Часть третья

Обращение заблуждающих

Чтобы основательно начать, продолжить и совер­шить обращение заблуждающих, надобно обращать внимание на источник заблуждения, на самих заблуждающих и на их заблуждение.

Прежде всего должно обратить внимание на источник заблуждения, потому что труднее лечить болезнь, не узнав, от чего она происходит. Источник за­блуждения можно узнать из обхождения заблуждающих, из того, что они любят читать, из разговора о предметах Веры, из их возражений, а особливо из того, когда они получив к кому нибудь доверенность, сами рассказывают историю своей жизни, и то, как они попали на любимый ими образ мыслей. Источник заблуждения может заключаться или в разуме, или в воображении, или в сердце.

Заблуждения в разуме легко родятся от односторонности. Если, рассматривая какой либо предмет, обращаем на некоторые стороны оного чрезмерное внимание, и напротив, опускаем из виду другие не менее или еще более важные стороны оного; то делаемся односторонними, и впадаем в заблуждение. Заблуждения в разуме могут быть следствием или собственного размышления, или удостоверения от других, или слепого последования другим.

Людей, впадших в заблуждение от собственного размышления, не должно без разбора считать людьми ожесточенными в своем заблуждении; может слу­читься, что они не совсем еще утвердились в своем заблуждении, и скоро могут обратиться к истине. Надобно только со степенным доброхотством осно­вательно разуверить их в мнимой истине их мнений, и удостоверить в истине действительной. Для разуверения же людей сего рода должно наипаче открыть и показать им неправильный ход их мыслей, приведший их к заблуждению, а за тем с достаточной ясностью указать им ход мыслей правильный.

Людей, принявших какое либо заблуждение за истину по удостоверению от других людей, или посредством чтения какой либо книги должно выводить из заблуждения сперва следующими двумя представленнями: во-первых, что даже ученнейшие люди, как люди удобно могут подвергаться заблуждениям, не смотря на всю их ученость, и даже иногда, не смотря на их благонамерен­ность; во вторых, что благоразумные люди в важных обстоятельствах, особенно же в тех, от которых зависит действительное освящение сердца и вся будущая судьба человека, никогда не полагаются на толки только одной стороны или на книги ее, но всегда вы­слушивая, что говорит и другая сторона, безпристрастно рассматривают противоположные мнения и при­чины оных. Сего требует от всякого безпристрастного и его собственный разум и само Священное Писание: вся искушающе, добрая держите. 1Сол.5:21. Людям, которых заблуждение поддерживается исключительным уважением к некоторым книгам, полезно указывать некоторые в уважаемых ими книгах места, или мысли, явно несправедливые и вредные, или же напротив, такие, которые противоречат их мнениям и благоприятствуют здравому учению. Но желающий сим образом успешно поражать противника его собственным оружием, должен остерегаться, чтобы не обна­руживать к его любимым книгам ни решительного презрения, чтобы не оскорбить противника, ни решительного уважения, чтобы ни усилить его предубеждения в пользу оных; и вообще чтобы сохранить умерен­ность и безпристрастие в суждении. Впрочем введен­ых в заблуждения посредством ложного убеждения от людей или книг, вразумлять должно также как впадших в заблуждение от собственного размышления.

Людей, предавшихся заблуждению от слепого последования другим, и следовательно без должного размышления и исследования, всего удобнее можно обра­щать противопоставлением уважаемым ими лицам или книгам других уважительных лиц или книг. Потому что люди сего рода обыкновенно принадлежат к мнению того, кто представляется им более заслуживающим доверенность. Посему приводимые места из Святых Отцев и учителей первенствующей Церкви дол­жны действовать на людей сего рода какой бы они секты ни были, и действуют часто решительно.

36. Слишком живое, но беспорядочное воображение также часто бывает причиной заблуждения, а особенно лже-мистицизма и фанатизма. Заблуждающие сего рода идут от того начала, что желают жить Богоугодно; по погрешают в средствах; именно отвергают путь указанный Священным Писанием и древней вселенской Церковью, а избирают особенный, ими самими проложенный путь. Согласно с сим надобно и действо­вать на них, и именно: должно уважать их добрую волю, поколику она примечается; потому что она подлинно ува­жительна, хотя не заслуживают такого же уважения сред­ства. Не должно делать им упреков порочности, как потому, чтобы не сделать тем несправедливости, так и для того, чтобы не возмутить их и не отвратить сердца их от наставника. При наставлении их особенно дол­жно помнить, что их заблуждения состоят не в совершенном отвержении, но более в недоразумении и в ложном применении истины. Так напр. Апостол Павел говорит: вы есте церкви Бога жива: 2Кор.6:16, и мнимодуховный Христианин, по поводу сего изречения, утверждает, будто внешние храмы не нужны. Посему нужно не во всем прямо опровергать их, но частью поправлять; некоторые их положения надобно не отвергать, но правильно истолковывать, и прилагать к деятельности по истинному разуму Священного Писания. При сем непрестанно должно обращать их внимание на то, что благочестие не состоит в пустых размышлениях, но в истинной и деятельной любви к Богу и ближнему, в попечении о домашних и в за­нятии своей должностью. И вот главнейшие предметы про­поведей для таких приходов, в которых есть заблуждающие в воображении. Должно часто обращаться к любимым ими местам Священнаго Писания и показы­вать их подлинный смысл. Решительно обуздывать их духовную гордость и уверенность в уразумении Писания и истины должно уже тогда, когда приобретена у них доверенность, и когда они поставлены в такое положение, что сами охотно желают и чувствуют нужду, слышать безпристрастное и истинное суждение о Вере. Тогда, чтобы поколебать их доверенность к их мнениям, показывай им, по основательным правилам Истолковательной Науки, противоречие их понятия о любимых ими местах Св. Писания с другими местами, истинный смысл тех мест, и согласие его с другими местами писания; и за сим уже вспомоществуй им покориться Церкви, доверять ее Священникам, не до­верять себе самим и своим любимым мнениям.

37. Лже-мистические и фанатические книги, кото­рыми они руководствуются, должно выводить из употребления, но выводить с осторожностью и скромностью, именно, умножением между ними таких книг, в которых излагается Христианство для ра­зума и сердца определенно и ясно, спокойно и осно­вательно. Хорошо также, где можно, на обмен находимых у них вредных книг давать им полезные. Впрочем если бы кто нибудь начал с намерением распространять вредные книги, из корысти ли, или для совращения и укрепления в заблуждении, то такового должно увещавать, и, ежели увещания останутся безуспешны, донести о нем начальству. Между же тем должно остерегаться, чтобы не возбудить в прихожанах к сим вредным книгам особливого внимания; потому что таковое внимание почти обык­новенно производит любопытство знать, что в них содержится, и следовательно желание иметь и читать их.

38. Ежели таким образом с заблуждающими в воображении обращаются кротко, не оскорбляют их грубостью и упреками; ежели Священник не соблазняет их своей недеятельностью и невежсством, своей ложной набожностью, своим лицемерием, и вообще безнравственностью, но при всяком удобном случае руководствуется основательным рассуждением, и все­гда предлагает им мысли правильные и ясные: то ве­роятно, они наконец перейдут к спокойному и истинному благочестию; между же тем, по крайней мере, остановлено будет их размножение. Но изве­стно также и то, что однажды воспаленная в ином человеке страсть делает иногда безплодными все благонамеренные усилия; прежние религиозные расположения, к которым можно было бы привить истину, духовной гордостью в нем истребляются, и место религиозных расположений заступает такое упорство, которое при всяком новом опыте вразумления делается только враждебнее против истины. В сем слу­чае для спасения других от вредных действий та­кого человека и для сохранения мира в обществе, нет иного средства, как представить о его вредных действиях Начальству, чтобы оно приняло решительные меры к прекращению оных.

39. И сердце также часто вводит людей в заблу­ждение и утверждает в нем; потому что человек обыкновенно обращает все силы своего ума на то, что он любит, а на истину, неприятную сердцу, не охотно смотрит. Например, для человека нерадивого, преданного плоти, корыстолюбию или гордости, весьма иеприятна всякая зависимость от другого, а потому он всячески старается освободиться от нее. Таким образом весьма можно предполагать, что многие из заблуждающих в нашем отечестве, которые отвергают законное Священство, держатся своего заблуждения преимущественно потому, что им невнятна за­висимость от правил Церковных и от Священника при рождении и крещении детей, при исповеди и при­чащении, при браках и проч. – Людей, у которых источник заблуждения в сердце, безполезно было бы опровергать только, а надобно преимущественно исправ­лять в сердце. Священнику должно вооружиться Божественным терпнием, Божественной любовью и мудростью, дабы, поставляя перед ними в приличное время верное зеркало закона Божия, заставить их увидеть в нем отвратительный вид своего греха, своего ослепления, своего бедствия, и неизследимую бездну лукавства сво­его самолюбия, и не отстранять от них сего зеркала до тех пор, пока явится в них Божественный свет. Показав им как всю гнусность их греха, так и то, что происходит от него, т. е. тьму, смерть и ад, затем он покажет им единаго Искупителя всех человеков, побеждающего в нас грех, тьму, смерть и ад, и доставляющего свет, любовь и жизнь. Тогда заблуждающий сам ощутит в себе нужду в том, чтоб скорее примирили его с Богом, а в сем само собой заключено будет и примирение с Церковью.

40. Между заблуждающими тщательно должно раз­личать людей простых от ученых и начетчиков.

41. Простых людей опровергать почти не нужно. Ясное и краткое наставление в спорных предметах, данное во время от искреннего благодатью движимого сердца, большей частью скоро уничтожает их заблуждения: потому что они, ежели обращаются с ними хорошо, почти всегда сговорчивы, и принимают наставление охотно. На убеждение их ума и сердца действует большей частью тоже, что действует на при­страстившихся к чужим мнениям не по убеждению, а по уважению.

42. Но ученых и начетчиков надобно опровергать точными доказательствами, заимствуя их из таких источников, какие они уважают и какими сами поль­зуются. Например, Духоборцев и Молоканов надобно опровергать наипаче, Священным Писанием, потому что они не уважают ни писаний Св. Отцев Церкви, ни Соборных определений. При доказательствах из Священного Писания можно с силой употреблять против них и места из писаний Отцев Церкви, но толь­ко преимущественно такие, которых сила особенно каждому ощутительна и истина сама собой очевидна. Против других заблуждающих в нашем отечестве, представляя доказательства из Св. Писания преимуще­ственно, должно пользоваться изречениями Св. Отцев и иных уважаемых более или менее дрсвних Учителей Церкви, а особливо их толкованием на те места Св. писа­ния, которые представляем в доказательство. Но вообще все сии доказательства должно представлять спокойно, от­нюдь не давая возобладать над собой никакой страсти.

Правильный ход опровержения

43. Дабы опровергать действительно и основательно, должно держаться следующего хода: 1) узнав предва­рительно заблуждение, его существенное основание и образ мышления заблуждающего, прежде всего должно с точностью определить предмет спора, и отделить его от того, в чем согласны обе стороны, так, чтобы осталось в виду только спорное: «вот о чем идет дело! вот что я принимаю, а ты отвергаешь!» Иначе каждая сторона будет говорить свое, и после долгого спора каждый будет находить, что другой говорил не о том, о чем должно было говорить. Очевидно, что из сего не может произойти никакого убеждения. 2) Также точно надобно верно определить и причины, какие заблуждающий представляет в доказательство сво­его мнения, и повторить ему их точно, безпристрастно и без ослабления их силы, дабы заблуждающий сам признался, что его поняли правильно, что мыслей его не искажают, и что он и сам выразился бы не иначе. Таким образом опровержение пойдет основательно, и надежнее произведет должное убеждение. 3) Не редко случается, что спорящие в жару своего спора удаляются от предмета; начинают спорить о постороннем, и путают друг друга. Священнику отнюдь не должно уда­ляться от спорного, еще не решенного предмета, а также и противника своего, когда он начинает уклонять­ся от предмета, тотчас остановить и сказать: вот наш предмет; решим его, и потом перейдем к другому! Это избавляет от множества самых пеприятных последствий, какие бывают от безтолковых споров, особливо у людей, которые не научились владеть своим самолюбием. 4) Видеть себя в заблуждении обыкновенно весьма больно для самолюбия, – и только по этой причине многие заблуждающие не признают себя убежденными в предложенной им истине. В таком случае хорошо найти естественный повод к извинению их заблуждения, а это часто бывает не трудно; потому что многие неправильные мнения в первом своем основании бывают истинны, и потом делаются ложны­ми от неправильных заключений, одностороннего взора и проч. Таковое извинение делает в заблуждающем менее горьким чувство его заблуждения, и удобнее располагает его принять отвергаемую им истину. 5) Само опровер­жение состоит в разрушении оснований или причин несправедливого мнения или заблуждения, которого держится заблуждающий. Должно начинать или теми истинами, в которых он согласен с нами, и показывать ему связь и согласие с ними отвергаемой им истины; или обратить его внимание на несогласие его мнения с теми истинами, и на вредные последствия от его мнения. Но при сем должно представлять одно доказательство за другим со всей ясностью, и отнюдь не оставлять ни одного из них до тех пор, пока заблуждающий совершенно выразумеет его так, чтобы можно было поручиться за то, что он выразумел. 6) Из всякого заблуждения обыкновенно можно выводить множе­ство самых гнусных следствий, таких, которые заблуждающему часто даже и в голову не входили, и которые отнюдь не составляли его мнения, и тем паче не составляли и не составляют правил его жизни. Посему несправедливо было бы принимать все сии нелепые последствия за действи­тельные заблуждения заблуждающего. Поступая таким образом, мы тотчас отвратим от себя сердце его, и сами будем виновны в его ожесточении. Заблуждение весьма часто бывает только делом ума, а сердце действует совсем по другим началам, которые никак не суть следствеим того заблуждения. Посему должно предста­влять заблуждающим все нескладные последствия их мнения, не для того, чтобы чернить их ими, но только для того, чтобы показать им гнусность или глупость сих последствий заблуждения, которых они по своей простоте, может быть, вовсе не видали. 7) В заключение должно повторить все доказанные положения; и сие должно делать не спешно, шаг за шагом, и не оставлять ни одного положения до тех пор, пока противник выразумеет их совершенно. Таким образом может произойти, ежели не совершенное убеждение, то по крайней мере то, что заблуждающие потеряют несколько доверенности к своей системе, сделаются способнее к принятию истины, охотнее начнут рассматривать, не основатель­но ли и в самом деле учение Православной Церкви, – и к удивлению своему найдут, что в учении Церкви подлинно заключается много такого, чего они не знали, и что истинно заслуживает уважение.

44. Заблуждения могут состоять, или в отвержении всего Христианства, даже с хулой на него, или в отвержении различных частных, но существенных истин его, или в отвержении только дополнительного в нем. Сии разные роды заблуждения требуют не одинакового опровержения.

45. Предлагающих сомнения или возражения против Христианства вообще должно убеждать наипаче доказательствами его истины и Божественности, какие обыкновенно преставляются в догматическом Богословии; при чем всегда должно обращать внимание на способность и степень образованности человека, с которым идет дело. Для человека размышляющего конечно самые лучшие доказательства суть взымаемые от внутреннего превосходства Христианства. И поскольку известно по опыту, что большая часть восстающих против Христианства восстают не против действительного и истинного Христианства, но против Христианства, представленного ими самими в неполном или вовсе превратном виде: то не редко бывает, что оканчивает­ся успешно все дело, когда основательно, верно и с чувством собственной уверенности излагают заблуждающему истинное содержание Христианства; когда относят к Христианству только то, что действительно принадлежит к нему, и кроме того ознакомливают его с Христианской Историей, с великими характерами Богочеловека-Христа, Апостолов, Евангелистов и с спасительным действием их учения.

46. Восстающим против каких либо частных теоретических истин Христианства, надобно показывать их достоверность связью их с другими несомненными истинами, их нужду для ума и сердца, и их благотвор­ное влияние на душевное спокойствие человека.

47. Отвергающим частные практические истины Христианства, должно показывать превосходство Христи­анской нравственности, и его правил, против которых не имеет причин восставать никакой здравый разум, которые одобряет всякая чистая или пробудившаяся со­весть, которых охотно хочет держаться всякий чест­ный человек, и которые облагораживают всякого, кто им следует. Впрочем, как люди сего рода боль­шей частью бывают дурной жизни, то при сем всегда в тоже время должно стараться исправлять их сердце.

48. Восстающим против Христианства за нечто дополнительное в Христианстве, напр. за хождение к некoторым преимущественно чтимым иконам, надобно тотчас показывать различие между существенным и дополнительным, и изъяснять значение, цель и пользу последнего. За сим предоставлять ему на волю, употреблять несущественное, смотря по его убеждению и другим обстоятельствам.

49. Что касается до хулителей Веры, то с ними должно обращаться совершенно иначе. Они большей частью имеют в виду только то, чтобы блистать при других своей остротой и возбуждать общий смех; а при Священнике, – чтобы разгорячить его, вывести из присутствия духа и привести в замешательство. Посему неосмотрительно было бы, если бы Священник вошел в близкое обращение с такими людьми: сим он подал бы им только новый повод к насмешкам и хуле. Напротив он должен стараться, ес­ли встретится с ними в каком либо обществе, дер­жать себя в отдалении от них, и своей степенностью и основательностью делать неуместными порывы их легкомыслия. Но если случится, что сия предосторож­ность не поможет, и дух насмешки и хулы с усилием обнаружит себя, ища себе мнимого торжества в том, чтобы уничижить Веру в присутствии ее служи­теля: не должно и в сем случае входить в разбира­тельство о предметах Веры с такими людьми, в которых не представляется расположения, к тому потребного; а нужно только с твердостью остановить поток дерзких речей таким замечанием, которого сила была бы ощутительна каждому, как например, сказав, что насмешка ни мало не есть признак истины; что Бог и вечность не такие маловажные предметы, о которых бы прилично было говорить в шутку; что надобно прежде перестать глумиться, чтобы сделаться способными и достойными рассуждать о предметах высочайшей важности.


Источник: Наставление священнику относительно заблуждающих от истины веры [Текст]. - Санктпетербург : в типографии святейшаго Синода, 1835. - 46 с.

Комментарии для сайта Cackle