Г.И. Ясиницкий

Глава III. Трудные тексты

В Библии имеется не мало таких текстов, которые при всей убедительности доказательств в пользу вербального вдохновения, все же представляются невозможными для согласования их с другими местами Св. Писания, и это, без сомнения, может лишить эту теорию ее абсолютной цельности. Чтобы у читателя не получилось такого понятия, разберем здесь трудные тексты, выдвигаемые критиками в качестве аргумента, направленного против правдивости вербального Боговдохновения.

Иона и кит

Книга пророка Ионы пользуется наибольшей популярностью у критиков Библии. Но как ни странно, может быть, она служит очень слабым оружием в их руках, скорее разит их самих. Ведь совсем ненаучно думать в наши дни, что кит неспособен проглотить человека. Подобное «научное» представление относится поменьше мере к столетию назад. Широко распространенное мнение о том, что глотка у кита всего с «кулак», совсем не отвечает действительности. Всякий читавший книгу Франка Буллена о кашалотах может хорошо представить себе размеры и свойства этих китов. Он неоднократно упоминает о китах этой породы исключительно больших размеров. Ему приходилось вылавливать туши свыше семидесяти футов длиной, при этом одна голова достигала пятнадцати тонн веса. Сам Буллен считает грубым невежеством предположение, что кит не в состоянии глотать большие предметы. В его собственной практике был случай, когда в желудке кашалота была обнаружена акула пятнадцати футов длиной. Описывая этих животных, он говорит, что они почти всегда плавают с открытой пастью, которая зияет в виде подводной пещеры и поглощает все попадающееся ей на пути. В такую глотку Иона мог проскользнуть без всякого усилия со стороны кита. Перед смертью, как правило, по утверждению Буллена, киты этой породы извергают содержимое своих внутренностей наружу. Таким образом, не было ничего удивительного в том, что Иона вдруг оказался выброшенным «из чрева кита» и попал на берег. Гораздо таинственнее выглядят многие другие обстоятельства, связанные с данным происшествием Ионы, но критики берут всегда это, потому что оно кажется им наиболее выигрышным в среде мало просвещённых. Почему они не задаются другими вопросами из книги Ионы? Например, следующими:

Каким путем слово Господне достигло Ионы (1:1)?

Как мог бежать Иона от Бога, зная Его могущество (1:3)?

Почему Иона решил, что это Бог воздвиг сильный ветер (1:4)?

Почему море утихло сразу, как Иона был брошен (1:15)?

Подобные вопросы задавать критикам невыгодно потому, что они ведут к рассуждению о неограниченности Божия всемогущества. А разве тот же Всемогущий Бог не мог сделать так, чтобы кит проглотил Иону даже, если бы он в обычной физической природе своей был к этому неприспособлен? Разве есть что-нибудь невозможное для Бога?

Впрочем, Бог никогда не действует вне естественных законов, когда это действие производится в пределах разума человека. Так было и в данном случае. Кит, проглотивший Иону, был китом со всеми естественными и физическими возможностями к этому. В других переводах (английском, немецком и пр.) и в оригинале слово, переведенное в русской Библии словом «кит», означает «большую рыбу», которую Бог приготовил для Ионы. Значит, какое-то морское чудовище было специально приготовлено на пути Ионы, чтобы проглотить его. Может ли встретиться какое-нибудь затруднение довериться такому пониманию, если во всех других случаях мы вполне склонны допускать Промысл Божий? В жизни каждого человека, если бы он мог внимательно проследить все детали, можно сколько угодно найти положений, которые подтвердят Промысл Божий. В жизни Ионы это более выпукло представлено, но кто может сказать, что такого положения совершенно не может быть? Вещи исключительные, незаурядные всегда вселяют сомнение у тех, кто их не пережил. Однако у всякого человека есть свои переживания, и как он с доверием относится к опыту своему, так у него нет права пренебрегать и не доверять опыту других.

Для верующих, конечно, наиболее сильным удостоверением всего относящегося к Ионе служит заявление Господа Иисуса Христа: «Иона был во чреве кита три дня и три ночи» (Мф. 12:40). Господь признал этот факт, что же тогда могут значить мнения людей? Однако Христос не только подтвердил случай с Ионой, но и взял этот случай за прообраз Своей собственной смерти, погребения и воскресения. Это более поразительно, – т, к. еще более подтверждается чудо Ионы чудом Христа. «Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи». Оба события ставятся в одну плоскость: человек, не допускающий возможности первого, не может допустить второго, и наоборот, верующий в воскресение не может не верить в возвращение пророка из чрева кита. Провидению угодно было первое сделать прообразом второго. Иона был обмотан водорослями, подобно тому, как Христос был обмотан пеленами; Иона пребывал в молитвенном созерцании Бога, хотя и находился в «темнице», Христос в свою очередь устремлен был к Отцу, хотя и спускался в преисподние места земли (Сравните Ионы 2 гл. и I Пет. 3:18–20).

Теперь, можно сказать, эти оба события являются фактами истории. Не доверять им могут только люди, доверяющие только себе.

«Проклинающие псалмы»

Критики находят, что некоторые выражения Псалмов неподходящие для уст Господних, а скорее обнаруживают следы чисто человеческих страстей. Особенно они любят выставлять три примера, на рассмотрении которых следует остановиться.

«Боже! сокруши зубы их в устах их» (Пс.57:7).

Критики кричат о жестокости и мстительности этих слов, повторяя их отдельно и не желая изучить в связи с остальным текстом псалма. На самом деле Давид совсем не горел мстительностью, когда воспроизводил этот псалом. Он импровизировал под вдохновением Духа, и слова данного стиха послужили предсказанием суда Божия, который совершится не просто над личными врагами Давида, но над всеми, кто «беззаконие составляет в сердце» (ст. 3), «говорит ложь» (ст. 4) и намеренно «затыкает уши свои, чтобы не слышать голоса заклинателя» (ст. 5). Язык стиха, на который ведется нападение, образный. Идея его связана с представлением о рыкающем льве, готовящемся разорвать добычу. «Делающие беззаконие» уподобляются образу такого зверя, но их зубы будут сокрушены и их зло не достигнет цели. Слова Давида служат как бы предчувствием слов Божиих, сказанных позже Самим Христом: «И ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 13:41–42).

Второй и последний стихи Псалма говорят о конечном торжестве справедливости, несмотря на несправедливость человеческую, царящую в мире. Восклицание «подлинно есть плод праведнику! итак есть Бог, судящий на земле» (12 ст.) также является лишь пророческим предчувствием торжества справедливого суда Божия, о чем мы читаем в Откровении: «Ибо истинны и праведны суды Его, потому что Он осудил ту великую любодейку, которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от рук ее... Аллилуя... Богу, сидящему на престоле: аминь, аллилуия!» Откр. 19:2–6).

«Да скитаются дети его и нищенствуют и просят хлеба из развалин своих» (Пс. 108:10).

Дух мстительности, приписываемый критиками Давиду, не находит подтверждения ни в характере Давида, ни в истории его жизни. Достаточно припомнить его отношение к Саулу, личному его врагу (I Цар. 24 :4–15), искавшему его смерти, или к Авессалому, покушавшемуся на его престол и жизнь (2Цар. 18: 5), чтобы убедиться в обратном. В Псалмах личность Давида представляется личностью пророка, а потому и поэзия псалмов требует не поверхностного подхода, а более глубокого и серьезного.

С таким подходом нетрудно будет и здесь разобраться и увидеть насколько суждение людей, делающих попытку дискредитировать Божественный авторитет Св. Писания, не имеет никакого основания.

а). Не может быть сомнения, прежде всего, в том, что этот псалом является пророческим предвидением судьбы Иуды, о чем свидетельствует Деян. 1:20, где ап. Петр цитирует часть стиха восьмого, относя его прямо к предателю Христа.

б). Во-вторых, разве не было бы справедливо, если бы на самом деле детей Иуды постигла участь, предреченная в псалме, в том случае, если бы они уподобились своему отцу?

в). Наконец, желание критиков отнести взятые слова псалма на счет самого Давида, говорит лишь о пристрастии и небрежности, с какими они берутся за изучение Слова Божия. Пусть они прочитают Деян. 1:16 и убедятся, что не Давид, а «Дух Святой устами Давида предрек об Иуде» то, что они злонамеренно хотят употребить, как аргумент, подрывающий Боговдохновенность Писания.

«Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!» (Пс. 136:8–9).

Подобные слова не могут принадлежать «любвеобильному Богу», говорят критики Библии. Между тем достаточно сопоставить слова псалма со словами пророка Исаии (13:16–18), чтобы убедиться в их пророческом значении, предрекающем грядущую участь Вавилона, грехи которого «дошли до неба» (Откр. 18:5). «И младенцы их будут разбиты пред глазами их; домы их будут разграблены и жены их обесчещены... Луки их сразят юношей и не пощадят плод чрева; глаз их не сжалится над детьми», так сказано у Исаии.

Два Вавилона при этом имеются в виду: Вавилон исторический и Вавилон, как сумма всех дел человеческих на земле, совершенных помимо воли Божией. Бог со святыми создает Иерусалим, в котором слава имени Его; дьявол с беззаконниками строит Вавилон. Этим все сказано. Участь беззаконников, строителей «Вавилона вселенского», высказана Давидом языком наиболее свойственным его современникам, как и пророчество Исаии об этом же. Но когда человечество перешагнуло границу Нового Завета и сделалось способным воспринять откровение в более возвышенной форме, тогда Дух Святой по тому же поводу сказал следующее: «Воздайте ей, так как она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое» (Откр. 18:6) «Разве между этим возвышенным откровением, нет параллели с откровением, высказанным Давидом.

Исторический Вавилон давно разрушен, на нем с точностью до мельчайших подробностей сбылись слова Исаии и Давида, несомненно, и то, что эти пророчества исполнятся вместе с дополнительными откровениями Апокалипсиса и в отношении Вавилона вселенского. Значит Дух Святой, пользуясь сильными человеческими выражениями, рисовал картину будущего для того, чтобы воздействовать на тех, кто может ужаснуться и во время бежать из Вавилона, чтобы перейти в стан народа Божия, а не для того, чтобы натолкнуть кого-то на мстительность. Развитие истории происходит само собой, поступки рождают их последствия.

Что же касается «блаженства» тех, кто будет участвовать в разрушении Вавилона, то это можно понять по тому, как разрушался Вавилон исторический. Персы и мидяне «счастливы» были предавать уничтожению город и его жителей, мстя за многие беды, перенесенные от Вавилона в прошлом. Они были блаженны не потому, что были лучше Вавилонян, но потому что в тот момент служили орудием суда над Вавилоном. Последний Вавилон «вселенский» будет разрушен и попран не святыми, а теми же беззаконниками, «строителями сатаны», которые откроют его ложь и восстанут в последний день, чтобы излить свою злобу и месть.

Боговдохновенность псалмов Давида утверждается другими местами Библии. Так в Деянии 2:25–35 ап. Петр прямо пользуется текстом 15-го псалма Давида, чтобы свидетельствовать о факте воскресения Христа, предсказанном в древние дни Духом Святым. «Он (Давид) был пророком и знал» (ст. 30) говорит Петр.

Сам Давид, как бы предчувствуя, что найдутся люди, которые не поймут его выражений и станут их критиковать, в последнем своем слове сделал определенное заявление: «Дух Господень говорит во мне, и слово Его на языке у меня» (2Цар. 23:1–2). Слово Божие судить по одним выражениям пророческой мысли нельзя, надо вникать в самое пророчество. Слова часто имеют двойной смысл, и временный и вечный, а иногда прообразный и духовный. Почему соблюдена такая форма выражения, а не иная, трудно сказать и не нам ее критиковать, если за нею скрывается порой такой неизмеримо глубокий смысл. Упорному критику невольно хочется сказать: «А ты, человек, что споришь с Богом?» (Рим. 9:20) «Можно ли сказать царю: Ты – нечестивец?» (Иов. 34:18) «Человек праведнее ли Бога?» (Иов. 4:17). «Неужели Бог извращает суд?» (Иов. 3:3). «Неужели неправда у Бога?» (Рим. 9:4). «Судия всей земли поступит ли неправосудно?» (Быт. 18:25).

Общий вывод из всех наших рассуждений тот, что почти во всех случаях, когда в Библии говорится об истреблении людей, имеется в виду не столько повеление об этом, сколько пророческое предупреждение. Суд и милость, но милость впереди суда. Бог не хочет смерти грешника (Иез. 33:11), но грешник сам навлекает на себя наказание (Рим. 2:3–5). Грозные пророчества о суде служили одновременно и объявлением милости Божией, ибо те, кто приходили в сознание и раскаивались, были помилованы. Возьмем хотя бы случай с Ниневией, куда был послан Иона сказать, что через сорок дней город будет разрушен. Между тем суд, как мы знаем, был отвращен, потому что «увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел» (Ионы 3:10).

Вместо того, чтобы говорить «неправ путь Господень» (Иез. 33:17), не лучше ли признать неправоту своего собственного пути и обратиться к Богу! Тогда станет понятнее на личном опыте принцип, каким руководствуется Бог в Своем отношении к людям. Вот Его заявление: «А когда скажу беззаконнику: ты смертью умрешь, – и он обратится от грехов своих и будет творить суд и правду... то он будет жив, не умрет. Ни один из грехов его не помянется ему» (Иез. 33:14–16).

Как бы ни было грозно слово гнева Божия, слово милости Его сильнее, и нужно только человеку довериться Богу, как он согласится с определением древнего Писания: «Господь, Господь Бог, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный» (Исх.34:6).

Случай с Ноем

Критиков смущает проклятие родоначальником после потопного человечества, Ноем, своего внука по Хаму и его потомства. В этом проклятии они готовы усмотреть лишь его личную вспышку гнева, и потому, весь этот случай с Ноем посчитать за небоговдохновенную часть Св. Писания. На самом деле, изучение текста (Быт. 9:25–27) показывает с достаточной убедительностью, что в словах Ноя скрыт пророческий смысл, предопределяющий будущее сыновей Ноя и их потомства. Случай с Ноем, таким образом, является лишь обстоятельством, которым воспользовался Дух Святой, чтобы устами Ноя возвестить одно из величайших откровений, касающихся судеб человечества.

Ной сказал: «Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих».

Если бы история не пролила света на эти слова Ноя, их можно было бы рассматривать за плод его личного раздражения и только. Однако развитие человеческих рас показало, каким замечательным и поразительным предсказанием явилось это изречение, высказанное Ноем в отношении своих сыновей от коих «населилась вся земля» (Быт, 9:19).

«Благословен Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему. Да распространит Бог Иафета; и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом его».

Благословение племен Сима особенно было отмечено в Израиле. Кочевая жизнь в шатрах является отличительной чертой потомков Сима, которые двинулись на юг и на восток, образовав часть азиатских народов. Евреи, будучи потомками Сима, также, если и не живут в шатрах, то все же обречены на кочевую жизнь, жизнь постоянных передвижений.

Иафета и его потомство ожидало «распространение». Племена этого сына Ноя двинулись на север и запад, они образовали европейские народы, известные своей активной колонизацией. Вселение в шатры Симовы у Иафета по всей вероятности произошло в духовном смысле, т. к. христианство вышло из еврейства и благословение Сима, как избранного народа Божия перешло и на потомство Иафета,

Совсем иная участь постигла потомков Хама, обреченных в сыне его Ханаане на рабское существование. Они двинулись на юг и юго-запад и там образовали африканские народы. Многие из них даже в наш век цивилизации представляют собою жалкое сборище рабов, готовых на любые услуги кому угодно и неспособных на какую-либо самостоятельную активность ради личного усовершенствования.

Пророческая идея сокрыта даже в самых именах сыновей Ноя. Так имя Сима означает «славу»; имя Иафета – «распространение»; и имя Хама – «смуглый» или «темно-кожий».

Как легко устраняется смущение, если подойти к словам Библии путем такого всестороннего изучения! Нельзя останавливаться на одном слове «проклятие» и делать из этого моральные выводы, которые якобы компрометируют Св. Писание. Во-первых «проклятие» в древние времена не имело того морального значения, какое приписывают ему, просвещенные светом Христа люди Нового Завета. во-вторых, Библия фиксирует многие другие положения и слова людей, которые не менее аморальны, для того, чтобы нам иметь понятие о людях, о жизни тех отдаленных от нас времен. Ной тоже был человек подобный нам, и нет ничего удивительного, что он говорил, не только высоко-моральные вещи; Дух Святой иногда использует любое настроение человека, чтобы передать Божьи откровения. Ной все же был выше морально других людей своего века, он сознавал свою ответственность перед Богом и искал у Него защиты и прощения. Поэтому, он один среди многих других удостоился милости и спасения в дни потопа. Хорошо бы и нам меньше искать аморального в других, а больше стремиться к тому, чтобы избавиться от аморального в себе: искать Бога и Его помощи. В свете Его любви и откровения многое сделается более доступным и понятным.

Поведение Сарры

Вот другой не менее разительный пример, за который хватаются люди, ищущие чего-нибудь, чтобы напасть на вербальную теорию Боговдохновения.

Отношение Сарры к Агари, рабе Авраама, от которой родился Измаил, им кажется не заслуживающим того, чтобы о нем сообщать на страницах Св. Писания (Быт. 21:10). «Выгони эту рабыню и сына ее (сказала Сарра Аврааму), ибо не наследует, сын рабыни сей, с сыном моим Исааком».

Слова Сарры исполнены ревности, это с человеческой точки зрения. Однако Бог одобряет их, говоря Аврааму, чтобы он повиновался жене (Быт. 21:12), хотя он не совсем понимал символического значения данного поступка (Быт. 21:11). Положение редкое в Писании, но, несомненно, по вдохновению Духа Святого отмеченное. В Гал. 4:13 слова Сарры по данному поводу прямо называются Писанием: «Что же говорит писание? Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной»

Одно дело – поведение человека, другое дело – поведение Бога. Поступок Сарры мог действительно быть негуманным в отношении Агари, но это был единственный путь, каким Сарра способна была исполнить предначертание Божие в отношении судьбы потомства Авраама от Исаака, которому предстояло исполнить особую волю Божию. Рождение Измаила явилось следствием маловерия, как Сарры, так и Авраама в обетование Божие об Исааке. Теперь этот грех угнетал особенно Сарру, т. к. она видела какое осложнение внесено этим грехом в жизнь ее семейства. Запись всех данных, относящихся к этому переживанию, несомненно, принадлежит Духу Святому, т. к. с человеческой стороны автор скорее мог бы их скрыть. Бог не скрывает ошибок святых.


Источник: Апологетика Библии : ответы критикам Св. Писания и безбожникам / Г. И. Ясиницкий. - [Сан-Франциско : б.и., 1980]. - 199, [3] с. : ил., табл.; 17 см. Репринт. изд. Вых. дан. ориг.: [Харбин, 1937]. На тит. л. указано издательство оригинала: Посох.

Комментарии для сайта Cackle