Преподобный Парфений Киево-Печерский (1790–1855)

Старец Парфений (Краснопевцев) был духовником Киево-Печерской лавры. Познание падшей оскверненной человеческой природы погружало его в великую скорбь, сокрушало до изнеможения. «Бедные, бедные люди, – говорил он, – если б они знали, какие блага они меняют на смрад греховный», и эту склонность ко греху приписывал врагу спасения.

В 1838 году, в возрасте сорока восьми лет, он был облечен в схиму самим митрополитом Киевским Филаретом. И с еще большей всепоглощающей силой предался схимник молитве, которая вросла в сердце и действовала даже во сне. Он видел однажды в таком сне свое сердце, объятое пламенем. Его молитвенное правило состояло из чтения утром, в полдень и вечером по одному евангелисту, совершения ежедневно пения всей Псалтири, молитв утренних и вечерних, акафиста Спасителю, Божией Матери, поклонения страстям Христовым и песни «Богородице Дево, радуйся», которую он произносил триста раз.

Его усердие к Матери Божией было необыкновенно. Он имел к Пресвятой Владычице умилительную, нежную и детскую любовь и много раз сподоблялся видения Пречистой Девы. Он провел несколько лет в тесной келье, окно которой загородил иконой Пресвятой Богородицы, озаренной лампадой, и говорил: «На что мне свет чувственный: Пречистая – свет очей и души моей». Молясь однажды, чтоб открыла ему Владычица, что есть схимничество, услышал он голос: «Посвятить себя на молитву за весь мир».

Отлученный от всего земного, мирское достояние считал он грехом. Вещи, приносимые ему, связывал в узел и выносил на дорогу. Графиня Анна Орлова однажды, преклонив пред ним колени, сказала: «Отец, чем я тебя могу утешить? Не пожалею и миллионы». «Вот нашла, чем утешить, – отвечал он, – на что мне этот навоз?»

Старца Парфения смущало, что он не испытал гонения и что тем путь его скорбей не полон. Но митрополит Киевский Филарет успокоил его: «На что тебе гонение, – ты сам себя гонишь. Кто пожелает жить твоею жизнью?»

Величайшею отрадой подвижника было ежедневное совершение литургии в домовой церкви митрополита. Тут во время Херувимской, молясь пред престолом с воздетыми руками, видел он однажды отверстое небо, Христа, сходящего на престол, Бога Отца, благословляющего Его снисхождение, и парящего над Ним Духа Святого. 13 ноября 1843 года видел он святителя Иоанна Златоуста с архистратигом Михаилом, пришедших к нему на помощь. Однажды, долго повторяя молитву: «Иисусе, живи во мне», – услыхал сладкий и тихий голос: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем». Накануне нового года, созерцая духовно младенчество Богочеловека, погрузился он в тонкий сон и увидел двух ангелов, летящих от востока с Младенцем на руках, Которого они положили пред старцем. Невыразима была красота Божественного Младенца, и от любви, светившейся в его взоре, сердце старца разгоралось.

Последние свои годы старец прожил в келье у Ближних пещер. Большую часть времени он проводил в темной комнате с Распятием и иконой Богоматери. В соседней комнате устроили для него церковь. Его служение исполняло молящихся невыразимым благоговением.

Перед кончиной старец простился со всеми. Весной 1855 года, рано утром, в великий праздник Благовещения, совпавший в тот год со Страстной пятницей, старец Парфений был найден бездыханным, сидящим как бы в глубокой думе у дверей келейной своей церкви. Митрополит Филарет на своих руках выносил его гроб и схоронил его в Голосеевской пустыни, в храме Пречистой Девы в честь Ее иконы «Живоносный Источник».

Духовные наставления

◊ Рассуждение выше всех добродетелей; чрез него душа противится страстям и помыслам, обуревающим ее.

◊ Рассуждение выше всего; терпение нужнее всего; молчание лучше всего; многоречие хуже всего.

◊ Потеря благодати страшнее всех потерь; нет бедственнее состояния, как состояние человека, потерявшего благодать. Весьма немногие возвращали ее величайшими подвигами. Надобно иметь непрестанную бдительность, чтобы сохранить ее. Она дается нам туне, по единому милосердию Божию; но к сохранению ее мы должны прилагать все свое тщание.

◊ Враг неусыпно борется с нами. Прежде борет он нас с шуией стороны, то есть искушает нас нашими же страстями и похотями; а когда не успеет побороть с шуией, борет нас с десной, то есть в самых добрых делах наших устрояет нам сети к падению.

◊ Чем ближе приблизишься ты к Богу, тем сильнее враг ухватится за тебя. Потому-то «аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение».

◊ Враг во все наше доброе всевает свои плевелы.

◊ Никогда не должно скоро последовать своему помыслу, хотя бы он и благ являлся, но испытывать его временем.

◊ Чтобы стяжать терпение в скорбях и искушениях, веруй, что все делается с нами по воле Божией.

◊ Крайне опасно последовать своим мыслям и рассуждению в деле спасения. Наш ум – ограниченное око плоти, которое может только видеть и распределять дела внешние и вещественные; а пути высшие должны мы предавать Самому Богу чрез отца нашего и наставника, и во всем следовать его рассуждению.

◊ Берегись осуждать ближнего, а чтобы не впасть в сие искушение языка, не присматривайся к чужим поступкам.

◊ Нищелюбие и нестяжание великие сокровища уготовляют душе.

◊ Нестяжание и молитва необходимы для спасения. Молитва рождает нестяжание, нестяжание – молитву.

◊ Неизреченная польза проистекает от уединения, но с ним неразлучна должна быть молитва.

Уединение и молитва выше всякого блага.

◊ Стяжавший молитву не имеет времени и подумать о чем-либо земном; ему тяжелы и беседы, и видение людей, и все, отвлекающее его от Бога.

◊ Истинную молитву стяжать неизреченно трудно. Не раз душа за подвиг сей приблизится ко вратам смертным. Но кто уже сподобится стяжать ее, у того она, как болячка, врастет в сердце, и ничто не измет ее.

◊ Любовь к Богу можно возжечь в душе только одною непрестанною молитвою.

◊ Уединение внешнее должно сопровождаться уединением внутренним. Только совершенное удаление от человек, телом и мыслию, может даровать мир душевный.

◊ Враг наводит уныние на всякую душу, хотящую спастись.

◊ Страх Божий более поста и всех подвигов измождает плоть. Кто стяжал его, для того нет на земле ни скорби, ни радости.

◊ Человек всеми своими усилиями, без содействия Божия, не может располагать ни внешнею жизнию своею, ни состоянием души своей. Без Бога ни до порога.

◊ Наша человеческая воля есть – только пожелать доброго и изыскивать на то средства, а совершитель и делатель всякого доброго есть Бог, а злое от нас.

◊ И добре жительствовать и добре творить и добре мыслить – несть жертва Богу, а долг человеческий пред Ним.

◊ Чтобы уклониться от смущения и сохранить дух молитвы, уклоняйся от всякого рода бесед и посещений, всему предпочитай уединение и часто размышляй о смерти.

◊ Смерть вожделенна для любящих Бога, но страшна не уготовавшимся.

◊ Хранение чистоты телесной должно сопровождаться хранением чистоты мысленной.

◊ Чистоту телесную и мысленную можно стяжать только непрестанною молитвою и устремлением ума к Богу; пришествие Святого Духа попаляет и истребляет все страсти.

◊ Гнев, тщеславие или высокоумие и осуждение ближнего отгоняют благодать Святаго Духа.

◊ Честь, от человек бываемая, должна быть ненавистна душе, ищущей спасения и познающей свою немощь.

◊ Излишество в пище наносит душе больший вред, нежели телу, и излишний сон – от излишней пищи.

◊ Малейшее пристрастие не только к человеку, но и к вещи, наводит гнев Божий и дает место тли.

◊ Для достижения совершенной чистоты не имей привязанности, даже духовной, ни к человеку, ниже к вещи; люби всякого любовию совершенною, как самого себя, но без пристрастия, то есть не желай видения или присутствия любимого человека и не услаждайся мыслию о нем.

◊ Молчание есть великая добродетель; многоглаголющий не исправится на земле.

◊ Многоречие отгоняет благодать и погубляет теплоту души.

◊ Кто сам не достиг в меру совершенства и начинает учить других – погубляет и то, что имел.

◊ Все средства употребляй для снискания мира душевного, и ничем, кроме молитвы и уединения, не обретешь его.

◊ Оттого впадаем мы в немирствие с ближним, что не хотим, по слову Господню, отвергнуться самих себя.

◊ Человек облагодатствованный не может быть не мирен или досадовать за что на ближнего.

◊ Должно быть мирным и равнодушным во время гнева ближнего на нас, не трогаться словами, не смущаться угрозами; ибо они не могут иметь на наше будущее ни малейшего влияния; будет только то, что определит Бог.

◊ «Царствие Божие нудится, и нуждницы восхищают е». Это насилие не ограничивается одним воздержанием от страстей и пищи, но простирается на все внутренние и внешние действия и движения наши. Делай все вопреки хотения плоти: хочется лечь покойнее, принудь себя на противное; хочется облокотиться сидя, воздержись, и так во всем.

◊ Должно нудить себя и не хотяща к молитве и ко всему благому.

◊ Совершенное обнищание Христа ради – великое сокровище для души: но оно может быть вместимо человеком только при твердом и непоколебимом уповании на промысл Божий. Имей это упование несомненно, и Господь не попустит тебе умереть с голоду или иметь какую-либо нужду; а усумнись хотя немного, или взыщи помощи человеческой, или понадейся на себя – промысл Божий отступит от тебя. Петр, еще в теле сый, мог идти по волнам, доколе не усумнился мыслию.

◊ При помощи человеческой удаляется помощь Божия. Одному пустынножителю служили ангелы; а когда приблизились люди и стали служить ему – ангелы удалились от него.

◊ Промыслу Божию о нас нет предела. Он невидимо ведет нас. Ничто не случается без воли Божией; всему определен день и час. Возложи все упование на Бога, и Он будет промышлять о тебе; а пекись о себе сам – Он будет помогать тебе, но вседействующий промысл Его отступит от тебя.

◊ Для приятия Святого Духа необходимо изнурить плоть; «даждь плоть, и приими Дух».

◊ В тучном теле не вселяется Дух Святой, хотя бы кто и добродетелен был. Для того, чтобы быть храмом Божиим, надобно, чтобы душа и тело были чисты и святы.

◊ В простых сердцах почивает Дух Святой. Простота внутренняя должна изливаться и на все внешнее наше, – простота во всем: в речах, в наружности. Не представляйся благоговейным, не смотри вниз, не говори притворно тихим гласом; а то, хотя и с добрым намерением сочиняешь наружность свою, – благодать отступит от тебя.

◊ Всякая благословенная душа есть проста, справедлива, милостива, любезна, не горда, незлобива, не величава, не презорлива, воздержна и боящаяся Бога.

◊ Незлобие и простота паче всех добродетелей низводят на нас благодать и милость Божию.

◊ От памятозлобного отвращается Бог. Молящемуся и питающему злобу на ближнего вместо ангелов соприсутствуют демоны, и молитва его бывает в грех.

◊ Не хитри в деле спасения; не изыскивай особенных путей; не налагай на себя особенных подвигов; а как придется, как пошлет Господь силу тебе; только непрестанно и нещадно нудь себя на все благое.

◊ Зло пристает к нам, как заразительная болезнь. Если будешь часто обращаться с язычным, с клеветником, с миролюбцем – и сам незаметно впадешь в те же пороки. И наоборот: обращайся часто с мужем духовным и молитвенником, – и в тебя перельются те же добродетели.

◊ У человека нечистого и страстного и вещи его заражены его страстями; не прикасайся к ним, не употребляй их.

◊ Не должно рассказывать другим о своих подвигах и молитвенном правиле. Хотя бы это было и не из тщеславия, но у тебя отнимется дар, который ты обнаружил.

◊ Нищета и нестяжание – необходимое достояние монаха.

◊ Хотящий быть истинным монахом должен иметь крайнее нестяжание, изыскивать, как бы обойтись и без необходимого.

◊ Монах должен сам служить себе во всем и питаться трудами рук своих.

◊ Монах должен жить один, а другой с ним – Господь.

◊ Для истинного монаха не существует никто и ничто на земле. Его радость и наслаждение непрестанная молитва. Он любит всех людей, но скучает с ними, потому что они отлучают его от Бога.

◊ Монаху самый верный путь ко спасению – уединение и в нем непрестанная молитва. Без молитвы нельзя снести уединения; без уединения нельзя стяжать молитвы; без молитвы никогда не соединишься с Богом; а без сего соединения сомнительно спасение.

◊ Украшение монаху – келья его, то есть неисходное в ней пребывание. Никто не возвращался в келью свою таким, каким вышел из нее.

◊ Поругание, биение и заушение есть человеку инокующему дар Божий и благодать свыше; святые скорбями совершаются.

◊ Хорошо с Богом везде, а без Него очень скучно и в раю, и в аде: ибо подобный небесному и на земле есть рай, есть и ад, только невидимые, и на земле; только здесь все невидимо, а там все видимо, – и Бог, и рай, и ад.

◊ Если Бог с нами невидимо на земле – это знамение, что будет с нами и на небеси. Если же не узрим сердцем на земле Бога, и в небе не узрим.

◊ Монах, нерадивший о своем спасении, есть ругатель Божий. Лучше бы монаху согнить во чреве матери своей, когда он не печется о своем звании.

◊ Чтение Псалтири укрощает страсти, а чтение Евангелия попаляет терние грехов наших: ибо слово Божие огнь поядаяй есть. Однажды в продолжение сорока дней читал я Евангелие о спасении одной благотворившей мне души, и вот вижу во сне поле, покрытое тернием. Внезапу спадает огнь с небесе, попаляет терние, покрывавшее поле, и поле остается чисто. Недоумевая о сем видении, я слышу глас: терние, покрывавшее поле, – грехи благотворившей тебе души; огнь, попаливший его, – слово Божие, тобою за нее чтомое.

◊ Имев правилом своим – ежедневно читать Евангелие и прочитывать его часто все, старец давал это правило и ученикам своим, духовным своим детям. Дарил им и книги Евангелия с своими надписями, каковы:

«Вот тебе передаю благодать – святое Евангелие. Совершай прочтение в седмицу четырех евангелистов единожды, да сподобишися благодати и разума Божия истиннаго и добрую кончину получити, вечнаго наслаждения, видением трех ипостасей, сияющих в Божестве единосущнем, не лишишися».

«Вот вам, чада Божия, страстная Евангелия. Прочитывайте, когда прилучится, а паче в скорбное время, да утешит Господь тогда. Любящему Господа вся поспешествуют, и хорошо с Богом быти, а скучно без Него, и вся тогда злая нам».

«Сию книгу – Евангелие святое дарю за послушание мне чаду моему духовному... Прийми сию заповедь от Мене, недостойнаго: совершай прочтением в две недели всех четырех евангелистов. Сия книга есть мати всех книг, также она есть молитва над молитвами, и есть управитель в Царствие небесное, и в разум истинный на земле человеков приводит, и сподобляет зрети Бога сердцем еще во плоти, а лицем к лицу в грядущем веце удостоивает наслаждатися сладким видением Святыя Троицы».

«Буди на тебе благословение Божие, чадо мое духовное, покров несомненной нашей надежды Богородицы и помоществование чудотворцев Печерских. Вот тебе заповеданное правило иноческое: от сна восстав – акафист Спасителю, а ко сну отходя – Богоматери и пять кафизм в сутки; Евангелие все в две седмицы, а каноны предай церкви. Не вдавайся в различные чтения, а междучасием Иисусову молитву твори, примешивая к ней и Богородично обрадование. Веси, что суетно спасение человеческое, а о Бозе сотворим силу, и Той уничижит враги наша. Молися и за меня и поминай любовь мою, а тебя поручаю благодати Пресвятаго Духа, аминь.

Иеросхимонах Парфений».



Источник: - М.: Ковчег, 2011. - 912 с.

Комментарии для сайта Cackle