С.В. Шумило

Уход Иоанна Вишенского на Афон

Монашеский постриг И. Вишенский, скорее всего, принял в Украине, еще до отправки в паломничество на Афон. По утверждению В. П. Колосовой, пострижение его состоялось на Волыни, в Дубенском Свято-Преображенском монастыре,40 основанном князьями Острожскими (впервые упоминается в грамоте князя К. Острожского от 30 марта 1571 года) .41

Свое убеждение исследовательница обосновывает ссылкой на экземпляр изданной в Остроге в 1594 году книги «О постничестве» святителя Василия Великого, где имеется пространная дарственная запись, относящаяся, по ее мнению, к Иоанну Вишенскому. В ней, в частности, сообщается, что «священноинок Иоанн, постриженец свято-спасский», пожертвовал книгу Дубенскому монастырю. Подчеркнув схожие особенности языка и стилистики в сочинениях Иоанна Вишенского и в записи из книги, В. Колосова пришла к выводу, что эта запись является его автографом.42 Известно, что такая же книга была подарена Уневскому монастырю преподобным Иовом (Княгиницким, до пострига в схиму носил имя Иезекииль), другом и сподвижником отца Иоанна Вишенского. Подобно дарственной надписи последнего, на уневской книге была сделана аналогичная надпись: «Инок Иезекииль Тисменицкий дарит книгу за отпущение грехов отца своего по плоти Феодула инока, також и своих сродников».43

Намеком на причины ухода Иоанна Вишенского в монахи могут служить его слова в одном из посланий: «оставил дом, села, имения, маетност, сородство и мирское житие Господа ради».44

Дарственная надпись мон. Иоанна Вишенского на острожском издании «Книги о постничествγь» сет. Василия Великого, подаренном Дубенскому Свято-Спасскому монастырю

Фрагмент дарственной надписи Иова Княгиницкого (Иезекииля Тисменицкого) на «Книге о постничествγь» свт. Василия Великого (Острог, 1594)

Титульная страница «Книги о постничествγь» сет. Василия Великого (Острог, 1594)

Гравюра «Свт. Василий Великий» из «Книги о постничествγь» (Острог, 1594)

О таком выборе будущего подвижника Иван Франко пишет: «Он покинул сей мир не из-за какой-то беды и не ради беспроблемной жизни, но потому, что пришел к убеждению, что сей мир испорчен. Ради этого своего убеждения он покинул панский двор, и службу, и достаток, покинул общество умных и образованных людей, одним словом, бросил все, что в жизни дорого человеку, и пошел выполнять такую службу, которая ему в ту пору для общего дела казалась более полезной, пошел служить тому делу молитвой и словом».45

Однако общее духовно-нравственное состояние монашества в православных монастырях под короной польской вряд ли соответствовало аскетическим наклонностям и чаяниям, царившим в душе Иоанна Вишенского. Об этом мы можем судить из посланий старца с Афона, в которых он в духе учения исихастов-нестяжателей жестко критикует устоявшиеся порядки в монастырях Речи Посполитой: «владыки, архимандрита и игумени, которие манастирѣ позапустѣвали и фольварки собѣ з мѣхт святых починили, и сами толко з слуговинами и приателми ся в них телесне и скотски переховывают, на мѣстох святых лежачи, грошѣ збирают <...>, роскош свою погански исполняют. А в манастырѣ рѣк и потоков непрестанно в молитвѣ к Небесному кругу текущих иноческого чина по закону церковному видѣти нѣсть, и вмѣсто бдения, пѣсни и молитвы и торжества духовнаго – пси выют, гласят и ликуют».46

В другом месте старец Иоанн пишет: «иноки по корчмах ходят и упиваются, и по господах обѣды чинят, и приятелство собѣ з мирскими еднают, и до того грошѣ збирают и на лихву дают... Таковых <...> нѣст достойно иноки едиными называти, бо будет лъж крытися в имени».47

По всей видимости, стремление удалиться на Святую Гору Афон у Иоанна Вишенского как раз и было связано с неудовлетворительным состоянием отечественных монастырей, отходом в них от аскетическо-святоотеческой традиции и мистического опыта исихастского молитвенного делания. В этом путь отца Иоанна во многом схож с исканиями и странствиями «от монастыря к монастырю» другого украинского подвижника преподобного Паисия Величковского (1722–1794). На примере жизнеописания последнего мы можем лучше понять причины, побудившие Иоанна Вишенского к «бегству от мира» и поискам очагов подлинной духовности, непрерывной мистической традиции и аскетики за пределами родного отечества, в отшельнических келиях и пещерах Святой Горы Афон.

К слову, о том, что Вишенскому, как и Паисию Величковскому, доводилось нестяжательствовать и странствовать от монастыря к монастырю, мы узнаем из его послания к старице Домникии, где он упоминает о своем странничестве вместе с «паном Красовским» из Львова, который ему «на препитание нечто возложи».48

Икона Божией Матери «Игумения Святой Горы Афон» с картой афонских монастырей

Обстоятельства и точная дата ухода отца Иоанна на Афон неизвестны. Однако учитывая, что он в Остроге состоял в близкой дружбе с преподобным Иовом (Княгиницким), то можем с уверенностью считать, что в путешествие на Святую Гору они отправились вместе.

В Житии преподобного Иова, написанном его учеником иеромонахом Игнатием из Любарова, отец Иоанн Вишенский назван «другом его».49 Сам же Иоанн в своем послании к преподобному Иову называет его «возлюбленным братом».50 Оба они были сверстниками, знакомыми еще по службе у князя Острожского. По его поручению, по всей видимости, они и отправились вместе на Афон. Во всяком случае, период ухода их на Афон совпадает по времени. А поскольку в ту пору такие дальние странствия были не безопасны и сопряжены со всевозможными трудностями, то они не совершались в одиночку, но практически всегда в сопровождении близких и духовно единомышленных друзей. Поэтому логично и всего вероятнее, что преподобный Иов (Княгиницкий) отправился на Афон в сопровождении именно Иоанна Вишенского, как самого близкого своего друга.

Учитывая эти обстоятельства, на основе Жития преподобного Иова мы вполне можем восполнить недостающую важную деталь странствия будущего старца Иоанна на Афон. В частности, из Жития известно, что на Святую Гору Иов (Княгиницкий) отбыл по поручению князя Василия-Константина Острожского вместе со святогорским иеромонахом Варлаамом для передачи пожертвований в ответ на «святых отец писание».51 На Афоне Иов, как княжий слуга, был принят с честью и посетил многие монастыри, скиты и пустыни, где подвизались старцы, «яко ангелы безвещественны».52 Впечатленный увиденным («видеше бо яко вторый рай» и «второ небо»), он окончательно осознал суетность светской жизни и возжелал остаться на Святой Горе, однако вынужден был возвратиться домой, дабы выполнить поручение князя и передать ему ответ святогорских старцев.53

Прп. Иов (Княгиницкий) Тисменицкий (1550–1621)

Покидая Афон, он дал обет одному из старцев возвратиться на Святую Гору и стать здесь монахом. Поэтому по возвращении он испросил у князя Острожского прощение и попросил отпустить его, что тот и исполнил, поблагодарив за службу и щедро одарив своего бывшего слугу. Получив разрешение князя, И. Княгиницкий вновь отправился в путь «с некоими еже в Святую Гору, възвращая по обещанию».54

Святая Гора Афон. Гравюра XIX в.

Стоит обратить внимание, что в житии преподобного Иова уточняется, что на Афон он возвратился не сам, а «с некоими».55 Вероятнее всего, одним из этих «некоих» и был Иоанн Вишенский.

Ученик преподобного Иова (Княгиницкого) сообщает, что на Афоне он «пребы же тамо во послушании и общем житии 12 лет неотходно ».56 А поскольку в Украину он возвратился около 1601–1603 годов, то можно определить, что ушли оба подвижника на Афон около 1589–1593 годов. О том, что на момент Брестской унии 1596 года Иоанн Вишенский давно уже был на Святой Горе, подтверждает и он сам, сообщая в одном из своих посланий за 1597 год: «Сам на той час у ваших краях несьм был».57

Странствие на Афон, судя по всему, отец Иоанн Вишенский и преподобный Иов (Княгиницкий) совершали через Молдовлахию, Болгарию и Македонию. В частности, еще Иван Франко обратил внимание, что из писания Вишенского, известного под названием «Новина, или Вѣсть о обретении тѣла Варлаама, архиепископа Охридскаго...», видно, что он бывал в Охриде и хорошо знал этот древний южнославянский центр на Балканах.58

Относительно начального периода пребывания на Афоне в Житии преподобного Иова сообщается, что на первых порах он не поселялся в каком-то одном конкретном монастыре, но скитался по разным обителям Афона: «обходи с радостию вся святыя обители, посещая и молитствуя, таж и в келиях старца и скитники, и в пещерах сущи, всем ревнуя и о молитву прося. И по сем вдает себѣ в послушание некоему старцу скитствующу иеромонаху Исидору».59

Святая Гора Афон. Гравюра, 1768 г.

Вид со стороны афонской отшельнической келии. Фото Сергея Шумило, 2013 г.

Это сообщение о преподобном Иове совпадает со свидетельствами старца Иоанна Вишенского, из посланий которого мы узнаем, что на Святой Горе он какое-то время «от келия до келия и от монастыря до монастыря скитати».60 Самого же себя он именует: «инок русин во святей Аеонстей горе странствуяй»61 или «странник реченный Вышенский».62

На основе этих свидетельств двух сподвижников можно сделать вывод, что поначалу они вместе скитались по Афону «от монастыря до монастыря», пока каждый из них не обрел своего духовного наставника. Аналогичный путь со временем повторил на Афоне и преподобный Паисий Величковский, долго скитавшийся по отшельническим келиям, скитам и монастырям Святой Горы в поисках старца, которому мог бы вручить свою душу и от которого научился бы тайнам мистического опыта непрестанного молитвенного делания.

Однако в дальнейшем, судя по всему, духовные пути двух товарищей несколько разошлись. И если преподобный Иов выбрал жительство при келии крупного греческого Ватопедского монастыря, то Иоанн Вишенский больше отдавал предпочтение уединенному скитскому жительству. Позже, уже после 1605 года, они вновь сойдутся на короткое время в Украине, однако затем, посоветовавшись, «жесточайшаго безмолвнаго жития желающе», вновь разойдутся по непроходимым лесным зарослям Карпатских гор в поисках пустынных мест для уединенного отшельнического молитвенного подвига.63

К сожалению, в посланиях старца Иоанна Вишенского не сообщается, при каких из афонских монастырей он подвизался в келиях и скитах в первый период своего пребывания (а это не менее 12 лет) на Афоне. В то же время, по святогорскому уставу, даже подвизаясь в отшельнических келиях или исихастериях, он должен был относиться к какому-то из монастырей, между которыми поделена вся территория Афона (и где каждая из келий, калив, исихастериев и пещер, как и скиты, относится к тому или иному кириархальному монастырю).

Судя по косвенным намекам в посланиях, можно сделать вывод, что старец Иоанн Вишенский отдавал предпочтение именно славянским обителям на Афоне – древнерусскому Русику, болгарскому Зографу, сербским Хиландарю и Павловскому монастырю (на тот момент его населяли сербы).

В некоторых из своих посланий старец Иоанн называет себя «скитствуяй в Святой горѣ»,64 что дает основание полагать, что какое-то время он подвизался при одном из святогорских скитов.

Странствуя по скитам и монастырям Афона, он, несомненно, бывал в Русике – древнерусском монастыре святого Пантелеимона, и действовавшем при нем ските Ксилургу – старейшей древнерусской святогорской обители, основанной еще во времена равноапостольного великого князя Владимира вскоре после Крещения Руси. В период пребывания подвижника на Афоне в Русике подвизалось несколько монахов с именем Иоанн.65 Поэтому не исключено, что один из них и был Вишенский.

 

* * *

40

Колосова В. П. Автограф Ивана Вишенского // Федоровские чтения, 1978. М., 1981. С. 128–132; Ее же. Иван Вишенский и Павел Домжив-Люткович // Федоровские чтения, 1979. М., 1982. С. 24–34.

41

Волынские Епархиальные ведомости. 1869. № 15. Часть неофициальная. С. 601–605.

42

Колосова В. П. Автограф Ивана Вишенского. С. 128; Неменский О. Б., Пидгайко В. Г. Иоанн Вишенский. С. 387389; Мицько І. З. Острозька слов’яно-греко-латинська академія. С. 86.

43

Мыцко И. Дерманский культурно-просветительский центр // Федоровские чтения, 1978. М., 1981. С. 50.

44

Иван Вишенский. Сочинения. С. 55.

45

Франко І. Я. Згад. праця. Т. 28. С. 260–278.

46

Иван Вишенский. Сочинения. С. 47.

47

Там же. С. 24–25, 37–38.

48

Там же. С. 168.

49

Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова. С. 61.

50

Иван Вишенский. Сочинения. С. 209–210.

51

Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова. С. 46.

52

Там же. С. 48.

53

Там же. С. 48–49.

54

Там же. С. 49.

55

Там же.

56

Там же. С. 52.

57

Иван Вишенский. Сочинения. С. 78.

58

Франко І. Я. Згад. праця. Т. 28. С. 260–278.

59

Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова... С. 50.

60

Иван Вишенский. Сочинения. С. 209.

61

Там же. С. 171.

62

Там же. С. 169.

63

Там же. С. 62–63.

64

Там же. С. 206.

65

Роль Русского монастыря на Афоне в борьбе с Брестской унией // Русская лампада на Афоне. Святая Гора: Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь, 2016. С. 77–79.


Источник: К. : Издательский отдел УПЦ, 2016. –208 с., ил.

Комментарии для сайта Cackle