С.В. Шумило

Кончина старца Иоанна. Бессмертие его творений

Одно из последних прижизненных упоминаний о старце Иоанне Вишенском имеется в определении Собора 1621 года, прошедшего в Луцке под председательством Киевского митрополита Иова (Борецкого). Известное под названием «Совѣтование о благочестии», оно написано в исихастском духе и призывает иерархию, духовенство и паству к внутреннему очищению, покаянию и даже мученичеству за православие. Принято считать, что многие рекомендации Собора были составлены под влиянием сочинений старца Иоанна.200

Митрополит Иов (Борецкий) Киевский, Галицкий и всея Малыя Руси (1560–1631)

Судя по содержанию этого документа, в 1621 году отец Иоанн Вишенский был еще жив. Более того, Церковный Собор Киевской Митрополии от лица всей Церкви именует в нем старца Иоанна «преподобным мужем» и «блаженным», «в житии и богословии цвитущим».201 Тот факт, что Собор отдельным постановлением предписывает пригласить подвижника с Афона в Украину, свидетельствует о его почитании и высоком духовном авторитете на родине еще при жизни.

По отразившемуся в украинской литературе преданию (И. Франко, В. Шевчук и др.), старец Иоанн преставился между 1620–1630 годами в пещерном затворе, отказавшись от пищи и принимая раз в неделю лишь антидор, просфору и святую воду, которые ему в наскальную пещеру спускали по веревке.

Точная дата преставления старца Иоанна Вишенского, как и обстоятельства, при которых это произошло, доподлинно неизвестны. Всю жизнь удаляясь от мирской славы и суеты, он ушел в мир иной, как и подобает афонским подвижникам, – тихо и незаметно, не оставив об этом никаких следов. Так и уходит большинство афонских старцев, и лишь с годами, Промыслом Божиим, о некоторых из них становится известно в миру. Именно так и случилось со старцем Иоанном.

В письме инока Манявского скита Леонтия члену Львовского братства Н. Золоторуцкому от 9 сентября 1633 года впервые упоминается старец Иоанн как преставившийся. Более того, отец Леонтий пишет о нем с глубочайшим почтением и называет «блаженной памяти великий старец Иоанн Вишенский Свято горец».202

Иллюстрация Софии Караффы-Корбут к поэме Ивана Франко «Иван Вишенский», 1970-е гг.

Таким образом, на основании этого документа можно однозначно констатировать, что скончался старец не позднее 1633 года.

Именование в кругу учеников преподобного Иова (Княгиницкого) новопреставленного отца Иоанна «великим старцем» и «блаженным» свидетельствует о том глубоком почитании подвижника, которое существовало как при его жизни, так и после смерти.

Согласно сообщению того же инока Леонтия, к 1633 году списки произведений старца Иоанна распространялись и хранились в киевских монастырях, в Вильно, в Могилеве, в Кутеинском монастыре, Манявском скиту и других обителях.203

Портрет настоятеля Киево-Печерской Лавры архим. Елисея (Плетенецкого) (1550–1624)

Влияние сочинений и идей старца Иоанна прослеживается в трудах и деятельности преподобного Иова (Княгиницкого), преподобного Иова (Желизо) Почаевского, писателя-полемиста Стефана Зизания, епископа Исаакия Борисковича, блаженного Киприана Острожанина, архимандрита Елисея Плетенецкого, митрополита Исаии Копинского, преподобномученика Афанасия (Филипповича) Брестского, преподобного Паисия Величковского и многих других. Всех их можно считать продолжателями дела, начатого старцем Иоанном Вишенским.

И хотя послания старца Иоанна не получили массового распространения на официальном церковном уровне, именно его идеи немногим через каких-то 30–40 лет легли в основу идеологии казачьего национально-религиозного освободительного движения в Украине, начавшегося в 1637–38 годах, и особенно активно вспыхнувшего в 1648 году под лозунгами борьбы за отеческую православную веру.204

Икона прпмч. Афанасия (Филиповича), игум. Брестского (1596–1648)

Как отмечает И. Еремин, «сочинения Ивана Вишенского в свое время были широко распространены на Украине. В эпоху, непосредственно предшествующую народно-освободительной войне под руководством Богдана Хмельницкого, они сыграли большую роль: они будили сознание, воодушевляли к борьбе, вооружали... горячей любовью к родине».205

Чего стоят одни только призывы подвижника: «будѣте готови отлучитися от того погибелного антихристова и содомскаго рода, да есте истинною новый Израиль («дабы быть истинным Новым Израилем», – прим. С. Ш.), а не с поганци погане. Где бо в поганѣх таковый плод нечистый, яко ж нынѣ в Лядской земли видится ?». « На панов же ваших руского роду, на сыны человѣческия, не надѣйтеся! В них же нѣст спасения... Тѣмже да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне. Будите убо готови на приятие Исуса, который нынѣ у вашей земли нѣмает где главу подклонити».206

Пантелеймон Кулиш, называя старца Иоанна «афонским апостолом», пишет, что «его голос был явственно слышен; он давал сбившимся с дороги направление; он ободрял, он пророчествовал, и так действительно сталось, как он пророчествовал среди бури».207

Как известно, позже, во время национально-освободительной войны 1648–54 годов Богдан Хмельницкий в своих воззваниях и призывах к восстанию неоднократно ссылался на существование «предвечного пророчества» об освобождении Украины из неволи польско-католической.208 Что это за пророчества – неизвестно, но знаем, что общение с паствой в виде пророчеств было характерно именно для традиции старцев-исихастов, в том числе и последователей Иоанна Вишенского. Поэтому не исключено, что автором таких пророчеств мог быть именно старец Иоанн или кто-то из подвижников, испытавших на себе влияние посланий афонского полемиста (митрополит Исаия Копинский, преподобномученик Афанасий Филиппович и др.) и активно поддерживавших казачьи восстания под лозунгами борьбы за православную веру.209

Проповедь Иоанна Вишенского (роспись из монастыря Рождества Христова в Жовкве Львовской области). Худ. Юлиан Буцманюк, 1930-е гг. Рядом с Иоанном Вишенским Б. Хмельницкий, И. Мазепа, Г. Гулевичивна и другие православные деятели Украины

Новое возрождение забытого наследия старца Иоанна Вишенского и обращение к его произведениям началось уже в XIX веке. Так, малоизвестный и непонятый многими современниками при жизни, старец Иоанн через свои пламенные полемические послания вновь восстал из небытия через 200 лет. И это его наследие не утратило своей актуальности по сей день.

Вот как отзывался о творчестве афонского старца писатель Иван Франко:

«Иоанн Вишенский принадлежит, бесспорно, к самым оригинальным явлениям южнорусской литературы. Приверженец консервативных и аскетических воззрений в делах религии и общественности, он вместе с тем является в литературе самым ярким представителем эпохи Возрождения со стороны языка, формы и духа своих сочинений. Строгий аскет, «свят, муж и зело любяй бессловѣсiе», он вместе с тем является горячим пропагандистом вроде какого-нибудь Гуттена, бросает в народ свои пламенные послания, обращаясь к грамотной и неграмотной массе на языке, для нее почти совсем понятном, сильном и энергическом.

Заклятый враг всяких «хитрых диалектических силлогизмов» и всей мирской премудрости, он вместе с тем очень искусно пользуется всеми уловками риторического искусства и создает стиль настолько богатый, разнообразный и цветистый, что в нашей древней литературе он уступает разве одному «Слову о полку Игореве» по пластичности и индивидуальной выразительности... Строгий порицатель мирской жизни и соблазнов, он вместе с тем очень тонко знает эту жизнь до малейших ее изгибов, знает не по слухам и не по книгам, но, очевидно, по собственному опыту...

Это были пламенные полемические памфлеты, рассчитанные на непосредственное действие. Аргументы, выдвинутые им в защиту православия, не отличались ни новизной, ни глубиной; иногда он даже и не трудился над изысканием надлежащих аргументов, но вместо того бросал в народ меткое слово, кличку, пластическую шутку или параболу, хорошо зная, что такое оружие на простые умы почти всегда действует сильнее и убедительнее, чем самые тонкие богословские резоны. Все это для последующих поколений было недостаточным; с точки зрения схоластической учености послания Иоанна Вишенского были не более чем блестящие импровизации, но не ученые трактаты... Идеал Иоанна Вишенского был забыт и заброшен, но метод его действия был принят и развивался с большей или меньшей последовательностью».210

Памятник Иоанну Вишенскому в Судовой Вишне (Львовская обл.). Автор проекта Николай Бевз, 1979 г.

По меткому выражению Ивана Франко, «Вишенский всей своей жизнью доказал, что вера у него была не только искренняя, но вовсе и не бесплодная, потому что заполнила его жизнь деятельностью... Уже сам его уход на пустынное жительство и затем его недолгий быт на Руси были поступками, доказывавшими его жизненную независимость и гражданскую отвагу. Вот подумайте, много ли найдется средь нас людей, которые бы отважились ради своих убеждений пойти наперекор иным, более влиятельным, или целой массе общественной, лишить себя благосклонности начальника, отречься должности, или хотя бы только небольшого блага? С этой точки зрения Иоанн Вишенский может еще и нашему поколению служить примером твердости и стойкости характера, прямоты и ясности в выражении своих взглядов и цельности между убеждениями и целой своей жизнью».211

Пантелеймон Кулиш о старце Иоанне Вишенском и его последователях писал: «Эти отшельники изнуряли себя постами, бдениями, тяжелыми трудами и лишениями; они, можно сказать, хоронили себя заживо, в порыве отрицания прелестей Mipa сего, ненавистных им в том виде, в каком представлялся им княжеско-дружинный мир, полный грабежа, резни, увеченья; но, силою жажды лучшего, оказали русской земле услугу незабвенную... Та же ревнивая и неприступная ни для кого постороннего нетерпимость сохранила здоровую, девственную чистоту Церкви Православной <...>, как охрану нравственности в грядущем времени».212

Иллюстрации Софии Караффы-Корбут к поэме Ивана Франко «Иван Вишенский», 1970-е гг.

Более того, П. Кулиш убежден, что именно старец Иоанн Вишенский и его последователи сумели силою своего внутреннего подвига и верности сберечь чистоту православия под натиском польско-католической экспансии. «Вот кто останавливал успехи унии! – пишет об Иоанне Вишенском Кулиш. – Останавливали их последователи тех пустынножителей, которые одни «хранили себя неоскверненными от мира» – те немногие, во все времена немногие, личности, которых великий Учитель называет солью земли... Их всегда бывает мало, хотя свет держится ими».213

Уже один этот факт свидетельствует о важности духовного подвига и наследия старца Иоанна, необходимости возрождения памятования о них как на общественном, так и на церковном уровне.

Претерпев неоднократные переиздания в XIX-XX вв., его послания даже в советское время помещались в школьных учебниках и хрестоматиях по украинской литературе. Благодаря этому в годы господствующего безбожия в советской Украине многие еще со школьной скамьи могли узнать о Боге, о православии. Поскольку тогда не было свободного доступа к религиозной литературе, то полемические произведения старца Иоанна стали чуть ли не единственным источником, глотком духовных знаний. И это подлинное чудо старца. Даже через 300 лет после смерти он влиял на укрепление людей в вере.

Хоть нам практически и неизвестна в деталях земная биография старца Иоанна, однако красноречивее любого подробного жизнеописания о подвижнике может свидетельствовать его духовное наследие. Как писал еще во времена советского атеизма В. Шевчук, «жизнь не забыла Вишенского, воскресив в памяти человеческой эту неординарную личность, перенимая из его произведений все доброе и светлое, что человека облагораживает и возносит. Она сплетает далекому <...> страннику, будившему общественное сознание на рубеже XVI-XVII вв., надлежащий венец».214

 

* * *

200

Неменский О. Б., Пидгайко В. Г. Указ. соч. С. 387–389.

201

Советование о благочестии. С. 247–248.

202

Голубев С. Указ. соч. Т. 2. Прил. С. 35.

203

Там же.

204

Шумило С. В. Влияние Святой Горы Афон на духовную, культурную и политическую жизнь Украины. С. 127; Его же. Основатель Киево-Братской школы митрополит Исаия (Копинский) и его участие в возрождении православия в Украине // Труды Киевской духовной академии. К., 2015. № 23. С. 146.

205

Еремин И. П. Иван Вишенский и его общественнолитературная деятельность // Иван Вишенский. Сочинения. С. 226–227

206

Иван Вишенский. Сочинения... С. 46.

207

Кулиш П. А. История воссоединения Руси. Т. 1. С. 318–319.

208

Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в 3-х т. М., 1953. Т. 2. С. 33, 132; Крип’якевич І. Богдан Хмельницький. К., 1954. С. 85.

209

Шумило С. В. Влияние Святой Горы Афон на духовную, культурную и политическую жизнь Украины. С. 127; Его же. Основатель Киево-Братской школы митрополит Исаия (Копинский). С. 146.

210

Франко І. Я. Згад. праця. Т. 27. С. 318–326.

211

Там же. Т. 28. С. 260–278.

212

Кулиш П. А. История воссоединения Руси. Т. 1. С. 286287.

213

Там же. С. 318–319.

214

Шевчук В. О. Іван Вишенський та його послання // Іван Вишенський. Твори. К., 1986. С. 16.


Источник: К. : Издательский отдел УПЦ, 2016. –208 с., ил.

Комментарии для сайта Cackle