Первое обретение мощей

Указ Святейшего Правительствующего Синода о явившихся святых мощах первого иркутского епископа Иннокентия от 1 декабря 1804 года152

Святейший Правительствующий Синод, слушав подносимый Его Императорскому Величеству от онаго доклад, которым Синод, о найденном в Иркутском монастыре нетленном теле перваго Иркутскаго епископа Иннокентия, всеподданнейшей представлял следующее: в 1800 году Синоду член онаго, Амвросий, митрополит Новгородский, объявил Высочайшее повеление, о разсмотрении всех обстоятельств, изъясненных в вступившем к покойному       Государю Императору Павлу Петровичу от осматривающих Иркутскую губернию г.г. сенаторов Ржевскаго и Левашева рапорт, о найденном в Иркутском Вознесенском монастыре нетленном теле перваго Иркутскаго епископа Иннокентия, и приложенных при нем доставленных к ним от нынешняго Иркутскаго епископа Вениамина сведения и краткой выписки о чудесах, происходящих от того нетленнаго тела. А в оном рапорте г.г. сенаторов написано о дошедшем по прибытии их в Иркутск сведении, что в Вознесенском монастыре, состоящем от Иркутска, по течению реки Ангары в пяти верстах, существует нетленное тело Иркутскаго перваго епископа Иннокентия, хранящееся под церковию в обложенной кирпичной палатке, которое, приглася они нынешняго епископа Вениамина, по вскрытии гроба, осматривали, и оказалось чрез 70 лет нетленно, даже и одежда на оном такому тлению непричастна, а отзывы многих первейших тамошних жителей о чудесах, происходящих от него, побудили их, г.г. сенаторов, истребовать от Епископа Вениамина, об оном сведении. В сем сведении показано, что как давно сии мощи открылись, тому, по недостатку записок, года, месяца и дня означить не можно, а хотя и известно, якобы были оне открыты около 1755 года, но совершенно достоверно, что в 1766 году были оне явны; открыты же по случаю происходящих работ под алтарем, где святитель Иннокентий погребен был. В следствии чего по воспоследовавший того же года декабря 4 дня на поднесенном от Синода докладе Высочайшей конфирмации, отправлен в Иркутск Казанской епархии бывший викарий, что ныне Пермский епископ Иустин, для надлежайшаго осмотрения с тамошним епископом Вениамином помянутаго нетленнаго тела, и для обстоятельнаго разведения о происшедших от него исцелениях. Показанные епископы рапортом 1801 года марта от 5 Синоду донесли, что они того года генваря 29, взяв с собою протоиереев Богоявленскаго собора Иоанна и благочиннаго Феодора, а по прибытии в монастырь присоединяя и правящего должность в оном настоятеля, иеромонаха Иоасафа, осмотр нетленному епископа Иннокентия телу произвели с должным вниманием и осторожностию, по которому открылось: что глава, грудь, ребра, спина и ноги все в целости и с плотию, точию присохшею, от коих происходит благовонный запах, мощам свойственный и многими ощущаемый; одеяние, в которое тело святительское облечено, состоящее во власянице, подряснике шелковом и архиерейской мантии объяринной голубого цвета, в целости и довольно крепко; гроб также, из сосноваго дерева, обитый черным бархатом, в совершенной целости и твердости. После такового осмотра телу произвели изследование о чудотворениях и явлениях как тех, которыя прежде поданы, так и вновь вступивших, в котором исследовании осторожность и внимательность, каковых обстоятельства могли и долженствовали требовать, всегда были употребляемы с крайним старанием, дабы не упустить ничего, что нужно было для утверждения оных. Наконец, для большей достоверности о целости нетленнаго тела, приглашены были марта 3 дня бывший Иркутский гражданский губернатор, действительный статский советник Толстой с прилучившимися некоторыми чиновниками, градским главою купцом Авдеевым и со многими из почетнаго купечества, с которыми оное тело осматривано еще с благоговением и не без любопытнаго внимания. Почему они, епископы, приложа при том рапорте Синоду о чудотворениях того Иннокентия с упоминаемых поданных от разных людей объявлений копий, числом шестьдесят одна, разсуждали, чтобы сего перваго Иркутскаго епископа Иннокентия причесть к лику святителей, церквию почитаемых и прославляемых; тело его нетленное, яко истинныя мощи и достойныя, чтобы для почитания народнаго, были объявлены и открыты; и к таковому разсуждению тем паче они приступили, что в сем святителя открытии и прославлении, яко особенном даре, от Промысла тамошним отдаленным странам ниспосылаемом, не могут не ощущать благоволения Божескаго к диким их обитателям, могущим поспешествовать обращению их в святую православную нашу веру; жители же Иркутские по усердию и почтению своему стекаются во множестве к нетленному телу его на поклонение, с желанием об установлении в память его службы и праздневства. А прошлаго 1803 года марта 5 дня Синод, разсуждая, что как оное свидетельство происходило назад тому два года, и все чудотворения и сказания, какия по показанию многих были о том нетленном теле, описаны до свидетельства, после котораго могли открыться новыя убедительныя доказательства в чудотворениях, от него происходящих: то, для точнейшаго в том удостоверения, посланным к Вениамину, епископу Иркутскому, указом велено прислать еще сведение: не было ли в течении сих последних двух лет каких-либо новых, достопамятных происшествий, кои бы могли служить вящщим подтверждением прежде представленным? Какое ныне народное тамо мнение о нетленном оном теле, и не примечено ли в нем какового изменения? Присовокупя к сему ему, епископу, и свое о том мнение по долгу его архипастырскому и по самой сущей справедливости, дабы можно было судить Синоду с твердым основанием, яко важнейшем обстоятельстве. На сей указ, от него, епископа Иркутского, того же 1803 года октября 9 дня Синоду донесено, что исцеления и явления от святителя Иннокентия, перваго епископа Иркутского, продолжаются, в нетленном теле его никакой измены не усматривается; усердие жителей тамошних стран не только к нему не ослабевает, но и более еще увеличивается, чему доказательством есть частое требование видеть его мощи и им воздавать поклонение, и он, епископ Вениамин, совестию убежден, почитает святительское его ходатайство у милосердия Божия уважаемым. Какия же в течении времени после свидетельства происходили еще от него исцеления и явления, о том приложил выписку за скрепою консистории, и коих показано 24, а с прежними 85. Сверх того, сего года мая 11 для Синоду помянутый же член онаго Амвросий, митрополит Новгородский, предложил полученное им от Сибирскаго генерал-губернатора, действ. тайн. советн. Селифонтова отношение, что он, генерал-губернатор, сколько по народной молве, столько и по собственному любопытству, смотрел тело того Иннокентия, перваго епископа Иркутскаго и лично удостоверился, что он в полной целости и без всякаго изменения; убеждаясь же приверженностию к нему народа, подкрепляемою многими доводами происшедших от него чудотворений, о коих известил его тамошний епископ Вениамин, просил ходатайства об открытии нетленнаго тела сего святителя. О чем он, генерал-губернатор, относился письменно и к Синодальному обер-прокурору Князю Голицыну, как о сем объявлено от него Синоду. – Синод по разсмотрении с прилежнейшим вниманием упомянутых обстоятельств, уважая описанныя свидетельства и чудотворения, а при том возрастающее время от времени к сим мощам святителя Иннокентия усердие тамошняго народа, мнение свое полагал: 1. Оное тело перваго епископа Иркутскаго Иннокентия огласить за совершенныя святыя мощи, и с подобающим благоговением епархиальному Иркутскому епископу Вениамину с прочим духовенством поставить в церкви показаннаго Вознесенскаго монастыря на верху того, где оное обретено, или в другом пристойном месте, с установлением празднования ему ноября 26-го числа, на память преставления сего святителя, о чем и объявить из Синода во всенародное известие указами. 2. Всенощныя бдения и молебныя пения желающему народу открыть и надлежащую тому святителю Иннокентию службу отправлять, а также и в печатныя церковныя книги, в кои надлежит, наряду с прочими внесть позволить. И на оном докладе минувшаго октября 28 дня Собственною Его Императорскаго Величества рукою написано тако: согласен с мнением святейшаго Синода.

Церемониал на перенесение мощей Святителя Иннокентия перваго Чудотворца. 1805 года февраля в девятый день

1

За три [дня] до выноса святых мощей сообщить полиции для объявления жителям города.

2

Накануне по желанию граждан всенощной быть в монастыре и во всех церквах градских и монастырях пополудни, в 5 часов; в Вознесенском же монастыре всенощное бдение отправлять в церкви святителя, к величному же пению идти к святым мощам и по прочтении над святителем евангелия к канону возвратиться в церковь и оканчивать всенощную обыкновенным порядком.

3

Весь монастырь, в продолжении всенощнаго бдения иллюминовать плошками.

4

В 8 часов в городе быть позову, в 9 часов из собору ключарь, восемь священников и два диакона шествуют в лучших одеждах с крестным ходом, несут чудотворный образ Божией матери, – в монастырь, в продолжении чего во всем городе по церквам быть звону; в Вознесенском монастыре начать благовест в 9 часов утра и продолжать оный до прибытия в монастырь архиерея, по прибытии его быть обыкновенному звону.

5

В день перенесения святых мощей в городе святую литургию отправлять в 7 часов.

6

Во время шествия из города крестнаго хода архиерей со служащими и прочим духовенством во всей священной одежде в церкви ожидает приближения крестнаго хода.

7

Когда оный приблизится к монастырю около полуверсты, Преосвященный шествует из церкви к святым мощам со всем духовенством таким порядком: посреди идут два диакона с кадилами, и два диакона несут крест и образ Богоматери запрестольный, священники по два в ряд. Преосвященный позади, а перед ним два диакона с кадилами.

8

По приходе в палатку, где святыя мощи, Преосвященный начинает. «Слава Тебе, Боже наш, Слава Тебе», и все духовенство поет: «Царю Небесный»; в продолжении онаго пения, преосвященный кадит святыя мощи, потом –

9

Вземлет преосвященный с первенствующим духовенством святыя мощи, несут на сретение крестнаго ходу и чудотворнаго образа; напереди идет градский голова, коммерции советник со свечами Дмитрий Мыльников и два бургомистра городового магистрата и 20 человек лучших граждан со свечами, и по два в ряд, потом идет протоиерей – благочинный Сухих кропит святою водою все шествие священники и иеромонахи, по два в ряд, со свечами в лучшей священной одежде, за ними идут четыре диакона с кадилами и два диакона несут крест и образ Богоматери запрестольный и два подиакона с трикириями; затем несут святыя мощи архиерей с настоятелями и со служащими, вокруг оных по сторонам же шесть диаконов свещи большия в подсвечниках несут и два диакона над мощами несут рапиды; четыре священника несут над святыми мощами балдахин, приготовленный из дорогой материи, который за ними поддерживают шестеро первенствующих граждан, а именно: г.г. Сибиряков, Мыльников, Василий Ситников, Степан Дудоровский, Дмитрий Сизых, Григории Баженов, и за святыми мощами идут граждане; в продолжение шествия, ко стретению, священники, певчие и весь клир поют: «Спаси Господи люди Твоя», потом тропарь Святителю.

10

Святый и чудотворный образ Божией Матери и кресты встречаются, пред которыми святыя мощи поставляют на постланное для того сукно; архиерей кадит образ Божией Матери обыкновенным порядком, прикладывается к оному, и отправляется лития, по окончании которой –

11

Шествует таким же порядком к соборной Вознесенской церкви, святый чудотворный образ с крестами несут пред святыми мощами и, обойдя церкви, входят во внутрь оной; во время сего шествия духовенство и певчие поют «Всемирную славу». По обойдении церкви и когда время в оную войти, петь тропарь храмовому празднику. Во все сие время быть звону в монастыре и во всем городе.

12

По входе в церковь святый образ и крест поставляются на приличныя места.

13

Святыя мощи поставляются среди церкви перед амвоном; когда придет время входу со святым евангелием, во время пения «Приидите поклонимся» несут святыя мощи служащие за евангелием во святый алтарь, и, обойдя с ним святый престол, поставить оныя же по правой стороне пред престолом, в которое время быть звону в монастыре и во всем городе, и остаются во время продолжения святыя литургии в воли его преосвященства, какую угодно будет сделать церемонию, или распоряжение.

14

По окончании святыя литургии преосвященный выходит к приготовленному амвону, на котором стоит новая рака, окропляет оную святой водой и поставляет святыя мощи в оную со старою ракою, во время святыя литургии лучшие граждане держат тот же балдахин; когда святыя мощи несут из алтаря на уготовленное место, петь тропарь святому и быть звону в монастыре и во всем городе.

15

По постановлению святых мощей молебен Святителю, по окончании котораго многолетствие со обыкновенным звоном.

16

По окончании молебна прикладываются к святым мощам духовная власть и народ, в продолжение сего поют приличные концерты.

17

В том же монастыре, в прочих четырех церквах отправлять святую литургию священникам и молебствие о здравии Его Императорскаго Величества и всей Августейшей Фамилии, в то же время, когда и в соборной Вознесения Господня церкви продолжаться литургия будет.

18

Для желающих святым мощам прикладываться и молебствовать святыя мощи будут открыты, причем благочинному быть и распоряжать, дабы благочиние при священнодействии было неотменно соблюдено, когда же придет время все кончить, святые мощи закрыть и гроб запереть, а ключ принесть преосвященному.

19.

Кресты и чудотворный образ уносят священники обратно из монастыря в собор, со звоном во всех, в городе, церквах и монастырях.

20.

Во все продолжение церемоний для охранения от стеснения народнаго испросить строевое войско с ротными командирами от кого следует, которое во время шествия должно быть по обе стороны.

21.

Исполнение по сему должно препоручить протоиерею благочинному.

22.

Исполнить по сему распорядку благовременно, то есть назначая способных людей и объясняя, кому что делать надлежит.

____________________

Росписание, кому, как и за кем из губернских чиновников следовать при торжественном выносе святых мощей Святителя Иннокентия из деревянной в каменную церковь в 9-й день сего февраля, они и должны предшествовать церковную церемонию.

Два полицейские офицера.

За тем уездный судья впереди.

1. Заседатели рядом.

2. Уездный казначей, и землемер, и присяжный.

3. Городовые старосты и судьи словеснаго суда в ряд, потом ратманы городового магистрата.

4. Нижний земский суд, впереди два сельские заседателя в ряд, за ними земский исправник.

5. Врачебной управы первенствующие рядом.

6. Губернский прокурор.

7. Палата гражданскаго суда, впереди председатель, за ним два ассесора, рядом.

8. Палата уголовнаго суда, впереди советник, за ним ассесор.

9. Казенная палата, впереди вице-губернатор, за ним три советника, рядом.

10. Губернскаго правления два советника.

11. Градской голова и два бургомистра городового магистрата.

12. Городничий.

13. Главнокомандующий, при нем два чиновника из его штата.

За ним следовать будет вся церковная церемония со святыми мощами. Позади всей церковной церемонии должны заключать шествие два полицейские офицера.

Священник Прокопий Громов

Перенесение мощей Святителя Иннокентия153

Вожделенный указ об открытии мощей Святителя получен в Иркутске 19 января 1805 г., и в следующий день воскресный, 22 января, торжественно отправлено Господу Богу благодарственное молебное пение. За сим начались приготовления со стороны всех сословий к празднику открытия и перенесения Святых мощей.

Второго февраля, в день Сретения Господня, все духовенство города Иркутска в 8 часов утра было в Вознесенском монастыре. Туда прибыл и епископ Вениамин. В церкви Успения Божией Матери архипастырь облачился, выслушал часы и со всем духовенством имел шествие в пещеру, где почивали мощи Угодника. Над ними отправлена панихида. Потом Преосвященный с ста­рейшими из духовенства взяли из склепа Святые мощи при пении «Святый Боже!» и поставили на уготованном открытом месте. В шести подсвещниках окрест гроба горели свечи. Над мощами еще отправлена большая панихида. По окончании ее Преосвященный со всем духовенством возвратился в Успенскую церковь, в которой начал Божественную литургию с монастырскою братиею; при начале же чтения Апостола протоиерей кафедрального собора Иоанн Затопляев и благочинный Феодор Сухих, приняв от Преосвященного епитрахиль, поручи, омофор и митру, пошли к мощам Святителя и возложили на Него означенные облачения. Между тем над ракою Святителя продолжалось чтение Евангелия. По совершении литергурии Преосвященный Вениамин в сопровождение духовенства и почетных граждан опять пришел в пещеру и воздал мощам подобающее поклонение. А затем вход к ним открыт был всем без изъятия.

Накануне предположенного перенесения Св. мощей из-под Тихвинской церкви в соборную монастырскую Вознесенскую, 8 февраля, во всех церквах города Иркутска и в Вознесенском монастыре отправлено было новоявленному Чудотворцу всенощное бдение, в кафедральном соборе самим Преосвященным Вениамином соборне, а в монастыре правящим должность настоятеля иеромонахом Иоасафом154 с братиею. Здесь служба совершалась в деревянной Тихвинской церкви, а на полиелей все служащие сходили в пещеру к мощам Угодника, и тут пели ему Святительское величание, и прочитано было Евангелие. Потом служащие поднялись вверх в Тихвинскую церковь, и здесь докончено было всенощное бдение. Монастырь был иллюминован от усердия граждан. Назавтра, 9 февраля, во всех градских церквах и в Знаменском девичьем монастыре были отправлены литургии в 7 часов утра; затем в Иркутском кафедральном соборе в 8 часов начат был перебор колоколов, а в 9 часов при колокольном звоне во всех церквах начался из собора в Вознесенский монастырь крестный ход с чудотворною иконою Божией Матери Казанской. В Вознесенском монастыре в это время начался благовест к литургии. Коль скоро ход приблизился к обители на полверсты, то Преосвященный Вениамин, ожидавший его в монастыре, и бывший, как и все духовенство, в полном облачении, обратясь к Святым мощам, возгласил: «Слава Тебе, Боже наш! Слава Тебе!» Духовенство запело: «Царю Небесный» Преосвященный в это время кадил Святые мощи, затем сам, также настоятель монастыря и готовившиеся к служению литургии священники подняли Святые мощи и понесли чрез западные врата монастырские во сретение чудотворной иконы при пении: «Спаси, Господи, люди твоя!» Два диакона над мощами несли рипиды, четыре священника несли над Ними балдахин, устроенный из дорогой материи, кисти которого поддерживали шесть почетных граждан; шесть диаконов окрест гроба несли подсвещники с возженными свечами. Пред мощами два диакона несли запрестольный крест и икону Богоматери, пред ними четыре диакона с кадилами и иеромонахи по два в ряд, им предшествовал благочинный протоиерей Феодор Сухих, окропляя путь Святою водою. Впереди благочинного шел градский голова, коммерции советник Димитрий Мыльников, за ним два бургомистра и двадцать почетных граждан по два в ряд. Во время сего шествия и в монастыре Вознесенском и в Знаменском, и при всех иркутских церквах по условленному знаку был звон во все колокола. При сретении чудотворной иконы Святые мощи поставлены были пред нею на уготованном месте, покрытом сукном. Отправлена лития. По окончании оной и по обкаждении икон и мощей началось обратное в монастырь шествие при пении певчими и всем духовенством догматика: «Всемирную славу». По входе в монастырь обошли с мощами и чудотворною иконою, с крестами и хоругвями, принесенными из города, вокруг соборной Вознесенской церкви; затем, при подъеме на западное ее крыльцо пет был храмовый тропарь: «Вознесся еси во славу Христе Боже наш». По входе в церковь чудотворная икона поставлена на приличном месте, а Святые мощи среди церкви над амвоном. Преосвященный Вениамин начал в Вознесенской церкви Божественную литургию и в то же время в прочих монастырских церквах: Тихвинской, Успенской и Одигитриевской (Смоленской) – совершаемы были литургии соборне. По малом входе при пении: «Придиите, поклонимся и припадем ко Христу», святые мощи внесены были священниками в алтарь, обнесены вокруг престола и поставлены по правую его сторону. При сем переносе как в обители, так и во всем городе Иркутске и в Знаменском монастыре производился звон. Тут же стояла новая рака, обитая дорогою парчою, в которую по окроплении ее святою водою и положены были епископом Вениамином Снятые мощи Угодника вместе с прежним Его гробом. По окончании литургии Святыя мощи вынесены из алтаря при пении на 3-й глас тропаря Святителю, сложенного Преосвященным Вениамином:

Светильниче церкви пресветлый, озаривый лучами доброт твоих страну сию, и исцеленьми многими притекающих к раке Твоей с верою Бога прославивый, молим Тя Святителю Отче Иннокентие, ограждай молитвами град сей от всех бед и печали.

По поставлении мощей на уготованное в Вознесенской церкви за правым клиросом место Святителю отправлен молебен с провозглашением многолетия Государю Императору и всему Августейшему Дому, и таковое же молебное пение совершено было и в прочих монастырских церквах. Но окончании молебна Преосвященный, духовенство и весь народ с благоговением и с неизглаголанною радостию прикладывались к открытой деснице Святителя, во святых почивающего. (Ныне рука Святители прикрыта редким флером, а в начале и в течение тридцати лет и этого покрова на ней не было). Когда тысячи народа прикладывались к мощам, архиерейские певчие пели в это время концерты. По окончании всего крестный ход имел обратное торжественное шествие в Иркутск.

Так 9 февраля 1805 г. совершилось торжество открытого чествования и перенесения из деревянной Тихвинской церкви в соборную каменную Вознесенскую Святых мощей прославленного нетлением и чудотворениями первого Иркутского архипастыря Иннокентия, – торжество, прославившее и прославляющее Сибирь, преимущественно Восточную, и с того времени поныне привлекающее ко гробу Угодника поклонников со всей России! На память сего события вот уже более полстолетия в 9 день февраля ежегодно из Иркутска совершается в Вознесенский монастырь крестный ход с тою же чудотворною иконою Казанской Божия Матери, находящеюся в кафедральном соборе. Всенощное бдение на этот день, не только в Вознесенской обители, но во всех иркутских церквах и по всей епархии, бывает с вечера. Храмы, колокольни и церковные ограды люминуются плошками, как в Святую Пасху. Поклонников в монастыре бывает большое стечение, чему способствует покрытие в то время льдом реки Ангары. Таким же порядком бывает всенощное бдение и на память преставления Святителя 26 ноября, и день этот в управление епархиею архиепископа Нила по Высочайшей воле Императора Николая Павловича включен для Иркутской губернии в число табельных. Но тогда не представляется удобства, а иногда не бывает возможности иметь сообщение с монастырем по случаю покрытия р. Ангары (шугою) льдинами, чрез сплочение которых образуется потом зимний покров ее.

Священник Прокопий Громов

Чествование Святителя Иннокентия155

Открытие мощей Святителя Иннокентия было великим духовным торжеством для всей Сибири Восточной и Западной, первым от внесения в нее христианства, и пока до настоящих времен единственным. Преосвященный Вениамин признал благопотребным долгом поздравить с сим торжеством Сибири Царственный Дом чрез поднесение Императорской фамилии икон новоявленного Чудотворца. Неизвестно, представил ли он таковую икону самому Государю Императору Александру Павловичу, – но посланы были иконы Святителя Иннокентия Императрицам супруге и матери Государя, в этом удостоверяют нижеследующие благодарственные епископу Вениамину рескрипты:

епископ

л

К

л

► •

Церкви Иркутска

Н. В. Лодейщиков

Иркутский художественный музей

епархии, бывает с вечера. Храмы, колокольни и церковные ограды люминуются плошками, как в Святую Пасху. Поклонников в монастыре бывает большое стечение, чему способствует покры­то в т время льдом реки Ангары. Таким же порядком бывает всенощное бдение и на память преставления Святителя 26 ноября, и день этот в управление епархиею архиепископа Нила по Высочайшем воле Императора Николая Павловича включен для Иркутской губернии в число табельных. Но тогда не представляется удобства, а иногда и не бывает возможности иметь сооб­щение с монастырем но случаю покрытия р. Ангары (шугою) льдинами, чрез сплочение кото­рых образуется потом зимний покров ее.

«Преосвященный Вениамин, Епископ Иркутский и Нерчинский! с истинною признательностию приемлю доставленный мне образ Святителя Иннокентия, Которым Всемогущий Бог прославил паству Вашу, и Котораго нетленный Мощи перенесены ныне Вами в Соборную церковь. Приимите искренняя уверения Моего уважения к сану Вашему.

Пребываю Вам доброжелательною

ЕЛИСАВЕТА.

В С.-Петербурге.

Апреля 13 дня 1805 года».

«Преосвященнейший Епископ Иркутский и Нерчинский Вениамин!

Приняв поднесенную Мне Вашим Преосвященством Икону Святителя Иннокентия, Я удовольствием себе поставляю сим свидетельствовать Вам за таковый знак Вашего ко Мне усердия и приверженности, в полной мере Мне чувствительную благодарность, пребывая впрочем Вашему Преосвященству

Доброжелательная МАРИЯ.

С.-Петербург.

Апреля 21 дня 1805 года».

Раньше сказано, что при открытии мощей Святитель вместе с прежнею из соснового дерева гробницею, в которой почивал до прославления, переложен был в новую раку, деревянную же, обитую парчою. Теперь он почивает в кипарисном гробе, вложенном в раку серебряною изящной московской работы. Вокруг раки надписи чернию, кратко изображающие земное служение Святителя. Сия последняя с кипарисным гробом устроенная после открытия мощей иркутским гражданином Николаем Прокопьевичем Мыльниковым и стоила, по фамильному преданию, 14 тыс. р. ассигнациями. Переложение совершено епископом Вениамином при настоятеле архимандрите Аполлосе в 1808 г. 14 февраля, в неделю сыропустную. Прежние же деревянные гробницы ныне в Тихвинской церкви, под которой почивал Святитель, одна на месте Его погребения, а другая наверху в Тихвинском храме, и остаются предметами благоговения.

Епископ Вениамин, послуживший великому делу открытия мощей Святителя Иннокентия, составил Ему, как выше замечено, тропарь, так умилительно трогающий сердце каждого сына Сибири и в особенности каждого обитателя Иркутска, а преемник епископа Вениамина преосвященный Михаил на память благоговения своего к Угоднику оставил следующий на 4-й глас кондак:

«Непорочности соименнаго пастыря, проповедника веры в языцех Монгольских, славу и украшение Иркутския паствы, любовно восхвалим вси вернии: Той бо есть хранитель страны сея, и молитвенник о душах наших».

В 1829 г. тот же преосвященный архиепископ Михаил, идя в собор к вечерне, нечаянно встретился в передней покоев своих с пакетом, в котором запечатана была полная служба Святителю Иннокентию,       написанная славянскими буквами, с удержанием прежде составленных тропаря и кондака. Преосвященный присоединил к ней от себя молитву:

«Святче Божий, Пастырю добрый, Делателю верный винограда Христова, Святителю Отче Иннокентие, призри на град ceй и люди сия! моли Христа Бога, да сохранит паству Твою от волков, губящих ю: да низпослет Духа своего Святаго, во еже умудрити нас, ходити пред Ним во всяком благочестии и чистоте во вся дни живота нашего: да славословяще имя Его всесвятое во дни и в нощи, сподобимся быти наследницы и жизни вечныя, и прославим Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков», – препроводил рукопись в Св. Синод, по благословению которого она напечатана в Синодальной типографии, и новосоставленная Угоднику службу огласила в первый раз иркутские храмы 26 ноября 1831 г., изо дня в день чрез столетие после блаженной Его кончины.

1880 г. 23 мая. В Иркутском Вознесенском монастыре совершенно было перенесение мощей св. Иннокентия из церкви Вознесения в Успенскую, по случаю предположенного исправления Вознесенской церкви. В 8 ч. утра из городских церквей в сопровождении духовенства принесены были в монастырь хоругви и из собора икона Божией Матери, именуемая Казанскою. Преосвященный Евсевий прибыл в монастырь еще с вечера и служит всенощную. Утром в 5 часов отправлена была последняя литургия в церкви Вознесения. По принесении из города св. икон было совершено перенесение св. мощей в порядке, утвержденном местным епархиальным начальством. С прибытием преосвященного в полном облачении в храме Вознесения начато было молебное пение Пресвятой Богородице и Святителю. После коленопреклоненной молитвы, при пении тропаря св. Иннокентию, св. мощи были подъяты с прежнего места и поставлены на особо приготовленном возвышении среди церкви. Затем, по совершении земного поклонения, открылось шествие. Впереди раки Святителя несены были: хоругви, иконы Божией Матери и Святителя, крест и евангелие, крышка от раки и одежды, в коих служил некогда и почивал Святитель. Высшим духовенством несены были св. мощи под балдахином. Преосвященный шел позади раки, поддерживая ее. За ним следовали чины разных ведомств и граждане. Шествие направлено было от церкви Вознесения сперва к Смоленской церкви (к северу), потом к западным входным вратам и затем мимо церкви Тихвинской, под которою почивали мощи Святителя до времени их открытия, в Успенскую (к юго-востоку). Молебное пение было продолжаемо при остановках против церквей. По прибытии в Успенскую церковь св. мощи при пении величания Святителю были поставлены на приготовленное для них место и преосвященным совершена была литургия с молебствием. В то же время во всех церквах монастыря совершены были литургии священниками. Несмотря на не совсем хорошую погоду, стечение богомольцев было значительное. Многие пришли в монастырь еще с вечера. При всей, однако, многочисленности усердствующих порядок торжественного шествия ничем не был нарушен. Все присутствовавшие с должным благоговением провожали мощи чтимого ими Святителя, покровителя и заступника пред Богом за страну Сибирскую.

Чудеса от Святителя Иркутского Иннокентия в XIX веке

Когда скончался Святитель Иннокентий, в то время в Вознесенской обители не было ни одной каменной церкви; а деревянные, особенная главная Вознесенская, обветшали. Святитель обещал тысячу рублей на возведение каменного храма, во имя Вознесения Господня, но не имел возможности выполнить при жизни своей обета, сам нуждаясь в содержании. Уже чрез 36 лет по Его кончине преднамеренный Им каменный Вознесенский храм построен был на сборную сумму, и сему храму предоставлено было Провидением вмещать в себя прославленное нетлением и чудотворениями Тело Святого Иннокентия в течение 55 лет, 4 месяцев и 13 дней. После близстолетнего существования своего Вознесенская церковь начала угрожать разрушением. Вследствие сего в 1860 г. июня 23 дня в День сошествия Святого Духа на апостолов Святые мощи с разрешения Св. Синода при Преосвященном архиепископе Иркутском Евсевии с подобающим благоговением и торжеством перенесены156 в монастырскую церковь Успенскую на время воссоздания Вознесенского храма, где и теперь почивают.

Но залог небесного благоволения к иркутской пастве не изменен. Не иссяк и не иссякает источник благодатных чудотворений от цельбоносных мощей Святителя. С разных сторон за тысячи верст идут поклонники благодарить Иркутского Чудотворца за дарованные исцеления или получать их при мощах Угодника. В Нерчинске, в Красноярске, Минусинске, в стойбищах якутских, в пустынях камчатских, в Великой и Малой России, всюду ощущается благодатная Его помощь. Из многих чудес, явленных и заявленных в последнее время, замечательны следующие:

Один верхоянский якут впал в расслабление и ослеп. С теплою верою обратился он к заступлению Иркутского Святителя Иннокентия, обещаясь в случае выздоровления совершенно оставить глупую веру в шаманство, которого и приняв христианство придерживался. Однажды в легком сне слышит он: «Савва! просьба твоя услышана, Иннокентий тебя исцеляет» Савва тут же исцелел и прозрел. Это было в 1831 г.

В 1843 г. приходил на поклонение Святителю Владимирской губернии Муромского уезда Чаадаевской волости села Борисоглебского крестьянин Евфимий Василий Ластушкин и поведал, что назад тому десять лет, именно в декабре 1833 г., видел он во сне Святителя Иннокентия вместе со Святителем новоявленным Воронежским Митрофаном и описывает первого так: волосы темно-русые, густые, продолговатые, отчасти кудрявые, лицом смугловат, роста посредственного, телосложением несколько плотнее Святителя Митрофана, борода русоватая. Чрез несколько времени крестьянин Ластушкин впал в недуг, в котором лежал восемь недель, и положил обет: если выздоровеет, сходить на поклонение Святителю Митрофану в Воронеж, а буде откроется когда-нибудь возможность, то побывать и в отдаленном Иркутске у мощей Чудотворца Иннокентия. И чрез десять лет Господь устроил ему эту возможность.

Рядовой Гродненской губернии Антон Анисимов Ястребов в 1841 г. изувечен был в ногу упавшим на нее лафетом. Его лечили в Гродно, в Пензе, в Новгороде, в Твери, в Одессе, в Каменец-Подольске, в Переяславле Полтавской губернии, но без пользы. Надобно припомнить, что Святитель Иннокентий по рукоположении Его в Пекин наименован был Переяславским, и в этом-то городе сибирский урожденец, переяславский городничий Осип Андреевский дал изувеченному солдату прочитать чудеса Святителя Иркутского Иннокентия, это было в 1850 г. У солдата явилось пламенное желание не поступая более ни в какую больницу идти в Иркутск к мощам Святителя Иннокентия. На пути в Иркутск от сильной боли ноги, в которой гнили уже кости, желание его по временам ослабевало, и он думал остановиться в какой-нибудь больнице. Однако ж преодолел сии искушения и 21 ноября 1851 г., с помощию костыля, добрел до Иркутского Вознесенского монастыря и уже не мог более двигаться. Казначей монастырский иеромонах Иннокентий дал ему совет прикладывать к ноге кашу из пшеничных отрубей, приготовляемую на пресном молоке, и чрез месяц рана очистилась и из ноги вынули две косточки. Очистившуюся рану залечивал он пластырем из красного воска на молочном, а иногда на деревянном масле. Сверх сего по нескольку капель деревянного масла из лампады Святителя он употреблял внутрь. И что же? Чего не могли придумать различные врачи для исцеления изувеченного солдата, то при гробе Чудотворца Иркутского Иннокентия придумал инок; и конечно, не столько придуманное средство, сколько сила и помощь Чудотворца сделали то, что солдат Ястребов получил полное исцеление, отправился восвояси без костыля; место вывалившихся костей заросло хрящом, рана покрылась новою плотию и кожею, и не осталось в ноге болезненного ощущения.

Вышеописанные чудотворения Святителя Иннокентия были в свое время формально заявлены и внесены с рассмотрением в памятную книгу при Вознесенской обители. Но в эту запись не вошли еще следующие чудеса или вразумления или помощи Святителя, из которых одно известно нам из уст иерарха самонаблюдателя, а другие (конечно, еще далеко не все) огласились по поводу издания «Иркутских епархиальных ведомостей».

Преосвященный архиепископ Нил, более 15 лет управлявший иркутскою паствою, сообщает известие, как наказано было неблагоговейное прикосновение к мощам Святителя пытливых сынов века сего. Два ветреника, прибывши в монастырь Вознесенский не для молитвы, а вместо прогулки, зашли поглазеть в церковь и тут простерли дерзость свою до того, что ставши у раки Святителя, кидали на нее неуважительные взгляды и       даже покусились с духом небогобоязненной пытливости приподнять: один – руки Святителя, другой – стопу Его. И что ж случилось с кощунами? По отправлении из монастыря дрожки их опрокинулись и оба были изувечены. У касавшегося стопы Святителя переломилась нога, а у касавшегося руки переломилась рука (Дух. Бес. 1850. № 44).

Заявления в редакцию «Иркутских епархиальных ведомостей»

Вдовы чиновницы А. А. Д...ер

В одно время ходили мы вдвоем с девушкою поклониться Святителю Иннокентию. На дороге в одном месте сидевшие нищие попросили подаяния, но мне не захотелось вынимать денег, и я отказала. Пройдя несколько, опять встретили нас другие нищие и на просьбу их был тот же отказ. Недалеко от монастыря еще кружок нищих, и их просьба о подаянии оставлена без удовлетворения. Возвращаясь назад из монастыря в Иркутск, мы, что редко бывает, никого не имели спутников. И вдруг на том месте, где получили отказ в подаянии ближайшие к монастырю нищие, нагоняет нас с девушкою повозка с нетрезвыми офицерами, которые отважились сделать нам приглашение сесть в повозку. Заметив им с достоинством и твердостию, что предложение их нас оскорбляет, мы, дрожа от страха, шли вперед беззащитные. Но только подошли мы с девушкою к тому месту, где получили от нас отказ в подаянии вторые нищие, повозка догнала нас опять и предложение повторилось с большею наглостию.

По мере этого и с нашей стороны было им замечено, что поступок их бесчестен, хотя в это время сердце у каждой из нас, что называется, хотело от страха вырваться. Офицеры опять остановились. Но когда мы приближались к месту, на котором я отказала в подаянии первой партии нищих, тут вместо одной повозки окружили нас две с прибавившимися нетрезвыми молодыми людьми. Взмолились мы Святителю Иннокентию – и не понимаем, откуда взялся спешно посланный из монастыря в город послушник, который остановил своим появлением дерзость проезжих и проводил нас до города.

Баргузинского купца И. И. Черных

В 1838 г. при выезде из Нижегородской ярмарки московский купец Димитрий Протопопов поручил мне свезти в Иркутск Угоднику Божию посылку, заключавшуюся в ящике значительной величины, состоявшую из завесы и кистей для балдахина над мощами. Спутник, с которым мне возвращаться, встретил посылку ропотом, говоря, что и без нее в повозке тесно. «Лучше оставлю свой чемодан, – возразил я, – чем этот дар Святителю». И угодно было Святителю удивить над нами свое покровительство так, что много раз сбивались мы с дороги в ночное время, опрокидывались, падали с паромов, находили после ночных поездов колеса без чок, и колеса, однако ж, не сваливались, словом, приключений было с нами без числа, но ни одно не сопровождалось ни малейшим несчастием. Когда мы приехали наконец в Иркутский Вознесенский монастырь, сдали посылку, отслужили Святителю молебен, приложились к мощам Его и поехали от монастыря к городу Иркутску, тогда спутник мой, обозрев умственно все дорожные опасности, каким подвергались мы и необъяснимо выходили из них безвредными, сознал покровительствовавшую нам десницу Угодника Божия и раскаялся в ропотливом слове при принятии Ему посылки.

В марте 1843 г. был я при смерти болен. Напутствован. Медик объявил домашним, что конец неотвратим и близок. Но после десяти бессонных ночей наконец я заснул и вижу себя во храме Святителя Иннокентия, однако ж не нахожу мощей Его, озираюсь и думаю, что они перенесены в другой придел. Один из монахов спросил меня: что вам нужно? Я отвечал, что желаю приложиться к мощам Угодника, да не знаю, где они. Он указал наверх, и я увидел раку, не помню, на столбах ли или на воздухе. Монах подал мне лесенку с площадкою на верху. Поднявшись по лесенке и поклонившись на площадке ее до земли, когда я стал прикладываться ко кресту, держимому Святителем, и к Его ручке, вижу, что воздух снят с лица, я трепетно был обрадован, что сподобился увидеть лицо Угодника Божия так, что как теперь вижу небольшую Его редкую бородку, сквозь которую виднелось само тело. Мысленно перечислил я все мои прегрешения и сознал свое недостоинство, как почувствовал такое от мощей благоухание, что не хотелось отойти от них. Проснулся, попросил пить и сказал жене: молись Богу; не оставлю тебя вдовою, а детей сиротами. И вскоре после сего видения выздоровел. С того времени, когда я бываю в Иркутске, первый мой выход всегда в монастырь к моему Исцелителю, а затем уже исполняю другие дела.

Киренского купца Андрея Александрова Калашникова

В 1851 г. мая 29 ч. ввечеру, приплыв павозком в город Якутск с разными съестными продуктами, остановился я против дома родственника своего, купца Николая Маркова, который тот же час, увидевшись со мною, предложил мне сходить в готовую баню, что для меня необходимо было нужно. После бани он пригласил меня на ужин. Побыв у него в холодной горнице и в летнем халате, я тотчас почувствовал дрожь. Затем, поблагодарив его за угощение с пожеланием доброй ночи, я отправился на павозок и расположился спать, но в первом часу с полночи вдруг открылась у меня в левом ухе сильная стрельба с необыкновенною ломотою. Что же было мне делать? Думал обратиться к медицинским пособиям, но остановился и по совету добрых людей заткнул ухо хлопчатою бумагою с деревянным маслом, однако ж в 5 дней не только никакой отрады не получил, а, напротив, болезнь еще более усиливались; затем пошла из уха мокрота чрезвычайно зловонная. Оставаясь постоянно в павозке, чрез 5 дней решился я сходить для свидания к вдовствующей священнической жене, моей свояченице Агрипине Косыгиной, и у нее увидел над иконами стеклянный пузырек с маслом от Святителя Иркутского Иннокентия. С нетерпением попросил я отлить мне его в особую посуду, и тотчас, выбросив из уха старую закладку, заложил новую от лампады Святителя. И чудо чудес! Того ж дня к вечеру получил вполовину облегчение, а на другой день, Богу слава и Святому Иннокентию! совершенно вся болезнь миновалась, и мокрота из уха уничтожилась, как ровно никогда оно не болело.

Благочинного священника Иоанна Чирцева

На шестой неделе Великого поста 1864 г. у меня сильно разболелись зубы, да к тому еще присоединились тяжкие лихорадочные припадки. Несмотря, однако ж, на болезнь, я продолжал служение в своей церкви, так как товарищ мой служил в Гадалейской церкви. В четверток я совершенно изнемог от болезни зубов и от лихорадки. Но часу в 12 ночи я усилился прочитать правило к служению Преждеосвященной литургии и после того мучился от боли до второго часа ночи, наконец заснул. И вижу себя во храме, мне незнакомом, пред ракою Святителя Иннокентия; предо мною два иеромонаха, мною наяву никогда не виданные. Во время разговора с иеромонахами, содержания которого не помню, стал я ставить к мощам Святителя маленькую желтого воска свечу, и что же вижу? У Святителя один глаз открыт, и Он прямо смотрит на меня. Я до того испугался, что едва мог зажечь и поставить свечу. Тогда Святитель встал из раки, поднял руки, что-то проговорил, опустил их на меня, вложил свой перст мне во уста и оным два раза провел по моим зубам, сказав что-то. В это время я от страха встал с моей постели прямо на ноги и ничего не мог припомнить из сказанного Святителем. Но уже болезни зубной не чувствовал; оставалась лишь в течение дней пяти опухоль десен, постепенно уменьшавшаяся. Оставили меня и припадки лихорадочные. Только в субботу перед чтением правила был еще сильный их приступ, верно для вразумления меня, чтоб я теплее помолился, и последний. А с этой поры я совершенно здоров, несмотря на труды и на то, что богослужение совершалось мною в холодном храме. Как хотят, так пусть и думают об этом маловеры; но мне, грешному, остается во всю жизнь помнить чудесное избавление от двух тяжких недугов и благодарить Бога дивного во Святых своих.

С берегов Охотского моря

Служивший в Ямской крепостце, стоящей на берегу Охотского моря, между Охотском и Гижигою, священник Михаил Масюков описал следующее событие:

«В 1854 г., после приезда в Ямск о. благочиннаго протоиерея Стефана Попова в январе месяце, Господь посетил Ямское селение и весь приход Ямский страшною болезнию. В один день заболело до 30 человек вдруг. Некоторые из них умерли через два или три дня. С каждым днем болезнь увеличивалась страшнее и страшнее. Сначала больной чувствовал сильную тоску, потом сильный жар, наконец появлялся бред, и в этом состоянии умирал. К концу января и особенно в начале февраля болезнь охватила не только все селение, но и весь приход на разстоянии 1000 верст, Коряк, Тунгусов и Якутов поселенцев. В Ямске не было дома, где не было бы больных; а во многих домах больные были все, от старца до младенца. Умирающие были каждый день, иногда один, иногда два и более157. Наконец умерло в один день 12 человек, назавтра прибавилось к умершим еще двое, а в тот же день Господь посетил и мое семейство. Дочь моя Екатерина (тогда 5-летняя) заболела отчаянно тою же болезнию, и болезнь развилась быстро, так что к полдню она была уже в отчаянном положении. Не имея никаких медицинских средств, я решился обратиться с теплою молитвою к Святителю Иннокентию. Собрав все семейство и сняв со стены образ Святителя Иннокентия, которым из раки Угодника Божия благословили меня покойные мои родители при отправлении в Америку. Помолившись со слезами Угоднику Божию, я обмыл       образ Его холодною водою и воду эту велел выпить моей умирающей дочери Екатерине; а сам, по требованию, ушел для напутствования к больным. Напутствовав больных и приказав двух умерших отнести к прочим в опустевший дом, со страхом и трепетом я возвращался домой. И что же? Дочь моя Екатерина, которую я считал уже умершею, сидит на полу и весело играет с здоровыми детьми моими. После тяжкой болезни осталась только небольшая слабость, но к утру прошла и та, во всю ночь сон ее был спокоен. Но этого мало. В то же время прибегает ко мне казак Никифор Замиралов и говорит: сменившись от больных, к которым ты меня, батюшка, поставил, я пришел домой и заснул. Вижу: вдруг приходит ко мне какой-то старичок в шапке, в длинной одежде и с костылем и сказал мне: «Пойди, сходи к священнику и скажи ему, чтобы он не унывал, а молился Богу. Завтра приедет каюрщик (ямщик), который увез благочиннаго, а за ним и исправник новый. А вскоре прекратится и болезнь. Только молитесь!» Я спросил Замиралова, не подходит ли этот старичок на того, который основал у вас храм?.. Подумав он сказал: не знаю. Сняв образ Святителя Иннокентия со стены, я показал ему и спросил: не походит ли на Него?.. – Ну вот батюшка! Он! Он самый! – отвечал казак.

Похоронив 16 человек умерших, назавтра, после литургии, я поднял образа Божией Матери и Св. Иннокентия и обошел при пении тропарей кругом селения, несмотря на то, что в этот день была пурга. Замечательно, что за иконами кругом Ямска ходила и выздоровевшая дочь моя Екатерина.

Около полудня явился и Платон Скорняков, возивший о. протоиерея благочиннаго, а потом, следом за ним, прибыл новый исправник Севергин и с ним несколько торгующих. Приезд исправника и торгующих ободрил дух народа. С тех пор болезнь стала ослабевать и смертность прекращаться. К началу марта болезнь почти совершенно прекратилась, и в этом месяце я уже мог оставить приход и выехать в Гижигу.

Глубоко почувствовали ямские прихожане помощь и заступление Святителя Иннокентия и Пресвятой Девы, Заступницы всех скорбящих. А потому той же весны на Бреховой (в 25 верстах от Ямска), где весной промышляют морских зверей и для этого живут тут более трех месяцев, ямские жители по моему совету соорудили часовню во имя Святителя Иннокентия, а на кладбище подле могилы 16 человек к осени того же года усердием всех прихожан сооружена часовня во имя Пресвятой Девы, Заступницы всех скорбящих. В то же время общим согласием жители ямские положили: в память избавления от смертоносной болезни подымать каждогодно из церкви 9-го февраля иконы в часовню на Брехову и там служить благодарный молебен Св. Иннокентию, что и исполнялось ими каждогодно во время моего служения, да уверен, что исполняется и теперь».

Настоящее письмо о. Михаила редакция «Иркутских епархиальных ведомостей» отдавала на рассмотрение бывшего Ямского благочинного, а потом в Иркутске члена консистории о. протоиерея Стефана Попова. Он возвратил письмо в редакцию с письменным своим отзывом, что все написанное отцом Михаилом Масюковым есть истина.

От священника Константина Лабина

Священник при Борисоглебской церкви г. Иркутска при тюремном замке Константин Лабин в октябре 1864 г. получил заявление от поселенца, магометанина Ибрагима Ишиева, что он желает креститься. Священник хотел узнать побуждение. Ибрагим сказал, что с лишком девять месяцев страдал он тяжкою болью в ногах, от ломоты в которых не мог не только ходить, но и привстать. Тщетно взывал он к своему пророку об облегчение болезни. И вдруг пришла ему мысль обратиться с молитвою к Святому Иннокентию Иркутскому. Помолившись как умел, на другой же день почувствовал облегчение. Обрадованный сим, дал обет креститься и стал ходить свободно. Отец Константин окрестил Ибрагима 26 октября, назвавши Димитрием. Теперь Димитрий объявляет, что он не чувствует ни малейшей боли.

Благоговение к Святителю Иркутскому Иннокентию в Камчатке

Камчатка отдалена от Иркутска на 7000 верст. Но и там открывается благодатная помощь Святителя Иркутского Иннокентия, потому и там чествуется имя Чудотворца как покровителя отдаленного полуострова. На дни преставления и перенесения мощей Его – всенощное бдение бывает с вечера, храмы освещаются, как в Пасху, заезжие с разных краев России чиновники морские, военные и гражданские и люди торговые соединяются общим чувством благоговения к Иркутскому Святителю и неупустительно участвуют в церковном праздновании. Когда в 1828 г. по Высочайшей воле разрешено было к семи камчатским церквам пристроить еще две на севере полуострова, то первая из них в Дранкинском острожке по желанию Камчатки освящена во имя Иркутского Святителя Иннокентия, и с того времени усердие к Нему со стороны туземцев увеличилось еще более, так что во всяком бедственном случае они спешат обращаться к Его заступлению. Например, в одном селении открывается смертность на скота. Камчадалы обещают, в простоте своей, принести в дар Святителю лучшего быка158, и в тот же вечер обета язва прекращается. Тойон Кырганского селения в одну из поездок на собаках был сброшен с санки и, чтоб не упустить собак, хотел ухватиться за остроконечный задок ее, но не устоял на ногах, упал на задок горлом, повредил язык и онемел. Повреждения уже зажили, но способность говорить не возвращалась. Все думали, что камчадал онемел безвозвратно. Но вдруг в один день у него открывается дар слова по-прежнему. В проезде чрез это селение благочинного камчатских церквей тойон вручил ему лучшей доброты соболя и объявил, что с минуты потери языка он не преставал мысленно молиться Святителю Иннокентию, а в случае выздоровления обещал Ему первый улов, и этим уловом был настоящий соболь. Бык и соболь проданы в Петропавловском порте, деньги отосланы чрез благочинного в Иркутский Вознесенский монастырь.

Когда в 1854 г. враги обложили Петропавловский порт в Камчатке, то составилось добровольное ополчение из бывших там гражданских чиновников и торгового сословия. Замечательно, что в числе ополченцев были люди православные и иноверные, все они стеклись туда с разных сторон России, и никого почти в этом числе не было из иркутян: однако ж все они единодушно и единогласно избрали покровителем своего дела Иркутского Святителя Иннокентия. Блистательная победа одержана. И ополченцы в благодарность Иркутскому Чудотворцу Святителю Иннокентию положили выписать из России Его Икону и поставить Ее на память события в Камчатском Петропавловском соборе.

Благочестивый обет, по предварительном испрошении архипастырского благословения Камчатского Преосвященного Иннокентия и по мысли Его Высокопреосвященства, исполнен так, что пожертвованная волонтерами сумма соединена с таковою же пожертвованною от морских чинов на Икону покровителей порта – Первоверховных Апостолов Петра и Павла, и сии три небесные помощника изображены на одной доске, и сия икона в Камчатском соборе остается вековым памятником чудодейственной помощи Божией в одолении сильных, соединенных неприятелей, хвалившихся, и не без основания на человеческий взгляд, забросать Петропавловский порт одними пыжами.

Заключение сказаний о Святом Иннокентии159

Да не будет ми лгати на Святаго

Призывая во свидетели Бога, поведаю и на мне самом, составителе сих сказаний, совершившиеся дивные опыты покровительства Угодника Божия. Вот особенно памятные мне благодеяния Его:

Много лет тому назад служебные столкновения навлекли на меня тяжкие испытания. В тяготе сей пришла мне мысль обратиться к защите лица в Петербурге, имевшего на ход дел сильное влияние. Прежде чем написал я к этому лицу письмо, усердно помолился пред Иконою Святителя Иннокентия и поручил Ему свою участь. И что же? письмо мое не было принято на почту и, как объяснили мне после, не более как по нетолковитости наборщика. Посылать снова я уже не пытался. А время показало, что послание мое, если бы дошло по принадлежности, имело бы для меня невыгодные последствия.

Во время служения моего в Камчатке, спутствуемый диаконом Камчатского собора Григорием Жилиным (это было в феврале 1837 т., и мы освящали с ним нововыстроенную в камчадальском Лесновском селении под 63 оС широты церковь), по перевале от Лесковского селения на восточный берег полуострова чрез Дранкинский хребет мы застигнуты были вьюгою (пургою), да к тому же по нерасчетливости провожатых камчадалов у нас на этом переезде чрез полтораста верст пустынных не хватило для собак юколы (корм из сушеной рыбы). Пурга и истощание собак разбили наш поезд, состоявший человек из 12, так, что со мною остался только диакон и два молоденькие камчадала, в первый раз на этом пути бывшие, не знавшие местности и только с отчаянием смотревшие на последнюю изменяющую надежду ко спасению, на издыхавших под нартами собак. Ночь. Тьма. Снег валил густо, засыпался нам за куклянки160, промочил исподнее белье, и следствием всего этого было то, что диакон начал замерзать. Наклонность ко сну и храплению были худыми признаками. Я трогал его, тряс, толкал под бока, не давая заснуть; и наконец пришла мне мысль влить ему насильно в рот рому. Новая беда! Диакон (он пить хмельное был неохотник) вскочил, получил физическую бодрость, но потерял смысл. Мы должны были держать его как бешеного. Уже перед утром вдали послышался вой собак. Я догадался, что кто-нибудь из наших спутников достиг ближайшего селения (Дранкинского, в котором Господь привел мне же в минувшем (1836) г. соорудить и освятить храм во имя Иркутского Святителя и Чудотворца Иннокентия), дал весть о нашей гибели и нас ищут. Я кричал сколько было моей силы; заставлял кричать камчадальчиков, но они только помаленьку кукукали; и вот напасть! Басовый голос диакона был бы спасителен: но диакон в бессмыслии не понимал ни бедственности своего положения, ни того, чего я от него требую. Наконец Господу Богу угодно было помиловать нас и его Угоднику помочь нам. Искавшие, как можно было заключать по вою везших их собак, то приближались к нам, то, к нашему отчаянию, отдалялись так, что всякая надежда на спасение от неминуемой смерти оставляла меня, и наконец-то наткнулись на место нашего бедствия. Нас привезли в селение. Диакон прохворал три дня и совершенно оправился. Но взамен меня поразила страшная болезнь, ни прежде мною никогда не испытанная, ни доныне, благодарение Богу! после того не повторявшаяся161. Когда симптомы ее дошли до тех размеров, что мне (на беду со мною был лечебник, определявший меру опасности) не оставалось надежды на жизнь, я велел диакону ехать в Петропавловский порт, в место нашего постоянного пребывания, так как он был там нужен и в служении, и по училищу, в котором был учителем, и наказал ему молчать о моей безнадежности, особенно пред моим семейством, пока не получится донесение о моей смерти. Но каково же было удивление томившегося тяжкою тайною диакона, когда явился я за ним в порт жив и здоров, только чувствуя страшную слабость. «Да как вы ожили?» – был его первый вопрос. С тобою, сказал я, в прошедшем году освящали мы на Дранке церковь во имя Угодника Божия Святителя Иннокентия, мог же ли я бедственно умереть при храме Святителя Иннокентия? Его призывал в помощь, и этой помощи приписываю мое чуть не воскресение из мертвых. – Да! если взять во внимание условия, при каких застигла меня нерядовая болезнь, относительно помещения (юрта, пропускавшая внутрь себя снег, содержавшая до 10 о холода, тогда как обнаружение болезни состояло в знобе, которого не одолевала и жарко натопленная баня), и пищи (при мне были только ржаные, промерзлые сухари, да в селении одна соленая и сушеная рыба), и душевных потрясений, что умираю вдали от семейства162, оставляя на чужой стороне, не похожей на все другие, жену с малолетними детьми, унаследованных только моими долгами, если все это принять во внимание, то о Невидимом Целителе, мною призванном, недоумевать нельзя.

В течение 13-летнего отсутствия моего в Камчатку лишен я был утешения лобызать открытую для всех десницу Угодника Божия Иннокентия. Возвратившись в Иркутск 1847 г. к страстной седмице и тут же определенный на служение к одноприходной церкви, затем обремененный другими епархиальными должностями, также многосемейностию, обзаведением, я не улучил времени быть на поклонении Угоднику ранее дня Вознесения. В этот день, приложившись к Св. мощам, я приобрел тут икону Святителя и попросил на время поздней литургии поставить ее в Его Чудотворную раку. После литургии я обедал у о. настоятеля (архимандрита Нифонта), а после обеда, отправляясь домой, хотел унести с собою икону, но инок, обязанный мне ее выдать, куда-то отлучился, и о. настоятель посоветовал оставить икону до другого времени. Прошло несколько дней, я потребован был в лежащее близ Вознесенского монастыря Жилкинское селение, принадлежавшее к моему приходу, отпеть усопшую. За Ангарою ожидала меня лошадь впряженная в телегу. Со мною были 12-летний сын мой Николай, родившийся в Камчатке и от рождения еще у Св. мощей не бывший (ныне он священник при церкви в семинарии), да дьячок Петр Затопляев. Садясь в телегу, я обратил внимание на лошадь вороной масти, стройную, высокую, вовсе не крестьянскую. На вопрос мой: откуда в деревне такая лошадь, мужичок отвечал, что купил ее за 200 р. асс. Лошадь, говорил он, сильная, а главное смирная, хоть ребенок поезжай. Совершив погребение усопшей в одной из церквей монастырских, я опять был приглашен с сыном отобедать у отца настоятеля. Выходя потом из монастыря, я взыскался моей иконы, и опять надобно было случиться, что нужного для выдачи лица в монастыре не было. Таким образом взятие иконы Святителя и еще отложено было на неопределенное время. Вышедши из святых ворот с сыном, мы нашли тут дьячка и крестьянина с прежнею лошадью, запряженною в телегу для отвоза нас в город. Но лишь только спустились мы от монастыря с пригорка на ровную дорогу, это было в самый полдень, на дороге никого не было, ниже курицы, лошадь как будто чего-то испугалась, фыркнула, ударилась в правую сторону и уперлась в забор огородный. Я велел дьячку отвести ее под уздцы на дорогу; но лошадь озлилась и привела в робость дьячка. Хозяин, крайне удивленный небывалою и беспричинною выходкою лошади, ударил ее, а она, сделав крутой поворот, перебежала чрез дорогу на левую противоположную сторону, положила шею на здешний огородный забор из жердей и начала бить задними ногами в передок телеги. Мы повыскакивали. Крестьянин, заметив такой прежде невиданный им норов лошади, приходил в отчаяние. Лошадь никаким его усилиям не уступала, чтоб снять ее шею с забора. «Поди, Петр Иванович, сказал я дьячку, в монастырь и отыщи мою икону, а мы здесь будем дожидаться». Это, подумал я, вторая Валаамова ослица, меня, небрегливца, вразумляющая. Дьячок ушел. Лошадь не переменяла своего грозного положения. Наконец чрез полчаса дьячок возвращается, несет у груди Икону Святителя, и лишь только выказался на пригорке, лошадь сама собою снялась с забора, тихо, ровно вышла на средину дороги и остановилась, как бы в ожидании иконы. Затем все мы четверо, пораженные этим чудом, а особенно сын мой, уроженец Камчатки, сели в телегу и преспокойно доехали до Иркутского перевоза.

В последствии времени я имел неосторожность Икону эту отдать на благословение одному чиновнику, у которого при браке был вменившимся отцом. С вынесением Иконы из моего дома меня постигло горькое семейное несчастие.

В Камчатке открылась у меня глазная болезнь163 с 1844 г. То проходила, то возобновлялась. По выезде моем в 1847 г. в Иркутск по временам глаза мои болели по неделе и по две, не дозволяя мне не только заниматься делами и выходить из дома, да и сидя дома делать какое-либо движение, при котором колебание воздуха производило сильное раздражение. Особенно мучился я, отправляя чередное служение по церкви, в зимнее время при совершении проскомидии. Свет от свеч и блеск дискоса производили претягостное ощущение на глаза мои и тогда, когда они были свободны от наружной болезни. В январе 1857 г. болезнь моя была в значительной степени, так что вечерами при свечах я не мог ни писать, ни читать даже печатного. Несмотря на это, 11 числа я был в Вознесенском монастыре по случаю отбытия Преосвященнейшего Афанасия имел счастие в последний раз сослужить ему. Во время литургии преимущественно беспокоил меня левый глаз, из которого ежеминутно выходила едкая материя. При конце литургии я, как бы выведенный из терпения, подошел к жертвеннику, на котором находился клобук Святителя Иннокентия, в котором почивал Он в земле с лишком 70 лет, и с молитвою к Угоднику крепом клобука натер себе глаза. С вечера того же 11 числа января 1857 г. я стал читать при свечах, и болезнь глазная по настоящее время не возвращается. Бывали по временам легкие приступы, но вследствие какой-либо явной с моей стороны неосторожности, и те, при мысленном призывании целителя Иннокентия, скоро проходили и никогда не были помехою к исполнению служебных дел моих, требующих постоянного письма и чтения бумаг всякими чернилами и почерками написанных, особенно при разборке древних бумаг и при лежащей на мне редакции и корректуре Епархиальных с 1863 г. Ведомостей. Это разительное чудо заявлено мною монастырскому начальству и по днесь надо мною совершается.

Вот еще случай: при перенесении в 1860 г. мощей Святителя из Вознесенской церкви в Успенскую ночью и в утро перенесения шел дождь. Я был причислен к избранным, которые на своих раменах должны были нести Святые мощи. И лишь только в числе прочих поднял я Святыню с места, как почувствовал, что с правой ноги моей свалилась калоша новенькая, резинковая. Вообразив, что надобно было идти в процессии под дождем по мокрой траве монастырской ограды более часа, тогда как для меня прежде было небезопасно ступить без калошей на холодный пол, я смутился, а поднять потерю не было никакой возможности при давке народной. Но призвав в помощь Чудотворца, к которому прикасалось рамо мое, я осудил себя за маловерие. И не только промочение ноги прошло для меня без последствий, да, как дитя, я утешен был и возвращением мне потерянной вещи. Кончилась процессия и литургия и приготовленная трапеза. Выходя из монастыря, в святых вратах встретил я одного из сыновей моих (служившего в консистории канцеляристом), который держал в руках мою калошу. Как она, потерянная в Вознесенской церкви, явилась чрез несколько сажен у врат монастырских и, среди тысячи поклонников валявшись в продолжение шести часов, поднята была ни кем другим, а моим сыном, – это замечательная случайность.

Наконец, разительное событие со мною было и следующее, в котором не могу не видеть помощи Его же Святителя Иннокентия. Собирая материалы для настоящих сказаний, я нашел в архивных делах никому до того времени не известное письмо чрезвычайного посланника Саввы Владиславича, писанное к Святителю Иннокентию с китайской границы от 21 августа 1727 г. по поводу отправления в Китай архимандрита Платковского. Интересно письмо, но еще интереснее должен быть ответ Святителя. А этого-то ответа при всех усилиях нигде отыскать я не мог. Между тем неизвестностию содержания того ответа прерывалась нить сказаний, в которых вместо положительных сведений оставалось дать место догадкам. Отчаявшись найти где-нибудь желанный, дорогий документ, я обдумывал, как пополнить этот пробел. Но в одно утро при входе моем в присутствие консистории встречен я был следующим вопросом одного из сочленов моих, о. протоиерея Стефана Констант. Попова: «Вы любители старинных бумаг, – не прислать ли вам завалившийся у меня, не помню – когда, как и откуда – листок древнего письма, которого я и разобрать не пытался?» «О! – отвечал я, – старинные бумаги мое золото». В тот же день прислан был ко мне обещанный листок, и что же? Не верил я собственным глазам. Это был отпуск с искомого мною ответного письма Святителя Иннокентия от 14 сентября 1727 г. к графу Владиславичу, которое и напечатано на страницах сих сказаний; а этим документом уяснились и последующая переписка графа со Святителем и другие относившиеся сюда события.

Обозрев многосторонние чудотворения Святителя Иннокентия, явленные отдельным лицам, возблагоговеем наконец пред видимым бодрствованием Его над всею своею паствою и над всею Сибирью. Осязательно представлено это дивное бодрствование в следующем очерке опытного наблюдателя путей Божиих, бывшего Иркутского архиепископа Нила: «Открытие мощей Святителя Иннокентия принесло неизреченную радость всей пространной Сибири. И с тех пор даже до ныне заступничество Святителя видимо охраняет паству Его от всяких зол. Сколько раз в последнее пятидесятилетие царства и народы посещаемы были гневом Господним? Голод, пожары, а паче всего губительная холера с конца в конец обтекали землю, влача за собою смерть, но Иркутская паства и вся Восточная Сибирь пребыли до днесь градом ограждения, градом Господа Сил, в нем же удивися милость Его на нас. Так дивен Бог во святых своих!» (Дух. Бес. 1860. № 44).

Стихи 1-му епископу Иркутскому, Святителю и Чудотворцу Иннокентию

В Сибири соградив духовный вертоград,

И в тернах насадил Ты Веры виноград;

Монголам показал пути к Небесной славе,

Христов крест водрузив и в темной их державе.

Яд черной клеветы и желчи притупив,

Лукавого врага любовью победив,

Как крин ныне цветешь, как финик зеленеешь,

Как кедр Ливанских гор – небесной славой спеешь.

Как пастырь добрый – всех хранишь своих овец,

Как врач душ и телес – целишь болезнь сердец.

Молитва уст Твоих столь сильна в небесах,

Что слышан глас ее в вседневных чудесах.

Пребуди же вовек Великий наш Святитель,

Российского Царя и царств Его хранитель;

Молитвами спасай вовек Иркутский град,

В котором насадил Христов Ты виноград!

Из Яросл. Епар. Вед. 1861. № 48

Наконец какие полные глубокого благоговения хвалебные песни Святителю Иннокентию излились от сердца иркутского архипастыря Парфения, можно читать их в № 6 «Ирк. епарх. вед.» 1864 г. Заключительным словом этих похвал закончим и мы сказания о Святом Иерархе:

«О великий Христов Угодниче, милостивый наш Наставниче, благоутробия сокровище, правоверия Учителю, архиереев похвало, безпомощных Заступниче, Отче наш Иерарше Иннокентие, моли Бога о нас, да не разлучит нас от Тебе, к Тебе с верою притекающия, наш Праведный судия, егда со ангелы своими во славе приидет, и яко пастырь разлучити имать своя овцы от козлищ на страшном своем суде, но да с Тобою купно, яко Отцем нашим, сподобимся Ему пети во веки веков: Аллилуиа!»

Чудесные исцеления по молитвам Святителю Иннокентию164

(продолжение)

1

Семидесятитрехлетняя вдова священническая жена Павла Мордовская, убеждаясь страхом суда Божия за сокрытие совершившегося над нею чуда, письменно заявила редакции «Иркутских епархиальных ведомостей» следующее:

Не имея собственного дома, в 1863 г. мая 18 числа переехала она на квартиру к купеческим девицам Березиным в Спасском г. Иркутска приходе. По переезде одолел ее необыкновенный сон, вследствие чего и заснула она ранее обыкновенного.

Но около полуночи или в самую полночь почувствовала сильный удар в колено левой ноги, в левую руку и в затылок, так что голова перестала держаться прямо и опрокинулась назад до такой степени, что когда нужно было пить, то голову в прямое положение надобно было ставить посторонними руками, по отнятии которых голова опять опрокидывалась на спину, а левая нога до того оставалась отяжелевшею и как бы окаменевшею, что когда сваливалась с кровати, то с трудом сторонний человек мог поднять ее; левая же рука оставалась без владения.

На другой день племянница ее купеческая жена С. М. Чупалова (ныне покойная) принесла ей воздух с лица Святителя Иркутского Иннокентия и закрыла им больную. Не более как через час голова пришла в нормальное положение, в руке и ноге появилось владение, в последней хотя и не прежнее, но до такой степени удовлетворительное, что больная после исцеления имела возможность сходить в Вознесенский монастырь благодарить Чудотворца Святителя Иннокентия и там сподобилась исповедаться и приобщиться Святых Таин.

Свидетелем совершившегося чуда она поставляет своего духовного отца, священника Василия Багрянцева, который во время болезненного припадка ее исповедовал, приобщал святых Таин и елеопомазывал. В настоящее время хотя в ноге значительная слабость (как выражается заявительница – на память грехов ее), но не мешает ей ходить с костылем и быть при церковных службах.

Два [недавних] случая благодатных исцелений от святых мощей угодника Божия, Святителя Иркутского и Чудотворца Иннокентия165

1. В декабре месяце минувшего 1882 г., в один из воскресных дней после поздней литургии, был я приглашен отслужить благодарственный молебен в дом своего прихожанина Купр…ова. Исполнив желание домохозяина, я, согласно его приглашению, остался у него пить чай, со мною были причетники. Между разговором спросил домохозяина: «Вероятно, вы служили молебен по случаю новоселья (он пред тем незадолго переехал в этот дом в качестве квартиранта, снявшего весь дом со двором и пристройками)?» «Нет, батюшка, – отвечал мне собеседник, – а со мною недавно был случай, особенно расположивший меня и семейство возблагодарить Господа Бога за Его милость, предстательством святого угодника Его Иннокентия нам явленную». Я полюбопытствовал узнать, какой именно этот случай, и он рассказал мне следующее: «Вам известно, батюшка, что я человек многосемейный, а средства к содержанию семейства приобретаю настолько незначительные, что живу постоянно в недостатках. Вот видите, кроме прочих моих домочадцев у меня сын учится в гимназии, нужна ему приличная одежда, учебные пособия, плата за учение, учится еще младшая дочка в прогимназии, и ей нужны те же потребности, а старшая дочь уже невеста, нужно ее прилично, хоть не роскошно, одевать, тем более, что присватался жених; а я получаю в конторе у г. Ч. всего 600 р. в год. Судите, как прожить в Иркутске на это жалованье с моей семьей, да еще без своего дома; вот и этот дом я окортомил для содержания постоялого двора в том расчете, что если от трудов, сопряженных с занятием держать приезжий народ, не будет в остатке выгода, быть может, оправдаю квартиру для семьи, и то Слава Богу. Но все бы ничего. Мы с женою трудиться не прочь, и хоть с нуждою, но существуем; семья сыта, одета, и на воспитание детей приобретаем пока. А забота наша была вот в чем: старшая дочь моя давно страдала болью в голове, а в последние года два у нее из одного уха сочилась гноевидная материя – золотуха, должно полагать, и так как материя шла хоть не обильно, но постоянно, то в нижней части ушной раковине от непрестанной сырости образовалась ранка, не поддававшаяся никаким мерам заживления. Девица уже возрастная и, особенно, просватанная почти, понятно, весьма скорбела за свой наружный на теле недостаток, и так как врачебные пособия против болезни были бессильны, то в Божией помощи полагала надежду исцеления, о чем молилась, и молилась горячо, призывая на помощь нашего сибирского предстателя пред Богом, святителя и чудотворца Иннокентия. И Господь явил нам свою милость по ходатайству своего угодника. В праздник св. Иннокентия (26 ноября) был я с дочерью в святой его обители, помолились, молебен святителю служили и вернулись домой. Чрез несколько дней после сего, вечером, когда мы все разошлись спать по своим местам, дочь моя, помолившись, располагалась улечься в постель. Все было тихо, в зале, рядом с коей была ее спальня, потушена была уже свеча, вдруг ей послышалось что кто-то по зале идет, взглянула, видит: там светло и идет по направлению к ней некто в архиерейской мантии и с посохом. Судя по изображению лика св. Иннокентия на его иконах девица не сомневалась, что пред нею св. Иннокентий, тотчас с испугом кинулась к комнате, где спала мать ее, стучит, будит, просит выйти в залу; та с изумлением выходит, выслушивает рассказ дочери о виденном, а в зале темно по-прежнему и никого нет, да и дверь входная заперта, успокаивает смутившуюся видением дочь, старается объяснить, что это со сна, но та уверяет, что не спала еще и в полном сознании видела, как св. Иннокентий подошел к ней и молча благословил. Собралась затем в залу вся семья, зажгли свечу пред образом св. Иннокентия, помолились и долго еще не расходились, рассуждая о событии. Заметить при сем надлежит что супруга г. Kуп-ва вероисповедания римско-католического, и хотя живя с мужем православным до 25 лет, вполне свыклась с обрядами православной церкви, в сем направлении вполне безукоризненно воспитывала и детей, но принять православие формальным порядком все откладывала. Настоящий же случай расположил ее вместе с дочерью немедленно сходить к угоднику, чтобы приложиться к святым мощам его и отслужить молебен. Исполнением намерения они не замедлили, и, уходя домой из обители, попросили влить в небольшой пузырек елея от лампады, при мощах непрестанно возжигаемой, и несколько ваты. На ночь того дня, когда возвратились из обители, девица, о которой идет речь, намочила елеем вату и, вложив в отверстие больного уха, уснула спокойно, воссылая сердечную мольбу к святителю о помощи. Господь Бог, дивный во святых своих, не замедлил явить свою милость над сею просительницей. Утром, к всеобщей радости девицы и всего семейства, истечение материи из уха прекратилось совершенно, а затем чрез несколько дней и от ранки в раковине уха не осталось и следа... Но не могло остаться без следа сие происшествие в благодарных сердцах семейства г. Куп-ва, и преимущественно его дочери: да и мать ее сим случаем расположилась к непреклонной решимости принять православие, что вскоре и исполнила, присоединена мною к православной греко-российской церкви чрез таинство миропомазания, с обычною на сии случаи установленною обрядностию, и так как это было в воскресный день и совершено пред позднею литургиею, то по исповеди новоприсоединенная Мария приобщена святой евхаристии. (Миропомазание совершено потому, что она не помнит, было ли над нею в свое время совершено возложение святительской руки, тождественное с миропомазанием, в православной церкви совершаемым над крещаемыми.) Вскоре затем девица Куп-ва свенчана мною с избранным ею женихом, с коим благополучно, как мне известно, живут в счастии семейном, так как и муж ее оказался человеком прекрасным.

2. Нынешнею же зимой, в начале Великого поста, приехал в Иркутск некий бурят с женою и сыном лет шести или семи – с целию посоветоваться с врачами, так как сын его года два или более болел глазами, а потом и совсем перестал видеть. Он меня знал, по сему и обратился ко мне за советом: к кому бы из врачей благонадежнее обратиться за советом и помощию. Я указал ему на врача Пор-ва, который по приезде в Иркутск состоял (а может быть, и теперь состоит, не знаю) при гражданской больнице, и по крайней мере мне известными двумя случаями пользования им пациентов, страдавших болезнию глаз, доказал свою достаточную научную специальную подготовку для подобной практики. Бурят разыскал г. Пор-ва по указанному мною адресу, но, к сожалению, сей был в Усолье; бурят был у него на другой день, но он еще не приехал; был в третий день, но дома не застал. Заходит бурят ко мне с своим горем; жаль было смотреть на скорбь старика, что сынишка его, и притом единственный (мать грустила молча, да и по-русски ни слова не знает), ничего не видит, даже следа не видит, почему он все носил его на руках, попеременно с женою, а у мальчика на обоих глазах опухоль в меру его кулака. На кухне живущие у меня люди предложили буряту сходить или съездить к угоднику Божию святителю Иннокентию, помолиться там (а он и жена не крещены), приложить мальчика к святым мощам чудотворца, при сем объяснили буряту, что болящие и всякие нуждающиеся многократно получали от угодника помощь и исцеление по мере веры; быть может, и ты, хотя некрещеный, получишь помощь от него. Ведь для просвещения вашего Господь призвал сюда святителя Иннокентия и прославил его нетлением и чудотворениями. Когда бурят пересказал своей жене на своем наречии совет сей, то она, прежде молчаливая, привязалась к этой мысли, заговорила с мужем по-своему и говорила много и долго, а когда давшие совет спросили бурята, что она говорит, он объяснил, что если русские, как она и раньше слыхала, ходят и ездят к угоднику со всякими скорбями и, надобно полагать, что многие получили и получают по его молитвам помощь, потому и почитание его растет, так как издалека даже идут к нему поклонники, то отчего бы на самом деле и нам не свозить парнишку к угоднику, быть может, и ему он поможет; не ехать же домой, не переиспытав в Иркутске средств к его врачеванию, для чего и приехали, но только вот затруднение, она говорит: я молиться по-русски не умею, а без молитвы как же там обойтись? Ей чрез мужа передали собеседники, что молиться можно и коротко, для чего посоветовали научиться произносить только: «Господи Иисусе, помилуй нас, Святитель Иннокентий, помоги нам», и указали, как осенять себя надлежит крестным знамением. Когда я пришел домой, мне сказали, что приезжий с больным ребенком бурят сидит в кухне, желает поговорить со мною; я пошел, вижу, бурятка что-то бормочет и рукою своею водит ручонку парнишки своего около его лица; спрашиваю, что это означает? Бурят объяснил мне, что она сама твердит сказанную ей молитву и ребенка научает, а также учит его креститься, но хорошо ли будет, батюшка, спрашивает меня бурят, если мы поедем к угоднику Иннокентию? мы ведь некрещеные, даже можно ли мне туда ехать? Я объяснил ему, что совет дали им хороший, только поезжай не по любопытству, а если веришь совету сердечно и надеешься на помощь угодника, поезжай, помолись, свечку поставь, священника, которого увидишь там служащего, попроси, чтобы он за вас помолился, он отслужит молебен, а после того вместе с прочими богомольцами, – их там встретишь каждый день, – приложи к святым мощам твоего парнишку, да и сам с женою приложись; а что препятствия тe6e, хотя и некрещеному, там не будет, в этом не сомневайся. Бурят ответил, что он слыхал от русских и от своих крещеных бурят (он Идинского ведомства), что к угоднику потому и обращаются, что бывали многие случаи помощи от него нуждающимся в помощи, что и он ехал к угоднику желает в надежду получить помощь его ослепшему парнишке, и обещался ехать в Вознесенский монастырь завтра же. Чрез день после сего разговора, т. е. на другой день после того, когда бурят ездил в монастырь, пошел я в церковь к богослужению, в воротах встречаюсь с бурятом, с коим шел и сын его; они шли ко мне с базара. Я прежде всего остановил внимание на мальчике, что он сам идет, а не несут его, как было прежде, так как он прежде следу не видал, а теперь идет с отцом обвешанный повсюду связками накупленных ему отцом калачей, игрушек, колокольчиков, шуркунцов. Не разгадав сразу, в чем дело, я спросил бурята: не к доктору ли он опять собирается. Он, замахав рукой, с сияющим от радости лицом ответил: теперь незачем к доктору, парнишко-то видит, и вот я с ним был на базаре, он города не видывал, его очень удивляют дома, лавки, магазины, калачи базарные и игрушки всего более заинтересовали, и я накупил ему всего, что ему нравилось; с радости я не знаю, чем бы удовлетворить его любопытству, он тоже рад, не может насмотреться на свет Божий и на все, что видит; а мать его, как услышала от парнишки, что он видит, со вчерашнего дня и доныне все с радости плачет. Долго разговаривать с бурятом я времени не имел ввиду скорого благовеста в церкви, потому и не спросил его, как он нашел св. обитель с ее обстановкою, богослужением, как прикладывался к мощам, какое вынес впечатление оттуда, даже не спросил, придет ли он еще ко мне, пошел в церковь, коротко попрощавшись с бурятом, который тоже торопился к жене. Когда же по возвращении домой я спросил, не приходил ли бурят, мне сказали, что он уже на пути домой заезжал ко мне проститься, но меня не застал и уехал.

С благоговейным удивлением и я отнесся к сему событию и подумал: пусть не падает духом малое братство отцов-миссионеров, смиренно трудящихся среди громадного количества здешних язычников-инородцев, имея во главе такого чудного миссионера – просветителя слепотствующих духовными и телесными очами.

Протоиерей Струков

* * *

152

Печ. по: Иркутская летопись (П. И. Пежемского и В. А. Кротова) // Труды Вост.-Сиб. отд. Имп. Русск. Геогр. о-ва. № 5. Иркутск: Паровая типогр. И. П. Казанцева, 1911.

153

Печ. по: Начало христианства в Иркутске… (продолжение).

154

Это время было между устранением от должности настоятельской 1803 г. архимандрита Иакинфа и между определением, в 1806 г., архимандрита Алоллоса.

155

Печ. по: Начало христианства в Иркутске... (продолжение).

156

Церемониал при сем перенесении мощей был почти тот же, что и при первом перенесении из Тихвинской в Вознесенскую церковь.

157

Здоровыми оставались только мое семейство и двое причетников и человек 10 прихожан, как будто для того, чтобы убирать трупы умерших и помогать больным по возможности.

158

Дар немалоценный, когда мясо продавалось в Камчатке по 25 р. асс. за пуд.

159

Прибавления к Ирк. епарх. вед. 1865 г. № 6. Редактор П. Громов.

160

Верхнее платье из оленьей шкуры шерстью вверх, наподобие рубахи.

161

Dysenteria Sangvin.

162

Дранкинское селение от Петропавловского порта в 1100 верстах на север.

163

Свидетелем тяжкой моей глазной болезни был Преосвященнейший Иннокентий, архиепископ Камчатский, ныне митрополит Московский.

164

Печ. по: Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям. 1866. 13 авг. № 32.

165

Там же. 1883. 18 июня. № 25.



Источник: Первосвятитель Иркутский, епископ Иннокентий I (Кульчицкий) / сост. В. В. Сидоренко; вступ. слово архиепископа Иркутского и Ангарского Вадима. — Иркутск: Иркутская епархия совместно с АНО Издательство «Иркутский писатель», 2006 г.

Комментарии для сайта Cackle