Азбука веры Православная библиотека Богословие Иллирийские Церкви в эпоху арианских споров (IV - начало V в.)
Распечатать

Г.Е. Захаров

Иллирийские Церкви в эпоху арианских споров (IV – начало V в.)

Содержание

Введение

Источники Историко-полемические сочинения Катехизические, гомилетические и экзегетические сочинения «Светские» исторические сочинения Агиографические и биографические памятники Послания и письма Императорское законодательство Соборные акты и каноны Вероучительные формулы Историография 1. Арианская смута: «конфликт интерпретаций» 1.1. Арианская смута в историографии XIX – первой половины XX в. 1.2. Арианская смута в историографии второй половины XX – начала XXI в. 2. Исследования по церковной истории Балкано-Дунайского региона 2.1. Арианская смута в Иллирике 2.2. История христианизации и церковной организации Иллирика в IV – начале V в. Глава 1. Арианская смута и церковно-политическая борьба в Балкано-Дунайском регионе в первой половине IV века 1.1. Арианская смута в Балкано-Дунайском регионе в первой половине IV в.: эволюция конфликта 1.1.1. Начало арианской смуты в Балкано-Дунайском регионе 1.1.2. Дело Фотина. Сирмийский собор 351г. 1.2. Арианская смута в Балкано-Дунайском регионе в первой половине IV в.: мотивация и самосознание участников конфликта 1.2.1. Два взгляда на арианскую смуту 1.2.2. Арианская смута в Балкано-Дунайском регионе и антиномия «Запад – Восток» 1.2.3. Арианская смута в Балкано-Дунайском регионе и оппозиция «никейская ортодоксия – арианская ересь» 1.3. Церковная политика императора Констанция II в контексте церковно-политической борьбы середины IV в. Вторая сирмийская формула. 1.3.1. Иллирийский епископат и борьба императора Констанция с никейской оппозицией на Западе в 50-е гг. IV в 1.3.2. Вторая сирмийская формула: текст и исторический контекст. 1.3.3. Восприятие второй сирмийской формулы в среде восточного и западного епископата Глава 2. Противостояние омийского и никейского течений в Балкано-Дунайском регионе в конце 50-х и 70-х годов IV века 2.1. Иллирийский епископат и возникновение омийства 2.1.1. Сирмийское совещание 359 г. и четвертая сирмийская формула 2.1.2. Иллирийский епископат и Ариминский собор 359 г 2.1.3. Омийство как церковно-политическое и богословское течение 2.2. Иллирийский епископат в церковно-политической борьбе 60–70-х гг. IV в. 2.2.1. Восстановление никейского влияния в Иллирике 2.2.2. Герминий Сирмийский и кризис омийского течения в Иллирике в 60-е гг. IV в. Глава 3. Церковно-политическая ситуация в Иллирике на рубеже IV и V вв. 3.1. Иллирийский епископат и никейское течение в конце IV в. 3.1.1. Церковно-политическая ситуация в Иллирике в конце IV в. в восприятии кафолических авторов 3.1.2. Иллирик и церковно-политическая деятельность свт. Амвросия Медиоланского 3.2. Омийские общины в Иллирике на рубеже IV и V вв.: церковно-политическое положение, богословская традиция и проблемы самоидентификации 3.2.1. Иллирийские омии и церковно-политическая ситуация рубежа IV и V вв. 3.2.2. Проблема преемственности омийской традиции в Иллирике Глава 4. Арианский кризис и развитие церковной организации в Паннонии и Дакии в IV – начале V вв. 4.1. Епископат в духовной и общественной жизни населения Иллирика в IV – начале V в. 4.1.1. Епископ, клир и церковный народ: церковная организация иллирийского города 4.1.2. Епископат и политическая элита Иллирика 4.1.3. Варварские вторжения рубежа IV и V вв. и развитие новых форм епископского служения 4.2. Иллирийские соборы IV в.: принципы созыва и функционирования 4.2.1. Региональные иллирийские соборы IV в 4.2.2. Сверхрегиональные иллирийские соборы IV в. 4.3. Иллирийский епископат и проблема сохранения единства Церкви в период арианской смуты 4.3.1. Проблема единства Церкви в экклезиологии евсевиан и никейцев в первой половине IV в. 4.3.2. Экклезиологические воззрения омиев и никейцев во второй половине IV в. 4.4. Централизация системы церковного управления Иллирика в IV – начале V в. 4.4.1. Проблема формирования митрополий в Паннонии и Дакии в IV – начале V в. 4.4.2. Иллирийский епископат и Фессалоникийский викариат: попытки упорядочения церковной организации региона на рубеже IV и V вв. Заключение Сокращения Библиография Источники Исследования  

 

Монография представляет собой первое в современной отечественной историографии комплексное исследование такого важнейшего явления духовной и общественной жизни позднеантичного мира, как арианский кризис, на материале истории одного из регионов Римской империи – Иллирика. В ходе богословских споров IV в. был в полной мере раскрыт важнейший, в рамках христианской традиции, догмат о Пресвятой Троице. Кроме того, арианская смута оказала значимое влияние на процессы развития церковной организации, канонической традиции и взаимоотношения императорской власти и епископата. В связи с этим, настоящая монография может быть интересна достаточно широкому кругу читателей: специалистам по богословию патристической эпохи, каноническому праву, античной истории, медиевистике, византинистике, а также студентам, обучающимся по специальностям «Богословие» и «История».© Захаров Г. Е., 2012© Захаров Г. Е., 2014, с изменениями © Оформление. Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2014.

Введение

В IV–V вв. исторические судьбы позднеантичного мира оказываются неразрывно связанными с христианством. Церковь превращается в этот период в важнейшую силу, определяющую духовный и социально-политический облик римского социума. Однако христианизация общественной жизни приводит и к постановке ряда сложнейших проблем, готовые решения которым невозможно было найти как в рамках античной, так и христианской традиции. Речь идет о принципах взаимоотношений церковной и императорской властей, о месте императора-христианина в жизни Церкви и епископата в жизни римских городов, и всей Империи в целом, о месте христианских ценностей в правовой традиции, социальной жизни и культуре Позднего Рима. Следует также подчеркнуть, что IV столетие – период, так называемых, тринитарных или арианских споров – занимает совершенно особое место и во внутри церковной истории, поскольку именно в эту эпоху, вследствие острой доктринальной полемики, осуществляется важнейший, за всю историю христианства, богословский синтез (новаторский и вместе с тем укорененный в церковном предании предшествующей эпохи), позволивший в полной мере раскрыть основополагающий в рамках христианской традиции догмат о Пресвятой Троице.1 Однако развитие христианского вероучения протекало не изолированно от других процессов, определявших специфику церковной и социально-политической жизни стремительно христианизирующегося позднеантичного мира. В эпоху арианских споров богословие было неотделимо от церковной политики, а церковная политика – от общественной жизни, что, разумеется, не означает, что арианская смута являла собой лишь побочный результат неких социальных, этнических или политических конфликтов.2 Кроме того, этот небывалый доселе в истории Церкви кризис, расколовший практически весь христианский мир на враждебные друг другу течения, стал и своеобразной экклесиологической и церковно-канонической проблемой и не мог не оказать значимое влияние на развитие церковной организации и взаимоотношения церковных и имперских институтов в рассматриваемый период. Исходя из всего вышесказанного, можно прийти к выводу, что первостепенной задачей современной историографии является комплексное изучение арианского кризиса как исторического феномена в его богословском, экклесиологическом, каноническом, социально-политическом и этнокультурном аспектах. Однако, стремление восстановить целостную картину истории арианских споров, может привести к конструированию упрощающих и искажающих сложную историческую реальность моделей и схем, что являлось бы закономерным результатом попыток «объять необъятное». Кроме того, следует подчеркнуть, что этот конфликт имел свою специфику в различных регионах позднеантичного мира, которые сильно различались между собой не только в социально-политическом, экономическом и этнокультурном отношении, но и по глубине христианизации и степени вовлеченности в арианские споры. В связи с этим стремление, с одной стороны, сохранить комплексный характер исследования, а с другой – ограничить его поле, и сделать его более детальным и конкретным, приводит нас к необходимости сужения его географических рамок, т.е. к тому, чтобы сосредоточить наше внимание на церковной истории одного из регионов римского мира, в данном случае на церковной истории североиллирийских диоцезов Римской империи – Паннонии и Дакии.3 Эти два диоцеза, оформившиеся в результате административных реформ императора Константина, на протяжении IV столетия составляли, главным образом, часть, так называемой, центральной префектуры (префектуры Италии, Африки и Иллирика). Впрочем, несколько раз на короткий срок (с 357 по 361 и с 375 по 379 г.) они выделялись вместе с диоцезом Македония в самостоятельную иллирийскую префектуру с центром в Сирмии. В 395 г. в результате раздела Империи между сыновьями императора Феодосия I, Гонорием и Аркадием, Дакия и Македония вошли в состав восточной части Империи и сформировали префектуру Иллирик (Восточный Иллирик). Резиденцией префекта претория стал город Фессалоника. Паннония, именуемая теперь диоцезом Иллирик (Западный Иллирик), осталась в составе Западной Римской империи, будучи включенной в италийскую префектуру. В дальнейшем вопрос о принадлежности так называемого Восточного Иллирика, т. е. Дакии и Македонии, стал причиной конфликта западного и восточного императорских дворов. В результате варварских вторжений начала V в., империя утратила контроль над значительной частью дунайских областей. Перемещение в Паннонию гуннов заставило западный двор передать в 437 г. восточную часть диоцеза вместе с городом Сирмий, Восточной Римской империи. Однако, к 441 г. Сирмий и прилегающие территории оказались в руках гуннов4.

Следует подчеркнуть, что, хотя административные границы внутри Римской империи в IV – начале V в. многократно менялись, исторические и духовные судьбы Паннонии и Дакии, в рассматриваемый период переплелись теснейшим образом. Обе эти области, в которых преобладало латиноязычное население (в отличие от греко-язычной Македонии), и интенсивная христианизация которых началась только на рубеже III и IV вв., находились в непосредственной близости от неспокойной дунайской границы, которая привлекала в IV в. постоянное внимание римских императоров, часто посещавших североиллирийские провинции, для руководства военными действиями против варваров. Кроме того, Балкано-Дунайский регион выступал в роли своеобразного моста между западной и восточной частями Империи, а также был местом встречи латинской и греческой культур. Следствием всего этого стало превращение Иллирика в один из центров соборной активности эпохи арианских споров.

Однако расцвет Иллирика продолжался недолго. Именно пограничный характер дунайских провинций Империи сделал их на рубеже IV и V вв. первой жертвой варварских вторжений, которые вскоре кардинальным образом изменили политическую карту Европы, превратив дунайские области в место особенно интенсивного взаимодействия позднеантичной и «варварских» социокультурных традиций. Важное значение в этом диалоге имела получавшая развитие в Паннонии, Дакии и отчасти в некоторых латиноязычных областях Фракии местная специфическая латиноязычная богословская традиция, которая обозначается в научной литературе как «иллирийское арианство».5 Это обстоятельство, а также тот факт, что иллирийские епископы ранее, в середине IV в., сыграли важную роль в реализации церковно-политического курса императора Констанция II (337–361), которого часто упрекают (как будет показано в настоящей работе, не вполне заслуженно) в «проарианских» симпатиях, приводят к формированию традиционного образа Иллирика как одного из очагов арианской ереси. Несмотря на очевидную упрощенность и даже карикатурность подобного рода взгляда, это обстоятельство еще раз подчеркивает значимую роль иллирийских церквей в истории христианского мира.

Как явствует из всего вышесказанного, в центре внимания в рамках настоящей работы находится церковная история Паннонии и Дакии в различных ее аспектах (история доктринальных споров, церковно-политической борьбы, богословской традиции, церковной организации и взаимодействия церковных и имперских институтов, а также христианизации и евангелизации населения северных областей Иллирика) в период арианской смуты (IV – начало V в.), определившей во многом вектор развития духовной и общественной жизни как Иллирика, так и всего позднеантичного мира.

В силу того, что настоящее исследование направленно на изучение целого ряда различных аспектов церковной жизни Балкано-Дунайского региона в IV – V вв., оно, естественным образом, приобретает междисциплинарный характер и предполагает сочетание конкретно-исторического, историко-теологического и историко-канонического подходов. При работе с источниками канонического и богословского содержания применяется композиционный и лингвосемантический анализ, что позволяет реконструировать линии исторической преемственности между различными церковными течениями и более полно раскрыть проблематику арианских споров. Следует также отметить, что в центре внимания в рамках настоящего исследования находятся не абстрактные процессы и структуры, а конкретные личности (в первую очередь представители епископата), обладающие своим уникальным и неповторимым, а нередко и противоречивым восприятием исторической реальности, которая во многом и формировалась их идеями и свершениями. Подобного рода взгляд на исторический процесс характерен для «новой социальной» и «новой интеллектуальной» истории и позволяет избежать упрощения и схематизации при исследовании такого сложного и длительного конфликта, как арианские споры.6

Я хотел бы выразить благодарность научным руководителям моей дипломной работы в ПСТГУ д.и.н. Вере Павловне Будановой и кандидатской диссертации в ИВИ РАН к.и.н. Ивану Александровичу Копылову, а также руководителю Центра истории Византии и восточно-христианской культуры ИВИ РАН, д.и.н. Михаилу Вадимовичу Бибикову, за большое число ценных замечаний и советов, которые я постарался учесть при подготовке настоящей работы, и неизменно доброжелательное и терпеливое ко мне отношение.

Сердечно благодарю также членов преподавательско-студенческой корпорации. Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, который я имел честь закончить и в котором в настоящее время работаю. Моя особая благодарность декану Исторического факультета ПСТГУ к.и.н. свящ. Андрею Постернаку (научному редактору настоящего исследования), заведующему кафедрой Всеобщей истории д.и.н. Дмитрию Витальевичу Деопику, заведующему кафедрой Систематического богословия и патрологии к. филос. н. Петру Борисовичу Михайлову (одному из рецензентов настоящей работы), заместителю декана Исторического факультета по научной работе, к.и.н. Елене Николаевне Козловцевой, к. филол. н. Наталье Алексеевне Кульковой, а также всем, с кем я когда-либо обсуждал проблематику настоящего исследования, и ценные советы и вопросы которых, позволили мне существенно расширить его горизонты.

Кроме того, хотелось бы выразить признательность руководителю международного отдела ПСТГУ к.и.н. Юрию Валерьевичу Зудову, а также Католическому университету Святого Сердца (Милан), обществу Russia Cristiana и Фонду кардинала Поля Пупара за организацию моих научных поездок в Италию и Францию, без которых я не смог бы завершить настоящее исследование.

Совершенно особая и глубочайшая благодарность моим родителям Евгению Васильевичу и Татьяне Юрьевне Захаровым, бабушке монахине Елисавете (Бендас) и всем моим близким, без духовной, нравственной и материальной поддержки которых подготовка настоящей работы была бы невозможна.

* * *

1

Как справедливо отмечает Я. Пеликан: «С одной стороны, догмат о Троице – конечный результат богословия, ибо он вобрал в себя многие темы предшествовавшего развития. Но с другой стороны, он отправная точка. На протяжении последующих столетий, в истории вероучения, догмат о Троице оставался главным» (Пеликан Я. Христианская традиция. История развития вероучения. Т. I: Возникновение кафолической традиции (100–600 гг.). М. 2007. С. 213.

2

См. об этом Jones A. H. M. Were Ancient Heresies National or Social Movements in Disguise? Journal of Theological Studies. 1959. Vol. 10. Pt. 2. P. 280–298. Примат «духовного» над «материальным» был характерной чертой жизни всего позднеантичного социума. Как указывает Э. Р. Доддс, «вся культура, как языческая, так и христианская, вошла в фазу, в которой религия равна жизни, а поиск Бога заслонил собой все остальные области человеческой деятельности» (Доддс Э. Р. Язычник и христианин в смутное время. СПБ. 2003. С. 167.

3

Речь идет о так называемой правобережной Дакии с центром в Сердике. Левобережная Дакия, присоединенная к Римской империи императором Траяном (98–117), была оставлена римлянами при императоре Аврелиане (270–275).

4

См. об этом: Le monde byzantin. T. 1. L’empire romain d’Orient, 330–641. P. 2004. P. 304–309; см. также Grumel V. L’Illyricum de la mort de Valentinien Ier (375) à la mort de Stilicon (408). Revue des études byzantines. 1951. T. IX. P. 1952. P. 5–46; Lippold A., Kirsten E. Donauprovinzen. Reallexikon für Antike und Christentum. Bd. IV. Stuttgart. 1959. S. 147–189; Barnes T. D. The New Empire of Diocletian and Constantine Cambridge. L. 1982. P. 195–208.

5

Gryson R. Scolies ariennes sur le concile d’Aquilée (SC. 267). P. 1980. P. 101.

6

См. Репина Л. П. «Новая историческая наука» и социальная история. М. 1998. С. 8–72; 224–247. О проблеме соотношения личностного и социального в истории см.: Лепти Б. Общество как единое целое. О трех формах анализа социальной целостности. Одиссей. Человек в истории. М. 1996. С. 148–164; Бессмертный Ю. Л. Коллизия макро и микро подходов и французская историография 90-х годов. Историк в поиске: Микро и макро подходы к изучению прошлого: Доклады и выступления на конференции 5–6 окт. 1998 г. М. 1999. С. 10–30. См. также Флоровский Г., прот. Затруднения историка-христианина; Флоровский Г. прот. Христианство и цивилизация: Избранные труды по богословию и философии. СПБ. 2005. С. 671–707.


Источник: Иллирийские церкви в эпоху арианских споров (IV – начало V в.) [Текст] / Г. Е. Захаров : Православный Свято-Тихоновский гуманитарный ун-т. - 2-е изд., исправленное. - Москва : Изд-во ПСТГУ, 2014. - 373 с. ISBN 978–5-7429–0708–4

Комментарии для сайта Cackle