священник Михаил Труханов

VII. Нрав человека должен формироваться по имеющемуся в нем образцу Божиих совершенств

В обстановке благодатной жизни в Эдеме все виды живых существ пребывали в блаженном общении с Богом и Его живым образом – человеком, поставленным для владычества над ними. Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его (Пс.8:6–7)35. Потому вся тварь благоговела пред человеком и повиновалась ему, как своему повелителю, от Творца над нею поставленному.

Господи! Ты все расположил мерою, числом и весом (Прем.11:21). Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро (Пс.03:24). «И целый мир, состоящий из разнородных частей, – читаем у святителя Василия Великого, – связал Он каким-то неразрывным союзом любви в единое общее и в одну гармонию; так что части по положению своему, весьма удаленные одна от другой, кажутся соединенными посредством симпатии»36.

Поразительно многообразие и совершенство тварных живых существ. И всякая из них имеет свое, только ей присущее содержание, состав, вид, развитие, время бытия, назначенное во всеобщем бытии мира и свой образ и нрав бытия.

Нравственность есть выявление в поведении живого существа единственно ему присущего нрава. И если существо ведет себя по отприродно данному ему нраву, мы вправе квалифицировать поведение этого существа как нравственное. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт.1:31). Если же существо, извращая свое естество, станет гордо и злобно действовать вопреки своему отприродному нраву, – его поведение будет безнравственным.

Так внешнее поведение человека не всегда выражает внутреннее состояние его души, ибо может диктоваться лицемерием и фарисейством (скажем, желанием показать себя с лучшей стороны) или же быть следствием принудительных обстоятельств (скажем, при нахождении в больнице или заключении в тюрьме). И тогда одно лишь внешнее поведение человека, может и не давать верного суждения о нравственности наблюдаемой личности.

Христос говорил о фарисеях: «Вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф.23:28).

Христос учил, что и взгляд человека с вожделением на лице другого пола уже греховен, потому как в сердце уже совершается прелюбодейство. Так что вследствие лишь одного нескромного взгляда человек может стать безнравственной личностью.

По созданию человек является носителем образа Божия, носителем святого эталона данного ему с тем, чтобы человек по нему устроял и жизнь свою. Так как Божественные элементы святости, духовности, любви, добра, истины уже содержатся в человеке (будучи, напечатленными в образе Божием), то, по предназначению Творца, он и должен в своей личной жизни стремиться к достижению Богоподобия посредством выявления, развития и осуществления этих святых элементов37.

Нравственность человека должна свидетельствоваться внутренней согласованностью чувственности его сердца с любовью, напечатленной в образе Всесвятого Бога, в нем имеющегося38. Иначе говоря, человек является нравственной личностью тогда, когда он пребывает в любви, когда в нем имеются святые, любящие, добрые, светлые и т.п. чувствования, какие и во Христе Иисусе (Фил.2:5). Словом, человеку надлежит иметь нрав Божий, а для этого он должен в жизни поступать так, как поступал Сам Христос, – жить по примеру Его жизни, подражать Богу (ср.: 1Ин.2:6; 4:17; Ин.13:15; Еф.5:1).

Бог любит все существующее (Прем.11:25). И насколько человек проникается, воспламеняется любовью к Богу, к ближним и ко всему сотворенному, настолько же в нем станут выявляться Богоподобные черты, настолько же будет формироваться в человеке и Божий нрав. Ибо нрав человека имеет своим образцом нрав Божий, и потому, чем полнее человек станет воплощать в себе Богоподобные черты, тем более нравственной будет его жизнь. Уровень нравственности человека определяется степенью усвоения им нрава Божия. Всецело нравственным можно назвать такого человека, который живет по нраву Божию: то, есть, человека пребывающего в любви, пребывающего в Боге, Который есть любовь (ср.: 1Ин.4:8,16)39. Следовательно, самые нравственные среди нас люди – люди святые; и самое нравственное общество – общество святых.

Некогда через пророка Моисея Господь говорил израильтянам: «Освящайтесь и будьте святы, ибо Я [Господь, Бог ваш] свят... будьте святы, потому что Я свят » (Лев.11:44,45). «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом... И будете у Меня людьми святыми» (Исх.19:5; 22:31).

Слушая Господа и смиренно принимая для руководства в жизни Его слова, человек будет пребывать в благословении Божием и жизнь свою станет устроять праведно, свято, словом, no-Божьи. Кто же в гордом самомнении кичливого разума отвергает послушание слову Господню и, вопреки ему, живет по-своему, живет нечестиво, тот, лишаясь благословения Божия, навлекает на себя Его проклятие. «Возлюбил проклятие, – оно и придет на него; не восхотел благословения, – оно и удалится от него» (Пс.108:17).

Жизнь гордого человека всегда греховна, всегда проходит в удалении от Господа. Сказано ведь: «Начало греха – гордость» (Сир.10:15). «Начало гордости – удаление человека от Господа» (Сир.10:14). Всякий грех удаляет человека от Бога, и чем тяжелее содеянный грех, тем дальше человек отходит от Господа и тем ближе оказывается к диаволу. «Вот, удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого отступающего от Тебя» (Пс.72;27). «Не слушает голоса» Божьего, «не принимает наставления, на Господа не уповает, к Богу своему не приближается» (Соф.3:2).

Кто хочет приближаться ко Христу Богу, тот должен отстраняться от всего, что противно Христу, отстраняться от мира, лежащего во зле (ср.: 1Ин.5:19), ибо Сам Христос говорит: «Я не от сего мира» (Ин.8:23). Под миром подразумевается, по толкованию блаженного Феофилакта, «вообще все, враждебное Богу»40.

Нам дана заповедь любить Бога всем существом; а значит всякая иная любовь должна подчиняться этой любви, «соединяться с ней, проникаться ею. Все земные блага, по заповеди Божией, надобно ценить и употреблять, как дары Божии, во славу Божию, и не к чему земному – ни к людям, ни к вещам – не должны мы привязывать сердца свои на столько, чтобы эта привязанность могла вредить нашей любви к Богу... Тот грешит, кто, наслаждаясь дарами Божиими, прилепляется к ним и забывает о Благодетеле; любит дары, а не Подателя даров; наслаждается дарами к оскорблению Бога, «дающего нам все обильно для наслаждения» (1Тим.6:1741.

Господь всех призывает к освящению, к святости (ср.: Лев.11:44; 1Фес.4:7). Он говорит: «В приближающихся ко Мне освящусь » (Лев.10:3). А в Послании к фессалоникийцам читаем: «Воля Божия есть освящение ваше» (1Фес.4:3).

Мы познаем волю Божию из слова открывшегося нам Господа. Следовательно, смиренно исполняя слово Божие, мы тем самым будем исполнять волю Его и освящаться близостью к Богу. «Близок Господь к сокрушенным сердцем, и смиренных духом спасет» (Пс.33:19).

Приближение грешника к Богу (а все мы грешники, ибо нет человека, который не согрешил бы (2Пар.6:36)) начинается верою в явившегося в мир Бога во плоти Иисуса Христа для спасения кающихся грешников. В сознании собственного недостоинства грешник предстает пред Господом и в молитве смиренно обращается к Нему, умоляя о прощении своих грехов и о Его благодатной помощи в деле практического становления на путь жизни праведной.

И промелькнувшая в уме благочестивая мысль, и с любовью сказанное слово, и сделанное во славу Божию дело, и вообще вся христианская жизнь по вере, сопровождаемой любовью, приближает человека к Богу. Само стремление человека научиться от Христа Бога кротости и смирению, решимость поступать в жизни по Его высокому и святому примеру побуждают человека охотно исполнять заповеди Божии и смиренно осуществлять решения Его святой воли; а это и будут шаги, приближающие человека к Богу. «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца двоедушные. Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте... Смиритесь пред Господом» (Иак.4:8,9,10)42. Блажен человек, «у которого в сердце стези направлены к Тебе », Господи! (Пс.83:6).

Как утопающий в море не может сам себя спасти, так никто из людей согрешивших не может сам собою очиститься от греховной скверны, не может извлечь себя из бездны греховной, не может сам себя сделать святым и спастись. На вопрос учеников: «Так кто же может спастись?», Господь ответил: «Человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф.19:25,26). «Я пришел не судить мир, но спасти мир » (Ин.12:47). «Кто будет веровать и креститься, спасен будет » (Мк.16:16).

Итак, человек, «веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься» (Деян.16:31). И мы, последователи Христа, христиане, «веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся » (Деян.15:11). Мы охотно исполняем заповеди Господни, смиренно принимаем к исполнению Его святую волю и тогда поистине «любовь Христова объемлет нас» (2Кор.5:14). Сказано: «Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим.5:5), и «пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем » (1Ин.4:16).

Каждому человеку, уверовавшему во Спасителя Бога, надлежит покаяться в своих грехах, креститься и смиренным послушанием воли Божией удостоиться получения благодати Святого Духа, удостоиться рождения свыше, рождения от Бога43.

Спаситель заповедал Своим ученикам: «Любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою » (Ин.13:34–35). И все мы, последователи Христа – христиане, являемся членами Тела Его (Церкви Христовой)44 и призваны к праведности, к совершенству, к пребыванию в любви; словом, призваны жить свято.

Вот описание общины верующих в Иерусалимской Церкви после дня Пятидесятницы: «Все же верующие были вместе... И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа... У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее... Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду » (Деян.2:44,46–47; 4:32,34–35). Жизнь верующих святых в первохристианской общине свидетельствует об их совершенном единении «в мысли, в чувстве, в воле, в вере, во всем строе духовной жизни. Подлинно, дивное явление в грешном, самолюбивом мире. Другая характерная черта, естественно истекавшая из первой – полное общение имуществ, не по принуждению и какому-либо обязательному для всех закону, а совершенно добровольно, в силу одушевлявшей всех братской любви»45.

Такова светлая картина жизни верующих во Христа – христиан, пребывающих в любви и осуществляющий практически нравственную, no-Божьи, жизнь.

Каждое существо наделено особым, только ему присущим нравом. И все существа призваны поведением своим, делами своими благословлять и славословить Творца своего: «Благословите Господа, все дела Его, во всех местах владычества Его» (Пс.102:22). «Все дышащее да хвалит Господа!» (Пс.150:6). Поэтому, когда эти дышащие существа благословляют Господа поведением своим, когда они участвуют во вселенском хорале, славящем Творца своего, – их поведение нравственно. Безнравственность в поведении существ выявляется тогда, когда они делами своими (поведением своим) не благословляют Господа и не восхваляют Его; а это и случается всякий раз, когда какое-либо существо отступает к худшему от своего естественного нрава, когда оно делами своими уклоняется к худшему от предназначенного ему Богом поведения.

Когда собака, охраняющая во дворе хозяйское добро, видит вора забравшегося во двор и с лаем набрасывается на него, то ее поведение вполне естественно, вполне нравственно. Если же собака специально дрессируется, чтобы набрасываться на заключенных, то поведение ее безнравственно, равно как безнравственно (разумеется) и поведение лиц, дрессировавших собаку.

Доколе петухи дерутся из-за зерен, находимых в навозной куче, или из-за главенства в курятнике, их поведение будет нравственным. Если же петухов специально дрессируют для участия в петушиных боях, а затем эти петухи выступают друг против друга и дерутся, то такая драка – как навязанная их естеству – делает безнравственным их поведение.

Человек один ответственен за нарушение гармонии мира и всякая кажущаяся безнравственной черта животных есть следствие падения человека46. Поэтому же следует считать безнравственной всякую дрессировку животных, имеющую целью зло или потеху зрителей; так как уже сам процесс дрессировки (с помощью кнута и пряника) мучителен для животного и направлен к извращению его естественного нрава.

Бог есть любовь. Бог создал человека по образу Своему, и потому в душе человека всегда имеется напечатленной любовь Божественная, определяющая его нрав. Святое, любящее дыхание Вседержителя дало человеку жизнь (Иов.33:4); это дыхание жизни (Быт.2:7) наполнило душу его любовью, которая и стала отприродным нравом человека.

Отсюда и назначение человека – нравственно жить в атмосфере любви, чтобы, усовершенствовав себя в любви, «которая есть совокупность совершенства» (Кол.3:14), достигать богоуподобления: поступать так, как поступал Господь наш Иисус Христос (1Ин.2:6; 4:17). «Святы будьте, ибо свят Я Господь Бог ваш» (Лев.19:2; 20:7; 11:44; Ин.13:15,34).

«Нравственность человека, а тем паче нравственность христианина, конечно, не отвергает, а включает в себя нормы поведения. Но это есть для нее нечто второстепенное, поверхностное и производное. Ее истинный объект есть не поведение, а внутренний строй человеческой души; ее цель есть чистота и совершенство самого существа человека, его сердца; она направлена не на действие, а на само бытие. Верховная заповедь христианства предписывает человеку быть совершенным, «как совершен Отец » Небесный (Мф.5:48); дело идет здесь о духовном состоянии, а не об образе действий. Поведение должно быть только естественным выражением и плодом внутреннего состояния; вне этого доброе поведение не имеет существенной цены, ибо не отличается оттого, как поступают «язычники». Конечно, внутреннее состояние «узнается по плодам»; доброе дерево не может приносить дурных плодов; но и обратно: добрые плоды может приносить только доброе дерево. Христианская мораль есть мораль совершенствования, мораль блюдения и развития добра святыни в составе человеческой личности: она есть как бы гигиена человеческого духа... Любовь к Богу и людям есть тот необходимый свежий воздух, которым одним только может дышать человеческая душа, та живая вода, без которой она засыхает и гибнет»47.

Более конкретно, назначение человека в жизни состоит в том, чтобы раскрывать, являть, осуществлять и распространять любовь во всех своих жизненных отправлениях. То есть жить нравственно, в соответствии с нравом, отприродно приданном человеку Божественной любовью. «Все у вас да будет с любовью», – пишет апостол Павел (1Кор.16:14).

Итак в человеке должна быть любовь:

• к Богу, Спасителю нашему (а значит и не-любовь к тому, что противно Богу: не-любовь ко греху). «Един Иисус Христос, и лучше Его нет ничего»48. Если же Христа Бога не любить, Который есть любовь, если не любить самую Любовь, то кто же и что же в мире тогда вообще достойно нашей любви?

• к ближним своим – братьям по крови, ибо «от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли» (Деян.17:26). Надобно помнить, что перед человеком нет дальнего и ближнего, а все человечество есть одна созданная Богом по своему подобию семья.

• ко всему сотворенному. Ибо в стремлении к стяжанию богоподобности человеку надлежит любить то, что любит Бог; Бог же любит все существующее, и ничем не гнушается, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел (Прем.11:25). «В вас, – читаем у апостола Павла, – должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Фил.2:5).

Нравственное поведение человека начинается (и определяется) практическим осуществлением им своего предназначения – являть собою в мире образ Божий в богоподобном поведении, что и достигается жизнью человека по совести.

Жить по совести значит жить по внутреннему святому эталону, по любви Божественной, напечатленной в душе дыханием Вседержителя. Когда Бог сотворил человека, – читаем у преподобного Аввы Дорофея, – то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысл, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысл, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое: сие называется совестью, и она есть естественный закон... Она есть нечто Божественное и никогда не погибнет, но всегда напоминает нам полезное49. Человеку, устрояющему жизнь по совести, надлежит признавать имеющийся в душе образ Божий и, следовательно, признавать высшим критерием личного поведения в жизни любовь Божественную, одобряющую то поведение, которое согласуется с нею, и обличающую голосом совести поведение, отступающее от любви.

Если же человек отрицает бытие Бога, то он отрицает в себе святое начало, образ Божий, а следовательно, и совесть как голос Божий, исходящий от Бога Любви, – сего неподкупного Судии, одобряющего или осуждающего поведение человека.

Теоретическое требованию к человеку быть честным, добрым, правдивым, нравственным или любящим еще не может убедить его в обязательной необходимости стремиться к этому. Безуспешны и призывы одних безбожных людей, адресуемые к другим, чтобы они соблюдали добропорядочность и вели нравственный образ жизни50. Человек нуждается в том совершенном образце, который бы он чтил как идеальный, превосходящий его самого и к которому человек относился бы с благоговением и поклонением; ибо только тогда человек будет стараться свой образ жизни устраивать по идеальному образцу, его сознанием признанным за таковой. Потому только Всесвятая Личность живого Бога, исполненная святости, любви, добра и истины может вызывать в человеке (который сам имеет эти божественные элементы, по сотворению) и благоговейное преклонение пред Собою, и воодушевить его на сообразное с Ним устроение своей жизни.

Господь, вечною любовью любящий всякое Свое создание, наделил человека образом Своим – духом Своим, элементом Своей божественной любви – и может побудить волю человека на его послушание Своей воле, на его ответную любовь к Себе и, тем самым, вызвать в человеке благоговейное стремление воплощать в жизни божественные черты. Что и служит обоснованием нравственной жизни человека, поскольку идеальный образец человечности есть богоподобие.

Ведь никакие абстрактные принципы и теории, никакие «измы» безбожниками придуманные в качестве критериев морали, никогда не смогут стать авторитетами для человека в жизни; и, конечно же, не смогут заменить собою Святой Образец для подражания, данный всем людям и на все времена в любвеобильной личности Спасителя Христа. Наш образец – Христос, в Нем одном заключены все основания праведной, добропорядочной, поистине счастливой жизни. Ему можно подражать во всем без исключения51. Поэтому-то безбожные властители и не могут поднять нравственность в среде рядовых безбожников, как не могут их, бессовестных, заставить работать по совести. Если в человеке вытравлена вера в Спасителя Бога, то в нем нет ни страха Божия, ни желания жить по совести, no-Божьи. Человека сначала лишили высочайшего образца нравственности – Христа Спасителя, лишили благоговейного восприятия указаний совести – голоса Божия, а потом лозунгами призывают к нравственности, к работе по совести.

Некогда узаконенная безбожниками стратегия – обезбожить всех в государстве – ныне преподносит плоды массовой бессовестности и разложения, огромной преступности и явного вырождения, деградации населения былой – Святой Руси.

Ведь для того, чтобы совесть в человеке стала действительно высшим критерием его личного поведения, ему надлежит исполнять «закон, написанный в сердце и скрепляемый совестью», то есть, «руководствуясь тем одним, что Богом положено в их естество». Ведь люди «сами в себе носят закон, сами в себе его читают, слушают и исполняют». Закон в естестве «у всех одинаков, и равно для всех обязателен: естество неизменно, у всех одно, и действующий не по естеству разрушает естество»52 .

Человек отвергающий Бога не признает в себе и закона, вложенного Богом в его естество, а потому-то оказывается тем, кто восстает против своего естества. Противоестественна, жалка и погибельна участь человека, в безумии говорящего «в сердце своем: «нет Бога» (Пс.13:1; 52:2). «Во всех помыслах его: «нет Бога»! Во всякое время пути его гибельны» (Пс.9:25, 26)53.

При отсутствии в человеке веры в любящего Бога не будет им признаваться и внутренне святое начало – образ Божий, не будет признаваться авторитетной и совесть – этот неподкупный в каждом человеке судья, своим категорическим императивом указующий на доброе и запрещающий злое. У закоренелых грешников, «сожженных в совести своей (1Тим.4:2), – поведение безнравственное: они пьют «беззаконие, как воду (Иов15:16). У нечестивцев «совесть будет как бы вся выжжена тем клеймом, какое на нее наложит грех. Печать греха – огненная – сжигает совесть, до которой она касается. Люди с такою сожженною совестью – люди умершие для всего святого и высокого»54.

Высокое Богом заданное предназначение – жить по образцу Божию и достигать (путем Богоуподобления) Небесного Отечества и Вечной Жизни в единении с Богом – можно представить вертикальною стрелою, устремленною от земли к небу, которая и должна определять собою направленность линии поведения человека в жизни к праведности, к святости.

Когда же человек согрешает, то он тем самым уклоняется от жизненного пути по маршруту вертикальной устремленности к достижению Небесного Отечества, и тогда он слышит в себе голос совести, осуждающий его греховное отступничество от праведности. И если человек поистине стремиться жить по совести, то, вняв обличающему ее голосу, тотчас же станет раскаиваться пред Богом в содеянном грехе и решительно ставить себя на путь жизни праведной, то есть на путь, возводящий его к Небу.

Если же согрешивший человек (то есть уклонившийся от праведного жизненного пути) не внимает голосу совести, его обличающей во грехе и не раскаивается в заблуждении своем, но продолжает жить и далее во грехе, то он, следовательно, уже живет без совести, живет не по Божьему предназначению, живет безбожно.

«Порою говорят о различных видах совести: о совести торгаша и совести рабочей; о совести аскета – исихаста и совести папуаса – людоеда; о совести коммуниста – безбожника и совести человека верующего или о священнической совести...

Для дифференциации видов совести нет никаких оснований. Совесть одна и та же у всякого человека, ибо всякий человек создан по образу Божию. Искусственная дифференциация видов совести придумывается с целью как-то оправдать, как-то узаконить бессовестность поступков отдельных личностей, ставя их бессовестность на объективную почву, якобы ее порождающую (национальность, род занятий, партийность, убежденность, верование...). Но для оправдания бессовестности поведения в жизни не существует объективных оснований ни для кого. Есть одна причина неизбежно прививающая человеку бессовестность – пребывание во грехе. Причем, степень греховности человека определяет собою и степень его бессовестности.

Сознание греховности состоит в том, что человек судит сам себя, признает и испытывает себя греховным, ответственным за грехи. Человек может быть прямо определен как существо, судящее само себя, привлекающее себя к ответственности, винящее и карающее само себя. В этом состоит сознание греховности, вне которого человек есть существо невменяемое, то есть вообще не есть человек. То, что в новейшую историческую эпоху это сознание начинает ослабляться, что возникают теории, заменяющие идею греха объяснением морального зла из внешних условий (социального порядка, неправильного воспитания и пр.) – это есть один из самых грозных признаков духовного упадка и заболевания человечества»55.

Верующий человек своим покаянием пред Богом может очиститься от скверны греховной и освободиться от наказания за содеянные грехи. Господь говорит: «Беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему » (Иез.18:21–22). Сказано также: «Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник – помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его » (Ис.55:7). Разумеется, что неверующий в Бога и не обращается с покаянием к Нему; но, продолжая грешить, продолжает и вести свою заведомо проигрышную для него войну с Богом. Неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия (Ин.3:18). Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! (Ис.45:9). Если согрешит человек против человека, то помолятся о нем Богу; если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем? (1Цар.2:25).

Первые люди гордо нарушили заповедь Божию, запрещающую им вкушать плоды от древа познания добра и зла; и, вкусив плодов от него, узнали о своей наготе, ощутили стыд56, стали делать себе опоясания и скрываться от Бога за деревьями рая.

В наказание согрешивших людей Господь определяет им тяжкие труды существования, болезни, смерть и изрекает проклятие на землю. Прародители изгоняются из рая сладости, и наказание за их грехопадение распространяется на всех потомков их и на все владение их – на тварь, на природу, на весь мир57.

По началу вселенная (и все, что в ней) имела назначение служить и благоприятствовать владыке своему – человеку в деле его практического совершенствования в Богоуподоблении, когда же наши прародители согрешили, то все существа, все стихии мира, словом вся вселенная возмутилась поведением человека, в гордыне восставшего против богоуподобленного для него порядка бытия. «Пока Адам сохранял чистым вид свой, созданный по образу Божию, – читаем у святителя Иоанна Златоуста, – звери повиновались ему, как слуги; но когда он помрачил этот вид непослушанием, они, не узнавая своего господина, возненавидели его, как чужого»58.

«Проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе... в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт.3:17–18,19).

Господь, тем самым (по истолкованию святителя Иоанна Златоуста), как бы говорит человеку: «Я сделаю, что ты будешь переносить тяжелый труд и заботу, и в печали проводить всю жизнь, чтобы это было для тебя уздою, чтобы ты не мечтал о себе свыше своего достоинства, но постоянно помнил о своей природе и впредь никогда не допустил себя до подобного обольщения...». Поскольку тебе не была полезна райская «свобода, то Я и прокляну землю так, что она впредь уже не будет, как прежде, давать плодов без посева и возделания, а только при большом труде, усилии и заботах; подвергну тебя постоянным скорбям и печалям, заставлю все делать с изнурительным напряжением, чтобы эти мучительные труды были для тебя всегдашним вразумлением вести себя скромно и знать свою природу»59.

О нравственном – точнее, безнравственном! – состоянии предпотопного человечества читаем в Библии: «И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время... земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями... ибо всякая плоть извратила путь свой на земле » (Быт.6:5,11,12). Именем земли Писание, по замечанию святителя Иоанна Златоуста, «называет всю совокупность людей. Так как все дела их были земные, то Писание именем земли означает их унижение и крайнюю степень нечестия... Называет их просто землей, показывая и чрезмерность разврата их, и великость гнева Божия»60.

При благоволении Божием к человеку (или к целому народу) истребительные и губительные стихии теряют свою силу и укрощаются (ср.: Прем.16:23,18). «Ибо тварь, служа Тебе, Творцу, устремляется к наказанию нечестивых и утихает для благодеяния верующим в Тебя» (Прем.16:24)61.

Во время исхода евреев из Египта Господь для вразумления египтян насылал казни (вода превращалась в кровь, насылались жабы, мошки, песьи мухи, воспаления с нарывами, град, саранча, осязаемая тьма, поражение первенцев), тогда как израильтяне им вовсе не подвергались.

Столб облачный был мраком и тьмою для египтян, а для израильтян – освещающим светом.

Отроки еврейские в Вавилоне, верные единому Богу, не поклонились золотому истукану на поле Деире и по повелению царя Навуходоносора были брошены в печь, но остались в ней не опаленными от огня и, славя Бога, ходили в печи, как в цветнике62.

И среди львов остался невредимый пророк Божий Даниил, который (по словам тропаря в Неделю святых отец) «львов пастырь, яко овцам, являшеся». Но эти же львы тотчас растерзали брошенных к ним обвинителей пророка из числа идолопоклонников.

Будем помнить, что Господь наш есть Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный (Исх.34:6).

«Саранча, черви, жуки и гусеница, великое войско Мое, которое послал Я на вас» (Иоил.2:25).

Господи! «Твоей руки невозможно избежать, ибо нечестивые, отрекшиеся познать Тебя, наказаны силою мышцы Твоей, быв преследуемы необыкновенными дождями, градами и неотвратимыми бурями и истребляемы огнем» (Прем.16:16).

* * *

35

Адам «сделан владыкою всего существующего» (Прп. Ефрем Сирин, М., 1887. Ч. VI. С. 313).

36

Свт. Василий Великий.. СПб., 1911.Т. I.C. 15–16.

37

«В себе мы носим черты Того, родом Которого должны похваляться; будучи малым миром, мы в то же время представляем собою наместников Бога на земле, чтобы себя и мир представлять Богу и быть живою связью между миром и Богом» (Лютард X. Апология христианства. СПб., 1892. С. 94).

38

«Нравственность, по этимологическому своему значению, – определяет о. И. Янышев, – есть более или менее прочное внутреннее настроение человека, возбуждающее в нем самом известные приятные чувствования и выражающееся в известных действиях или поступках... Более или менее прочное настроение воли человека есть то дерево, о котором Спаситель говорил, что о нем другие могут узнать только по плодам его: «всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые... Итак по плодам их узнаете их» (Мф.7:17–20). Внешние действия, в которых выражается это настроение, и постоянство которых составляет нрав людей, суть плоды добрые или худые, свидетельствующие пред всеми о качестве самого настроения; а чувствования, приятные или неприятные, соединенные с сознанием как настроения собственной воли, так и его выражения в жизни, этот внутренний критерий или признак того, нравственно или безнравственно, хорошо или худо это настроение можно разуметь под тем светильником или оком души, о котором Спаситель говорил, что «если этот светильник погаснет в человеке, или если око потеряет свою чистоту, или даже сам превратится в мрак, сделается тьмою, то какова же будет тьма в человеке?» (ср.: Мф.6:22–23). Янышев И.Л. Православно-христианское учение о нравственности. СПб., 1906. С. 16).

39

В человеческом общежитии следует считать нравственным то, что делается человеком по любви, то есть no-Божьи. Если же в человеке гордость, злоба, нечисть и ложь подавляет и затмевает святые элементы образа Божия, то тогда в человеке вырисовывается образина диавольская, а значит в нем нет и ничего не может быть нравственного.

40

Бл. Феофилакт. Толкование на Новый Завет. СПб., 1911. С. 248. «Под миром разумеет порочных людей, которые не имеют в себе любви Отчей» (Там же, ср.: 1Ин.2:15).

41

Евсевий, арх., Могилевский. Беседы на Первое Соборное Послание апостола Иоанна. СПб., 1880. С. 87, 89.

42

Разумеется, что все, противное сему: гордая, нечестивая мысль, слово ненависти, дело злобное, жизнь во грехах и пороках – удаляют нас от Бога и приближают (точнее, привязывают) нас к диаволу. И только вера наша во Христа Бога, наше покаяние разрывают узы греховные, освобождают от рабства диавольского, и мы спасаемся благодатью Божией.

43

«Всякий раз, как совершаем добродетель, объясняет святитель Иоанн Златоуст, – рождаемся от Бога, потому что «семя Его пребывает в нем » (1Ин.3:9). Семенем называется Дух, Который мы получаем чрез крещение, и Который, пребывая в нас, делает ум наш не допускающим греха. Если же кто не родится от Бога, тот не получает Духа Святого» (Толковая Библия. СПб., 1912. Т. X. С. 327).

44

«Апостол Павел пишет: «Мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены » (Рим.12:5). Тело одно, но имеет различные члены, совершающие различные действия. Так точно и мы, верующие, составляем одно тело во Христе, как Главе, а порознь мы один для другого члены, не только малый для большого, но и большой для малого» (Бл. Феофилакт. Толкование на Новый Завет. СПб., 1911. С.367).

45

Толковая Библия. СПб., 1912. Т. X. С. 35. «Обрати внимание на такую сообщенную в описании подробность: верующие приносили цену проданного к ногам апостолов. Это свидетельствует о великом достоинстве и великом благочестии приносивших; потому что они не дерзали даже отдавать в руки, но полагали при ногах апостолов и делали их господами и распорядителями над приносимым; чтобы издерживаться как бы не из своего, а как бы из общего. А это и давших избавляло от тщеславия, и получившим представляло двоякую радость – облегчение бедности и освобождение от стыда» (Бл. Феофилакт. Толкование на Новый Завет. СПб., 1911. С.54).

46

Иоанн, еп. Письма о вечном и временном. Нью-Йорк, 1960. С. 167.

47

Франк С.Л. С нами Бог. Париж, 1964. С. 180.

48

Сщмч. Игнатий Богоносец. Магн. V.

49

Богочеловечность человека обнаруживается, таким образом, одновременно в двух своих соотносительных аспектах – и в том, что каждая человеческая личность сама по себе, будучи образом Самого Бога, есть святыня, и в том, что человек имеет истинный смысл своего существа и бытия в служении Святыне» [Франк С.Л. С нами Бог. Париж, 1964. С. 203, 205).

50

«Современные безбожники, отрицая религию, борясь с нею, не могут все-таки остаться совсем без религии, так как преклонение перед Высшим вложено в природу человека. И они невольно создают жалкую имитацию религии – поклонение вождям (святые), даже их праху (мощи), религиозное поклонение перед своим учением (Евангелие), то есть подменяют вечное и прекрасное своим временным и бездарным, но идущим от той же потребности, которую они заглушить в себе не могут. Подмена истинной религии ложной приводит их в духовный тупик, так как их религия духа не питает, а религиозная потребность внешне, как будто, удовлетворена» (Ельчанинов А., свящ. Записи. Париж. С. 99).

51

«Под подражанием Спасителю следует понимать не копирование так сказать Его поступков и повторение Его слов, а самодеятельное, с помощью благодати Божией, постепенное созидание в себе (назидание) тех же внутренних свойств, которыми в недосягаемом для нас совершенстве обладал Спаситель мира. «В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе » (Фил.2:5) – вот в каком смысле Иисус Христос есть образец нравственного добра и предмет подражания для христианина!» (Янышев И.Л., протопресв. Православно-христианское учение о нравственности. СПб., 1906. С. 309). Вот что записано в Большой Советской энциклопедии о коммунистической морали: «Отвечая коренным интересам человека (поставим вопрос: интересам какого человека: забулдыги, развратника, бандита, партийного бюрократа или священника?– M.T.), коммунистическая мораль в своем действительном осуществлении опирается на собственную сознательность людей... предполагает глубокую убежденность каждого в справедливости и гуманности исповедуемых им принципов» (БСЭ. М., 1974. Т. XVI. С. 561). Но, скажем, ведь у каждого человека убежденность «в справедливости и гуманности» будет своя, а именно: иная у бандита, иная у развратника, иная у того, кто стремится подражать Христу Спасителю, а потому и сознание будет иным, а стало быть различна и мораль, поскольку для нее нет единого, общего для всех людей идеального образца.

52

Свт. Феофан. Толкование первых восьми глав Послания к Римлянам. М., 1890. С. 159,154, 155.

53

Язычники несомненно более нравственны, нежели безбожники. «Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14–15).

54

«Толковая Библия. СПб., 1913.Т. II. С. 397.

55

Франк С.Л. С нами Бог. Париж, 1964. С. 257.

56

«Употребление одежд пусть непрестанно напоминает нам о потерянных благах и о том наказании, которое постигло человеческий род за преслушание» (Свт. Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1898. Т. IV. Кн. I. С. 157). «Стыд есть ощущение действительного или воображаемого, но приметного недостатка возможного совершенства или красоты... Обыкновение стыда есть желания скрываться; но сие желание свойственно делам тьмы, а не делам света... Из сего видно, что нагота первых человеков есть такое состояние, в котором они, ходя во свете и истине, ничего не имели скрывать от Бога и своей совести, и что наша одежда есть памятник грехопадения. Стыдливость – род покаяния, а бесстыдство – нераскаянности изакоснения» (Свт. Филарет, митр. (Дроздов). Записи на книгу Бытия. СПб., 1816. С. 78).

57

В начале ради человека «земля получила благословение. Будучи сотворен владыкою твари, он в своем падении увлекает за собою все свое владычество» (Свт. Филарет, митр. (Дроздов). Записи на книгу Бытия. СПб., 1816. С. 108).

58

Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Псалом 3

59

Свт. Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1898. Т. IV. Кн. I. С. 152. Земле, проклятой в делах Адамова преслушания, человек «должен возвращать благословение делами послушания и смирения» (Свт. Филарет, митр. (Дроздов). Записи на книгу Бытия. СПб., 1816. С. 117).

60

Свт. Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1898. Т. IV. Кн. I. С. 228.

61

«Следует знать, что все печальные – угрожающие нам случаи по отношению к тем, которые принимают их с благодарность, навлекаются для их спасения и неприменно бывают доставляющими пользу» (Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. СПб., 1894. С. 114).

62

«Пещь иногда огненная в Вавилоне действа разделяша, Божиим велением халдеи опаляющая, верные же орашающая, поющыя: благословите вся дела Господня Господа» (Октоих. В неделю утра глас 7, песнь 8).


Источник: Москва, 1999

Комментарии для сайта Cackle