Азбука веры Православная библиотека Жития святых Жизнеописание подвижницы и прозорливицы блаженной старицы Евфросинии, Христа ради юродивой княжны Вяземской, фрейлины императрицы Екатерины II
Распечатать

И.М. Суриков

Жизнеописание подвижницы и прозорливицы блаженной старицы Евфросинии, Христа ради юродивой княжны Вяземской, фрейлины императрицы Екатерины II

Содержание

Факсимиле блаженной старицы Евфросинии Христа ради юродивой Копия с письма г-жи Протопоповой к Тульскому епископу Дмитрию Ответ епископа Димитрия г-же Протопоповой Воспоминания современников о жизни и подвигах блаженной старицы Евфросинии и сведения о знамениях благодати Божией по молитвам подвижницы Исторический очерк Казанского храма и его прихода села Колюпанова  

 

Блаженны умирающие в Господе... Они упокоятся от трудов своих и дела их идут вслед за ними. (Апок.14:13).

Если воины преданы своему полководцу, – могут ли они веселиться, когда полководец находится в унижении? Могут ли находить вкус в мирских радостях истинные христиане, превыше всего возлюбившие Христа?

Многие из самых лучших, самых искреннейших христиан приходили к мысли о том, что их любовь к уничиженному и распятому за нас Христу не позволяет им проводить жизнь в мирской славе, богатстве и радостях житейских. И вот, получив все это в удел от Бога, они вольною волею отказываются от всех этих благ, и не только проводят жизнь в убожестве и всяких лишениях, но и сами ищут всевозможных страданий, прикидываются малоумными, чтобы привлечь на себя насмешки, гонения и побои,–все в жажде принять побольше страдания на той земле, которую спас безмерным страданием Своим Христос Спаситель.

И вот сын знатного вельможи (св. Алексий человек Божий) оставляет тайно чертоги отца, молодую жену, родителей, богатство, уходит скитаться и, когда жизнь полная лишений изменила его до неузнаваемости, возвращается в родной город, в образе нищего проводит последние годы жизни в доме своего отца, который приютил его и не узнал в нем дорогого сына.

Так, св. Прокопий Устюжский, раньше богатый купец –немец – приняв православие, раздает бедным все имение свое, удаляется в дальнюю страну, где его никто не знает и там юродствует Христа ради.

И все такие подвижники, из любви ко кресту Христову принимавшие на себя лютые скорби, сторицею, по неложному обетованию Христову, примут живот вечный, наследят царство Его, так как оставили они ради Христа отцов, матерей, жен, детей, богатство, славу, родину – словом все, что дорого для смертного человека на земле.

К таким вольным мученикам принадлежала старица Евфросиния Христа-ради юродивая.

Евфросиния происходила из знатного рода; она была урожденная княжна Вяземская. Образование получила в С.–Петербурге, в Смольном институте, по окончании коего была фрейлиной при дворе Императрицы Екатерины II. В минуты горести и скуки императрицы, Евфросиния с Александром Львовичем Нарышкиным вместе развлекали ее скуку, о чем рассказывала сама старица Евфросиния. Старица была знакома с Суворовым и с семейством князя Юрия Владимировича Долгорукого и с его дочерью, Варварой Юрьевной, была дружна. Имела сходство с девицей Софией Григорьевной Вяземской. Знакома была с княгиней, женой Калужского Губернатора; была также знакома с женой предводителя дворянства-князя Вяземского, Екатериной Григорьевной.

Сколько она жила при дворе – неизвестно.

Горя любовью к Небесному жениху и желая себя уневестить Ему, три фрейлины единовременно уговорились оставить мир и провести остальную жизнь в подвигах. В то время, как двор имел пребывание в Царском селе (где находятся дворцы императорские, окруженные громадными садами), – оставили они платья свои на берегу большого и глубокого пруда, чтоб убедить всех, что они утонули купаясь, и тем изгладить из памяти всякое воспоминание о себе. Переодевшись в бедное рубище, пошли они странствовать, добровольно презревши мир со всеми его благами и принявши вольную нищету и юродство, которое святыми отцами Церкви признается за самое высокое подвижничество.

Все мы смертные не лишены желания и питаем надежду быть участниками вечного блаженства, не обращая при этом серьезного внимания на то, что для желающих быть на пути к небу предварительно нужно силою собственной воли заставить себя отрешиться навсегда от всех страстей и земных привязанностей, освободиться от похотей плоти, чтобы предаться влечению духа, попрать все земное, чтобы мудрствовать горнее, извергнуть мир из сердца, чтобы оно было свободно для безпредельной любви к бесконечному Богу.

Такие люди, если и встречаются в жизни нам,– мученикам суеты мирской, – то действительно кажутся какими то смиренными и по образу жизни своей ненормальными, какой казалось многим и старица Евфросиния, потому что мир по убеждению большинства дарован для пользования и наслаждения его благами, а подобные люди не только не пользуются благами мира и мира не ищут, но их мир ищет, им мир не нужен, но они миру нужны. А между тем, если бы мы знали, то убедились бы в том, что добровольная страдалица–высокого ума и образования; тогда невольно бы приняли во внимание ее прошлое и настоящее. Сама старица рассказывала, что она была у Феодосия Тотемского – Вологодской губ. и жила в монастыре на скотном дворе и доила коров, а в другом монастыре несколько времени была в просфорне. Потом, когда физические силы ей изменили, старица трудом настолько уже распяла свою плоть, что могла вступить в молитвенный подвиг и пришла в Москву к митрополиту Платону и, поведав ему свою тайну, просила ради богоугодной ее цели скрыть ее от преследования мира под покров всегдашней неизвестности.

Испытав и убедившись в твердости ее жизни, мудрый архипастырь отослал ее с собственноручной запиской к игуменье в Серпуховской Девичий монастырь, где была она принята весьма милостиво. Здесь-то она и начала свой трудный подвиг юродства Христа ради, который и продолжала до самой своей блаженной кончины.

Блаженная старица смиренно претерпела здесь много искушений, подобно блаженной Исидоре и Иоанну блаженному. Старица Евфросиния, оставив Серпуховской монастырь, поселилась вне его, у ограды, в особой тесной хижине. Блаженная старица в своей хижине держала кошек и трех собак. С собаками блаженная старица даже спала на голом полу, а если кто ее спрашивал: «Зачем Вы позволяете собакам спать с собою?», – то блаженная отвечала: «Я хуже собак». Келью она не чистила, пол был завален остатками пищи животных. На полу стояло небольшое корытце. Когда нужно было кормить животных, старица подходила к корытцу и стучала палкой. Тогда в одну минуту кошечки и собачки подбегали к корытцу и старица ласково приговаривала: «Кушайте, кушайте, дорогие мои!»

Однажды игуменья Евгения Озерова сказала: «Матушка, зачем держите вы животных? Такой ужасный воздух!» Она засмеялась и отвечала: «Это мне заменяет духи, которых так много я употребляла при дворе». В жару келья топилась, а зимой почти нет. Старица носила железные вериги, одевалась в рубашку толстого, неваляного сукна (власяница), ходила босиком и зимой голова ее была стриженая; иногда она обматывала ее тряпицей, надевала шапочку; на шее блаженная старица носила железную цепь и на груди медный крест величиною около четверти. Выходила она из кельи обычно с палкой в руке. По ночам же имела обыкновение ходить вокруг монастыря и петь духовные псалмы. Есть вблизи монастыря часовня, в которую она заходила молиться Богу и убирала иконы цветами, а днем ходила в монастырский бор, где собирала грибы, травы и цветы; к ней приходили больные, она давала им эти травы, говоря: «Пейте и будьте здоровы!». Больные принимали с верой и получали исцеление.

Неоднократно митрополит Филарет приезжал во Владычный монастырь и первым долгом посещал блаженную старицу и в ее келье беседовал с нею, уважая ее как великую подвижницу. Когда митрополит приезжал в монастырь, старица выходила за монастырскую ограду и встречала его, подходила к нему под благословение, целовала ему руку, и он также целовал у нее руку, а когда он уезжал из монастыря, старица провожала его за монастырские ворота.

Старицу Евфросинию уважал весь город Серпухов и окрестности его. Сколько ни старалась скрывать старица свою богоугодную жизнь под покровом буйства ради Христа, но по воле Божией духовная мудрость и подвижническая жизнь ее скоро сделались известны целому городу.

В то время, когда нищие духом и обремененные скорбями и печалями житейскими радуются, что обрели в сей рабе Божией себе утешительницу и крепкую о них к Богу молитвенницу и пользовались ее наставлениями, по наущению исконного врага зависти и злобы воздвигнуто было на рабу Божию, блаженную Евфросинию, гонение со стороны тех, которые, кичась лжеименным разумом, казалось, скорее бы должны были уразуметь истину. Блаженная старица Евфросиния, уступив гонителям, по приглашению владелицы села Колюпанова, Тульской губ. Алексинского уезда, – Наталии Алексеевны Протопоповой, переселилась к ней на жительство, оставив город Серпухов в начале сороковых годов, не взяв с собою ничего от стяжания, кроме одного образа1.Госпожа Протопопова, желая удержать у себя матушку, как бы некое сокровище скрыть на селе своем, всецело предалась ей и часто называла ее сокровищем. Против своего помещения построила она для старицы «особую горницу со всеми удобствами, внутри оштукатурила, снаружи огородила балясником, окаймила деревьями, но матушка поместила в ней свою корову, сама же приютилась у ней в доме в трехаршинной комнате, между задней и передней девичьими комнатами, и в этой-то тесной каморке ютились с нею куры, индейки с цыплятами, кошки с котятами и две собачки. Поэтому там была страшная, невыносимая духота, так что едва несколько минут можно было там пробыть свежему человеку. Старица же со всяким усердием служила Творцу и восхваляла Господа. И кто исповедует вполне лишения, труды и подвиги ее! Разве один Бог, создавший сердца и разумеющий все дела Свои...

Людям же хотя и желалось подметить нечто из ее духовного и, но не совсем то было доступно. Едва только кто подойдет к двери ее комнаты, как собачки залают, и увидит то, что матушка спит, да храпит. А если кто в комнату взойдет, они до того озлятся, что непременно выгонят, разве только она, по своему усмотрению, остановит их словами: молчите! это наш или наша, и они успокоятся.

Принимая к себе посетителя, матушка с первых же слов начинала высказывать укоризны да жалобы на то, что «замки у ней поломали и все поворовали». Это она говорила иносказательно о любопытных, которые останавливались, подсматривали и как бы обкрадывали ее духовное делание.

Но как ни ограждала она свою храмину, как ни скрывала от взоров людских свое деяние и ведение – горящий светильник ее и из-под спуда светил любознательности нашей.

Она постоянно была в самоуглублении и молитве; иногда видели ее с устремленными горе глазами и поднятыми вверх руками; поднимая и опуская руки, подобно детям, как бы выпрашивала она чего-нибудь; иногда ударяла себя в грудь руками и испускала тяжелые вздохи. Когда же была она в своей комнате, то большей частью видали ее лежащею на локтях, – в этом же положении приняла она и смертный час. Из этого можно заключить, какой ее был покой и сон.

Пищи она употребляла весьма мало, может быть, несколько золотников в сутки, потому что приносимые блюда кушаний всегда отдавала своим бессловесным сожителям, и часто случалось видеть, что не псы питались от крупиц ее трапезы, а она питалась от остатков их. Впрочем, не всегда сожители ее пребывали с ней: когда она приобщалась Св. Христовых Таин, то высылала их из своей комнаты на целый день.

Любила она полежать и на воздухе, только не в саду на зелени, но на пометах при конюшне, скотных дворах и тому подобное. Много раз ее находили лежащею в этих местах; в зимнее же время, в лютые морозы, без обуви, только в одном ватном капоте, также лежала она в этих местах.

Отец Павел Просперов2, будучи определен на место по предсказанию старицы Евфросинии, до самой ее кончины имел к ней сыновнее почтение и искреннюю веру, оправданную, как сам свидетельствует, тысячекратными опытами. Он был ее духовным отцом и знал ее жизнь. Он же и погребение ее совершал. Матушка Евфросиния Григорьевна своею подвижническою жизнью, достигла такого нравственного духовного совершенства, что приобрела даже дар прозорливости. Многие приходили к ней за советом. Она провидела мысли, намерения и дела; предвидевши будущее, она предугадывала великие события, общественные и частные, подавала помощь больным, утешала скорбящих, примиряла враждующих, спасала погибающих, приходила к одру умирающих и по ее молитвам они получали исцеление. Отец Павел Просперов рассказывал следующее: когда его жена была еще девицею, она ходила к Преподобному Сергию с товарками и по дороге зашли в город Серпухов. Когда подошли они к монастырю, старица сидела на лавке около ограды, неподалеку от нее стояли молодые парни и бросали в нее кто чем попало. Старица встала и подошла к ним, говоря: «Ну-те бейте меня, плюйте в меня». Те отвернулись от нее и стали отходить. И она отошла. Богомолки, узнавши, что это матушка Евфросиния, подали ей письмо. Старица, прочитав его, ни к кому не обращаясь, сказала: «какая добрая барыня заболела и умерла», что и сбылось. Вскоре после этого барыня эта заболела раком и умерла. Затем старица пригласила к себе на ночлег всех богомолок (их было пятнадцать человек). Принявши всех в свое жилище, она принесла им квасу и хлеба; накормив их, уложила спать в сарайчик, а будущую жену о. Павла и дворовых – в своей комнате, где они и рассмотрели ее и что у ней. Одежда на ней была одна – сарафан, он же и рубашка, наподобие стихаря, из толстого неваляного серого сукна, голова стриженая, на шее ожерелье медное, толщиною в палец; кроме того, на шее еще висела такая же цепочка, на которой висел медный крест, величиною около четверти, на ногах, кроме грязи, ничего не было. При входе в комнату в стороне поделаны нашестки, на которых сидело более двенадцати штук кур и индеек, немного дальше стояла кровать с занавеской и покрывалом, как первое, так и второе были грязны. Под покрывалом были только кирпичи; под кроватью стояла корзинка с двумя кошками. У стены стоял стол и на нем образ с горевшей лампадою, а в углу стоял другой стол, накрытый салфеткой, на котором как попало лежали разные съестные припасы, к которым по очереди подходили кошки. Все это они рассмотрели, пока матушка ухаживала и укладывала крестьянок. На дворе у ней были лошадь, корова, а у дверей была привязана огромная собака. От чрезвычайно удушливого воздуха, никто не мог уснуть. Около их села матушка и шепотом читала молитвы. Вдруг в стекло рамы кто-то постучал. Матушка встала подошла к окну и отворила дверцу окна, говоря: «что, нагулялся?». В это время влетел большой ворон и закаркал; матушка принесла горшок каши и рассыпала на коленях. Когда он перестал клевать, то она набрала каши в рот и ворон стал хватать изо рта до тех пор, пока не насытился, потом вспорхнул и вылетел вон. А старица опять стала продолжать чтение молитвы. В полночь пропел петух свою песню, старица перекрестилась со словами: «Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа...» встала, подошла к столу, оправила лампаду и уже молилась стоя на коленях до рассвета, затем подняла богомолок, подала им умыться и отпустила их с миром и благословением. Ворон, питаемый матушкой, в годину ее искушений послужил и ей: однажды в келье у нее случился пожар, кто то в отверстие окна, через которое впускала она ворона, бросил пук соломы с огнем и келья загорелась. Старица, тушивши у себя пожар, вся обожглась, так что шесть недель лежала без движения и без всякого призрения; один ворон не оставлял ее, он приносил ей пищу и питие и влагал ей в уста. Об этом происшествии матушка сама рассказывала многим любившим ее, на любовь коих и она отвечала тем же, называя их или сынком, или дочкой.

Жители города Серпухова долго помнили матушку,– как она жила около монастыря и с удивлением рассказывали многим про нее, что в день Крещения Господня по погружении креста в воду, какой бы ни был мороз, она в своем сером крестьянском капотике всем телом опускалась в прорубь (Иордань), а выйдя из воды, переваливаясь с ноги на ногу, пойдет, бывало, к своему месту в мерзлом капотике.

Умерщвляя свою плоть, она, как агнец непорочный, смиренно переносила искушения и гонения, и смирением своим достигла высокого духовного совершенства; нищетою приобрела богатые дарования и была, по Апостолу, всем вся, да спасутся все. Посему, достигши высокого и богатого дара, она не пользовалась своими дарованиями одна для себя, но раздавала и помогала всем верующим и приходящим к ней. Живши в окрестностях города Алексина, всегда нежданная и незваная выезжала она в окрестные места и посещала христолюбивых людей, находившихся в спокойствии или несчастии и скорби, гостила у них по целым суткам и более, иногда и по целым месяцам. Но любимый и самый приятнейший выезд ее был за реку Оку, на Мышинский чугунно-плавильный завод к Алексею Ивановичу Цемш, которого она настолько любила, что ему не было от нее другого названия, как сынок или Алеша. И он всею душою, всем сердцем настолько был предан ей, что ничего не щадил для нее: у себя в саду построил келью со всеми удобствами, в которую она уединялась и проживала там по нескольку месяцев. Однажды матушка Евфросиния пришла в дом Алексея Ивановича Цемш и, подойдя к окну, начала со слезами молиться, смотря на церковь. Семейные, подойдя к ней, спросили ее: «О чем Вы так горько плачете, матушка?».

«Как не плакать! Молитесь и вы со слезами, да помилует Господь Бог Россию. Ведь на Россию идет турка, англичанин, а также император французов!», – отвечала матушка. Семейные, переговорив между собою о том, что сказала матушка, решили, что она ума лишилась, говоря об императоре французов, тогда как во Франции на престоле король.

Один из семейных подошел к матушке и сказал: «Во Франции, матушка, царствует не император, а король Филипп Людовик!». «Знаешь ты! – отвечала она, показывая ему пальцем на нос, – у него еще нос большой!», – и пошла от них. Следовательно, она за несколько лет предвидела и предсказала Севастопольскую войну, которая последовала в царствование императора Наполеона. Говорят, действительно, что он был с такою точною физиономией, с какой представляла его матушка.

Сын Алексея Ивановича Цемш, Феодор Алексеевич, находясь в С.-Петербурге на службе, познакомился с некоторыми сановными особами, которые, видя его ум и солидность, убедили его поступить на службу в гвардию; поэтому он приехал к отцу испросить на то его согласия и родительского благословения. Отец был согласен отпустить его на службу в гвардию, если матушка Евфросиния благословит его. Приехав в село Колюпаново, где находилась матушка Евфросиния, они зашли к ней; сперва г. Цемш начал беседовать с ней кое о чем, а затем высказал цель своего приезда и стал испрашивать у нее благословения для своего сына на поступление его в военную службу. Матушка обратилась к сыну и сказала: «Теперь я не благословлю тебя! А при новом императоре ты пойдешь!..» Так и сбылось. В Севастопольскую войну, по смерти императора Николая I, сын Цемш, Феодор, находясь на коронной службе, совсем неожиданно для себя поступил в ополчение и был под Севастополем в действии.

Зять г. Цемш – Иван Алексеевич Кояндр, определившись на службу в Тифлис, собирался в дорогу. Матушка сказала его тестю, г. Цемш: «Зачем он туда едет – там умрет». Г. Цемш промолчал, и зять уехал. После отъезда зятя в Тифлис, г. Цемш затруднялся и беспокоился о том, как отправить жену (дочь свою) к мужу в Тифлис– беременную и с маленькими детьми. Матушка отклонила ее поездку к мужу подтвердив, что он там умрет холерой! Поездка сама собой не состоялась. Матушка много времени была в отлучке. Приехавши к г. Цемш и переступив через порог, она сказала: «Вот я и приехала ко вдове!» В этот же день при ней получили уведомление о смерти зятя от холеры в Тифлисе.

Однажды, находясь в селе Колюпанове, матушка объявила г-же Протопоповой: «Я видела во сне, что к тебе идет от церкви архиерей – такой черный, как будто Дмитрий Ростовский». Все бывшие здесь подивились этому и вместе с тем предполагали, не придет ли кто из странников по имени Дмитрий. В то время преосвященным в Туле был Дамаскин и не было никакого слуха о перемене Преосвященного; но года через два в Тулу был назначен Преосвященный Димитрий, который в первую свою поездку по епархии был в селе Колюпанове (не смотря на все неудобства дорог от г. Алексина к селу), где посетил церковь и из церкви пеший посетил больную помещицу Протопопову.

В другой раз матушка Евфросиния с утра спросила г-жу Протопопову:

– Есть ли у тебя кушать? К обеду приедут гости...

Действительно, когда стали накрывать на стол, увидели, что кто-то едет, а когда матушка увидела, то сказала:

–Игуменья едет!

Потом оказалось, что приехала послушница Сезеновского монастыря (из города Лебедяни, Тамбовской губ.), Евфимия.

Матушка встретила ее, обняла, поцеловала и поклонилась в ноги. После этого Евфимия была игуменьей Сезеновского девичьего монастыря и имя ей было Серафима.

Раз с г-жею Пушкиной матушка приехала в село Корыстино к приходской их вдове диаконице просфорне: посидев у ней немного, пошла посмотреть ее хозяйство; за ней пошли барышни и хозяйка. Несколько времени походивши около дома, матушка начала говорить:

«Ах, как у тебя везде все хорошо! Живи, живи тут...»

У этой же вдовы оканчивал курс в семинарии сын, который отлично учился и подавал своей матери лестные надежды, почему барышни стали говорить:

– Матушка! У ней есть сын, который отлично учится и скоро кончит курс; она ждет не дождется, когда он кончит и поступит на место, и тогда она переедет к нему на житье.

Матушка опять все то же говорила:

–У тебя все прекрасно, живи тут, живи!

Подумав, барышни решили, что она или не поняла или не дослышала их слов, и стали громче разъяснять ей свои предположения, но услышали от нее опять то же.

Так и сбылось. Сын вдовы по окончании курса занял хорошее священническое место и к тому же вступил в родство с Преосвященным Евсевием, архиепископом могилевским. Мать его от радости в скором времени, продав кое-что из строений и вещей, поехала к сыну своему на жительство, но застала его в предсмертной болезни, а похоронивши его, возвратилась в свое село и уже жила до самой смерти своими трудами.

О. Павел Просперов рассказывал:

– Жена моя, бывши еще девушкой, попросила однажды своего отца послать за матушкой, на что отец сердито ответил: «Какие у тебя кучера посылать за ней, да и на что она тебе?», – она замолчала. Случилось после этого быть отцу у господ и, когда он неожиданно встретился с матушкой Евфросинией, которой сказал: «Что вы, матушка, никогда не пожалуете к нам?» –матушка посмотрела и ответила: «Какие у тебя кучера? да и на что я тебе?»

Помещица Наталия Адриановна Корелова всегда принимала к себе матушку с любовью и уважением, несмотря на укоризны и насмешки своего мужа. Однажды матушка приехала к ней, и все вышли встретить ее и взять под руки, вышел и муж ее и, смотря на предлагаемые ей усердные услуги, подумал про себя: Какая она монахиня! подпоясана веревкой, покрыта тряпкой. Войдя в дом, матушка поклонилась ему до полу и сказала:

– Прости меня, что я подпоясана веревкой, покрыта тряпкой, ведь я не монахиня!

Иногда матушка Евфросиния юродивыми своими поступками предзнаменовывала то или другое событие.

В деревне Свинки прихода села Колюпанова, у г. Маслова жил управляющий со своим семейством более тридцати лет на одном месте и составил себе хорошее состояние. Жена его была женщина прекрасная, во всем опытная и для всех была добрая, за что все ее любили и уважали. Любила ее и матушка Евфросиния и часто посещала ее. Однажды матушка Евфросиния, собираясь к жене управляющего, взяла у человека горшок каши и, спрятав под полу, поехала к ней. Подъезжая к дому управляющего, хозяйка увидела ее и вышла со своими детьми встречать и помочь ей выйти из повозки, и в это самое время у ней из-под полы упал горшок каши на землю и вдребезги разбился, а черепки разлетелись в разные стороны. При виде такого происшествия все засмеялись и удивились, откуда у матушки взялся горшок с кашей. Впоследствии же этот смех сменился печалью и горем. Разбившийся горшок и разлетевшиеся черепки предзнаменовали семейное несчастие. Вскоре после этого происшествия они подпали под гнев своих господ и лишились места, дома и все состояние прожили, а сыновей (их были трое) услали в разные дальние стороны в услужение.

Жена управляющего имением Масловой, проживающей в деревне Свинки близ г. Алексина, рассказывала. Однажды к ней приехала ночевать матушка Евфросиния. Муж ее был в отлучке по делам службы. В 10 ч. вечера она улеглась спать, а жена управляющего все поджидала мужа. В 12 ч. ночи матушка Евфросиния неожиданно для всех вскричала: «Батюшки! Двенадцать волков напали!» Жена управляющего, предполагая, что это она во сне бредит, стала ее будить, но матушка не отвечала ей ничего на это. Как бы не слыхала. В час ночи приехал муж ее, она отворила ему дверь, да и ахнула от удивления: «Да на тебе лица нет! Что с тобой?» –он был бледен, как полотно. Матушка Евфросиния в это время выглянула из двери и сказала: «Будешь бледен; на него двенадцать волков напали!» Действительно, муж объяснил ей, что по дороге на него напало много волков и даже в сани вскочили.

Здесь очевидна прозорливость старицы, а также нет сомнения и в том, что управляющий по молитвам старицы избавлен от растерзания зверями.

Наконец, к проявлению дара прозорливости блаженной Евфросинии можно отнести и то, что, если она угостит кого редькой или перцем, тот непременно испытает горести и скорби; кого накормит блинами, тот получит уведомление о смерти кого-либо из родных, а кому накажет печь пироги или блины или купить ладана и свечей, у того в дом совсем неожиданно кто-либо из родных умрет. Предвещала она те или другие события словами или поступками только тем, в положение которых входила своими советами, расположениями, больше всего тем, которым помогала своими молитвами.

Старица, живя у г-жи Протопоповой, часто была приглашаема ею на утренний чай или обед. Но старица не выходила из своей комнаты, не смотря на усиленные просьбы, и не давала никакого ответа. Но изредка, и то немного погодя после зова, выходила старица из своей комнаты в столовую и с упреком говорила:

– Вы все пьете и едите, а там душа с телом разлучалась (и при этом называла по имени умирающего).

– А я молилась за него.

– Теперь помолимся о новопреставленном и помянем его. А иногда и еще добавляла: «А также помолимся о благополучном рождении младенца» (называла его по имени) и поздравляла с новорожденным всех присутствующих.

Г-жа Протопопова посылала к священнику отцу Павлу спросить у него: «Кто нынешний день родился или умер?» – и священник называл те имена умершего или родившегося, которые незадолго перед тем называла старица Евфросиния.

Помещик Александр Петрович Полосков, родной племянник г-жи Протопоповой, обручившись с девицей М. С. Горчаковой, заболел непонятной какою-то болезнью, которая до того усилилась в нем, что он для излечения переехал в город. Пролечив все, что имел, он, однако, облегчения никакого не получил; наконец, и доктора от лечения его отказались и посоветовали ему переехать в деревню, что он и исполнил, переселившись в село Колюпаново к тетке.

Сам Полосков говорил про себя, что его в Калуге какая-то купчиха испортила и окружающие его видали, как он в болезни лез на стену. Здоровье его со дня на день становилось все опаснее, так что родители приехали его оплакать как единственного своего сына, не надеясь уже более увидать его живым. Сестра их, г-жа Протопопова, имея полную веру в матушку и надеясь на исцеление больного по ее молитве, убедила родителей больного, чтобы они попросили матушку помочь их горю своими молитвами. Со слезами и на коленях они обратились к ней с просьбой излечить их сына и как бы в благодарность обещали подарить ей любую корову. Старица, видя неотступную просьбу их, приказала приготовить ванну и положить туда разной травы и листьев березовых, затем посадила в нее больного, который не желал ей повиноваться и укорял ее в сумасбродстве. Продержав больного в ванне часа два или более, уложила в постель уже изнемогшего, и он после этого крепко уснул; сама же пошла к г-же Протопоповой, велела готовиться к свадьбе и варить брагу. На другой день утром матушка разбудила Протопопову, приказала послать за невестой, сама пошла за больным, привела его в дом, велела подкрепить его чаем и пищей, и он стал здоров и весел. Так во вторник родители Полоскова оплакивали своего единственного сына, а в пятницу той же недели совершали и торжествовали бракосочетание его. Только родители его (Полосковы) оказались неблагодарными к своей благодетельнице: обещали дать ей корову и обещания своего не исполнили, за что были наказаны от Бога: в том же году у них пало 16 штук тирольского скота. Было многими замечено, что когда в какой-нибудь местности бывает падеж скота и если кто-нибудь из этой местности даст матушке корову, – то сейчас же не только в том доме, откуда корова, но и во всей местности падеж скота кончался.

В 1848 году сильная холера повсеместно распространялась и было много смертных случаев, но в приходе села Колюпанова, по молитвам блаженной старицы Евфросинии, даже общая смертность была менее предшествующих и последующих годов о чем свидетельствуют метрические книги прихода села Колюпанова.

Болящая г-жа Протопопова, в доме которой жила блаженная Евфросиния Григорьевна, несколько раз получала облегчение в своих болезнях, странными действиями матушки. Болезнь ее была во всем организме: на одной ноге была ужасная рана, из которой по временам выпадали мелкие кости; малейший стук поражал ей ногу, а матушка иногда палкой ударяла по больной ноге и тем облегчала ее страдания. Но ужаснее и жалостнее всех болезней ее были продолжительные хронические припадки, во время которых бывало придет матушка к больной и бросит свою палку в кровать ее, и больная скажет:

– Сколько нас было здесь? Старуха всех нас разогнала!

Потом она смолкнет и успокоится. Однажды у больной Протопоповой несколько дней сряду лилась кровь горлом (по глубокой тарелке), и она до того ослабела, что едва-едва переводила дыхание, так что все окружающие отчаялись видеть ее живой. Это было в осеннее ненастное время. Старица Евфросиния приказала истопить баню (матушка всегда приказывала, но не просила и не советовала, и ее приказания почти все беспрекословно исполнялись), велела доставить в печку котел с лошадиным пометом и, когда все было готово, пришла в баню, сама вымешала в котле помет руками, легла на лавку и приказала принести к ней больную. Как ее ни отклоняли и ни уговаривали, что больную нельзя к ней нести, во-первых, по слабости здоровья, во-вторых, по ненастной погоде и в-третьих, по удушливости в бане воздуха, матушка настояла на своем требовании. Больная, узнавши требование и желание матушки, сказала, что готова даже с ней умереть и велела нести себя к ней.

Едва только поднесли к бане больную, как матушка запела: «Царю Небесный» ... Больная еще громче стала вторить ей в пении. Когда же стали мыть больную, матушка начала дразнить больную голосом козла:

Бя      а!!

Больная Протопопова неистово кричала:

Ой, жарко! уйду! душно!..

И до тех пор продержала ее в бане, пока не вымыла. Матушка запрещала мочить больную ногу, а сама всю смочила ее. После этого она приказала больную отнести в ее спальню, и сама пошла в свою комнату. Но не прошло и десяти минут, как уложили больную в постель, матушка явилась к ней, потребовала чаю, приказала ей встать, и она исполнила, ее приказания,–встала, оделась и села разливать чай сама пила и угощала матушку. После этого здоровье больной поправилось.

Отец Павел Просперов сообщал следующее.

До моего поступления в доме моего тестя, гостила родственница моей жены, которая в это время так сильно заболела, что не могла даже поднять головы. Узнавши, что приехала матушка, больную уговорили пойти к ней, и она едва-едва дошла к ней. Когда все пришли, матушка посмотрела на больную и спросила: «Ты еще здесь?» Больная, показывая, рукою на мою жену, сказала: «С кем же мне оставить ее?»

Матушка положила свою руку на больную и сказала: «Дай Бог тебе здоровья за то, что ты ее не бросаешь!» Больная с этого момента стала здорова и весела, как бы совсем не болела, и обратилась к сестре, говоря: «Сестра, теперь я совсем здорова; ведь матушка точно шубу с меня сняла».

После этого разговора бывшая больная, видя, как ласкала собачку матушка, подумала: «Разве святые спасались с собаками? «Матушка, не говоря ни слова, взяла собачку и выбросила в открытое окно.

Отец Павел Просперов рассказывал, что однажды зимою к нему пришла матушка и легла на диван, приказав ему снять с нее валенки, что он и сделал. «Полежав некоторое время, она собралась идти; я предложил ей свои услуги обуть ее, на что матушка ответила:

– Возьми себе мою обувь, да смотри береги ее! – а сама пошла босая.

Спустя несколько времени жена моя заболела водяною болезнью, и вся опухла, но более всего опухоль была в ногах, так что не знали, во что обуть ее. Вдруг пришла, мне в голову мысль на ночь надеть матушкины валенки. Утром на другой день опухоль в ногах значительно уменьшилась, а на третий день совершенно прошла, и жена стала совсем здорова, так что эта болезнь больше не повторялась.

Помещица Наталия Адриановна Корелова, бывши беременна, трое суток мучилась родами, так что окружавшие ее в то время доктор и акушерка, пришли в недоумение и не знали, как и чем помочь страдающей, и решили сделать операцию. Был призван и священник для напутствования. Больная посылала за матушкой Евфросинией Григорьевной, но ее нигде не могли найти. Но к общему удивлению всех окружающих вдруг приехала сама матушка и войдя сказала больной: «Что у тебя за народ? Или свадьба какая?»

Выслав всех из спальни, начала растирать страждущей бока и спину деревянным маслом, а затем сказала: «Ну, Христос с тобой, поздравляю с дочкой! Ударят в колокол, и ты родишь!»

Матушка была на отходе ранней обедни, и действительно, как только начали благовестить к поздней, –г-жа Корелова разрешилась от бремени благополучно рождением дочери Анны, которая и до сего времени жива.

В другое время г-жа Корелова, бывши беременна, спросила матушку: «Кто у меня родится: мальчик или девочка?» Та отвечала: «Кусок мяса». Правда, родился мертвый недоношенный ребенок.

У г-жи Кореловой был резвый и здоровый мальчик Николай, который однажды заболел так, что у него все члены ослабли и он был совершенно без памяти.

Мать и отец сильно были огорчены и не знали, что с ним делать. В этом семейном горе матушка не оставила их своим посещением: она, не прошенная и незваная, посетила их. Не успела она с ними повидаться, как мать больного ребенка стала просить ее полечить сына. Матушка дала какой-то травы и приказала сына напоить ею, а няня при этом подумала про себя: «Что это она Бог знает какой травы дает и велит напоить его!». Матушка обратилась к ней со следующими словами: «Какой бы я травы ни дала, вы должны пить, хотя бы сору с печки», –и после этого уехала.

Отец больного ребенка не исполнил ее приказания, а пригласил доктора и по рецепту его дал ребенку лекарства, после которого ребенок совершенно омертвел: тело его охладело, дыхание остановилось и только в груди было заметно биение. Родители пришли в ужас. Мать, укорив мужа за то, что он не послушался матушки, послала его просить у нее прощения и помощи.

Матушка сначала не приняла его. Когда же он со слезами и на коленях стал просить прощения и помощи больному, матушка прежде всего сделала выговор за пренебрежение к ее траве и за приглашение доктора, а затем все-таки приказала напоить больного травою, данною ею прежде. По возвращении к себе домой и веруя в слова старицы, отец приказал заварить матушкину траву и дать больному. Едва только успели дать этого настоя больному в рот, как он ожил, а выпивши этой травы еще чашку, совершенно стал здоров, только не мог ходить. Матушка и в этом помогла больному: увидавши, что его носят на руках, она настоятельно приказала поставить его на ноги. Когда же опустили его на ноги, матушка, сделавши на нем крестное знамение, коснулась рукою его головы и как бы отталкивая от себя, сказала ему: «Ну, ступай!"–и он с той минуты начал ходить.

Однажды жена причетника, села Архангельского, расположенного в четырех верстах от села Колюпанова, пришла к матушке Евфросинии просить помощи больной своей матери.

Та ей сказала:

– Что! что! Я тебе дам глухой крапивы, напои больную настоем ее и будет здорова.

Пришедшая подумала: крапивы-то и своей у нас много. Матушка не дала ей много раздумывать, а прервала ее мысль словами: «Не только крапивы, но если бы я дала тебе хворосту или соломы, ты должна ее не думавши принимать. Вот и муж твой (она его не видела) тоже раз усомнился, –но Бог с ним, он человек добрый!» ...

Странно и чудно то, что матушка на некоторое время приставила себе прислуживать глухонемую, которая понимать и передавать мысли и намерения могла только знаками. Но матушка, бывало, скажет ей:

– «Немая, сделай то и, то!», –и она делает беспрекословно. Например:

«Немая, подои корову!», – та берет подойник и идет.

«Немая, топи печь!», – она принесет дров и затопит печь:

«Позови мне того или другого человека!», –и она тот же час приведет того, кого приказывала матушка.

Случалось даже и так, что матушка из своей комнаты отдавала приказание немой, которая находится в другой комнате, и та исполняла ее приказание в точности.

Однажды к девушке, которая ходила за матушкой, приехала сестра проведать. Выпрягли лошадь и пустили ее в сад на корм, где находились ульи с пчелами. Лошадь, ходя по саду около ульев, один из них повалила. В этот же момент пчелы из улья налетели на нее и стали жалить и до того изжалили, что хозяева ее отчаялись видеть лошадь живою. Но в это самое время матушка как бы нечаянно подошла к валявшемуся улью бросила в него метлу и что ж? Все пчелы убрались в улей, а лошадь, как бы ничего с ней не было, стала есть корм.

В городе Алексин был падеж скота. Матушка неожиданно для жителей утром взошла в середину стада, проводила до места пастбища, и в то же время падеж скота прекратился.

Как-то матушка посетила город Алексин и, подойдя к бане, которая находилась под бугром, легла на ее крышу и начала кататься по ней, приговаривая:

–"Будешь наказана! будешь наказана!» ... А надо заметить, что в этой бане мяли лен, не соблюдая воскресенья и праздничных дней. Матушка повалялась по крыше и ушла, и баня в тот же день вечером сгорела.

Однажды Алексинская помещица М. С. Пушкина вместе с казначеем одного монастыря поехала в Москву и дорогой завели между собою разговор, как поступать одной с подчиненными, а другой с рабами.

Поступать строго, – будут роптать.

Обходиться кротко –избалуешь.

Въехали в г. Серпухов и вспомнили, что матушка здесь. Зашли. Матушка приняла ласково и на прощанье между прочим сказала Пушкиной: «Кротче-то, дочка, лучше!»

Однажды М. С. Пушкина, разговаривая с матушкой, спросила ее: «Матушка, сколько вам лет?» И получила такой ответ:

«Ну, считай, дочка! Я жила в Смольном, а тогда был первый выпуск!» ...

В другой раз г-жа Пушкина во время разговора с матушкой размышляла про себя о том, что при императрице Екатерине II три фрейлины ушли из дворца: одна Саломия – погребена в Московском мужском Симоновом монастыре; другая–матушка Евфросиния, а третья-то где же?

Матушка на мысль ее ответила: «Марфушка в Суздале, такая чудачка была, – а теперь чудеса творит».

Блаженной Евфросинии было имя не Евфросиния, а Евдокия. –Такое имя дано было ей при святом крещении. В Колюпанове к ней пришла однажды 1 марта пожилая девица из Петербурга и поздравила ее со днем Ангела.–Матушка поцеловала ее и сказала: «Если знаешь, то молчи!»... Из этого следует, что подвижница скрывала свое имя.

Вообще много оказано благодеяний городу Алексину и его окрестностям блаженной старицей, вещественных и духовных. Наконец, старица исполнена была благих дел и долгих дней. Перед смертью ее все прихожане села Колюпанова и окрестных мест, а также все, кто знал ее, слыша о близком конце ее жизни, приходили к ней проститься и попросить ее благословения. Матушка со всеми прощалась и благословляла кого чем пришлось: кому крестик, кому образок, книжечку, травки, крапивки, чулки, платок и т. д. Старица позвана была на небо ангелами к жизни нестареемой, в Церковь торжествующих.

За три недели до своей праведной кончины в воскресенье во время обедни матушка вышла на крыльцо, которое было против церкви и вдруг изумительным громким голосом позвала к себе за ней ухаживавшую няню, говоря: «Няня, ты ничего не видишь? Посмотри, вон два ангела в белых одеждах вышли из церкви и зовут меня к себе: «Евфросиньюшка, пора тебе к нам!»

Такие видения были ей к ряду три воскресенья– в одно и то же время, а в четвертое, после литургии и напутствования Святых Христовых Таин, старица отошла ко Господу тихо, безболезненно, скрестив на груди свои исхудалые руки. Лицо усопшей праведницы сияло небесным блаженством, и смерть не посмела наложить свою мрачную печать на святолепный лик праведной старицы. Едва она испустила последний вздох, как несказанное благоухание разлилось по ее комнате. Так тихо и безмятежно испустила она свой дух и предала праведную свою душу в руце Божии 3 июля 1855 года, в день святого блаженного Иоанна, Христа ради юродивого московского чудотворца, в 3 часу пополудни. Жития ее было сто двадцать лет.

Весть о кончине блаженной Евфросинии привлекла в Колюпаново множество народа, не только из окрестных селений, но даже из ближайших городов. Тесным кольцом обступила густая толпа гроб почившей старицы, и стены Казанского храма огласились беспрерывным пением панихид об упокоении ее праведной многострадальной души.

Каждый хотел отдать последний долг усопшей, каждому хотелось прикоснуться, если не к самому телу блаженной старицы, то по крайней мере ко гробу ее.

Гроб почившей старицы буквально весь был уставлен восковыми свечами, прилепленными по бокам усердием многочисленных ее почитателей. Не плачем сопровождаем смерть святых (говорит св. Василий Великий), но в восторженных ликованиях веселимся при гробах их, потому что смерть для праведных – сон, вернее же сказать – отшествие их к лучшей жизни.

Так было и здесь: каждый сознательно чувствовал, что хоть старица и умерла, хотя она и отошла к Отцу Небесному, но не унесла с собою любви к живым; хоть она и преставилась телом, но духом осталась на земле с присными ей.

Стой, смотри и поучайся! –безмолвно вещало окружающим бездыханное тело блаженной старицы Евфросинии. Вчера мои очи видели, уши слышали, уста говорили и тело было в движении, но дух жизни отошел и что теперь перед тобою?..

Еще вчера видела вас,

еще вчера вела я с вами речи.

И вдруг настал мой смертный час.

И прекратил былые встречи!

Придите же, добрые мои,

Меня почтите пред прощаньем

Последним знаменьем любви–

Последним братским целованьем.

Уже я с вами не сойдусь,

Не перемолвлю больше слова,      ·

На суд ко Господу стремлюсь,

Где нет пристрастия земного.

Там и слуга, и властелин,

Богач и нищий, царь и воин–

Там все равны, там суд один,

И каждый ждет, чего достоин.

Дела, дела одни тогда

Нам участь вечную устроят:

Или прославят навсегда,

Или стыдом навек покроют.

...Итак, памятуй, друг мой, и живи в страхе, – ибо вся земная жизнь наша не что иное, как вседневная смерть. Вчера мы были не те, какие сегодня, завтра будет не то, что ныне. На всяк день отъемлется часть нашего жития и в то время, когда мы растем, –жизнь убывает и умаляется. Ныне умерли брат, сестра твои, а завтра умрешь и ты, –путь один. Вся земля усеяна костями, как поле пшеницей, и живые не находят места, чтобы ступить, не потревожив ногою праха почивших. Не ищи же услаждения зрению и слуху, – завтра око смежится и ухо перестанет слышать... Не давай воли рукам и ногам, –завтра свяжет их рука смерти и тебя самого прикует к одру, с которого уже не встанешь...

Не желай пышных нарядов и светлых жилищ, – завтра вот в какую облекут тебя одежду и вот какой приготовят тебе дом... Не желай наград и отличий, –они поместятся на время лишь около гроба твоего, как бы посмеиваясь твоему тщеславию... Не привязывайся к земле и ко всему земному,–завтра коса смерти порешит все эти узы и против воли и желания твоего пойдешь в дальнюю страну иного мира, где все иное и не напомнит тебе ничем твоих земных богатств и сокровищ. Бодрствуй и спеши перенестись туда заблаговременно мыслью и сердцем, чтобы в тот час, в который введут тебя в эту область, не оказаться тебе там, словно в чужом месте, незнакомым с тамошними порядками...

Согласно завещанию покойной старицы, многотрудное тело ее было облечено в монашеское одеяние, а в руки положен кипарисный крест и четки, и положено в простой гроб. Погребение было торжественное. Литургию совершали три священника во главе с настоятелем церкви отцом Павлом Просперовым, а отпевание совершали шесть священников.

7 июля было ее погребение. Она лежала во гробе, как бы живая. По благословению бывшего преосвященного епископа Тульского Димитрия, похоронили тело ее в приделе Казанского храма, в трапезной, к южной стороне под полом.

Стечение народа при погребении было большое, так что церковь не вместила всех молящихся, и большая половина народа находилась вне церкви. При погребении тела блаженной, пожелала быть и больная г-жа Протопопова, но чтобы не было больной беспокойно, ее усадили в кресло ниже правого клироса в придельном храме, а тело покойной старицы Евфросинии поставлено было в настоящем храме, так что больная Протопопова не могла видеть тела покойной: во- первых, по местоположению, во-вторых, по стечению народа. Во время херувимской песни вдруг к общему изумлению и ужасу, больная Протопопова закричала: «Вы ничего не видите, как мать Евфросиния встала из гроба и идет исцелить меня!» ... В это время больная протягивает ногу и, кто около ее стоял, тот слышал треск подколенных жил. Больная встает с кресла и без помощи людской идет ко гробу покойной старицы благодарить ее.

Подойдя ко гробу, она срывает с себя козырек, который носила от болезни глаз, перекидывает через гроб, потом берет руку покойной и крепко, крепко целует говоря:

– Благодарю тебя, мать святая, что ты меня исцелила!

Поблагодаривши, она опять отправилась на свое место (кресло). Это чудо всех предстоящих привело в ужас и трепет, и много лет об этом чуде говорили люди и передали своему потомству для памяти, чтобы в болезнях своих прибегать к старице за помощью с молитвою.

Окрестные жители чтут память старицы Евфросинии, как своей благодетельницы частым служением панихид на ее могиле и нередко рассказывают о помощи ее в болезнях и душевных своих скорбях; об этой помощи некоторые имеют извещение в сонных видениях.

Старица Евфросиния при жизни своей неоднократно предрекала, без обозначения времени, что в Колюпанове на месте ее подвигов будет воздвигнута иноческая обитель для желающих посвятить себя подобно ей на служение Господу; так же указывала определенно и место монастырских зданий, говоря об этом нередко Протопоповой и о. Павлу Просперову, своему духовнику.

«Надо верить в то, что волею любящих Его, Господь сотворит».

На надгробии блаженной старицы сделана надпись по указанию мудрого святителя высокопреосвященного митрополита Московского и Коломенского Филарета:

Евфросиния неведомая.

Скончалась июля 3-го дня 1855 года.

Буяя мира избра Бог, да премудрыя посрамит.

Надпись сия сделана Высокопреосвященным Филаретом, Митрополитом Московским и Коломенским.

 

Факсимиле блаженной старицы Евфросинии Христа ради юродивой

(Княжны Е. Г. Вяземской, фрейлины Императрицы Екатерины II)

Копия

Достойный почтенный куманек! Приношу благодарность за все ваши ласки. Я еще не заслужила, как ты великолепно пишешь, и у нас есть сухие, глухие, господин Колюпановский Губернатор, ваше превосходительство прошу не взыскать, как скоро Ока мало часть обсохнет, так скоро приедем, а рыбу прикажи солить: ты Батюшка хороший хозяин, извини Государь, что пишем на сей бумаге, у нас мало, а вы имеете контору. Вы батюшка посетили бы нас пустынниц. Вы еще молоды, жить хотите, а мы старушки. У вас кареты, лодки и паромы, а у нас и лодочки нет. Заочно целую ручку, если позволишь.

Донеси мое почтение Колюпановским хромым, слепым и поцелуй их ручки, особливо кто выше всех.

15 Апреля 1844 года.

А ты на горе живешь Сударыня Наталья, помолись за нас, а у нас кроме собак ничего нет. Приеду, как только будет Ока поменьше. Целую ваши ручки и всем Вам кланяюсь.

Отставная Дупленской пустыни Игумения

Евфросиния Григорьева.

Копия с письма г-жи Протопоповой к Тульскому епископу Дмитрию

Ваше Преосвященство, Всемилостивый Архипастырь!

Двенадцать лет в доме нашем проживает юродивая старица Евфросиния, здоровье ее в таком положении, что едва ли несколько дней продлится ее жизнь.

Эта Богоугодная старица совершила путь свой в продолжении ста лет и, если по определению Божию она окончит дни свои в нашем доме, то мы желаем похоронить тело ее в приделе церкви нашей под полом в трапезе, в селе Колюпанове, Алексинского уезда. Но священник наш без благословения Вашего Преосвященства не решается. Почему я и осмеливаюсь прибегнуть к Вашему Преосвященству с моей покорнейшей просьбой дозволить в случае смерти этой старицы, похоронить тело ее в нашей церкви. Образ жизни и столетний христианский подвиг вывел из ряда обыкновенных мирских людей и похоронить тело ее на общем кладбище я не смею оставить на своей совести, почитая дело это не богоугодным. Прося святых молитв и благословения Вашего Преосвященства, имею честь быть с истинным почтением:

Ваша покорная слуга Наталия Протопопова.

29 Июня 1855 года.

Село Колюпаново, Алексинского уезда.

Ответ епископа Димитрия г-же Протопоповой

4-е июля 1855 года. Именем Господним благословляю погребсти означенную старицу под трапезой церкви села Колюпанова.

Воспоминания современников о жизни и подвигах блаженной старицы Евфросинии и сведения о знамениях благодати Божией по молитвам подвижницы

Кто Бог велий, яко Бог наш!

Ты еси Бог, творяй чудеса!

Велий Господь и хвален зело, и величию Его несть конца. Род и род восхвалят дела Твоя и силу Твою возвестят, великолепие славы святыни Твоея возглаголют, и чудеса Твоя поведят (Пс. 44:3–5).

Не может град укрыться, вверху горы стоя (Ев. Мф.5:14), – сказал Спаситель. Невозможно скрыть цветка благоухающего; даже и в дикой траве, его найдут по благоуханию и запаху. Слово Христа Спасителя сбылось и над старицей Евфросинией. Старица ископала в сороковых годах прошлого девятнадцатого столетия небольшой колодец. Он расположен в лесу, в живописной местности, в расстоянии одной версты от села Колюпанова, между двумя горами, обросшими лесом, близь реки Оки, куда старица удалялась для уединенной молитвы. С тех пор этот колодец почитается окрестными жителями, и народная тропа не заросла к тому колодцу. Жители нередко видели, как старица Евфросиния возвращалась летом и зимой от своего любимого источника с открытой головой и босая. Сама старица говорила: «Берите воду из моего колодезя и будете здоровы!»

Действительно, этот колодец ознаменован различными чудесами, совершающимися по молитвам блаженной старицы Евфросинии.

Блаженная старица Евфросиния Христа ради юродивая исполнена благодати Божией и весьма много в ней дивного и непостижимого. Для сынов истинной веры и истинного благочестия блаженная Евфросиния есть живой и назидательный пример искренней любви к Богу и к ближним.

И не напрасно поэтому старица еще при жизни известна была своим благочестием, «Божиим человеком».

Толпами собирались к ней из разных окрестностей нуждающиеся в нравственной поддержке душ своих. Перед старицей открывали пришельцы свои недоумения, колебания и падения, к ней-же несли свои скорби и печали и искали у ней совета и утешения.

К старице прибегали люди в разных бедах и болезнях, и от нее получали помощь и облегчение. Перед старицей падали люди в слезах и просили святых ее молитв перед Господом Богом за свои согрешения.

По смерти же ее самая могила еще сильнее привлекла сердца ее благочестивых почитателей. Расслабленные получают крепость, силу и свободу движений; вообще многоразличные человеческие недуги находили и находят благодатное врачевание как у гробницы ее, так же у колодца старицы.

Христос говорил ученикам Своим, что верующему все возможно, даже горы переставлять. Жизнь великих подвижников, обладавших пламенной верой, свидетельствует, что слова Христа были не ложны и всегда сбывались. Возьмите вы и почитайте жития святых угодников Божиих! Воистину увидишь там «неисчерпаемое чудес море». Ослабела в наши дни вера, умалились чудеса. А потому люди, которые мало следят за духовной и благодатной жизнью души человеческой, иногда говорят безрассудно, будто чудес нет совсем, что чудеса даже невозможны и потому никогда их не бывало. Но благодатная жизнь никогда не угасает в Церкви Христовой, и потому кто ищет этой благодатной жизни, она открывается как именно новая сверхъестественная жизнь, в которой «побеждаются естества уставы». Блаженная старица Евфросиния была причастна этой новой жизни, а потому чрез нее открывался верующим чудесный мир благодати Божией. Много милостей излил всещедрый Господь на нашу грешную землю по молитвам блаженной. Этих милостей многие, может быть, не заметили, многие не поведали о них миру и для нашего научения. Но то, что многие испытали и поведали, это и мы сообщим благочестивому читателю, дабы тот вместе с нами воздал от всего сердца хвалу Единому Богу, который по молитвам Ему угодивших не оставляет Своей милостью и нас грешных и недостойных рабов Своих.

Более половины века прошло со смерти блаженной старицы, но и до сих пор еще не прекратилось живое предание о ее подвижнической жизни. Не много осталось людей, которые сами были свидетелями ее богоугодной жизни, но тем дороже должно быть для нас то, что до нашего времени сохранила память этих немногих ее современников. Ведь это как бы какая живая связь нашего времени с полвека назад представившейся ко Господу старицей. А потому и эти воспоминания найдут место на дальнейших страницах.

Послушница Виталия находится во Владычном монастыре с 1835 года. Знала она старицу Евфросинию около 20 лет. В течение этого времени во Владычном монастыре были Игумении: Назарета и Илария. Старица жила за монастырской оградой в маленькой избушке, выстроенной на монастырские деньги. Избушка ее находилась приблизительно в 10 саженях от ограды. Старица Евфросиниия была дочерью сенатора, как значилось в ее виде, врученном Игумении. О происхождении ее знали и некоторые сестры обители. Роста она была среднего, полная, моложавая, с седыми короткими волосами, на вид лет 60. В руках носила палку, которою иногда ударяла сестер, но на нее никогда не обижались. Виталию она раза два прибила палкой. Одевалась зимою и летом в полинявший балахон и носила шапочку с опушкой. Имела она нагольный мужской тулуп, но надевала его только тогда, когда зимою ездила в город. Старица Евфросиния пользовалась большим уважением сестер и мирских людей. Многие мирские посещали ее. Все считала ее за блаженную. Много раз замечали, что ее предсказания сбываются. Когда старица Евфросиния приходила в церковь, то не стояла на одном месте, а большей частью ходила. Говела она Великим постом на Страстной неделе, причащалась в Великий четверг. Исповедывалась у монастырского духовника свящ. Петра Андреевича (вдовца), переведенного во Владычний монастырь из Московского Ново-Девичьего монастыря. На праздник Крещения Господня она имела обыкновение ходить в крестный ход, который совершался из Собора г. Серпухова на реку Нару (на старом базаре). После водоосвящения она, одетая в балахон, погружалась в реку. Выйдя из воды, говорила народу: «Идите, ребята, горячая баня, ступайте, мойтесь». В келлии своей старица держала три пестрых собаки и 1 кошку. Имена собак: Милка, Барбоска и Розка. Животных этих она очень любила. Спала она на полу на соломе. Вместе с нею были и собаки. Когда ее спрашивали, зачем позволяет собакам ложиться с собою, старица отвечала: «Я хуже собаки». В трапезу она не ходила, а ходила в монастырскую кухню за хлебом. Виталия в то время имела послушание на кухне. В келии старице прислуживали жены так называемых «штатных» (штатные – бывшие крепостные крестьяне монастыря): Игумения Назарета уважала старицу Евфросинию, и сама пользовалась ее расположением. Старица посещала ее в келии, а иногда подходила к ней в храме и кланялась со словами: «Здорово, копна». При этом игумения говорила: «Пойди в игуменскую, там тебя угостят». В игуменской келии старицу поили чаем. Игумении Иларии старица не оказывала расположения: она никогда не посещала ее в келии и не подходила к ней в церкви. Уехала старица Евфросиния из Владычного монастыря потому, что была очень огорчена, когда по приказанию Игумении Иларии ее собак убили монастырские рабочие в присутствии самой старицы и Игумении. Старица горько плакала, видя смерть своих любимцев. Она была оскорблена этим поступком Игумении и решила уехать. Игумения не удерживала ее, так как не любила ее юродства. Уезжая из монастыря, старица говорила: «Прощайте, собак убили и меня убьют». При этом она плакала. Это было в 1840 или 1841 году. После ее отъезда игумения Илария продала ее келью. В настоящее время домик старицы принадлежит крестьянину Владычной слободы Григорию Васильевичу Маевскому.

Старица Евфросиния сначала поехала к помещику Чирикову, имение которого было верстах в 10-ти от монастыря. У Чирикова ей не нравилось, и она уехала к помещику Жихареву. Но и там ей не понравилось, и она переехала к г-же Протопоповой в село Колюпаново, где и жила до своей кончины.

2. Послушница Павла вспоминает: Помещица Елена Андреевна Дубровина часто приезжала во Владычный монастырь; останавливалась в монастырской гостинице; куда к ней приходила блаженная старица Евфросиния. В одно время, когда они прохаживались близь монастыря и сели отдохнуть на лавочке, госпожа Дубровина как душевно любящая старицу, положила ей на спину руки. Что же оказалось? На ней железные вериги. Сию же минуту старица встала поспешно с лавки и сказала госпоже: «Не трогай меня, это моя тайна, до Вас не касается». Госпожа попросила у нее извинения, и с этого времени больше стала уважать старицу Евфросинию. После кончины блаженной, госпожа Дубровина, переехала на жительство во Владычний монастырь. Незадолго до своей смерти госпожа Дубровина сама рассказывала о блаженной Евфросинии послушнице Павле, которая была у нее келейницей, а ныне проживает в богадельне Владычного монастыря.

3. Владычной слободы крестьянин Михаил Павлов Слезнев сообщил: Когда я был мальчиком лет 14, учился грамоте у монастырского диакона Николая Михайловича, в его собственном доме. Всех учеников было человек 15. Старица Евфросиния любила диакона, очень часто посещала его дом и говорила ему: «Ты стараешься учить их грамоте, а они все будут дураки и пьяницы». Так и сбылось предсказание старицы: не было из них ни одного дельного мальчика; до старости жили и все были горькие пьяницы.

4. В семействе Плотниковых, проживающем в г. Серпухове, сохраняется также воспоминание о старице Евфросинии. Серпуховского купца Георгия Васильевича и жену его Агриппину Федоровну Плотниковых очень любила старица Евфросиния, часто посещала их и даже предсказала смерть Георгия Васильевича, сказав: «Плачьте, плачьте!» В то время, когда он совсем здоровый поехал в Москву и на обратном пути, в г. Подольске, умер.

Агриппина Федоровна, оставшись вдовою с малолетними детьми, страшно плакала. Старица Евфросиния утешала ее и в 1838 году благословила всю семью св. иконою Владимирской Божией Матери, большого размера 10x12 в.), с изображением внизу трех Святителей Московских – Алексия, Петра и Ионы, Михаила, Феодора, Царевича Дмитрия, Василия Блаженного, Максима Блаженного, Иоанна Блаженного. Икона и до сих пор находится у внуков Агриппины Федоровны Плотниковой: Николая и Дмитрия Николаевичей Плотниковых. День своего ангела, 25 сентября, покойная старица Евфросиния всегда праздновала в этой семье, куда привозила сдобный пирог с цыплятами, своего изделия. Семейство Плотниковых до сих пор чтит память покойной старицы, служа в день ее именин, т. е. 25-го сентября, панихиду по усопшей старице.

5. Запись о матушке Евфросин и для своей памяти священника отца Петра Соколова.

1884 года в ночь 20 июня месяца представилось во сне такое видение: Весьма длинный коридор и вместе с тем темный. По коридору идет мужчина и подходит ко мне, в черном платье, походит на монаха и говорит: «Пойдемте отрывать! На аршине углубимся, будет благоухание!» На эти слова я не мог даже одного слова промолвить и меня с головы до ног охватило морозом, испугался до невозможности; между тем на голове волосы, чую, поднимаются кверху. Незнакомец повторяет мне свое приглашение. На второе его приглашение я осмелился, конечно, не без страха спросить: «Кого»? Он отвечал мне: «Евфросинию». В это самое время подходит к нам с того же светлого конца женщина вся в черном. Лиц я не мог видеть, так как их лица были обращены от света. Женщина обратилась ко мне говоря: «Отрой меня. На аршин углубишься, будет благоухание». Я спрашиваю, а сам весь дрожу от страха: «Что нужно делать»? Мне отвечают: «Молиться!» Я повторяю: «Молебны или панихиды служить?» Она отвечала: «Панихиды». От страха я не мог более быть в забытьи, вскочил с постели и почти всю ночь не мог задремать; но мне не много пришлось ждать рассвета, встал, оделся и пошел к церкви раздумывая о виденном. Это видение до того меня потрясло, что я недели две не мог хорошо уснуть; как только усну, то меня будто кто-то толкает. Начинаю опять припоминать, что видел и что мне делать... Наконец, написал своему тестю (предшественнику) отцу Павлу Просперову, который был духовником матушки Евфросинии и погребение коей совершал и знал ее жизнь; письмом просил его совета и вместе с тем написал желание служить по ней панихиды не каждый день, а в день совершения Божественной литургии. Он мне ответил, что если силы хватит, то желание мое хорошо и полезно, –если же нет, то лучше не начинай. Помолившись Богу и попрося молитв матушки Евфросинии для подкрепления сил, я с августа месяца начал служить панихиды перед каждой Божественной литургией. Священник отец Петр Соколов (ныне в Бозе почивший).

6. Жительница г. Алексина Параскева Яковлевна Маслова (Большая улица, св. д.) заявила, что она лично знала блаженную старицу Евфросинию, которая была очень высокой и строгой жизни и, кроме того, около 40 лет тому назад по молитвам уже умершей матушки Евфросинии она получила исцеление своей руки, оставшейся без движения после того, как г. Маслова однажды под Петров день, когда уже сошла роса на землю, полола в своем огороде, вследствие чего и простудила себе левую руку, так что на утро она оказалась онемелой. Испробовав все домашние средства и не получив от них никакого облегчения, она дала обет сходить в Колюпаново и отслужить по старице Евфросинии на ее могиле панихиду, что в скором времени и исполнила. И вот, по окончании панихиды она, Маслова, взяв песку с могилки старицы и потерев им больную руку, почувствовала, что пальцы ее могут шевелиться. Тогда она взяла еще песку с могилки матушки с собой домой и на утро вновь потерла себе левую руку, после чего рука окончательно выздоровела и до сих пор прекрасно действует.

7. Та же Параскева Яковлевна Маслова сообщила, что она слышала от своей очень хорошо ей знакомой женщины, по имени Февронии Николаевны, страдавшей болезнью ног (д. б. паралич), не позволявшей ей даже ходить (это было в 1851 году), следующее: Феврония Николаевна, женщина набожная и любившая матушку Евфросинию, часто думала о том, что она должно быть уж очень грешная раба, если всем помогающая и ко всем ходящая без разбора звания и состояния старица Евфросиния не приходит к ней. Но вот, однажды, сидя у окна, она видит старицу Евфросинию, идущую по направлению к их бане, находящейся под бугром. Подошедши к бане, матушка Евфросиния легла на ее крышу и начала кататься по ней, приговаривая: «Будет наказана, будет наказана а надо заметить, что в этой бане мяли лен, не соблюдая ни праздничных, ни воскресных дней. Повалявшись таким образом некоторое время по крыше, мать Евфросиния подошла к окну, где сидела больная Феврония Николаевна и, сев около этого окна, сняла чулки со своих ног, подала их ей со словами: «На, Феврония, тебе мои чулки, надень их», – и ушла. Когда Феврония Николаевна исполнила приказание матушки, боль в ногах прошла, а баня вечером того же дня сгорела. Все вышеизложенное относительно Февронии Николаевны подтверждает и вдова священника с. Колюпанова Анна Павловна Соколова, которой упомянутая Феврония Николаевна тоже передавала об этом.

Феврония Николаевна, как теперь известно, еще жива, ей 80 лет. Проживает она в г. Туле, на Старо-Алексинской улице, в собственном доме. Сообщенное о ней она подтверждает и сама.

8. Находящаяся в богадельне Мышегского завода Тарусского уезда Калужской губернии Евдокия Митрофановна Щипцова 73 лет заявила, что назад тому 7 или 8 лет в день Казанской Божией Матери. 8 Июля, она пришла из Мышеги в Колюпаново к обедне и для молитвы стала около гробницы блаженной старицы Евфросинии. Во время Херувимской песни, опустившись на колени, она увидала в отверстие гробницы горящую свечу, стоящую на полу под тем местом, где почивает матушка. Удивленная этим, она обратилась к стоящей возле нее по-видимому Колюпановской старушке с вопросом: «Кто же это зажег свечу?» На что от этой старушки получила такой ответ: «Она, голубушка, так всегда нет-нет да и зажжётся сама, а потом сама же потухнет и пропадет». Заинтересованная этим Щипцова стала следить за свечкой, которую уже больше не видала, а по окончании обедни, нагнувшись вновь и просунувшись в отверстие гробницы, она не заметила ни оставшейся свечки, ни какого бы то ни было от нее следа на том месте, где видала ее горящей.

9. Проживающая на Мышегском заводе Тарусского уезда Калужской губернии Евдокия Ивановна. Смирнова 75 лет от роду заявила, что она лично знала старицу Евфросинию, когда еще была девицей, и помнит, что в дождливую и холодную погоду старица ходила босая, еле прикрытая кое-какой одежонкой, а в хорошие ясные и жаркие дни одевалась весьма тепло, говоря, что ей все холодно. Кроме того, г. Смирнова заявила, что блаженная Евфросиния имела дар прозорливости и предсказывала с поразительной точностью. Она знала много таких случаев, но запамятовала их, кроме одного, который особенно почему-то остался у ней в памяти. Случай этот такой. Ее, Смирновой, матери-вдове с малолетними детьми очень хотелось иметь корову, но так как они были очень бедны, то, конечно, и думать нельзя было о подобной роскоши. Раз вечером она, Евдокия, услыхав, как ее мать печалилась об этом, сказала, ей: «Ведь мать Евфросиния всем помогает, попроси-ка ты у ней корову». На что мать ничего не ответила, а утром на другой день, старица Евфросиния входит к ним в избу и говорит: «О, меня нынче Алеша (Цемш) уже и ругал же за корову. Ты, говорит, все обещаешь ее кому-то отдать, а она вон гляди и заболела и молока не дает».

10. Проживающая там же Аграфена Иосифовна Зудина,74 лет, сообщила, что она лично знала блаженную старицу Евфросинию и хорошо помнит такого: рода случай: Отец ее, Иосиф, бывший фельдшером на Мышегском заводе страдал запоем. Мать Евфросиния, давно знавшая его самого и его страсть к вину, однажды велела ему идти с нею в ее келью, сказав: «Я тебя попою своим чайком, и ты бросишь пить водку». Отец немедленно отправился за матушкой в келью ее пить чай, но у блаженной старицы, хотя самовар и стоял уже готовым, не оказалось сахару и она отправилась за ним в дом Алексея Ивановича Цемш, а сверток со своим чаем положила около самовара. По уходе матушки отец, заметив, где и как был положен сверток, поинтересовался узнать какой это такой матушкин чаек и посмотрев, свернул и положил его обратно в прежнем виде на старое место. Через, несколько минут, после этого в келью вошла матушка и, остановившись около порога, сказала отцу: «А, ты хотел узнать, какой это такой мой чаек, так уходи, – нет тебе моего чаю!» И отец, благодаря своему неуместному любопытству, до самой своей смерти не переставал страдать запоем.

11. Проживающая в деревне Новоалександровка Тарусского у. Калужской губ. при ст. «Средняя» Сызрано-Вяземской ж. дор. Наталия Кузминична Баранова, 85 лет от роду, заявила, что она лично очень хорошо знала матушку Евфросинию, которая, по ее словам, была седая, стриженная, ходила зимой простоволосою и босою. Кроме того, она, Баранова, помнит, что старица Евфросиния часто и подолгу гостила на Мышегском заводе у Алексея Ивановича Цемш, который построил для нее в саду особую келью. Посредине этой кельи стоял гроб, в который матушка ложилась всегда на отдых; другой же никакой мебели Баранова в келье не видела. Матушка часто бывала в доме ее родителей, живших на Мышегском заводе, и однажды незадолго до своей смерти, приехав из Колюпанова, сказала у них в доме между прочим про себя: «Я ведь из знатного рода, служила при царском дворе, откуда я и еще две мои подруги ушли тайком, а чтобы нас не поймали, мы около пруда оставили наши платья, а сами, переодевшись в другие, скрылись. Еще матушка Евфросиния говорила им, что одна из двух ушедших с ней подруг по имени Марфа Герасимовна, живет теперь в Хотьковом монастыре, и она, Наталия Баранова, видела ее и получала от ней несколько раз благословение, когда по благословению матушки Ефросинии она ходила на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру. Еще Наталья Кузминична Баранова передает, что она несколько раз слыхала, как блаженная старица на слова Алексея Ивановича Цемш: «Мы тебя, мать Евфросиния, как ты умрешь, схороним в церковной ограде», всегда отвечала ему одно и тоже: «Нет, Алеша, я всех вас люблю и часто у вас бываю, а хоронить то меня здесь тебе не придется, я у дочки (Натальи Алексеевны Протопоповой) лягу». Лично над Наталией Кузминичной, над ее близкими родными чудес по молитвам блаженной старицы Евфросинии не было, но лет двадцать тому назад был такой случай. Она, Баранова, с своей, ныне умершей, подругой Степанидой Семеновной Соловьевой пошла в Колюпаново, чтоб отстоять обедню и поклониться праху старицы. Пришедши в Колюпаново, Наталья Кузминична вошла зачем-то в караулку, а ее подруга пошла прямо в церковь, где, подойдя к гробнице старицы и опустившись на колени для поклона, увидала через дверцу гробницы, парящего над могилкой голубя. Пораженная этим Степанида, не говоря никому из стоящих около, поспешила позвать Наталью Кузьминичну, но вместе они уже ничего не видали. Об этом видении Степанида Семеновна Соловьева сообщила тогда же настоятелю церкви о. Петру Соколову.

12. Крестьянин Карп Кондратьевич Кондратьев, 77 лет от роду, проживающий на Мышегском заводе Тарусского уезда Калужской губернии, сторожем на плотине, сообщил, что он с 12 до 17 лет был назначен Алексеем Ивановичем Цемш кучером к старице Евфросинии и за этот период времени всегда возил ее в Алексин, Колюпаново и другие окрестные места. По его словам, матушка Евфросиния всегда молча сидела в кибитке, согнувшись, окруженная своими собачками и курами. Ездить рысью, а тем более погонять лошадей кнутом никогда не позволяла. Чудесных явлений он не видал, но однажды, когда ему было 15–16 лет, он помнит такой случай, говорящий о прозорливости блаженной старицы Евфросинии. Был воскресный не то другой какой праздничный день, и он собрался идти на луг водить хоровод, а в это время ему было приказано из дома приготовить лошадь для матушки. Скрепя сердце, пошел он на конный двор, ругая про себя старицу Евфросинию так, как только лишь умел, т. е. самой отборной руганью. Когда же запряг лошадь и, подав ее к крыльцу келии, попросил доложить матушке, что лошадь готова, то увидал старицу Евфросинию спешно вышедшую из своей кельи и кричащую из всех сил: «Уезжай отсюда! Пошел вон!!! Я с тобой сегодня не поеду... Ступай, ступай!..» Кучер постоял, постоял да так и возвратился обратно на конный двор, никуда ее не свозив.

13. Вдова поручика Ивана Яковлевича Яковлева Мария Васильевна, 73 лет, проживающая в качестве компаньонки при генеральше Кошелевой в с-це Кишкине Алексинского уезда, сообщила: В 1849 году она вышла замуж, будучи 17 лет от роду, и скоро проводила своего мужа на войну в г. Эривань, а сама поступила в качестве компаньонки к г. Полосковой. Гости г. Полосковой видя ее такой молодой, хотя и знали, что она замужем, звали ее барышней. Молодой даме было очень неприятно, и она была в страшном затруднении относительно того, как бы или что бы ей сделать, чтобы ее перестали звать барышней. В один из таких моментов она повстречалась с гостившей у г. Полосковой старицей Евфросинией, которая, без всякого повода с ее стороны, сказала ей: «Что ты смущаешься тем, что не знаешь как Себя назвать? зовись вдовой, ведь ты вдова!..» Сначала Марья Васильевна думала, что ее мужа убьют на войне, но он по окончании войны вернулся здрав и невредим, так что она о словах матушки совершенно забыла. Но спустя немного времени, приблизительно около года, Марья Васильевна вспомнила о них, ибо они оказались пророческими: ее муж совершенно здоровый, поехал к себе на родину в Тверскую губернию, чтобы выстроить дом, и там неожиданно помер, а она на 25 году сделалась вдовой. Так исполнились слова матушки: «Ты ведь вдова».

14. Та же Мария Васильевна Яковлева сообщила, что ей не раз рассказывал полковник Петр Сергеевич Бобрищев-Пушкин, помещик села Коростина, Алексинского уезда, что у него открылась невыносимая желудочная боль, от которой он долго никак не мог излечиться. И вот однажды во сне он видит старицу Евфросинию, очень его любившую при своей жизни и обыкновенно называвшую его, Петра Сергеевича, «сынком». Матушка сказала ему. чтобы он натолок пороху и пил его и добавила: «Углубись на три аршина и ты увидишь тогда, кто я такая». Проснувшись, г. Бобрищев-Пушкин исполнил первую часть совета матушки и получил, немедленное исцеление от своей болезни; относительно же второй половины сказанного матушкой, она, г. Яковлева, ничего не знает.

15. Проживающая в г. Алексине по Рыбной улице в своем доме Мария Семеновна Хвисенко, 80 лет, сообщила, что она слышала от второй послушницы матушки Евфросинии Елизаветы Ивановны, что мать Евфросиния несколько раз говорила при своей жизни Елизавете Ивановне: «Ох, Лиза, Лиза, будешь ты сидеть в темнице после моей смерти». Пророческие слова блаженной старицы, тогда никому непонятные, действительно сбылись спустя долгое время после смерти матушки Евфросинии: Елизавета Ивановна за пять лет до своей кончины ослепла на оба глаза.

То же самое подтверждает и проживающая по Соборной улице в доме Виноградова Александра Николаевна Неронова, 90 лет, знавшая матушку лично.

16. Та же Мария Васильевна Яковлева сообщила: Когда я жила в качестве компаньонки у той же г-жи. Полосковой, то однажды Полоскова в разговоре со мной про ее родного сына, Александра Петровича Полоскова, который был чиновником особых поручений и служил в г. Туле, сказала: «Матушка Евфросиния предсказала мне, что он останется вдовый с двумя малолетними детьми». Дело было так; я была, в гостях в селе Колюпанове у моей родной сестры Наталии Алексеевны Протопоповой, где и жила в то время в своей келье матушка Евфросиния. Случайно, увидавши меня, она дала мне два маленьких горшочка, и сказала: «Возьми эти горшочки и вари своим двум, внучатам кашу». Действительно, пророческие слова матушки сбылись: в скором времени умерла моя невестка, жена Александра Петровича Полоскова, оставив на мое попечение двух детей: Анатолия 7 лет от роду, Эмилию 4-х лет. Горшочки, которые дала Полосковой матушка Евфросиния, я, Мария Васильевна Яковлева, видела у ней в доме: они снаружи коричневого цвета, внутри же беленькие и оба с крышечками.

17. Старейший Протоиерей Николаевской г. Алексина церкви о. Сергий Иоаннович Архангельский сообщил следующее.

«Я лично матушку Евфросинию не знал, о чем крайне сожалею, так как по рассказам Колюпа- новского, ныне умершего, священника о. Павла Просперова, бывшего моим лучшим другом, а также и всех знавших эту старицу, она вела очень высокую аскетическую жизнь. Старица Евфросиния через упомянутого о. Павла Просперова сама изъявила желание со мной повидаться в Колюпанове, но, знать так угодно было Богу, я не мог выбрать свободного для сей цели времени. От своего покойного тестя, священника той же Николаевской церкви о. Феодора Матвеевича Глаголева, человека большого ума и безусловно честного, я слышал следующее, что, по-моему, говорит о том, что старица Евфросиния имела от Господа Бога за свою полную подвигов, аскетизма и лишений жизнь, дар прозорливости. Дело было так. Умер в Алексине потомственный почетный гражданин Иван Феодорович Маслов, оставив миллионное наследство дочери своей девице Елизавете Ивановне, которая после похорон отца пригласила старицу Евфросинию и, попросив ее помолиться о упокоении души ее умершего отца, спросила у матушки, чем она, Маслова, может за сие поблагодарить дорогую гостью, на что мать Евфросиния ответила, что она желает иметь пестрый полосами шлафрок покойного. Елизавета Ивановна была в недоумении, так как она не помнила, чтоб у ее отца был такой шлафрок. Спрашивает о сем давно живущую у них старушку няню, от которой получает еще более убеждающий ее в том, что у ее отца не было такой одежды. Когда Елизавета Ивановна сказала об этом матушке Евфросинии, та как бы с укоризной иль недовольством ответила только: «Ну, вот» ... Тогда Елизавета Ивановна послала за своей дальней родственницей, чуть ли ни постоянно у них пребывавшей, помогая хозяйкам вести столь обширное хозяйство. Эта последняя припомнила, что действительно, только очень давно у покойного Ивана Феодоровича был такой шлафрок, но цел ли он и где, –она затрудняется на это ответить. Вследствие сего молодою хозяйкою была поставлена на ноги вся имевшаяся в доме прислуга, но нужного шлафрока нигде не нашли. Опять Елизавета Ивановна сказала об этом матушке и опять последовал от нее все тот же ответ. Не желая огорчить и отпустить от себя без ничего матушку, Елизавета Ивановна стала предлагать другие подобные пестрой с полосами, но более ценные одежды покойного, тогда блаженная старица сказала: «Идите и поищите его в мезонине». И действительно, когда пришли в указанное место, то в самом дальнем углу за разными отслужившимися и негодными к употреблению вещами нашли так долго искомый шлафрок.

О. Протоиерей Сергий Иоаннович при этом добавил: «Об этом я слышал и от самой Елизаветы Ивановны».

18. Вдова священника села Колюпанова Анна Павловна Соколова сообщила:

Я лично знала матушку Евфросинию и в 1894 г., была исцелена по ее молитвам от непонятной болезни рук, которые у меня были покрыты какими-то нарывами. Сколько я ни обращалась к докторам, и чем-чем они меня ни пользовали, мне все не становилось лучше и длилось это так до тех пор, пока я, бросив все лекарства, стала ходить на колодезь блаженной старицы Ефросинии, водой из которого я мыла свои больные руки, после чего нарывы скоро исчезли, а руки приняли свой первоначальный вид.

19. Та же Анна Павловна Соколова передает о следующем случае, бывшем с ее мужем, ныне умершим священником с. Колюпанова о. Петром, у которого однажды в ночь на воскресенье разболелись зубы. Думая, что боль пройдет, о. Петр пошел служить утреню, во время которой зубная боль до того усилилась, что он решил даже не служить обедни, а ограничиться только утреней, да панихидой по покойной старице Евфросинии, которые он служил всегда после каждой службы, как это приказала ему блаженная Евфросиния в сонном видении. Во время богослужения зубная боль достигла высшей силы и о. Петр, перестав служить, взял масла из лампады, висящей над гробницей матушки, и им помазал себе больной зуб и щеку, после чего боль у него моментально утихла, и, он, обратившись к народу, сказал: «Видели, с каким трудом я служил утреню и панихиду; я даже не решался служить обедню, а теперь я по молитвам блаженной старицы Евфросинии не чувствую никакой зубной боли». И действительно, о. Петр сказал, что он служил обедню, как будто никогда не испытывал этой ужасной болезни.

20. Крестьянка села Колюпанова Евдокия Парамоновна Агафонова, 67 лет от роду, лично знавшая старицу Евфросинию, сообщила:

Я в 1896 году страдала глазами, которые у меня сильно резали, слезились и были как налитые кровью, и я исцелилась от этой болезни единственно по молитвам блаженной старицы Евфросинии, беря воду из ее колодезя и промывая этой водой свои больные глаза.

21. Крестьянка того же села Василиса Семеновна Агафонова, 50 лет, сообщила: В 1903 году я две недели страдала сильной головной болью при общей слабости всего тела и получила исцеление от своего недуга лишь после того, как я, сходив к доктору и принесши от него порошки, предварительно сходила на колодезь блаженной старицы Евфросинии, из которого испив и умывшись, вдруг сделалась вполне здоровой, а порошки так и остались без употребления.

22. Крестьянка того же села Пелагея Михайловна Бодрова, 38 лет, сообщила: В1907 году у меня сильно болели глаза, голова и сердце так часто билось, что я иногда еле могла дышать. Теперь я, благодаря матушке Евфросинии, здорова, – брала воду из колодезя блаженной старицы, которую и пила, кропила ею глаза, и обдавала всю себя. От головной же боли и сильного сердцебиения я была исцелена во сне, который видела однажды так: стою я будто у реки Пращенки, около колодезя старицы Евфросинии, и вижу три пещерки задернутые белыми занавесками, Вдруг из одной пещерки выходит стриженная, седая, с желтоватым лицом женщина, суровая на вид и одетая как священник в полном облачении только без ризы, а в руках у ней – в правой маленький сосудик, а в левой – жестяной венчик, и она будто идет ко мне. Мне стало так страшно, что я упала лицом к земле, а в это время эта женщина, наложивши мне венчик на голову, сказала: «Чего ты ищешь? Что ты ходишь к другим, а ко мне не придешь? Купи мне на гробницу лампаду и хотя фунт масла». С этими словами я проснулась и почувствовала себя совершенно здоровой, какой чувствую себя и доселе.

Видение это тем более поразительно, что Бодрова никогда не видала портрета блаженной старицы, а когда уже после этого события увидала писанный масляными красками портрет старицы, то признала в нем явившуюся ей во сне и исцелившую ее женщину.

23. Проживающая на Мышегском заводе, Тарусского уезда, Калужской епархии, Татиана Антоновна Шпорина, 62 лет, сообщила следующее:

В 1902 году я страдала сильным головокружением, достигавшим такой силы, что я не могла даже сразу лечь в постель. Однажды мне пришло в голову сходить в Колюпаново и отслужить по старице Евфросинии панихиду, что я и исполнила, после чего немедленно тут же в церкви почувствовала, что дурнота из головы моей как бы выходит, а в скорости и совершенно прекратилась.

Так я по молитвам блаженной старицы Евфросинии получила исцеление от мучившей меня долгое время болезни.

24. Проживающая там же Анастасия Ивановна Тарабарова, 76 лет, лично знавшая старицу Евфросинию, сообщила следующее: в 1901 году осенью меня начало тошнить, а потом поднялась рвота при сильном расстройстве желудка и судорогах в ногах и руках. Боль эта была до того мучительна, что я готова была лучше умереть, нежели переносить то, что я испытывала. Чего мне свои домашние ни давали и что они со мною ни делали, мне все не становилось лучше. Тогда я дала обет сходить пешком в Колюпаново и там на могилке блаженной старицы Евфросинии отслужить панихиду по ней. После чего моя болезнь как бы чудом каким мгновенно прекратилась. Болезнь была до того мучительно и страшна, что я, по совету священника, с тех пор ежегодно хожу на эту дорогую могилку служить панихиду по моей избавительнице от напрасной смерти.

25. Проживающая там же Евдокия Семеновна Каталина, 73 лет, сообщила следующее: В 1865 году у моей двухлетней дочери Матрены закрылись глаза, так что она не могла дня отличить от ночи. Я обращалась с ней к своим заводским докторам, но помощи от них никакой моя дочь не получила, а я так и решила в уме, что дочь моя должно быть останется слепой на веки. Но однажды я увидела во сне каких-то двух незнакомых мне женщин, из которых одна сказала мне: «Ты иди в Колюпаново и там найдешь благодать; тебе там дадут водицы, а дочь-то свою посади на мою гроб- ницу». Я, ничего не слыхавшая про Колюпаново, обратилась к одному хорошей жизни старичку, который мне и посоветовал исполнить то, что во сне приказала мне незнакомая женщина. 5-го Июля я отправилась в Колюпаново со слепою своею дочерью, где в храме во время обедни сажала ее на гробницу блаженной старицы Евфросинии, а после обедни попросила батюшку отслужить панихиду по этой старице. Потом я взяла масла из лампады около гробницы, помазала глаза дочери и умыла ее водой из колодца блаженной. После этого дочь моя прозрела и снова увидела свет Божий.

26. Священник села Колюпанова Алексинского уезда Тульской губернии о. Павел Петрович Соколов заявил о следующем чуде, бывшем над ним по молитвам блаженной старицы Евфросинии. В 1905 году в конце Июня месяца однажды, встав утром и чувствуя себя совершенно здоровым, я пошел умываться и нагнувшись над умывальником, почувствовал такую сильную боль в пояснице, что два дня не мог выпрямиться и ходил с большим трудом, согнувшись. Доктора, пользовавшие меня и признававшие что у меня болезнь седалищного нерва левой ноги, мало, да и то на короткое время облегчили мне эту болезнь. Наконец, в Октябре того же года я больной отправился в г. Белев для принятия там сана иерея, оттуда домой в Колюпаново, благодаря железнодорожной забастовке пришлось проехать 130 верст на лошадях в дождливую и холодную погоду. Во время этого переезда я вновь остудил больную ногу, вследствие чего, мучившая меня болезнь усилилась до крайней степени, и я с еще большим трудом мог вставать и ходить. С февраля по август 1906 года меня пользовал Алексинский доктор Серебряков, благополучно здравствующий и ныне, который давая мне последний рецепт, сказал, что если и от этого лекарства мне не станет легче, то тогда мне надо будет лечиться электричеством, так как в противном случае я легко могу остаться без ноги. От его лекарства мне однако не полегчало и я, окончательно падая духом, по ранее данному обещанию, 31 августа в дождливую и сырую погоду отслужил с водосвятием молебен на колодце блаженной старицы Евфросинии, стоя на коленях, так как вследствие болезни нагибаться я не мог, колодезь же находится на одном уровне с землей. Как я чувствовал себя во время молебна, я не знаю, только по окончании оного боли в ноге уже не было и появления ее до сих пор не замечаю.

27. Вдова Губернского Секретаря София Семеновна Неаронова, 70 лет от роду, заявила, что она лично знала блаженную старицу Евфросинию, которая была строгой подвижнической жизни. Госпожа Неаронова уроженка города Алексина, Тульской губернии. Maтушка Евфросиния неоднократно посещала дом ее родителей, Семена Никитича и Ольги Андреевны. В одно время приходит матушка Евфросиния и просит у Ольги Андреевны подарить ей чепчик. Та подает ей, но матушка Евфросиния не берет его, прося подарить ей не этот, а другой который она вчера выпялила. Действительно, это была правда, –она только что накануне кончила работать в пяльцах новый чепчик. Удивляясь дару прозорливости, Ольга Андреевна поспешила исполнить желание старицы. Матушка Евфросиния надела чепчик и сейчас же вышла на двор, где ее дожидалась наша лошадь. Садясь, она ударила рукой по плечу кучера со словами: «Ну, вези меня, солдат». А он ответил ей на это: «Мне матушка не служить», а она ему на это возразила: «Что, думаешь ошиблась?» Но матушка Евфросиния не ошиблась. Осенью за что-то прогневались на него господа и отдали его в солдаты.

Однажды Ольга Андреевна поехала в гости к своим хорошим знакомым, городскому судье Николаю Афанасьевичу Корелову и жене его Наталье Адриановне, а матушка Евфросиния была уже там, и встретила ее в передней такими словами: «А пироги привезла да еще с горохом, давай их сюда!» и взяла у ней пирог с горохом, а с кашей остался у Ольги Андреевны в руках. И все присутствовавшие гости удивились ее дару прозорливости.

28. Та же София Семеновна Неаронова сообщает о благодатном исцелении ее сына Григория по молитвам старицы Евфросинии. Сын ее Григорий Иванович Неаронов, будучи 12-летним ребенком, заболел воспалением легких. 18 дней он был без движения, не вкушая пищи и пития. Три раза в день посещал его доктор Дмитрий Николаевич Дружинин, который впоследствии отказался от лечения больного, не находя средств его вылечить. Родители были в отчаянии. Блаженная старица в это время уже умерла. Родители больного обратились тогда с молитвенной просьбой к усопшей старице. Отслужили на могиле старицы панихиду и с этого времени сын их чудесным образом по невидимому за него перед Богом ходатайству блаженной старицы стал здрав.

29. Г. Ефремова, мещанка вдова Зинаида Иосифовна Уткина, 60 лет, рассказывает: в 1907 году я видела во сне, будто подхожу к храму, в селе Колюпанове; зашла в ограду церковную и вижу старицу, которая идет вокруг храма с чашею св. воды и кропит кропилом крестообразно на все стороны. Я попросила ее окропить меня святой водой. Она окропила меня и подала бутылку святой воды, и я ее просила: «Матушка, проводи меня в храм», она сказала: «Иди». На это я ей ответила: «Храм заперт». Старица взяла и повела меня, отворила мне храм, а сама стала невидима. Взошла я в храм, вижу памятник блаженной старицы Евфросинии, подхожу, старица лежит, как мне показалось, на подушке, покрыта белым полотном. Она взяла меня за руку, я стала целовать ее руку с просьбой помолиться за меня. Она сказала: «Руку целуй, а в уста не целуй, от тебя табаком пахнет». Утром встала я без малейшего желания курить, тогда как прежде курила 40 лет, не имя силы бросить курить, и вот уже два года не курю. Села Колюпанова я раньше не знала. В скором времени поехала я в село Колюпаново и видела церковь, ограду и местоположение, и могилу блаженной Евфросинии в таком же виде, как все это я видела и во сне. На портрете я узнала блаженную старицу Евфросинию.

30. Мещанка г. Алексина, Тульской губернии, Евдокия Николаевна Золотарева, 65-ти лет от роду, рассказывала.

В 1880 году сын мой Михаил, будучи одного года от роду, был сильно болен. Болезнь его была такова: руки и ноги его были скорчены от болезни и совершенно не разгибались, весь он высох осталось одно основание ребенка; кожа на теле его была сильно желтого цвета. Долго я мучилась с этим ребенком; наконец, по совету сторонних людей, я отправилась в село Калюпоново, где почивает прах Блаженной Старицы Евфросинии. Отслужила панихиду по Старице, взяла воды из ее колодца, песку с могилки. Когда одела на своего ребенка белье, которое ранее того было положено мною под гробницу Старицы, то тотчас мой ребенок уснул очень крепко. Когда же я приехала домой, то к моему удивлению руки и ноги у моего сына пришли в свое нормальное положение, а на лице его появился румянец. С тех пор сын мой стал совершенно здоровым.

31. Крестьянин села Колюпанова, Алексинского уезда, Тульской губернии, Алексей Зосимов Агафонов, 65-ти лет, сообщает. Лет 30 тому назад, зимой, часов в 10–11 вечера, я возвращался домой. Дорога лежала мимо колодезя Старицы Евфросинии. Когда до колодца было еще довольно далеко, я увидал, что на том месте, где находится колодезь Старицы, горит огонь. Когда же я стал вглядываться, то заметил, что этот огонь от зажженной свечи. Приближаясь все ближе и ближе к колодцу, я видел, что свеча все горела. Когда-же я был уже на совсем близком расстоянии от колодца, то свеча моментально потухла.

32. Крестьянин села Колюпанова, Алексинского уезда, Тульской губернии, Григорий Зосимов Агафонов, 50 лет, заявил. Лет 20 тому назад мы с крестьянином нашего села Алексеем Ермиловым Гладышевым, ныне покойным, возвращались вместе домой с работы на лесопильне. Когда мы находились на вершине горы, противоположной колодезю Старицы Евфросинии, то увидали на колодце Старицы горящую свечу. Долго горела эта свеча, но, спустившись к колодцу, мы увидали, что свеча уже погасла. Такие видения нам бывали очень часто. Не раз искали мы около колодца свечу, но не находили ее.

33. Тот же крестьянин, Григорий Зосимов Агафонов, заявил, что он, работая на лесопилке, очень часто от пыли и смрада страдал глазной болью и постоянно он при этой болезни прибегал к лечению водой из колодца Старицы Евфросинии. Умывшись этой водой он всякий раз уже не чувствовал никакой боли.

34. Крестьянка села Фомищева, Алексинского уезда, Акилина Филатовна Авчинникова сообщает: В1893 году сын мой Иоанн, будучи от роду двух лет, сильно заболел от простуды. Болезнь его продолжалась долгое время. Несколько раз обращалась я к медицинской помощи, но лекарства не давали здоровья моему ребенку. Отчаявшись видеть его живым, я пошла в село Колюпаново на колодезь старицы Евфросинии. В храме села Колюпанова я отслужила панихиду по Старице. По совету местного священника о. Петра Соколова я сажала больного ребенка своего на гробницу Старицы Евфросинии и клала его в отверстие под гробницу. Отслужив панихиду, я пошла домой. Лишь только я вышла на церковную паперть, мой ребенок сказал: «Мама! дай папы», я ему дала хлеба, и он ел, запивая водой из колодца Старицы. Быстро поправился мой сын и стал совершенно здоровым.

35. Крестьянин села Колюпанова, Алексинского уезда, Сергей Логвинов сообщает следующее.

Лет 16-ть тому назад я пришел в церковь к богослужению и стал около отверстия гробницы Старицы Евфросинии, а под гробницу в отверстие положил шапку. Когда же я нагнулся под гробницу старицы взять свою шапку, то увидел горящую свечу, горела она четверти 1 1/2 расстоянием от отверстия гробницы. После я под гробницу не нагибался, а поэтому и не знаю, что далее было с этой свечой. До моего пришествия в церковь около гробницы Старицы никто не стоял.

36. Анна Григорьевна Вахмистрова 57 лет, проживающая ныне в г. Москве на 2-ой Рыбинской улице в д. Шапошникова и Челнокова, кв. 76, сообщила, что ее дети Николай и Александра (близнецы), здравствующие и по ныне, были исцелены по молитвам старицы Евфросинии. Они родились 7 декабря 1873 года и стали чахнуть; их уже не чаяли видеть живыми; ничего они не могли ни пить, ни есть, только принимали немного переварной воды или чаю. По совету колюпановскаго батюшки о. Петра Соколова Анна Григорьевна проживавшая тогда в собственном имении при с. Фомищево, Тульской губернии, Алексинского уезда, в 3 верстах от села Колюпанова, принесла детей в церковь, причастила их там, потом положила их в отверстие надгробия блаженной старицы, взяла масла от лампады, клала детские рубашечки в оконце угодницы, потом ходила на матушкин колодезь, взяла оттуда воды, и дома купала детей в этой воде и растирала их маслом из лампады блаженной старицы Евфросинии. С тех пор младенцы Николай и Александра стали поправляться, и Анна Григорьевна приписывает их выздоровление молитвам блаженной старицы Евфросинии.

37. Игуменья Московского Вознесенского монастыря Евгения Виноградова сообщает, что она слышала от Игумении Евгении Озеровой следующее:

В то время, когда старица жила при Серпуховском монастыре, она явилась к Игумении монастыря, кажется, Иларии, в два часа дня и начала приказывать сейчас же звать священника, чтобы идти, на поле молиться. Позвали священника, и старица, конечно, первая побежала молиться. Начали молиться и в конце молебна, когда священник читал молитву о дожде, то вскоре пошел такой сильный, дождь, что всю землю сразу смочил. Весь народ признал тогда, что это за молитвы блаженной старицы Господь помиловал как людей, так и весь скот, которому нечего было есть от страшной засухи.

38. Проживающая на Мышегском чугунно-плавильном заводе Тарусского уезда, Калужской губернии, Пелагея Кузминична Лукьянова 48 лет сообщает следующее:

Тому назад ровно десять лет, т. е. в 1901 году, у моей трехлетней дочери Елены болели глаза, и она страдала девять лет, так что не могла отличить дня от ночи. Я возила ее два раза в Москву к глазным врачам, но они не помогли и отказались от лечения, так что мы с мужем потеряли надежду на выздоровление дочери. Тогда мы услышали, что в селе Колюпанове устроена часовня и при ней купальня, освящение которых 14 июня 1909 года. Мы отправились в село Колюпаново и отстояли обедню. После обедни был крестный ход на колодезь старицы Евфросинии. В крестном ходу участвовала и больная девица Елена. После молебна и освящения воды она искупалась в купальне и тут же почувствовала облегчение своей болезни. В настоящее время глаза ее исправны, как бы и не были никогда больными. По молитвам блаженной старицы Евфросинии совершилось великое чудо, и я благодарю Господа и старицу Евфросинию.

39. Та же крестьянка Пелагея Кузминична Лукьянова сообщает следующий случай:

В 1900 году 9-го мая родилась у меня дочь Клавдия, но стала чахнуть, не принимала никакой пищи и пития кроме груди матери; тело ее высохло и стало желтоватого цвета. Долго мучилась я с ребенком и, наконец, по обещанию отправилась в село Колюпаново 8 июля 1901 года на храмовой праздник. Отстояла обедню, причастила дочь, отслужила панихиду по старице, взяла из под гробницы старицы песку и отерла им тело больного ребенка, взяла ваты от гробницы, отправилась с больным ребенком на колодезь старицы Евфросинии, который чтится окрестными жителями, взяла воды и вымыла дома этой водой ребенка, вследствие чего он крепко заснул, и к моему удивлению ребенок стал принимать пищу и с тех пор совершенно здоров, благодаря Господа и молитвам старицы Евфросинии.

40. Проживающая на Мышегском чугунно-плавильном заводе Тарусского уезда Калужской губ. крестьянка Дарья Ивановна Гуслистова рассказывает следующее:

Старица любила мою мать Марфу Алексеевну; эта дорогая гостья нас часто посещала, чему всегда были очень рады. В то время старица по нескольку месяцев проживала у княгини Екатерины Алексеевны Бибарсовой. В пятидесятых годах в январе месяце она пришла к моей матери и, влезши на печку, запела: «На печке звезда взошла высоко, и увидеть ее далеко, и осветила весь белый свет». В это время взошел литейщик завода Евдоким 25 лет, человек хорошей жизни, которого старица любила. Старица посмотрела на вошедшего, слезла с печи, взяла маленькую икону Святителя Николая и обращаясь к этому человеку сказала: «На, раб Божий Евдоким, благослови меня». Но тот стал просить ее: «Матушка, я не могу Вас благословить, а Вы меня благословите». Но старица все- таки настояла на своем, сделала три земных поклона, и он благословил ее этой иконой. Она, приложившись к иконе, потом взяла образ и благословила его со словами: «Господь благословит тебя на твои подвиги жизни», и он действительно в скором времени с благословения старицы ушел в Оптину пустынь, где принял монашество с именем Михаил.

41. Проживающие на Мышегском чугунно-плавильном заводе Тарусского уезда Калужской губ., слесарь Семен Яковлев Бонапартов, 70 лет, и супруга его Екатерина Федотова тех же лет, современники старицы Евфросинии, сообщают следующее. В 1854 году во время Севастопольской войны были забраны в плен офицеры английские, французские и турецкие, которые проживали в городе Алексине, совершая иногда прогулки на Мышегский завод для его осмотра. Однажды они встретили старицу Евфросинию в ее рубище, собирающую угли, перья и разную траву. Увидев ее, они стали смеяться над ней, но она вдруг обернулась к ним и заговорила на их языке. Те были очень изумлены и сняв фуражки, низко кланяясь, просили извинения. Они были поражены, увидев ее в таком виде, и с тех пор стали ее уважать, просить ее советов, благословления и молитвы.

42. Проживающая в богадельне г. Алексина Анна Петровна Бабкина 75 лет, лично знавшая старицу Ефросинию, рассказывает следующий случай.

С 1887 года болели у меня ноги, была опухоль и сильная ломота. Доктора не могли мне помочь, не смотря на все усилия с их стороны, и вот по ранее данному обещанию, я 7-го июля 1890 года с большим трудом дошла до села Колюпанова. Отстояла всенощную, а 8-го июля обедню. Затем, по окончании обедни, взяла песку из-под гробницы и масла из лампады, висящей над гробницей, и там же растерла себе больные ноги песком и маслом. После этого совершилось великое чудо: ноги мои стали совершенно здоровы, и я могла без всякого труда дойти до Алексина. Прошло уже 20 лет с тех пор, ноги мои не чувствуют никакой боли, как бы никогда не болели, за что благодарю Господа и старицу Евфросинию.

43. Проживающая в богадельне города Алексина девица Александра Алексеевна Рыкалова, 56 лет, рассказывает следующий случай. С самого детства страдала я болезнью ног, была опухоль и сильная ломота, особенно в левой ноге, так что я не могла ее двинуть с места. С большим трудом пошла я в село Колюпаново, в 1909 году 15 июня, так как услышала, что многие получают исцеление как у гробницы, так и у источника старицы, который старица ископала своими руками. Отстояв обедню и отслужив панихиду по старице, я взяла песку из-под гробницы и масла из лампады, пошла в купальню, где и искупалась, и с этого времени я получила облегчение своей болезни. По молитвам старицы Евфросинии получила я исцеление, а спустя неделю видела я сон. Пришла я в церковь села Колюпанова, где покоится старица Евфросиния и вижу я–лежит она на гробнице своей живая, а вокруг нее множество горящих свечей и полон храм народу. Тогда я спросила предстоящих: «Как же я была назад тому неделю и этого не было?» Но на мой вопрос ответили: «Уже неделя как идет непрестанно служба день и ночь». Вдруг старица встала, одетая в монашеском одеянии и покрытая белой косынкой и сказала: «Дайте мне дорогу, я пойду благословить народ, который находится на паперти». Тут же старица стала невидима.

44. Проживающая в городе Алексине на Крапивной улице мещанка Наталья Ивановна Шмальцева, 55 лет сообщает следующее.

В 1875 году, бывши еще девицей, я была сильно больна тифозной горячкой, лежала без памяти целую неделю, был бред, и я не принимала никакой пищи. После этого видела сон, как бы наяву. Иду я полем, подхожу к незнакомой мне церковной ограде, а на мне тяжелая сума, которая сильно меня тяготит. И думаю я, как мне перелезть ограду и войти в церковь с такой тяжелой сумой. Вдруг подходит сзади старица, сняла с меня суму и стала невидима. Я сию минуту проснулась и почувствовала, что мне стало очень легко. После этого я дала обещание сходить в Колюпаново и отслужить по старице панихиду. Скоро я исполнила свой обет: пошла 15 го мая того же года в Колюпаново, той же дорогой и видела такую же церковь и ограду, как представлялось мне во сне. Отстояла я обедню и панихиду, взяла песочку из-под гробницы и растиралась им. С тех пор я выздоровела по молитвам старицы Евфросинии.

45. Проживающая в селе Колюпанове, Алексинского уезда, Тульской губернии, Глафира Евдокимовна Алексеева, 70 лет, сообщает следующее.

В 1905 году в ноябре месяце сильно заболела я расслаблением всего тела, лежала без всякого движения целый месяц; и все время не принимала никакой пищи, кроме стакана чаю в день. Родные мои отчаивались и стали было приготовлять меня к погребению, но я по молитвам блаженной старицы Евфросинии осталась живой и до сих пор. Во время моей продолжительной тяжелой болезни в ночное время, когда все домашние уснули, я по случаю тяжелой болезни не могла заснуть и просила Старицу Евфросинию о помощи. Вдруг вижу, что от двери идет вся в черном монашенка. Я испугалась и, дрожа, предполагала, что идет смерть. Монашенка подошла ко мне, положила руку свою мне на голову и сказала: «Страдаешь?» И взявши маленький сосуд с маслом, начала мне растирать лицо, голову, грудь и руки. Растерши, она перекрестила меня пошла к двери и стала невидима. Сию же минуту я разбудила своих и сказала: «Ко мне приходила монашенка вся в черном и мазала меня маслом». На это мне отвечают: «Очевидно, к тебе приходила блаженная старица Евфросиния». Дождавшись утра, они пошли в церковь, отслужили панихиду по старице, взяли масла из лампады над ее гробницей, и дома растирали меня, благодаря чему я совершенно здорова и благодарю Господа и старицу Евфросинию.

46. Крестьянин села Колюпанова, где покоится блаженная старица Евфросиния, Федот Семенович Бурухин 22 лет рассказывает следующее.

1910 года мая 16-го дня я с товарищем пришел купаться в купальню при колодце блаженной старицы Евфросинии. Раздевшись, я стал сходить в купальню по лесенке. В это время товарищ шутя столкнул меня в воду. Я, сильно испугавшись, не выдержал и обругался черным словом. В эту же ночь я вижу сон, будто я сижу в доме с сестрой, вдруг отворяется дверь и входит в монашеском одеянии старица Евфросиния и быстро ко мне подходит, говоря: «Что ты вчера в моем колодце говорил?» При этих словах я вспомнил, что я выругался бранными словами и бросился было бежать, но старица ударила меня по плечу три раза, и я не мог сойти с места. Она мне сказала: «Ты не бойся, я–матушка Евфросиния». Я стал кланяться и просить прощения, но она мне сказала: «У меня прощения не проси, –я не Бог, а проси у Бога, клади три земных поклона не спеша, а пореже». Потом она благословила меня три раза, как священник, со словами «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Старица повторила: «Ты еще какое-то письмо мне посылал», но я отказывалась». «Матушка, я вам никакого письма не посылал». Старица пошла к двери и стала невидима. Когда я проснулся, то вспомнил, что в прошлом году, т. е. в 1999-ом во время призыва к воинской повинности я клал два жребия под гробницу старицы Евфросинии, которая покоится в нашем приходском храме. Пришел я к обедне и положил два жребия: в одном из них было написано, что идти в службу, а в другом –нет, и вынул тот, в котором написано: нет. Действительно, меня не взяли на военную службу. После моего сновидения я отслужил панихиду по старице Евфросинии и попросил ее святых молитв.

47. Крестьянка села Русакова, Лихвинского уезда, Калужской губернии, Богдановской волости, Марфа Ивановна Кунаева, 60 лет, сообщила следующее: в 1905 году 6 недель я страдала от боли в правой ноге: она у меня сильно опухла покраснела и чувствовалась ломота во всей ноге. По совету сторонних людей, я 17-го сентября того же года пришла в церковь села Колюпанова, Алексинского уезда Тульской губернии, чтобы там помолиться у гробницы блаженной старицы Евфросинии, погребенной в храме села. Отслужив панихиду, я взяла песку с ее могилы и, придя домой, немедленно растерла больную ногу, затем растерла ее песком второй раз, и боль в ноге прошла и до сих пор боли я не чувствую.

48. Крестьянка села Душенского завода Калужской губернии и уезда Лущихинской волости, Анастасия Алексеевна Грызлова в 1904 году была с дочерью своей Верой, страдавшей много времени поносом, у гробницы блаженной старицы Евфросинии, положила ее (дочь свою Веру) под гробницу блаженной Евфросинии, напоила ее святой водой из колодезя блаженной. С тех пор дочь ее Вера стала чувствовать себя хорошо и никогда болезнью не страдала.

49. Духовник Калужской Тихоновой пустыни Иеромонах Пимен передает, что ему рассказывал ныне почивший блаженной памяти старец иеросхимонах Герасим (Брагин),–строитель Николаевского женского монастыря, Калужской епархии, о блаженной старице Евфросинии, что он знал ее еще в юношеском возрасте до поступления в монастырь (в сороковых годах 19-го столетия), когда с отцом своим занимался рыбной ловлей по р. Оке до г. Алексина. Часто приставая к берегу против села Колюпаново, где проживала блаженная, они встречали выходившую из леса блаженную Евфросинию. И когда они вытаскивали невод с рыбой, блаженная вместе с Егорушкой (так звала в юношеском возрасте иеросхимонаха Герасима сама блаженная) начинала выбрасывать мелкую рыбу обратно в реку, давая понять, что всякое дело надо делать разумно, а не истреблять беспощадно из жадности, ибо все это не наше, а дар Божий. За эти проделки их обоих рыбаки бранили и отгоняли прочь. Вот здесь- то за время пребывания с блаженной Евфросинией иеросхимонах Герасим, надо предполагать, и получил первые задатки благочестивой жизни и духовной настроенности к юродству Христа ради, чем он проявил себя особенно в последние годы жизни. Блаженную старицу знали и такие известные подвижники благочестия, как иеросхимонах Оптиной пустыни Леонид (в схиме Лев) и духовник Калужской Тихоновой пустыни иеромонах Ефрем, бывший в Оптиной пустыне его келейником. По рассказам старца о. Ефрема, блаженная Евфросиния была известна своей благочестивой жизнью, и все ее глубоко уважали и почитали.

50. Проживающая в городе Туле Ольга Федорова сообщает:

10 января 1910 года я заболела воспалением почек. Лечила меня доктор Генни, но лекарства ее были бесполезны. С января месяца до 11 июня я не могла ходить от страшной боли в пояснице. Но вот дали мне прочесть книжку о блаженной старице Евфросинии, которая покоится в храме Казанской Божией Матери в селе Колюпаново, и я дала обещание побывать у блаженной Евфросинии. В эту же ночь я вижу сон, будто я нахожусь у колодца старицы Евфросинии и будто идет от колодца монах и несет воду. Сейчас же я проснулась и стала одеваться ехать. Когда приехала в село Колюпаново, то увидела священника, но не того, которого я видела во сне. Я спросила: «Нет ли у вас еще священника или монаха?» Отец Павел показал мне фотографию, и я узнала того самого, которого видела во сне. Карточка была Иоанна Сурикова. Я отслужила панихиду и сходила на колодезь блаженной Евфросинии, попила воды и искупалась в купальне. Когда вышла из воды, то почувствовала себя совершенно здоровою. Болезнь моя в пояснице утихла и сейчас болезнь поясницы более меня не беспокоит; за что благодарю Бога и матушку Евфросинию.

51. Проживающая в г. Туле, в Чулкове, Ложевая улица, в доме Бр. Федоровых, Ольга Константиновна Буслаева, от роду 57 лет, сообщает следующий случай. С 1905 года до 1910 г. болели у меня руки нарывами. Я обращалась к докторам, но медицинские средства мне не помогали. Я лечилась домашними средствами, но они также были без пользы. Но вот я услышала про старицу Евфросинию и дала обещание побывать у старицы Евфросинии. В скором времени я отправилась с родственницей к матушке Евфросинии. Отслужила панихиду, брала масло из лампады около ее гробницы, была на ее колодце, пила воду и купалась в купальне. С этого времени почувствовала я облегчение своей болезни, а в настоящее время на руках нет даже и следов моей болезни.

52. Крестьянка Алексинской Рыбной слободы Анна Михайловна Бабкина 38 лет, живущая в Рыбной слободе, в собственном доме рассказывает следующее:

«В 1906 году в ноябре месяце у меня родился сын Николай, который, спустя год после рождения, во время перестройки дома сильно простудился. Поэтому он не мог ходить до 2-х лет и 9 месяцев, и даже не мог как следует, сидеть. Родители были в отчаянии, так как не думали, чтобы он был в живых. По слабости он даже не мог смотреть глазами на свет Божий. Лекарства никакой пользы ему не принесли, а равно не принесли никакой пользы и домашние средства. В 1909 г. 8 числа июля месяца в день празднования св. иконы Божией Матери Казанская я по обещанию своему отправилась в село Колюпаново, взяв с собою больного сына Николая. Отстояла обедню и приобщила его Св. Таин Христовых, а затем отслужила молебен и панихиду по старице Евфросинии. После этого я пошла на колодезь старицы Евфросинии, напоила больного водою и выкупала его в купальне, которая при колодце. С этого времени сын мой Николай совершенно здоров.

53. Проживающая на Мышегском заводе, Тарусского уезда Калужской губернии крестьянка Дарья Семеновна Корнева 72 лет, современница старицы Евфросинии, рассказывает следующее:

«В 1853 году в мае месяце отец мой Степан Анисимов работал в саду у Алексея Ивановича Цемш вместе с товарищами. Во время их работы в названном саду проходила блаженная старица Евфросиния. Когда рабочие увидали ее, то начали насмехаться над нею. Она, плюнув на них, сказала: «Дураки все вы! будете солдаты!!» После этих слов блаженной рабочие еще более стали смеяться над нею, так как их крайне удивило, что она называет их солдатами, при этом они ответили ей: «Какие же мы солдаты, когда нам уже каждому около 47–53 лет!» и добавили: «Ведь в солдаты идут люди не в наших летах». На второй год после сказанного блаженной, то есть в 1854 году в июне месяце по распоряжению Правительства были произведены наборы и были взяты все лица, работавшие в саду, в том числе и отец мой Степан Анисимов. Тогда-то он и вспомнил слова, сказанные блаженной старицей Евфросинией, так как она предвидела их судьбу за год.

54. Та же крестьянка Дарья Степановна Корнева 72 лет, современница старицы Евфросинии разсказывала: «В деревне Павлове в 5 верстах от Мышенского чугунно-литейного завода проживала помещица в собственном имении Королева незамужняя, которая часто посещала дом Алексея Ивановича Цемш на Мышегском заводе. Называли ее «Королиха». В одно прекрасное время блаженная старица Евфросиния, придя в дом упомянутого Цемш, сказала: «Королиха-то овдовела! какая молодая». Ей говорят семейные Цемш: «Матушка! Ведь Королиха не замужняя, а девица"". Но матушка повторила опять тоже. В скором времени дочь Цемш овдовела. Тогда все семейные поняли, что предсказание блаженной относились не к помещице Королевой, а к дочери Алексея Ивановича Цемш. С того времени они начали уважать и любить ее, как великую праведницу пред Богом.

55. Тульская мещанка Елизавета Николаевна Зенцова, 27 лет, сообщает. После родов я сильно заболела ногами, так что не могла встать. Лечилась я у врача, но помощи не было, и я сильно сокрушалась и плакала. Но когда принесли мне масла и воды от блаженной старицы Евфросинии, и я помазала ноги маслом и водой, то через два дня мне полегчало, а через неделю я совершенно выздоровела и не чувствую никакой боли до настоящего времени.

Мы поведали тебе, благочестивый читатель, все то, что сами сообщили нам люди, получившие помощь Божию по молитвам старицы. Мы даже все эти события передавали почти их словами. Думается, много в жизни и подвигах блаженной старицы предметов для благочестивого размышления каждого человека. Можно возблагодарить Господа Бога за то, что Он даже почти и в наше время воздвигает из нашей среды угодников Своих. Да будут прославлены и эти ведомые и неведомые угодники, всю жизнь свою посвятившие богоугодному подвигу для Господа Бога и Его вечного небесного царствия, где и вселились они со святыми ангелами, древними мучениками и преподобными подвижниками. Но, прославляя всех угодивших Богу подвижников, нужно помнить то, что сказал святитель Московский митрополит Платон.

«Им слава не нужна!

К подобным нас делам вести должна она!»

Об этом и нужно думать прежде всего, знакомясь с жизнеописаниями Христовых угодников. Не ради праздного любопытства предлагается и это повествование, а только ради духовной пользы читателя.

Старица Евфросиния оставила царский дворец и с чистой, светлой, возвышенной душой перенеслась к духовному созерцанию, к углублению во внутренний мир души, к тихой и умиленной непрестанной молитве. В ее чистом сердце явно, воочию жила сила Божия. Такие люди нужны земле с ее ожесточенной борьбой «за временное тление. Они, как чистый бальзам, дают исцеление язвам земли, как светильники указывают пути к жизни Евангельской. Господь еще при жизни блаженной старицы, за ее высокие христианские добродетели, удостоил ее высокими дарами мудрости и прозорливости, недоступные мудрецам века сего. Вот какою ценою приобретали себе блага небесного царствия блаженные труженики, подобно блаженной Евфросинии. Они отвергали все удобства жизни, чтоб сохранить чистым свое сердце и свою совесть. Они терпели от людей поношения и озлобления, чтобы заслужить себе похвалу от Господа. Непрестанно памятуя только о благоугождении Богу, об украшении своей души добродетелью смирения и уничижения, они забывали о земных и телесных своих нуждах, не сообразовались с обычаями века сего, а искали сподобиться высшей мудрости. Немногие при жизни блаженных, Христа ради юродивых, уразумевали высоту и значение их подвига, большая часть людей смеялась над ними, оскорбляла их словом и делом. Но по смерти их Господь прославил их особенными знамениями Своей чудодейственной силы. Конечно, подвиг юродства доступен далеко не для всех христиан, а только для особых избранников Божиих. Нет нужды, и никто не требует от нас, чтобы мы оставляли свои обычные занятия жизни, непременно отрешились от семьи, достояния и всех внешних удобств. И живя в мире и пользуясь достатками, можно благоугождать Господу, лишь бы только наше сердце не увлекалось прелестью лукавого мира сего, наши желания и поступки не направлялись бы только к самоугождению, плотоугодию и своекорыстию. Кого Бог ущедрил благами мира сего, тот не должен прилепляться к ним всею душою своею. Не должен впадать в уныние и тот, кто находится в бедности. Таковой да укрепится примером блаженной старицы Евфросинии Христа ради юродивой, добровольно переносившей все невзгоды жизни тернистого пути, самоотверженного ради Христа Бога нашего со Отцем и Святым Духом славимого ныне и присно и во веки веков.

Исторический очерк Казанского храма и его прихода села Колюпанова

Село Колюпаново расположено на восточном берегу реки Оки в двух верстах от станции Алексин, Сызрано-Вяземской жел. дороги и в пяти верстах от города Алексина. Село Колюпаново образовалось в начале шестнадцатого века. По местному преданию, в селе существовал храм еще до разорения города Алексина поляками и литовцами, в эпоху смутного времени. Объяснить название села довольно трудно. Местное предание касательно этого заслуживает мало вероятия и скорее относится к области исторических курьезов. Оно рассказывает, что в дремучих лесах, покрывавших некогда берега реки Оки, одно время бродили разбойничьи шайки, беспокоившие своими грабежами жителей соседних местностей. В руки этой вольницы, однажды попался какой-то важный пан, которого разбойники закололи– приговаривая: коли-пана нова, отсюда местность и получила название Колюпаново. До настоящего приходского храма в селе Колюпанове существовали два храма и оба во имя Казанской Божией Матери. О первом храме не сохранилось никаких сведений, кроме того, что он стоял на самом берегу реки Оки. Другой, деревянный, храм построен был в версте от реки Оки в 1695 году, как гласит о том надпись на храмозданном кресте. В 1779 году храм этот сгорел от грозы, причем храмовая икона Казанской Божией Матери вместе с другими предметами церковной утвари была перенесена в соседнюю Николаевскую церковь села Фомищева. После пожара по недостатку средств не предполагалось строить нового храма. Икона Казанской Божией Матери явила свое чудо, ушла из церкви села Фомищева и явилась на березе против сгоревшей церкви села Колюпанова. Местные помещики Пушкины-Бобрищевы поместили эту икону в своем доме. После произведенного дознания выяснилось, что икона не могла быть вынесена кем-либо из храма и поставлена на указанном месте. Тогда помещики Пушкины-Бобрищевы просили разрешения построить храм во имя этой иконы в селе Колюпанове, который и был построен в 1783 году на средства Михаила Александровича Пушкина-Бобрищева. Храм деревянный. Чудотворная икона Казанской Божией Матери с большим торжеством была перенесена из дома Пушкина Бобрищева во вновь выстроенный храм и поставлена в иконостасе с левой стороны царских врат. В начале текущего столетия в храме устроен предельный алтарь во имя св. мучениц: Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. В храме погребена блаженная старица Евфросиния Христа ради юродивая, княжна Вяземская, скончавшаяся в 1855 году. Приход Казанского храма состоит из села и деревни Свинки в трех верстах от храма.

Всех прихожан числится 166 мужского пола и 154 женского пола. С 1891 года открыта школа грамотности, а с 1899 года она переименована в церковно-приходскую школу. Причт состоит из священника и псаломщика.

В приходской жизни села Колюпанова несколько дней в году посвящено воспоминанию блаженной старицы. Каждый год в день кончины блаженной старицы (3 июля) и в день ее Ангела, 25 Сентября (память преп. Евфросинии Суздальской), в храме обыкновенно совершается торжественное соборное богослужение, а после литургии – панихида на ее гробнице. Кроме того, ежегодно совершается два крестных хода на колодезь: в день сошествия Св. Духа и 14 июня. Последний крестный ход установлен после построения над колодцем часовни, которая была освящена именно 14 июня 1909 года. Все эти дни привлекают в село Колюпаново великое множество народа из окрестных сел и деревень и из города Алексина.

Впрочем, в среде благочестивых людей село Колюпаново как место жизни и блаженного упокоения старицы известно далеко за пределами Тульской епархии. Такова наша православная Русь! Ищет она подвижников Божиих и находит их, где бы они ни были. Ни пустыни, ни дремучие леса, ни далекие расстояния – ничто не удержит благочестивой христианской души в ее стремлении к светочам веры православной. Больше и больше распространяется в среде благочестивых людей известность блаженной подвижницы. Со всех сторон необъятной матушки Руси едут в Колюпаново благочестивые посетители. С далекого юга, с берегов тихого Дона, и с сурового севера – отовсюду бывают посетители на могиле старицы, посещают ее колодезь, вспоминают подвиги и ее чудное житие и сами глубже задумываются над делом своего спасения. И не одни только смиренные сердцем простецы устремляются к могилке старицы – приходят сюда и люди знатные, богатые. Мертвая могила красноречиво поучает всех, и умершая старица до сих пор близка живым. Посещали село Колюпаново и старцы Тихоновой пустыни (в 70 верстах) оо. Пимен и Венедикт. И старец Герасим, строитель Сергиевского скита близ Тихоновой пустыни. Но особенно памятно в Колюпанове посещение Преосвященного Епископа Евдокима 22 июля 1910 года. Преосвященный Владыка со станции Алексин переправился в лодке через реку Оку. Его сопровождал о. Ректор Тульской Духовной семинарии Архимандрит Алексий (Симанский) и г. директор Тульского отделения Государственного банка Иван Арсеньевич Скворцов со всем своим семейством. С берега Оки Преосвященный Владыка и все сопровождавшие его прошли пешком прямо на источник старицы и, внимательно осмотрев его и напившись св. воды и умывшись, отправились в село Колюпаново, восторгаясь дивной красотой местности. По дороге Владыка вступал в простую и сердечную беседу с крестьянами, которые в это время работали на гумнах. О прибытии Владыки ранее известно не было, а потому случилось так, что священника не было дома. Владыка посетил храм, где молился около гробницы старицы. На обратном пути Владыка останавливался около колодца старицы, где долго любовался красивым местоположением. Милостиво беседовал Преосвященный и со сторожем, который находился около колодца. «Какой ты счастливец! – говорил ему Владыка, – старица помолится за Тебя!». Семидесятипятилетний старик сторож начал вспоминать блаженную старицу, так как он современник ее и уроженец села Колюпанова: как она любила ходить на то место, и сама ископала этот кладезь, где теперь построена часовня. Так же пешком Преосвященный Владыка и вс его сопровождавшие возвратились обратно, надолго оставив своей простотой благодарную память во всех, кто сподобился видеть Архипастыря тем более, что многие впервые в жизни видели Епископа.

Иоанн Матвеевич Суриков

1911 г. Марта 1 дня.

* * *

1

В ликах: Спасителя, Божией Матери и Николая Чудотворца, с серебряно-вызолоченными венчиками, но без риз; размером – ширина 7 вер., длина 9 вершков. Эта икона находится при ее гробнице в Казанской церкви села Колюпанова.

2

Скончался в монашестве с именем о. Павлина в 1899 году 30 октября, в 75 году и погребен в Троице-Сергиевой лавре, на братском кладбище при Киновии. В монастырь ушел по совету блаженной старицы Евфросини.


Источник: Жизнеописание подвижницы и прозорливицы блаженной старицы Евфросинии, Христа ради юродивой княжны Вяземской, фрейлины императрицы Екатерины II; Исторический очерк Казанского храма и его прихода / Собр. и сост. Иоанн Матвеевич Суриков. - 2-е изд., испр. и знач. доп. - Сергиев Посад : тип. Св.-Троиц. Сергиевой лавры, 1911. - 87 с. : ил.

Комментарии для сайта Cackle