “перед очию всех”. Так Господу угодно было, чтобы Преосвященный Антоний в начале своего епископства открыл мощи Воронежского святителя Митрофана, а в самом конце – святителя Тихона.

Воронежская паства утешила святителя Антония своей неподдельной любовью. В ее истории он известен также как усердный храмоздатель и устроитель иноческих обителей. В начале своего пребывания на Воронежской кафедре Святитель обновил архиерейский дом, расширил Крестовую церковь, перестроил здание Консистории и соборную колокольню. При владыке Антонии как на средства благотворителей, так и на его собственные были возобновлены и отремонтированы все приходские храмы. Только за последние 12 лет его управления епархией построены 63 новых храма, восстановлен древнейший монастырь Подонья – Дивногорский Успенский, переведен на прежнее место Успенский Предтеченский монастырь, организованы иноческие общины – Задонская Богородице-Тихонова Тюнинская и Белогорская Воскресенская, ставшие позже известными монастырями.

В 1836 году был открыт учрежденный по прошению святителя Антония первоклассный Благовещенский Митрофановский монастырь при кафедральном Благовещенском соборе, где покоились мощи святителя Митрофана. Обитель, настоятелями которой были назначены правящие Воронежские архипастыри, стала одним из важнейших духовных центров России, привлекая ежегодно десятки тысяч паломников на поклонение святым мощам первого Воронежского архиерея. В 1839 году святителем Антонием в обители был сооружен и освящен храм во имя святителя Митрофана с братскими кельями и трапезной.

Глубокий почитатель памяти Воронежского первосвятителя, владыка Антоний в 1833–1845 годах освятил более двадцати храмов и приделов, устроенных в честь святителя Митрофана. Промыслительно, что в 1841 году он освятил Покровский храм в Воронеже, который вот уже более полувека является кафедральным собором Воронежской епархии, и где ныне почивают мощи первосвятителя Митрофана. В 1845 году по благословению архиепископа Антония было начато строительство собора в честь Владимирской иконы Божией Матери в Богородицком Задонском мужском монастыре, в котором ныне почивают мощи святителя Тихона Задонского.

Особую заботу о своей пастве владыка Антоний проявил во время эпидемии холеры в 1830 году. Подражая ниневитянам, он, дабы исповедовать все свои грехи, наложил на себя, священство и паству трехдневный пост, а также совершал молебны и крестные ходы об отвращении грядущего гнева. Эпидемия не коснулась Воронежа, хотя в 1831 году свирепствовала уже по всей России.

Тогда же владыка Антоний возобновил повсеместное почитание Сицилийского Дивногорского образа Божией Матери, ибо по молитвам перед этой чудотворной иконой прекратилась холера в южной части Воронежского края.

Между тем, святителю Антонию было уже около 70 лет. Физические силы духоносного пастыря ослабевали, епархиальные дела становились для него непосильными. В 1839 году он сильно занемог и попросил совершить над собой Таинство елеосвящения. В его душе зародилась мысль об удалении на покой. Будучи постриженником Киево-Печерской Лавры, которую он никогда не мог забыть, святитель Антоний захотел почить вечным сном в ее священных стенах. Он писал об этом Обер-прокурору и членам Святейшего Синода, но получил отказ. Тем не менее мысль об увольнении не оставляла его, пока, наконец, Господь не успокоил Владыку и не положил конец всем сомнениям. Вот как об этом рассказывал сам Преосвященный Антоний: «Мысль, чтобы оставить епархию, укрепилась в уме, хотелось немедленно приступить к ее исполнению. Стал размышлять о Киеве, о моем будущем там пребывании. И все представлялось с самой приятной и полезной стороны. Так бы сейчас все оставил и туда уехал. В эту минуту слышу у изголовья голос человека, говорящего мне: “Напрасно ты так думаешь, ошибаешься ты”. Зная близость изголовья к стене, я не мог подозревать, чтобы тут мог быть человек <…> А голос, тихий, наполняющий мое сердце миром и смирением, продолжает: “Епископство есть сораспятие Христу на кресте. А с креста не сходят, но возносятся и снимаются. Видит Господь труд твой и помогает тебе Своей благодатию… Ты хочешь удалиться, уйти на покой в Киев. А когда ты там будешь оставлен только своим силам, что ты будешь делать? Немощи с тобой будут те же, а Помощствующего не будет; надеешься ли ты на свои силы?”. – “Да я думал Бога ради это сделать; лучше спасать душу свою, нежели, по неспособности, не удовлетворять нуждам паствы моей”. – “Если Бога ради думаешь делать, то и предай дело свое Богу. Когда Он найдет тебя неспособным, то Сам повелит снять тебя со креста. И ты будешь в мире, что не своя, а Божия воля исполнилась с тобою”. Во все эти минуты ручьями лились у меня слезы, и я ощущал душой, что это не иной кто был, как святитель Митрофан. Встал я, помолился Богу; все мысли, обременяющие меня, отошли, и я как будто свежее сделался. С этой минуты я отложил мысль о покое; ибо истинный покой есть в предании себя воле Божией».

Святитель, сам будучи щедрым благотворителем, побуждал и свою паству к делам милосердия, вменяя клирикам епархии сообщать ему о нуждающихся, которым он оказывал помощь как из личных средств, так и из сумм опекаемого им “Попечительства о бедных духовного звания” и “Воронежского попечительного о бедных комитета”. Обычно, уезжая из Воронежа по каким-либо делам, Владыка сам посещал острог, а иногда через доверенное лицо посылал милостыню заключенным. Ни в чем так не выражалось доброе сердце Святителя, как в попечении о бедных. “Имение епископа – бедных имение!”, – вот правило, которым руководствовался Преосвященный Антоний, ибо все, что он получал, – раздавал. Он радовался, когда к нему обращалось много нищих, и скорбел, когда их было мало. Он подавал всем, кто просил. Для некоторых покупались и отделывались целые избы.

Однажды пришла к Преосвященному вдова. Во время беседы с ней принесли Владыке пакет от одного богатого, у которого накануне он совершал погребение. “Вот на ваше счастье”, – сказал Владыка, подавая пакет. Каково же было удивление бедной вдовы, когда, придя домой, она нашла в пакете 300 рублей. По тем временам на эти деньги можно было прожить безбедно не один год. Она вернулась и сказала Владыке. “Я не знаю, что там было; что получил, то и передал; все ваше”,– спокойно отвечал старец-архиерей.

В 1830 году Владыка открыл “Воронежский тюремный комитет”, а в 1833 году, когда во многих местах России был неурожай, он организовал подписку в пользу голодающих, жертвуя значительные суммы в Приказ общественного призрения на устройство благотворительных обедов для десяти и более тысяч человек. В 1834 году при участии святителя Антония губернатор и дворянство Воронежа организовали беспримерный по тем временам Комитет для строительства жилья на месте сгоревших городских домов. За полгода необходимые средства были собраны; построено более 100 домов в Ямской слободе Воронежа. Многие пожертвования архиепископ Антоний направлял тайно – от имени самого святителя Митрофана.

Архипастырь принимал многочисленных посетителей города Воронежа как личных гостей святителя Митрофана, говоря: “…Я – только последний его служка”. Владыка Антоний никого не отпускал без подарков: образков, Псалтири, отпечатанных слов из творений святых Отцов, “Алфавита духовного”. Всех он внимательно выслушивал, каждому давал духовные советы и наставления. Получая по несколько десятков писем в день со всех концов России как от простых людей, так и от известных особ, прочитывал их и по возможности удовлетворял просьбы.

Архиепископ Антоний уделял особое внимание развитию духовных школ и просвещению духовенства. Основой всякого воспитания он считал Священное Писание и творения святых Отцов. Им были открыты уездные духовные училища в Задонске и Павловске, тогда же значительно возросло число воспитанников Воронежской Духовной семинарии. Наставникам и лучшим ученикам выдавались от архиерея денежные вознаграждения, были устранены розги. При личном отеческом окормлении архиепископа Антония семинария воспитала многих известных ученых, общественных деятелей и архиереев.

Без архипастырского попечения святителя Антония, великого молитвенника, с детства пребывавшего в храме и имевшего искреннюю любовь к богослужению, не оставалась и современная ему богослужебная практика. Он продолжил лучшие традиции Киево-Печерской Лавры и на воронежской земле. Во всех епархиальных монастырях было установлено чтение неусыпаемой Псалтири в дни Великого поста, а в Благовещенском Митрофановском монастыре – еженедельное соборное чтение по субботам акафиста Божией Матери, а по четвергам – акафиста святителю Митрофану; последнее было возобновлено Высокопреосвященнейшим митрополитом Воронежским и Липецким Мефодием в 1989 году не только пред мощами святителя Митрофана в Покровском кафедральном соборе, но и во всех приходах епархии.

В 1832 году Преосвященный Антоний издал указ по епархии повсеместно “вспоминать имя святителя Митрофана при всех служениях на отпустах пред именем дневного святого”. В 1842 году при непосредственном содействии святителя Антония к 10-летию открытия мощей первого Воронежского епископа Святейшим Синодом был окончательно одобрен полный текст службы.

Владыка Антоний был одним из инициаторов полного перевода на русский язык творений святых Отцов, особенно любимого им преподобного Ефрема Сирина, что было осуществлено в 1829 году. Он способствовал развитию церковного издательского дела: большими тиражами печатались душеполезные назидания, акафисты и другая духовная литература, репродукции почитаемых икон.

Преосвященный Антоний любил торжественное богослужение, тихое умилительное пение. Особенно любимы им были напевы, употребляемые в Киево-Печерской Лавре. Все сослужащие стояли у него в церкви чинно и благоговейно. Однажды произошел случай, когда после обедни Владыка жаловался, что у него болит ухо. Ему сказали, что окно в алтаре было открыто; хотели было закрыть, но подумали, что архиепископу угодно окно оставить открытым, потому и не закрыли. На это Владыка сказал: “А я не заметил открытого окна. Да и вам не советую заниматься во время богослужения ничем посторонним. Если бы вы послали закрыть окно, то на вас обратили бы внимание, и на того, кто бы стал закрывать окно. Через это вы у предстоящих отвлекли бы мысль от Бога, да и вам самим, после развлечения, трудно было бы возгреть в себе дух благоговения и усердной молитвы”.

Душа старца-подвижника постоянно пребывала в Боге, поэтому он всегда с любовью беседовал о горнем; он имел сердце свое на небесах; потому и говорил всегда о небесном. Иногда, по примеру святителя Тихона, он брал наставления из предметов, которые находились пред его глазами. Стоит Владыка в саду, а вокруг все цветет. “Кто бы мог подумать, – говорит Преосвященный, – видя зимой обнаженное сие место, что оно такой наполнится красотой! Но вот и пришла весна, а не все деревья облеклись зеленой своей одеждой и цветами. Посмотрите – вот есть между зеленеющими и сухие дерева. Они обнажены и ничем не украшены. Так и во второе славное Пришествие Христово: воскреснут мертвые, восстанут праведные и грешные. Но праведные просветятся, как солнце в Царствии Отца Небесного, а грешные явятся во всей безобразной наготе своей. Праведные воскреснут для жизни вечной и блаженной, а грешные пойдут в муку вечную…”.

Смирение святителя Антония было безграничным. “Когда я рассматриваю людей, – говаривал иногда Владыка со слезами на глазах, – все они хороши, святы: один я грешен, один я не хорош…”. Если он слышал, что кто-либо отзывается о нем нехорошо, обычно говорил: “Он меня не знает хорошо, не все знает мои слабости и недостатки; я еще хуже, нежели он обо мне думает”. При встрече с таким человеком не оправдывался, но всегда старался благотворить ему.

Он был удивительно незлобив. Когда ему говорили худо о его подчиненном, он обыкновенно не верил: “Нужно верить не словам, а делам”, – и проверял слышанное. И все благоговейно уважали его кротость: при нем никто не смел унизить другого даже насмешкой. Келейник, прослуживший у Владыки двадцать лет, не слышал от него ни одного обидного слова.

Однажды Святитель был приглашен для освящения вновь отделанной залы общественного здания. Зал был великолепен, собрание публики большое. Владыка, войдя, не увидел нигде святого образа. “Как мрачно в зале!”, – заметил Преосвященный. Ему с удивлением отвечали: “Как же, Владыка, ведь сегодня день светлый?!”. А тот снова повторяет: “Мрачно у вас: зала хороша и богато убрана, да нет образа. А без образа как бы ни была украшена комната, а все будет мрачно”. Тотчас принесена была икона Христа Спасителя, и тогда Преосвященный освятил залу.

Святитель Антоний уже при своей жизни прославился многочисленными чудесами. Невозможно перечислить всех благодеяний Господних, дарованных верующим по молитвенному предстательству подвижника. Особая благодать Божия, действовавшая через святителя Антония, проявляла подчас и чудодейственную исцеляющую силу. Так, по его молитвам был исцелен тяжко болящий Н. А. Мотовилов, “служка Серафима”, посланный им в Воронеж к “Великому архиерею”.

Иногда здравствующий еще Преосвященный Антоний являлся страждущим в сонном видении, да не один, а вместе со святителями Митрофаном и Тихоном. Вскоре после открытия святых мощей угодника Божия Митрофана приезжала на поклонение к святителю семья. В ней была семилетняя девочка, исцелившаяся от болезни после того, как увидела во сне трех монахов: двух она узнала по изображениям – одного на иконе святителя Митрофана, другого по портрету святителя Тихона. Когда это семейство пришло к Преосвященному Антонию принять его благословение, девочка заявила, что в лице Преосвященного Антония она узнает третьего монаха, являвшегося ей во сне. Об этом мать доложила владыке Антонию, но он строго запретил рассказывать.

Один из иеромонахов, стоявших при мощах святителя Митрофана, рассказывал следующее: девица, дочь одного неизвестного помещика, во время катанья случайно попала в овраг со всем своим экипажем и лошадью, причем она потерпела сильные ушибы, так что приглашенные доктора нашли ее опасно больной и приказали положить в постель до утра. Наутро же мать вошла к страждущей и нашла ее совершенно здоровой. Больная объяснила ей, что к ней являлись три Воронежских святителя, из которых два Святителя благословили ее здесь же, а от третьего, – сказали, – получишь благословение там, в Воронеже. И действительно, когда она с матерью своей прибыла в Воронеж и, по совершении молебна при мощах святителя Митрофана, увидела Преосвященного Антония, тотчас же объявила матери, что это тот самый Святитель, который являлся ей во время болезни.

Перед открытием и освидетельствованием мощей святителя Митрофана, когда собирались сведения о чудесах, совершившихся при гробе сего угодника Божия, многие из получивших исцеления заявляли, что святитель Митрофан исцелил их по молитвам Преосвященного Антония183.

По описаниям знавших его людей, святитель Антоний был невысокого роста, но представительного вида, в последние годы жизни – даже величественного. Приятные черты лица имели печать серьезности; проницательные, живые и ласковые глаза всегда располагали к нему. Нередко на службе и после многие видели его полузакрытые очи, полные слез, которые катились по седой длинной бороде. Голос имел ясный, говорил с незначительным малороссийским акцентом, до самой кончины читал и говорил внятно, имел хороший слух. Никто не видел, чтобы владыка Антоний смеялся, хотя часто его лицо умилялось радостью или улыбкой.

В последний год своей жизни, будучи уже больным, святитель Антоний освятил два храма, находящиеся в двухстах километрах от Воронежа: в Дивногорском монастыре – во имя Рождества Иоанна Предтечи и в хуторе Гнилом Острогожского уезда – в честь Преображения Господня, действующие в настоящее время.

12 декабря 1846 года святитель-подвижник тяжело заболел. Лекарств он не принимал, пил только иногда малину. “Мне, дожившему до 73 лет, – говорил он, – грешно и желать продолжения жизни и просить Господа, чтобы помедлил послать Ангела – взять душу мою”. Но делами продолжал заниматься, диктовал даже поздравительные письма к празднику Рождества Христова.

Вечером 17 декабря Святитель исповедался, попросил отслужить в своем кабинете молебен с водосвятием, на следующий день приобщился Святых Таин, но прийти в храм уже не смог. Днем позже все дела по управлению епархией он передал своему викарию – епископу Острогожскому Елпидифору (Бенедиктову). Ночь под 20 декабря провел в молитве, утром соборовался, велел раздать щедрую милостыню нищим и отослать почтой денежные пособия бедным, живущим вне Воронежа.

«Благодарение Богу, – говорил Владыка, – я не чувствую никакого страха смерти. Желание имам разрешитися и со Христом быти. В три часа по полудни подписал письмо на имя Государя Николая Павловича с новым ходатайством об “открытии мощей святителя Тихона”». Окончив столь важное дело, Преосвященный Антоний, знаменуя себя крестным знамением, с глубоким чувством сказал: Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…

Святитель продиктовал духовное завещание, которое не успел подписать, занимаясь последними распоряжениями по поводу ходатайства о прославлении святителя Тихона Задонского. Завещание это известно как “Духовное завещание святителя Антония II, архиепископа Воронежского, своей пастве”. Оставшись без его подписи, оно не получило статуса формального акта, но во многом воспроизводило завещание святителя Митрофана и напоминало его по благодатной силе своего воздействия. “Преискренно желая ввести тебя, Богом дарованная мне паства, в жизнь вечную, где лучше день един <…> паче тысящ <…> в селениих грешничих (Пс 83:11), я, стоя у гроба, как у преддверия вечности, в последний раз обращаюсь к тебе, паства моя! – не устами и гласом, как прежде, но малым сим писанием, и прошу тебя, как украшающуюся именем Христовым и облагодатствованную явлением многоцелебных мощей святителя и чудотворца Митрофана, подражать Господу нашему Иисусу Христу, и великому угоднику Митрофану, и прочим святым, истинно угодившим Богу…”.

20 декабря 1846 года в полдень святитель Антоний благословил присутствующих и, по окончании чтения отходной, к вечеру тихо и мирно отошел ко Господу.

Жития святителя Антония на земле было 74 года. Воронежской паствой “Великий архиерей” управлял 20 лет, 10 месяцев и 29 дней, во всем являя образ доброго пастыря, духоносного наставника и милостивого отца. Проститься с почитаемым архипастырем явились жители не только Воронежа, но и других городов и весей со всей России, ибо слава о нем разошлась далеко за пределы его епархии.

Панихиды по святителю Антонию были отслужены по всей России: в Санкт-Петербурге заупокойное богослужение возглавил первенствующий член Священного Синода митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Антоний (Рафальский). В первопрестольном граде Москве Божественную литургию и панихиду совершил святитель Филарет (Дроздов). 27 декабря 1846 года после заупокойной Литургии архипастырь был погребен в Благовещенском соборе Митрофанова монастыря в склепе возле усыпальницы святителя Митрофана.

Согласно просьбе самого богоносного Владыки, над местом его погребения была положена скромная чугунная плита. Смиренный архипастырь завещал похоронить себя в монашеском одеянии, без дорогих архиерейских украшений, устроив могилу при самом входе в церковь, с западной стороны, не устанавливая вовсе никакого памятника: “Да вси приходящие попирают меня ногами своими”…

Сразу по кончине архиепископа Антония, Господь стал являть у могилы угодника Божия чудесные знамения. Помня о цельбоносных молитвах святителя Антония, многие страждущие начали служить здесь панихиды и свидетельствовали о получении исцелений.

В 1874 году в Митрофанов монастырь пришли две женщины и попросили иеромонаха Флорентия отслужить панихиду по Преосвященном Антонии. Во время панихиды женщины так плакали, что иеромонах после спросил их: “Зачем вы плакали? Разве вам знаком был Преосвященный?”. Одна из посетительниц отвечала: “Нет, он нам незнаком. Но вот эта моя дочь (пожилая женщина указала на младшую) совершенно ослепла, а Преосвященный Антоний исцелил ее. Он явился ей в сонном видении, и, укорив ее за неисполненное раньше повеление обратиться к его ходатайству, указал – как бы ткнул в глаза. И после этого она стала видеть”.

У жены инспектора Воронежского кадетского корпуса полковника М. сильно болели зубы. Прочитав жизнеописание Преосвященного Антония, и узнав, что угодник Божий помогает с верой приходящим к нему, она поспешила отслужить панихиду на его могиле. Зубы тотчас перестали болеть.

Дело в том, что Преосвященный Антоний во время земной жизни тоже болел зубами. Он всегда в таком случае просил ильинского священника служить молебен священномученику Антипе. Ныне же сам помогает всем молящимся и просящим у него помощи…

За свои богоугодные труды архиепископ Антоний был при жизни удостоен многих государственных наград. Но эти награды – лишь часть того земного почитания любимого всеми святителя, который, по отзывам пасомых, являл собой удивительно “полный, отрадный, идеальный образ архиерея” – образ “третьего светильника благочестия на свещнице Церкви Воронежской”.

Еще при жизни архиепископа Антония – “жителя из села Божией Матери, Лавры ее Печерской постриженника”, как он сам себя называл, многие современники считали его святым. Среди них были и великие угодники Божии. Так, уже говорилось, что преподобный Серафим Саровский, с которым Святитель никогда в жизни не виделся и общался только духовно, питал к нему особенное благоговение и часто направлял богомольцев за духовным советом и для исцелений к Воронежскому архиепископу. Он называл владыку Антония не иначе как “великим архиереем Божиим” и именовал своим “старшим братом”. Известно глубокое почитание архиепископа Антония святителем Московским Филаретом (Дроздовым) и Дивеевской блаженной Пелагией Ивановной Серебренниковой, которую Владыка благословил на крест юродства во Христе. Святитель Антоний имел братские молитвенные отношения и с архиепископом Казанским и Свияжским Филаретом (Амфитеатровым), впоследствии митрополитом Киевским и Галицким. В большом духовном сродстве архиепископ Антоний состоял с Киевскими подвижниками: преподобным иеросхимонахом старцем Парфением (Краснопевцевым) и своим духовным отцом иеросхимонахом старцем Вассианом (Балашевичем).

Ныне прославленная в лике святых преподобномученица великая княгиня Елисавета Феодоровна не раз присылала в Воронеж дары не только к раке цельбоносных мощей святителя Митрофана, но и к гробнице архиепископа Антония, а по посещении этого богоспасаемого града всегда заказывала панихиды по Владыке.

Вскоре после кончины святителя Антония было составлено его первое жизнеописание, из которого известны многие чудеса по молитвам праведника. Позже стали появляться воспоминания современников о почитаемом иерархе, ходили устные предания насельников Киево-Печерской Лавры и воронежского Благовещенского Митрофановского монастыря. Во всех воспоминаниях и жизнеописаниях святителя Антония его подвиги и духовные дарования ставились в один ряд с подвигами Воронежских святителей Митрофана и Тихона. Священномученик Серафим (Чичагов) в “Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря” называл архиепископа Антония “благодатным рабом Божиим”, сравнивая его со святителем Московским Филаретом и преподобным Антонием Радонежским (Медведевым).

В 1914 году тщанием архимандрита Благовещенского монастыря Александра (Кременецкого) и на пожертвования почитателей памяти святителя Антония были устроены над его могилой часовня-усыпальница и мраморное надгробие, учреждено постоянное служение панихид.

Известны слова священномученика Тихона (Никанорова), архиепископа Воронежского и Задонского, произнесенные в 1915 году: “Святитель Антоний – накануне своего прославления”. Сам священномученик Тихон приложил много трудов к предполагавшемуся общецерковному прославлению святителя Антония на Поместном Соборе 1917–1918 годов. Для этого в Воронеже была создана комиссия, которая осматривала останки святителя Антония, и при вскрытии склепа оказалось, что гроб, в котором находилось нетленное тело и сохранившиеся одежды, сгнил и при прикосновении к нему рассыпался. Тогда же тело Святителя было переложено в новый гроб, а вход в могилу замурован. Однако тяжкие испытания, выпавшие на долю Русской Православной Церкви, не позволили осуществиться предполагаемой канонизации.

Coхранилось письмо священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского184, которое он написал незадолго до своей мученической кончины. Это письмо содержит завет и нам, ныне живущим: “Всем без исключения верным Господу прошу передать мир, благословение и поклон. Всех да хранят молитвы Матери Божией и святых Митрофана, Тихона и Антония, великих святителей Воронежских”.

Почитание святителя Антония никогда не прекращалось. Имя его предваряло многие синодики, а в некоторых семьях с XIX века хранятся как святыни иконки и молитвы, подаренные или присланные духоносным архипастырем.

24 сентября 1953 года архиепископ Воронежский и Острогожский Иосиф (Орехов) в рапорте на имя Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) свидетельствовал о широком почитании верующими памяти архипастыря и ходатайствовал о перенесении останков святителя Антония в ограду Покровского кафедрального собора в связи с началом строительных работ на месте снесенного монастыря. В годовом епархиальном отчете за 1956 год архиепископ Иосиф писал, что в августе 1956 года состоялось перенесение останков архиепископа Антония на городское кладбище, после чего была отслужена панихида. Интересны обстоятельства, бывшие следствием этого перенесения честных мощей на кладбище. Сохранившееся предание повествует: «Когда велись строительные работы на месте снесенного монастыря и готовился котлован для фундамента будущего здания, то перед одним из экскаваторов внезапно возникла фигура величественного старца в необычном одеянии. Старец грозно протянул руку: “Дальше – нельзя!”. Разгневанный экскаваторщик бросился вон из кабины, чтобы прогнать мешающего незнакомца, но… старец стал невидим. Оказалось, что занесенный уже ковш должен был вонзиться в гробовую усыпальницу: здесь начиналось монастырское кладбище. Строители, испуганные грозным видением, отказались продолжать работы. Тогда власти были вынуждены обратиться в епархию для организации переноса братского кладбища. А в это же время сотни других кладбищ с легкостью уничтожались или осквернялись, обращаясь в городские свалки, танцплощадки…». Явившегося же старца потрясенный случившимся экскаваторщик впоследствии увидел снова – на портрете, изображавшем святителя Антония.

К памяти святителя Антония благоговейно относятся и за многие сотни и тысячи верст от Воронежа. Почитается этот дивный святой и в Киеве, в Свято-Успенской Лавре, и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Cхимонахиня Сергия (Картушина, †1998), проживавшая перед своей кончиной в Вильнюсе (и там же, на кладбище Свято-Духова монастыря, похороненная), глубоко почитала архиепископа Антония (Смирницкого). Земная жизнь ее была нелегкой. Будучи слепой, многие годы она провела в тюрьмах и ссылках. Когда схимонахиня Сергия узнала, что Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий благословил к изданию книгу о владыке Антонии, она очень радовалась этому, несколько дней вслух нараспев молилась Святителю и повторяла, что многие из тех, кто разделял с ней участь узников лагерей и ссылок, считали архиепископа Антония святым и молились ему. Cхимонахиня Сергия не раз говорила: “Молитесь святителю Антонию, он всегда помогает, если просишь его помощи во имя Божией Матери и великих угодников Христовых Митрофана и Тихона”.

На территории возрожденного за последние годы Алексиево-Акатова монастыря города Воронежа ныне устроен некрополь из захоронений Воронежских архипастырей, останки которых были перенесены с разрушенных городских кладбищ. Среди имен, перечисленных на надгробии, значится и имя архиепископа Антония. Однако нельзя пока твердо утверждать, что в общем захоронении находятся и его святые мощи.

Знаменательно, что празднование святителю Антонию совпадает с днем памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, о сокровенной духовной связи Святителя с которым повествует одно из жизнеописаний великого подвижника ХХ века.

От редакции. Порядок публикации в выпусках “Патерика” вынужденным образом произволен: тексты публикуются в том порядке, в каком поступают в редакцию материалы.

Общее руководство подготовкой “Патерика” осуществляет архимандрит Макарий (Веретенников). В жизнеописании преподобномученика архимандрита Германа (Полянского) используются материалы, предоставленные А. Бегловым, в том числе из базы данных ПСТБИ по новомученикам Российским; в жизнеописании преподобной Рахили Бородинской (Коротковой) – материалы журнала “Московские епархиальные ведомости” (№ 6 за 1996 г.) и книг “Подвижницы Спасо-Бородинского монастыря” (Можайск, 1994) и “Жизнеописание старицы Спасо-Бородинского монастыря схимонахини Рахили” (2-е изд., М., 1996). Над текстом работали А. Беглов и М. Журинская.

* * *

183

Добавим и следующий известный нам случай чуда святителя Митрофана. В начале ХХ века у одной воронежской гимназистки была тяжелая болезнь: гнила кость ноги, образовался свищ, из которого хлестал гной. Девочка во сне увидела Святителя, который сказал ей: “Приезжайте ко мне служить молебен”. Дело было зимой; больную закутали, уложили в сани и повезли. Когда приехали в собор, все ложе больной было пропитано гноем, на обратном же пути оно оставалось совершенно сухим. Свищ вскоре закрылся, больная встала, а от болезни не осталось ничего, кроме легкой, почти незаметной хромоты.

184

Его жизнеописание см.: Альфа и Омега. 2003. № 1(35).



Источник: Альманах "Альфа и Омега":

Часть I № 15, 16, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 27, 28, 29, 30; 1998, 1999, 2000, 2001

Часть II № 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 2002-2003-2004

Часть III № 42, 44, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53; 2005, 2006, 2007, 2008, 2009

Часть IV № 54, 55, 56, 57, 58, 60, 61; 2009, 2010, 2011

Комментарии для сайта Cackle