Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века

День 265 День 266 День 267

Мая 9 (22) Священномученик Василий (Колосов)

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Священномученик Василий родился в 1891 году в селе СпасДощатый Зарайского уезда Рязанской губернии в семье священника Алексия Колосова. По окончании Рязанской Духовной семинарии до 1927 года он служил псаломщиком в Введенском храме в селе Подлесная Слобода Луховицкого района Московской области. В этом же году Василий Алексеевич был рукоположен во священника к Введенскому храму. Первое время своего служения он часто говорил в храме проповеди, но вскоре до него стали доходить сведения, что некоторые его проповеди истолковываются как антисоветские, и он перестал проповедовать.

В Подлесной Слободе было всего триста домов, но поскольку в селе размещался сельсовет, то было много коммунистических активистов и активных безбожников, готовых перетолковать всякое слово священника; для них он в силу самого церковного служения был врагом и социальным противником.

В декабре 1929 года ОГПУ арестовало нескольких крестьян из Подлесной Слободы, предъявив им обвинение в агитации против создания колхозов. Начав ограбление крестьянских хозяйств, местные власти потребовали уплаты налога и со священника, оценив его годовой доход в 800 рублей, и отец Василий, хотя и с большим трудом, выплатил 300 рублей, которые от него требовали. Как только это произошло, они пересчитали сумму дохода и стали утверждать, что священник получает за год 1800 рублей, и потребовали уплаты налога в сумме дополнительных 300 рублей. Поскольку у священника такой суммы не было, 27 января 1930 года сельсовет реквизировал часть его имущества, но и этого не хватило на покрытие долга.

30 января 1930 года председатель сельсовета Подлесной Слободы дал показания против арестованных крестьян и еще не арестованного священника. Он заявил, что священник систематически проводит антисоветскую агитацию, заключающуюся в утверждениях, что советская власть, отбирая землю у единоличников, вскоре их всех оставит без земли, а коллективам это ничего кроме закабаления и разорения не даст. В коллективах будет барщина и крепостное право, но скоро придет конец этому издевательству.

В тот же день отец Василий был арестован и допрошен. Священник показал: «Чистосердечно сознаюсь, что в беседе с гражданами выказывал свое недовольство тяжестью налогов на духовенство и церковь. Что же касается совхоза и колхоза, то я об этом ничего не говорил».

После допроса отца Василия перевезли в Коломенскую тюрьму и его дело присоединили к делу ранее арестованных крестьян. В тот же день священнику и крестьянам объявили, что следствие закончено, но если они желают, то могут дать дополнительные показания. Отец Василий заявил на это следователю, что признает только то, что действительно говорил о тяжести налогов, в остальном себя виновным не признает.

3 марта 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила отца Василия к пяти годам заключения в концлагерь. К различным срокам заключения и ссылки были приговорены и девять крестьян. В дополнение ОГПУ приговорило и все семьи осужденных к высылке в Северный край с конфискацией имущества. Но с этим уже категорически были не согласны осужденные крестьяне и священник, и 29 апреля они направили из тюрьмы заявление в прокуратуру, в котором писали: «Отдельные члены наших семейств по определению Коллегии ОГПУ сосланы на разные сроки в Северный край. К ним применялась статья 58–10, которая обязывает полагать, что им ставится в вину агитация против совхозного и колхозного строительства. Нам совершенно неизвестны причины затронутого вопроса, но мы знаем, что вся вина построена на одном из протоколов общего собрания, где говорилось о политической неблагонадежности наших родственников, которые тут же огульно были признаны кулаками. Мы твердо заявляем, что наши родственники явились простыми козлами отпущения, так как бывшая с ними история случилась в разгар раскулачивания и по зависти отдельных граждан к нашим не кулацким имуществам. Вышеназванная"политическая неблагонадежность"была принята на собрании без положительного голосования, и указанная цифра бывшего протокола – присутствовало 185 – не отвечала действительности. Протокол на собрании не зачитывался, и его читки никто не требовал, ибо была полоса некоторого зажима. Когда гражданам нашего селения стало известно о результатах: высылке наших родственников, то на всех очередных собраниях говорили об ошибке и пересмотре – в смысле исправления бывшей характеристики. В результате появились два собрания, говорящих обратное и в пользу наших родных… Мнение общества в пользу наших высланных родственников основано не на жалости, а оно явилось как результат осознания грубой ошибки, совершенной во время стихийного раскулачивания виновного и правого… на основании вышеизложенного просим возвратить наших родственников… В наших семействах есть красноармейцы, сражавшиеся с действительными врагами советской власти, и рабочие, инвалиды и много детворы…»

13 августа 1930 года решение ОГПУ о высылке семей крестьян и священника было отменено, они остались на месте, а сами приговоренные были отправлены в различные концлагеря.

В 1934 году отец Василий вернулся из заключения домой и был направлен служить в Преображенский храм в село Струпна Зарайского района, где он прослужил до начала нового периода гонений на Церковь и своего ареста. Отец Василий был арестован 27 сентября 1937 года и заключен в одну из тюрем Коломенского района. На следующий день следователь допросил священника.

-Следствию известно, что вы занимались активной контрреволюционной деятельностью. Признаете ли вы это? – спросил он.

-Нет, я это отрицаю, так как никакой контрреволюционной деятельностью не занимался.

– Следствию известно, что вы высказывали террористические настроения против коммунистов. Признаете ли вы это?

– Нет, я это отрицаю, я этого не говорил и виновным себя в контрреволюционной деятельности не признаю.

После допроса священника были вызваны лжесвидетели, которые подписали соответствующие показания, и 3 октября следствие было закончено. 13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к десяти годам заключения, и он был направлен в лагеря Бамлага. В 1939 году он оказался в одном из лагерей Свердловской области, последнем месте своего земного пребывания. Священник Василий Колосов скончался в заключении 22 мая 1939 года и был погребен в безвестной лагерной могиле.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. ПП54535, д. 15774.


День 265 День 266 День 267

Помощь в распознавании текстов