священник Стефан Остроумов

Разбор сведений Евсевия Кесарийского и блаженного Иеронима Стридонского о греческих апологетах христианства второго века

Содержание

Предисловие

Глава первая. Кодрат и Аристид Глава вторая. Диспут Язона и Паписка Глава третья. Св. Иустин Мученик Глава четвертая. Мелитон, епископ сардийский Глава пятая. Татиан апологет Глава шестая. Клавдий Аполлинарий, епископ иерапольский Глава седьмая. Мильтиад Глава восьмая. Феофил, епископ антиохийский Глава девятая. Мученик Аполлоний Заключение  

 
Предисловие

Немецкая церковно-историческая наука обогатилась в последнее время многими капитальными трудами, посвященными изучению древне-христианской письменности. Эта область науки, несмотря на тот интерес, который она имеет для историка, оставалась до сих пор мало разработанной. Но можно надеяться, что тьма, так долго царившая над этой областью историческаю ведения, скоро рассеется, благодаря усилиям ученых исследователей, и церковные писатели первых веков христианства – наши учители восстанут перед нами не как бледные тени, но как живые исторические типы.

Между трудами, посвященными изучению христианской письменности первых веков, – трудами Т. Отто, Т. Цана, Ад. Гильгенфельда, М. Эниельгардта, Дембовского и некоторых других, – ближайшее отношение к нашему исследованию имеет труд немецкого теолога, профессора Гессенского Университета Адольфа Гарнака, носящий заглавие: „Die Ueberlieferung der griechischen Apologeten des zweiten Jahrhunderts in der alten Kirche und im Mittelalter”, т. е. „Древнецерковное и средневековое предание о греч. апологетах II-го века»1 .

О потребности и задаче этою исследования Гарнак в предисловии к нему говорит следующим образом: „На этих страницах сделана попытка ответить на вопросы, решение которых должно предшествовать изучению древнейших христианских aпологий. Здесь раскрывается и излагается история предания (об апологетах). С 17-го в. мы имеем не мало самостоятельных исследований в этой области. Но всякому известно, что изыскания в этой области не настолько подвинулись, чтобы можно было теперь на основании выработанного составить для истории древне-христианской литературы главу под заглавием: „Греческие апологеты». Цель здесь помещенных исследований была бы достигнута, если бы, благодаря им, наука, хотя бы на один шаг, подвинулась к осуществлению столь желательной истории литературы»2.

Сочинение Гарнака распадается на две главы. В первой трактуется „о рукописном предании апологий в Средние Века». Некоторые рукописи, содержания сочинения апологетов, автор сам пересмотрел и описал, но для некоторых воспользовался описанием проф. Т. Отто3. Главнейшие результаты, к которым пришел Гарнак в первой главе своего исследования об апологетах – следующие. Кодекс Parisinus 471 есть древнейший апологетический кодекс. Он составлен Баном (Baanes) в 914 г. для ученого архиепископа Кесарийского Арефы (Arethas), и содержит в себе собрание апологетических сочинений до времени Евсевия Кесарийского. Хотя этот кодекс и не свободен от ошибок, но в нем нет преднамеренных искажений текста4. Точно определить время появления второго по древности кодекса Arpentoratensis 9 – невозможно; Отто колеблется между XIII и XIV в. Этот кодекс обращает на себя внимание тем, что в нем одном сохранилось „Увещание к грекам”, – апология неизвестного автора, но несомненно древнего происхождения5. Третий кодекс Parisinus 470 составлен в 1764 г. Он содержит множество псевдоиустиновых сочинений. Текст его сильно испорчен6. От этих трех кодексов происходит все, дошедшие до нас рукописи сочинений апологетов II в., за исключением книг Феофила, епископа Антиохийского, к Автолику. Предание о Феофиле совершенно отделено от предания о других апологетах. Старейшая рукопись, в которой находим книги к Автолику, – кодекс Marcianus 496, составленный в XI в.7.

Рукописи „Речи» Татиана не восходят далее XI в. Но от проницательности Гарнака не ускользнуло то обстоятельство, что „Речь” первоначально находилась в кодексе Арефы, архиепископа Кесарийского8.

Таково содержит первой главы исследования Гарнака.

Во второй главе ученый критик разбирает сведения древних и средневековых писателей о греческих апологетах II в., указывает на первоисточники этих сведений и определяет степень их достоверности. Здесь Гарнак рассматривает предания о св. Кодрате и Аристиде, о „Диспуте Язона и Паписка», о св. Иустине Мученике, и Афинагоре, о Татиане, об Аполлинарии, Мелитоне, Мильтиаде и Феофиле. С содержанием и характером этой второй главы сочинения Гарнака мы познакомимся в своем месте. Теперь же скажем только, что Гарнак признает „Церковную Историю» Евсевия „основным источником (die grundlegende Quelle) для uсmopuu предания о греческих апологетах II в.»9. Писатели, жившие после Евсевия, почерпали свои сведения преимущественно из „Церковной Истории». Это общее положение Гарнак подтвержает целым рядом доказательств.

Мнения Гарнака по большей части блещут новизной и оригинальностью и идут часто в разрез с общепринятыми мнениями. На каждой странице исследования ученого критика щедрой рукой разбросаны замечания, догадки и гипотезы, обнаруживающие остроумие, проницательность и огромную эрудицию Гарнака. Труд Гарнака представляет богатый вклад даже и в такую, изобилующую историко-богословскими исследованиями, литературу, какова литература немецкая.

Разумеется, Гарнак не свободен от ошибок и увлечений, которые, по мере надобности, и будут указаны в нашем сочинении. Как ни учен, как ни проницателен Гарнак, но errare humanuni est (человеку свойственно ошибаться), и никакая ученость не освобождает от этой печальной необходимости.

Задачи нашего исследования по своему объему гораздо уже задач исследования Гарнака. Немецкий ученый трактует о церковном предании о греч. апологетах II в. во всем его объеме: он исследует предание древнецерковное, византийское и средневековое, восточное и западное. Мы же ограничиваемся сведениями Евсевия Кссарийского и блаж. Иеронима10. Причина, почему мы из всего предания о греч. апологетах II в. избираем для изучения только сведения двух историков IV в., заключается в том, что Евсевий и бл. Иероним были, так сказать, родоначальниками предания об апологетах. Правда, это предание существовало и до Евсевия, но тогда оно представляло только краткие, случайные и разбросанные заметки. У Евсевия и бл. Иеронима мы впервые находим более или менее полные известия почти о всех греч. апологетах II в. – Позднейшее предание мало ценного прибавило к сведениям Еввсвия и бл. Иеронима. Оно почерпало почти все свои сведения от этих двух писателей, причем предание восточной церкви более руководилось Евсевием, а западной – бл. Иеронимом. Таким образом, сведения этих писателей нужно признать важнейшими в истории вселенского предания о греч. Апологетах II в. Поэтому на эти сведения должно быть обращено особенное внимание исследователя.

* * *

1

Это исследование напечатано в сборнике, издаваемом самим автором при сотрудничества Оскара Ф. Гебгардта: „Texte und Unter-suchungen zur Geschichte der altchristlichen Literatur», i Band. Heft i und 2. Leipzig, 1882. Мы будем цитовать это сочинение под сокращенным заглавием: „Apologeten».

2

„Apologeten». S. V.

3

Ibidem.

4

Ibidem. SS. 24–36.

5

Ibidem. SS. 79–85. В кодексе эта апология приписана св. Иустину Мученику

6

Ib. SS. 79–85.

7

Ib. S. 72.

8

Ib. S. 1 – 36.

9

Ib. S. 98.

10

Память бл. Иеронима на западе празднуется 30 сент., на Востоке 15-го июня. Восточная церковь кроме того, чтит бл. Иеронима, как учителя воздержания, еще в сырную субботу.


Источник: Москва. Типографія Э. Лисснеръ и Ю. Романъ, Арбатъ, д. Платонова. 1886. От Совета Московской Духовной Академии печатать дозволяется. Москва, Марта 19 дня, 1886 года. Академии Ректор протоиерей С. Смирнов.

Комментарии для сайта Cackle